Правовое государство это марченко

Обновлено: 02.10.2022

Формирование и существование правового государства в любой стране предполагает установление не только формального, но и реального господства закона во всех сферах жизни общества, расширение сферы его прямого, непосредственного воздействия на общественные отношения.

Разумеется, было бы упрощением полагать, что в условиях правового или любого иного государства можно вообще обойтись без подза­конных, ведомственных актов. В особенности это касается процесса реализации конституционных законов и содержащихся в них положений.

В самом деле, можно ли, например, обойтись без обычных законов или подзаконных актов в процессе реализации конституционного права на труд, на отдых, на охрану здоровья, на материальное обеспечение в старости, в случае болезни, полной или частичной потери трудоспособности или же в процессе реализации права на образование? Нет, конечно. Так как возникающие при этом общественные отношения настолько сложны и многогранны, что для своего упорядочения они объективно требуют не один, даже самый авторитетный, фундаментальный, каким является конституционный акт, а систему взаимосвязанных с ним и развивающих содержащиеся в нем требования и предписания актов.

Следовательно, в условиях правового государства речь идет не о том, должны или не должны существовать наряду с законами и подзаконные, ведомственные акты. Существование их неизбежно. Оно обусловлено самой природой и характером регулируемых ими общественных отношений.

Речь идет лишь о том, чтобы эти акты не доминировали в количественном и качественном отношении в общей системе нормативно-правовых актов. А главное, чтобы, развивая и детализируя положения, содержащиеся в законах, подзаконные акты не искажали сути и содержания самих законов.

В России и других странах, ставящих своей целью формирований правового государства, удельный вес подзаконных, ведомственных актов вполне возможно и нужно изменить. В противном случае призывы и установки о создании правового государства неизбежно останутся нереализованными призывами и установками,

Среди других черт и особенностей правового государства следует указать на такие, как полная гарантированность и незыблемость в условиях его существования прав и свобод граждан, а также установление и поддержание принципа взаимной ответственности гражданина и государства. Как граждане несут ответственность перед государством, так и государственная власть должна нести ответственность перед гражданами.

Однако всегда ли это имело место в нашей стане? Гарантировались ли раньше и гарантированы ли в полной мере сейчас права и свободы граждан России? Гарантированы политически, юридически и отчасти экономически. Хотя и не в отношении всех граждан. Гарантии действовали и действуют в основном в отношении власть имущих.

Вместе с тем определенные гарантии сохранялись и сохраняются и ношении прав и свобод остальных, «рядовых» граждан. В прежнем СССР и в современной России отнюдь не всегда формальной декларацией являлись и являются конституционные положения, закрепляющие равенство граждан перед законом, также их социально-политические и личные права и свободы. Это становится особенно очевидным тогда, когда речь идет о гарантиях права на труд, на отдых, на получение образования, медицинское обслуживание, пользование достижениями культуры и др. Данные права в значительной мере гарантировались в СССР. В определенной мере они гарантируются для всех граждан и в современной России.

В то же время очевидным является и то, что в силу экономических социальных причин, роста цен и инфляции, усиления бюрократизма и коррупции в управленческом аппарате гарантии прав и свобод граждан в значительной мере ослабляются. Как раньше, так и теперь рядовой гражданин нередко вынужден выступать в роли ходока по «коридорам власти» и быть просителем даже в тех случаях, когда речь идет об удовлетворении его законных прав и интересов.[2]

Разумеется, при таком положении дела, когда у государства в лице его различных органов и множества чиновников преобладающими являются привилегии и права, а у рядовых граждан — преимущественно обязанности, не может быть и речи о реализации принципа взаимной ответственности государства у гражданина. На протяжении всей истории развития России вначале подданные, затем граждане несли и несут всяческие повинности и ответственность перед государством. Однако ни государство в целом, ни его отдельные органы или чиновники за многие свои деяния, включая самые катастрофические последствия, фактически никакой ответственности ни перед обществом, ни перед отдельными гражданами не несут.[3]

В сфере теории государства и права произошла довольно значительная смена политических и идеологических ориентиров. Однако в практической политико-правовой жизни, касающейся правового государства и принципа разделения властей, за последние годы не произошло каких-либо существенных изменений. Наличие их без сомнения свидетельствовало бы о движении государства и общества по пути не декларированной, а реальной для всех граждан Российской Федерации демократии.

В числе важнейших признаков и черт правового государства выступает не только создание, но и поддержание в обществе режима демократии, законности и конституционности, предотвращение попыток узурпации власти, сосредоточения ее в одних или нескольких руках.

Наряду с этим в правовом государстве (как один из главных признаков его существования) должно быть достигнуто реальное обеспечение прав и свобод рядовых граждан. Должен быть создан механизм их полной гарантированности и всесторонней защищенности; последовательно проводиться в жизнь принцип оптимального сочетания прав и свобод граждан с их конституционными обязанностями.

Есть и другие признаки и черты, характеризующие правовое государство и принципиально отличающие его от не правового государства. Их достаточно много и они весьма разнообразны. В своей совокупности они дают общее представление о том, что есть правовое государство и что не является таковым, каковы его сущность содержание, основные цели его создания и назначение. Наконец, каковыусловия его формирования и функционирования.

Последнее является принципиально важным, особенно для современной России, равно как и для других стран, ставящих перед собой задачу формирования на базе существующих государственных структур правового государства. Ибо если в стране нет реальных — объективных и субъективных условий для создания, а затем — нормаль­ного функционирования правового государства, то не может быть и речи об успешном решении данной проблемы.

Что же собой представляют эти условия или предпосылки? С чем они связаны? Прежде всего, они ассоциируются с необходимостью достижения высокого уровня политического и правового сознания людей, с выработкой у них необходимой для активного участия в политической и общественной жизни общечеловеческой культуры.

Актуальными еще и поныне являются слова В.И.Ленина, сказанные вскоре после Октябрьской революции о том, что для участия масс в решении государственных и общественных дел «кроме закона, есть еще культурный уровень, который никакому закону не подчинишь».[4]

Принципиально важными предпосылками создания правового государства в нашей стране являются также: выработка у широких слоев трудящихся масс навыков, потребности и достаточно высокого уровня компетентности для сознательного участия их в управлении государственными и общественными делами: наличие в обществе прочного правопорядка, незыблемой законности и конституционности; утверждение принципа плюрализма мнений и суждений во всех сферах жизни общества и государства; развитие системы самоуправления народа в центре и на местах; последовательное расширение и углубление в сфере экономики, политики, культуры, науки, в социальной сфере жизни общества принципов реальной демократии.

Важными условиями и предпосылками формирования правового государства в Российской Федерации является также создание внутренне единого, непротиворечивого законодательства. Существующие ныне противоречия в правовой системе, возникающая время от времени борьба федеральных законов и законодательных актов, издаваемых на местах, не только не приближают страну к правовому государству, но, наоборот, еще больше отдаляют,

Эта борьба разрушительно сказывается на экономике, обществе и самом государстве. Пренебрежительное отношение к федеральным законам автоматически порождают такое же отношение и к местным актам, ведет к трагическим последствиям для многих миллионов людей.

Современная жизнь дает тему множество весьма печальных примеров. В том числе примеров, связанных с разрушением единого государственного пространства СССР, с возникновением межнациональных и региональных конфликтов, территориальных, имущественных и иных споров, с бесчисленными страданиями и гибелью дутых в политические и другие конфликты невинных людей.

Аксиоматичным, не подлежащем никакому сомнению является тот факт, что законы, пока они действуют в интересах всех слоев и классов общества, жизненно важно — соблюдать, а не нарушать. Добиваться в случае их устарелости, явного или кажущегося консерватизма и отсталости от жизни их немедленной отмены конституционным путем, а не преступать их границы и не разрушать тем самым регулируемые ими хозяйственные, социальные, культурные, политические и иные связи между различными институтами и людьми.

Среди существующих условий и предпосылок успешного формирования и функционирования правового государства следует назвать наличие в стране гражданского общества. «Идея правового государства есть идея взаимоуправления гражданского общества и государства, предполагающая разрушение монополии государства на власть с одновременным изменением соотношения свободы государства и общества в пользу последнего и отдельной личности».[5]

В настоящее время российская действительность характеризуется невысоким уровнем политической и парламентской культуры, правовым нигилизмом, слабостью демократических традиций и навыков. Если и можно для России признать концепцию правового государства, то, разумеется, с целым рядом оговорок, учитывая отношение россиян к праву как социальному инструменту, историческую приверженность к сильному государству, низкую «природную» правовую активность и инициативу.

Заключение

Значительными вехами на пути к правовому государству стали конституция США 1787 г. и конституция Франции 1789 г., впервые закрепившие некоторые положения правового господства. Решающими факторами создания правового государства стали успехи формирования гражданского общества и общее достаточно высокое социальное и культурное развитие общества.

Правовое государство - это государство, ограниченное в своих действиях правом.

Суть идеи правого государства - в господстве права в общественной и политической жизни, наличии суверенной правовой власти. С помощью разделения властей государство организует и функционирует правовым способом, эта мера, масштаб демократизации политической жизни. Правовое государство открывает юридически равный доступ к участию в политической жизни всем направлениям и движениям.

В Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, говорится, что Россия является демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления.

Список литературы:

1. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. Учебник. - М.: Проспект, 2001

2. Алексеев С.С., Архипов С.И., Корельский В.М., Леушин В.И., Перевалов В.Д., Пучков О.А., Русинов Р.К., Семитко А.П., Тарасов Н.Н., Шабуров А.С.
Теория государства и права. Учебник. — М.: Издательская группа ИНФРА • М — НОРМА, 1997. — 624 с.

3. Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы российского права. Учебник. — М.: Государственное право Российской Федерации. Учебник / Под ред.
О. Е. Кутафина. — М.: Юрид. Лит., 1996. — 584 с.

4. Общая теория права и государства. Учебник / Под ред. В.В.Лазарева. — М.: Юрист, 1994. — 360 с.

5. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. — М.: Фирма Гардарика, 1996. — 304 с.

6. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, ТЕИС, 1996.

[1] Монтескье Ш. Избранные произведения, с.290

[2] Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н.Марченко. – М.: Зерцало, 1997, с. 264

[5] Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько.- М.:

1. Рассматривая теорию правового государства в том виде, как она сложилась к настоящему времени, нельзя обойти вниманием, по логике вещей, такую сторону данного института, которая связана с самоограничением его власти. В научной литературе верно по этому поводу говорилось, что «создание демократического правового государства невозможно без самоограничения государственной власти». И при этом пояснялось, что «самоограничение эффективно тогда, когда между государственной властью и народом возникают определенные отношения», суть которых заключается в том, что общество устанавливает «с помощью учредительных органов круг полномочий государственной власти, порядок организации государственных органов, порядок назначения и конкретный срок пребывания руководящих лиц у власти». В том же случае, как справедливо резюмировалось, «если власть сама начнет организацию этой системы без активного участия народа», никакого «самоограничения власти не получится».

Следует заметить, что в теоретическом плане идея, а вместе с ней проблема самоограничения государства вообще и правового государства в частности, суть которого сводится в основном к добровольному ограничению государством самого себя, далеко не нова, а тем более не оригинальна. Она возникла вместе с другими ей подобными идеями, наполняющими содержание теории правового государства, и продолжает оставаться актуальной вплоть до настоящего времени, а проблема ее реализации — до сих пор до конца нерешенной.

То, что «среди подвластных», писал в ХХ в. С. А. Котляревский, еще «задолго до появления какой-нибудь юридической рефлексии» появляется естественное и вместе с тем «явственное стремление к тому, чтобы у государственной власти были «иные границы, кроме физической невозможности, — это вполне понятно. Оно вытекает из осмысленного инстинкта самосохранения, который заставляет «порабощенную массу» приветствовать хотя бы суровые законы, приходящие на место чистого произвола властителей. Более неожиданно, продолжал автор, то, что это стремление находит известный отклик и «у держателей государственной власти». Они вводят эту власть в известные правовые формы, сами налагают на себя известные ограничения «даже тогда, когда объективная для этого необходимость как будто отсутствует. Как объяснить это? — вопрошал ученый.

Аналогичным вопросом задавался не только С. А. Котляревский, но и многие другие ранние исследователи данной проблемы. В частности, об этом размышлял Л. Гумплович, считавший идею правового государства «совершенно иллюзорной», поскольку государство, с его точки зрения, в силу своей природы и характера «стоит вне всяких правовых определений».

Эту проблему пытался решать со свойственных ему этатистских позиций Г. Еллинек, исходивший из того, что «государство одно является источником планомерного развития права, и только в его распоряжении находятся средства правового принуждения».

Вопросами типа «возможна ли связанность государства правом, возможно ли действие прав индивидов против государства, возможно ли государство и управление им согласно и вопреки праву, возможно ли правовое государство», наконец, определяет ли право «объем и границы применения государственной власти или наоборот: действие права определяется и обусловливается волей государства — этими и другими им подобными вопросами занимался в первой половине ХХ в. Г. Радбрух, пришедший в конечном счете к выводу, что любые ответы на них «будут, по-видимому, носить дискуссионный характер».

Решение проблемы самоограничения государства, связанности его правом, наконец, первичности права по отношению к государству — это не только и даже не столько дань истории, сколько претендующая на нечто более высокое и более гуманное в развитии государственно-правовой материи по сравнению с прошлым довольно значимая современность. Отнюдь не случайно в современной литературе с известной долей озабоченности констатируется, что в рамках юридического позитивизма не найден ответ на такой весьма важный вопрос, как вопрос об обеспечении законности и правомерности правотворческой деятельности государства, имея в виду, что именно оно является той самой силой, которая творит и обеспечивает реализацию позитивного права тем самым институтом, который на определенном этапе своего развития, согласно теории первичности права и связанности государства правом ограничивает сам себя.

2. Проблема самоограничения государства, равно как и другие, связанные с ней проблемы, — это не только, а во многих случаях — не столько теория, сколько злободневная, в особенности для стран западной цивилизации, исторически сложившаяся практика.

При этом как раньше, так и сейчас речь шла и идет не о тотальном доверии общества к создаваемому им институту под названием «государство» или о недоверии к нему, о его необходимости для выживания социума или о его ненужности. Многотысячелетний опыт существования и функционирования государства в самых разных, порой весьма критических для судеб общества условиях со всей убедительностью доказал его необходимость и важность для нормальной жизнедеятельности общества. И в этом нет сомнений.

Еще в древние времена, писал по этому поводу С. Милль, когда политическая власть принадлежала «обыкновенно одному лицу, или целому племени, или касте, которые получали ее или по наследству, или вследствие завоевания, а не вследствие желания управляемых, — и управляемые обыкновенно не осмеливались, а может быть и не старались оспаривать у них этой власти, хотя и старались оградить себя всевозможными мерами против их притеснительных действий, — они смотрели на власть своих правителей как на нечто необходимое, но и в то же время в высшей степени опасное (выделено мной. — М. М.), как на орудие, которое могло быть одинаково употреблено и против них, как и против внешних врагов».

Речь идет, таким образом, не о необходимости или оправданности существования и функционирования государства как такового для нормальной жизнедеятельности общества, а о том, каковым по своей сути и характеру на том или ином историческом отрезке времени государство «в оптимальном варианте» должно быть.

Должна ли государственная власть быть в любой ситуации неограниченной, согласно соответствующей доктрине, которой в XIX в., по словам Спенсера, в Великобритании «придерживались и тори, и виги, и радикалы» и которая «имеет свое начало в той эпохе, когда законодатели считались посланниками Бога». Или же она в любых условиях, независимо от типа и формы государства, сообразуясь с интересами общества, должна иметь ограниченный характер? Как об этом повествует Гольбах: для того чтобы предупредить злоупотребления государственной власти, «общество должно ограничить власть, врученную им своим вождям, и оставить за собой такую долю власти, которая помешала бы последним вредить ему».

Хотя в период Новой и Новейшей истории, по мере ускоренного развития демократии, а вместе с ней массократии и толпократии, укреплялся и становился общепризнанным в либерально-демократических кругах тезис о необходимости ограничения или самоограничения в любых условиях государства и его власти, тем не менее эта проблема неизменно оставалась и остается как в теоретическом, так и в практическом плане окончательно нерешенной и злободневной.

3. Будучи довольно сложной и в то же время весьма общей по своему характеру и содержанию, она, как и любая иная такого масштаба проблема, особенно в отношении самоограничения, для своего успешного решения требует предварительного ответа на ряд менее общих вопросов, касающихся самого понятия и сути данного феномена, именуемого самоограничением государства, его мотивов и пределов, форм его выражения и фактического проявления и др.

В качестве исходных положений при этом следует рассматривать такие положения, как, во-первых, положение об относительной самостоятельности государства по отношению к праву и права по отношению к государству. В практическом плане, применительно к позитивному праву, о котором идет речь, это проявляется, с одной стороны, в том, что государство в лице своих соответствующих органов непосредственно создает или санкционирует нормы права, придает им юридически значимый характер, охраняет их и обеспечивает их реализацию. В этом проявляется прямое воздействие государства на право. А с другой — право оказывает обратное воздействие на государство, которое проявляется прежде всего в том, что с помощью права организуется и упорядочивается его внутренняя жизнь, а также обеспечивается реализация всех присущих ему функций.

Вне признания относительной самостоятельности государства и права по отношению друг к другу невозможно говорить о самоограничении государства, равно как и любого иного явления, института и учреждения, поскольку подобные действия в отношении самих себя, по логике вещей, могут совершать лишь те из них, которые обладают если не полной, то хотя бы ограниченной самостоятельностью.

Во-вторых, положение о том, что в процессе взаимосвязи и взаимодействия государства и права самоограничение первого последним возможно лишь в том случае, если они имеют одинаковый статус, «как бы равноправны (elenburtig) между собой», или когда право обладает приоритетом перед государством, позволяющим ему если не связывать и существенно ограничивать его, то по крайней мере не допускать с его стороны нарушений действующего законодательства и самоуправства.

В данном случае не работает учение Кельзена об идентичности по сути и характеру государства и права, равно как и тезис о том, что, будучи «важнейшим рычагом для достижения целей, стоящих перед государством», право выступает как «непременный признак каждого государства», что право полностью находится под государством.

В-третьих, положение о том, что вопрос о самоограничении ассоциируется преимущественно и в первую очередь с правовым, нежели с полицейским или любым иным неправовым государством, обладающим, так же как и правовое государство, самодостаточностью и потенциальной возможностью к самоограничению.

Именно правовое государство, по мнению отечественных и зарубежных авторов, как более высокая ступень развития данного института и всей государственно-правовой материи в максимальной степени должно стремиться в силу своей природы и социального назначения к установлению и поддержанию органических связей с гражданским обществом и правом, а следовательно, к неизбежному своему самоограничению.

Разумеется, говоря об этом, равно как и о других сторонах и признаках правового государства, нельзя не учитывать того очевидного факта, что в отношении данного государства как явления, а соответственно, и его теории допускается определенный элемент условности и идеализации.

Независимо от того, рассматривается ли «правовое государство» применительно к современной России, где его ценности считаются «идеальной находкой, соответствующей выбранному в 90-е гг. прошлого столетия вектору развития страны», а само оно представляется в виде «судьбоносного выбора России, на грани ХХ—ХХI в., во всей ее истории» или же «правовое государство» примеряется к другим, более «цивилизованным» странам, оно неизменно оставалось и остается, судя по практике реализации формирующих его положений, в основе своей не чем иным, как гуманной, весьма привлекательной, отражающей взгляды и представления об идеальном государстве на данном историческом отрезке времени стоящих у власти слоев, кланов или классов теорией.

С идеологической и методологической точек зрения, с позиций выполняемой ею роли и назначения теория правового государства, предопределяя основные пути и стимулируя развитие государственно-правовой материи в определенном направлении, мало чем отличается от других «судьбоносных» для своего времени государственно-правовых теорий. Для Запада ХIХ—ХХ вв., периода становления и развития капитализма — это, в частности, теория «ночного сторожа», затем — теория «государства всеобщего благоденствия», наконец — теория «правового государства». Для Востока, в лице Советского Союза и других именовавших себя социалистическими стран, — это теория «государства диктатуры пролетариата», «государства народной демократии», «государства законности» и «общенародного государства».

Исходя из этого не следует, с одной стороны, преуменьшать и недооценивать роль и значение теории правового государства в современной российской и зарубежной государственно-правовой идеологии, а с другой — не в меру преувеличивать и переоценивать ее роль и значение для жизни современного общества и государства.

В настоящее время нет необходимости, да и возможности ставить и решать вопрос о том, остается ли «правовое государство» в России и других странах лишь современной, весьма благозвучной и привлекательной теорией, как это было на ранних стадиях ее становления и развития, или же она по мере эволюции общества, государства и права наполняется все в большей степени реальным содержанием, постепенно превращаясь из формально-юридического явления в реальное, жизненное явление. Если да, то в какой мере это происходит и какова степень соотношения в теории правового государства формального и реального? Если нет, то каковы роль и место этой сугубо формальной теории в системе других государственно-правовых теорий и каков ее реальный жизненный потенциал?

Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

В книге рассматривается широкий круг вопросов, касающихся теории и методологии исследования правового государства и гражданского общества, их идентифицирующих признаков и черт, основных путей и форм их взаимосвязи и взаимодействия.
Рассматривая различные теории правового государства и гражданского общества под углом зрения адекватности отражения в них реальной действительности, автор приходит к выводу о том, что это теории не настоящего государственного и общественного образования, а предполагаемого, весьма идеализированного будущего.
В мире никогда не было и нет того, что именуется правовым государством и гражданским обществом, исходя из тех высоких требований, которые предъявляются к данным образованиям идеологами и их последователями. Но есть на каждом этапе развития человеческой цивилизации свои государственно-правовые и общественные идеалы, своего рода «утопии земного рая» (П. И. Новгородцев), которые могут быть «не только безусловной целью прогресса», но и «практической действительностью».

Юридическая Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

Юридическая Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

Юридическая Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

В книге рассматривается широкий круг вопросов, касающихся теории и методологии исследования правового государства и гражданского общества, их идентифицирующих признаков и черт, основных путей и форм их взаимосвязи и взаимодействия.
Рассматривая различные теории правового государства и гражданского общества под углом зрения адекватности отражения в них реальной действительности, автор приходит к выводу о том, что это теории не настоящего государственного и общественного образования, а предполагаемого, весьма идеализированного будущего.
В мире никогда не было и нет того, что именуется правовым государством и гражданским обществом, исходя из тех высоких требований, которые предъявляются к данным образованиям идеологами и их последователями. Но есть на каждом этапе развития человеческой цивилизации свои государственно-правовые и общественные идеалы, своего рода «утопии земного рая» (П. И. Новгородцев), которые могут быть «не только безусловной целью прогресса», но и «практической действительностью».

Внимание! Авторские права на книгу "Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие" (Марченко М.Н.) охраняются законодательством!

1. Исторический опыт функционирования государственно-правовых и общественных систем в разных странах со всей убедительностью свидетельствует о том, что правовое, равно как и любое иное государство, будучи относительно самостоятельным институтом, обладающим огромными материальными, организационными, «силовыми» и иными ресурсами, оказывает постоянное воздействие на общество, не оставляя его «без присмотра» и внимания, как, впрочем, и общество не остается безучастным к государству.

В научной литературе верно подмечалось, что между правовым государством и гражданским обществом существует «обоюдная зависимость в форме взаимной обусловленности и взаимодействия: практически ни одно из них не может существовать без другого. Результаты их функционирования переплетены теснейшим образом и непосредственно сказываются на каждом из них».

В основе их обоюдной связи и взаимодействия лежат те экономические, политические и иные факторы, которые обусловливают их совместную жизнеспособность и жизнедеятельность, а также их принадлежность к единому в пределах той или иной страны явлению, которое именуется двояко, а именно государственным и общественным строем.

Говоря об обоюдной связи и взаимодействии правового государства и гражданского общества, следует, как представляется, в процессе их познания, с одной стороны, избегать их идеализации или рассмотрения их в плане абсолютной институциональной или функциональной приоритетности одного феномена по отношению к другому. Ибо общепризнана теоретически и многократно подтверждена практически необходимость и целесообразность взаимовыгодного сотрудничества между правовым государством и гражданским обществом — «этими двумя главными институтами человеческого сообщества». Существующий при этом приоритет гражданского общества по отношению к правовому государству имеет не абсолютный, как иногда утверждается в литературе, а относительный, обусловленный окружающей его средой и зависящий от конкретных, включая чрезвычайные, обстоятельств, характер.

С другой стороны, в процессе рассмотрения обоюдной связи и взаимодействия гражданского общества и правового государства их не следует друг другу противопоставлять, ибо они, как верно подмечается исследователями, «объективно «обречены» на постоянное взаимодействие».

Вместе с тем, не следует также рассматривать взаимосвязь и взаимодействие правового государства и гражданского общества с позиций бытующей на Западе своего рода концепции «самообороны общества против государства», поскольку она грешит односторонностью в подходе к исследуемой материи и тем самым искажает реальную действительность.

2. Используя в процессе исследования характера взаимосвязи и взаимодействия государства и общества системный подход, вполне допустимым и логичным представляется рассмотрение их в виде частных систем (подсистем) в пределах единой объединяющей их национальной системы.

Системный анализ разносторонних связей и взаимодействий государства и общества как структурных элементов общей национальной системы позволяет четче определить постоянно или временно воздействующие на них вместе и на каждый из них в отдельности системообразующие и системоразрушающие факторы; их общую материальную, правовую и моральную основу; окружающую их внешнюю среду, выступающую в виде других национальных, региональных и глобальной систем; точнее идентифицировать их общие и особенные цели и задачи, по поводу которых в научной литературе на протяжении многих лет периодически возникают споры.

Государство, писал по этому поводу в конце XIX в. Р. Иеринг, «поглощает все цели общества. Все общеполезные союзы тяготеют к государству и вопрос о слиянии их с последним представляется только вопросом времени».

В отличие от Р. Иеринга, отдававшего государству «на откуп» все цели общества, М. Ориу акцентировал внимание на общих целях, которые порождаются «средой», создаваемой в процессе взаимодействия гражданского общества и государства. «Гражданское общество, — писал он в начале ХХ века, — заключается в защитной оболочке политического института государства, и та среда, которую он здесь составляет, имеет целью зарождение и развитие цивилизованной личности».

В современной научной литературе вопрос о целях и задачах гражданского общества и государства, в значительной мере предопределяющих характер их взаимоотношений, по общему правилу решается дифференцированно. Наряду с их общими целями и задачами выделяются и их особые, специфические для каждого из них задачи, обусловленные, с одной стороны, их неразрывной взаимосвязью и тесным взаимодействием, а с другой — их самодостаточностью и относительной самостоятельностью.

Правовое государство и гражданское общество, отмечает, в частности, М. Т. Баймаханов, «непосредственно решают разные, хотя и близкие друг к другу задачи. Если государство закрепляет в своих конституционных и законодательных актах правовой статус личности, то гражданское общество обеспечивает ей высокий социальный статус».

При этом государство не поглощает в прямом смысле слова общество, не стремится проникнуть во все поры общественной жизни, как это делало, например, тоталитарное государство фашистской Германии или Италии 30—40-х гг. ХХ столетия или как это делает «самое демократическое государство современности» — США, пытаясь проникнуть путем прослушивания телефонных разговоров, вскрытия почтовых отправлений и контроля за характером читаемой литературы в сферу личной и духовной жизни своих граждан, а также в сферу сознания и умонастроения всего американского общества.

Правовое государство, если оно является таковым на деле, а не на словах, рассчитанных на самого легковерного обывателя, не отказываясь от традиционных, свойственных любому государству принудительных средств, широко использует также и другие — экономические, финансовые, организационные и им подобные рычаги воздействия на общество.

Используя различные средства, государство, как писал еще в XVIII в. Д. Юм, «должно поддерживать» порядок в обществе; издавать «суровые законы против захватнических войн», ибо «обширные завоевания» могут явиться «причиной гибели любой свободной системы правления»; принимать меры против «религиозных исступлений или каких-либо других из ряда вон выходящих движений человеческого духа», которые могут довести людей до «пренебрежения всяким порядком и общественным благом».

Правовое государство, подчеркивают современные исследователи, в отношении гражданского общества не только осуществляет регулятивные функции, создавая обязательные для всех правила поведения, но и поддерживает порядок, организует общество, сплачивает его и защищает извне.

3. Исследуя вопрос об основных направлениях воздействия правового государства на общество и их классификации, многие авторы, как констатирует Г. Еллинек, традиционно исходили из «абстрактного исследования государства» и «различения трех главных функций государственной власти — законодательства, исполнения (управления) и отправления правосудия». Однако, заключает ученый, «тщательное исследование приводит к тому выводу», что в большинстве «важных политических и государственно-правовых теорий» представления об основных направлениях деятельности государства — его функциях, также как и их «различные классификации научного характера, всегда строились на почве данной исторической действительности. Все классификации государственных функций, принадлежащие всем заслуживающим внимания авторам, всегда исходили из конкретного государства соответствующей эпохи с его своеобразными учреждениями».

В самом деле, весьма трудно себе представить, чтобы правовое государство в соотношении с гражданским обществом, тем более когда считается, что последнее «существует всегда, в том числе и в тоталитарных государствах», хотя и «в неразвитом виде, искаженных, неадекватных формах», — чтобы правовое или иное государство выполняло на всех этапах развития человеческой цивилизации одинаковые функции.

Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

В книге рассматривается широкий круг вопросов, касающихся теории и методологии исследования правового государства и гражданского общества, их идентифицирующих признаков и черт, основных путей и форм их взаимосвязи и взаимодействия.
Рассматривая различные теории правового государства и гражданского общества под углом зрения адекватности отражения в них реальной действительности, автор приходит к выводу о том, что это теории не настоящего государственного и общественного образования, а предполагаемого, весьма идеализированного будущего.
В мире никогда не было и нет того, что именуется правовым государством и гражданским обществом, исходя из тех высоких требований, которые предъявляются к данным образованиям идеологами и их последователями. Но есть на каждом этапе развития человеческой цивилизации свои государственно-правовые и общественные идеалы, своего рода «утопии земного рая» (П. И. Новгородцев), которые могут быть «не только безусловной целью прогресса», но и «практической действительностью».

Юридическая Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

Юридическая Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

Юридическая Марченко М.Н. Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие

В книге рассматривается широкий круг вопросов, касающихся теории и методологии исследования правового государства и гражданского общества, их идентифицирующих признаков и черт, основных путей и форм их взаимосвязи и взаимодействия.
Рассматривая различные теории правового государства и гражданского общества под углом зрения адекватности отражения в них реальной действительности, автор приходит к выводу о том, что это теории не настоящего государственного и общественного образования, а предполагаемого, весьма идеализированного будущего.
В мире никогда не было и нет того, что именуется правовым государством и гражданским обществом, исходя из тех высоких требований, которые предъявляются к данным образованиям идеологами и их последователями. Но есть на каждом этапе развития человеческой цивилизации свои государственно-правовые и общественные идеалы, своего рода «утопии земного рая» (П. И. Новгородцев), которые могут быть «не только безусловной целью прогресса», но и «практической действительностью».

Внимание! Авторские права на книгу "Правовое государство и гражданское общество (теоретико-правовое исследование). Учебное пособие" (Марченко М.Н.) охраняются законодательством!

Понятие «правовое государство» рассматривается в философии, политологии, юридической науке.

Так, по мнению представителей философии, правовое государство – это государство, в котором не издаётся никаких законов, противоречащих нравственным идеям права. При таком понимании правовое государство само себя ограничивает, основывает свою деятельность на принципах права и справедливости[10].

В литературе по политологии в большинстве случаев утверждается, что правовым может называться такое государство, в котором верховенство принадлежит не вообще закону, а закону, который выражает и защищает интересы общества, а не господствующего слоя. В названной трактовке представляет теоретический интерес то, что концепция правового государства связывается с принципом верховенства закона, как акта, принятого законодательным органом, согласно специальной демократической процедуре[11].

В отечественной юридической науке содержатся определения правового государства, теоретическая значимость которых объясняется актуальностью, рассматриваемой темы. Обратим внимание на некоторые определения и выводы учёных.

По мнению А.В. Малько, «правовое государство – такое государство, в котором создаются условия для определённых ограничений с помощью права деятельности политической власти в целях недопущения злоупотреблений»[12].

А.Ф. Черданцев кратко выражает суть правового государства так: «правовое государство – государство, деятельность которого осуществляется на основе и в рамках законов и, которое признаёт и охраняет права и свободы граждан»[13].

В.А. Четвернин полагает, что «правовое государство – государство, в котором власть максимально ограничена естественными и неотчуждаемыми правами и свободами человека и гражданина»[14].

Отметим, что названные положения, относящиеся к правовому государству, объединяют наиболее значимые показатели, свойственные этому феномену. Нельзя отрицать того, что правовое государство - системообразующая структура, включающая ряд составляющих элементов.

Как отмечает О.А. Омельченко, термин «правовое государство» состоит из 2-х частей:

– Государство – это исторически выделившееся из общества и обусловленная его экономическим строем политическая организация суверенной публичной власти, выражающая и защищающая общие интересы собственников основных средств производства, а также, обеспечивающая выполнение общих дел, вытекающих из природы общества.

– Право – это система общих правил поведения, санкционированных государством и охраняемых от нарушения государством[15].

Как видим, суть понятия правового государства сводится к следующему: Правовое государство – это такая форма организации и деятельности государственной власти, при которой имеет место максимальная политико-юридическая защищенность законных интересов чести и достоинства личности, существует наибольшее возможное обеспечение прав и свобод личности, их объединений и общности, где государство подчинено обществу. При этом право играет приоритетную роль лишь в том случае, если оно выступает мерой свободы всех и каждого, если действующие законы реально служат интересам народа и государства, а их реализация является воплощением справедливости. Развитое законодательство еще не свидетельствует о наличии в обществе правовой государственности[16].

Рассмотрим основы правового государства.

В.С. Нерсесянц указывает, что экономической основой правового государства являются производственные отношения, базирующиеся на различных формах собственности (государственной, коллективной, арендной, частной, кооперативной и других) как равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически. В правовом государстве собственность принадлежит непосредственно производителям и потребителям материальных благ: индивидуальный производитель выступает как собственник продуктов своего личного труда. Правовое начало государственности реализуется только при наличии самостоятельности, которые экономически обеспечивают господство права, равенство участников производственных отношений, постоянный рост благосостояния общества и его саморазвитие[17].

По мнению Р.Т. Мухаева, социальную основу правового государства составляет саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан - носителей общественного прогресса. В центре внимания такого государства находится человек и его интересы. Через систему социальных институтов, общественных связей создаются необходимые условия для реализации каждым гражданином своих творческих, трудовых возможностей, обеспечивается плюрализм мнений, личные права и свободы[18].

Переход от тоталитарных методов к правовой государственности связан с резкой переориентацией социальной деятельности государства. Прочная социальная основа государства предопределяет стабильность его правовых устоев.

Как считает М.Н. Марченко, нравственную основу правового государства образуют общечеловеческие принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности. Конкретно это выражается в демократических методах государственного управления, справедливости и правосудия, в приоритете прав и свобод личности во взаимоотношениях с государством, защите прав меньшинства, терпимости к различным религиозным мировоззрениям[19].

Таким образом, на основании современных представлений предложим следующее определение правового государства: это такая форма организации и деятельности государственной власти, которой свойственны демократический режим конституционного правления и законности, развитая прогрессивная правовая система, разделение властей и их взаимоконтроль, признание и гарантирование прав и свобод человека и гражданина, взаимная ответственность государства и личности.

Автор - Михаил Марченко

В книге рассматривается широкий круг вопросов, касающихся теории и методологии исследования правового государства и гражданского общества, их идентифицирующих признаков и черт, основных путей и форм их взаимосвязи и взаимодействия. Рассматривая различные теории правового государства и гражданского общества под углом зрения адекватности отражения в них реальной действительности, автор приходит к выводу о том, что это теории не настоящего государственного и общественного образования, а предполагае.

В книге рассматривается широкий круг вопросов, касающихся теории и методологии исследования правового государства и гражданского общества, их идентифицирующих признаков и черт, основных путей и форм их взаимосвязи и взаимодействия. Рассматривая различные теории правового государства и гражданского общества под углом зрения адекватности отражения в них реальной действительности, автор приходит к выводу о том, что это теории не настоящего государственного и общественного образования, а предполагаемого, весьма идеализированного будущего. В мире никогда не было и нет того, что именуется правовым государством и гражданским обществом, исходя из тех высоких требований, которые предъявляются к данным образованиям идеологами и их последователями. Но есть на каждом этапе развития человеческой цивилизации свои государственно-правовые и общественные идеалы, своего рода "утопии земного рая" (П. И. Новгородцев), которые могут быть "не только безусловной целью прогресса", но и "практической действительностью". Книга «Правовое государство и гражданское общество. Теоретико-правовое исследование. Учебное пособие» автора Михаил Марченко оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 0.00 из 10.
Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы для скачивания.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: