Понятие штрафных убытков возникло в судебной практике какой страны

Обновлено: 24.09.2022

Штрафные убытки, или примерные убытки, находятся ущерб оценивается, чтобы наказать обвиняемого за возмутительное поведение и / или изменить или удержать ответчик а другие - от совершения действий, аналогичных тому, что послужило основанием для иска. [1] Хотя целью штрафных убытков не является возмещение истец, истец получит всю или часть штрафной компенсации.

Штрафные убытки часто назначаются, если компенсационные убытки считаются неадекватным средством правовой защиты. Суд может наложить их, чтобы предотвратить недостаточную компенсацию истцов и разрешить возмещение за необнаруживаемые деликты и снятие напряжения с системы уголовного правосудия. [2] Штрафные убытки являются наиболее важными для нарушений закона, которые трудно обнаружить. [3]

Однако штрафные убытки, присуждаемые в судебных системах, которые их признают, могут быть трудными для исполнения в юрисдикциях, которые их не признают. Например, штрафные убытки, присужденные одной стороне в деле в США, будет трудно получить признание в Европейском суде, в котором штрафные убытки, скорее всего, будут сочтены нарушающими общественный порядок. [4]

Поскольку они обычно выплачиваются сверх доказуемого ущерба истца, штрафные убытки назначаются только в особых случаях, обычно деликт закона, если поведение подсудимого было вопиюще коварным. Штрафные убытки обычно не могут быть присуждены в договор споры. Главное исключение - в недобросовестная страховка дела в США, если нарушение договора страховщиком считается настолько вопиющим, что приравнивается к нарушению «подразумеваемого соглашения о добросовестности и честной деловой практике», и поэтому считается деликт основание иска, имеющего право на штрафные убытки (сверх стоимости страхового полиса). [5]

Содержание

Национальные приложения

Австралия

В Австралии штрафные санкции недоступны для нарушение контракта, [6] но возможно для деликт случаи.

Закон менее урегулирован в отношении несправедливых нарушений. В Харрис против Digital Pulse Pty Ltd, [7] сотрудники ответчика сознательно нарушили договорные и фидуциарные обязанности своему работодателю, отвлекая бизнес на себя и злоупотребляя его конфиденциальной информацией. В Апелляционный суд Нового Южного Уэльса постановил, что штрафные убытки невозможны как за нарушение контракта, так и за нарушение фидуциарных обязательств. Heydon JA (как он тогда был) сказал, что у него нет полномочий назначать штрафные убытки в отношении требования справедливости, хотя он был доволен решением дела на более узком основании, что нет полномочий для присуждения штрафных убытков за конкретное справедливое нарушение в вопрос. Спигельман CJ согласился, хотя он подчеркнул, что договорный характер фидуциарных отношений находится под вопросом, и воздержался от принятия решения о том, будет ли предусмотрена возможность возмещения штрафных убытков в отношении справедливых правонарушений, более аналогичных правонарушениям. Мейсон П. выразил несогласие и выразил мнение, что не было принципиальной причины для присуждения штрафных убытков в отношении деликтов по общему праву, но не аналогичных правонарушений по справедливости.

Англия и Уэльс

В Англия и Уэльс, примерные убытки ограничиваются случаями, когда хотя бы одно из обстоятельств, установленных Лорд Девлин в ведущем случае Рукс - Барнард встречено: [8]

  1. Репрессивные, произвольные или неконституционные действия со стороны государственных служащих.
  2. Когда поведение ответчика было «рассчитано» на получение прибыли для него самого.
  3. Если закон прямо разрешает то же самое.

Рукс - Барнард подвергался большой критике и не отслеживался в Канада, Австралия или Новая Зеландия [ требуется дальнейшее объяснение ] или Тайный совет. [9] Он подвергся резкой критике со стороны Апелляционный суд в Брум v Касселл, но по апелляции Палата лордов оставила в силе Рукс - Барнард.

Еще один случай, который можно рассматривать как пример карательного ущерб было то из Генеральный прокурор против Блейка [10] в котором ответчик получил прибыль от публикации книги с подробным описанием его работы для MI5. Детали были очень старые и поэтому не наносили ущерба государству. Однако издание было в нарушение контракта занятости (и, кстати, преступно в нарушение Закон о государственной тайне 1911 года ). От ответчика требовалось отчитаться о прибыли, полученной от написания книги.

В суды очень неохотно следовали этому подходу, [11] подчеркивая существенность уголовное элемент, необходимый для этих ущерб быть рассмотренным.

Германия

Немецкий суды не присуждают штрафные убытки и действительно считают иностранные штрафные убытки не имеющими исковой силы в той степени, в которой платеж превысит размер убытков плюс надбавка на разумные расходы на защиту, достаточно большую, чтобы истец получил полное возмещение своих убытков, но не более.

Япония

Японский суды не присуждают штрафные убытки по публичная политика, а японское законодательство запрещает принудительное исполнение штрафных санкций, полученных за границей. [12]

В Японии медицинская халатность и другие виды халатности регулируются уголовным кодексом, который может предусматривать гораздо более суровые наказания, чем гражданское право. Например, в связи с множеством причин, по которым ответчик может быть присужден штрафной ущерб в США, одно и то же лицо будет приговорено к тюремному заключению в Японии.

Новая Зеландия

В Новая Зеландия это было проведено в Донселаар против Донселаара [13] и подтверждено в Городской совет Окленда против Бланделла [14] что существование Корпорация компенсации несчастных случаев не препятствовал наличию примерных убытков. В Paper Reclaim Ltd против Aotearoa International [15] Было решено, что примерные убытки не подлежат присуждению в исках о нарушении контракта, но Суд оставил открытой возможность того, что примерные убытки могут быть доступны, если нарушение контракта является деликтным.

Совсем недавно в Диван против Генерального прокурора то Верховный суд Новой Зеландии исключение штрафных убытков в случаях халатности, если ответчик не действует умышленно или с субъективной неосторожностью. [16]

Штрафные убытки также могут быть присуждены за несправедливые нарушения. В Корпорация аквакультуры против Новой Зеландии Green Mussel Co Ltd, [17] Большинство апелляционных судов Новой Зеландии постановило, что помимо компенсации, штрафные убытки могут быть присуждены за нарушение доверия, хотя, судя по фактам, они не являются обоснованными. Аналогичным образом в Кук против Эватта (№2), [18] Фишер Дж. В Высоком суде Новой Зеландии добавил примерные убытки в размере 5000 новозеландских долларов к счету прибыли, превышающей 20 000 новозеландских долларов, за нарушение фидуциарной обязанности.

Китайская Народная Республика

Статья 96 Закона КНР о безопасности пищевых продуктов, принятого 28 февраля 2009 г., увеличивает штрафные убытки до десятикратной покупной цены, добавленную к компенсационным убыткам, которые жертва уже потребовала от производителя или продавца за пищевые продукты низкого качества, не соответствующие требованиям. стандарты безопасности пищевых продуктов. Такая значительная установленная законом сумма, рассмотренная законодательным органом, основана на нескольких чрезвычайно серьезных инцидентах, связанных с качеством пищевых продуктов, произошедших за последние два года, таких как печально известное дело Sanlu о зараженном сухом молоке.

Применение правила о штрафных убытках дополнительно расширяется с вступлением в силу Закона КНР об ответственности за правонарушения с 1 июля 2010 года. Этот новый закон устанавливает, что потерпевший имеет право требовать штрафные убытки от любого производителя или продавца, явно осведомленного о дефекты продукции, но по-прежнему производят или продают их, если это приводит к смерти или тяжелым травмам. Поскольку это пока что несколько новый закон, никаких дополнительных поясняющих правил относительно подробной суммы и применимого объема не опубликовано, чтобы руководствоваться применением этого правила, поэтому судья может иметь дискреционные полномочия принимать решения о штрафных убытках в каждом конкретном случае в соответствии с этим новым законом.

Соединенные Штаты

Штрафные убытки являются установленным принципом общее право в Соединенные Штаты. [19] Как правило, они регулируются законодательством штата (хотя они также могут быть присуждены в соответствии с федеральным морским законодательством) и, следовательно, различаются по применению от штата к штату. Во многих штатах, в том числе Калифорния и Техас, штрафные убытки определяются на основании статут; в других случаях они могут определяться исключительно на основании прецедентного права. Многие государственные статуты являются результатом страхование промышленность лоббирование наложить «шапки» на штрафные убытки; однако несколько судов штатов отменили эти установленные законом ограничения как неконституционные. [20] Они редки и встречаются только в 6% гражданских дел, по которым присуждается денежное вознаграждение. [21] Штрафные убытки полностью недоступны в соответствии с Любые обстоятельства в нескольких юрисдикциях, включая Луизиану, Небраску, Пуэрто-Рико и Вашингтон.

Общее правило состоит в том, что штрафные убытки не могут быть присуждены за нарушение контракта, но если независимый деликт совершается в условиях контракта, штрафные убытки могут быть присуждены за деликт. [22] Хотя законы штатов различаются, штрафные убытки обычно допускаются только в том случае, если ответчик продемонстрировал фактические намерение причинить вред (например, умышленно перебить чужую машину сзади), а не в случаях простого халатность или причиняет травму в результате действий, предпринятых в безрассудный пренебрежение к жизни и безопасности других. [23]

Штрафные убытки являются фокусом реформа деликта дебаты в Соединенных Штатах, где многочисленные широко разрекламированные многомиллионные вердикты привели к довольно распространенному мнению о том, что штрафные санкции обычно чрезмерны. Однако статистические исследования профессоров права и Министерства юстиции показали, что штрафные убытки присуждаются только в двух процентах гражданских дел, которые передаются в суд, и что средний размер штрафного ущерба составляет от 38 000 до 50 000 долларов. [20]

Не существует максимальной суммы штрафных убытков в долларах, которую ответчик может обязать выплатить. В ответ на решение судей и присяжных, которые выносят приговоры о высокой штрафной санкции, Верховный суд США принял несколько решений, ограничивающих присуждение штрафных убытков через надлежащая правовая процедура статьи Пятый и Четырнадцатая поправка к Конституция Соединенных Штатов. В ряде случаев Суд указывал, что соотношение между штрафными и компенсационными убытками 4: 1 достаточно велико, чтобы привести к признанию конституционного несоответствия, и что любое соотношение 10: 1 или выше почти наверняка неконституционно. Однако Верховный суд сделал заметное исключение из этого правила соразмерности в случае TXO Production Corp. против Alliance Resources Corp., где он подтвердил компенсацию в размере 10 миллионов долларов США в качестве штрафных убытков, несмотря на то, что компенсационные убытки составили всего 19000 долларов США, т.е. соотношение штрафных санкций к компенсационным более 526: 1. В этом деле Верховный суд подтвердил, что несоразмерные штрафные убытки допускаются особенно вопиющее поведение. [24]

На случай, если Либек против ресторанов McDonald's (1994), 79-летняя Стелла Либек пролилась Макдоналдс кофе ей на колени, что привело к ожогам второй и третьей степени на ее бедрах, ягодицах, паху и гениталиях. Ожоги были настолько серьезными, что потребовалась пересадка кожи. Либек пыталась заставить McDonald's оплатить ей медицинские счета на сумму 20 000 долларов в качестве компенсации за инцидент. McDonald's отказался, и Либек подал в суд. Во время рассмотрения дела открытие Внутренние документы McDonald's показали, что компания получила сотни аналогичных жалоб от клиентов, утверждающих, что кофе McDonald's вызвал серьезные ожоги. На суде присяжные пришли к выводу, что McDonald's знает, что их продукт опасен и причиняет вред клиентам, и что компания ничего не сделала для решения этой проблемы. Присяжные решили выплатить 200 000 долларов компенсации за ущерб, но возложили на Либек 20 процентов вины, уменьшив ее компенсацию до 160 000 долларов. Жюри также присудило Либеку 2,7 миллиона долларов в качестве штрафных санкций, что на тот момент составляло два дня дохода от продаж кофе McDonald's. Позже судья снизил размер штрафных санкций до 480 000 долларов. Дело часто критикуют за очень высокую сумму ущерба, которую присуждают присяжные. Тем не менее, многие ученые-правоведы и создатели документальных фильмов любят Горячий кофе утверждали, что корпоративные лоббисты воспользовались возможностью создать общественную дезинформацию и недоверие к правовой системе, упустив важные факты в своей телевизионной рекламе, например, что вердикт примерно эквивалентен 2 дням продажи кофе для McDonald's, что Либек получил постоянный травма, повреждение к ее гениталиям и паху, требующим хирургического вмешательства, и что McDonald's уже получал многочисленные жалобы на температуру кофе. [25]

В BMW of North America, Inc. против Гора (1996), Суд постановил, что чрезмерное наказание может быть равнозначно произвольному лишению собственности в нарушение надлежащей правовой процедуры. Суд постановил, что штрафные убытки должны быть разумными, что определяется степенью предосудительности поведения, причинившего вред истцу, соотношением штрафных убытков к компенсационным убыткам и любыми сопоставимыми уголовными или гражданскими санкциями, применимыми к поведению. В Совхоз Авто. Ins. против Кэмпбелла (2003), Суд постановил, что штрафные убытки могут быть основаны только на действиях ответчиков, которые причинили вред истцам. Суд также подробно остановился на факторах, которые суды должны учитывать при пересмотре штрафных санкций в соответствии с принципами надлежащей правовой процедуры.

Совсем недавно в Филип Моррис США против Уильямса (2007), Суд постановил, что штрафные санкции не могут быть назначены за прямой вред, причиненный неправомерным поведением другим, но могут рассматривать ущерб другим как функцию определения того, насколько это предосудительно. Более предосудительное проступок оправдывает более крупную компенсацию штрафного ущерба, точно так же, как рецидивист по уголовному праву может быть наказан более суровым наказанием. Несогласие в Уильямс дело, правосудие Джон Пол Стивенс обнаружил, что «нюанс ускользает от меня», предполагая, что большинство решило дело на различии, которое не имеет значения.

Штрафные убытки субъективны по самой своей природе. Поскольку их цель - наказать, а не компенсировать, мнения присяжных о том, как это сделать, будут сильно различаться. Тем не менее, исследование штрафных убытков выявило некоторые общие принципы. Богатство подсудимого положительно коррелирует с крупными штрафными санкциями. [26] Присяжные либо преуменьшают значение, либо игнорируют инструкции присяжных относительно определения штрафных санкций. [27] а присяжные обычно наказывают ответчиков, которые провели анализ затрат и выгод. [28]


В статье рассматриваются особенности неустойки как способа обеспечения исполнения международных сделок. Выявлены различные подходы к институту неустойки в странах континентального и англо-американского права. В завершение оценена эффективность использования условия о неустойке.

Ключевые слова: неустойка, обеспечение исполнения сделок, международные сделки.

Неустойка — это известный многим европейским правопорядкам институт гражданского права. Также неустойка — это и один из самых распространенных способов обеспечения исполнения договора практически любой правовой системы. Сказанное в равной мере относится и к международным сделкам.

Понятие термина неустойки зародилось в далекие времена. Самые ближайшие упоминания данного правового механизма встречаются в римском праве. Российское гражданское законодательство при внедрении неустойки руководствовалось среднеевропейскими моделями использования механизма неустойки [1, с. 65]. Законодательство по своей природе постоянно изменяется в угоду веяньям времени, в связи с этим возникает необходимость рассмотреть и проанализировать актуальный подход к применению данного механизма, оценить его эффективность, как одного из способов обеспечения исполнения международных сделок.

В настоящее время заключение международных сделок не является редкостью, в связи с этим возникает необходимость обеспечить надлежащее исполнение обязательств с обеих сторон. Основой регулирования таких отношений служат положения национального законодательства и международных соглашений.

На сегодняшний день в большинстве стран неустойка имеется, признается и защищается.

В странах континентального права неустойка признается законом как один из способов обеспечения обязательств и одновременно форма ответственности за нарушение договорных обязательств. Российские нормативные реалии очень близки к немецким, поэтому данный подход закрепился и в нашей судебной практике.

Исследуя неустойку необходимо отметить, что данный способ обеспечения обязательств выполняет сразу несколько полезных функций, в первую очередь обеспечительную, но не менее важна ее роль как механизма стимуляции сторон к соблюдению договоренностей [3, с. 17]. Для наглядности приведем пример, при заключении международной сделки, если стороны нарушают обязательства, неустойка, установленная в виде пени, заставляет должника в скорейшие сроки исполнить обязательства в целях минимизации имущественных потерь, это наглядно демонстрирует как обеспечительную, так и стимулирующую функцию неустойки, как способа обеспечения обязательств.

В свою очередь при использовании условия о неустойке в странах англо-американского права невозможно взыскать штрафные санкции. Основная форма ответственности в этих странах — возмещение убытков. Неустойки по общему правилу взысканию не подлежат (не пользуются судебной защитой). Функцию неустойки в этих странах восполняет институт заранее согласованных убытков (liquidated damages). Тем самым оценивают подлежащий возмещению ущерб, который в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства будет трудно доказать. Однако если такая оговорка установлена сторонами для целей выплаты оговоренной суммы не на случай неисполнения обязательства, а для обеспечения его исполнения, такая сумма называется штрафом, сама оговорка признается судом недействительной, в связи с чем истец будет вынужден доказать фактически понесенные им убытки [2, с. 18]. Критерием для признания заранее оцененных убытков штрафом является их несоразмерность понесенным убыткам, однако оценка такой несоразмерности остается на усмотрение суда.

В практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации встречаются споры, в которых по тем или иным основаниям применяется иностранное право, в том числе и англо-американское. И тут часты ситуации, когда договор составляет российский юрист с российским правовым мышлением и прописывает условие, согласно которому «в случае просрочки … обязуется уплатить неустойку в размере … % за каждый день просрочки». Здесь возникает вопрос, как поступить суду в условия применения английского права к обычным российским нарушениям договорных обязательств. По классическому правилу английского прецедентного права вопрос о том, является ли договорное условие условием о неустойке, решается путем толкования договора с учетом всех обстоятельств и фактов по состоянию на дату заключения договора, а не на дату его нарушения.

Сама по себе терминология, которую использовали стороны при заключении договора — назвали ли они взыскиваемую сумму неустойкой или штрафом, или заранее оцененными фиксированными убытками, — для суда не является определяющей. В связи с данным обстоятельством для получения компенсаций необходимо использовать институт заранее оцененных убытков для сделок, подчиненных англо-американскому праву.

Таким образом, один и тот же институт в праве различных государств обладает различной сущностью. При этом исследуя неустойку, наглядно прослеживается, что несмотря на многочисленные изменения законодательства, неустойка как способ обеспечения исполнения международных сделок не становится менее эффективной в своих задачах. Неустойка призвана не только обеспечивать выполнение обязательств, но также стимулировать должника к скорейшему возвращению долгов.

  1. Ардентов, И. Д. О некоторых особенностях применения норм о неустойке при заключении гражданско-правового договора / И. Д. Ардентов // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2016. — № 7. — С. 65–67.
  2. Бедашев, М. И. Международная коммерческая сделка: особенности содержания, формы, порядка заключения и исполнения / М. И. Бадашев // Актуальные проблемы конституционного и международного права: сб. трудов конф. — Ставрополь: Параграф, 2021. — С. 16–21.
  3. Шипнягов, А. В. Неустойка как система: структурно-функциональная характеристика атрибутивных свойств неустойки как института гражданского права / А. В. Шипнягов // Новый юридический вестник. — 2021. — № 4. — С. 16–21.

Основные термины (генерируются автоматически): неустойка, способ обеспечения исполнения, способ обеспечения обязательств, сделка, убыток.


Настоящая статья рассматривает проблемы определения правовой природы штрафных убытков и отличия штрафных убытков от компенсаторных. В статье определяются функции штрафных убытков и цели их применения. Проводится анализ практики применения штрафных убытков в различных странах-членах Европейского Союза, изучаются различные законодательные акты стран ЕС, содержащие нормы, позволяющие применять штрафную ответственность в гражданско-правовом обороте. Делается вывод о том, что штрафные убытки являются эффективным инструментом предотвращения нарушения субъективных гражданских прав и наказания правонарушителя, однако не слишком широко применяются в странах ЕС.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, убытки, штрафные убытки, возмещение убытков, компенсаторная функция убытков, превентивная функция убытков, карательная функция убытков.

Штрафные убытки являются важной формой убытков во многих странах мира, в первую очередь в странах англо-саксонской правовой семьи. Теория штрафных убытков представляет собой, возможно, самое большое различие в законодательствах континентального и общего права [5, с. 19]. В странах романо-германской правовой семьи штрафные убытки практически не применяются, ни при нарушении договора, ни при нарушении деликтных обязательств. Одновременно, в некоторых странах допускается ограниченное применение штрафных убытков в случаях, когда должник злонамеренно причинил вред кредитору с целью получения значительных выгод для себя [Там же]. Штрафные убытки применяются в основном в делах о нарушении деликтных обязательств. Однако в последние годы они все чаще применяются и в делах о нарушении обязательств из договора [9, с. 764].

Функция штрафных убытков

По названию «штрафных» убытков можно предположить, что основной функцией таких убытков является наказание должника за нарушение прав кредитора, но это не совсем так. Несмотря на свое название, штрафные убытки служат в первую очередь предотвращению последующих правонарушений, т. е. имеют превентивную функцию. Карательную функцию штрафные убытки выполняют лишь опосредованно. Тем не менее, карательная функция также выделяется среди функций штрафных убытков [Там же, с. 765]. В зависимости от того, как они структурированы в решении по конкретному делу, штрафные убытки могут иметь и другие функции, включая функцию перераспределения издержек, компенсации кредитору за услуги адвокатов (гонорар успеха) и т. д. Поэтому такие убытки также часто именуют «сверхкомпенсационными» [8, с. 242].

Идея штрафной ответственности за значительные нарушения субъективных гражданских прав была сформулирована в трудах экономистов, представителей консервативной школы свободного рынка, которые писали о штрафной ответственности как о гражданско-правовой ответственности, необходимой для справедливого, безопасного и эффективного общества [2, с. 1]. Будучи представителем консервативной школы свободного рынка, экономист-теоретик и судья Ричард Познер писал о том, что экономической функцией деликта является предотвращение необоснованных издержками правонарушений, а целью деликтного права является создание экономических стимулов для распределения ресурсов безопасности [6, с. 132]. Согласно одному из решений судьи Познера, «зная, что ему придется платить компенсацию за причиненный вред, потенциальный правонарушитель не откажется от причинения вреда, если выгода от причинения вреда для него будет больше», чем компенсация, которую ему придется заплатить. «Если мы не хотим, чтобы он таким образом взвешивал свои издержки и выгоды, мы можем добавить немного штрафных убытков, чтобы повысить его издержки» (Kemezy v. Peters, 79 F.3d 33, 34 (7th Cir. 1996)).

Критики же штрафных убытков утверждают, что члены жюри, которые зачастую принимают решение о назначении штрафных убытков, неспособны понять всей сложности правовой природы штрафных убытков и назначают штрафные убытки для наказания крупных корпораций скорее в качестве эмоционального, нежели взвешенного ответа на фактически причиненные убытки. В таком случае было бы гораздо эффективнее полностью передать право решения вопроса о назначении штрафных убытков в руки профессиональных судей. В ответ на данные опасения некоторые юрисдикции, действительно, провели реформу правил рассмотрения дел о нарушении деликтных обязательств, в рамках которой был ограничен разрешенный размер штрафных убытков [4, с. 1].

Разграничение штрафных и компенсаторных убытков

В гражданском праве, в случае если одному лицу были причинены убытки в результате противоправных действий иного лица, лицо, которому были причинены убытки, в первую очередь стремиться восстановить свое нарушенное право, т. е. оказаться в том положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено. В то же время штрафы и прочие денежные санкции, как правило, являются мерой ответственности в публичном праве, т. е. подлежат уплате государству за общественные правонарушения. Штрафные убытки, в свою очередь, хотя и являются мерой гражданско-правовой ответственности, не предназначены в классическом понимании для восстановления нарушенного права. Одновременно, они и не являются мерой публично-правовой ответственности, хотя среди их функций также фигурирует функция наказания за правонарушение. Штрафные убытки всегда назначаются в дополнение к компенсаторным убыткам. Самостоятельное назначение штрафных убытков не представляется возможным, потому что доказывание оснований возникновения убытков приходится именно на компенсаторные убытки. Там, где не было компенсаторных убытков, не может возникнуть и штрафных [1, с. 2].

Ответственность за причинение вреда проявляется, как правило, в виде возмещения фактических (компенсаторных) убытков, которые лицо понесло в результате деликта. Такие убытки в зависимости об обстоятельств дела могут включать в себя затраты произведенные непосредственно в связи с восстановление нарушенного права, например, в случае убытков из причинения вреда здоровью, медицинские расходы, косвенные убытки, например, возмещение упущенной выгоды или возмещение нематериального вреда, в том числе вреда, причиненного репутации, частной жизни и эмоциональному благополучию лица и т. д. В случае если действия должника, приведшие к возникновению убытков, были особенно противоправными, аморальными или злонамеренными, лицо, потерпевшее убытки также имеет право требовать возмещения штрафных убытков, которые не предполагают компенсации за нарушенное право, а служат наказанием причинителю вреда за его особо противоправные действия и фактором сдерживания таких правонарушений в будущем [7, с. 1].

Целью возмещения убытков при несоблюдении условий договора также в первую очередь является компенсация имущественных потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. При определении размера убытков суды учитывают интерес кредитора в исполнении обязательства и определяют размер возмещения кредитору, исходя из того, что бы он получил в случае, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Использование штрафных убытков при несоблюдении условий договора изначально не предусматривалось, за исключением случаев, непосредственно предусмотренных законом, в частности в законах, направленных на защиту прав потребителей. [1] Однако сегодня некоторые юрисдикции предусматривают возможность применения штрафных убытков за действия, которые хотя и не совершаются в рамках деликта, но по природе своей являются злонамеренными, жестокими или направленными на причинение вреда [Там же, с. 2–4].

Практика применения штрафных убытков в странах ЕС

Из 28 стран-членов ЕС только 2 страны, Соединенное Королевство и Ирландия, содержат в своем законодательстве прямое указание на возможность взыскания штрафных убытков [1, с. 2]. Однако это не означает, что возмещение убытков сверх компенсаторных в других странах ЕС полностью исключается.

Так, например, в патентном праве Австрии (§ 150 Abs. 3 PatG) предусмотрена возможность возмещения убытков в двойном размере в случае нарушения прав патентодержателя в результате грубой небрежности или умысла. При этом размер убытков обычно рассчитывается исходя из фактического размера лицензионных выплат и упущенной выгоды, а затем умножается на два [3, с. 5–6]. Такие двойные убытки, хотя и не именуются в австрийском законодательстве штрафными, безусловно, имеют штрафной характер. Согласно Закону Польши о защите авторских прав (ст. 79) авторы, чьи права были нарушены, могут требовать возмещение двойного, а случае умышленного нарушения — тройного размера убытков [1, с. 7]. В Гражданском кодексе Венгрии (§246) ответственность с элементами наказания допускается в случае серьезных нарушений личных неимущественных прав [Там же, с. 5].

Французскому гражданскому законодательству штрафные убытки в целом не знакомы. Возмещение убытков во Франции осуществляется на основании принципов полноты возмещения (“réparation intégrale”) и запрета обогащения (“tout le damage, mais rien que le dommage”) [Там же, с. 3]. Тем не менее, в одном из недавних решений об исполнении во Франции решения суда США, по которому ответчик был обязан выплатить истцу значительные штрафные убытки, Высший суд Франции (Кассационный суд) указал, что назначение штрафных убытков само по себе не противоречит публичному правопорядку Франции. Суд, однако, указал, что этот принцип не применяется, если размер штрафного возмещения непропорционально больше причиненных убытков (Cass. 1e civ., Dec. 1, 2010, Bull. civ. II, No. 248).

Одновременно в 2007 году во исполнение Директивы ЕС 2004/48/EC, во Французский Кодекс интеллектуальной собственности (Code de la propriété intellectuelle) были внесены нормы об изъятии доходов от незаконного использования чужой интеллектуальной собственности. Конечно, изъятие доходов нельзя считать штрафными убытками, однако данная мера гражданско-правовой ответственности имеет выраженно штрафной характер [1, с. 3]. Также французское законодательство содержит нормы об ответственности недобросовестного страховщика, согласно которым страховщик оплачивает проценты в двойном размере, если своевременно не удовлетворит требование страхователя о выплате компенсации [Там же].

Итальянская правовая система допускает только возмещение компенсаторных убытков (Art. 2059 Codice Civile Italiano). В 2007 году Высший суд Италии постановил, что штрафные убытки противоречат фундаментальным принципам итальянского законодательства (Cass., 17 January 2007, no. 1183, GI 2007, 12, 2724). Тем не менее, назначение частноправовых штрафных санкций в Италии возможно в отношении недобросовестных страховщиков, которые уклоняются от исполнения обязательств из договора страхования в установленный срок. Такие санкции, однако, назначаются не судом, а Институтом контроля частных страховых компаний (ISVAP) [Там же, с. 6].

В Нидерландах штрафные убытки в классическом понимании также не применяются. Однако элементы штрафной ответственности все же присутствуют в голландском законодательстве. Так, судам в Голландии предоставлен достаточно широкий объем усмотрения в вопросах определения размера убытков. Суд может, в частности, учесть при определении размера убытков доходы, полученные должником в результате нарушения прав кредитора. В таком случае, возмещение в пользу кредитора может превышать сумму фактически понесенных им убытков. Эта мера также направлена на предотвращение последующих правонарушений, хотя и не может сравниться со штрафными убытками [1, с. 6].

Федеральный Верховный суд Германии многократно в своих решениях говорил о том, что возмещение штрафных убытков несовместимо с основами немецкого права (см., напр., BGHZ 118, 312). Тем не менее, в немецкой судебной практике существует ряд примеров, когда истцу назначаются сверкомпенсаторные убытки, которые имеют превентивную функцию. Основной категорией таких дел являются дела о тяжких нарушениях личных неимущественных прав, в первую очередь нарушениях права на частную жизнь (см. дело Caroline von Monaco, BGH VI ZR 332/94). Кроме того, двойные убытки применяются к недобросовестным страховщикам (NJW 1999, 2447).

Ирландия, являясь государством общего право, прямо предусматривает возможность взыскания штрафных убытков в своем законодательстве. Закон о граждаснко-правовой ответственности 1961 года (Civil Liability Act 1961) предусматривает общие правила применения штрафных убытков (см. ст 14(4)). Специальные нормы о применении штрафных убытков можно найти в специальных законах, например, ст. 4(5)(b) Закона о конкуренции (Competition Act 2002) предусматривает возможность применения штрафных убытков в частноправовых антимонопольных спорах. Необходимо отметить, что на практике штрафные убытки в Ирландии применяются лишь в исключительных случаях, в частности, в случаях намеренного и осознанного нарушения прав [1, с. 5].

Законодательство Соединенного Королевства подразделяется на три отдельные правовые системы: законодательство Англии и Уэльса, законодательство Шотландии и законодательство Северной Ирландии. Можно сказать, что в законодательстве Шотландии и Северной Ирландии штрафные убытки не предусмотрены. В Англии основной функцией убытков считается компенсаторная функция [Там же, с. 9]. Однако в деликтном праве допускается применение штрафных убытков в следующих случаях: 1) жестокие, произвольные или неконституционные действия государственных служащих, включая служителей Короны, полицейских и чиновников всех уровней, в том числе местного самоуправления; 2) действия, направленные на получение прибыли, в случае, если такая прибыль превышает компенсацию, полученную в результате возмещения фактических убытков; 3) непосредственно предусмотренные законом случаи (Rookes v Barnard [1964]).

Как видно из изложенного, штрафные убытки могут считаться эффективным инструментом предотвращения нарушения субъективных гражданских прав и наказания правонарушителя. Однако в строгом понимании штрафные убытки применяются лишь в нескольких странах ЕС. Однако поведенное исследование показало, что элементы штрафной ответственности присутствуют в законодательстве многих стран-членов ЕС, поскольку в случаях, когда субъективные права кредитора нарушаются жестоко, умышлено или с целью извлечение прибыли просто материальной компенсации бывает недостаточно, чтобы полностью возместить кредитору тот ущерб, который был нанесен ему нарушением его прав.

[1] Сравн. ч. 5 ст. 28 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей».

Основные термины (генерируются автоматически): убыток, штрафной, причинение вреда, штрафная ответственность, гражданско-правовая ответственность, размер убытков, возмещение убытков, Ирландия, назначение штрафных убытков, функция штрафных убытков.

Помимо обычного возмещения вреда от деликта, в праве стран общего права предусмотрен институт штрафных убытков (punitive (or exemplary) damages). Лицо, неоднократно и злостно нарушающее права других субъектов, обязано выплатить в пользу истца-потерпевшего установленную судом сумму денег (помимо основной суммы, требуемой истцом), во много раз превышающую размер убытков.

Подобные нарушения известны и российскому потребителю: обман на небольшую сумму денег подчас приносит компании огромный доход. Пример, с которым сталкивались, пожалуй, многие: компания МТС без согласия клиента ввела его номер в базу подписки на рассылку услуги, и деньги за это месяц снимались со счета. После жалобы МТС деньги на счет вернула[1]. Да, обошлось без суда, и компания отреагировала на жалобу. Но из огромного числа обманутых обращаются за защитой прав единицы; компаниям проще «тихо» выплатить им компенсацию, чем прекратить злоупотребление.

Punitive damages появились в практике судов общего права как раз для того, чтобы наказать компании и корпорации за подобные мошеннические схемы и показать остальным неэффективность и наказуемость обмана.

Особенности института штрафных убытков: они устанавливаются исключительно решением суда или вердиктом присяжных заседателей; размер штрафа определяется судом самостоятельно, исходя из обстоятельств дела и серьезности правонарушения, и, как правило, во много раз превышает цену иска; учитываются не только юридические факты конкретного деяния, но и степень морально-эмоционального вреда, причиненного потерпевшему, степень «злостности» правонарушителя, его циничность и безразличие к причиненному им вреду и массовость подобных деяний в обществе[2]. Крупные суммы выплат выполняют как карательную, так и превентивную функции.

Знаменитый пример: “The McDonald’s hot coffee case”[3]. Пожилая американка обожглась горячим кофе из Макдональдса, долго лечилась, подала претензию к ресторану, после отказа заявила иск в суд. В процессе выяснилось, что посетители ресторана не раз обжигались кофе, приготовленным с нарушением рецептуры (температура выше 100 градусов, стаканчик небезопасен), подавали претензии, но администрация не принимала действий по изменению технологии приготовления или модернизации стаканчиков. Суд присяжных постановил выплатить истцу 160 000 долларов на лечение и 2,7 миллиона в качестве штрафных убытков.

Конечно, если посмотреть на всю американскую судебную практику, то можно найти массу спорных примеров выплат штрафных убытков. Так, вдова отсудила у табачной компании 23,6 миллиарда долларов, когда ее муж-курильщик скончался от рака[4]. Однако общая суть института punitivedamages направлена на повышение уровня добросовестности в коммерческих отношениях.

Доктрина и законодатели разных стран неоднозначно реагируют на систему штрафных убытков. Правоведы Германии, например, настроены исключительно против, считая, что наказание причинителя вреда допустимо только в уголовных делах, а потому штрафные убытки противоречат принципам гражданского права. Иные европейские страны в большинстве своем также воздерживаются от массового присуждения сверхкомпенсационных убытков[5].

В России целесообразность интеграции этого института вызывает споры. Экономические планы и программы по антимонопольной политике предлагают установить правовой механизм, позволяющий взыскивать с нарушителей многократные убытки в пользу потерпевших. Однако некоторые ученые считают, что такой механизм противоречит общим принципам российского права, устанавливая публичную ответственность за частноправовые отношения[6].

В нашем праве существуют два способа борьбы со злоупотреблениями компаний. Один из них – деятельность государства по установлению контроля качества предпринимательской деятельности, а другой – действия самих граждан по обеспечению и охране своих прав.

Практика, увы, показывает, что россиянин редко идет отстаивать свои права. Если редкие активисты и выигрывают спор с крупной компанией, она продолжает обманывать других, не теряя дохода. Представляется, что в ситуации, когда граждане снимают с себя ответственность за защиту своих прав и благосостояние, ее должно принять на себя государство, установив эффективные меры воздействия на недобросовестных субъектов права. А с учетом того, что в государственный фонд уходят налоги только с легальной части прибыли, от подобных экономических махинаций страдают не только граждане, но и само государство.

Ст. 14.7 КоАП РФ устанавливает за обман потребителей штраф в размере от 20 до 50 тысяч рублей для юридических лиц. Если сопоставить эту сумму с доходом крупных предприятий, полученным за счет обманутых граждан, то она очевидно ничтожно мала и неспособна обеспечить добросовестность предпринимателей.

Очевидно, что необходимо радикально менять способы обеспечения контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов и установления ответственности за гражданские правонарушения. Опыт стран общего права показывает эффективность института штрафных убытков, в результате чего решение о его заимствовании представляется логичным и целесообразным, однако полная рецепция института punitivedamages невозможна, хотя бы из-за различий в законодательной системе.

В Своде Законов США[7] прописано, что любое лицо, коммерческой деятельности которого был нанесен ущерб в результате каких-либо действий, запрещенных антимонопольным законодательством, имеет право на предъявление иска о возмещении ущерба, причиненного этими действиями, в трехкратном размере. Получается, что государство поддерживает публичный порядок защиты частных прав. В нашей стране работает принцип невмешательства государства в частноправовые отношения.

Различны и процедуры рассмотрения споров, и особенности судебной системы – в российском гражданском процессе отсутствуют присяжные. В результате полного заимствования института штрафных убытков нам придется либо оставлять вопрос о назначении этой компенсации на усмотрение судьи, что влечет за собой определенные коррупционные риски, либо менять свою судебную систему[8].

Есть мнения, что рецепция штрафных убытков Россией уже частично произошла. Для этого есть основания, так как в общем праве в понятие exemplary damages входит как минимум три вида выплат: за особые страдания потерпевшего, за доход, полученный от совершения правонарушения, за особенную возмутительность действий правонарушителя[9]. Как видим, у первых двух пунктов есть аналоги в отечественном деликтном праве. Так, в п. 2 ст. 15 ГК РФ установлено, что если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то пострадавшее лицо вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы. Однако такие дела на сегодняшний день представляют наибольшую сложность в рассмотрении и, скорее, опровергают, чем доказывают эффективность отечественного института судебной защиты[10].

Аналогия с английским правом прослеживается и в ФЗ «О защите прав потребителей», ст. 13 которого говорит о возмещении вреда потребителю в полной мере сверх законной неустойки. Однако и эту норму нельзя считать формой штрафного убытка, так как исполняется она по своим особым правилам, не совпадающим с признаками punitive damages. П. 6 этой же статьи гласит, что за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя на нарушителя судом налагается штраф в размере 50% от суммы, присужденной потребителю. Этот пункт ближе по своей сути к общеправовому понятию punitive damages, но вот тут-то и возникает вопрос – кому платятся эти деньги? Понятие «штраф» в российском законодательстве подразумевает, что деньги изымаются в пользу государства. Штрафные убытки же присуждаются истцу. До 2012 г. Верховный Суд РФ толковал отечественную норму именно как штраф, однако затем изменил свою позицию, указав, что компенсация присуждается в пользу потребителя[11].

Сразу же возникает диссонанс в толковании понятия «штраф» и ставится под сомнение его публичный характер.

Подобное изменение вызывает также массу вопросов относительно справедливости такого взыскания исключительно в пользу истца. С одной стороны, граждан необходимо мотивировать, иначе система попросту не будет работать. С другой, есть опасность массового наплыва необоснованных исков, с чем уже столкнулись США и Великобритания[12]. Более того, в нашей стране от имени потребителя часто выступают общественные организации как публичные образования. Исходя из принципа справедливости, часть выигранной суммы должна уплачиваться в фонд этих организаций.

Вопрос о субъектах, которым судом должны присуждаться штрафные убытки, составляет одну из проблем интеграции рассматриваемого института[13]. В этом случае представляется важным наиболее четким образом прописать круг субъектов, имеющих право на получение денежных сумм, и процентное соотношение долей в случае множественности истцов.

Другую проблему составляет вопрос о размере присуждаемого возмещения. Поскольку правовая природа штрафных убытков подразумевает установление этой санкции только судом, то прописать в договоре ее размер, как в случае с договорной неустойкой, невозможно. Для сверхкомпенсационных убытков в России (например, в праве интеллектуальной собственности) предусмотрен принцип кратности. В США и Англии размер возмещения назначается присяжными самостоятельно, исходя из различных оснований, не только экономических, но и моральных. Установление такого порядка определения размера компенсации в России влечет риск увеличения числа коррупционных преступлений и необоснованно завышенных или заниженных сумм.

Еще один вопрос – с кого взыскивать компенсацию в случае спора с филиалом компании? Огромное число организаций, обслуживающих российских потребителей, являются иностранными франшизами. Предъявление исков и установление компенсаций им может оказаться неэффективным, так как зачастую они не в силах изменить стиль своей работы в силу учредительных документов. Возбуждение же процесса против головной организации может повлечь за собой ряд международных частноправовых конфликтов и существенно замедлить процедуру защиты прав граждан. В связи с этим в случае внедрения штрафных убытков перед Россией встает необходимость урегулирования этого вопроса путем подписания новых международных соглашений и продумывания системы реального и эффективного функционирования защиты прав потребителей, имеющих претензии к международным компаниям.

Разумеется, полной рецепции института штрафных убытков в условиях нашей страны произойти не может. Но частичное заимствование необходимо - в той части, в которой он не противоречит российскому законодательству. Можно ввести установления сверхкомпенсационных убытков не только в отношениях между юридическими лицами, но и в отношениях между юридическим и физическим лицом. Это будет непосредственной защитой слабой стороны, более эффективно обеспечит защиту прав частных лиц и уменьшит общее число нарушений, вызванных недобросовестной предпринимательской деятельностью.

Механизм осуществления института нужно тщательно продумать: четко прописать процедуру и критерии определения размера выплат; определить круг субъектов, уполномоченных рассчитывать и устанавливать размер возмещения; разработать список критериев, достаточных для назначения суммы, сверх обычной. Эти критерии можно позаимствовать из опыта США, например, циничное отношение правонарушителя к содеянному, многократно повторяющееся деяние и основания, позволяющие считать нарушение прав граждан злостным. Скорее всего, рассмотрение подобных исков необходимо будет осуществлять коллегиально, с привлечением большого числа специалистов. Это может также повлиять на сроки рассмотрения дела, в связи с чем необходимо продумать меры по предотвращению затягивания дела, например, ввести заочное производство.

[2] Valdez E., Lovett W.A. Punitive damages, and tort reform // Tort Trial & Insurance Practice Law Journal. Vol. 38, No. 4 (SUMMER 2003). PP.71-84 .

[4] Philip Morris USA Inc. v. Williams, 556 U.S. 178 (2009) No. 07-1216 // SUPREME COURT OF THE UNITED STATES. October, 2006. PP. 1-21.

[5] Morris C. Punitive Damages in Tort Cases // Harvard Law Review, Vol. 44, No. 8 (Jun., 1931), pp. 1173-1209.

[6] См., напр.: Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (Вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000. С. 82-107.

[7] Свод законов Соединенных Штатов Америки - UnitedStatesCode: uscode.house.gov.

[8] Будылин С.Л. Штрафные убытки. Теперь и в России? // Вестник гражданского права. 2013. № 4. С. 19-52.

[12] Bannon A. Federal Juditial Vacanties: The Trial Courts. Brennan Center for Justice Analyses, NY school of Law, 2013, p. 6.

[13] Елисеев Н.Г. Многократные убытки за нарушение антимонопольного законодательства: перспективы появления в российском праве // Вестник Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации. 2013. № 8. С. 4-15.

В российскую правовую действительность такие случаи никак не вписываются. В этом нет ничего удивительного, в большинстве случаев крупные суммы выплачиваются в США в качестве «punitive damages» (англ. — штрафные убытки). Российское законодательство, как и законодательство большинства стран, входящих в романо-германскую правовую семью, подобного института не содержит.

В США в случае нанесения лицу ущерба, оно в первую очередь имеет право на возмещение «compensatory damages» (англ. – компенсаторные убытки). Данное возмещение выплачивается с целью покрытия всех видов ущерба, нанесенного лицу, включая «special damages» (англ. — фактические убытки) и «general damages» (англ. — обыкновенные убытки). Проводя параллели с российским гражданским правом, можно увидеть, что возмещение компенсаторных убытков в США равнозначно или очень близко к возмещению реального ущерба, упущенной выгоды и компенсации морального вреда в РФ.


Если имеется такая схожесть в порядке возмещения причиненного ущерба, то почему в США столь часто выносят решения о взыскании миллионов долларов в случае причинения несоразмерно меньшего ущерба, а в России такие случаи места вообще не имеют?

Все дело в том, что в США в ряде случаев наряду с возмещением компенсаторных убытков, лицу, которому нанесен ущерб, так же выплачиваются штрафные убытки. «Punitive damages» – это уникальная выплата, присуждаемая судом к осуществлению. ответственным лицом в пользу другого лица, которому был нанесен ущерб, без цели возмещения причиненного ущерба. Присуждение штрафных убытков к выплате преследует две цели: наказать нанесшее ущерб лицо (карательная функция) и предупредить нанесение аналогичного ущерба иными лицами в будущем (превентивная функция).

Приведу пример: Фармацевтическая компания сообщила потребителям ложные сведения о безопасности лекарства, скрыв информацию о побочных эффектах. В результате приема лекарства у физического лица развилось заболевание. Суд присудил возмещение компенсаторных убытков (compensatory damages), а именно убытков, связанных с утратой трудоспособности, расходам на лечение, возмещение морального вреда и т.п в размере $ 10 000. Кроме того, суд присудил к выплате штрафные убытки (punitive damages). Определяя размер таких убытков, суд исходил из финансового положения фармацевтической компании, т.к. размер возмещения должен быть существенным для фармацевтической компании (“will hurt” — англ.- «будет больно»; в этом заключается карательная функция). В итоге размер штрафных убытков составил $ 2 000 000.

Возможность взыскания штрафных убытков предусмотрена далеко не для всех действий, в результате которых лицу наносится ущерб. Перечень случаев, когда взыскание возможно, определяется каждым штатом самостоятельно. В одних штатах требуется, чтобы ущерб был нанесен «беспричинными и намеренными», «злонамеренными» или «возмутительными» действиями, а в других — достаточно «грубой небрежности» лица при совершении действий.


Штрафные убытки могут взыскиваться как с лица нанесшего ущерб, так и с иного лица, которое несет ответственность за действия лица, нанесшего ущерб. Примером последнего случая является ответственность работодателя за действия работника перед третьими лицами.

В связи с тем, что размер штрафных убытков прямо не зависит от размера нанесенного ущерба, а в большей степени определяется финансовым положением ответственного лица и характером содеянного, нередко размер штрафных убытков в десятки раз превышает размер компенсаторных убытков.

Например, в известном случае про 79-тилетнюю американку, которая обожглась горячим кофе в ресторане быстрого питания McDonald’s, она получила по решению присяжных заседателей возмещение компенсаторных убытков – $ 160 000 и выплату штрафных убытков — $ 2 500 000 (правда позже суд уменьшил эту сумму до $ 480 000).

Хорошая и доступная статья о punitive damages на английском языке доступна по этой ссылке

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: