Предпринимательская деятельность верховный суд что такое

Обновлено: 01.12.2022

В целях исключения возможности использования уголовного преследования для давления на бизнес в законодательстве предусмотрены дополнительные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности. В частности, определено, что ряд преступлений в сфере предпринимательства являются делами частно-публичного обвинения, то есть возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя – например, мошенничество, а также присвоение или растрата (ч. 3 ст. 20 УПК РФ). Установлен особый порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по делам об экономических преступлениях: определены четкие сроки вынесения соответствующего постановления, а также возвращения изъятых предметов и документов (ст. 81.1 УПК РФ). Кроме того, в некоторых случаях возмещение предпринимателями причиненного ущерба является самостоятельным основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 76.1 УК РФ).

По данным Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам, число осужденных за совершение преступлений в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности сократилось за пять лет в четыре раза: с 8000 человек в 2010 году до 2032 в 2015 году. Тем не менее это всего 0,2% от общего числа предпринимателей, дела в отношении которых были направлены в суды. За первое полугодие 2016 года было осуждено около 1000 человек, примерно четверть из которых освобождены судом от ответственности. Эти данные свидетельствуют о том, что практика необоснованного уголовного преследования предпринимателей все же сохраняется.

В связи с этим ВС РФ подготовил разъяснения о том, как следует применять соответствующие нормы Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса (Постановление Пленума ВС РФ от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности»; далее – Постановление № 48).

Особенности досудебного производства

Как отмечалось выше, уголовные дела о мошенничестве (ст. 159-159.3, ст. 159.5 УК РФ), присвоении или растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) возбуждаются только по заявлению потерпевшего, если эти деяния совершены ИП или юридическим лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. ВС РФ уточнил, что в случае, когда потерпевшим является коммерческая организация, такое заявление подается ее единоличным руководителем, руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председателем правления) или лицом, уполномоченным на представление интересов организации в уголовном судопроизводстве (п. 3 Постановления № 48).

Если же в совершении какого-либо из указанных преступлений обвиняется сам руководитель коммерческой организации, дело может быть возбуждено по заявлению органа управления, который, согласно уставу, назначает руководителя и прекращает его полномочия (к примеру, совета директоров). Данный орган может уполномочить иное лицо на обращение с заявлением о возбуждении дела в отношении руководителя.

При избрании меры пресечения судьям необходимо помнить, что заключение под стражу не применяется к подозреваемым и обвиняемым в совершении целого ряда преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, среди которых: незаконное предпринимательство, специальные составы мошенничества и др. (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Исключение составляют случаи, когда дело возбуждается в отношении лица, не имеющего постоянного места жительства в России, либо нарушившего ранее избранную меру пресечения, либо скрывшегося от органов предварительного следствия, а также когда личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Но даже при наличии любого из этих обстоятельств суды обязаны обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения в каждом конкретном деле, подчеркнул ВС РФ (абз. 2 п. 6 Постановления № 48).

Кроме того, Суд пояснил, что если перечисленные в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ преступления совершены ИП или членом органа управления коммерческой организации в соучастии с лицами, которые не являются предпринимателями, то последние также не могут быть арестованы (п. 8 Постановления № 48).

Специальный состав мошенничества

Особое внимание ВС РФ обратил на мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ). Напомним, такой специальный состав был возвращен в УК РФ летом текущего года (существовавшая ранее ст. 159.4 УК РФ утратила силу с 11 июля 2015 года в связи с признанием ее неконституционной). Данное деяние заключается в преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшем причинение значительного ущерба – более 10 тыс. руб. Речь идет только о договорах, сторонами которых являются ИП и (или) коммерческие организации (примечание 4 к ст. 159 УК РФ).

По мнению Суда, преднамеренным является умышленное полное или частичное неисполнение обязательств в целях хищения чужого имущества или приобретения права на него путем обмана или злоупотребления доверием другой стороны. При этом обязательно должен быть доказан прямой умысел на совершение таких мошеннических действий (п. 9 Постановления № 48). «Жалобы, поступающие в аппарат бизнес-омбудсмена, показывают, что умысел на хищение доказывается не всегда, хотя именно его наличие позволяет отделить мошенничество от гражданского правонарушения, которое совершается по вине стороны обязательства, – отмечает руководитель Экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Алексей Рябов. – Например, когда предприниматель в отсутствие у него необходимого объема денежных средств вынужден выбирать, с кем рассчитаться: с бюджетом, с работниками или с контрагентами, речь не идет об уголовном преступлении».

О наличии прямого умысла могут свидетельствовать такие обстоятельства, как, например, отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство, использование при заключении договора фиктивных или поддельных документов, сокрытие информации о задолженности стороны и залоге имущества, а также распоряжение полученными по договору средствами в личных целях. Однако наличие какого-либо из указанных обстоятельств само по себе не может свидетельствовать об умысле на совершение преступления, суд должен оценивать совокупность всех доказательств, подчеркнул ВС РФ.

Освобождение от ответственности

В декабре 2011 года Уголовный кодекс был дополнен положением, предусматривающим специальное основание для освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших определенные экономические преступления (ст. 76.1 УК РФ). Таковыми признаются лица, не имеющие неснятой или непогашенной судимости по тем же статьям на момент решения судом вопроса о возможности такого освобождения (п. 11 Постановления № 48).

Предприниматели отмечают, что на практике некоторые суды принимают в качестве подтверждающих факт возмещения причиненного ущерба только документы налоговых или иных уполномоченных органов о поступивших средствах. В связи с этим ВС РФ уточнил, что соответствующим подтверждением являются и документы, удостоверяющие факт перечисления денег в счет задолженности налогоплательщика, например платежное поручение или квитанция с отметкой банка (п. 12 Постановления № 48). Также Суд указал, что частичное возмещение ущерба, равно как и полное, но осуществленное после назначения судом первой инстанции судебного заседания, не могут быть основанием для освобождения от ответственности, но признаются смягчающими наказание обстоятельствами.

Освобождение от ответственности за совершение преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, а именно: сокрытие денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, уклонение от уплаты таможенных платежей, неправомерное использование инсайдерской информации и др., возможно при соблюдении нескольких условий. В частности, при возмещении причиненного ущерба и внесении в федеральный бюджет денежного возмещения в размере двукратной суммы ущерба либо при перечислении в бюджет полученного в результате совершения преступления дохода и денежного возмещения, равного двукратному размеру этого дохода. ВС РФ отметил, что размер ущерба определяется на основании договоров, первичных учетных документов, выписок по расчетным счетам и т. д., в том числе путем проведения судебной экспертизы. При определении величины денежного возмещения доходом признаются не только денежные средства в любой форме (наличные, безналичные, электронные деньги), но и имущество, имущественные права, ценные бумаги и др. (п. 15 Постановления № 48). Суд подчеркнул, что освобождение от ответственности за совершение этих преступлений возможно при возмещении ущерба и перечислении всех необходимых денежных средств в бюджет вплоть до удаления суда в совещательную комнату (абз. 2 п. 14 Постановления № 48).

Очень важен вывод ВС РФ о том, что ст. 76.1 УК РФ является определенной дополнительной гарантией для предпринимателей и не исключает возможности их освобождения от ответственности по другим основаниям. Суд указал: если лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, не выполнило все требования указанной статьи, оно не лишено права ходатайствовать об освобождении от ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) или назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). Суд может удовлетворить соответствующее ходатайство предпринимателя при выполнении им предусмотренных данными статьями условий (п. 16 Постановления № 48).

Надо отметить, что раньше Суд придерживался другого мнения, полагая, что единственным основанием для освобождения лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, является выполнение всех закрепленных в ст. 76.1 УК РФ требований (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»; далее – Постановление № 19).

Однако подробный анализ уголовно-правового законодательства показал, что ст. 76.1 УК РФ была введена в качестве дополнительной гарантии в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности. При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений для освобождения указанных лиц от ответственности по другим основаниям, установленными до вступления в силу этой нормы, отметил заместитель Председателя ВС РФ, председатель Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам Владимир Давыдов, представлявший проект нового постановления на заседаниях Пленума ВС РФ. «Основания освобождения от ответственности как между собой, так и по отношению к ст. 76.1 УК РФ не могут соотноситься как общие и специальные нормы, хотя бы в силу того, что положения ст. 75, ст. 76, ст. 76.2 УК РФ распространяются исключительно на преступления небольшой и средней тяжести, а 76.1 УК РФ – еще и на тяжкие преступления. Кроме того, если в первом случае освобождение от ответственности составляет дискрецию правоприменителя, то в последнем лицо обязательно должно быть освобождено от ответственности, если выполнены все необходимые условия», – подчеркнул заместитель ВС РФ.

В связи с этим п. 16 был исключен из Постановления № 19 (п. 21 Постановления № 48).

Пленум ВС дал новые разъяснения по «предпринимательским» преступлениям

Работников бизнеса нельзя привлечь в качестве соучастников «предпринимательского» преступления только за то, что они выполняли поручения своего руководителя. А самого руководителя нельзя привлечь к ответственности за то, что он взял на себя обоснованные риски во имя общественной пользы. Такие разъяснения дал Пленум Верховного суда.

Верховный суд не ограничился «косметическими» изменениями и внес в постановление несколько новых положений. Рассказываем о них подробнее:

Пленум подчеркивает: большая часть «предпринимательских» преступлений (ст. 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, ч. 1 ст. 176, ст. 177, 180, 185. 1, ч. 1 ст. 201 Уголовного кодекса) относится к делам частно-публичного обвинения. Возбуждаются такие дела по заявлению потерпевшего и только при условии, что они совершены ИП или руководителем коммерческой организации в связи с предпринимательской деятельностью. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 5–7 ст. 159 УК, относятся к делам частно-публичного обвинения без какого-либо условия.

При проверке законности возбуждения уголовного дела суд должен уделять особое внимание проверке действий и мероприятий, которые связаны с ограничением имущественных и иных прав и свобод предпринимателей или сотрудников бизнеса. Если мероприятие было проведено незаконно, то суд должен вынести его «за скобки» и не учитывать его результаты при оценке обоснованности уголовного преследования.

До получения ответа от налоговой службы следователь может возбудить дело, только если у него хватает других данных, указывающих на признаки преступления. Такие данные могут содержаться в материалах, которые направил прокурор в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании, в заключении эксперта и других документах.

Если суд выяснит, что у следователя не хватало данных для возбуждения уголовного дела, то он может отменить постановление следователя и обязать последнего устранить нарушения уголовного закона.

Эти разъяснения ВС повторяют и немного дополняют те, что сегодня добавили в специальное постановление по мерам пресечение (см. «Пленум ВС: как избирать меру пресечения»).

Преступление, совершенное группой лиц, наказывается строже. Поэтому Пленум ВС настаивает на особой проверке того факта, что преступление действительно совершалось в группе. Суду нужно обращать внимание на ряд вопросов при рассмотрении уголовного дела. Был ли у каждого из соучастников умысел на совершение преступления в составе группы лиц? Была ли между соучастниками предварительная договоренность? Принимали ли фигуранты дела участие в выполнении определенных действий, о которых они предварительно договорились?

Особое внимание следует уделять случаям, когда за соучастие привлекают помощника руководителя организации, специалиста или другого работника. Сложившиеся между работником и предпринимателем (руководителем) трудовые или личные отношения сами по себе не могут рассматриваться в качестве доказательства совершения ими преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, отмечает ВС.

«Выполнение работником распоряжений руководителя, связанных с осуществлением преступной деятельности, не может выступать единственным основанием для привлечения работника к ответственности за соисполнительство в таком преступлении».

Пленум ВС вводит новые разъяснения. Нельзя признать действие преступным (хотя и содержит в себе признаки преступления), если оно было направлено на устранение или недопущение опасности, угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства. Но только при условии, что не были нарушены «пределы крайней необходимости».

Так, нельзя привлечь к уголовной ответственности за временное осуществление предпринимательской деятельности с просроченной лицензией, если прекращение такой деятельности может привести к «дезорганизации работы объектов жизнеобеспечения». Например, к прекращению отопления жилых домов и социальных объектов.

Положения ст. 41 УК об обоснованном риске распространяются и на предпринимателей, подчеркивает ВС. Обоснованный риск в ходе экономической деятельности для «достижения общественно полезной цели» и при условии соответствия риска обозначенным в законе критериям. К таким критериям относится невозможность достижения общественно полезной цели путем совершения действий (или бездействия), не связанных с риском. Также при «обоснованном риске» предпринимателю нужно принять «достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам».

Но если риск предпринимателя заведомо связан с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, то допущенный им риск нельзя признать обоснованным.

ВС назвал критерии предпринимательской деятельности

Продажа двух помещений и одной квартиры – это предпринимательская деятельность, решила ИФНС и доначислила продавцу НДФЛ. Три инстанции согласились с налоговиками: сделки были направлены на получение прибыли, заключались систематически и носили однородный характер. Они учли, что собственница владела всей недвижимостью недолго, а в проданной квартире никогда не жила. Достаточные ли это аргументы – разбирался Верховный суд.

Дело в том, что женщина продала два нежилых помещения и одну квартиру, уменьшив сумму полученного дохода на расходы по их приобретению. Ст. 220 НК позволяет так делать, только если недвижимость не использовали в предпринимательских целях. А Чернова, по мнению налоговиков, занималась предпринимательской деятельностью, поскольку систематически заключала подобные сделки: с 2013 года она продала четыре нежилых помещения (в 2013-м, 2014-м, 2016-м и 2017-м) и одну квартиру (в 2016-м).

Сумму полученного дохода занижать было нельзя, решила ИФНС и доначислила Черновой 927 706 руб. НДФЛ, обязав ее заплатить также пени и штраф. Она не исполнила решение добровольно, и чиновники обратились в суд.

Налогоплательщица с этими выводами не согласилась и оспорила их в Верховном суде.

Извлечение прибыли, учет операций и взаимосвязанность

Предпринимательской является самостоятельная деятельность на свой риск, которая нацелена на систематическое получение прибыли, напомнила тройка судей ВС под председательством Валентина Александрова положение ст. 2 ГК.

Одного лишь факта заключения возмездной сделки недостаточно, чтобы признать гражданина предпринимателем. О том, что в его действиях есть признаки предпринимательской деятельности, может говорить:

  • изготовление или покупка имущества для последующего извлечения прибыли от его использования или продажи;
  • хозяйственный учет операций по сделкам;
  • взаимосвязанность сделок, совершенных в определенный период времени.

Повторяемость операций также может подтверждать предпринимательский характер деятельности по покупке и реализации недвижимости, добавил Верховный суд.

В целом же суды ошибочно не проанализировали систематичность сделок с учетом того, что недвижимость Чернова покупала в разных налоговых периодах. Также они необоснованно уклонились от оценки характера и назначения этих объектов, которые были расположены в одном ЖК. Кроме того, нижестоящие инстанции не исследовали, допустимо ли применять единый подход при отнесении к предпринимательской деятельности как реализацию нежилых помещений, так и продажу квартиры, указал Верховный суд.

Он также обратил внимание, что в качестве налоговой базы в решении ИФНС фигурирует доход, который Чернова получила в 2017 году от сделок как 2016-го, так и 2017 года. При этом, по словам представителя инспекции, предметом проверки была декларация, в которой речь шла только о доходе от сделок 2016 года. Этому обстоятельству три инстанции также не дали оценки, обратил внимание ВС. Он отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (№ 39-КАД21-1-К1).

«Первый случай в Верховном суде»

«Полагаю, это первый случай, когда Верховный суд столь детально и системно проанализировал критерии оценки предпринимательского характера деятельности гражданина», – комментирует руководитель Налоговой практики Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право Профайл компании × Иван Шиенок.

Александр Пчелин из юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × обращает особое внимание на вывод ВС относительно непроживания Черновой в квартире. Раньше подобное обстоятельство само по себе было убедительным доказательством предпринимательского характера деятельности (например, № 33а-4901/2017, № 33а-10680/2016). В рассматриваемом же деле Верховной суд указал на недостаточность такого аргумента, повысив тем самым стандарт доказывания, отмечает Пчелин.

Впрочем, в кассационном определении есть и правовые позиции, которые могут существенно осложнить жизнь граждан, считает Шиенок.


Мнение ВС о том, что к признакам предпринимательской деятельности относится использование квартир для извлечения прибыли, а не для удовлетворения жилищных потребностей, создает существенные риски для многих граждан. Причем не только для продавцов недвижимости, но и для наймодателей.

Иван Шиенок, руководитель Налоговой практики Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право Профайл компании ×

Исходя из этого подхода, многие сделки с жилыми помещениями потенциально могут быть признаны предпринимательскими, предупреждает юрист.

Особенности рассмотрения уголовных дел в отношении предпринимателей: разъяснения ВС РФ

В целях исключения возможности использования уголовного преследования для давления на бизнес в законодательстве предусмотрены дополнительные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности. В частности, определено, что ряд преступлений в сфере предпринимательства являются делами частно-публичного обвинения, то есть возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя – например, мошенничество, а также присвоение или растрата (ч. 3 ст. 20 УПК РФ). Установлен особый порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по делам об экономических преступлениях: определены четкие сроки вынесения соответствующего постановления, а также возвращения изъятых предметов и документов (ст. 81.1 УПК РФ). Кроме того, в некоторых случаях возмещение предпринимателями причиненного ущерба является самостоятельным основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 76.1 УК РФ).

По данным Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам, число осужденных за совершение преступлений в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности сократилось за пять лет в четыре раза: с 8000 человек в 2010 году до 2032 в 2015 году. Тем не менее это всего 0,2% от общего числа предпринимателей, дела в отношении которых были направлены в суды. За первое полугодие 2016 года было осуждено около 1000 человек, примерно четверть из которых освобождены судом от ответственности. Эти данные свидетельствуют о том, что практика необоснованного уголовного преследования предпринимателей все же сохраняется.

Особенности досудебного производства

Как отмечалось выше, уголовные дела о мошенничестве (ст. 159-159.3, ст. 159.5 УК РФ), присвоении или растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) возбуждаются только по заявлению потерпевшего, если эти деяния совершены ИП или юридическим лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. ВС РФ уточнил, что в случае, когда потерпевшим является коммерческая организация, такое заявление подается ее единоличным руководителем, руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председателем правления) или лицом, уполномоченным на представление интересов организации в уголовном судопроизводстве (п. 3 Постановления № 48).

Если же в совершении какого-либо из указанных преступлений обвиняется сам руководитель коммерческой организации, дело может быть возбуждено по заявлению органа управления, который, согласно уставу, назначает руководителя и прекращает его полномочия (к примеру, совета директоров). Данный орган может уполномочить иное лицо на обращение с заявлением о возбуждении дела в отношении руководителя.

При избрании меры пресечения судьям необходимо помнить, что заключение под стражу не применяется к подозреваемым и обвиняемым в совершении целого ряда преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, среди которых: незаконное предпринимательство, специальные составы мошенничества и др. (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Исключение составляют случаи, когда дело возбуждается в отношении лица, не имеющего постоянного места жительства в России, либо нарушившего ранее избранную меру пресечения, либо скрывшегося от органов предварительного следствия, а также когда личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Но даже при наличии любого из этих обстоятельств суды обязаны обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения в каждом конкретном деле, подчеркнул ВС РФ (абз. 2 п. 6 Постановления № 48).

Кроме того, Суд пояснил, что если перечисленные в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ преступления совершены ИП или членом органа управления коммерческой организации в соучастии с лицами, которые не являются предпринимателями, то последние также не могут быть арестованы (п. 8 Постановления № 48).

Специальный состав мошенничества

Особое внимание ВС РФ обратил на мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ). Напомним, такой специальный состав был возвращен в УК РФ летом текущего года (существовавшая ранее ст. 159.4 УК РФ утратила силу с 11 июля 2015 года в связи с признанием ее неконституционной). Данное деяние заключается в преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшем причинение значительного ущерба – более 10 тыс. руб. Речь идет только о договорах, сторонами которых являются ИП и (или) коммерческие организации (примечание 4 к ст. 159 УК РФ).

По мнению Суда, преднамеренным является умышленное полное или частичное неисполнение обязательств в целях хищения чужого имущества или приобретения права на него путем обмана или злоупотребления доверием другой стороны. При этом обязательно должен быть доказан прямой умысел на совершение таких мошеннических действий (п. 9 Постановления № 48). "Жалобы, поступающие в аппарат бизнес-омбудсмена, показывают, что умысел на хищение доказывается не всегда, хотя именно его наличие позволяет отделить мошенничество от гражданского правонарушения, которое совершается по вине стороны обязательства, – отмечает руководитель Экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Алексей Рябов. – Например, когда предприниматель в отсутствие у него необходимого объема денежных средств вынужден выбирать, с кем рассчитаться: с бюджетом, с работниками или с контрагентами, речь не идет об уголовном преступлении".

О наличии прямого умысла могут свидетельствовать такие обстоятельства, как, например, отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство, использование при заключении договора фиктивных или поддельных документов, сокрытие информации о задолженности стороны и залоге имущества, а также распоряжение полученными по договору средствами в личных целях. Однако наличие какого-либо из указанных обстоятельств само по себе не может свидетельствовать об умысле на совершение преступления, суд должен оценивать совокупность всех доказательств, подчеркнул ВС РФ.

Освобождение от ответственности

В декабре 2011 года Уголовный кодекс был дополнен положением, предусматривающим специальное основание для освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших определенные экономические преступления (ст. 76.1 УК РФ). Таковыми признаются лица, не имеющие неснятой или непогашенной судимости по тем же статьям на момент решения судом вопроса о возможности такого освобождения (п. 11 Постановления № 48).

Предприниматели отмечают, что на практике некоторые суды принимают в качестве подтверждающих факт возмещения причиненного ущерба только документы налоговых или иных уполномоченных органов о поступивших средствах. В связи с этим ВС РФ уточнил, что соответствующим подтверждением являются и документы, удостоверяющие факт перечисления денег в счет задолженности налогоплательщика, например платежное поручение или квитанция с отметкой банка (п. 12 Постановления № 48). Также Суд указал, что частичное возмещение ущерба, равно как и полное, но осуществленное после назначения судом первой инстанции судебного заседания, не могут быть основанием для освобождения от ответственности, но признаются смягчающими наказание обстоятельствами.

О том, как соотносятся налоговая и уголовная ответственность, узнайте в "Энциклопедии решений. Налоги и взносы" интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Освобождение от ответственности за совершение преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, а именно: сокрытие денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, уклонение от уплаты таможенных платежей, неправомерное использование инсайдерской информации и др., возможно при соблюдении нескольких условий. В частности, при возмещении причиненного ущерба и внесении в федеральный бюджет денежного возмещения в размере двукратной суммы ущерба либо при перечислении в бюджет полученного в результате совершения преступления дохода и денежного возмещения, равного двукратному размеру этого дохода. ВС РФ отметил, что размер ущерба определяется на основании договоров, первичных учетных документов, выписок по расчетным счетам и т. д., в том числе путем проведения судебной экспертизы. При определении величины денежного возмещения доходом признаются не только денежные средства в любой форме (наличные, безналичные, электронные деньги), но и имущество, имущественные права, ценные бумаги и др. (п. 15 Постановления № 48). Суд подчеркнул, что освобождение от ответственности за совершение этих преступлений возможно при возмещении ущерба и перечислении всех необходимых денежных средств в бюджет вплоть до удаления суда в совещательную комнату (абз. 2 п. 14 Постановления № 48).

Очень важен вывод ВС РФ о том, что ст. 76.1 УК РФ является определенной дополнительной гарантией для предпринимателей и не исключает возможности их освобождения от ответственности по другим основаниям. Суд указал: если лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, не выполнило все требования указанной статьи, оно не лишено права ходатайствовать об освобождении от ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) или назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). Суд может удовлетворить соответствующее ходатайство предпринимателя при выполнении им предусмотренных данными статьями условий (п. 16 Постановления № 48).

Надо отметить, что раньше Суд придерживался другого мнения, полагая, что единственным основанием для освобождения лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, является выполнение всех закрепленных в ст. 76.1 УК РФ требований (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности"; далее – Постановление № 19).

Однако подробный анализ уголовно-правового законодательства показал, что ст. 76.1 УК РФ была введена в качестве дополнительной гарантии в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности. При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений для освобождения указанных лиц от ответственности по другим основаниям, установленными до вступления в силу этой нормы, отметил заместитель Председателя ВС РФ, председатель Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам Владимир Давыдов, представлявший проект нового постановления на заседаниях Пленума ВС РФ. "Основания освобождения от ответственности как между собой, так и по отношению к ст. 76.1 УК РФ не могут соотноситься как общие и специальные нормы, хотя бы в силу того, что положения ст. 75, ст. 76, ст. 76.2 УК РФ распространяются исключительно на преступления небольшой и средней тяжести, а 76.1 УК РФ – еще и на тяжкие преступления. Кроме того, если в первом случае освобождение от ответственности составляет дискрецию правоприменителя, то в последнем лицо обязательно должно быть освобождено от ответственности, если выполнены все необходимые условия", – подчеркнул заместитель ВС РФ.

В связи с этим п. 16 был исключен из Постановления № 19 (п. 21 Постановления № 48).

Артем Коротаев / Т

Одним из условий, способствующих формированию благоприятного делового климата, выступает гуманизация уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской деятельности.

С 9 апреля 2010 года предусмотрен исключительный порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, обвиняемых в совершении этой категории преступлений, в соответствии с которым их заключение под стражу допускается только в случае, если подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения либо он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

В 2019 году по этой категории уголовных дел рассмотрены 153 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них удовлетворены 87 ходатайств, или 57% (на 51 ходатайство, или 37%, меньше, чем в 2018 году), при этом в удовлетворении 66 ходатайств, или 43%, отказано.

Повышенный интерес в обществе вызывает рассмотрение судами уголовных дел об организации преступного сообщества или участии в нем (ст. 210 УК РФ) в целях совершения преступлений, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В 2019 году судами рассмотрены уголовные дела этой категории в отношении 133 лиц, из них осуждены 73 лица, или 55%, а в отношении 60 лиц, или 45%, уголовное преследование прекращено судом.

По законодательной инициативе президента РФ с 12 апреля 2020 года предусмотрено, что учредители, руководители и работники юридического лица, руководители и сотрудники его структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ только в силу организационно-штатной структуры юридического лица, за исключением случая, когда юридическое лицо, его структурное подразделение были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

С 8 декабря 2011 года предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление экономической направленности, при условии полного возмещения ущерба и перечисления в федеральный бюджет денежного возмещения в установленном законом размере.

С 8 января 2019 года расширен перечень составов преступлений, подлежащих прекращению по этому основанию, в связи с чем количество лиц, освобожденных от уголовной ответственности с возмещением причиненного ущерба, увеличилось в два раза. 13 октября текущего года Пленум Верховного суда РФ внес в Государственную Думу законопроект об уголовном проступке.

Предлагается также отнести к категории уголовных проступков преступления небольшой и средней тяжести в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ), совершенные впервые, если они не повлекли тяжких последствий, не связаны с применением насилия и деятельностью организованных групп. Это 29 составов преступлений, включая, например, незаконное образование (создание, реорганизацию) юридического лица, уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, совершенные без квалифицирующих признаков, и некоторые другие.

В 2019 году за преступления этой категории осуждены 744 лица, из них 688 лиц, или 93%, совершили преступления впервые.

Как избежать наказания за неуплату налогов

В УПК внесены поправки, которые установили более гуманные правила для обвиняемых в неуплате налогов. Подсудимый сможет погасить свои долги в ходе процесса и получит шанс остаться свободным человеком.

Как пояснил "РГ" председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев, поправки в Уголовно-процессуальный кодекс предусматривают прекращение уголовных дел по налоговым преступлениям при условии возмещения ущерба на любой стадии судопроизводства до удаления суда в совещательную комнату. Он особо подчеркнул, что проект этого закона был внесен в Государственную Думу Верховным судом РФ.

Как пояснил в свою очередь председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, согласно предыдущей редакции закона погасить ущерб от преступной деятельности было необходимо до момента назначения первого судебного заседания по делу. На практике это вводило ограничение: если человек погасил долг после начала слушаний, на него гуманные правила уже вроде бы не распространяются. По мнению Владимира Груздева, принятые изменения в УПК РФ помогут усовершенствовать практику рассмотрения подобных дел, защитить бизнес от необоснованного уголовного преследования.

Полномочия судов присяжных предложено расширить


Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев поддержал предложения, которые позволят расширить применение судов присяжных. В итоге, по его мнению, ежегодно право на суд присяжных могут получить около 40 тысяч обвиняемых.

В частности, уверен Лебедев, присяжным можно дать право рассматривать дела по обвинениям в экономических преступлениях.

"Заслуживает внимания предложение о расширении сферы применения судопроизводства с участием присяжных заседателей, отнесении к их подсудности всех уголовных дел об особо тяжких преступлениях и о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в материалах которых отсутствуют сведения, составляющие государственную тайну", - полагает Вячеслав Лебедев.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: