Принцип работы судов на подводных крыльях

Обновлено: 01.12.2022

При сравнении водных средств с другими общественными видами транспорта (автомобильным, железнодорожным и воздушным) выясняется, что они отличаются следующими основными признаками: более дешевы и экономичны, но имеют относительно малую скорость. Если первый признак является важным преимуществом, то второй представляет собой очевидный недостаток. Сравним средние скорости отдельных транспортных средств: средней скоростью автомобильного транспорта, например, считается 60—80 км/ч; аналогичные скорости имеет железнодорожный транспорт. У воздушного транспорта средняя скорость составляет 500—800 км/ч, причем верхняя граница все больше повышается (так же, как на железной дороге). Если принять среднюю скорость судна 15—16 уз, очевидно, что эта довольно значительная для судна скорость в два-три раза меньше, чем у автомобильного или железнодорожного транспорта, не говоря уже о воздушном. Одной из возможностей значительно повысить скорость является резкое уменьшение сопротивления движению за счет подъема корпуса судна из воды. Это решение технически относительно просто. Здесь используются принципы, которые позволяют летать самолетам, более тяжелым, чем воздух. На быстро движущиеся в потоке воздуха несущие поверхности особого профиля действует так называемая аэродинамическая сила (2 на рисунке), которую можно разложить на силу сопротивления 1 и подъемную силу 3. Последняя и обусловливает подъем самолета. Но для этого необходимы либо очень большие скорости, либо очень большие площади поверхностей (крыльев). Если средой служит вода, которая значительно плотнее, чем воздух, то для подъема корпуса судна из воды требуются значительно меньшие площади крыльев и значительно меньшие скорости; последние составляют на практике 15—20 уз.


Суда на подводных крыльях

а - морское СПК для людей и автомобилей, b - СПК типа Ракета, c - СПК типа Метиор, d - СПК типа спутник, e - распределение давления и сил на крыле, f - полностью погруженные крылья, g - этажерчатые крылья, h - ложкообразные крылья, i - бочкообразные крылья 1 - сила сопротивления, 2 - аэродинамическая сила, 3 - подъемная сила, 4 - разрежение на верхней поверхности крыла, 5 - избыточное давление на нижней поверхности, 6 - направление движения, 7 - набегающий поток

Так возникла новая группа водных средств передвижения, которые называются судами на подводных крыльях. Судно на подводных крыльях (СПК) во время стоянки или при малой скорости находится в воде в соответствии с законами гидромеханики; сопротивление движению судна возрастает пропорционально третьей степени скорости. Одновременно с увеличением скорости возрастает подъемная сила, действующая на поверхности подводных крыльев. Она добавляется к силе поддержания, и корпус судна поднимается. Благодаря этому площадь смоченной поверхности становится меньше, уменьшается также общее сопротивление воды, судно получает более сильное ускорение, подъемная сила становится еще больше и, наконец, весь корпус судна выходит из воды. СПК имеют пока еще очень ограниченные размеры и служат исключительно для пассажирских перевозок в закрытых водоемах, небольших морских проливах и прибрежных районах. Водоизмещение СПК практически не превышает 250 т, скорости достигают 150 км/ч.

Сравнительно недавно начали использовать еще один способ уменьшения сопротивления - скольжение на так называемой воздушной подушке. Принцип действия судов на воздушной подушке (СВП) показан на рисунке ниже. Газовая турбина 10 приводит во вращение вентилятор 15 и одновременно воздушные винты 5. Воздух подсасывается через приемные отверстия на верхней палубе и под определенным давлением нагнетается под плоское днище судна. Так как под днищем находится «камера», образованная гибким ограждением 17, возникает воздушная подушка, которая приподнимает судно. Для создания воздушной подушки применяют камерный, сопловой и комбинированный принципы.


Суда на воздушной подушке

а - продольный разрез СВП, b,c,d - варианты СВП, e - камерная схема образования воздушной подушки, f - сопловая схема образования воздушной подушки; 1 - кабина пилота, 2 - радар, 3 - вход воздуха, 4 - поворотные пилоны, 5 - воздушные винты, 6 - главные приводные валы, 7 - приводной вал, 8 - коническая шестеренчатая передача, 9 - стабилизатор, 10 - турбина, 11 - подача воздуха в подушку, 12 - грузовой люк, 13 - пассажирское помещение, 14 - редуктор, 15 - воздухонагнетатель, 16 - воздушная подушка, 17 - гибкое ограждение

В качестве движителей используют воздушные винты, воздушно-реактивные движители, гребные винты и водометные движители. Управляемость СВП так же как и у самолетов, обеспечивается стабилизаторами 9 с воздушными рулями. СВП по сравнению с судами на подводных крыльях имеют одно существенное преимущество: они могут двигаться - как над водой, так и над землей. На практике СВП используются в основном как быстроходные паромы со скоростями от 120 до 150 км/ч для перевозки пассажиров и автомашин в проливах и каналах. При подходе к берегу они выходят на сушу (например, на бетонную посадочную площадку); пассажиры и автомобили покидают паром через откидывающиеся аппарели. Жители и гости Москвы могут увидеть настоящие, морское, военное судно на воздушной подушке посетив музей ВМФ на берегу Химкинского водохранилища в парке "сев. Тушино". Добраться туда можно доехав до метро Сходненская, далее пешком (7 минут) по Химкинскому бульвару, перейти через улицу Свободы и войти в парк. Там же можно увидеть и другие интересные морские экспонаты - подводную лодку и экраноплан "Орленок"

Концепция подводных крыльев, которая позволила резко увеличить скорость судов, была предложена еще в XIX веке. С тех пор эта конструкция, воплощенная в тысячах кораблей, прошла долгий путь и сейчас широко применяется в судостроении.

Суда на подводных крыльях: 150 лет истории

Еще в 1869 году парижанин Эммануэль Дени Фарко получил патент с формулой: «Закрепление на бортах и днище судна наклонных плоскостей или клиновидных элементов, каковые при движении судна вперед будут приподнимать его в воде и таким образом снижать лобовое сопротивление». В последовавшие годы было оформлено множество патентов, касавшихся тех или иных способов поднять судно (полностью или частично) над водой, с тем чтобы повысить его скорость или улучшить поведение на волне. Граф де Ламбер, российский гражданин, проживавший в Версале, подал заявку на патент в 1891 году. Он укрепил несколько независимо регулирующихся крыльев (поднимающих плоскостей) по бортам судна, которые по мере роста скорости должны были приподнимать судно над водой. Впрочем, само расположение этих примитивных крыльев в принципе не давало возможности полностью поднять судно над поверхностью воды.

Но настоящая история подводного крыла начинается с итальянского инженера Энрико Форланини. Работы с подводным крылом он начал в 1898 году, и серия модельных испытаний позволила ему вывести математические закономерности. Опираясь на формулы, он приступил к проектированию и строительству полномасштабного судна. Конструкции Форланини отличались «ступенчатым» расположением крыльев. Эксперименты с моделями показали, что подъемная сила пропорциональна квадрату скорости — таким образом, при росте скорости требовалась меньшая площадь крыльев. «Ступенчатая» схема была придумана именно для того, чтобы обеспечить автоматическое уменьшение площади. Экспериментальное судно весило около 1200 кг, на нем стоял 60-сильный двигатель, который приводил в движение два вращающихся в противоположных направлениях воздушных винта. Расчетная скорость судна составляла 90 км/ч, но во время испытаний на озере Маггиоре в Италии в 1906 году была достигнута скорость 68 км/ч.

Самую большую известность ранние эксперименты с подводными крыльями принесли одному американцу, проживавшему в Канаде. Это был Александр Грэхем Белл. Вместе с Фредериком У. (Кейси) Болдвином и Филипом Л. Родесом он разработал и построил несколько судов на подводных крыльях, включая HD-4, оснащенный двумя двигателями Liberty. 9 сентября 1919 года это судно установило официальный рекорд скорости, показав 114 км/ч. Позднее для улучшения ходовых качеств HD-4 в конструкцию было внесено много изменений, однако этот рекорд так и остался официально не превзойденным.

Начальный этап истории судов на подводных крыльях будет неполным, если не отдать должное гению барона Ханса фон Шертеля. Эксперименты «Барона» (так его называли друзья) с судами на подводных крыльях начались в 1927 году. То, что суда на подводных крыльях из ненадежной, неустойчивой экзотической игрушки, способной бегать только «по гладкой воде», превратились в современные безопасные, эффективные, скоростные средства передвижения, — это во многом заслуга фон Шертеля.

Тем временем интерес к судам на подводной подушке снова проснулся в Канаде, и на озере Массауиппи в штате Квебек построили 15-метровый пятитонный катер, основанный на последних проектах Болдуина. После нескольких демонстрационных испытаний при достаточно бурной погоде судно перевезли в Военно-морской исследовательский институт, где оно получило официальное имя R-100. Впрочем, неофициальное имя — «Массауиппи» — использовалось гораздо чаще. Эксперименты с R-100 были сочтены успешными, и канадское правительство решило финансировать постройку еще одного экспериментального судна компанией Saunders-Roe в Англии. R-103 водоизмещением 17 тонн имел алюминиевый корпус (R-100 был полностью деревянным), наборные крылья и стойки из листового алюминия, приклепанные к алюминиевым нервюрам и стрингерам (ранее эти элементы были монолитными). Принципиально по-новому был организован узел движителя — валы трансмиссии через конические шестерни соединялись под прямым углом, дейдвудная труба, как в подвесном моторе, уходила вертикально вниз, а на ее конце находился обтекатель с двумя винтами — сзади и спереди. Эта сложная конструкция радикально отличается от простого длинного и наклонно уходящего вниз вала, как это реализовано в R-100. На борту было установлено два 12-цилиндровых бензиновых двигателя Rolls Royce Griffon мощностью 1500 л.с.

Экспериментальный катер основоположника концепции подводных крыльев Энрико Форланини. Крылья были расположены «этажеркой» (ступенями), и это позволило решить проблему уменьшения площади крыльев с ростом скорости для поддержания постоянной подъемной силы. Во время испытаний на озере Маггиоре катер развил 68 км/ч.

Потом пришли другие времена, и внимание канадских военных сосредоточилось на борьбе с подводными лодками. Роль, которая отводилась в этих стратегических планах судам с подводными крыльями, требовала максимальной подвижности и универсальности. Весьма экономичная альтернатива разработке мощных дальнобойных сонаров, которые устанавливаются на больших кораблях, предполагала развертывание большого количества маломощных аппаратов. В 1964 году был заложен корпус нового судна BRAS D’OR, однако 5 ноября 1966 года прямо в ходе строительных работ в главном машинном отделении случился разрушительный пожар, который чуть не повлек за собой прекращение всей программы. И тем не менее, вопреки всем задержкам и дополнительным финансовым расходам, новое судно с индексом FHE-400 и все тем же именем BRAS D’OR в 1967 году было спущено на воду. В дальнейшем это судно использовалось в испытаниях и экспериментах, а также участвовало во флотских парадах.

Подводные крылья можно разделить на два общих класса – частично и полностью погруженные крылья. Частично погруженные крылья сконструированы так, чтобы их законцовки в крейсерском режиме пронизывали границу вода-воздух. Стойки, связывающие крылья с корпусом судна, должны иметь достатоную длину, чтобы при движении на расчетных скоростях корпус совершенно не касался воды. С ростом скорости растет подъемная сила, вызванная обтеканием подводной части крыла набегающей водой, в результате судно несколько приподнимается, и, соответственно, площадь погруженной части крыла уменьшается. Эта система самостабилизирующаяся: при любой скорости судно приподнимется ровно настолько, насколько нужно, чтобы подъемная сила крыла уравнялась с весом всего судна.

В России, в отличие от США и вообще от всего западного мира, на множестве рек, каналов и озер широко использовались в регулярном судоходстве многие тысячи судов на подводных крыльях. Это легко понять, если учесть, что в огромной стране при общем дефиците автомобилей и автомобильных дорог имеется 150 000 рек и 250 000 озер. «Красное Сормово» в Горьком — одна из старейших судостроительных верфей Советского Союза. На этой верфи помимо разнообразных водоизмещающих судов для речного флота строилось и множество пассажирских судов на подводных крыльях, причем разнообразие моделей не имело аналогов во всем мире. Отцом советских катеров на подводных крыльях был Ростислав Алексеев, который занимался разработкой подобных систем с начала 1940-х годов.

Полностью погруженные подводные крылья находятся ниже поверхности воды. В этой конфигурации система подводных крыльев лишена возможности самостабилизации. В ответ на изменяющиеся условия – скорость судна, вес, волнение – необходимо изменять угол атаки крыльев и их подъемную силу. Основное и неоценимое достоинство системы с полностью погруженными крыльями – возможность практически устранить воздействие волн на судно. Это позволяет относительно небольшому судну на подводных крыльях двигаться на высоких скоростях в условиях морского волнения, причем волны не влияют на комфорт пассажиров и команды, а в военных применениях не мешают использованию боевого снаряжения.

В судах использовался эффект малопогруженного подводного крыла (эффект Алексеева). Подводное крыло Алексеева состоит из двух главных горизонтальных несущих плоскостей — одна спереди и одна сзади. Двугранный угол при схождении или мал, или отсутствует, распределение веса — примерно поровну между передней и задней плоскостями. Погруженное подводное крыло, поднимаясь к поверхности, постепенно теряет подъемную силу, а на глубине, примерно равной длине хорды крыла, подъемная сила приближается к нулю.

Именно благодаря этому эффекту погруженное крыло не способно полностью выйти на поверхность. При этом относительно небольшой гидропланирующий (скользящий по поверхности воды) подкрылок используется для помощи при «выходе на крыло», а также не позволяет судну вернуться в водоизмещающий режим. Эти подкрылки расположены в непосредственной близости к передним стойкам и установлены так, что на ходу касаются поверхности воды, в то время как несущие крылья погружены примерно на глубину, равную длине их хорды. Вся эта система впервые была испытана на небольшом катерке, который приводил в движение 77-сильный автомобильный двигатель.

По расположению крыльев выделяют самолетную схему, схему “утка” и тандем (сверху вниз). Суда принято относить к самолетной (обычной) схеме или схеме “утка”, если 65% веса или более приходится соответственно на носовые или кормовые стойки. Если вес распределен относительно равномерно, эту конфигурацию принято называть “тандем”.

На базе разработок Алексеева в России было построено большое количество коммерческих судов на подводных крыльях: «Ракета», «Стрела», «Спутник», «Метеор», «Комета», «Циклон», «Буревестник», «Восход». Строились и военные суда, в том числе и самое большое судно этого класса в мире — «Бабочка», ему предшествовали «Пчела», «Турья» и «Саранча».

Суть концепции в том, чтобы приподнять корпус судна из воды и поддерживать его в таком положении в динамическом режиме, используя для этого плоскости, которые принято называть подводными крыльями. В результате удается снизить влияние волн и уменьшить энергозатраты при движении с высокой скоростью, часто недостижимой при обычном (водоизмещающем) режиме. Расплачиваться приходится повышенной осадкой на малых скоростях и проблемами устойчивости. Для судов с полностью погруженными крыльями, которые почти совсем «изолируют» корпус судна от влияния волн, но лишены самостабилизации, необходим «автопилот», отслеживающий положение судна и корректирующий подъемную силу крыльев путем изменения угла атаки и отклонением закрылков.

Западная Европа тоже не осталась в стороне. Gustoverft в Голландии, Westermoen в Норвегии, Vosper Thornycroft в Великобритании активно занимаются разработкой и постройкой судов на подводных крыльях. Но самые успешные коммерческие проекты, разработанные и построенные в Западной Европе, — это, безусловно, произведения итальянской Rodriquez Centieri Navali. Среди многих ее изделий стоило бы отметить серию коммерческих судов RHS. С годами суда этой серии росли в размерах и отваживались выходить в те воды, где их крылья, в принципе рассчитанные на скольжение по глади, подвергались таким нагрузкам, каких не найти в речках, озерах и прибрежных лагунах. Чтобы создать приемлемые условия для пассажиров, компания Rodriquez разработала «систему повышения мореходности» (Seakeeping Augmentation System, SAS), которая, как показала практика, весьма успешно борется с вертикальной, килевой и бортовой качкой при достаточно сильном волнении.

Boeing Jetfoil имел водометный движитель, полностью погруженные крылья, крейсерскую скорость в 45 узлов при довольно высокой волне и при этом обеспечивал приличный комфорт для пассажиров.

В начале 1950-х годов нью-йоркская судостроительная фирма Gibbs & Cox объединила усилия с группой специалистов из ВМС США для создания универсального опытного судна на подводных крыльях. Аппарат был построен компанией Bath Iron Works и назван BIW. Это был катер длиной 6 м, шириной полтора и водоизмещением 0,8 т, с 22-сильным подвесным мотором. BIW весьма пригодился для испытания различных компоновок подводных крыльев, систем управления, различных датчиков. Самым важным результатом этой работы явились основы для разработки электрогидравлического автопилота, а также решение построить новое судно этой серии — SEA LEGS («Походка моряка»). Электронный автопилот, содержавший 160 радиоламп, был разработан компанией Draper Laboratory в сотрудничестве с Массачусетсским технологическим институтом. В 1957 году SEA LEGS совершил первый рейс, продемонстрировав отличную мореходность при высокой волне на скоростях до 27 узлов.

Самый быстрый в мире паром. Гибридное судно с передним подводным крылом Superfoil 40, построенное «Морским заводом Алмаз», имеет крейсерскую скорость более 100 км/ч.

Этот успех окрылил корабелов, и в американском флоте всерьез занялись опытными аппаратами на подводных крыльях. Таковы были Little Squirt, Hydrodynamic Test System (HTS), Foil Research Experimental Supercavitating Hydrofoil (FRESH-1). Несколько экспериментальных аппаратов построили фирмы Boeing и Grumman/Lockheed Shipbuilding — High Point (PCH-1), Flagstaff (PGH-1), Tucumcari (PGH-2) и Plainview (AGEH-1). Все аппараты — от Flagstaff водоизмещением 57 т до Plainview водоизмещением 320 т — ясно продемонстрировали возможности и потенциальные применения судов на подводных крыльях в военных операциях. В результате подразделение Boeing Marine Systems построило специально для ВМС США патрульное судно PHM (Patrol Hydrofoil Missile Ship). Согласно планам NATO предполагалось построить 26 таких кораблей, однако Германия и Италия отказались от участия в этом проекте, так что в строй с 1977 по 1982 год вступило всего шесть судов, названных по именам созвездий: PHM-1 PEGASUS («Пегас»), PHM-2 HERCULES («Геркулес»), PHM-3 TAURUS («Телец»), PHM-4 AQUILA («Орел»), PHM-5 ARIES («Овен») и PHM-6 GEMINI («Близнецы»).

Суда, в конструкции которых одновременно используются два или больше способов поддержания на воде (или над водой) в большинстве режимов, принято называть гибридными. Подводные крылья в них используются для формирования подъемной силы, дополняющей обычную плавучесть.
1. Суда на подводных крыльях с малой площадью ватерлинии. Это гибрид принципа подводных крыльев и разработок SWATH (суда с малой площадью по ватерлинии), которые велись в 1970-1980-х годах в Центре военных исследований надводного флота США. Судно состоит из двух корпусов: один полностью погруженный корпус с системой полностью заглубленных крыльев, а над ним еще один корпус, поддерживаемый полностью над водой за счет тонкой и длинной продольной стойки. На малой скорости плавучесть обеспечивается за счет водоизмещения нижнего корпуса, стойки и незначительного сегмента верхнего корпуса. С ростом скорости динамическая подъемная сила крыльев поднимает верхний корпус над водой, и площадь по ватерлинии (горизонтальное сечение тонкой стойки) становится крайне мала. В этом режиме нижний корпус и погруженная часть стойки обеспечивают 70% общей плавучести (за счет водоизмещения), а система крыльев дает остальные 30%. В 1990-х ВМС США профинансировал попытку построить демонстрационную модель под названием QUEST. Компания Maritime Applied Physics Corporation в Балтиморе спроектировала, построила, спустила на воду и успешно испытала это девятиметровое судно водоизмещением 12 тонн. QUEST имел ход в 35 узлов при почти двухметровом волнении. Совсем недавно компания Rodriquez разработала судно Aliswath, использующее похожий принцип. Сообщается, что это большое судно – это будет автомобильный и пассажирский паром – должно сойти на воду уже в 2007 году.
2. Катамаран на подводных крыльях. Основная часть работы над концепцией катамарана с поддержкой за счет подводных крыльев была выполнена усилиями доктора Хоппа, инженера-судостроителя из университета Стелленбош в Южной Африке. Этот гибрид представляет собой катамаран с полностью асимметричными корпусами, между которыми расположено подводное крыло. В английском языке подобные катамараны называются Hydrofoil Supported Catamaran, и обозначаются аббревиатурой HYSUCAT. Варианты этой концепции часто используются при строительстве пассажирских паромов (типа Foilcat).
3. Глиссирующие корпуса/интегрированные крылья. Эта конфигурация была предложена компанией Navatek – именно она разрабатывала и испытывала различные конфигурации глиссирующих корпусов с крыльями в разных комбинациях. С 1996 года проводились успешные демонстрации этого принципа на опытных судах Midfoil и Waverider. Используя компьютерные программы гидродинамических расчетов и привлекая специалистов из Калифорнийского университета в Лонг Бич, Navatek совершила новый шаг в разработке глиссирующих корпусов – интегрированное крыло (Blended Wing Body, BWB). Главное назначение BWB – повышение мореходных и скоростных качеств для уже имеющихся или проектируемых типов судов.
4. Суда с передним крылом. Корма такого судна как бы «волочится» по воде. Типичный пример такого подхода — катамаран Superfoil 40, построенный «Морским заводом Алмаз» по проекту Санкт-Петербургского филиала британской компании MTD (Marine Technology Development) по заказу эстонской компании Linda Lines Express. Это судно является самым быстрым пассажирским паромом в мире, оно способно развивать скорость в 55 узлов (более 100 км/ч), так что поездка по маршруту Таллинн- Хельсинки займет всего 50 минут.

Но вместо того чтобы модернизировать эти корабли, руководство американского флота в 1993 году решило их списать. Позже часть этих катеров распродали с молотка, а часть пустили на лом. С тех пор и по сей день на флоте США только и делают, что строят планы, занимаются «бумажными разработками» и перебирают проекты судов водоизмещением от 615 до 2400 т: Corvette Escort, DBH, PCM, Grumman HYD-2.

В течение 1990-х годов коммерческое направление развивалось своим путем, впитывая в себя новые конструктивные решения из Японии, Норвегии, Швеции, России, Италии и США. Одна из новых российских разработок — судно «Циклон» с крейсерской скоростью 42 узла (78 км/ч) — увеличенный двухпалубный вариант «Кометы», рассчитан на 250 пассажиров и оснащен электронной автоматической системой управления. Еще более новая российская конструкция — судно «Олимпия» — это вершина на пути развития больших судов, способных курсировать на маршрутах практически в открытом море.


Советское судно на подводных крыльях типа «Тайфун»

Судно может перевозить 100 пассажиров со скоростью 40 уз при высоте волн до 2—3 м. Длина судна составляет 31,4 м, ширина 5,6 м. На судне предусмотрена газотурбинная энергетическая установка мощностью 2570 л. с.

На советском судне «Комета», размещается 100 пассажиров. Это судно развивает скорость 35 уз при дальности плавания 500 км. Волны высотой до 1,5 м не являются помехой судну. На курортных линиях Черного моря плавает еще более крупное судно на подводных крыльях — 300-местный «Вихрь». Это 117-тонное судно на спокойной воде может развить скорость 43 уз. Совершенно новую, современную модификацию судна на подводных крыльях представляет собой советский «Тайфун». В исключительно комфортабельных условиях перевозит он 100 пассажиров со скоростью 40 уз при силе ветра до 5 баллов по шкале Бофорта. Электронная система управления держит судно все время в горизонтальном положении, независимо от морского волнения. Это, конечно, большое достижение, способствующее сохранению хорошего самочувствия пассажиров во время морского путешествия. Известен проект советского 70-узлевого судна «Дельфин», которое должно было быть самым быстрым в мире судном на подводных крыльях. Так же, как некоторые его предшественники, оно предполагает оснащение водометными движителями и газовой турбиной. Представляет интерес также американское судно на подводных крыльях «Джетфойл». Это предназначенное для 250 пассажиров 112-тонное судно с помощью водометных движителей развивает скорость 40 уз. Подводные крылья, управляемые с помощью электроники, позволяют, несмотря на волнение, сохранять стабильное положение корпуса. Если шторм усиливается, крылья поднимаются и судно на водоизмещающем режиме продолжает рейс с помощью вспомогательных движителей. При поднятых крыльях, в частности, выполняются маневры при входе в порт, швартовке и выходе из порта.


Американское судно на подводных крыльях типа «Джетфойл»

Это двухпалубное судно перевозит 250 пассажиров. Длина судна 27,4 м, ширина 9,5 м. Газотурбинная энергетическая установка мощностью 4850 кВт сообщает судну с помощью водометных движителей скорость 40 уз

В настоящее время самую большую массу из гражданских судов на подводных крыльях имеет 165-тонное судно типа РТ-150, построенное в Норвегии по лицензии швейцарской фирмы «Супрамар». На РТ-150 предусмотрены сидячие места на 150 пассажиров и автомобильная палуба для перевозки восьми легковых автомашин средних размеров. Дальность плавания этого работающего на паромной переправе судна составляет 250 миль, а эксплуатационная скорость — 36,5 уз, что намного больше, чем у любого парома обычного типа. Все построенные до сих пор или строящиеся ныне суда на подводных крыльях предназначены только для перевозки пассажиров или для курортных рейсов. При частом движении на линии не требуется пассажировместимость более 100—250 человек. Для перевозки грузов такие суда не годятся. Судно типа РТ-150, например, имеет чистую грузоподъемность не больше 23 т, что составляет менее 15% общей массы судна. К этому следует добавить, что дальность плавания упомянутого судна лежит в пределах всего 400—600 км, так как при большей дальности масса запасов топлива полностью «съест» полезную грузоподъемность. Судно на подводных крыльях РТ-150 имеет энергетическую установку мощностью около 5000 кВт. Легко подсчитать, что на каждую тонну массы судна приходится мощность 30,3 кВт, т. е. в 15—20 раз больше, чем у парома традиционного типа.


Автомобильно-пассажирский паром на подводных крыльях РТ-150

Остановится ли развитие судов на подводных крыльях на достигнутом уровне? На этот вопрос можно уверенно ответить: нет. Уже имеются боевые корабли на подводных крыльях массой 320 т со скоростью 70 уз. На чертежных досках конструкторов можно найти проекты кораблей массой 400—500 т. В Советском Союзе разрабатывалось 400-тонное судно на подводных крыльях со скоростью 47—52 уз. Из других многочисленных проектов стоит назвать 500-тонное судно на подводных крыльях, имеющее скорость 100 уз при мощности энергетической установки 44 тыс. кВт. Полезная нагрузка этого судна составляет 100 т. Длительное время считали, что пределом массы судна на подводных крыльях в силу физических закономерностей является 1000 т. Это связано с убеждением, что разрушительное действие кавитации на подводные крылья ограничивает скорость крылатых судов значением 65—70 уз. Для такой скорости было спроектировано 1000-тонное судно на подводных крыльях с мощностью энергетической установки 39 тыс. кВт и возможной полезной нагрузкой около 400 т. Такое судно позволяет уже думать о трансокеанских рейсах. Новые исследования показали техническую возможность постройки судна на подводных крыльях массой 2500—3000 т, которое могло бы перевозить через океан контейнеры, автомобили и другие ценные грузы со скоростью 150 уз. Высокие стойки поднимут корпус этого судна так высоко над поверхностью воды, что ему не будут страшны никакие волны. Разумеется, появления таких больших и очень быстроходных судов на подводных крыльях можно ожидать лишь в отдаленном будущем. По техническим и экономическим соображениям в ближайшие годы внимание в первую очередь будет сосредоточено на судах на подводных крыльях массой не больше 200 т.


Предполагаемый общий вид 1000-тонного пассажирского судна на подводных крыльях

Возможность увеличения размеров рассматриваемых судов очень сильно зависит от принятой схемы подводных крыльев. Это обусловлено следующими основными положениями. Принцип движения судна на подводных крыльях заключается в том, что находящиеся под его днищем и жестко связанные с судном профилированные крылья, установленные под некоторым углом, при поступательном движении судна создают динамические подъемные силы, которые при достаточно большой скорости поднимают корпус судна над поверхностью воды и поддерживают его в таком состоянии при движении. Это тот же принцип, что и у самолетов, с той разницей, что плотность воды примерно в 800 раз больше, чем плотность воздуха. Но поскольку подъемная сила крыла прямо пропорциональна плотности среды, необходимые динамические силы поддержания судна создаются при сравнительно малых площадях подводных крыльев. Помимо выполнения своего основного назначения — обеспечения необходимой подъемной силы, подводные крылья должны выполнять еще и другие функции. Все мореходные качества, которые у обычных водоизмещающих судов определяются формой корпуса, у судов на подводных крыльях обеспечиваются схемой подводных крыльев — типом их конструкции и положением по длине судна. К таким качествам относятся продольная и поперечная остойчивость, устойчивость на курсе и мореходность, ограниченная осадка (для речных судов) и т. д. Именно поэтому подводные крылья являются определяющим элементом конструкции рассматриваемых судов. Системы подводных крыльев могут быть классифицированы как по их расположению, так и по принципам обеспечения устойчивости движения судов и их остойчивости. По первому признаку можно выделить три основных схемы:

— обычное расположение, при котором площадь носовых подводных крыльев намного превышает площадь кормовых, вследствие чего носовые крылья несут основную нагрузку. Такая схема принята на всех судах фирмы «Супрамар»; (1)

— расположение типа саг naг d, при котором площадь кормовых подводных крыльев намного больше площади носовых. Такая схема применяется на некоторых американских военных кораблях на подводных крыльях; (2)

— тандем — расположение, при котором подъемные силы носовых и кормовых крыльевых систем примерно одинаковы. Такая схема принята для большинства советских судов на подводных крыльях. На некоторых больших судах ставят еще третье, промежуточное подводное крыло примерно посередине судна. (3)


По принципам обеспечения устойчивости движения и остойчивости известно большое число различных решений. Трапециевидные, V-образные и аркообразные подводные крылья, пересекающие поверхность воды, являются самостабилизирующимися (рис.1). Если судно, оснащенное такими крыльями, вследствие действия каких-то внешних сил, например ветра или волнения, проваливается глубже в воду или кренится на борт, то в данном месте в воду входит дополнительная площадь крыльев и возникает добавочная подъемная сила, которая восстанавливает положение. Хотя такие подводные крылья просты по конструкции, однако плавание на подобных судах не очень приятно для пассажиров, так как при плавании с большой скоростью на волнении изменения в величине подъемных сил связаны с периодическими толчками. Такие системы крыльев не годятся для больших судов. К крыльевым системам, пересекающим поверхность воды и также обладающим свойством самостабилизации, относятся системы типа «этажерка», или «лестница», где подводные крылья установлены в два и больше рядов по высоте, одно над другим (рис.2). При крене или дифференте в воду входят дополнительные крылья, находившиеся ранее над водой, что приводит к росту подъемной силы и к восстановлению положения судна. Такие системы, принятые для советских судов на подводных крыльях, очень просты по конструкции и допускают эксплуатацию крылатых судов с малой осадкой на реках. Сильное волнение, однако, противопоказано и для таких крыльевых систем. Весьма сомнительно, чтобы применение таких крыльевых систем давало какие-либо преимущества в смысле уменьшения осадки по сравнению с крыльевыми системами другого типа. Скорее наоборот. Кстати, на подавляющем большинстве советских судов на подводных крыльях применяются выпавшие почему-то из поля зрения авторов малопогруженные подводные крылья, подъемная сила которых регулируется автоматически, уменьшаясь при приближении к поверхности воды (подъемная сила увеличивается при отдалении крыла от поверхности).


Наиболее приспособлены для плавания на волне полностью погруженные крылья с изменяемым углом атаки (рис.3). Изменение угла атаки осуществляется с помощью автоматически действующих исполнительных механизмов по сигналам от механических или акустических датчиков уровня поверхности воды перед крылом. Благодаря этому подъемная сила крыльев автоматически регулируется, сохраняя почти неизменное значение. Корпус судна, оборудованного такой крыльевой системой, двигается без всяких толчков на почти постоянном удалении от гребней волн. При этом, однако, необходимо, чтобы подводные крылья при проходе подошвы (впадины) волны не оголялись, а стойки, крепящие подводные крылья к корпусу, были такой длины, чтобы гребни (вершины) волн не касались корпуса судна. Но, поскольку высота стоек должна находиться в определенном соотношении с длиной судна, максимальная высота волн, которые может преодолеть судно на подводных крыльях, зависит от размеров судна. Самые большие из современных судов на подводных крыльях могут эксплуатироваться при высоте волн не более 3—3,5 м. На более крупных перспективных судах будут устанавливаться только полностью погруженные подводные крылья с изменяемым углом атаки. Чем больше размеры судна, тем длиннее могут быть стойки и тем лучше будет его мореходность. При повышении скорости сверх определенного предела на подводные крылья начинает действовать кавитация. Давление на всасывающей (верхней) поверхности крыла падает до такой степени, что вода там закипает и образуются пузырьки пара. Затем эти пузырьки сносятся потоком в область более высокого давления, где разрушаются, нанося сильные повреждения верхней части подводного крыла. До сего времени еще не удалось создать подводных крыльев, пригодных для скоростей выше 70 уз.

Высшие чиновники на Западе хорошо знали о любви генерального секретаря ЦК КПСС к хорошим автомобилям. Поэтому партийный гараж скоро пополнялся скоростными иномарками. Леонид Ильич в свою очередь в долгу не оставался и за технику благодарил техникой. Главы других стран получали в подарок от Брежнева катера на подводных крыльях. Генсек знал, что скоростные суда Алексеева почитают во всем мире. «TechInsider» побывала в Нижнем Новгороде, на родине российских крылатых судов.

От «Ласточки» до «Дельфина»: история крылатых кораблей

Советский Союз — популярная тема для обсуждений. Ведь из былого можно вытянуть и много плохо, и много хорошего. Если у бывших граждан СССР спросить о самых приятных моментах из жизни того времени, многие вспомнят о захватывающей поездке на скоростном судне на подводных крыльях, за которым закрепилось имя «Ракета». Название первой серийной модели, разработанной в Горьком, так подходило судам на подводных крыльях, что вскоре стало нарицательным. И хотя последующие модели теплоходов имели другие имена: «Метеор», «Спутник», «Чайка», — их продолжали по старинке называть «ракетами».

Показательно, что первый рейс «Ракеты» отделяют от другого знаменательного события в истории нашей страны — запуска первого искусственного спутника Земли — менее двух месяцев. Причем, если попробовать провести параллели, между этими двумя достижениями можно найти много схожего. И в этом нет ничего удивительного: нашей стране в тот момент крупно повезло. Разработку космических ракет и водных «Ракет» возглавили две харизматичные личности — Сергей Павлович Королев и Ростислав Евгеньевич Алексеев.

Один под черным парусом

О молодости Алексеева рассказывают любопытную историю. Будучи студентом кораблестроительного факультета Горьковского индустриального института, он увлекался парусным спортом. Причем не просто ходил под парусом, но сам конструировал и строил яхты, готовил их к соревнованиям. С деньгами было туговато, поэтому к одной из гонок Алексеев сшил парус из лоскутов, а чтобы придать яхте солидности, выкрасил парус в черный цвет. Это было ошибкой: жюри заявило, что пираты, мол, в гонках не участвуют, и не допустило экипаж Алексеева к соревнованиям. Но Ростислав не растерялся: когда другие стартовали, он ушел за ними вдогонку, а на финиш пришел первым. Не получив никаких наград, Алексеев возвращался с гонки победителем. А вскоре действительно им стал. Окружающие поражались, как спокойно и настойчиво он шел к достижению своих целей.

Из окон здания ЦКБ по судам на подводных крыльях им. Р.Е. Алексеева открывается прекрасный вид на Волгу. Когда-то здешние инженеры отвлекались от работы, увидев в окнах суда, построенные по их проектам. Сегодня это сложней: на дворе конец октября (не сезон!), да и крылатых судов поубавилось на Волге. Взлетевшие за последнее десятилетие цены на дизельное топливо сильно увеличили стоимость их эксплуатации. Так что во время нашего приезда из окон предприятия можно было увидеть только водоизмещающие суда, медленно проходящие по Волге. Вероятно, почти так же река выглядела в 1943 году, когда неподалеку отсюда, прямо у берега, стояла избушка на понтонах. Каждый вечер после тяжелого рабочего дня в нее приходили два человека и засиживались до поздней ночи. Здесь они мастерили свой первый катер на подводных крыльях. Одним из молодых людей был Алексеев, другим — его помощник Саша Некоркин. Всего за несколько месяцев катер был построен и успешно испытан, и хотя до серийных «Ракет» еще было далеко, Ростислав Алексеев почувствовал, что наконец приблизился к осуществлению студенческой мечты. Ростислав мечтал построить судно, которое изменит представления о водной скорости.

Жажда скорости

Рассказывают, что идею судна на подводных крыльях молодому конструктору подсказали документы ЦАГИ, в которых рассматривались принципы работы крыла в воде. Изучив их, Ростислав понял, что если подводными крыльями приподнять корпус судна над водой, то удастся, во-первых, заметно снизить сопротивление движению, а во-вторых, уменьшить влияние волн. Реализовав эту идею в металле, можно было создать судно, способное развивать впечатляющую скорость даже при скромном по судостроительным меркам двигателе. Выходила двойная экономия — топлива и времени.

Увлекшись этой идеей, кораблестроитель посвятил свою дипломную работу проекту судна на подводных крыльях. Но тут как раз началась война, и судостроительный завод «Красное Сормово», на который был распределен Алексеев, перешел на выпуск танков. Так что строительством скоростных судов пришлось заниматься исключительно в свободное время, которого было крайне мало. Но инженеру улыбнулась удача. Узнав о том, что его талантливый работник посвятил свой диплом оригинальной идее, главный конструктор завода предложил Алексееву заниматься проектом скоростного судна два часа в день.

Из-за разных скоростей обтекания в соответствии с уравнением Бернулли на верхней поверхности подводного крыла создается разрежение, а на нижней – повышенное давление – это приводит к образованию подъемной силы. При уменьшении глубины давление на верхней поверхности крыла растет, так как в пограничной зоне происходит подтормаживание частиц жидкости, в результате подъемная сила уменьшается и судно стабилизируется.

Хотя первый катер на подводных крыльях ходил по воде на высокой скорости, Алексеев быстро понял, что конструктивно это тупиковая модель. Дело в том, что катер требовал управления по углу атаки подводных крыльев. Такая особенность сильно усложняла конструкцию судна и требовала специальной подготовки водителя. Алексеев не знал, что на Западе на тот момент уже существовало несколько моделей судов на подводных крыльях. Но это ему не помешало — скорее, даже помогло. Алексеев изобрел свою собственную оригинальную конструкцию подводных крыльев — малопогруженные саморегулирующиеся, которые, как впоследствии выяснилось, оптимально подходили для движения по рекам. Вскоре за рубежом принцип работы таких крыльев станут называть эффектом Алексеева.

Крылья трех видов

В то время как Алексеев экспериментировал со своими первыми судами, на Западе доминировали модели на V-образных, пересекающих поверхность воды подводных крыльях. Консоли таких крыльев в крейсерском режиме выступали из воды. С ростом скорости судна подъемная сила крыльев увеличивалась, но регулировать угол атаки не требовалось. При увеличении подъемной силы судно вместе с крыльями приподнималось из воды, при этом площадь погруженной части крыла уменьшалась, и в результате подъемная сила уравнивалась с весом судна. Недостаток подобной схемы — сравнительно низкое гидродинамическое качество крыльев, которое вызвано дополнительным сопротивлением от пересечения крылом поверхности воды. К тому же схема с частично погруженными крыльями, как правило, имеет большую осадку.

Не зная о зарубежных разработках Ростислав Алексеев придумал свою конструкцию, тоже самостабилизирующуюся. Как известно, подъемная сила возникает вследствие разности давлений на нижней и верхней поверхностях крыла — из-за разных скоростей обтекания. На верхней поверхности крыла создается разрежение, на нижней же давление повышено. Однако по мере уменьшения глубины давление на верхней поверхности повышается, так как в пограничной зоне происходит подтормаживание частиц жидкости, в результате подъемная сила уменьшается и судно стабилизируется. Предложенная Алексеевым схема оказалась оптимальной для речного транспорта — его суда имели более высокое, по сравнению с зарубежными аналогами, гидродинамическое качество и меньшую осадку, что при движении по рекам было большим преимуществом.

Существует и третья схема — с полностью погруженными подводными крыльями, которая применяется главным образом на морских судах. Морское волнение практически не влияет на их движение. Однако подобная схема не самостабилизирующаяся, и чтобы уравновесить вес судна и подъемную силу при разных скоростях, необходимо изменять угол атаки крыла. Именно из-за сложности автоматизации этого процесса суда с полностью погруженными подводными крыльями перестали быть экзотикой лишь после появления эффективных автоматических систем управления.

Не случайно малопогруженные крылья появились именно в России — иностранные изобретатели работали в основном над морскими скоростными судами. В Советском же Союзе задачи были другие: огромная страна испытывала серьезный недостаток в шоссейных дорогах, и появление речного скоростного транспорта могло решить множество проблем. Заслуга Алексеев в том, что он чрезвычайно быстро понял, какая конструкция будет оптимальной для России, и смог за считанные годы связать города на реках скоростным транспортом.

Триумф водной ракеты

Все свободное время Алексеев посвящал экспериментам с подводными крыльями. В 1946 году он строит свой второй катер, развивавший 87 км/ч! Гидродинамическое качество на этой скорости у аппарата Алексеева составляло 10 (против 5 у глиссеров). Год спустя разработан очередной проект. В нем применена простая схема с двумя малопогруженными подводными крыльями, которая впоследствии использовалась на серийных речных судах конструктора. К 1950 году Алексеев был уже готов приступить к строительству первых в мире серийных судов на малопогруженных подводных крыльях, что в конце концов и привело к появлению первого в нашей стране пассажирского судна на подводных крыльях «Ракета-1». Когда 25 августа 1957 года это судно преодолело 420 км — расстояние от Горького до Казани — за семь часов, многие специалисты отказывались в это верить. Еще больше все удивились цене билетов на «Ракеты»: она оказалась лишь немного выше, чем на обычное водоизмещающее судно. Популярность «Ракет» росла, а заводы наращивали темпы выпуска таких судов. Стало понятно, что идея Ростислава Алексеева, от которой многие профессора и специалисты некогда рекомендовали ему отказаться, оказалась именно тем, что так давно нужно было стране.

Конструкторы Алексеева тем временем не почивали на лаврах. Почти каждый год они представляли новый тип судна. В 1958 году был построен первый «Метеор» — судно с вдвое большей пассажировместимостью, чем у «Ракеты» (120 человек). Оно столь высоко зарекомендовало себя, что выпускается и по сей день! Покорив реки, Ростислав Алексеев решил войти в море. В 1961 году начались регулярные морские рейсы теплохода «Комета». На этом судне Алексеев применил уже другую схему крыльевого устройства — с частично погруженными крыльями, — которая лучше подходила для движения по морю.

Самое красивое судно

Конструктор мечтал о том, чтобы его суда развивали все бЧльшие скорости. Этому мешала существовавшая тогда разобщенность между судостроительной и авиационной промышленностью — порой приходилось подстраиваться под то, что уже имелось в судостроительной отрасли, тогда как существовали более удачные авиационные решения. Часто, однако, выручал авторитет Алексеева — так, главный конструктор смог договориться, чтобы списанные с самолетов газотурбинные двигатели поставлялись на его предприятие. После соответствующей доработки они могли еще многие годы служить на его судах.

Именно благодаря использованию авиационных двигателей Алексееву удалось разработать газотурбоход «Буревестник» — пожалуй, самое красивое в нашей стране судно. Достоинство использования газотурбинных двигателей заключалось в комбинации их малого веса и высокой мощности, которая была так желанна для судов на подводных крыльях. Применение дизельных двигателей мешало судам Алексеевым развить высокие скорости, ведь для их достижения требовалась большая мощность, что в свою очередь приводило к заметному увеличению массы силового агрегата и требовало большего запаса топлива.

На «Буревестнике» конструктор отказался не только от дизельного двигателя, но и от гребного винта, поскольку на высоких скоростях его КПД был недостаточно высоким. Вместо него было установлено два водомета. Используя эти решения, удалось поднять скорость хода до 95 км/ч!

С каждым годом на реках и морях Советского Союза появлялось все больше судов Алексеева, а вскоре все чаще стали поступать заказы из-за рубежа. Постоянные усовершенствования крылатых судов привели к тому, что они стали доступней зарубежных аналогов и при этом дешевле в эксплуатации. Даже американцы приобретали катера Алексеева, чтобы использовать их в Нью-Йорке, и это при том, что в США тогда выпускали собственные аппараты на подводных крыльях. До сих пор около 70% судов на подводных крыльях за рубежом — российские, конструкции Алексеева. Стоит отметить и то, что скоростные суда приносили государству очень неплохой доход: как за счет эксплуатации их на родине, так и от продажи за рубеж. Если советские автомобили часто продавали за рубеж по цене ниже себестоимости (стране нужна была валюта), то суда Алексеева всегда приносили прибыль.

Крылья в погонах

Не могли не обратить внимания на успех скоростных судов Алексеева и военные. Так что вскоре специалистам Алексеева была поручена разработка целого набора грандиозных проектов. Поскольку такие разработки были засекречены, узнать подробности о них непросто. «TechInsider», например, выведала, что в начале 1960-х годов в Горьком разрабатывали проект танка на подводных крыльях. Он не только носился по воде, обгоняя катера, но и был способен метко стрелять с воды прямо при движении. Увы, найти специалистов, работавших над этим удивительным проектом, нам не удалось.

Любопытны пограничные катера «Антарес» с водоизмещением 220 т, которых на рубеже 1970−1980-х годов было построено 12 штук. Каждый из них приводился в движение от двух газотурбинных двигателей мощностью по 7350 кВт и легко развивал скорость в 60 узлов! Это был один из самых интересных проектов последнего времени. В 1980 году Ростислава Евгеньевича не стало, и с его смертью триумфальное шествие наших скоростных судов как будто приостановилось. Свою роль в этом деле сыграл рост цен на топливо, в результате чего себестоимость поездок на таких судах сильно возросла. Окрыленность оказалась нерентабельной. Из-за падения спроса были отменены многие регулярные рейсы, а «ракеты» стали реже встречаться на наших реках.

Но век судов на подводных крыльях не закончился. В ЦКБ им. Алексеева продолжается работа: дизайнеры трудятся над новым обликом крылатых судов, повышают уровень их комфортабельности, а конструкторы прорабатывают возможности применения новых движителей. Например, на смену гребному винту, который применяется на большинстве аппаратов Алексеева, вскоре может прийти очень эффективный водомет, кстати, тоже разработанный в России. Преемники Алексеева верят, что крылатые суда себя еще покажут. Конечно, вряд ли они будут применяться так же широко, как в Советском Союзе, — вдоль рек появились дороги, да и цены на топливо не упадут. Но, с другой стороны, время тоже не дешевеет, а платежеспособность населения растет. Так что вполне возможно, что такие суда появятся, например, на Олимпийских играх в Сочи. Россияне смогут вспомнить юность, а иностранцы — прокатиться на машинах, которые однажды изменили представления о скорости на воде.

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Приподнявшись над поверхностью воды, эти суда проносятся мимо со скоростью курьерского поезда; вместе с тем они предоставляют своим пассажирам такой же комфорт, как на реактивном воздушном лайнере.


Только в одном Советском Союзе — ведущей стране по судам этого класса — суда различных типов на подводных крыльях ежегодно перевозили на регулярных линиях более 20 млн. пассажиров.



В 1957 году с Феодосийского судостроительного завода в Украине сошла первая «Ракета» проекта 340.
Теплоход способен был развивать неслыханную по тем временам скорость 60 км/час и брать на борт 64 человека.


Вслед за «Ракетами» в 1960-х появились более крупные и комфортабельные двухвинтовые «Метеоры» производства Зеленодольского судостроительного завода. Пассажировместимость этих судов составляла 123 человека. Теплоход имел три салона и бар — буфет.



В 1962 году появляются «Кометы» проекта 342м, фактически те же «Метеоры», только модернизированные для эксплуатации в море. Они могли ходить при более высокой волне, имели радиолокационное оборудование (РЛС)



В 1961 году, одновременно с запуском в серию Метеоров и Комет, нижегородский судостроительный завод «Красное Сормово» спускает на воду судно проекта 329 «Спутник» — самый крупный СПК. Он перевозит 300 пассажиров, со скоростью 65 км/час. Также, как и с Метеором, построили морскую версию «Спутника», названную «Вихрь». Но в течение четырех лет эксплуатации, выявилась масса недостатков, в том числе — большая прожорливость четырех двигателей и дискомфорт пассажиров из-за сильной вибрации.


Для сравнения «Спутник» и «Ракета»


«Спутник» сейчас.
В Тольятти из него сделали то-ли музей, то-ли кабак. В 2005 году случился пожар. Сейчас это выглядит так.



«Буревестник» — одно из самых красивых судов из всей серии! Это газотурбоход разработки ЦКБ СПК Р.Алексеева, г.Горький. «Буревестник» был флагманом среди речных СПК. Имел силовую установку на основе двух газотурбинных двигателей позаимствованных из гражданской авиации (с Ил-18). Эксплуатировался c 1964 г. до конца 70-х годов на Волге на маршруте Куйбышев — Ульяновск — Казань — Горький. «Буревестник» вмещал 150 пассажиров, и имел эксплуатационную скорость 97 км/час. Однако в серийное производство не пошел — два авиационных двигателя производили большой шум и требовали много топлива.


С 1977 года не эксплуатировался. В 1993 году разрезан на лом.


В 1966 году гомельский ССРЗ выпускает судно для неглубоких рек, глубиной чуть более 1 метра «Беларусь» пассажировместимостью 40 человек и скоростью 65 километров в час. А с 1983 года станет выпускать модернизированную версию «Полесье», которая уже берет на борт 53 человека при той же скорости.



Ракеты и Метеоры старели. В ЦКБ Р. Алексеева создавались новые проекты. В 1973 году Феодосийский судостроительный завод спускает на воду СПК второго поколения «Восход».

«Восход» — это прямой приемник «Ракеты». Это судно экономичней и вместительней (71 чел.).



В 1980 году на ССЗ им. Орджоникидзе (Грузия, Поти) открывается производство СПК «Колхида». Скорость судна 65 км/час, пассажировместимость 120 человек. Всего было построено около сорока судов. В настоящее время в России эксплуатируются только два: одно судно на линии Санкт-Петербург — Валаам, под названием «Триада», другое в Новороссийске — «Владимир Комаров».




В 1986 году в Феодосии был спущен на воду новый флагман морских пассажирских СПК двухпалубный " Циклон", который имел скорость 70 км/час и брал на борт 250 пассажиров. Эксплуатировался в Крыму, потом был продан в Грецию. В 2004 году вернулся в Феодосию на ремонт, но стоит там до сих пор в полуразобранном состоянии.



Дзен

Еще раз напомню, что посты теперь можно читать на канале в Яндекс.Дзене

инста3

и как обычно в инстаграме. Жмите на ссылки, подписывайтесь и комментируйте, если вопросы по делу, я всегда отвечаю.


Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: