Причины образования органов конституционного правосудия

Обновлено: 10.08.2022

Конституционный суд Российской Федерации, избранный впервые в нашей стране в октябре 1991 г. и вынесший свое первое решение в январе 1992 г., в свое время задумывался как институт, способный саморазвиваться. Поскольку Конституционный суд начал свою деятельность еще в условиях существования СССР, его роль и место в структуре власти и в системе правовых органов менялась. Первоначально он выполнял лишь роль вспомогательного органа при Верховном Совете СССР. Позже он получил право исследовать факты и в определенной мере участвовать в процессе “правотворчества”.

Сегодня, в соответствии с новой Конституцией и Законом о Конституционном суде РФ, Суд является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства.[1] [1]

Настоящая работа представляет собой описание и анализ действующего законодательства Российской Федерации, определяющего статус, функции, сущность, роль, место и принципы организации Конституционного суда России. В задачи работы входит:

- изучение истории формирования конституционного судопроизводства в России;

- описание процесса образования Конституционного Суда : процедуры избрания членов Суда, их полномочий и обязанностей;

- описание организации деятельности Конституционного суда;

- определение полномочий Конституционного суда Российской Федерации как специализированного органа конституционного контроля и рассмотрение понятия «толкования Конституции» , а также некоторых проблем текущей практики конституционного судопроизводства;

- определение демократических принципов современного конституционного судопроизводства в России;

- определение основных видов решений, принимаемых Конституционным Судом, понятия правовой позиции Суда, а также такого понятия как «правовая позиция Суда».

Основными источниками сведений, необходимых для выполнения данной работы, являются законодательные акты Российской Федерации - Конституция России 1993 г., Федеральный закон о Конституционном суде Российской Федерации от 21 июля 1994 г., некоторые постановления Конституционного суда РФ, а также статьи и работы известных ученых – юристов.

История формирования конституционного судопроизводства в России.

Проблема конституционного контроля в нашей стране впервые возникла после образования СССР, когда потребовалось преодолевать различия и противоречия в законодательстве союзных республик. Разумеется, юридической базой для этого могла стать Конституция СССР: ориентация на ее предписания создавала условия для придания единообразия формировавшемуся в то время законодательству. Органом, на который была возложена функция контролирования соблюдения Конституции СССР, стал образованный в 1924 году Верховный Суд СССР. С начала 30-х годов активность Верховного Суда СССР в области конституционного контроля значительно упала, а затем и вовсе «исчезла». В Конституции 1936 г. уже не было упоминания о конституционном контроле, осуществляемом судами.[2] [2]

Советские конституции не играли существенной роли в жизни общества, т.е. в течение почти всех 75 лет Советской власти, они легко могли быть обойдены. Помпезные мероприятия по случаю их принятия (особенно в 1936 и 1977 гг.) были оркестрованными ритуалами, контролировавшимися политической верхушкой, стремившейся, помимо прочего, продемонстрировать силу своего контроля. И если отдельные положения этих конституций могли быть интерпретированы как угрожающие институтам существующего режима (например, норма, провозглашающая право свободного выхода республик из Союза), то по неписаным правилам советской политики подобные «угрозы» не только не имели возможности быть реализованными, но даже не могли открыто обсуждаться.[3] [3]

Интерес к проблемам конституционного контроля возник вновь только во второй половине 80-х гг., когда начались поиски путей создания того, что принято именовать правовым государством. М. Горбачевым и его сподвижниками была сделана попытка придать ряду конституционных положений должное политическое значение. Убежденный в том, что многие старые государственные структуры не служат перестройке, Горбачев стал планировать замену их новыми, в большей степени представляющими население и ответственными перед ним. Он надеялся, что широкие слои народа поддержат его усилия сделать советскую систему более эффективной и в сфере экономики и в области политики. Когда же дело дошло до практики, то планируемый уровень контроля со стороны центра был снижен, что привело к определенным угрозам позиции Горбачева и коммунистической партии. Так, когда в 1988 г. ХIХ партийная конференция приняла решение о целесообразности создания съезда народных депутатов, предполагалось, что местные партийные организации будут контролировать выдвижение кандидатов в процессе самих выборов. На практике, однако, во многих случаях этого не получилось. [4] [4] Другой пример. Схема новых государственных структур на республиканском уровне предполагала, что каждая союзная республика будет иметь так же, как и на уровне Союза ССР, двухступенчатую легислатуру (Съезд и Верховный Совет) и определенное число депутатов будет избрано общественными организациями. Однако эти намерения были встречены такими возражениями, что Союзный центр был вынужден позволить каждой республике решать эти вопросы самостоятельно. В итоге все республики, за исключением России, предпочли одноступенчатую систему представительных органов. Практика избрания депутатов общественными организациями в республиках также практически не применялась.

Таким образом, если раньше Конституция не играла почти никакой роли в установлении и распределении политической власти, то теперь конституционные нормы стали одним из основных объектов противоречий, возникающих в конце 80-х гг.. Конституция создала новые структуры, которые получили существенную власть и стали создавать угрозу для традиционного пути проведения советской политики. Значение конституционных структур еще больше возросло в связи с созданием в СССР (1990г.) института президентской власти. Благодаря тому же самому набору конституционных поправок, которые ввели институт президентской власти, коммунистическая партия утратила свою официальную монополию на политическую власть. Теперь настоящая конституционная политика появилась на советской политической арене уже не столько формально.

Еще в 70-х гг. советские юристы осторожно выдвинули идею независимого органа конституционного контроля . Но только в период перестройки возникли условия, при которых предложения подобного рода могли встретить положительный отклик.[5] [5]

23 декабря 1989 г. состоялось принятие закона «О конституционном надзоре в СССР». В соответствии с ним был образован Комитет конституционного надзора - квазисудебный орган, частично прикрепленный к парламенту.[6] [6]

Комитет функционировал менее двух лет. С самого начала его юрисдикция была ограничена, а сфера его действия была еще больше сужена в результате протестов со стороны республик. Несмотря на эти ограничения новый институт привлек к себе значительное внимание как в Союзе, так и за рубежом. Данный институт заслуживает высокой оценки за свои решения относительно защиты индивидуальных и политических прав. Среди существенных решений в этой области следует отметить, что Комитет прекратил практику издания секретных законодательных актов, влияющих на права граждан; постановил, что ограничения свободы передвижения и выбора места жительства, вытекающие из положений закона, регламентирующих прописку, нарушали Конституцию и международные соглашения о правах человека; отменил указ президента СССР, запрещавший проведение демонстраций в центре Москвы, как противоречащий Конституции; признал что принудительное лечение лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, нарушало Конституцию и международные соглашения о правах человека. Комитет также установил, что министерские постановления, ограничивающие ответственность министерств за выпуск нестандартной продукции, нарушали права потребителей.[7] [7]

В то же время некоторые решения Комитета, в особенности касающиеся взаимоотношений между республиками и центром, не были встречены с энтузиазмом. Так, когда в РСФСР был принят закон, запрещающий руководителям государственных органов одновременно руководить и общественными организациями, президент Горбачев попросил Комитет рассмотреть данный закон с точки зрения его конституционности. Очевидно, что закон ставил целью предотвратить одновременное пребывание на важных государственных постах лидеров КПСС. Комитет постановил ( при одном голосе против), что данный закон нарушал конституционные права государственных служащих и членов общественных организаций.

Ввергнутый в водоворот чрезвычайно важных вопросов, связанных с попытками центра сохранить свои позиции в отношении республик, стремившихся к большей автономности, если не к полной независимости, Комитет занял сторону центра, что безусловно нанесло урон его репутации в определенных кругах. Но, принимая во внимание условия того времени, возможно, излишним было ожидать, что Комитет станет действовать по-иному. Ведь Конституция СССР не была отменена.

Дальнейшая критика Комитета конституционного надзора фокусировалась на недостатках в тщательном обосновании мнений и том факте, что некоторые решения Комитета в сущности остались невыполненными и, конечно же, попытка Комитета продемонстрировать свою нейтральность потерпела крах, когда его члены стали высказываться по важным политическим вопросам за пределами Комитета. В итоге члены Комитета не сумели занять прочную позицию в заявлении от 19 августа 1991 г.

Между тем ценно уже то, что Комитет конституционного надзора был первой попыткой создания учреждения подобного рода после 70 лет постоянного внушения, что независимый орган конституционного контроля не только не был необходим, но даже представлял бы собой реальную угрозу принципам Советской системы. Уяснив эту атмосферу, уже не удивишься тому, что работа Комитета не стала предметом всеобщего прославления.

Несколько проектов договоров о создании обновленного Союза учреждение Конституционного Суда как преемника Комитета конституционного надзора. Этот вопрос приобрел дискуссионный характер, но еще до развала Союза ССР и РСФСР было принято решение о создании в РСФСР своего Конституционного Суда.

Правовой базой организации и деятельности Конституционного Суда РФ послужило небольшое конституционное положение (принятое в виде поправки к Конституции от 15 декабря 1990 г.) и достаточно подробный (89 статей) Закон о Конституционном Суде от 12 июля 1991г.

Этот закон содержал ряд действительно важных положений, регламентирующих внутренний распорядок и организацию деятельности суда ( в частности, как обеспечивается безопасность помещений суда, охрана судей и членов их семей - ст.86).[8] [8] В это же время в нем есть нормы, которые, по крайней мере, в других странах представляются настолько очевидными, что не нуждаются в законодательном закреплении (например, положение о том, что все расходы суда покрываются из республиканского бюджета - ст.85), что свидетельствует об отсутствии у авторов его проекта опыта в создании актов подобного рода, хотя более вероятно, что это сделано с целью предусмотреть и преодолеть возможные попытки ослабить контроль Конституционного Суда.

Начало деятельности Конституционного суда не было стремительным. В августе 1991 г. были избраны 13 из 15 судей. Съезд не мог прийти к единому мнению относительно двух оставшихся кандидатов; они должны были быть избраны на следующем Съезде. По прошествии двух лет две вакансии так и остались свободными. Однако закон позволяет суду начать работу при наличии 2/3 его состава, и в конце августа 1991 г., т.е. год спустя после принятия поправки к Конституции, провозгласившей создание Конституционного суда, 13 судей принесли присягу и избрали В.Д. Зорькина своим председателем.

Деятельность Конституционного суда в восприятии ее как российской, так и американской общественностью во многом проходила через призму «дела КПСС». Кроме дела коммунистической партии, самой значительной акцией Конституционного Суда несомненно было решение, дающее отрицательную правовую оценку некоторым действиям президента Ельцина. В своем первом решении , в январе 1992 г., суд провозгласил неконституционным Указ президента об объединении министерств безопасности и внутренних дел. Суд заявил, что этот указ нарушил принцип разделения властей, так как исполнительная власть не имеет права создавать министерства или реорганизовывать исполнительные структуры государства. Во второй половине 1992г. Конституционный суд рассмотрел дело о конституционности Указов Президента России о прекращении деятельности КПСС. Это «дело века» получило подробное освещение как в национальных, так и в международных средствах массовой информации.[9] [9]

24 декабря 1993 г. Указом Президента РФ N 2288 Закон от 12 июля 1991 г. отменен и работа над проектом нового Закона о Конституционном Суде РФ значительно активизировалась. 21 июля 1994 г. этот проект после одобрения Федеральным Собранием и подписания Президентом РФ стал федеральным конституционным законом, в котором решены все основные вопросы организации и деятельности данного суда в целом он состоит из 115 статей, переходных положений и положений, касающихся вступления закона в силу.[10] [10]


В Российской Федерации реализована европейская модель конституционного правосудия, которая характеризуется созданием самостоятельных судебных органов, специализирующихся на рассмотрении конституционно-правовых споров. Данный вид судебной юрисдикции представлен на федеральном и региональном уровнях государственной власти Конституционным Судом России и конституционными (уставными) судами субъектов Федерации.

Конституционные суды субъектов Российской Федерации являются органами государственной власти субъектов федерации, входят в систему органов судебной системы Российской Федерации и в единую систему органов государственной власти Российской Федерации [2].

Федеральной законодательной основой создания конституционных судов субъектов Российской Федерации является ст. 11 Конституции РФ, которая наделяет субъекты РФ правом осуществлять государственную власть на своей территории образовываемыми ими органами государственной власти, а также ст. 27 ФКЗ «О судебной системе РФ», предусматривающая возможность создания субъектом Российской Федерации конституционного (уставного) суда субъекта Федерации для рассмотрения вопросов соответствия региональных законов, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ [1].

Необходимость создания конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации обосновывается наличием значительного количества нормативно-правовых актов субъектов РФ, имеющих ярко выраженную тенденцию к их увеличению и не всегда соответствующих конституциям (уставам) субъектов РФ. Это противоречит принципам конституционной законности и негативно влияет на состояние двухуровневой правовой системы Российской Федерации.

В правовой доктрине называются и другие причины, обосновывающие необходимость создания конституционных и уставных судов субъектов РФ:

− учреждение Российской Федерации как действительно федеративного государства с разграничением предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации;

− закрепление в Конституции РФ отвергаемого в советский период принципа разделения властей, появление у субъектов РФ собственных органов государственной власти, которые субъекты РФ формируют самостоятельно с учетом основ конституционного строя и общих принципов формирования законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, установленных на федеральном уровне;

− социальная необходимость [3].

Однако, главная причина формирования указанных судов в субъектах РФ всё же состоит в необходимости обеспечения верховенства и правовой охраны учредительных актов субъектов РФ, каковыми являются их конституции и уставы.

Относительно правовой природы конституционных (уставных) судов субъектов РФ в своем определении от 3 марта 2015 г. № 421-О Конституционный Суд РФ уточнил, что «конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации является — в силу принципа разделения властей на уровне субъекта Российской Федерации — самостоятельным конституционным (уставным) органом судебной власти, который, с одной стороны, подчиняется вытекающим из Конституции Российской Федерации и федерального законодательства общим принципам, определяющим организацию и осуществление правосудия, а с другой — находится в сфере регулирующего воздействия самого субъекта Российской Федерации, в т. ч. учреждается в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации и финансируется из его бюджета». В этом же решении Конституционный Суд РФ впервые определил государственно-правовую природу конституционных (уставных) судов субъектов РФ, указав, что данные органы выступают в качестве «регионального субсидиарного звена механизма обеспечения конституционной законности в конкретном субъекте Российской Федерации» [9].

Структура принятых субъектами законов о своих региональных конституционных (уставных) судах, детализация полномочий, материальные и процессуальные нормы, во многом схожи с нормами ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», что подчеркивает единство конституционной юстиции и создает предпосылки для решения вопросов конституционного производства в единообразных формах [5]. Региональное конституционное (уставное) правосудие по своему предназначению призвано решать в субъектах РФ те же задачи, которые на федеральном уровне возложены на Конституционный Суд России.

В настоящее время российским законодательством четко не определен круг полномочий конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. ФКЗ «О судебной системе РФ» в ч. 1 ст. 27 предоставляет право самим субъектам сформулировать данный круг полномочий.

Региональные конституционные (уставные) суды в единой судебной системе Российской Федерации обладают собственной компетенцией по разрешению дел конституционно-правового характера и обеспечению принципа конституционной законности [4]. Как отметил Конституционный Суд РФ, осуществление функции по признанию нормативных актов субъектов Федерации не соответствующими их конституциям (уставам), влекущему лишение нормативных актов субъектов Федерации юридической силы, по смыслу ч. 2 ст. 5, ст. 73 и 118 Конституции РФ возможно лишь органами конституционного судопроизводства, если такое их правомочие предусматривается конституциями (уставами) субъектов РФ [7]. Только конституционные (уставные) суды вправе давать официальное толкование положений региональных конституций и уставов.

В юрисдикцию конституционных (уставных) судов входит рассмотрение споров о компетенции с участием органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления. Конституционные (уставные) суды вправе рассматривать дела о соответствии конституции или уставу региона не вступивших в силу соглашений о международных и внешнеэкономических связях субъекта Федерации. Кроме того, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, субъекты Федерации вправе наделять конституционные (уставные) суды дополнительными полномочиями вне пределов компетенции Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, если эти полномочия соответствуют юридической природе и предназначению данных судов в качестве судебных органов конституционного (уставного) контроля и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов РФ в силу ст. 73 Конституции РФ. В связи с этим из Конституции РФ и федерального законодательства не вытекает требования установления конституциями (уставами) субъектов Федерации единообразного перечня полномочий конституционных (уставных) судов субъектов РФ [8].

Конституционные (уставные суды) РФ играют немаловажную роль в судебной системе страны и занимаются рассмотрением следующих дел:

− проверка судебной практики в соотношении ее Конституции;

− разрешение дел по спорам граждан по нарушению их прав и свобод, а также запросов судов касательно соответствия Конституции решений субъекта РФ, которые применяются или будут применены в конкретном рассмотрении;

− обосновывают разъяснение Конституции;

− выносят решение по партиям, относительно соблюдения ими Конституции;

− принимают участие в процессах по отставке президента или губернатора субъекта РФ;

− имеют полномочия по осуществлению законодательной инициативы в рамках законного ведения;

− обладают приоритетом для обращений к Правительству.

Деятельность конституционных судов субъектов РФ направлена на решение правовых вопросов и не подразумевает исследование фактических обстоятельств, если они присущи компетенции судов иных рангов, в соответствии с законодательством.

Лидером по количеству обжалуемых нормативно-правовых актов является муниципальное право. Обжалуются самые разные акты: от генеральных планов населенных пунктов и административно-территориальных разграничений между муниципальными образованиями до образовательных программ и правил благоустройства территории. Второе место по количеству дел занимает конституционное право, а именно запросы депутатов или уполномоченных органов о толковании Уставов (Конституций) субъектов. Из других заботящих общество отраслей права — право социального обеспечения и жилищное право. В данном случае в суды обращаются граждане в случаях нарушения их личных прав и свобод из-за установления чрезмерно высоких тарифов по капитальному ремонту либо лишений каких-то категорий граждан льгот [5].

Конституционные (уставные) суды во многом обеспечивают эффективность иных правозащитных и контрольных органов (уполномоченного по правам человека в субъекте РФ, прокуратуры) и поэтому являются незаменимыми органами в части охраны конституционного строя, защиты конституционных прав и свобод граждан, разрешения споров между органами власти в рамках системы «сдержек и противовесов». Деятельность конституционных (уставных) судов способствует созданию единого правого пространства, совершенствованию федеративных отношений, недопущению возникновения противоречий между законодательством Российской Федерации и ее субъектов и формированию оптимальных вариантов взаимоотношений региональной власти и местного самоуправления [6].

Таким образом, региональные конституционные (уставные) суды выступают гарантом основных законов субъектов Российской Федерации. Объем полномочий, установленный федеральным законодателем для конституционных (уставных) судов субъектов РФ, не является исчерпывающим. Он может быть дополнен путем соответствующего регионального законотворчества.

1. Артамонова, Н. В. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации как гарант конституционной законности / Н. В. Артамонова // Право: история, теория, практика: сб. тр. конф. (Брянск, 18–19 апреля 2017 г.) / Под ред. Д. В. Азарова и др. — Брянск: БГУ им. акад. И. Г. Покровского, 2017. — С. 45–52.

2. Гаврилова, Ю. В. Конституционные (уставные) суды субъектов РФ: необходимость и дальнейшее развитие / Ю. В. Гаврилова // Актуальные вопросы образования и науки. — 2017. — № 4(62). — С. 7–10.

3. Дышенова, А. Б. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации / А. Б. Дышенова // Достижения вузовской науки: от теории к практике: сб. мат. I Междунар. науч.-практ. конф. (Новосибирск, 11 октября — 03 ноября 2017 г.). — Новосибирск: Центр развития науч. сотрудничества, 2017. — С. 85–91.

4. Минниханов, Р. Н. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации / Р. Н. Минниханов, В. Н. Демидов // Государство и право. — 2013. — № 3. — С. 43–49.

5. Саломаткин, А. С. Конституционное судопроизводство в субъектах Российской Федерации / А. С. Саломаткин, М. А. Алёхина // Современная юриспруденция: актуальные вопросы, достижения и инновации: сб. ст. XII Междунар. науч.-практ. конф. (Пенза, 25 сентября 2018 г.). — Пенза: Наука и Просвещение, 2018. — С. 74–78.

6. Худолей, К. М. Нужен ли конституционный (уставной) суд в субъекте РФ? / К. М. Худолей // Вестник Пермского ун-та. Серия: Юрид. науки. — 2016. — № 34. — С. 391–401.

7. По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации: постан. Конституционного Суда РФ от 16.06.1998 г. № 19-П // СПС «КонсультантПлюс».

8. По запросам Государственного собрания Республики Башкортостан и Государственного совета Республики Татарстан о проверке конституционности ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»: определ. Конституционного Суда РФ от 06.03.2003 г. № 103-О // СПС «КонсультантПлюс».

9. По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности пункта 2 части 1 статьи 1 Закона Республики Бурятия «О приостановлении действия и признании утратившими силу отдельных законодательных актов Республики Бурятия в связи с принятием закона Республики Бурятия «О республиканском бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов»»: определ. Конституционного Суда РФ от 03.03.2015 г. № 421-О // СПС «КонсультантПлюс».

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, субъект РФ, государственная власть, Конституционный Суд РФ, Конституция РФ, орган, субъект Федерации, суд, Конституция, суд субъектов РФ.


Судебная власть представляет собой одну из разновидностей государственной власти, существующей напряду с властью законодательной и исполнительной, и является от них полностью независимой. Согласно Конституции РФ статьи 10 и пункту 2 статьи 1 Федеральному конституционному закону от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», «Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти» [1]. Судебная власть в Российской Федерации олицетворяют суды, осуществляющие правосудие. Статья 118 Конституции РФ определяет, что правосудие осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, арбитражного, административного и уголовного судопроизводства. Высшими органами судебной власти в настоящее время являются Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ, полномочия и порядок образования и деятельности которых устанавливаются федеральным конституционным законом [1].

По мнению ученных, основной целью любого судопроизводства (конституционного, гражданского, арбитражного, административного, уголовного) является — разрешения конфликтов между государством и гражданами, между гражданами, юридическими лицами, а так же контроля за соблюдением прав граждан в их взаимоотношениях с органами исполнительной власти и должностными лицами, контроля за соблюдением прав граждан при расследовании преступлений и оперативно-розыскной деятельности; установления наиболее значимых юридических фактов и состояний [2, c. 37].

Во всей системе судопроизводства особое место отводится конституционному судопроизводству, реализация которого осуществляется Конституционным Судом. Конституционный Суд Российской Федерации занимает особое место в системе судопроизводства Российской Федерации, является органом конституционного контроля и независимо осуществляет свою власть посредством конституционного судопроизводства. В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации (статья 3 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ») [3].

По мнению Витрука Н. В. «защита прав граждан в ходе конституционного судопроизводства является важным механизмом, способствующим реализации прав и свобод, закрепленных в Конституции Российской Федерации» [4, c. 339]. Становления конституционного судопроизводства в нынешнем виде проходило в несколько этапов и основу современного судопроизводства составляет федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» [3].

Остановлюсь на понятие конституционного судопроизводства, исследование которого дает возможность понять природу конституционного судопроизводства его сущностные черты, место в механизме судопроизводства и роль в обществе, раскрыть ее связи с другими видами судопроизводства, оценить уровень осуществляемой Конституционным судом РФ судебной власти юридической защиты.

По мнению Хабриевой Т. Я. под конституционным судопроизводством понимается «деятельность органов конституционной юстиции по рассмотрению и разрешению вопросов прямо закрепленных Конституцией РФ и конституционным законодательством и отнесенных к компетенции названных органов конституциями и уставами» [5, c. 112]. Довольно интересную позицию высказывает Конюхова И. А., которая «конституционное судопроизводство отождествляет с конституционным процесс», что «составляет совокупность сознательных преобразований, политических и законодательных решений, направленных на развитие конституционного строя» [6, c. 536].

Вполне не без основательным можно считать позицию Бондаря Н. С. в отношении конституционного судопроизводства. Он отмечает, «конституционный процесс или конституционное судопроизводство, представляет собой урегулированную конституционно-правовыми нормами определенную последовательную деятельность в сфере устройства и функционирования института судебного разбирательства в области защиты прав человека и гражданина, государственного строительства и иных видов процессов и процедур» [7, c. 15].

Профессор Овсепян Ж. И. отмечает: «понятие судопроизводства, и конституционного судопроизводства в частности, является дискуссионным, поскольку дискуссионными остаются более общие вопросы о понятии юридического процесса и его соотношении с понятием юридической процедуры», при этом добавляет, что «сущностной основой конституционного процесса (в ее понимании это и есть конституционное судопроизводство) следует связывать со специальной реализацией, через институт конституционной юстиции» [8, c. 196].

Необходимо обратить внимание, что понятие конституционного судопроизводства считается производным понятием от понятия судебной власти, в связи с чем хотелось обратится к анализу научных подходов сущности судебной власти в реализации судопроизводства. Начну с довольно интересной позиции высказанной Дмитриева Ю. А., который определяет сущность судебную власть в виде реализуемых посредством судопроизводства особых государственно-властных отношений между судом и иными субъектами права, возникающие в процессе рассмотрения и разрешения правовых конфликтов, с целью защиты и восстановления судом нарушенного права, и определения мер ответственности виновного или ограждения от ответственности невиновного [9, c. 45].

Панова И. В. в своей работе подробно исследует существующие в конституционно-правовой науке довольно различные подходы к пониманию термина судебная власть и судопроизводство и на основании их сравнительного анализа приходит к выводу о том, что «конституционное судопроизводство является одним из видов судебно-юрисдикционного процесса наряду с административным, гражданским, уголовным и арбитражным [10, c. 233].

Гречкина О. В. в своей статье отмечает, что категория «конституционное судопроизводство» не нашла отражения в действующем законодательстве и является предметом научных дискуссий. Из множества точек зрения о содержании данной категории, она приходит к выводу о том, что это «деятельность уполномоченных органов и в первую очередь Конституционного Суда РФ по разрешению вопросов конституционного характера, связанная с применением мер государственного принуждения» [11, c. 104].

Зорькин В. Д., аргументируя столь многогранную функциональность Конституционного Суда РФ в рамках российской правовой системы пишет, что именно этот орган «даёт общеобязательное, нормативное толкование Конституции, прекращает действие признанных им несоответствующими Конституции нормативных актов или не допускает их вступления в силу (нератифицированный договор РФ) либо, признавая закон не противоречащим Конституции, даёт толкование (путём выявления его конституционно-правового смысла), которое служит непременным условием его конституционности, и имеет, стало быть, нормативное значение для всех правоприменителей, в том числе судов общей юрисдикции».

Однако именно подобный «особый» статус Конституционного Суда РФ позволяет рассуждать о том, является ли данный орган собственно органом правосудия — судом, или же представляет собой квазисудебный орган, осуществляющий в первую очередь контроль, а не отправляет правосудие. Анализ законодательства даёт однозначный вывод о системном положении Конституционного Суда РФ. Так, согласно ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» Конституционный Суд РФ является неотделимой частью системы судов Российской Федерации, характеризующейся своим единством.

Фактически из приведенных выше позиций можно сделать вывод о двух подходах к вопросу конституционного судопроизводства — широком и узком. Согласно первому, под конституционным судопроизводством понимается нет только процессуальная деятельность Конституционного Суда РФ в рамках ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», а все его действия, направленные на политические, общественные, социальные, международные и иные преобразование и совершенствование норм конституционного права, т. е. вся деятельность Конституционного Суда, затрагивающая вопросы конституционного (государственного) строительства. Здесь верно отмечается В. А. Лебедев, «в широком понимании конституционное судопроизводство направлено ко всему демократическому ходу разработки, принятия и реализации Конституции» [12, c. 107].

Узкий подход сводится к определенно законодательной процедуре по разрешению различных социальных конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм права и принятием общеобязательных решений, подкрепленных государственным принуждением. В связи с чем в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» [3] конституционное судопроизводство строится на принципах, отражающих задачи и сущность демократического правового государства, его основные принципы закреплены в Конституции и вытекающем из нее федеральном законодательстве.

Под конституционным судопроизводством необходимо понимать определенные Конституцией РФ, федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде РФ» и Регламентом Конституционного Суда РФ порядок и процедуру рассмотрения и решения дел и вопросов, которые принадлежат непосредственно к компетенции Конституционного Суда РФ. Конституционное судопроизводство базируется на устоявшихся демократических принципах и имеет определенные особенности. К таким особенностям следует отнести следующее:

Во-первых, Конституционный Суд РФ устанавливает фактические обстоятельства дела лишь в той мере, в какой они могут непосредственно влиять на оценку конституционности оспариваемого закона либо некоторых его норм. Отсюда задача представителя заключается в приведении аргументированной юридической и научной доказательственности своей позиции, к возможностям помочь суду обнаружить достаточное научно обоснованное решение.

В Конституционном Суде РФ существенно ограничены возможности избрания тактики отстаивания интересов лица. Публичность, яркость выступления не оказывают тут такого влияния, как в судах низшей инстанции. Нужно уметь выстраивать ситуацию и искать решение, которое будет строго обоснованно законодательством.

Во-вторых, конституционный процесс, в отличие от иных видов процессов, очень скоротечен — только одна инстанция. Решения Конституционного Суда РФ окончательны и не подлежат обжалованию и опротестованию.

В-третьих, у Конституционного Суда РФ нет установленной процедуры реализации его решений, т. е. нет механизма принуждения государственных органов и их должностных лиц к осуществлению подобных решений, если они добровольно ему не подчиняются. На практике часто встречаются случаи вторичных обращений в данный Суд по одному и тому же вопросу, так как первичное решение никем не было исполнено. Нередко положительное решение Конституционного Суда РФ провоцирует новое разбирательство, в основном судебное, того дела, по которому был использован нормативный акт, который признан неконституционным.

В-четвертых, защита конституционных прав и свобод в конституционном процессе осуществляется как через отстаивание прав определенного лица, так и в виде защиты прав и свобод всех граждан, по отношению к которым может быть использован оспариваемый правовой акт, т. е. всегда охраняются публичные интересы.

То есть конституционный порядок судопроизводства — это инстанция своими главными чертами очень схожая с первой инстанцией. Тут также судом прямо рассматриваются доказательства. Отличия между подобными инстанциями, как минимум, состоит в субъекте, который осуществляет подобное судопроизводство, т. е. Конституционный Суд РФ, поводах и основаниях начала судопроизводства, а также полномочиях указанной инстанции и итогах принятого ею решения.

Таким образом, основной функцией судебной власти является осуществление правосудия. Правосудие представляет собой вид государственной деятельности, направленной на рассмотрение и разрешение правовых конфликтов в рамках конституционного, гражданского, арбитражного, административного, уголовного судопроизводства с целью защиты и восстановления нарушенных прав и интересов человека и гражданина, общества, государства. Важной чертой конституционного судопроизводства является её полнота и неизменность Отмена или изменение судебного решения со стороны кого бы то ни было — невозможно, а вступившее в законную силу решение суда является обязательным для сторон.

Таким образом, закрепление спецификации конституционного судопроизводства есть неотъемлемая часть основ современного конституционного строя Российской Федерации, оно императивно отражает основные направления деятельности, функции и принципы осуществления правосудия. Осмысление роли судебной власти в современном мире возрастает, а развитие ветви судебной власти увеличит шансы применения справедливого и беспристрастного положения жесткой нормы материального права к фактическому спору.

Целью же конституционного правосудия можно считать обеспечение единства законодательной и судебной практики в защите прав и свобод человека и гражданина. Это означает, что Конституционный Суд РФ должен оказывать большое влияние на совершенствование российского законодательства и его соответствие служению конституционно-правовым ценностям (в первую очередь — человеку, его правам и свободам), способствовать построению в Российской Федерации правового государство, одной из существенных черт которого является развитое гражданское общество и доверие граждан к государственным структурам.

  1. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 30.10.2018) «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1; 2020. № 45. Ст. 6823.
  2. Судебная власть / Под ред. И. Л. Петрухина. М.: Издательство «Проспект», 2003 г. — С. 37.
  3. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ред. от 29.07.2020) // СЗ РФ. 25.07.1994. N 13. ст. 1447; 2020. № 37. ст. 4511.
  4. Витрук Н. В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс Учеб. пособие. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2010. — С. 339.
  5. Хабриева Т. Я. Конституционная реформа в современном мире: монография / Т. Я. Хабриева. — М: Наука РАН. 2016. — С. 112.
  6. Конюхова И. А. Конституционное право Российской Федерации: учебник и практикум для академического бакалавриата / И. А. Конюхова, И. А. Алешкова. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2019. — 536 с.
  7. Бондарь Н. С. Конституционный Суд — это больше, чем суд! // Петербургский юрист. — 2016. — № 1. — С. 6–12.
  8. Овсепян Ж. И. Конституционно-судебное процессуальное право: у истоков отрасли права, науки и учебной дисциплины // Правоведение — 2019. — № 2. — С. 196.
  9. Дмитриев Ю. А. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека / Ю. А. Дмитриев, Г. Г. Черемных // Государство и право. — 1997. № 8. — С. 44–49.
  10. Панова И. В. Курс административно-процессуального права России: учебное пособие. — М.: Инфра-М; 2017. — С. 233
  11. Гречкина О. В. Таможенный контроль как административно-юрисдикционная деятельность // Право и практика. 2010. — С.104
  12. Лебедев В. А. Конституционные права и свободы человека и гражданина в современной России: концепция, ограничения, механизм охраны и защиты: монография / В. А. Лебедев. — М.: Проспект, 2016. — С. 107.
  13. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ред. от 29.07.2020) // СЗ РФ. 25.07.1994. N 13. ст. 1447; 2020. № 37. ст. 4511.

Основные термины (генерируются автоматически): конституционное судопроизводство, Конституционный Суд РФ, Российская Федерация, судебная власть, Конституционный Суд, конституционный процесс, Конституция РФ, гражданин, государственное принуждение, интересная позиция.

Термин конституционный процесс имеет многоаспектную интерпретацию в юридической сфере и богатую природу своей этимологии.


Российское государство в своей короткой истории имеет достаточно насыщенные этапы своего конституционного развития (конституционализма).

Начиная с 1905 г. впервые в истории российской государственности даровались населению «незыблемые» основы гражданской свободы (Манифесты «Об учреждении Государственной думы», «Об усовершенствовании государственного порядка», «О переустройстве Государственного совета») [3]. 23 апреля 1906 г. Основные государственные законы стали фактически первой конституцией, превратив Россию в конституционную монархию, отойдя от абсолютной.

Уже февральская революция 1917 г. привела к падению монархии, учредив Временное правительство, Россия обрела республиканскую форму правления. Социалистическая революция коренным образом поменяла политическую обстановку в стране.

10 октября 1918 г. V Всероссийский съезд Советов утвердил первую Конституцию РСФСР, которая устанавливала основы государственного устройства, закрепляла социально-экономические основы нового строя, включала Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа. 31 января 1924 г. II Съезд Советов СССР утвердил первую Конституцию СССР.

Причинами появления новых конституций стали возникновение нового государства, изменился социально-экономический и политический строй, кардинально образовавшееся новое государство обрело иную форму государства.

Сегодня рассмотренный термин «конституционный процесс» можно охарактеризовать как более емкое понятие, как историю конституционализма (конституционных реформ, смены конституций). Иными словами – это совокупность этапов жизненного цикла отдельно взятой конституции в их естественной последовательности, как историю конкретной конституции.

Практика многих государств показывает, что любая конституция как живой организм (вынашивается как проект, затем рождается на свет, развивается, совершенствуется и, наконец, прекращает свое существование) [1].

Конституционный процесс в своем историческом развитии имеет юридическое и фактическое воплощение конституции: первое отличается от реальной мерой воплощения идей конституции в жизнь.

Юридическое положение конституции всегда отстает от фактического, связано это прежде всего с нецелесообразностью исчерпывающего конституционного урегулирования всей совокупности существующих общественных отношений, так как основной закон страны регулирует основные, наиболее значимые, существенные общественные отношения [4].

В условиях социальной стабильности развитие конституции имеет достаточно устойчиво-поступательный характер [2]. Стоит учесть, что в условиях стабильности расхождение между юридической и фактической конституциями прогреcсируется, в том числе в силу отсталости писаной конституции, ее неспособности в полной мере соответствовать реалиям общественной жизни.

Принятие новой конституции ознаменует совершенно новой, качественной динамики в политической обстановки, так как разрешается конституционный кризис, фактическая конституция получает скачкообразное приращение за счет новых норм новой конституции.

Фактическая (реальная) конституция всегда богаче, шире, чем конституция писаная. Это связано с тем, что фактическая конституция впитывает в себя не только нормы права, но и обычаи, традиции, которым следует население страны. Фактическая конституция возникла раньше всех писаных конституций и переживет каждую из них, потому что существует в сознании и практике общества, а не на бумаге.

Понимание сущности юридической и фактической конституций открывает новые возможности для развития всего конституционного права. Реальная конституция должна стать предметом совместных исследований ученых-конституционалистов как источник идей, которые подталкивают развитие, совершенствование юридической конституции, становятся предметом законотворческой деятельности.

Список использованных источников

1. Авакьян С. А. Конституционное право России. Учебный курс: учеб. пособие: в 2 т. 5-е изд. М., 2015. Т. 1.

2. Боброва Н. А. 20 лет и 20 недостатков Конституции России // Конституционное и муниципальное право. 2013. - № 3.

3. Тлехатук А.К., Дзыбова С.Г. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации в системе средств защиты избирательных прав граждан // Конституционное и муниципальное право. 2017. - № 8.

4. Хабриева Т. Я., Чиркин В. Е. Теория современной конституции. М. - 2007.

Термин конституционный процесс имеет многоаспектную интерпретацию в юридической сфере и богатую природу своей этимологии.


Российское государство в своей короткой истории имеет достаточно насыщенные этапы своего конституционного развития (конституционализма).

Начиная с 1905 г. впервые в истории российской государственности даровались населению «незыблемые» основы гражданской свободы (Манифесты «Об учреждении Государственной думы», «Об усовершенствовании государственного порядка», «О переустройстве Государственного совета») [3]. 23 апреля 1906 г. Основные государственные законы стали фактически первой конституцией, превратив Россию в конституционную монархию, отойдя от абсолютной.

Уже февральская революция 1917 г. привела к падению монархии, учредив Временное правительство, Россия обрела республиканскую форму правления. Социалистическая революция коренным образом поменяла политическую обстановку в стране.

10 октября 1918 г. V Всероссийский съезд Советов утвердил первую Конституцию РСФСР, которая устанавливала основы государственного устройства, закрепляла социально-экономические основы нового строя, включала Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа. 31 января 1924 г. II Съезд Советов СССР утвердил первую Конституцию СССР.

Причинами появления новых конституций стали возникновение нового государства, изменился социально-экономический и политический строй, кардинально образовавшееся новое государство обрело иную форму государства.

Сегодня рассмотренный термин «конституционный процесс» можно охарактеризовать как более емкое понятие, как историю конституционализма (конституционных реформ, смены конституций). Иными словами – это совокупность этапов жизненного цикла отдельно взятой конституции в их естественной последовательности, как историю конкретной конституции.

Практика многих государств показывает, что любая конституция как живой организм (вынашивается как проект, затем рождается на свет, развивается, совершенствуется и, наконец, прекращает свое существование) [1].

Конституционный процесс в своем историческом развитии имеет юридическое и фактическое воплощение конституции: первое отличается от реальной мерой воплощения идей конституции в жизнь.

Юридическое положение конституции всегда отстает от фактического, связано это прежде всего с нецелесообразностью исчерпывающего конституционного урегулирования всей совокупности существующих общественных отношений, так как основной закон страны регулирует основные, наиболее значимые, существенные общественные отношения [4].

В условиях социальной стабильности развитие конституции имеет достаточно устойчиво-поступательный характер [2]. Стоит учесть, что в условиях стабильности расхождение между юридической и фактической конституциями прогреcсируется, в том числе в силу отсталости писаной конституции, ее неспособности в полной мере соответствовать реалиям общественной жизни.

Принятие новой конституции ознаменует совершенно новой, качественной динамики в политической обстановки, так как разрешается конституционный кризис, фактическая конституция получает скачкообразное приращение за счет новых норм новой конституции.

Фактическая (реальная) конституция всегда богаче, шире, чем конституция писаная. Это связано с тем, что фактическая конституция впитывает в себя не только нормы права, но и обычаи, традиции, которым следует население страны. Фактическая конституция возникла раньше всех писаных конституций и переживет каждую из них, потому что существует в сознании и практике общества, а не на бумаге.

Понимание сущности юридической и фактической конституций открывает новые возможности для развития всего конституционного права. Реальная конституция должна стать предметом совместных исследований ученых-конституционалистов как источник идей, которые подталкивают развитие, совершенствование юридической конституции, становятся предметом законотворческой деятельности.

Список использованных источников

1. Авакьян С. А. Конституционное право России. Учебный курс: учеб. пособие: в 2 т. 5-е изд. М., 2015. Т. 1.

2. Боброва Н. А. 20 лет и 20 недостатков Конституции России // Конституционное и муниципальное право. 2013. - № 3.

3. Тлехатук А.К., Дзыбова С.Г. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации в системе средств защиты избирательных прав граждан // Конституционное и муниципальное право. 2017. - № 8.

4. Хабриева Т. Я., Чиркин В. Е. Теория современной конституции. М. - 2007.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: