Правосудие как ценность жизни

Обновлено: 06.02.2023


"Справедливость — такой же необходимый
для жизни продукт, как хлеб". Карл Бёрне.

«Когда справедливость исчезает, то не
остается ничего,что могло бы придать
ценность жизни людей». Э. Кант.

Проблема справедливости стара как мир. Платон в своей теории совместной деятельности добродетелей указывает, что, если разумом руководит мудрость, волей — мужество, страстями — умеренность, то всеми ими руководит справедливость. Так он оценивал значимость справедливости во внутреннем мире человека для сохранения душевного равновесия всех частей души.

Что же такое справедливость? Это – свойство личности, черта характера или естественный закон общежития людей? Проявление справедливости – это результат нашей оценки (суда) других людей и ситуаций. Позволено ли человеку судить других? Где корни этого явления? В чем смысл и значимость этого понятия для индивидуального сознания человека и есть ли общая мера этому фундаментальному свойству?

На чем зиждется общность людей, ищущих благополучия? Многие считают, что справедливость лежит в основе объединения людей для совместной жизнедеятельности. Человеческая самодостаточность – вещь весьма условная. На самом деле, существование человека неразрывно связано с существованием его социума, т.е. общности, которая придает значение свойствам человека, служащих, в свою очередь, единству общества, как целого. (Недаром синонимами человеческой судьбы служат слова доля, у-часть, они, как и с-частье, обозначают часть коллективной судьбы).

Необходимость в справедливости возникает там, где отношения между людьми требуют меры и пропорции. Справочники говорят, что справедливость — это то, что называют беспристрастным отношением к чему или кому-либо. Как свойство личности справедливость выражает способность беспристрастно следовать правде, истине в своих поступках. Проблема справедливости есть проблема взаимодействия человека с другими людьми или с самим собой.

Аристотель утверждал, что справедливым по отношению к себе может быть только добродетельный человек, потому что он должен быть в дружбе с самим собой и принимать себя таким, как он есть, а значит быть способным осуществить справедливость, выступая в двух ипостасях: как законодатель и как исполнитель. Здесь главное – различать полезное и справедливое.

Справедливость – не результат договоренности людей. Это – не абстрактное, но этическое понятие, исторически сложившаяся в культуре человека этическая норма общежития, способствующая преодолению эгоизма, индивидуализма и агрессивности. Нравственный мотив справедливости отражает признание права на жизнь и благополучие другого человека. Наиболее очевидным признаком несправедливости является проявление эгоизма.

Когда мы справедливы по отношению к другим, мы как бы отдаем им дань, чувствуя в сердце своём согласие с миром, сопричастность друг другу. Справедливость – это добродетель, служащая объединению людей, способствующая осознанию человеком единства людей, природы, мира. Всюду, где существуют отношения справедливости, мы в праве ожидать мир, согласие и дружбу. Где нет справедливости, нет счастья.

Источником справедливости является внутренний голос нравственного сознания нашего «Я», который проявляется живым, идущим от сердца, оценивающим чувством, воспринимаемым как долг. Справедливость лежит долгом на совести, санкционируется ею и, как исполненный долг, приносит духовное удовлетворение человеку, очищая его совесть и расширяя ему область возможного в сфере бескорыстного. Совесть – чувство более широкое и высокое, чем справедливость. (Нравственное чувство варваров не подымалось выше справедливости).

Справедливость не сводится к системе общих «разумных» правил поведения. Поиск и осуществление справедливости – это искусство жизни, требующее от человека проявления высших творческих способностей, связанных с чувством меры, «такта», ответственности и владения тонкой интуитивной оценкой человеческих отношений.

Без внутреннего знания блага справедливости невозможно организовать разумный порядок совместной жизнедеятельности людей. Если бы люди для удовлетворения потребностей руководствовались только функциональностью, а не справедливостью, их общность не поднялась и до уровня успешно работающей банды грабителей. Справедливость – идеальный регулятор совместной жизни людей, преобразующий духовный принцип нравственного сознания «свобода – ответственность» в жизненный принцип воздаяния (соответствие деяния и воздаяния).

Справедливость не исчерпывает порядка нашего существования, но определяет форму, границы существования. В пределах справедливости возможно поведение, выходящее за пределы должного, сверх должное – это уже отношения не по долгу, а по чистой совести. Требование справедливости является базовым, минимальным в поведении людей. Там, где нарушена справедливость невозможно ничего сверх должного. Несправедливый человек не может быть альтруистом.

Существенно важным, исходным моментом определения справедливости является наличие идеала – внутреннее признание равенства людей в их необходимости жить и действовать сообща. В.С. Соловьев писал: «Справедливость не есть простое равенство, а равенство в исполнении должного». Без идеала над собой духовная жизнь человека невозможна. Идеал – не явление, а сущность, которую составляют нравственные ценности культуры человека. В идеале справедливость предполагает людей свободными и равными в отношении друг к другу.

Но люди от природы не равны ни телом, ни духом, ни душою, они неповторимы. Почему же справедливость требует равенства? Само по себе «равенство людей» — понятие пустое, пока мы не наполним его конкретным содержанием. Нужна общая мера, общие свойства людей, в которых это равенство можно выразить. Иначе равенство вырождается в тождество. Равным можно быть только в чем-то: в служении, в борьбе, в любви, в поиске справедливости, перед законом и пр.

Справедливость – одно из ключевых свойств нравственной природы человека и, вместе с тем, основополагающее, базовое условие самой жизни, сосуществования людей. Человек, как бы, нравственно утверждает себя в обществе других для совместного существования в условиях конфликта интересов, целей и путей достижения. В сущности, это есть требование, завет, принцип, закон бескорыстной сферы мысле-жизнедеятельности человека (называйте, как хотите). Этот всеобщий закон справедливости бытия называют и нравственной аксиомой.

С точки зрения пути развития человека, справедливость как способ или принцип жизни сокращает нам «опыт быстро текущих дней», обещая более короткий и менее горестный путь обретения мудрости. Потому что сама жизнь устроена по законам справедливости и судьбоносного долга. Несправедливо поступающий человек обречен самой жизнью возвращаться к той же по смыслу ситуации («наступать на одни и те же грабли») до тех пор, пока не усвоит свой урок справедливости. В этом – справедливость и правда жизни.

Своими намерениями и поступками мы в значительной степени сами (в соответствии с мерой их справедливости) формируем наши будущие радости и горести. Наши действия и мыследействия определяются накопленным личным опытом. Мы многократно ошибаемся и творим глупости пока не осознаем, не поймем смысл своих намерений и действий. Наш мир смыслов – это и есть кладезь мудрости, наше истинное нематериальное богатство.

Жизнь – это процесс творения. Человек постоянно что-то творит действием, чувством, мыслью, участвуя в формировании своего будущего. Мы живем в специальной среде, в самостоятельной, отличной от природы, реальности, именуемой культурой. Культура как бульон, в котором люди могут сосуществовать в человеческом облике. Среди наиболее значимых фундаментальных ценностей духовной культуры человека таких, как добро, зло, судьба, известная триада «справедливость–правда–истина» составляют одну из фундаментальных конструкций нашего сознания.

В этой системе «правда» занимает особую роль как двойственная ценность. Н. К. Михайловский выделял в этом понятии две стороны: субъективную как правда – справедливость, отражающую психическую реальность внутреннего мира, и объективную как правда – истина, отражающую действительность внешнего мира.

Н.Ф. Бердяев в «Самопознании» определял правду как единство «высшей истины» и «высшей справедливости», достижение которого называл смыслом жизни. Рационалист Г. Лейбниц толковал «правду» как «нравственную истину», И. Кант определил ее, как «категорический императив», как внутренний нравственный принцип, некое нормативное знание, указывающее на существование всеобщей этической истины. Человек владеет непосредственным знанием нравственного принципа бытия как идеала.

Слова «истина», «правда» часто употребляют как синонимы, хотя между этими понятиями есть принципиальная разница. Истина объективна, а правда - субъективная истина. Любой факт или событие имеет статус истины, а их толкование, наше видение, мнение - это правда. Фактические суждения о предметах и явлениях, не окрашенные нашим отношением к ним, служат нам истиной для объективного описания мира без человека. Встречаясь в сознании человека с его установками, взглядами, потребностями и желаниями, эти суждения превращаются в правду, а при встрече с нравственными ценностями – в справедливость.

Правда и ложь нашего видения реальности как результат ума, пребывающего в иллюзии, не знает истины. Мы знаем истину только как факт (внешний – эмпирический или внутренний – переживание). Чтобы познать истину, надо ею стать, надо пережить ее смысл. Правда воспринимается как духовный идеал, это наш честный взгляд на истину через призму нашей справедливости. У каждого из нас своя правда и справедливость.

Представление человека о соразмерности в распределении благ и тягот в обществе формируется как индивидуальным, так и общественным сознанием, личным и общественным опытом. В той степени, в какой люди, взаимодействуя, составляют единый социум, они обнаруживают нечто общее, одинаково доступную всем членам сообщества духовную ценность (оценку), имеющую в своей практической реализации очень широкий диапазон от способа распределения пищи до взаимности золотого правила нравственности («не делай другим того, чего не желаешь себе»).

Следует подчеркнуть, что осознающий себя человек знает и различает как собственное чувство справедливости, так и социальную оценку морали общества. Человек всегда ищет компромисс между мотивами собственной совести, долга и общественной морали, что является предметом его свободного или вынужденного выбора.

В отличие от метафизического взгляда на справедливость как на сущность, субъективную ценность нравственного сознания личности наука изучает справедливость в действии как явление, выявляя закономерности проявления так называемой «социальной справедливости». Во всех своих проявлениях социальная справедливость направлена на поиск баланса в отношениях между людьми или их группами, который выражается соотношением «брать – давать». Это и есть общая мера справедливости.

Все проявления социальной справедливости сводятся к двум видам: справедливого равенства или справедливого неравенства. Первый относится к людям, находящимся между собой в статусе «равноправных» с простым требованием справедливости: всем поровну. Второй относится к участникам в статусе «неравноправных» с требованием справедливости: каждому свое, по заслугам или по достоинству. С целью согласования таких условий жизнедеятельности, как права–обязанности, труд–вознаграждение, заслуги–признание, преступление и наказание второй вид (справедливое неравенство) требует обеспечения равенства возможностей для самореализации участников.

В различных сферах проявления справедливости мы обнаруживаем разные толкования равенства людей, например, в сравнении этики и права. В основе справедливости нравственного сознания индивида лежит духовное равенство (люди равны в качестве Божьих послов). Каждый человек неисчерпаем в своих устремлениях и притязаниях. Правовая справедливость (закон для всех один) – это сухое абстрактное равенство людей как субъектов права в предположении, что у них нет других целей, интересов и чаяний, кроме соблюдения норм права.

Поэтому правовой суд с точки зрения индивида принципиально не может быть справедливым, ибо суд вершится в соответствии с законом, а не – нравственным чувством судьи (по совести). Этим правовой суд отличается от человеческого (например, суда Соломона) или «Божьего суда». «Строжайшее право, - писал Э. Кант, - это величайшая несправедливость… потому что справедливость относится только к суду совести». Справедливое или законное – это вечная коллизия всех культур.

Итак, справедливость – это естественный порядок, главный принцип совместной жизни людей, духовная ценность культуры любого сообщества. С одной стороны, проявление справедливости духовно обогащает личность, а с другой – служит пользе обществу, а не выгоде индивида. Исторически права и обязанности людей, как и законы общежития меняются, но неизменным остается требование, чтобы они были справедливы. Обусловленность общественной морали и права нравственностью человека сохраняется.

Современной культуре либеральной демократии Запада, пришедшей в результате крушения классического гуманизма, свойственны доминирование морали коллектива, пренебрежение нравственным самосознанием духовного человека. Это приводит к трансформации представления социальной справедливости в общественном сознании. Справедливость перестает быть этической и становится все более правовой. Сегодня общественная мораль еще может объяснить нам, почему личность должна принести себя в жертву обществу, но она уже не в состоянии объяснить, почему сотни умирают, чтобы спасти одного от несправедливости, тюрьмы или завала в шахте. Между тем, именно это отличает нас от муравейника, именно в этом, как говорит Экзюпери, и заключается наше величие.

Старый Григ. Киев 2019.

Мироздание построено на Законах. Высокая сознательность Суткй, наполняющих Высшие миры, не допускает их нарушения - Законы входят в их внутреннюю суть.
От каждого по способности - каждому по потребности. Сколько взял - столько должен вернуть.
В земном мире идёт разделение душ на положительное и отрицательное направление развития. Доброта, творчество, справедливость - качества направляющие душу на сознательное построение законов в матрице души, как необходимое требование существование в Иерархии Бога.
Преобладание противоположных энергий неприемлемо для Божественных миров, но являются хорошими качествами для отрицательных миров Дьявола. Свободы выбора принадлежащие ему души не имеют, а жёсткую программу жизни "своему" человеку он составляет с учётом набора только тех качеств, которые хочет в нём развить.

Я был бы Вам признателен, если б Вы сказали пару слов о справедливости и правде жизни

Человечество находится пока на низком Уровне развития, и в нём личности как положительного, так и отрицательного направления развития. Отрицательный руководитель не может быть справедливым к своим подчинённы, он должен производить отрицательную энергию для своей души (в этом заключается его совершенствование) и для своего Хозяина. Он не имеет права выбора и полностью подчиняется Дьяволу, который диктует ему стиль поведения.
Своим индивидам Бог предоставляет свободу выбора, чтобы человек осознанно шёл к нему, и предоставляет возможность исправления ошибок, которые пока ещё неизбежны.

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2022. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Что такое суд? Понимая и уважая мнение всех историков и философов в отношении значимости суда, правосудия, его феномена и значении в цивилизации, предложу свое видение.

Суд - это принятие решения одним человеком за другого в рамках правил, установленных третьим человеком.

Физиками, проводящими свои исследования в квантовой механике, уже давно исследовано, как именно человек влияет на окружающее пространство и меняет его [1], даже написан ряд книг о квантовом сознании [2]. Мир/мироздание (все, что мы видим каждый день вокруг себя: воздух, воду, атмосферу, материальные объекты, растения, животные, предметы, все сущее, по сути категории безотносительные) состоит из квантов, кварков (еще меньше квантов), попросту говоря, пучка света (фотонов), который преломляется под воздействием наблюдателя или «взгляда» человека . Сразу отмечу, что не буквального взгляда глазами, хотя и этого тоже в какой-то степени, а мнения, желания, отношения человека к той или иной ситуации. Аналогичным образом происходят все изменения в жизни человека, то есть он видит результат своего мыслетворчества, своего желания и мнения, не в смысле искусства, а от слова сОтворять. Исходя из этимологии слова «творить»[3] человек сам сотворяет свою жизнь, судьбу, принимая решения и совершая те или иные действия. Даже есть устоявшаяся фраза «угол зрения», то есть под разным взглядом меняется действительность.

Следуя такому видению мироздания, деятельности человека и человечества в целом, обосную ценность суда.

Обществом создана структура, самостоятельный институт общества, члены которого наделены правом разрешать спорные ситуации, проблемы других людей. Ныне этот институт облачили властью (судебная власть является составной частью правового государства). По иному можно сказать, что люди предоставили право найти выход в той или иной ситуации, разрешить тот или иной спорный момент в своей жизни, другим людям, переложив тем самым ответственность за свою жизнь на них. Почему так произошло? Потому что человек не обладает достаточной для принятия верного (именно верного, а не правильного) для него решения информацией. В древности правосудие было сформировано как один из способов управления людьми , что многое объясняет. Те, кто руководит, целенаправленно не просвещает управляемых им людей всей информацией, иначе человек может воспользоваться ею, делиться с другими, организовать общественное движение, партию, или, что еще хуже, бунтовать и в итоге, сместить руководителей.

Осознание себя как человека могущего всё, а, следовательно, и правосознание у человека, лишь на том уровне, какой позволяет ему принимать решения и решать проблемы не самостоятельно , а с чей-либо помощью, в том числе с помощью суда .

На настоящий период развития человечества правосудие — это действительно уникальный институт, призванный восстанавливать справедливость, помогая людям, в чем и заключается его ценность. Но ровно до той поры, пока каждый человек не осознает право как данность, составляющую его потенциал с рождения, и не начнет уважать, а равно, не нарушать право других. Это будет являться верховенством права, по моему мнению.

В то же время возникают вопросы: в действительности ли суд помогает, разрешая споры? Выполняет ли свое назначение? Довольно часто судья видит неправосудную ситуацию, но разрешить ее исходя из признания права и справедливости, не может , ссылаясь либо на наличие или отсутствие ЗА-Кона , либо на наличие или отсутствие достаточных доказательств. В таком случае суд ограничивается формальным решением, и не выполняет свою функцию.

Исходя из квантового устройства мироздания, суд в принципе не может быть объективным, как провозглашено в процессуальных кодексах, потому что каждый судебный акт - это волевое решение человека (судьи), пропущенное через призму своих взглядов, мнений, убеждений .

В рамках публичного права судья в большей мере проявляет личные взгляды, на него возложена еще большая ответственность: признать человека виновным, назначить наказание. Какой волей должен обладать судья, чтобы вынести обвинительный приговор? Не каждому человеку позволят его моральные и нравственные принципы сделать это. Ведь как у человека, совершившего преступление, так и у судьи всегда есть выбор : в первом случае — совершать общественно-опасные деяния или нет, а во втором случае - быть судьей или нет .

Если рассмотреть такой ход событий, при котором не останется ни одного человека, желающего осуществлять правосудие, то это может означать, что люди осознают бесполезность этого института. Уровень осознанности человеком себя как могущего всё будет таким (внутренней организации человека, умении контролировать свои мысли, эмоции, действия), что исчезнет необходимость и полезность в осуждении преступных деяний, поэтому общество не будет нуждаться в суде. В таком случае возможно несколько вариантов поведения.

  1. Люди, совершив противоправные действия в отношении других людей, будут их принимать как некий урок, необходимый как для первых (потерпевших), так и для вторых (правонарушителей). Обе стороны правонарушения изменят восприятие совершенного действия под другим углом зрения : как свершившийся факт, не оценивая его , не обвиняя правонарушителя и не аккумулируя чувство вины. В связи с этим, не будет необходимости обращаться в суд.
  2. Люди не будут совершать противоправные действия вовсе, что для настоящего времени утопично. Будет такая степень уважения друг друга, которая позволит понимать, чувствовать мысли и желания человека , и не наносить вред.

Мы привыкли познавать, изучать мир путем сравнения одного с другим, что такое хорошо, а что плохо, то есть дуально или линейно (по одной линии: или вперед, или назад). Следует позволить себе посмотреть шире, более объемно, а именно: признать, что то или иное деяние просто есть, без каких-либо суждений относительно хорошо или плохо (осуждений), тогда внутренний мир и внешний мир (картина мира вокруг) одного человека изменится. После чего изменится внутренний и внешний мир второго человека, третьего и так постепенно - всего человечества.

Все имеет свойство развиваться, движение — это жизнь. Люди становятся смелей, умней, самостоятельно могут подготовить иск и представлять свои интересы в суде. Судьи неоднократно отмечали, что в последние годы поток обращений в суд увеличился в общем на 20%. С помощью доступной информации и росту доверия к суду, проблемы становятся разрешимы. Условно это обозначим первым этапом развития человечества .

Сейчас активно развивают институт медиации, то есть альтернативного разрешения споров с помощью посредника. Данный этап позволит не просто слышать друг друга, а услышать и, возможно, принять полностью позицию противной стороны. Правосознание людей расширится и они смогут договариваться, пусть и с помощью посредников (медиаторов, представителей). Это будет являться вторым этапом .

Следующим, третьим этапом , станет возможность разрешения той или иной проблемы человеком, перед которым она стоит, самостоятельно, без обращения в суд, за исключением, конечно, особого производства.

Такое разделение на этапы, как говорилось выше, условно, и требует более глубокого и детального осмысления и изложения, поскольку, в процессе развития человечества могут сформироваться другие этапы или подэтапы, измениться или не возникнуть вовсе. Суть остается прежней — правосознание человека меняется, расширяется, он верит в свои силы, в дальнейшем сможет не попустительствовать, а контролировать свои мысли и действия таким образом, что сделав один раз, он примет это обстоятельство безотносительно и не будет допускать аналогичной ситуации.

Вместе с тем, следует учесть, что в свете правового нигилизма достаточно большое количество людей не обращаются в суд вовсе, так как не верят в его беспристрастность и неподкупность. Множеству людей в жизни и не приходилось сталкиваться с судом и для них никакого практического значения деятельность суда (судебная практика) не имеет. Но и в этом случае люди разрешают проблемы своими силами или отпускают их на самотек, на что тоже есть право у человека, то есть вывод очевиден: суд как институт им не нужен.

Тем не менее, какая бы ни была проблема, она всегда разрешима . И пока человек не будет верить в это, в свои силы изменить ситуацию , он будет прибегать к помощи других лиц, в том числе, и суда. Однако суд будет действительно вершить правосудие только тогда, когда роль его будет сведена к оказанию помощи человек у понять (путем разъяснений, предоставления информации и т.д.) и осознать совершивший им проступок, чтобы он в будущем не становился заложником аналогичной ситуации.

Пора определиться с приоритетами. Справедливое общество мощный и притягательный фактор развития.


Предлагаю без лишних слов и долгих вступлений перейти к необходимому, на мой взгляд, сегодня разговору о качестве современного российского правосудия. Несмотря на «очевидность» и «затасканность» темы, постараюсь предложить разговор по существу, без банальностей.

Цель настоящей статьи – попытка пригласить к обсуждению означенной темы ищущую часть российского общества, выйдя за пределы внутрикорпоративной профессиональной дискуссии.

Среди множества означенных сегодня российской политической элитой задач, целей развития, необходимо определить действительно приоритетные. Поскольку без осознания приоритетов любая деятельность, и особенно реализация государственных политик, будучи бессистемной утрачивает эффективность, следовательно причиняет вред общественным отношениям возможно больший, чем само бездействие. Так как бездействие сохраняет перспективу, позволяет накапливать энергию будущих изменений, а неэффективная деятельность растрачивает эту энергию и отбрасывает возможность решения задачи надолго, на целые исторические циклы.
Часто упоминаемые модернизация и борьба с коррупцией и перестройка экономики и многое другое, на мой взгляд, вторичны по отношению к задаче повышения качества правосудия, как вторична всегда тактика по отношению к стратегии.


Социальная функция правосудия.

Воздерживаясь от определений понятия «правосудие», как системы или ценностного ориентира, остановлюсь только на характеристике правосудия, как социальной функции.
Во все обозримые исторические эпохи, при разных способах общественной организации жизни людей, тем более при государственной организации, необходимость сосуществовать по правилам, обеспечивать их соблюдение, обеспечивать разрешение индивидуальных и коллективных споров и конфликтов, наказывать преступников, осознавалась обществом, в том числе властью, как важнейший приоритет, одно из первых условий общественной жизни.
Значимость данной социальной функции снижалась только во времена военно-мобилизационной организации общества, войн, революций, когда осознаваемый обществом высокий уровень внешних или внутренних угроз, предполагал чрезвычайный режим управления, как единственный способ выжить, также в периоды вражеских оккупаций, т.е. внешнего управления.

Таким образом обнаруживает себя прямая зависимость уровня общественной потребности в правосудии, как социальной управленческой функции, от уровня осознания самим обществом степени внешних или внутренних угроз, и, как следствие, чрезвычайной мобилизационной самоорганизации общества (временной). Чем выше уровень угроз, тем ниже потребность в правосудии, и наоборот.

Иными словами в стабильной фазе развития общества нуждаемость в эффективном, качественном правосудии выше, чем в нестабильной.

В чём же действительная, стратегическая задача правосудия?
В разные эпохи представления людей о справедливости различались. Отношения между индивидумами, социальными группами, классами оценивались ими различно, в зависимости от исторической среды, стадии развития общества, зачастую даже противоположно. Однако, потребность в справедливом характере организации общественной жизни, таком, как справедливость понималась и понимается для конкретной эпохи, всегда было и есть неотъемлемое условие общественной жизни, моральная, нравственная ценность, значимость которой не ниже, а зачастую и выше иных материальных потребностей, сугубо прагматических выгод и расчётов.

Главная задача правосудия - обеспечение и поддержание осознания большей частью общества (активной, дееспособной) справедливого характера социального устройства, как элемента государственной организации, как функции власти. Сильная, справедливая власть – необходимое условие стабильного существования и развития общества. Правосудная функция государственной власти есть важнейший её атрибут (инструмент, институт), общественная оценка эффективности которого прямым и самым непосредственным образом влияет на перспективу существования государства в имеющихся формах и, собственно, на перспективу развития самого общества.

Попробуем оценить современное состояние правосудия, как функции российского общества, как функции его государственной организации.

Государственная монополия на правосудие это привилегия власти или обязанность государства?

Различные социальные, политические доктрины по разному оценивают данную функцию в зависимости от отношения к государству, как таковому. Если игнорировать мистические, религиозные и иные иррациональные объяснения происхождения государства, то останется отметить две полярные точки зрения, теории либо классовой борьбы, где государство это машина подавления, инструмент диктата воли господствующего класса (-ов), либо общественного договора, где государственная организация есть продукт согласия общественных сил, необходимое условие сохранения и развития общества.
Современные российские политические лидеры неоднократно заявляли о своём видении собственной роли и, соответственно, роли государства, как оказание управленческих услуг обществу, населению. Т.е. проявляли себя сторонниками теории общественного договора, и полагаю, что современное российское общество, в своём большинстве, с теми или иными, но не значительными оговорками склонно воспринимать государство, его роль, функцию, именно как продукт общественного согласия, ценность, необходимый организационный инструмент обеспечивающий возможность самосохранения и развития общества, через эффективное управление.

Конечно, эффективное, качественное правосудие и справедливость понятия не тождественные. Правосудие, как таковое, не есть справедливость, поскольку справедливость это идеал, цель, вектор устремлений, а правосудие это деятельность, процесс, организационная функция. Возможно, что качественное правосудие это доказывание искреннего стремления общества и власти к достижению справедливости, попытка единственно доступным людям, обществу способом перманентно демонстрировать, подтверждать приверженность социальным ценностям равенства перед законом, справедливости, законности и правопорядка. Качество правосудия – индикатор здоровья и, соответственно, жизнеспособности общества.

Кроме прочего, если разделить общество, как потребителя управленческих услуг и власть, как субъекта, оказывающего такие услуги (для определенных целей анализа, такое разделение необходимо), и установить, что оказываемая услуга возмездна, поскольку потребитель оплачивает эту услугу (через налоги, пошлины и сборы), то обнаруживается право потребителя – общества требовать качества оказываемой услуги. В нашем случае - это требование качества правосудия и обязанность власти обеспечить это качество.


Значимое обстоятельство – это покровительственный характер российского правосудия относительно государства, любых форм присутствия государства (его структур) в любом процессе судопроизводства (уголовном, гражданском, арбитражном, административном).
Низкое качество исполнения государственным аппаратом (следственными, административными, надзорными, прочими органами) своих функций - практически перманентное состояние. Поэтому судья постоянно вынужден осуществлять внутренний выбор между формально законным, но неправильным, или формально незаконным, но, в его понимании, правильным правосудием. Значимые недостатки в работе государственных служащих, формирующих правовую позицию государства, как стороны судебного процесса, подталкивают суды к расширенному пониманию своей миссии в виде, существенно отличающимся от требований закона, как восполнение судом недостатков следствия, или иных административных структур. С одной стороны, принятая в России континентальная система права, предполагает в большей степени формальное применение закона процессуального и материального, которое, повторюсь, при низком качестве предварительного следствия, административного расследования, или представления государства в гражданском (арбитражном) процессе с неизбежностью, в большинстве случаев, должно повлечь вынесение судебного акта, не поддерживающего позицию государственных участников процесса. С другой стороны, возможно искреннее но узкое понимание справедливости при таком положении дел, толкает суды на сознательное нарушение требований закона в ущерб качеству правосудия, огульно и произвольно поддерживая следствие, прокуроров, административные органы и пр.
В подавляющем большинстве своём современное отечественное правосудие определилось с этим выбором однозначно в пользу покровительства государству, ежедневно и обильно причиняя ущерб идеалу качественного правосудия, умаляя веру общества в возможность независимого и профессионального суда.

По роду занятий имею возможность предоставить достаточное количество информации, материалов в доказательство заявленного тезиса, однако полагаю это излишним, ввиду общепризнанности такого положения дел.


3. Справедливое общество – мощный и притягательный фактор развития.

Большинство современных людей согласятся с утверждением о том, что жизнь не справедлива. Однако, большая их часть готова на серьезные жертвы ради этой же справедливости. Некоторые готовы рисковать жизнью. Парадокс? Нет. Стремление к справедливости - естественное состояние человека и человечества, свойственное любой исторической эпохе. Содержание справедливости, то есть справедливость общественных отношений в различных обществах определялась по разному. Неизменно само стремление к справедливости. Универсальна потребность людей, нематериальная, моральная ценность. В истории не было эпохи, не было общества, в котором отсутствовало бы господствующее представление о справедливости. Видимо такое представление есть неизбежное требование, неотъемлемое условие совместного сосуществования людей, цементирующей базовой субстанцией любого относительно свободного (не оккупированного, не лишенного воли) общества, предопределённое природой человека, особенностью человеческой психики, общественного сознания. ;Не так важно, истинны ли подобные представления, есть ли они плод совместного исторического заблуждения, или навязаны господствующей силой, группой, классом. Поскольку имеется относительно общее представление о справедливости и вера в ее достижимость - общество живо, и сохраняет историческую перспективу.
;Утрата этих представлений, веры в достижимость справедливости, как системный элемент, деморализует общество, разрушая его основы, и рано или поздно приведет это общество к своему концу. Если же такое общество имело государственное устройство (или, того более, составляло основу определенной историко-культурной общности, цивилизации), наиболее вероятны значительные и драматические потрясения.
;Справедливость не осязаема, её нельзя потрогать. Само понятие из области психики человека, общественного сознания. Но мало что из предметов материального мира, экономических достижений, богатств или мощи оружия может сравнится по значимости для устройства общественной жизни с ценностью справедливости (при всей её эфемерности, относительности и неопределённости).
;Русская цивилизация возникла и развивалась на идеалах справедливости, не в последнюю очередь, общинной, религиозной, социальной. Не даром первый кодифицированный нормативный акт назывался "Русской правдой".

Качество правосудия предполагает обязательность полного и своевременного собирания значимой информации, всестороннего, глубокого и полного её исследования, оценки, точной правовой квалификации, и полных и правильных выводов. Умаление, неверное исполнение или уклонение от этих элементов процесса превращает правосудие в свою полную противоположность. Тем самым вместо необходимой, положительной социальной функции обществу, общественным отношениям причиняется вред, по значению своему едва ли меньший, чем серьёзная внешняя или внутренняя угроза собственно существованию государственно устроенного общества. Если принять за данность достаточное качество российских законов, то качественное правосудие возможно будет при совокупном наличии следующих основных условий: честность и искреннее желание судьи законным способом установить истину, стремление к справедливости, достаточная профессиональная квалификация судьи и разумная загруженность судьи (суда, аппарата). Невыполнение, отсутствие одного из данных условий исключает качественное правосудие, следовательно, влечет вред общественным отношениям.


4. Возможно ли системное качественное правосудие?

Достижение означенных условий качественного правосудия, в части уровня квалификации и уровня загруженности, возможно мерами администрирования, материально-организационного обеспечения. Не прямо, но косвенно эффективность этих мер также будет влиять на достижение третьего условия – морально-этического уровня судейского корпуса (конечно во взаимной связи с общим состоянием морали в обществе, общественным запросом).
Эффективность администрирования и материально – организационного обеспечения зависит не только от талантов, чистого духа и интеллекта руководителей, но и от экономических возможностей. По существу же речь идёт о готовности государства формируя расходные статьи государственного бюджета определить приоритеты. Иными словами доходы государства достаточны, важно именно согласиться с приоритетами, что главнее. Это и есть вопрос политики. Необходимо устойчивое общественное мнение, изъявленная общественная воля, ясное и неизменное понимание активной и ответственной части общества существа и значимости проблемы, способов её решения. В чём, собственно, и цель начатого разговора.

Качественное правосудие может быть «справедливым» только если «справедливы законы». Однако, эффективное и качественное правосудие, поскольку это правильное, беспристрастное следование судами закону, уже само собою составляет элемент (а возможно основу) справедливого устройства современного общества.
Тогда общество понимает, что обладает механизмом честного и квалифицированного применения закона. Тогда появляется смысл и заинтересованность в содержании законов, законотворческой деятельности, ответственной и активной избирательной (политической) позиции.

Никакая армия, службы безопасности, даже в условиях значительного контроля власти над медийным пространством, не в состоянии обеспечить устойчивость государства, если правоохранительная система занята в основном обслуживанием собственных интересов и выполнением политического заказа.

Традиционно, исторически на Руси, в России правда была великим, основополагающим фактором общественного бытия. Сегодня за правдой в суды не ходят. И в случае беды правды от судов и милиции-полиции не ждут.

Нет в России традиции качественного правосудия. Правду (читай – справедливый суд) искали у князя, барина, царя, в парткоме народной партии, советах, в новой России у президента и премьера. Всё. В других местах правда системно не жила и не живёт. Есть отдельные порядочные люди, изредка они случаются начальниками разного уровня, что не системное явление и к правосудию не имеет отношения.

Мне видится, что оборона (в широком смысле – обеспечение суверенитета) и правопорядок, основным элементом которого является правосудие, есть первичные функции любого государства. Участие в хозяйстве, социальная поддержка и даже, во многом, внешняя политика, как и многие другие функции современного государства утрачивают смысл и эффективность при неэффективном исполнении первых двух функций.


Эффективное, качественное правосудие, суды и правоохранительная система в целом, как элементы государственного устройства, являющиеся результатом общественной, народной самоорганизации (теория общественного договора), а не чистой машиной подавления, приобретают впоследствии статус традиции, неотъемлемой части бытия нации, органической его составляющей. Полагаю данное утверждение не в полной мере свойственно русской государственной традиции (в обозримый, с точки зрения исторической памяти, период), за исключением, возможно, непродолжительного периода строительства молодого советского государства. Об опыте псковской и новгородской республик в данном контексте вспоминать, полагаю, не уместно. Единая власть по своему усмотрению вершила правосудие. Иногда это было справедливым правосудием, иногда нет. То есть пафос этого абзаца в том, что даже сегодня российскому обществу непросто сформулировать осознанный запрос о качественном правосудии, несмотря на бесспорное наличие запроса о справедливости в целом. Уверен, формирование такого запроса соответствует стратегическому и приоритетному национальному интересу.


P.S. Вопрос: Разный уровень развития государственности, разный уровень понимания обществом государственной идеи в разных субъектах крупного федеративного государства.
Что делать с единым универсальным правовым регулированием? Поскольку правосудие должно быть справедливым, а это общественный субъективный критерий, может быть целесообразно допустить некоторые различия в процессуальном и материальном законах субъектов федерации?


Автор предлагает рассматривать деятельность судебной власти как одну из функций государства, которая реализуется в способности и одновременной возможности государства отстаивать и защищать нарушенные или оспариваемые права физических и юридических лиц, осуществляется на основании действующего законодательства через систему судов в предусмотренной законом процессуальной форме, с последующим обеспечением в виде принудительного исполнения. При всем этом государство также относится к той категории субъектов, законные интересы которого также подлежат судебной защите. Суть деятельности судебной власти сводится к всестороннему рассмотрению правового конфликта и последующему справедливому его разрешению на основании закона, в чем и заключается основная роль судебной власти в правовой жизни общества.

Ключевые слова: судебная власть, роль судебной власти, место судебной власти.

The author proposes to consider the activities of the judiciary as one of the functions of the state, which is implemented in the ability and simultaneous ability of the state to defend and protect the violated or disputed rights of individuals and legal entities, is carried out on the basis of the current legislation through the system of courts in the procedural form provided by law, followed by enforcement. At the same time, the state also belongs to the category of entities whose legitimate interests are also subject to judicial protection. The essence of the activities of the judiciary is reduced to a comprehensive consideration of the legal conflict and its subsequent fair resolution on the basis of the law, which is the main role of the judiciary in the legal life of society.

Keywords: the judiciary, the role of the judiciary, the place of the judiciary.

Одним из перспективных и наиболее важных факторов реализации конституционных распоряжений является процессуальный механизм обеспечения и охраны гарантий, закрепленных Конституцией [3], как оптимального и эффективного инструмента объединения общества и его устойчивого правового развития. Используя аналитическую базу вопросов, связанных с конституционной ролью суда в современном обществе, важно, прежде всего, остановить внимание на том факте, что представляет собой сам институт суда. Ведь именно суд является одной из составных частей базовых культурных традиций права, важнейшим элементом общего правового наследия, а также значимым достижением современной правовой цивилизации.

Судебная власть обладает необходимым правовым потенциалом, используемым для разрешения споров и конфликтов между субъектами правоотношений. Г. В. Мальцев в рамках своих научных исследований отмечает, что суд представляет собой универсальное социальное явление, которое не обходит стороной ни один народ, спонтанно возникающее в рамках усложнения его внутренних связей и структур, при этом архаические формы суда основываются на незыблемом авторитете вождей и старейшин [6, с. 243]. Еще в древние времена правосудию отводилось особое место в системе общественной организации граждан, что получило свое проявление, например, в известном римском изречении о том, что правосудие представляет собой основу государства. Известный юрист и правовед А. Ф. Кони, обосновывая истинность данного изречения, непременно указывал на смысловое единство понятий «правосудие» и «справедливость». При этом он отмечал, что при рассмотрении взаимоотношений общества в целом и отдельных его членов нередко возникает необходимость ограничить личную свободу члена общества в угоду общего блага в целом, обеспечив защиту прав отдельных лиц при этом. В указанном случае «справедливость должна находить себе выражение в законодательстве, которое тем выше, чем глубже оно всматривается в жизненную правду людских потребностей и возможностей, — и в правосудии, осуществляемом судом, который тем выше, чем больше в нем живого, а не формального отношения к личности человека» [2, с. 4].

Признанные положения доктрины права позволяют лучше осознать причины того, что сегодня позитивный потенциал суда оказывается более актуализирован в качестве основы урегулирования споров и воспроизводства общественного доверия в условиях нарастающих социальных, культурных, этнических, религиозных, геополитических и иных разногласий.

Влияние судебной власти на современное общество чрезвычайно многогранное и его невозможно свести только к правоприменительным аспектам. Роль суда, определяемая в современном правовом государстве, состоит, прежде всего, в необходимости обеспечить защиту прав и законных интересов граждан и служить гарантией для самого права от сторонних неправомерных действий и решений с целью обеспечить господство права [4, C. 4]. Стоит отметить, что именно суд, находясь в условиях бюрократического кризиса государственности и ослабления классических институтов публичного представительства, берет на себя значительный вес ответственности за поддержание устойчивости конституционно-правового режима и становится, к слову, ключевым гарантом реализации конституционных принципов и ценностей, правовых регламентов в общественной и государственной жизни. Помимо прочего, суд призван обеспечивать цивилизованное разрешение юридических споров, конфликтов, коллизий, которые сопряжены с социально-экономическими, экологическими, национально-культурными, религиозными, административно-политическими и иными важными жизненными интересами.

Влияние институтов правосудия на правовую жизнь современного государства имеет масштабный характер, и параллельно с этим судебная жизнь «включается» в жизнь общества и человека [7, с. 64–65]. Исследователи указывают на тот факт, что судебную жизнь следует рассматривать как особую форму правовой жизни, которая может находить свое проявление в различного рода судебных актах и позволяет проявлять напрямую особенности и эффективность судебно-правового развития в правовой жизни общества, обеспечивая соответствующее отношение субъектов права к судебным органам и уровню современной судебной защиты [5].

Институты правосудия обеспечивают и гарантируют устойчивую связь публичной власти и гражданского общества, содействуют реальному, результативному включению граждан к механизму государственного правотворчества. Определение позиции и роли суда в современном обществе становится знаковым вопросом, ответ на который зависит, в том числе, от того, что суды активно вовлекают в мотивацию по рассматриваемым делам, помимо анализа нормативно-правового регулирования, иные факторы и обстоятельства, характеризующие в широком смысле реальный социальный контекст и ценности, признаваемые обществом на конкретном историческом этапе [1]. Однако, несмотря на осторожное отношение к судебной активности подобного рода и значимости для суда решать только вопросы права и проявлять политическую нейтральность, важно учитывать тот факт, что увеличивающееся влияние суда на общественную жизнь не может не взаимодействовать с воздействием на деятельность суда общественного мнения в аспекте процессов демократизации.

Вовлечение институтов правосудия в разрешение конституционно обусловленных вопросов правовой жизни имеет объективный и определяющий характер, при этом гарантируется не только через прямое погружение соответствующих институтов в осуществление и корректирование юридической практики, но и с помощью:

– создания и эволюции теории права отечественного государства и общества;

– осуществления целей по реализации правовых гарантий Конституции и охране конституционных основ правовой системы в целом;

– воспитательного и идеологического воздействия на общественное правосознание, формирования правомерных векторов индивидуальной психики субъектов правоотношений в рамках защиты и утверждения авторитета права и Конституции, укрепления доверия к ним.

Высший закон государства признает в судебной власти один из ключевых элементов основы конституционного строя, организационную составляющую системы разделения властей. В этой связи право на судебную защиту представляет собой абсолютное, не подлежащее каким-либо ограничениям правомочие (ст. 46 Конституции). Указанное позволяет сделать вывод о том, что суд является тем институтом, который может решать споры о праве окончательно и на основе общеобязательности исполнения решения. При этом речь не идет о банальном определении судом той нормы права в системе действующего законодательного регулирования, которая применима в конкретной ситуации, поскольку ни неясность подлежащих применению норм, ни даже их полное отсутствие — не могут служить оправданием отказа в правосудии. Применяя ту или иную норму права, тем не менее, суд не становится только институтом, провозглашающим мнение законодателя, поскольку он параллельно с законодателем ориентируется на публичные и частные ценности конституционного строя, от которых невозможно отступить, даже ориентируясь на закон. При рассмотрении судебного дела позиция судьи должна восходить к Конституции (ч. 1 ст. 120) и содержательно определяться принципом приоритета прав человека, обеспечение непосредственного действия которых Конституция напрямую связывает с правосудием (ст. ст. 2, 18).

Судебные органы структурно синтезированы в механизм народовластия, поскольку по своему конституционному предназначению они служат гарантом того, что современная организационная основа и практическое функционирование этого механизма будут соответствовать основам конституционного строя. Они устанавливают в уточненном варианте нормативно-правовое содержание конституционно-статусных характеристик человека в качестве равноценного участника конституционного использования права и носителя ценностей правовой демократии, чем призваны обеспечивать достоинство личности во всех сферах, включая взаимоотношения с государством, с которым гражданин может вступать во взаимоотношения в лице его органов. Именно с судебной деятельностью тесно связано претворение в жизнь осознания непосредственного действия основных прав и свобод как оказывающих в общей системе конституционного регулирования проходящий эффект, в связи с чем правосудие содействует укоренению конституционных ценностей в качестве реального основания и допустимых пределов в отношении и публичной власти, самоорганизации гражданского общества и правомерного поведения как правового регулятора.

Таким образом, все вышеуказанное позволяет сделать вывод о том, что непосредственно институты правосудия наделены функционалом оказывать определяющее воздействие на процесс обеспечения гарантий прямого действия Конституции в аспекте ее верховенства. При этом юридическая ценность Конституции как непосредственного регулятора общественных отношений воплощается через конституционно обусловленное судебное усмотрение. Судебное усмотрение, в свою очередь, служит основанием к разрешению правовых споров (конфликтов) судьей, который руководствуется законом, что проявляется в рамках прямого достоверного соотнесения применимых к конкретному делу отраслевых норм права с конституционными принципами и нормами, и правовой совестью самого судьи.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, конституционный строй, правовая жизнь, современное общество, суд, гражданское общество, непосредственное действие, публичная власть, судебная жизнь, судебная защита.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: