Принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда кас

Обновлено: 16.08.2022

С 15 сентября 2015 года дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов, рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ), введенным в действие Федеральным законом от 08.03.2015 № 22-ФЗ.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» к административным делам, рассматриваемым по правилам КАС РФ, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.

Пунктом 7 статьи 6 КАС РФ в качестве одного из основных принципов административного судопроизводства закреплен принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда.

Законодателем заявлен сложный симбиоз двух основополагающих принципов судопроизводства, что в итоге должно идти на пользу лицам, защищающим свои права в административном процессе [1] .

Принимая во внимание специфику публичного правоотношения, где гражданин (организация) выступает наиболее слабой стороной по отношению к субъекту, наделенному административными и иными публично-властными полномочиями, представляется обоснованным вывод о том, что в административном судопроизводстве «суд ни в правовом, ни в этическом аспекте не имеет права на занятие пассивной позиции» [2] .

С учетом переноса бремени доказывания по рассматриваемой категории дел на государственный, в данном случае - налоговый орган, собственно активная роль суда при буквальном прочтении определена как инициатива по истребованию доказательств и правильное применение законов [3] .

В контексте фактической асимметрии между сторонами административно-процессуальных отношений это определяет особую ценность активной роли суда в процессе, призванную компенсировать дефицит возможностей административного истца по реализации процессуальных прав на диспозитивной основе. Более того, особенности административного судопроизводства могут оправдывать введение определенных ограничений принципа диспозитивности в целях оптимально сбалансированного обеспечения публичных и частных интересов [4] .

Активная роль суда в административном судопроизводстве не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее об отступлениях от конституционных требований состязательности сторон судебного процесса, предъявляемых к законодательной регламентации реализации права на судебную защиту, поскольку в ее основе лежат объективно значимые обстоятельства, предопределяемые самим характером публично-правовых отношений [5] .

Применительно к налоговым спорам суды также неоднократно указывали, что налоговые органы при вынесении решений по результатам проверок не вправе, а обязаны истребовать документы, подтверждающие правильность позиции налогоплательщика.

Так, в определении от 12.07.2006 № 267-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. При осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более - обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.

В случае неисполнения налоговым органом своей обязанности по получению доказательств, эта обязанность в соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» возлагается на суд, который для полного и всестороннего установления всех фактических обстоятельств по административному делу выявляет и истребует по собственной инициативе доказательства в целях правильного разрешения спора (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса). Пункт 6 части 3 статьи 135 КАС РФ прямо указывает на обязанность суда оказывать содействие лицам, не обладающим властными и иными публичными полномочиями, содействие в представлении доказательств и истребовать их, в том числе по своей инициативе.

В степени активности суда заключается отличие административного судопроизводства от гражданского,

где в силу пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Роль суда в административном судопроизводстве, как указывает Балашов А.Н. [6] , не должна сводиться к пассивному наблюдению за деятельностью сторон, а заключается в создании необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; в возможности и обязанности осуществления деятельности по сбору доказательств.

Таким образом, для административного судопроизводства характерен принцип судебного руководства, позволяющий суду самостоятельно получить необходимые доказательства и установить истину по делу.

Принцип судебного руководства, закрепленный в части 2 статьи 14 КАС РФ, дополняет принцип состязательности и равноправия сторон, являющийся основополагающим конституционным принципом отправления правосудия (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации).

На основании статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек, чьи права и свободы нарушены, должен иметь право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации [7] , по смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, то есть законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

К числу наиболее важных и значимых для налогоплательщика мер следует отнести истребование судом по собственной инициативе доказательств, которые могут подтвердить невиновность налогоплательщика, поскольку гражданин (организация) как более слабая сторона процесса зачастую не имеет процессуальных возможностей и достаточного опыта для обеспечения самостоятельной эффективной защиты своих прав в споре с налоговыми органами.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.1995 № 7-П и от 13.06.1996 № 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Из данной позиции, конкретизированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в постановлении от 28.10.1999 № 14-П, определении от 18.04.2006 № 87-О, определении от 12.07.2006 № 267-О, вытекает, что гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Проводя аналогию с позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267-О, суд, рассматривая налоговые споры по КАС РФ не вправе, а обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию и документы, что соответствует конституционно-правовому смыслу норм части 1 статьи 63, пункта 6 части 3 статьи 135, частям 8, 12 статьи 226, части 1 статьи 306 КАС РФ.


[1] Яковлева А.П. Состязательность административного судопроизводства и активная роль суда // Вестник Поволжского института управления. 2015. № 6. С. 111

Подборка наиболее важных документов по запросу Состязательность кас (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Состязательность кас

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 45 "Права и обязанности лиц, участвующих в деле" КАС РФ "Изложенное свидетельствует о существенном нарушении судом норм процессуального права, лишении истца права на судебную защиту, гарантированного ему статьей 46 Конституции РФ, процессуальных прав, предусмотренных статьей 45 КАС РФ, а также указывает на нарушение закрепленного в статье 6 КАС РФ принципа состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства, несоздание условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств по делу."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 63 "Истребование доказательств" КАС РФ "Доказывание по административным делам осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства при активной роли суда (пункт 7 статьи 6 и часть 1 статьи 14 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации). Данный принцип выражается в том числе в принятии судом предусмотренных Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения административного дела (часть 2 статьи 14, часть 1 статьи 63, части 8 и 12 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Состязательность кас

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Активная роль суда в административном судопроизводстве
(Августина И.Д.)
("Российский судья", 2021, N 1) Особенностью российского административного процесса является сочетание следственной модели с состязательностью. Законодатель объединил в единый принцип различные по содержанию начала, закрепив в ст. ст. 6, 14 КАС РФ принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации: пять лет в действии
(Опалев Р.О.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2020, N 12) 1. Существенная особенность административного судопроизводства находит свое отражение в закрепленном п. 7 ст. 6 КАС РФ принципе состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства при активной роли суда.

Нормативные акты: Состязательность кас

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2020)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.06.2020) С учетом закрепленного в Кодексе административного судопроизводства Российской Федерации принципа состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства при активной роли суда, суду следует принимать меры к установлению обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у названного выше лица объективной возможности в установленном порядке своевременно отказаться от статуса индивидуального предпринимателя.

1. Административное судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным процессом, разъясняет каждой из сторон их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения сторонами процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия и принимает предусмотренные настоящим Кодексом меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела.

3. Стороны пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду своих доводов и объяснений, осуществление иных процессуальных прав, предусмотренных настоящим Кодексом. Сторонам обеспечивается право представлять доказательства суду и другой стороне по административному делу, заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения административного дела вопросам, связанным с представлением доказательств.

Комментарий к ст. 14 КАС РФ

Положения ст. 14 КАС РФ, определяющие содержание такого принципа административного судопроизводства, как состязательность и равноправие сторон, основаны на норме ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, устанавливающей, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данное конституционное положение воспроизведено в ч. 7 ст. 5 Закона 2011 г. о судах общей юрисдикции в качестве одного из принципов деятельности судов общей юрисдикции: рассмотрение дел в судах общей юрисдикции осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Закон 1996 г. о судебной системе принцип состязательности и равноправия сторон не упоминает.

В ч. 1 ст. 14 КАС РФ применительно к административному судопроизводству воспроизведено приведенное положение ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Таким же образом данное конституционное положение воспроизведено в ч. 1 ст. 12 "Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон" ГПК РФ, а также в ч. 1 ст. ст. 8 "Равноправие сторон" и 9 "Состязательность" АПК РФ.

Положения ч. 2 ст. 14 КАС РФ закреплены в т.ч. по аналогии с ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, устанавливающей, что суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Подобные положения установлены и в ч. 3 ст. 9 АПК РФ. В то же время в ст. 14 КАС РФ не вошли положения, аналогичные следующим содержащимся в ч. 2 указанной статьи АПК РФ: лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства; каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств; лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Разработчиками проекта КАС РФ отмечалось, что в целях обеспечения в административном судопроизводстве надлежащей состязательности и равноправия сторон, занимающих неравное положение в публичных правоотношениях и располагающих в связи с этим не вполне равнозначными возможностями в доказывании обстоятельств по административному делу, в данном Кодексе делается акцент на активную роль суда при разрешении дела; к примеру, при необходимости суд вправе сам истребовать доказательства, а при проверке законности нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) суд вправе выйти за пределы оснований и доводов заявленных требований.

В положениях ч. 3 ст. 14 КАС РФ прослеживаются аналогии с положениями ч. ч. 2 и 3 ст. 8 АПК РФ, которыми предусмотрено следующее: стороны пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление арбитражному суду своих доводов и объяснений, осуществление иных процессуальных прав и обязанностей, предусмотренных данным Кодексом (ч. 2); арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон (ч. 3).

Как разъяснялось в п. 10 Постановления Пленума ВС России от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", в силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств; при рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств; вместе с тем суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства; в случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств.

Пункт 24 Постановления Пленума ВС России 2016 г. N 36 содержит следующие разъяснения: доказывание по административным делам осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон при активной роли суда (п. 7 ст. 6, ст. 14 КАС РФ); указанный принцип выражается в т.ч. в принятии предусмотренных КАС РФ мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения дела (ч. 1 ст. 63, ч. ч. 8, 12 ст. 226, ч. 1 ст. 306 Кодекса).

"КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 8 МАРТА 2015 Г. № 21-ФЗ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 2-Е ИЗДАНИЕ, ДОПОЛНЕННОЕ И ПЕРЕРАБОТАННОЕ

Принципами административного судопроизводства являются:

1) независимость судей;

2) равенство всех перед законом и судом;

3) законность и справедливость при рассмотрении и разрешении административных дел;

4) осуществление административного судопроизводства в разумный срок и исполнение судебных актов по административным делам в разумный срок;

5) гласность и открытость судебного разбирательства;

6) непосредственность судебного разбирательства;

7) состязательность и равноправие сторон административного судопроизводства при активной роли суда.

Комментарий к ст. 6 КАС РФ

В ст. 6 КАС РФ перечислены принципы административного судопроизводства. Как отмечалось разработчиками проекта данного Кодекса, эти принципы основываются на нормах международного права, в т.ч. на положениях Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и на конституционных положениях об обеспечении судебной защиты нарушенных прав и свобод каждого, даже если нарушение допущено "лицами, действовавшими в официальном качестве", а также об общих принципах правосудия; при подготовке проекта учитывался опыт правового регулирования административного судопроизводства в других государствах.

Положения ст. 6 КАС РФ основываются (по крайней мере должны основываться) на следующих положениях ст. 5 Закона 2011 г. о судах общей юрисдикции, которыми определены принципы деятельности судов общей юрисдикции:

- правосудие в России осуществляется только судом (ч. 1);

- никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде общей юрисдикции и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено данным Законом и федеральными законами (ч. 2);

- все равны перед судом. Суды не отдают предпочтение каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признаку их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим не предусмотренным федеральным законом основаниям (ч. 3);

- суды общей юрисдикции осуществляют судебную власть независимо от законодательных и исполнительных органов государственной власти. В России не могут издаваться законодательные и иные нормативные правовые акты и осуществляться действия (бездействие), отменяющие или умаляющие независимость судов и судей (ч. 4);

- разбирательство дел в судах общей юрисдикции открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается только в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 5);

- рассмотрение дел в судах общей юрисдикции очное. Заочное производство допускается только в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 6);

- рассмотрение дел в судах общей юрисдикции осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 7);

- вступившие в силу судебные акты судов общей юрисдикции, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и иные обращения являются обязательными для всех федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных служащих, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ (ч. 8).

ГПК РФ не содержит самостоятельной статьи, определяющей перечень принципов гражданского судопроизводства, но этот перечень следует из наличия следующих статей гл. 1 "Основные положения" данного Кодекса:

ст. 5 "Осуществление правосудия только судами";

ст. 6 "Равенство всех перед законом и судом";

ст. 6.1 "Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления";

ст. 8 "Независимость судей";

ст. 10 "Гласность судебного разбирательства";

ст. 12 "Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон";

ст. 13 "Обязательность судебных постановлений".

Закон 1996 г. о судебной системе также не определяет перечень принципов судопроизводства. Глава же 1 "Основные положения" данного Закона включает в себя в т.ч. следующие статьи:

ст. 5 "Самостоятельность судов и независимость судей";

ст. 6 "Обязательность судебных постановлений";

ст. 7 "Равенство всех перед законом и судом";

ст. 9 "Гласность в деятельности судов".

"КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 8 МАРТА 2015 Г. № 21-ФЗ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 2-Е ИЗДАНИЕ, ДОПОЛНЕННОЕ И ПЕРЕРАБОТАННОЕ

С 15 сентября 2015 года дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов, рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ), введенным в действие Федеральным законом от 08.03.2015 № 22-ФЗ.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» к административным делам, рассматриваемым по правилам КАС РФ, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.

Пунктом 7 статьи 6 КАС РФ в качестве одного из основных принципов административного судопроизводства закреплен принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда.

Законодателем заявлен сложный симбиоз двух основополагающих принципов судопроизводства, что в итоге должно идти на пользу лицам, защищающим свои права в административном процессе [1] .

Принимая во внимание специфику публичного правоотношения, где гражданин (организация) выступает наиболее слабой стороной по отношению к субъекту, наделенному административными и иными публично-властными полномочиями, представляется обоснованным вывод о том, что в административном судопроизводстве «суд ни в правовом, ни в этическом аспекте не имеет права на занятие пассивной позиции» [2] .

С учетом переноса бремени доказывания по рассматриваемой категории дел на государственный, в данном случае - налоговый орган, собственно активная роль суда при буквальном прочтении определена как инициатива по истребованию доказательств и правильное применение законов [3] .

В контексте фактической асимметрии между сторонами административно-процессуальных отношений это определяет особую ценность активной роли суда в процессе, призванную компенсировать дефицит возможностей административного истца по реализации процессуальных прав на диспозитивной основе. Более того, особенности административного судопроизводства могут оправдывать введение определенных ограничений принципа диспозитивности в целях оптимально сбалансированного обеспечения публичных и частных интересов [4] .

Активная роль суда в административном судопроизводстве не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее об отступлениях от конституционных требований состязательности сторон судебного процесса, предъявляемых к законодательной регламентации реализации права на судебную защиту, поскольку в ее основе лежат объективно значимые обстоятельства, предопределяемые самим характером публично-правовых отношений [5] .

Применительно к налоговым спорам суды также неоднократно указывали, что налоговые органы при вынесении решений по результатам проверок не вправе, а обязаны истребовать документы, подтверждающие правильность позиции налогоплательщика.

Так, в определении от 12.07.2006 № 267-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. При осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более - обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.

В случае неисполнения налоговым органом своей обязанности по получению доказательств, эта обязанность в соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» возлагается на суд, который для полного и всестороннего установления всех фактических обстоятельств по административному делу выявляет и истребует по собственной инициативе доказательства в целях правильного разрешения спора (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса). Пункт 6 части 3 статьи 135 КАС РФ прямо указывает на обязанность суда оказывать содействие лицам, не обладающим властными и иными публичными полномочиями, содействие в представлении доказательств и истребовать их, в том числе по своей инициативе.

В степени активности суда заключается отличие административного судопроизводства от гражданского,

где в силу пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Роль суда в административном судопроизводстве, как указывает Балашов А.Н. [6] , не должна сводиться к пассивному наблюдению за деятельностью сторон, а заключается в создании необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; в возможности и обязанности осуществления деятельности по сбору доказательств.

Таким образом, для административного судопроизводства характерен принцип судебного руководства, позволяющий суду самостоятельно получить необходимые доказательства и установить истину по делу.

Принцип судебного руководства, закрепленный в части 2 статьи 14 КАС РФ, дополняет принцип состязательности и равноправия сторон, являющийся основополагающим конституционным принципом отправления правосудия (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации).

На основании статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек, чьи права и свободы нарушены, должен иметь право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации [7] , по смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, то есть законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

К числу наиболее важных и значимых для налогоплательщика мер следует отнести истребование судом по собственной инициативе доказательств, которые могут подтвердить невиновность налогоплательщика, поскольку гражданин (организация) как более слабая сторона процесса зачастую не имеет процессуальных возможностей и достаточного опыта для обеспечения самостоятельной эффективной защиты своих прав в споре с налоговыми органами.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.1995 № 7-П и от 13.06.1996 № 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Из данной позиции, конкретизированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в постановлении от 28.10.1999 № 14-П, определении от 18.04.2006 № 87-О, определении от 12.07.2006 № 267-О, вытекает, что гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Проводя аналогию с позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267-О, суд, рассматривая налоговые споры по КАС РФ не вправе, а обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию и документы, что соответствует конституционно-правовому смыслу норм части 1 статьи 63, пункта 6 части 3 статьи 135, частям 8, 12 статьи 226, части 1 статьи 306 КАС РФ.


[1] Яковлева А.П. Состязательность административного судопроизводства и активная роль суда // Вестник Поволжского института управления. 2015. № 6. С. 111

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: