Причины преступлений против правосудия и личность преступников

Обновлено: 02.10.2022

Значимость общественных отношений при отправлении правосудия обусловила необходимость их охраны уголовно-правовыми средствами.

Общественная опасность преступлений против правосудия заключается в подрыве государственной власти путем дискредитации государственной власти, умалении ее авторитета, утраты веры в справедливость правосудия.

Судебная власть в демократическом обществе имеет самостоятельное и весьма важное значение. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

Органы правосудия играют важную роль в осуществлении функций охраны и укрепления законности в борьбе с преступностью и правонарушениями. Их деятельность направлена на охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, окружающей среды, конституционного строя страны. В системе властных государственных структур они являются важнейшим инструментом реализации принципов законности, справедливости, гуманизма. Создание сильной и независимой судебной власти – одна из основных задач проводимой в России судебной реформы.

Объект преступлений против правосудия – общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов правосудия, т.е. функционирование отдельных органов, составляющих в целом систему правосудия (суд, прокуратура, органы следствия, дознания, исправительные учреждения и др.).

Объективную сторону преступлений против правосудия составляет противодействие надлежащему осуществлению профессиональной деятельности органов, отправляющих правосудие. Большинство этих преступлений совершается путем активных действий, например, незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (ст. 303 УК РФ).

Субъективная сторона преступлений против правосудия характеризуется прямым умыслом.

Субъект многих преступлений против правосудия специальный – работники правоохранительных органов, участвующие в осуществлении правосудия, судьи, прокуроры, следователи, дознаватели.

Таким образом, нормальная работа органов правосудия может нарушаться двумя группами субъектов:

Преступления против правосудия- это предусмотренные статьями 310 гл. 31 УК умышленные общественно опасные деяния (действия или бездействие), направленные против интересов государственной власти и посягающие на установленную законом деятельность суда и органов, обеспечивающих эту деятельность, способствующих решению задач и достижению целей правосудия.

Преступления против правосудия характеризуются высокой общественной опасностью, поскольку совершаются всегда умышленно и могут причинить вред не только правосудию, но и гарантированным конституцией правам и свободам граждан.

Система преступлений против правосудия включает:

- преступления, совершаемые должностными лицами "от правосудия" (см. ст. 299-302, частично ст. 303, ст. 305 УК);

- преступления, совершаемые лицами, обязанными содействовать органам правосудия (см. частично ст. 303, ст. 307, 308, 310-312, 315 УК);

- преступления, совершаемые лицами, к которым применяются меры правового принуждения (см. ст. 313, 314, 3141 УК);

- преступления, совершаемые иными лицами, препятствующими осуществлению правосудия (см. ст. 294-297, 2981, 304, 306, 309, 316 УК).

Общественная опасность данных преступлений заключается в подрыве государственной власти путем дискредитации судебной власти, унижения ее авторитета, утраты веры в справедливость правосудия.

Основные объекты преступных посягательств - интересы государственной власти, установленный в государстве порядок правосудия, т.е. интересы правосудия. Дополнительные объекты - жизнь человека (см. ст. 295 УК), чужая собственность (см. ст. 312 УК), честь, достоинство личности (см. ст. 297, 2981 УК), свобода человека (см. ст. 301 УК). Возможны и факультативные объекты - честь, достоинство, здоровье человека (см. ст. 302 УК), свобода человека, сто собственность, жизнь, здоровье (см. ст. 305, 309 УК) и т.д.

Объективная сторона составов преступлений выражается деяниями, как правило, в форме действия, заключающегося в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (см. ст. 299 УК), принуждении к даче показаний (см. ст. 302 УК), фальсификации доказательств (см. ст. 303 УК) и т.д.

В некоторых случаях преступные деяния могут быть совершены бездействием. К таким деяниям относятся отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (см. ст. 308 УК), уклонение от отбывания ограничения свободы, лишения свободы, а также от применения принудительных мер медицинского характера (см. ст. 314 УК), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (см. ст. 315 УК) и др.

По законодательной конструкции составы преступлений являются, как правило, формальными. Преступления окончены (составами) в момент осуществления соответствующих общественно опасных действий или бездействия независимо от наступления материальных общественно опасных последствий: вмешательства в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (см. ст. 294 УК), оскорбления участников судебного разбирательства (см. ст. 297 УК), привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (см. ст. 299 УК) и т.д.

Некоторые составы преступлений имеют материальную законодательную конструкцию. Преступления окончены (составами) в момент наступления предусмотренных законом материальных общественно опасных последствий, например в момент наступления тяжких последствий при заведомо незаконном задержании, заключении под стражу или содержании под стражей лица (см. ч. Зет. 301 УК).

Можно выделить и формально-материальные (см. ч. 3 ст. 303, ч. 2 ст. 305 УК) составы преступлений. Распространено суждение о том, что закрепленный в ст. 295 УК состав преступления по законодательной конструкции является усеченным. Однако некоторые сомнения на сей счет вносит охватываемая диспозицией нормы, отраженной в данной статье, альтернативная покушению на жизнь возможность причинения потерпевшему лицу смерти. По-видимому, состав посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля сконструирован также по типу формально-материальных. Преступление окончено (составом) в момент покушения на жизнь или наступления смерти потерпевшего (см. также 40.4).

Обязательным для квалификации деяния как преступления может стать способ его совершения, например: применение насилия, издевательств, пытки (см. ч. 3 и 4 ст. 296, ч. 2 ст. 302, ч. 3 и 4 ст. 309, ч. 3 ст. 313 УК); использование лицом своего служебного положения (см. ч. 3 ст. 294 УК), применение угроз, шантажа или иных незаконных действий (см. ч. 1 ст. 302, ч. 2 ст. 309, ч. 3 ст. 313 УК), осуществление преступного поведения группой лиц (см. ч. 4 ст. 309, ч. 2 ст. 313 УК), применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (см. ч. 3 ст. 313 УК). Как видно из последнего примера, на квалификацию содеянного может повлиять орудие совершения преступления.

Субъект преступных посягательств - физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. В некоторых случаях субъект наделен дополнительным признаком, например принадлежностью к органам правоохраны и правосудия (см. ст. 299-302, ч. 2 и 3 ст. 303, ст. 305 УК), должностным лицам или лицам, наделенным соответствующими служебными полномочиями (см. ч. 3 ст. 294, ст. 311, ч. 1 ст. 312, ст. 315 УК), иным лицам, участвующим в осуществлении предварительного расследования, в судебном разбирательстве (см. ч. 1 ст. 303, ст. 307, 308, 310 УК), к преступной группе (см. ч. 4 ст. 309, ч. 2 ст. 313 УК), к лицам, которым вверено описанное или арестованное имущество (см. ч. 1 ст. 312 УК), к лицам, отбывающим или отбывшим наказание либо находящимся в предварительном заключении (см. ст. 313, 314, 3141 УК).

Субъективная сторона составов преступлений характеризуется виной в форме умысла. В некоторых случаях на это указывает и такой признак, как заведомость: привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (см. ст. 299 УК), заведомо ложный донос (см. ст. 306 УК), заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (см. ст. 307 УК) и т.д.

Для квалификации деяния как преступления может иметь значение преступная цель. Наличие цели воспрепятствования осуществлению правосудия обязательно при квалификации деяния по ч. 1 ст. 294 УК, воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела - при квалификации по ч. 2 ст. 294 УК; воспрепятствования законной деятельности лиц, участвующих в отправлении правосудия или осуществляющих предварительное расследование, - при квалификации по ст. 295 УК; шантажа или искусственного создания доказательств совершения преступления - при квалификации деяния ио ст. 304 УК; дачи ложного заключения или ложных показаний, а равно осуществления неправильного перевода - при квалификации деяния по ч. 1 ст. 309 УК. В некоторых случаях на квалификацию содеянного влияет мотив преступного поведения (см. ст. 295 УК).

Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

Статья 295. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование

Статья 296. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования

Статья 297. Неуважение к суду

Статья 298. Утратила силу

Статья 298.1. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава

Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности

Статья 300. Незаконное освобождение от уголовной ответственности

Статья 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей

Статья 302. Принуждение к даче показаний

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа

Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

Статья 306. Заведомо ложный донос

Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний

Статья 309. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу

Статья 310. Разглашение данных предварительного расследования

Статья 311. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса

Статья 312. Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации

Статья 313. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи

Статья 314. Уклонение от отбывания ограничения свободы, лишения свободы, а также от применения принудительных мер медицинского характера

Статья 314.1. Уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений

Статья 315. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Выделение в уголовном законодательстве преступлений против правосудия в самостоятельную главу обеспечивает реализацию конституционных положений о месте и роли правосудия – третьей власти в правовом государстве – (гл. VII Конституции).

Основным содержанием понятия «правосудие» является процедура и результаты деятельности, осуществляемой специально созданными в государстве органами, от имени и по поручению государства вступающими в нормативные отношения с юридическими и физическими лицами в рамках гражданского, административного и уголовного судопроизводства по защите интересов личности и государства, интересов собственности и всего правопорядка. Однако, «органы правосудия» – это не только суды всех звеньев, но и иные компетентные государственные органы, содействующие осуществлению правосудия: расследования, дознания, прокуратуры, т.е. включенные тем самым в систему правосудия и, в конечном итоге, представляющие собой специальную подсистему государственного аппарата. Поэтому правосудие в широком понимании этого слова – форма государственной деятельности, связанная с применением права, т.е. правоприменительная формализация государства. В узком понимании это – деятельность по рассмотрению гражданских и уголовных дел, а так же дел об административных правонарушениях, осуществляемая с участием ее сторон – участников процесса. К основным признакам правосудия можно отнести осуществление его только специально уполномоченными органами, предназначенными для отправления правосудия, и только способами и функциями, указанными в законодательстве (процессуальном, гражданском, арбитражном, уголовном).

Таким образом, преступления против правосудия можно определить как преступления, посягающие на справедливую деятельность суда по решению задач и достижению целей правосудия, а также на строгую и системную деятельность органов, содействующих суду в данном направлении. Следует учитывать, что нормы Уголовного кодекса, содержащиеся в гл. 31 «Преступления против правосудия», охраняют от посягательств не все виды деятельности суда (органов дознания, расследования и др.). Они обращены на защиту лишь того ее вида, который выделяет эти органы из общего числа других в системе государственного устройства и может быть определен в качестве правильной деятельности по решению задач и достижению целей правосудия.

Посягательства на нормальный порядок реализации правосудия наносят серьезный ущерб правопорядку в стране в целом, ослабляют силу государственной власти, престиж закона и суда, причиняют вред жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан и организаций.

Сущность термина и понятия «правосудие» будет и далее более подробно раскрываться в монографии. В данном параграфе автором предпринята попытка прежде всего осветить неоднозначно сложившуюся криминологическую ситуацию в сфере правосудия и положение лиц, имеющих к ней отношение.

Социологический анализ статистических данных, предоставленных ГИАЦ МВД России[71] и проведенный автором в рамках данного монографического исследования, служит тому подтверждением и позволяет выявить следующие тенденции[72].

Так, тревожной тенденцией последних лет является стремительный рост числа анализируемого вида противоправных деяний с ежегодным приростом в 26,8% (рис. 1). Только за четыре последних года количество преступлений против правосудия увеличилось в 2,4 раза.

Как свидетельствует статистика ГИАЦ МВД России[73], из всех преступлений, относящихся к гл. 31 УК РФ, в последний отчетный 2006 г. из общего количества преступлений против правосудия чаще совершались преступления, предусмотренные ст. 306, 307, 315 УК РФ (таблица 1). Их удельный вес составил 41,4%, 17,9% и 9% соответственно.

34.1. Понятие и общая характеристика преступлений против правосудия.

34.2. Виды преступлений против правосудия.

Правосудие представляет собой одну из форм государственной деятельности, имеющей своим содержанием применение права, то есть правоприменительную или юрисдикционную деятельность. В то же время понятие правосудия связывается с деятельностью суда, осуществляемую с участием сторон и участников процесса, по рассмотрению и разрешению уголовных и гражданских дел, а также дел об административных правонарушениях в форме, регламентированной законом.

Правосудию присущ ряд признаков, позволяющих отличать этот вид государственной деятельности от других:

1. оно может осуществляться только способами, закрепленными в законе;

2. осуществляется особым органом - судом.

Рассматриваемая категория преступлений охватывает не только сферу деятельности суда. Под правосудием применительно к рассматриваемым преступлениям понимается не только деятельность суда, но и деятельность органов, способствующих ему в этом, - прокуратуры, предварительного следствия, дознания, органов и учреждений, исполняющих вступившие в законную силу судебные решения.

Уголовный закон охраняет не все виды деятельности органов правосудия, а лишь деятельность по реализации задач и целей правосудия. Следовательно, в сферу уголовно-правовой охраны подпадают не все общественные отношения, возникающие в процессе функционирования органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, органов и учреждений, исполняющих приговоры и решения, а только те из них, которые связаны с осуществлением этими органами специфических задач правосудия.

Таким образом, определения данных преступлений может быть следующим:

Преступления против правосудия - это предусмотренные главой 31 Особенной части УК общественно опасные деяния, посягающие на нормальную деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях, деятельность органов предварительного следствия и прокуратуры, способствующих ему в этом, а также деятельность органов и учреждений, исполняющих в ступившие в законную силу приговоры и решения.

Анализ данного определения позволяет выделить и видовой объект рассматриваемых преступлений, которым является совокупность общественных отношений, обеспечивающих реализацию конституционных принципов отправления правосудия или нормальную деятельность отдельных звеньев органов, составляющих в целом систему правосудия.

Объективная сторона этих преступлений заключается в разных формах противодействия деятельности органов, отправляющих правосудие или содействующих ему. Они могут проявляться в воспрепятствовании отправлению правосудия и производству предварительного расследования, неуважении к суду, вынесении заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта, ложном доносе, фальсификации доказательств и др.

Почти все преступления против правосудия совершаются путем действия и лишь некоторые из них представляют собой бездействие (отказ свидетеля от дачи показаний, уклонение от отбывания наказания, неисполнение приговора). Характерным для данных преступлений является альтернативное описание действий, составляющих объективную сторону - незаконное задержание, заключение под стражу, содержание под стражей; ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод.

По законодательной конструкции все преступления, за исключением незаконных действий с имуществом, на которое наложен арест (ст.312 УК), имеют формальные составы и признаются оконченными с момента совершения указанных в законе деяний.

Субъективная сторона преступлений против правосудия характеризуется только умышленной формой вины, причем в основном прямым умыслом. В ряде преступлений в качестве обязательных признаков субъективной стороны указана цель и мотив совершения преступления. Как правило целями являются воспрепятствование правосудию, искусственное создание доказательств совершенного преступления или шантажа. Мотивами выступают месть за за отправление правосудия и деятельность, способствующую этому.

Субъектами рассматриваемых преступлений могут быть должностные лица органов правосудия (ст.299-303, 305 УК), иные должностные лица и служащие (ст.315 УК). Во всех остальных случаях субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16-ти лет.

В зависимости от непосредственного объекта все преступления против правосудия делятся на следующие группы:

1. Посягательства на отношения по реализации конституционных принципов правосудия (299-301, 305 УК);

2. Преступления, посягающие на деятельность органов правосудия в соответствии с его целями и задачами (ст.294-298, 311 УК);

3. Преступления, нарушающие процессуальный порядок получения доказательств по делу (ст.304, 306-309 УК);

4. Преступления, посягающие на деятельность органов правосудия по своевременному пресечению и раскрытию преступлений (Рарог) (ст.310, 316 УК); - правильнее говорить об органах способствующих осуществлению правосудия, поскольку речь идет об укрывательстве преступлений и разглашении сведений предварительного расследования.

5. Преступления, посягающие на отношения по реализации судебного акта (312-315 УК).


В данной статье автор обращается к зарубежному опыту регулирования уголовной ответственности за преступления против правосудия, формируя вывод о возможном заимствовании отдельных нормативных положений, содержащихся в иностранных уголовных законах. В процессе написания статьи использованы общенаучные методы познания: анализа и синтеза, логический, формально-юридический, статистический, сравнительно–правовой метод в сочетании с системным анализом исследуемых правовых проблем, а также (анализа, синтеза и др.).

Ключевые слова: правосудие, преступления против правосудия, система преступлений против правосудия, зарубежный опыт, объем уголовной ответственности, авторитет судебной ветви власти .

Судебная власть является самостоятельной и независимой ветвью государственной власти. Справедливое и эффективное правосудие является гарантией защиты прав и свобод граждан и организаций, позволяет привлечь к юридической ответственности виновных лиц, повышает авторитет государства. В этой связи любые формы посягательств на сложившуюся систему правосудия Российской Федерации выступают одним из наиболее опасных факторов, угрожающих стабильности нашего государства и всей системе государственной власти и национальной безопасности, что обусловливает необходимость принятия законодателем жестких уголовно–правовых мер, направленных на охрану и защиту судебной системы и сферы правосудия.

В настоящее время УК РФ предусматривает ответственность за преступные деяния, посягающие на правосудие, закрепляя ряд составов соответствующих преступлений и санкции за их совершение. В то же время, анализ уголовно-правовых санкций, предусмотренных за отдельные виды преступлений против правосудия, дает основания утверждать, что институт уголовной ответственности в данной сфере нуждается в дальнейшем совершенствовании. Прослеживается явная попытка законодателя минимизировать объем наказания при совершении преступлений непосредственно судьями, что нельзя признать справедливым. Обосновывается вывод о том, что при вынесении заведомо неправосудных приговоров виновным должно назначаться наказание, связанное с лишением свободы и крупными штрафами.

В Конституции Российской Федерации [1] термин «правосудие» неоднократно используется применительно к характеристике деятельности органов государственной власти. В статье 118 подчеркивается, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. В статье 124 Конституции говорится о том, что правосудие должно быть независимым и полным, что достигается финансированием судов только из федерального бюджета. Статья 24 Конституции Российской Федерации подтверждает право граждан участвовать в отправлении правосудия.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что правосудие — важнейшая составляющая правового демократического государства, которым провозгласила себя Российская Федерация. В этой связи выделение в Уголовном кодексе Российской Федерации [2] (далее также — УК РФ) отдельной главы, посвященной регулированию уголовной ответственности в сфере посягательств на систему правосудия, представляется вполне обоснованным, учитывая давнюю историю развития рассматриваемого института.

Понятие преступлений против правосудия может быть раскрыто, исходя из помещения системы данных видов преступлений в Раздел Х Уголовного кодекса РФ, посвященный регулированию ответственности за совершение преступлений против государственной власти, а также места судебной власти в системе органов управления Российского государства. Этими же соображениями руководствуются и многие другие исследователи.

Например, Ю. В. Радзевановская и Е. С. Иванов предлагают под преступлениями против правосудия понимать совокупность уголовно наказуемых общественно опасных деяний, препятствующих законной деятельности органов правосудия по реализации конституционных принципов осуществления государственной власти [9, c. 130; 6, c. 213].

Существуют и другие научные определения, не имеющие существенных отличий от вышеприведенных. В этой связи, исходя из анализа авторских дефиниций и уголовно–правовых норм, содержащихся в главе 31 УК РФ, можно сделать вывод о том, что преступления против правосудия — это преступные деяния, посягающие на законную деятельность судебных и правоохранительных органов в сфере осуществления правосудия, производства предварительного расследования, исполнения уголовных наказаний, совершаемые гражданами и должностными лицами.

Анализ составов, содержащихся в главе 31 УК РФ, показывает, что все преступления данной категории совершаются только с прямым или косвенным умыслом, что подчеркивается и наименованиями отдельных статей («Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта»; «Заведомо ложный донос»; «Заведомо ложные показание»).

В качестве целей и мотивов преступлений против правосудия называются:

– воспрепятствование осуществлению правосудия;

– воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию дела;

– мотивы мести за деятельность в сфере правосудия;

– корыстные побуждения и т. д.

Основаниями классификации преступлений против правосудия могут выступать субъекты преступления, цели посягательства, наличие потерпевшего, форма объективной стороны, последствия и другие значимые факторы. Например, в зависимости от статуса субъекта преступления все составы главы 31 УК РФ можно подразделить на:

– преступления, совершаемые органами дознания и предварительного следствия (статьи 300, 301, 302, 304);

– преступления, совершаемые надзорными органами (статьи 300, 303);

– преступления, совершаемые судьями (статья 305);

– преступления, совершаемые иными участниками уголовного судопроизводства, имеющими статус специального субъекта (статьи 307, 308, 310, 311, 312);

– преступления, совершаемые гражданами, не имеющих признаков специального субъекта (статьи 294, 295, 296, 297, 298.1 и другие).

Исследователи выделяют и другие основания для классификации данных видов преступлений. Например, Б. В. Коробейников проводит дифференциацию преступлений против правосудия, исходя из их последовательного размещения в главе 31 Кодекса, группируя деяния по общим родовым и видовым признакам [7, c. 192]. При этом для такого преступления, как «Укрывательство преступлений» (статья 316 УК РФ), автор создает отдельную группу, с чем сложно согласиться. Более разумным видится помещение статьи 316 в группу преступлений, препятствующих исполнению вступивших в законную силу судебных решений и актов.

Собственное видение структуры преступлений в сфере правосудия демонстрирует профессор В. Н. Кудрявцев, полагающий, что все рассматриваемые деяния относятся к одной из следующих групп:

1) преступления, субъектами которых являются судьи, работники судебных органов и сотрудники правоохранительных органов;

2) преступления, потерпевшими от которых являются лица, указанные в первой группе;

3) преступления, препятствующие ведению судопроизводства и исполнению судебных решений [8, c. 609].

В то же время, представляется, что данная классификация имеет довольно ограниченный характер, поскольку основывается только на субъектном составе и направленности действий виновных, что свидетельствует о ее недостаточной разработанности.

И. И. Голубов в качестве оснований для дифференциации преступлений против правосудия выделяет такой признак, как применение насилия либо отсутствие насилия в посягательствах, что позволяет автору выстроить следующую систему преступлений:

1) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением насилия без указания степени опасности (статья 302);

2) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением насилия, не опасного для жизни и здоровья (статьи 296 и 309 (части 3) УК РФ);

3) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением насилия, опасного для жизни и здоровья (статьи 296, 309 (части 4) и 313 УК РФ);

4) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением психического насилия (статья 296 (части 1–2); статья 302; 309, 313);

5) преступления против правосудия, не сопровождающиеся причинением физического или психического насилия [5, c. 36].

Данная классификация определенно заслуживает внимания, однако она также характеризуется ограниченностью и основана только на единственном признаке. В целом, значение классификации преступлений против правосудия состоит в том, что данный научный процесс позволяет сгруппировать и дифференцировать преступные деяния по различным основаниям; глубже исследовать характерные признаки отдельных преступлений; выделить особенности субъектов и потерпевших от данных видов преступлений; подвергнуть тщательному анализу мотивы и цели совершения преступлений против правосудия.

При характеристике преступлений против правосудия особое внимание следует уделить преступлениям, совершаемым судьями. Процесс отправления правосудия характеризуется непосредственным рассмотрением судами дел в рамках конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, что следует из текста статьи 123 Конституции Российской Федерации. Результатом (итогом) такой деятельности является принятие судебных актов — решений, определений, постановлений, судебных приговоров.

На данном этапе возможно совершение преступных деяний в виде вынесения заведомо неправосудных приговоров. Данная проблема является одной из наиболее острых в современном судейском сообществе.

Порядок судопроизводства основан на строгой регламентации всех действий, которые совершаются в суде при подготовке к рассмотрению и рассмотрении дел, отнесенных к его компетенции. Умышленное отступление от данных норм с целью вынесения заведомо незаконного судебного решения влечет крайне негативные последствия для общества и государства, существенно подрывает авторитет судебной власти, формирует чувство незащищенности и уязвимости у населения, что недопустимо в правовом государстве.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что судебная практика по преступлениям, совершенным судьями, крайне немногочисленна. Исследование, проведенное Н. В. Романенко, показало, что в среднем ежегодно около 15 судей становятся лицами, в отношении которых инициируется или осуществляется уголовное преследование. Более 75 % преступлений судей связаны с их профессиональной деятельностью, причем большинство из них (более 80 %) квалифицируется именно по статье 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта) [10, c. 16].

Заведомо неправосудный приговор может быть вынесен в различных формах. Практике известны случаи, когда приговор выносился вообще без проведения судебного заседания. Например, согласно материалам одного из дел, мировому судье А. поступило для рассмотрения по существу уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ. Из-за неявки в судебное заседание подсудимого судья неоднократно переносил судебное заседание, после чего у судьи возник умысел, направленный на вынесение приговора в отношении С. без проведения судебного заседания.

Реализуя преступный умысел, судья А. вынес (изготовил и подписал) заведомо неправосудный приговор о признании С. виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ, назначив ему наказание в виде штрафа в размере 6000 рублей. При этом А. внёс в данный приговор не соответствующие действительности сведения о проведении открытого судебного заседания и присутствии необходимых участников уголовного процесса.

Суд признал А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 305 УК РФ, а также ч. 1 статьи 292 УК РФ, указав при этом, что А. вынес указанный неправосудный приговор с целью придания вида эффективности своей деятельности, связанной со своевременным рассмотрением указанного уголовного дела, по которому С. дважды не являлся в судебное заседание в назначенное время [3].

При вынесении судьей иного судебного акта, имеющего признаки неправосудности, также наступает уголовная ответственность. Например, согласно материалам одного из дел, судья районного суда Х. на протяжении длительного времени выносила заведомо неправосудные судебные акты, в числе которых:

– постановление о снижении осужденному срока наказания, назначенного приговором Московского городского суда;

– решение о пересмотре приговора о снижении общего срока назначенного наказания;

– постановление об удовлетворении ходатайства адвоката осужденного о пересмотре приговора Московского городского суда вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу и ряд других судебных решений, признанных заведомо неправосудными.

Х. была признана виновной по п. «в» ч.5 ст. 290, п. «в» ч.5 ст. 290, ч.1 ст. 305, ч.1 ст. 325, ч.5 ст. 291.1 УК РФ [4].

В то же время, несмотря на привлечение судей к уголовной ответственности, обращает на себя внимание мягкость приговоров, выносимых в отношении подсудимых. Так, в первом из приведенных примеров подсудимому был назначен штраф в размере 60 тысяч рублей с одновременным освобождением от уголовной ответственности по амнистии. Во втором примере судье по статье 305 УК РФ было назначено лишение свободы на срок 1 год, при этом заведомо неправосудные судебные решения принимались судьей из корыстной цели, за незаконное вознаграждение в виде взятки.

Вышеизложенное дает основания утверждать, что при привлечении судей к уголовной ответственности вид и размер наказания, назначаемого виновным, нельзя признать отвечающим целям уголовного наказания. Представляется, что вынесение заведомо неправосудных приговоров должно сопровождаться наказанием, связанным с лишением свободы, крупными штрафами и лишением права занимать государственные должности.

В качестве примера достаточно жесткого подхода к подобным преступлениям можно привести нормы Уголовного кодекса Испании. В статье 446 за умышленное вынесение неправосудного приговора предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет со штрафом и лишением права занимать судебные должности на срок от 10 до 20 лет [11].

Подводя итоги исследования, следует подчеркнуть, что преступления против правосудия представляют собой умышленные общественно опасные деяния, совершаемые в целях воспрепятствования нормальной деятельности судебных органов, органов дознания и предварительного следствия; органов прокуратуры; иных участников уголовного судопроизводства и других смежных правоотношений. Наибольшую опасность представляют преступления, совершающиеся судьями в процессе отправления правосудия, поскольку они направлены на умышленное создание препятствий к вынесению законного и обоснованного решения по делу. Многие из совершаемых преступлений сопряжены с преследованием виновными корыстных побуждений, что требует пересмотра подходов отечественного законодателя в сторону ужесточения уголовной ответственности в отношении судей.

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, преступление, уголовная ответственность, правосудие, Российская Федерация, государственная власть, совершение преступлений, судебное заседание, судья, неправосудный приговор.

Ключевые слова

зарубежный опыт, правосудие, преступления против правосудия, система преступлений против правосудия, объем уголовной ответственности, авторитет судебной ветви власти

правосудие, преступления против правосудия, система преступлений против правосудия, зарубежный опыт, объем уголовной ответственности, авторитет судебной ветви власти

Похожие статьи

Необоснованные действия государственных обвинителей при.

обеспечивать участие прокуроров в судебном разбирательстве всех уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, в том числе и в рассмотрении дел

звена за качественную подготовку государственных обвинителей к участию в судебных заседаниях

Похожие статьи

Необоснованные действия государственных обвинителей при.

обеспечивать участие прокуроров в судебном разбирательстве всех уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, в том числе и в рассмотрении дел

звена за качественную подготовку государственных обвинителей к участию в судебных заседаниях

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: