Президент адвокатской палаты рф кто

Обновлено: 24.09.2022

Вслед за расширением полномочий полиции в Госдуму вносят пакет поправок в закон об адвокатуре. Минюст планирует наделить себя правом через суд лишать адвокатов статуса и контролировать отношения защитников с доверителями. Сейчас от таких вмешательств защищает самоуправление адвокатских палат, гарантии адвокатской тайны

Юлия Сунцова

Более 800 юристов подписали публичный призыв защитить российскую адвокатуру от давления Минюста. Такова реакция профессионального сообщества на готовящиеся поправки в федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ», разработанные профильным министерством.

Корректировка закона фактически превращает адвокатуру в придаток государственных органов, считают авторы обращения.

«Объем поправок существенный. Они фундаментально меняют статус адвокатуры и принципы её функционирования как независимого института . Цель законопроекта – продолжить курс на уничтожение адвокатуры как установленного Конституцией независимого института защиты прав и свобод человека, усилить рычаги государственного давления на неё, окончательно подчинить адвокатуру и адвокатов исполнительной власти в лице Министерства юстиции», - говорится в обращении.

Какие именно нововведения вызвали дискуссию?

«ИЗЛИШКИ» САМОУПРАВЛЕНИЯ

Сегодня органы адвокатского самоуправления – региональные палаты самостоятельно рассматривают жалобы на адвокатов и принимают решение об их наказании или освобождения от такового. Президент Палаты инициирует внутреннее разбирательство, далее дело выносится на квалификационную комиссию, в которую входят в том числе представители судебной и законодательной властей, выводы комиссии изучает Совет палаты. Он же – Совет палаты выносит решение о привлечении (освобождении) адвоката к дисциплинарной ответственности, вплоть до лишения его адвокатского статуса.

На адвоката может пожаловаться кто угодно, даже органы Минюста. Но сегодня адвокат защищен так называемым предварительным фильтром. Президент палаты сначала оценивает поступившую жалобу и только потом решает, что с ней делать - может вообще не давать ей ходу, не выносить на обсуждение, отклонить.

Более того, решение Совета палаты сегодня является окончательным для автора жалобы. Оспорить его в суде может только сам адвокат, неудовлетворенный итогом разбирательства, больше такого права ни у кого нет.

Поправка Минюста в статью 17.1 Закона запрещает адвокатским палатам отказывать в возбуждении дисциплинарного производства. Любое представление министерства и его территориальных подразделений автоматически запускает процедуру рассмотрения жалобы. Помимо этого, Минюст наделяет себя правом обжаловать «отказное» или непонравившееся ему решение Совета палаты в суде.

Законопроект превращает адвокатуру в совершенно зависимую от Минюста структуру, можно сказать, в свое подразделение, комментируют адвокаты.

- Меняется дисциплинарное производство, дисциплинарные процедуры. В квалификационную комиссию вводят еще одну фигуру – представителя научного сообщества, кто это и для чего – не объясняется. Окончательное решение о профессиональной судьбе адвоката будет принимать суд по ходатайству Минюста. Много вы знаете случаев, когда суд отказывал представителям государства? - говорит член Адвокатской палаты Москвы, один из авторов обращения «Защитим российскую адвокатуру» Илья Сидоров.

Смысл адвокатской деятельности, в серьезных уголовных процессах, по крайней мере – обеспечивать состязательность сторон, оппонировать государству. Следователь и прокурор получают зарплату от государства и это правильно - они представляют интересы государства. Адвокат получает гонорар от клиента, так как защищает его частные интересы, по этой причине адвокат должен всегда находиться по ту сторону от государства, говорят инициаторы обращения.

- Адвокаты, как и следователи, прокуроры, судьи, конечно, тоже допускают нарушения, в этом смысле они небезгрешны, и такие факты существуют, есть даже привлечения к уголовной ответственности. Но, с другой стороны, все мы видим, как сегодня органы следствия подрывают тот самый принцип, ради которого адвокатура строилась и существует. Принцип состязательности сторон. Угроза принципу состязательности всё чаще возникает именно потому, что следователя, прокурора не устраивает активная позиция адвоката, формы защиты, которые он выбирает, и они этого активного адвоката пытаются из дела вывести, устранить. Один из самых быстрых способов – поставить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности вплоть до требования исключить из адвокатского сообщества, - считает бывший Генпрокурор России (1991-1993 гг), заслуженный юрист Валентин Степанков.

Лишение палат возможности предварительно оценивать претензии в адрес адвокатов предварительной оценки жалоб на адвокатов развязывает руки жалобщикам, позволяет слать такие обращения часто и не задумываясь о качестве. Сегодняшний же закон требует предъявления обоснованных нарушений со стороны адвокатов.

Минюст имел все те права, о которых просит, в Советском Союзе - видимо, решил восстановить. Для чего же чиновникам вновь понадобилась дополнительные возможности?

- Часто обращения в адвокатские сообщества в территориальных органах отклоняются или не удовлетворяются, и поднимать планку инициаторам обращений не всегда удобно, - говорит Степанков. – На мой взгляд, в последующем такие ходатайства будут напрямую поступать в Минюст, в первую очередь от следователей ФСБ. В советское время перечень статей, которые относились к подследственности КГБ не превышало десятка – полутора десятка статей. Сегодня количество статей, подследственности тех видов преступлений, которые может вести ФСБ - свыше 100 составов преступлений. Я думаю, если законопроект пройдет, они и будут пользоваться этим каналом.

КИС АР – ЦИФРОВОЙ ЗАГОН ДЛЯ АДВОКАТОВ И УПРАЗДНЕНИЕ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ

Еще одна спорная поправка – в статью 39.1 Закона. Она обязывать Федеральную палату адвокатов (ФПА) ежедневно и круглосуточно «обеспечивать с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» свободный и прямой доступ неограниченного круга лиц к сведениям, содержащимся в КИС АР [комплексной информационной системе адвокатуры России]». Вместе с тем, статьей 20 Закона вводится пункт, согласно которому больше не требуется согласия доверителя на обработку его персональных данных, полученных работниками адвокатуры в связи в оказанием ему юридической помощи. Аналогичным положением дополняется и пункт 3 ст. 18 Закона, который ранее обеспечивал защиту конфиденциальных сведений о доверителе.

На практике весь этот нормотворческий шифр означает упразднение гарантий адвокатской тайны, объясняют спикеры.

- КИС АР разрабатывает Сбербанк – структура, аффилированная с государством, и ей мы должны передавать данные, которые вообще-то составляют адвокатскую тайну. Ей мы должны передавать сведения о частной жизни адвоката? Именно к этому же и обязывают. Всё очень похоже на сооружение загона для адвоката, в котором его деятельность становится невозможной. А кто ж к нему пойдет, если он с порога просит расписаться в том, что не будет сохранять адвокатскую тайну, что всю рассказанную информацию передаст прямиком государству? – задается риторическим вопросом адвокат, председатель московской коллегии адвокатов «Карабанов и партнеры» Александр Карабанов.

Адвокатский реестр сегодня ведется отдельно по регионам. Его хотят унифицировать и сделать единым для всей территории России. Как объясняется нужда в некой единой базе, где будут храниться сведения об адвокатах и их доверителях? Чиновники нам отвечают: реестр будет защищать самих же граждан от самозванцев. Только адвокаты с серьезным уровнем подготовки, надлежащей квалификацией и высокими стандартами ведения адвокатской деятельности смогут в него попасть.

Судьи, допуская защитника по доверенности или по ордеру в тот или иной процесс, смогут сличить его с единым реестром и быстро свои сомнения устранить. Кто перед судом? «Качественный» адвокат или авантюрист, покушающийся на основы российского правосудия?

Что следует прямо из поправок?

- Вводится некая автоматизированная система КИС АР, перечень вводимых туда данных не оговорен. Что такое дополнительное наполнение реестра, никто не знает. А главное зачем серьезный документ общественной организации отдавать чиновникам? Мы, адвокаты, по первому указанию Минюста, забыв об адвокатской тайне, должны вносить туда информацию о доверителе. Человек, пришедший к адвокату, разрешает это делать с ним автоматически, просто самим фактом обращения за юридической помощью. Кроме глубокого недоумения это требование ничего не вызывает, - комментирует Илья Сидоров.

ВЫДАЧА ОРДЕРОВ СТРОГО ПО РАСПИСАНИЮ

Еще одна дискуссионная поправка – об ордерах. Поправка в ст. 6 Закона разрешает выдачу ордеров адвокатским палатам, которые будут делать это под контролем Минюста.

Всегда ордера выдавали адвокатские кабинеты. Что за новая функция у палат такая? Зачем им вдруг понадобилось выдавать ордера?

Адвокаты выдвигают свои предположения, опираясь на недавний пример.

«Про карманных адвокатов сегодня много говорят. В одном громком процессе у подсудимого был свой адвокат, но в суд ему прислали чужого. Инициировалось такое назначение адвоката как раз через адвокатскую палату путем передачи ордера. У судьи появляются данные об этом ордере, и соответственно адвокату по соглашению предлагают постоять за дверьми, поскольку ордер от палаты поступил раньше…», - рассказывают они.

- Излишняя бюрократизация, формализация. Выдача ордеров палатами по согласованию с Минюстом усложняет, замедляет процесс, а главное затрудняет доступ гражданина к адвокату в критических ситуациях, когда защитник требуется быстро, когда человеку грозит привлечение к уголовной ответственности, арест, - рассуждает Валентин Степанков.

КАК НОВОВВЕДЕНИЯ ОТРАЗЯТСЯ НА ЖИЗНИ ГРАЖДАН

Адвокат должен быть обеспечен защитой, когда он участвует в процессе. Однако сегодня, защищая клиента в суде, адвокат вынужден защищать одновременно и клиента, и себя, и свои полномочия. Огромное количество дел о привлечении адвокатов к ответственности заставляет здесь и сейчас думать, как защититься от административной машины. Проблемы становятся хроническими. Закон говорит о праве адвокатов по удостоверению попадать в определенные категории судов, но практика показывает, что право не действующее. В последние годы сюда надо добавлять отделения органов внутренних дел, которые просто массово закрываются с привозом туда задержанных во время массовых выступлений. Адвокаты со своим удостоверением не могут сделать ничего, даже минимум – просто попасть в эти отделения, рассуждают адвокаты.

- Своей правозащитной деятельностью адвокат сражается с государственной гидрой. Одна голова - следственно–оперативный блок, и мы видим, сколько нарушений допускает это направление, когда задерживают, подбрасывают и что только не делают. Следующая голова – прокуратура, которая должна надзирать за оперативными и следственными действиями. Третья – наш независимый суд. Сегодня государство достает свой козырь из кармана, пытаясь расширить полномочия Минюста и фактически лишать адвокатов статуса через дисциплинарное производство, - говорит Александр Карабанов. - Исполнение предложенной инициативы – надевание строгого поводка на адвокатов и создание карманного полка, который будет заниматься только имитацией своей работы. Адвокаты, включенные по серьезным делам, конечно же, теперь вынуждены хорошо подумать, прежде чем писать жалобы, выбирать методы защиты – что-то сделаешь не так и лишишься работы. Закономерным следствием такого порядка станет значительное снижение качества адвокатуры. Суды итак почти не выносят оправдательных приговоров в России. Новые поправки отбирают у адвокатов право защищать. Удар по правам человека, удар по гражданскому обществу.

Новые поправки в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» готовились форсированными темпами. На процедуру общественного обсуждения законопроекта было отведено всего две недели (2-16 декабря). Не то что общество, сами адвокаты не успели ничего понять.

- Многие коллеги звонят нам и спрашивают, правда ли всё то, что говорят о поправках или нет, - говорит автор обращения «Защитим российскую адвокатуру» .

В совокупности новый закон упраздняет независимость адвокатуры, конфиденциальный характер общения адвоката и доверителя, ставят адвоката в зависимое положение от органов исполнительной власти, позволяя им, при необходимости, наносить «точечные» удары по отдельным представителям адвокатского сообщества. За последние годы законодательство в отношении гражданских прав и свобод значительно ужесточилось. Существенно усилилось давление на гражданское общество и СМИ. Очевидно, возросло количество политически мотивированных дел. В условиях, когда судебная система является, по сути, структурным подразделением органов исполнительной власти, институт независимой адвокатуры обеспечивает последний механизм защиты демократических ценностей и прав человека. В случае принятия проводимых поправок российское общество лишится этой своей последней защиты, подытоживают авторы обращения.


Семеняко Евгений Васильевич

Первый вице-президент ФПА РФ

Родился 8 ноября 1947 г.
В 1971 г. окончил Ленинградский государственный университет им. Жданова. В том же году пришел в адвокатуру.
С 1977 по 1983 гг. являлся членом Ленинградского городского суда.
С 1983 г. снова в адвокатуре.
С 1988 г. – член президиума Ленинградской коллегии адвокатов.
С 1991 г. – Председатель президиума Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.
С 1997 года – кандидат юридических наук.
Международным аттестационным Советом Европейской Ассоциации научных институтов в 2007 г. присвоена ученая степень доктора юридических наук.
С 2002 г. – президент Адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга.
2003 г. – президент Федеральной палаты адвокатов РФ.
Президент Российской академии адвокатуры и нотариата им. Ф.Н. Плевако. Председатель Комиссии по вопросам адвокатуры и нотариата Ассоциации юристов России.
Награжден орденом Русской Православной Церкви Преподобного Сергия Радонежского III степени, орденом «За верность адвокатскому долгу», Золотой медалью имени Ф.Н. Плевако, медалью «200 лет Министерству юстиции Российской Федерации», лауреат Высшей юридической премии «Фемида».
Заслуженный юрист Российской Федерации.


Гриб Владислав Валерьевич

Вице-президент ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, доктор юридических наук, профессор, главный редактор Издательской группы «Юрист», главный редактор журнала «Человек и Закон», член Общественной палаты России, член Президиума Ассоциации юристов России.

Родился 16 мая 1972 в г. Умани Черкасской области.
В 1996 году закончил Международно-правовой факультет Московского государственного института международных отношений МИД РФ.
1993 – выступил инициатором создания общероссийской общественной организации «Молодежный союз юристов России» и стал его Президентом.
С 1993 учредитель и главный редактор федерального журнала «Юрист», а с 1997 – издательской группы «Юрист».
В марте 2000 на Учредительном съезде общероссийского общественного объединения «Российский Союз Юристов» единогласно был избран вице-президентом и Председателем Исполкома Союза.
В 2005 избран членом Общественной палаты Российской Федерации, в 2007 переизбран вновь.
С декабря 2005 член Президиума Ассоциации юристов России, заместитель председателя Правления Ассоциации юристов России.
С 2007 – главный редактор журнала «Человек и закон».
С 2011 - член Общественного совета при Министерстве внутренних дел России.
В январе 2012 избран заместителем секретаря Общественной палаты Российской Федерации.
Член Экспертно-консультативного совета при Председателе Счетной палаты Российской Федерации, научно-консультативных, экспертных и общественных советов ряда организаций.
Награжден медалями «За усердие II степени» Министерства юстиции РФ, «За содействие МВД РФ» Министерства внутренних дел РФ, «Медалью А.Ф. Кони», медалями к 200-летию Министерства юстиции РФ и Министерства внутренних дел РФ, знаком Министерства образования РФ «Почетный работник молодежной сферы» и рядом других.


Володина Светлана Игоревна

Доцент МГЮА, Директор Института адвокатуры
Родилась 16 октября 1961 г. в Москве.
В 1983 г. окончила Всесоюзный юридический заочный институт и стала стажером, а затем адвокатом Московской областной коллегии адвокатов (МОКА).
С 1990 г. – преподаватель кафедры гражданского права Московской государственной юридической академии
С 1997 г. – член квалификационной комиссии МОКА.
С 1998 г. – заместитель заведующего кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии.
С 2002 г. – кандидат юридических наук, доуент МГЮА.
С 2003 г. – доцент кафедры адвокатуры и нотариата МГЮА, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата.
С 2008 г. – директор института Адвокатуры.
Почетный адвокат России, заслуженный юрист г. Москвы, награждена серебряной медалью Плевако Ф.Н. и орденом Федеральной палаты адвокатов России «За верность адвокатскому долгу»


Резник Генри Маркович

Президент Адвокатской палаты г. Москвы,
вице-президент ФПА РФ
Родился 11 мая 1938 года в Ленинграде.
В 1962 г. окончил юридический факультет Казахского государственного университета. С этого же года – следователь следственного управления Министерства внутренних дел Казахстана.
Кандидат юридических наук.
С 1966 г. – следователь по особо важным делам.
В 1969 г. окончил очную аспирантуру Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Прокуратуры СССР, остался работать в этом же институте научным сотрудником.
С 1982 по 1985 г. - заведующий научно-исследовательской лаборатории Всесоюзного института усовершенствования работников юстиции (ныне Правовая академия Министерства юстиции РФ).
С 1985 г. - адвокат Московской городской коллегии адвокатов.
В 1989-1991 гг. - возглавлял НИИ адвокатуры Союза адвокатов СССР.
С 1997 по 2002 гг. – председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов.
С 2002 г. – президент Адвокатской палаты г. Москвы.
С 2005 г. – член Совета ФПА РФ.
Член Общественной палаты Российской Федерации.
Награжден Золотой медалью имени Ф.Н. Плевако, Почетным знаком "Общественное признание".
Вице-президент Федерального союза адвокатов России.
Вице-президент Международного союза (содружества) адвокатов.
Заслуженный юрист Российской Федерации.


Галоганов Алексей Павлович

Вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты Московской области
Заслуженный юрист РФ

Родился 28 января 1954 г.

В 1979 г. окончил юридический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Кандидат юридических наук.

С 1979 г. стажер Московской областной коллегии адвокатов.
С 1980 по 1983 – адвокат Коломеской юридической консультации МОКА.
С 1983 по 1985 – адвокат Воскресенской юридической консультации МОКА.
С 1985 по 1986 – адвокат Раменской юридической консультации МОКА.
В 1986 – 1988 г. – заведующий Воскресенской юридической консультацией, член Президиума Московской областной коллегии адвокатов.
С 1988 г. – председатель Президиума МОКА.
В 1994 г. и в 1999 г. избирался президентом Федерального союза адвокатов России.
С 2002 г. – президент Адвокатской палаты Московской области.
С 2003 г. - член Совета ФПА.
Один из инициаторов создания Союза адвокатов СССР, Федерального союза адвокатов России (ФСАР). Президент ФСАР.
Награжден медалью «В память 850-летия Москвы», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью «200 лет Министерству юстиции Российской Федерации», Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако. Почетный адвокат России. Первый Почетный гражданин Погарского района Брянской области.


Шаров Геннадий Константинович

Вице-президент ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты г.Москвы

Родился 25 октября 1949 г.
В 1968 г. окончил Московский авиационный техникум, в 1976 г. – Всесоюзный заочный юридический институт.
Кандидат юридических наук.
Начал трудовую деятельность в 1967 г.
С 1975 г. – старший юрисконсульт в Миннефтепроме СССР.
С 1976 г. – адвокат Московской городской коллегии адвокатов (МГКА).
С 1986 г. – заведующий юридической консультацией № 11 МГКА.
С 2003 г. – директор адвокатской конторы «Санкталекс».
С 1998 г. по настоящее время – член президиума МГКА.
Вице-президент Федерального союза адвокатов России и Международного Союза (Содружества) адвокатов.
Председатель Третейского суда Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), третейский судья Арбитражной комиссии при Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ).
Награжден медалями «Ветеран труда», «В память 850-летия Москвы», «Анатолий Кони», «200 лет Министерству юстиции Российской Федерации», орденом «За верность адвокатскому долгу», Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако, Золотой медалью итальянской адвокатуры, орденом Русской Православной Церкви Преподобного Сергия Радонежского III степени.

Федеральная палата адвокатов рассматривает свою деятельность в неразрывной связи с полуторавековой историей российской адвокатуры, образованной в 1864 г. в ходе судебной реформы императора Александра II. Адвокатское сообщество бережно относится к своей истории и чтит традиции, сложившиеся в российской адвокатуре.

1864
Введение института присяжных поверенных в ходе судебной реформы императора Александра II.
Сословие присяжных поверенных выработало и закрепило основные традиции и принципы, способствовавшие корпоративной консолидации, самоуправлению и независимости института адвокатуры.
Согласно Судебным уставам, адвокатура состояла при «судебных местах» – судебных палатах и окружных судах, при палатах формировались органы адвокатского самоуправления – советы присяжных поверенных.

1917
24 ноября 1917 г. Декретом Совнаркома № 1 «О суде» прежняя судебная система вместе с институтом присяжных поверенных была упразднена.

1922
Приняты УПК РСФСР и Положение о коллегии защитников, в какой-то мере возвращавшие адвокатам их роль в судебном процессе и право на профессиональное объединение. При этом надзор за адвокатской деятельностью осуществляли как суды и прокуратура, так и органы исполнительной власти на местах – губисполкомы.

1939
Принято Положение об адвокатуре СССР, которое сохранило зависимость адвокатуры от органов власти, ее подконтрольность государственным и партийным органам. Представители этих органов имели право исключать («отводить») адвокатов из коллегии.

1969
Принято новое Положение об адвокатуре: несмотря на то что коллегии адвокатов осуществляли свою деятельность по-прежнему под непосредственным контролем отделов юстиции исполкомов краевых, областных и городских Советов депутатов трудящихся, самоуправление в адвокатском сообществе уже во многом напоминало дореволюционное.

1979
Принят первый в истории российской адвокатуры специальный закон, регламентирующий адвокатскую деятельность, – Закон «Об адвокатуре в СССР».

1980
Приняты Закон РСФСР «Об адвокатуре в РСФСР» и Положение об адвокатуре РСФСР. Эти документы не внесли принципиальных изменений в структуру адвокатского сообщества, но расширили права адвокатов.

1989
Создан Союз адвокатов СССР.

1991
Союз адвокатов СССР прекратил свое существование в связи с распадом государства.

2002
Подписан и вступил в действие Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».



2003
31 января состоялся I Всероссийский съезд адвокатов. По решению съезда образована Федеральная палата адвокатов РФ, избран Совет ФПА и Ревизионная комиссия ФПА. Принят Кодекс профессиональной этики адвоката.

2004
Приняты поправки в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
3 декабря в Колонном зале Дома союзов прошло торжественное собрание, посвященное 140-летию российской адвокатуры.


2005
8–9 апреля состоялся II Всероссийский съезд адвокатов.



2007
5 апреля состоялся III Всероссийский съезд адвокатов.

2008
18 июня в Санкт-Петербурге прошла первая церемония вручения Национальной премии в области адвокатуры и адвокатской деятельности.



2009
7 апреля состоялся IV Всероссийский съезд адвокатов.

Основными руководителями Федеральной палаты адвокатов является ее президент и вице-президенты, которые выполняют функции президента в его отсутствие. Президент избирается Исполнительным советом на четыре года и по истечению этого срока его полномочия прекращаются. Вице-президенты назначаются на два года по представлению президента.

Какие функции выполняет президент ФПА

Президент Федеральной палаты адвокатов может действовать от имени всех ее членов и быть представителем палаты в государственных структурах власти, органах местного самоуправления или в каких-то общественных организациях. Он имеет право вести переговоры с физическими и юридическими лицами, выдавать доверенности и совершать сделки от имени Федеральной палаты адвокатов и всех ее членов без предоставленного ими доверительного документа. Кроме того, в полномочии президента ФПА входит прием на работу и увольнение сотрудников палаты, распоряжение её имуществом, контроль за его назначением и за соответствием установленной советом смете. У президента Федеральной адвокатской палаты есть право возбудить дисциплинарное делопроизводство в отношении каких-то правозащитников, допустивших нарушение норм Кодекса профессиональной адвокатской этики. Он осуществляет созыв заседаний Исполнительного совета, контролирует исполнение решений этого совета и Всероссийского съезда адвокатов. Президент Федеральной палаты адвокатов входит в Консультативный совет Межведомственной комиссии, члены которого обеспечивают противодействие отмыванию денег, полученных преступным способом, и противостоят финансированию террористических организаций. Он координирует и контролирует работу региональных адвокатских палат РФ и осуществляет защиту прав их членов. В обязанности президента входит разработка эффективных методов профессиональной подготовки правозащитников и повышения уровня их квалификации. Полномочия Президента ФПА могут быть им перепоручены вице-президентам или членам Исполнительного совета в случае появления в этом необходимости. Президент может совмещать работу в Федеральной палате адвокатов с другой адвокатской деятельностью и прекратить свои полномочия раньше срока по личному заявлению. Кроме того, они могут быть прекращены в случае утери президентом статуса адвоката или при его переходе в другую адвокатскую палату.

Адвокаты выразили недоверие президенту Федеральной палаты адвокатов Юрию Пилипенко из-за поправки о пожизненном запрете на представительство в судах. Вместо того, чтобы биться за цех, он попросил закон Клишаса одобрить. А там, в толще бумаг - смертный приговор адвокатуре. Название этому - предательство, говорят юристы.

В день принятия «кастрационных поправок» президент Федеральной адвокатской палаты Юрий Пилипенко вместо того, чтобы выступать на стороне коллег и защищать подлинные интересы адвокатуры, отвесил увесистые благодарственные поклоны лоббирующему закон сенатору Клишасу. Благодаря такому лояльному представителю обсуждение документа №565 о внесении поправок в федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» заняло пять минут. Голосование пошло гладко… Внесенные изменения, по мнению адвокатского сообщества, тем временем, напрямую ведут к установлению монополии в отрасли, а также в обход конституционных прав легализуют расправу над неугодными адвокатами.

Надо отметить, что 469-ое заседание Совфеда 25 ноября вообще было необычайно плодоносным – за 6 часов сенаторы успели рассмотреть 64 вопроса. Адвокатский вопрос рассматривался сразу за законом о создании Реестра об иностранных агентах-физлицах, по обоим инициативам докладывал Андрей Клишас.

Примечательно, что в качестве вольного слушателя на заседание был приглашен президент Федеральной Палаты адвоката Юрий Пилипенко. Видно было, что роль кивалы ему самому была не очень-то и приятна. Но отказать Валентине Матвиенко перед самым ответственным моментом – голосованием он не смог, тем более, как отметил до него выступающий Клишас, «правительство тоже приняло активное участие в обсуждении поправок».

«Вопросы, пожалуйста, замечания. Юрий Сергеевич, может быть, вы что-то хотели сказать, пожалуйста» - обратилась к нему председатель Совфеда и из-под очков пристально на него посмотрела. Сидящий на балконе Юрий Пилипенко в бабочке в горошек привстал и отвечал: «Я хотел бы поблагодарить, Валентина Ивановна, хотел бы поблагодарить уважаемых сенаторов за то, что они проявили инициативу по внесению этого законопроекта. Действительно, как сказал Андрей Александрович, не всё гладко шло при обсуждении этого текста, но, тем не менее, тот компромисс, который на сегодняшний день достигнут, наверное, он наиболее подходящий для того, чтобы просить вас поддержать этот законопроект».

Адвокат Адвокатской палаты Москвы Рустам Чернов называет внесенные поправки уничтожением последнего оплота честного правосудия. «Новые Известия» излагают взгляд адвоката на состоявшееся событие.

Андрей Клишас перечислил только плюсы законопроекта, поблагодарил Правительство России за помощь. И совсем «забыл» упомянуть о пожизненном запрете на представительство в суде для лиц, лишенных статуса адвоката, что по факту означает запрет на профессию. Пробел дежурно восполнил сенатор Вячеслав Мархаев, адресовав самый тяжелый вопрос персонально Пилипенко: «Запрет на судебное представительство, лишение статуса – это пожизненно?» - спросил он.

«Спасибо, хороший вопрос. Я должен сказать, что опасения чрезмерны и не вполне обоснованы, прежде всего, хотел бы отметить, что любой адвокат, лишенный статуса, имеет возможность обжаловать это решение как в суде, так и в Федеральной палате адвокатов. Это первое. Второе: любой адвокат, лишенный статуса, имеет возможность уже через год после этого решения претендовать вновь на получение адвокатского статуса. И самое главное: представительство в суде не охватывает собой всю широту юридической профессии. Поэтому ни о каком пожизненном лишении права на судебное представительство речи в этой норме не идет», - ответил Юрий Сергеевич.

После выступления Юрия Пилипенко поправки были поставлены на голосование и приняты сенаторами единогласно.

- Надо сказать, что адвокатская общественность очень ждала компромисса именно в части поправки о пожизненном запрете на представительство в суде, всплывшей неожиданно ко второму чтению. Изначально в законопроекте от 18.05. 2018 к первому чтению ее не было вовсе. Представители Федеральной палаты адвокатов России 8 ноября говорили о том, что направили в Госдуму отрицательный отзыв. Общественность его, правда, так и не увидела. Пилипенко тогда отреагировал, сказал, что спорная поправка претерпела изменения, адвокаты, якобы, были услышаны. И что видим на деле? Все эти «были услышаны» - просто беззастенчивая, неприкрытая ложь, - говорит Рустам Чернов.

Адвокат, опираясь на документальную базу с сайта Госдумы, предлагает оценить чего стоят слова Пилипенко о найденном компромиссе. Как говорится, найди отличия:

Второе чтение (13.11.2019)

Третье чтение (20.11.2019)

б) пункт 3 дополнить абзацем следующего содержания:

«Лицо, статус адвоката которого прекращен по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 пункта 1 и подпунктами 1, 2 и 21 пункта 2 настоящей статьи, не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя.»;

б) пункт 3 дополнить абзацем следующего содержания:

«Лицо, статус адвоката которого прекращен по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 пункта 1 и подпунктами 1, 2 и 21 пункта 2 настоящей статьи, не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя.»;

Как видим, никаких изменений в законопроекте по поводу вето на представительство в действительности в ходе обсуждений внесено не было – ни после первого чтения, ни после второго.

- Новеллой в теории права и логики явилось заявление президента ФПА о том, что возможность обжалования запрета будто бы изменяет его содержание! Согласно блистательному заявлению Юрия Пилипенко, сам факт возможности обжалования бессрочного запрета на представительство в суде означает, что этот запрет не бессрочен, - продолжает Чернов. – А что же будет, если адвокат не успеет обжаловать решение о прекращении своего статуса в установленные сроки или, не дай Бог, ему в жалобе вдруг возьмут и откажут. Как же тогда рассказывать о пожизненном запрете как не о пожизненном?

Пожизненное лишение статуса – это, на самом деле, лишь пробный шар, в деле более важном для законодателей. Вводится настоящая адвокатская монополия, и вот тому доказательства. Адвокат Рустам Чернов проецирует, чем в будущем обернутся такие вот, на первый взгляд, безобидные компромиссы.

В Минюсте давно лежит Концепция реформирования рынка юридических услуг – и она доросла уже фактически до проекта нормативно-правового акта. В нем речь идет о возможности представительствовать в суде только юристам со статусом адвокатов. Соответственно, армия юристов, общественников, правозащитников, которые сегодня пока еще могут отстаивать интересы подзащитных в судах, имея на руках одни только дипломы об окончании юрфака, если хотят практиковать дальше, обязаны будут переквалифицироваться в адвокаты. Для ныне вольных независимых профессионалов это означает посписочное закрепление за адвокатскими палатами, и роль эта - крайне зависимая. Адвокатское сообщество уже сейчас понимает все риски перековки вольных юристов в подчиненных органов адвокатуры. Одно дело, когда вы - вольный юрист, работаете в частном бюро и не обслуживаете никого, кроме своих клиентов. Совсем другое дело, когда ваша деятельность как адвокатов регламентируется букетом нормативно-правовых актов. Когда вы не вправе отказаться от принятой на себя защиты клиентов, когда за вами надзирает квалификационные комиссии в лице судей, чиновников Минюста, депутатов и когда эта самая коллегия может лишить вас статуса только потому, что ей вдруг покажется, что вы где-то переходите тонкие этические грани, к слову, местами трактуемые весьма неоднозначно.

Запрос на «анафему» по этическим соображениям, впрочем, уже не только созрел у законодателей, но и активно практикуется. За последние месяцы по этическим мотивам были лишены работы профессиональный адвокаты. Сергей Наумов распрощался с адвокатурой из-за не одобренной коллегией одежды, Марк Фейгин - за посты в Facebook, Виталий Буркин – за критику судебной власти, Игорь Трунов – за свидетельства о коррупции в руководстве региональной адвокатуры, Денис Вяткин – за высказанный протест судейскому произволу, Александр Войцев – за просроченные членские взносы. Поправка Клишаса о пожизненном лишении статуса как раз переводит подобные «нарушения» из плоскости этических споров в правовое поле.

При установлении адвокатской монополии понятие вольнонаемный юрист ликвидируется. Любое действие адвоката, даже касающееся его личной жизни, попадает под лупу квалификационных комиссий. А сам факт попадания человека с юридическим образованием в сообщество тщательно фильтруется.

Президент адвокатской палаты, к слову, перестает играть в этих процессах решающую роль. По новому закону, он больше не может быть председателем квалификационной комиссии. Это «свято место» готовятся занять чиновники из Минюста, судьи, депутаты, также входящие в состав комиссий.

Все эти факторы вкупе сводят к минимуму реальные шансы народа на участие в госуправлении, в правосудии, считает адвокат.

Если сегодня любой человек еще может нанять себе адвоката, условно, за чек в 50 тысяч рублей, то с введением монополии плата взлетит до 500 тысяч рублей. Позволить себе такую защиту большая часть населения просто не сможет.

Сегодня с принятием «кастрационных поправок» для многих адвокатов актуализировался вопрос о сменяемости президента Федеральной палаты адвокатов. Почему Юрий Пилипенко, собственно, может позволить себе выступать в Совфеде со столь непопулярными, антицеховыми заявлениями?

- Удивительно, но факт – Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не содержит механизма отрешения Президента ФПА России от должности. Вообще, оказывается, не предусмотрено у нас в ФПА механизма импичмента. Президента избирает Совет ФПА, но не имеет права его от должности отстранить, - говорит Рустам Чернов.

Сами же выборы президента Федеральной адвокатской палаты при всем желании образцом независимости не назвать.

Во-первых, большинство адвокатов, даже в составе адвокатских палат правом голоса в выборах президента ФПА попросту не наделены. Участие в голосовании принимают исключительно члены Совета ФПА. Но кто эти голосующие люди, если присмотреться внимательно? Члены Совета ФПА назначаются и ротируются самим же президентом Федеральной палаты! Каков шанс, что они не проголосуют за благодетеля, чьей волей были совсем недавно включены в высший исполнительный орган своего профсообщества?

Адвокатские палаты могут, не менее чем третью состава, лишь выразить недоверие Совету. С этой целью собирается Внеочередной Всероссийский съезд, который прекращает полномочия Совета, выбравшего разочаровавшего их президента. Но . сам президент при этом остается неприкасаемым и должность свою сохраняет.

Поправки Клишаса только усугубляют этот клубок конфликта интересов - тем, что снимают ограничения по сроку нахождения такого президента в президентской должности. Если раньше президент ФПА мог пребывать на своем месте не более одного срока (в 4 года), то теперь все лимиты по главному креслу в Федеральной палате адвокатов сняты. Президент может избираться на столько сроков, на сколько захочет, и никто из коллег ему в этом вообще никак не воспрепятствует. Из-за отсутствия технической возможности сделать это.

Теперь, кажется, проясняется, какой именно компромисс с законотворцами Юрий Пилипенко имел ввиду…

«Новые Известия» направляли Юрию Пилипенко просьбу прокомментировать опасения коллег-адвокатов по поводу пожизненного лишения статуса на представительство в судах, но президент Федеральной палаты адвокатов предпочел занять позицию молчаливую.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: