Погашение кредита третьим лицом за заемщика судебная практика

Обновлено: 04.02.2023

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Комментарий к ст. 313 ГК РФ

1. По общему правилу исполнение должно быть осуществлено должником - стороной в обязательстве. Однако в большинстве случаев кредитору безразлично, кто предоставит ему соответствующее имущественное благо, поскольку это не приводит к изменению субъектов обязательства и ответственным перед кредитором по-прежнему остается должник.

Учитывая это, комментируемая статья закрепляет возможность исполнения обязательства третьим лицом за должника.

2. Привлечение к исполнению третьего лица (возложение исполнения), как правило, производится должником.

В качестве правового основания возложения исполнения обычно выступает договор последнего с третьим лицом. Вместе с тем комментируемая статья выносит за свои пределы вопрос об основаниях возложения исполнения, как и в целом - об отношениях третьего лица с должником (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 300 (автор главы - М.И. Брагинский)). Соответственно, кредитор, принимая исполнение от третьего лица, не должен проверять наличие и действительность правового основания такого возложения.

3. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило о том, что третье лицо, исполняющее обязательство за должника, является надлежащим субъектом исполнения. Как следствие, такое исполнение должно быть принято кредитором. В противном случае кредитор будет рассматриваться как просрочивший принятие исполнения (см. п. 2 ст. 406 ГК и коммент. к ней).

Изъятие из указанного правила - обязанность личного исполнения обязательства должником - может быть установлена законом (см., например, п. 1 ст. 770, ст. 780 ГК) либо вытекать из условий обязательства или его существа. Так, специфика предмета предполагает личное исполнение обязательства по созданию произведения литературы, науки или искусства. В подобной ситуации кредитор вправе не принимать исполнения, произведенного третьим лицом.

4. Начальное предложение п. 1 комментируемой статьи не должно толковаться обособленно от второго и приводить к выводу о невозможности возложения исполнения на третье лицо в случаях, когда исполнение должно быть произведено лично должником.

Пункт 1 комментируемой статьи направлен на защиту интересов кредитора. При этом законодатель не вмешивается в отношения должника и третьего лица. Единственным последствием возложения на третье лицо исполнения обязательства в нарушение установленного законом или договором запрета является право кредитора не принимать подобного исполнения (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 126 - 129).

Следует иметь в виду, что закон не возлагает на кредитора обязанности воспользоваться предоставленной ему возможностью отказа. Поскольку рассматриваемое правило направлено именно на его защиту, кредитор может самостоятельно решить, соответствует ли предложенное третьим лицом в нарушение установленных запретов исполнение его интересам. Принятие кредитором такого исполнения придает ему надлежащий характер и, как следствие, прекращает обязательство.

5. При возложении исполнения обязательства на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (см. ст. 391 ГК и коммент. к ней), результатом которого является замена должника. Как следствие, ответственным перед кредитором продолжает оставаться должник, а у кредитора отсутствует право требования к третьему лицу.

Должник, возложивший исполнение обязательства на третье лицо, непосредственно отвечает перед кредитором за действия указанного лица (см. ст. 403 ГК и коммент. к ней). Так, в случае нарушения денежного обязательства третьим лицом, на которое было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, взыскиваются не с этого лица, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения (п. 9 Постановления ВС и ВАС N 13/14).

Поскольку третье лицо не вступает в правоотношение с кредитором, оно не приобретает каких-либо притязаний к кредитору и в случае, когда отпало основание возложения (например, при расторжении договора третьего лица с должником, на основании которого было произведено возложение). В подобной ситуации третье лицо не вправе истребовать от кредитора возврата исполненного, а может предъявить иск о возврате неосновательно сбереженного имущества от должника (п. 13 письма ВАС N 49).

6. Должник вправе возложить на третье лицо исполнение не только договорного, но и иного, в частности деликтного или кондикционного, обязательства.

7. При возложении исполнения на третье лицо произведенное последним надлежащее исполнение прекращает обязательство (см. ст. 408 ГК и коммент. к ней).

8. Третье лицо может исполнить обязательство за должника и при отсутствии возложения со стороны последнего по собственной инициативе. По смыслу п. 2 комментируемой статьи в подобном случае третье лицо должно получить согласие должника на такое исполнение. Согласие представляет собой одностороннюю сделку должника и порождает правовые последствия с момента восприятия волеизъявления третьим лицом. Последствия, аналогичные согласию, порождает и последующее одобрение произведенного третьим лицом исполнения со стороны должника. Поскольку закон не предусматривает специальных правил относительно формы такого согласия (одобрения) в силу положений п. 1 ст. 159 ГК (см. коммент. к ней), оно может быть совершено устно, в том числе посредством конклюдентных действий.

9. Последствия для должника исполнения, произведенного третьим лицом по собственной инициативе, регулируются правилами гл. 50 ГК "Действия в чужом интересе без поручения".

При отсутствии условий, указанных в ст. 980 ГК (например, если третье лицо не было лишено возможности испросить согласие либо действия третьего лица преследовали исключительно цель возникновения задолженности должника перед ним или умаления деловой репутации последнего), произведенное третьим лицом исполнение приводит к неосновательному обогащению должника. Однако возврат такого неосновательного обогащения должен быть исключен в силу п. 4 ст. 1109 ГК. Кроме того, должник, которому подобным исполнением был причинен имущественный или моральный вред, вправе требовать его возмещения (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 140).

10. Как исключение п. 2 комментируемой статьи предусматривает возможность исполнения обязательства третьим лицом и при отсутствии согласия должника (более того, даже при его запрете). Основанием такого исполнения комментируемая норма устанавливает опасность утраты третьим лицом права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество.

Данная формулировка, заимствованная, видимо, из § 268 ГГУ, представляется не совсем удачной. Она оставляет без реальной защиты иные законные интересы третьего лица, не подпадающие под указанные условия.

Еще менее удачными являются приводимые комментируемой нормой примеры прав третьего лица, которые могут подвергнуться утрате, - право аренды и право залога. Обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам является производным способом приобретения права собственности (см. ст. 237 ГК и коммент. к ней). Таким образом, в силу присущего и праву аренды (ст. 617 ГК), и праву залога (см. ст. 353 ГК и коммент. к ней) свойства следования эти права не прекратятся, а перейдут как обременения к новому собственнику (иное мнение см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 144). Лишь в случае продажи заложенного имущества с публичных торгов (подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК) право залога прекращается. Соответственно, комментируемая норма защищает лишь интерес последующих залогодержателей при обращении взыскания на предмет залога и реализации его первым залогодержателем.

11. В изъятие из общего правила ст. 408 ГК (см. коммент. к ней) надлежащее исполнение, произведенное третьим лицом в случаях, указанных в п. 2 комментируемой статьи, влечет не прекращение обязательства должника, а переход прав кредитора по этому обязательству к третьему лицу.

Указанная ситуация является частным случаем перехода прав кредитора к другому лицу в силу закона (см. ст. 387 ГК и коммент. к ней). Соответственно, к такому переходу применяются положения п. п. 2, 3 ст. 382, ст. ст. 383 - 386, 388, 412 ГК.

Судебная практика по статье 313 ГК РФ

В кассационной жалобе общество настаивает на том, что к отношениям сторон подлежит применению статья 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющая условия и последствия исполнения обязательства за должника третьим лицом, что ошибочно не учтено судами апелляционной инстанции и округа.
Однако, кредитный договор заключен между банком и должником в 2008 году; действия по исполнению обязательств должника (заемщика) общество совершало в 2011-2013 годах. Следовательно, к отношениям сторон могли бы быть применены положения статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации только в редакции, действующей до вступления в силу Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ.

При разрешении спора суды руководствовались статьями 309, 310, 313, 314, 382, 384, 389, 539, 544, 548 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Жилищного кодекса Российской Федерации, Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354, Правилами, обязательными при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами для целей оказания коммунальных услуг, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 14.02.2012 N 124.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 313 и 327 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьи 33 и пункта 3 статьи 48 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), исходили из того, что основания для введения процедуры наблюдения отсутствуют, поскольку задолженность перед заявителями погашена в полном объеме.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства по правилам статей 65, 71 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 313, 387, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 16, 71 и 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", исходили из наличия денежных обязательств должника перед ПАО "Сбербанк России" по соглашению от 29.01.2010 и частичного исполнения этих денежных обязательств Поповой Л.Л. за должника, в связи с чем признавали требование Поповой Л.Л. в размере 44 315 000 руб. основного долга и 12 259 351,40 руб. финансовых санкций обоснованным и включили его в реестр требований кредиторов.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства по правилам статей 65, 71 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 313, 387, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 16, 71 и 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", исходили из наличия денежных обязательств должника перед ПАО "Сбербанк России" по соглашению от 29.01.2010 и частичного исполнения этих денежных обязательств Поповым В.А. за должника, в связи с чем признавали требование Попова В.А. в размере 18 247 000 руб. основного долга и 2 268 169,61 руб. финансовых санкций обоснованным и включили его в реестр требований кредиторов.

Суды, исходя из надлежащей оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 8, 11, 12, 301, 305, 307 - 310, 313, 330, 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив факт выполнения обществом "Позитрон" своих обязательств по спорному договору в полном объеме, правомерно отказали в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь статьей 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебной практикой рассмотрения подобных споров суды учитывали, что ответчик как добросовестный кредитор разумно полагал, что истец исполняет обязанность по оплате потребленной закрытым акционерным обществом "Псковкирпич" электрической энергии с согласия последнего, поэтому пришли к правомерному выводу об отсутствии неосновательного обогащения на стороне ответчика.

Суды, исходя из оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 308, 313, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска по мотивам недоказанности возникновения на стороне компании неосновательного обогащения за счет общества.

В рамках дела N А19-22374/2011 общество "С-Менеджмент" обратилось в арбитражный суд с заявлением о процессуальной замене взыскателя в связи с частичной оплатой долга в порядке статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации. Определением Арбитражного суда Иркутской области от 30.05.2016, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.09.2016 и постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15.12.2016, в удовлетворении заявления отказано.

Исследовав и оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции установил, что в данном случае имело место исполнение обществом "Курилгео" за общество "Истина" денежного обязательства, возложенного на него истцом путем перечисления 990 000 руб. обществу "Порт Пойнт"; договоры, во исполнение обязательств по которым ответчику были перечислены денежные средства, не заключены, и, руководствуясь статьями 313, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применения норм о неосновательном обогащении", постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", взыскал с общества "Порт Пойнт" в пользу общества "Истина" 990 000 руб. неосновательного обогащения, а также проценты за пользование чужими денежными средствами.

Оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями статей 313, 382, 387 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды не установили оснований для процессуальной замены стороны, поскольку не усмотрели правопреемства в материальном правоотношении, сделав вывод о том, что общество "Сантех-Альянс", осуществившее платеж за ответчика без его ведома и поручения, не приобрело права кредитора по исполненному им обязательству по отношению к ЗАО "Подольский ДСК".

Подборка наиболее важных документов по запросу Погашение кредита третьим лицом (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Погашение кредита третьим лицом

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Погашение кредита третьим лицом

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Путеводитель по судебной практике. Кредит 2.1. Вывод из судебной практики: Если договор между заемщиком и третьим лицом, согласно которому третье лицо исполняет обязанность заемщика вернуть кредит, признан недействительным, то третье лицо не вправе взыскать с кредитора уплаченную ему сумму, как неосновательное обогащение.

Нормативные акты: Погашение кредита третьим лицом

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146
11. В случае погашения кредита при посредстве третьих лиц (другого банка, платежной системы) риски, связанные с задержкой зачисления на корреспондентский счет банка платежей заемщика по возврату кредита, лежат на заемщике.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147
Банк предъявил в суд иск о взыскании с заемщика денежных средств, составляющих сумму задолженности по кредитному договору, включающую в себя сумму кредита и процентов за пользование кредитом, начисленных до дня, когда сумма кредита согласно условиям договора должна была быть возвращена. Требование обосновано положениями статьи 813 ГК РФ, исходя из которой при невыполнении заемщиком установленных договором займа обязанностей по обеспечению возврата суммы займа, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает, кредитор вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором. Истец указал, что основанием для предъявления требования о досрочном возврате кредита является гибель здания, переданного ему третьим лицом в залог в обеспечение исполнения обязательств ответчика по возврату кредита.

Подборка наиболее важных документов по запросу Погашение ипотеки третьим лицом (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Погашение ипотеки третьим лицом

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Интересная цитата из судебного решения: Суд округа признал, что действия, направленные на причинение вреда банку, совершены не регистрирующим органом, а недобросовестной стороной по сделке (заемщиком денежных средств А.), которая представила на регистрацию недостоверную закладную и реализовала спорную квартиру иному лицу ". Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая обстоятельства вступившего в законную силу решения Советского районного суда г. Краснодара по делу N 2-900/2016, суд округа признал, что действия, направленные на причинение вреда банку, совершены не регистрирующим органом, а недобросовестной стороной по сделке (заемщиком денежных средств Андреевой Ю.В.), которая представила на регистрацию недостоверную закладную и впоследствии реализовала спорную квартиру иному лицу, имея намерение вывести имущество из-под залога. И поскольку причиной возникновения убытков у банка является не погашение записи об ипотеке, а совершение Андреевой Ю.В. сделки по отчуждению квартиры третьему лицу, возникновение право собственности которого, привело к невозможности обратить взыскание на данное имущество в судебном порядке, руководствуясь положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", и постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований банка о взыскании убытков с Российской Федерации."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2021 N 310-ЭС21-19684 по делу N А14-5322/2020
Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании убытков.
Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как, оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь статьями 15, 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ, суды, отказывая в удовлетворении иска, исходили из непредставления банком доказательств, однозначно и бесспорно подтверждающих наличие вины управления в причинении истцу убытков. Представленные банком доказательства не свидетельствуют о наличии непосредственной причинно-следственной связи между действиями соответствующих должностных лиц и возникновением у банка убытков, сопряженных с действиями физических лиц. Поскольку причиной возникновения убытков у банка является не погашение записи об ипотеке, а совершение физическим лицом сделки по отчуждению квартиры третьему лицу, возникновение права собственности которого привело к невозможности обратить взыскание на данное имущество в судебном порядке, суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований банка о взыскании убытков с Российской Федерации.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Погашение ипотеки третьим лицом

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Вопрос: Физлицо направило 01.02.2021 в банк уведомление о досрочном погашении ипотечного кредита и перечислило средства, полученные от третьего лица в виде задатка за продаваемую квартиру, находящуюся в залоге. 15.02.2021 физлицо признано банкротом. Вправе ли банк требовать признания недействительной сделкой договора задатка?
(Консультация эксперта, 2021) Вопрос: Физическое лицо и банк заключили ипотечный кредитный договор, обеспечением по которому являлся залог (ипотека в силу закона) квартиры. Физическое лицо направило 01.02.2021 в банк уведомление о досрочном полном погашении основного долга и процентов по ипотечному кредитному договору и платежное поручение о перечислении банку всей суммы денежных средств, которые были получены от третьего лица на основании договора задатка 01.02.2021 за продаваемую квартиру, находящуюся в залоге у банка. Постановлением суда 15.02.2021 физическое лицо было признано банкротом. Вправе ли банк требовать признания недействительной сделкой договора задатка за продаваемую физическим лицом квартиру, находящуюся в залоге у банка, и уведомления о досрочном полном погашении основного долга и процентов по ипотечному кредитному договору при условии, что основной договор купли-продажи заключен не был?

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Готовое решение: По каким основаниям договор об ипотеке могут признать недействительным и к чему это ведет
(КонсультантПлюс, 2022) При признании договора недействительным ипотека как обременение прекращается. Чтобы об этом узнали третьи лица, вам придется погасить регистрационную запись об ипотеке.

Подборка наиболее важных документов по запросу Признание недействительной сделкой оплату за третье лицо банкротство (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Признание недействительной сделкой оплату за третье лицо банкротство

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2022 N 14АП-4684/2022 по делу N А52-2534/2017
Требование: Об отмене определения о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок.
Решение: Определение оставлено без изменения. Основание, по которому данный платеж признан недействительным, является специальным основанием оспаривания сделки в деле о банкротстве, и соответствие действий третьих лиц, в том числе ООО "Валар", общим положениям статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации вывод о недействительности платежа не исключает.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Признание недействительной сделкой оплату за третье лицо банкротство

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Особенности оспаривания сделок с предпочтением в рамках дел о банкротстве юридических лиц
(Барциц И.Н., Быков В.П., Черникова Е.В., Маркелова И.В.)
("Современное право", 2020, N 8) Так, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "Открытие" (далее - должник) его конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительными сделок по оплате третьим лицом - ООО "Матти Рус" за должника в пользу ООО "Ланта" в период с 30.05.2017 по 14.07.2017 денежных средств в сумме 168 075,80 руб. и применении последствий недействительности сделок.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Обзор правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации по вопросам частного права за ноябрь 2020 г.
(Автонова Е.Д., Карапетов А.Г., Матвиенко С.В., Мороз А.И., Сафонова М.В., Фетисова Е.М.)
("Вестник экономического правосудия Российской Федерации", 2021, N 1) В случае исполнения третьим лицом обязательств по сделке, признанной впоследствии недействительной в рамках банкротства, надлежащей двусторонней реституцией будет восстановление прав требования к банкроту его контрагента, а не третьего лица, совершившего оплату в порядке ст. 313 ГК РФ. Совершение оплаты по договору третьим лицом соответствует положениям закона и не лишает сторону сделки права требовать возврата денежных средств, так как представивший исполнение за третье лицо не является самостоятельным участником сделки.

Нормативные акты: Признание недействительной сделкой оплату за третье лицо банкротство

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
ФНС России от 29.11.2017 N СА-4-18/24213
"О направлении обзора судебных актов" В рамках дела о банкротстве должника конкурсный кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделки по перечислению должником по платежному поручению денежных средств в пользу третьего лица, применении последствий недействительности сделки в виде возврата суммы платежа с начислением процентов по правилам пункта 29.1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
ФНС России от 29.06.2017 N СА-4-18/12520@
"О направлении обзора судебных актов" В рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными договора купли-продажи и сделок, опосредующих исполнение покупателем обязанности по оплате имущества - соглашений о взаимных зачетах, о зачетах требований третьих лиц к должнику, а также частичной оплате векселями.

Деловой журнал Банковское обозрение №08 Июль (281)/2022

На практике часто возникают ситуации, когда обязательство за должника исполняется третьим лицом. Регулирует данные отношения ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на это третье лицо. При отсутствии возложения кредитор обязан принять исполнение, если третье лицо, осуществляющее исполнение, подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество. Например, при обращении кредитором взыскания на предмет залога, находящийся у третьего лица, последнее может исполнить обязательство должника перед кредитором. Согласно ст. 313 ГК РФ в редакции, действующей с 01.06.2015 1 , кредитор также обязан принять исполнение и в случае, если должником допущена просрочка в исполнении

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры»

Как правило, кредитор не может проверить основания, по которым третье лицо предлагает исполнение, и есть ли вообще какие-либо правоотношения у третьего лица с должником. В любом случае, ориентируясь на ст. 313 ГК РФ в новой редакции, кредитор обязан принимать исполнение, если должником допущена даже незначительная просрочка. Однако спустя некоторое время (иногда даже год и более), когда в отношении должника вводятся процедуры банкротства, для кредитора становится неожиданностью, что плательщик просит вернуть ему исполненное.

Такая ситуация произошла с ООО «Каркаде», которое получило лизинговые платежи по договору с ООО «Терминал» от индивидуального предпринимателя, в отношении которого менее чем через месяц после осуществления первых платежей было возбуждено дело о банкротстве. Суды первой 2 и апелляционной инстанций 3 признали недействительными оспариваемые платежи и взыскали в конкурсную массу индивидуального предпринимателя с ООО «Каркаде» полученные им от банкрота денежные средства. Арбитражный суд Поволжского округа 4 посчитал, что применительно к положениям ст. 61.3 Закона о банкротстве 5 недействительными могут быть признаны сделки, в основе которых имеется обязательство между должником и лицом, получившим от должника удовлетворение своего требования, то есть сделки по исполнению должником собственных обязательств. При этом суд кассационной инстанции посчитал, что обязательственные отношения между должником (ООО «Терминал»), равно как и между кредитором (ООО «Каркаде»), с одной стороны, и третьим лицом (индивидуальным предпринимателем — банкротом), с другой стороны, отсутствуют.

Однако Верховный Суд РФ 6 поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций. Высшая судебная инстанция прислушалась к доводам финансового управляющего должника о том, что банкрот и ООО«Терминал», обязательства которого исполнялись, аффилированы. Верховный Суд РФ исходил из того, что при наличии между предпринимателем и ООО «Терминал» соглашения, лежащего в основе возложения на предпринимателя исполнения обязательства по выплате лизинговых платежей, последний, перечисляя денежные средства непосредственно перед возбуждением дела о банкротстве и после принятия заявления о банкротстве, предоставил ООО «Терминал» исполнение по названному соглашению преимущественно перед другими кредиторами предпринимателя. Это, в свою очередь, не исключает возможность признания спорных платежей недействительными на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Правовая позиция, высказанная Верховным Судом РФ, на наш взгляд, далеко не однозначна, и наверняка вопрос правовых последствий недействительности сделки будет уточнен при повторном рассмотрении дела судами нижестоящих инстанций.

С одной стороны, Верховный Суд РФ указал, что «при распределении риска банкротства фактического плательщика следует учитывать, что лицо, получившее от него в преддверии банкротства денежные средства в счет погашения чужого для предпринимателя долга, не может быть поставлено в лучшее положение по сравнению с кредиторами такого плательщика, получившими исполнение по обязательствам самого предпринимателя в это же самое время. При ином подходе будет нарушен фундаментальный принцип равенства участников гражданских правоотношений». Этот вывод свидетельствует о том, что правовыми последствиями признания недействительными платежей в пользу кредитора (ООО «Каркаде») может быть взыскание денежных средств в конкурсную массу непосредственно с ООО «Каркаде». С другой стороны, кредитор обязан принимать исполнение согласно нормам ст. 313 ГК РФ (при наличии возложения исполнения со стороны должника на третье лицо, эта обязанность кредитора указана как в новой, так и в старой редакции ст. 313 ГК РФ). При этом оспаривание платежей и возврат в конкурсную массу плательщика денежных средств не только плох для кредитора сам по себе, но и может привести к невозможности взыскания долга с должника (в данном случае с ООО «Терминал»), поскольку имущественное положение последнего за время с момента платежа до признания этого платежа недействительным может существенно измениться, и тогда взыскание долга станет невозможным.

Кроме того, в рассмотренном деле речь шла о периодических платежах по договору лизинга, которые могли бы быть признаны сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности. При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.) 7 . Однако в рассмотренном деле с учетом того, что банкрот исполняет сделку за третье лицо, пусть даже для этого третьего лица сделка будет являться совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, кредитор при предъявлении к нему требования о признании сделки недействительной не сможет защищаться ссылкой на такой характер оспариваемых платежей для плательщика. Маловероятно, что индивидуальный предприниматель на постоянной основе осуществляет погашение чужих долгов.

С нашей точки зрения, пополнение конкурсной массы могло бы быть в данном случае справедливым при условии признания недействительной сделки, которая послужила основанием возложения обязанности перечисления лизинговых платежей на индивидуального предпринимателя. Взыскание полученных денежных средств с кредитора при наличии обязательственных правоотношений между банкротом-плательщиком и должником было бы несправедливым и не соответствует нормам ст. 313 ГК РФ.

Предположим, что возложения исполнения не было, а платежи совершены в период, когда ст. 313 ГК РФ действовала в редакции до 01.06.2015, не позволяющей принимать исполнение от третьего лица без соответствующего поручения должника при его просрочке. В этом случае для кредитора такой платеж будет неосновательным обогащением и должен быть возвращен банкроту. С другой стороны, в этом случае должны применяться нормы о действиях в чужом интересе без поручения. Согласно ст. 983 ГК РФ, действия в чужом интересе, совершенные после того, как тому, кто их совершает, стало известно, что они не одобряются заинтересованным лицом, не влекут для последнего обязанностей ни в отношении совершившего эти действия, ни в отношении третьих лиц. При этом в силу подп. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства. Однако в данном случае должны защищаться интересы кредиторов плательщика, соответственно денежные средства с этой целью должны быть возвращены в конкурсную массу как неосновательное обогащение кредитора. Если даже платеж совершен после 01.06.2015 в отсутствие возложения исполнения на третье лицо и кредитор обязан принять исполнение вследствие просрочки должника, то приоритет все равно должна иметь защита прав кредиторов, а денежные средства также должны быть возвращены плательщику. Однако, на наш взгляд, ситуации исполнения чужого долга без какой-либо сделки-основания крайне редки.

Точка в вопросе о последствиях признания недействительными платежей во исполнение должником обязательств третьего лица все же будет поставлена при новом рассмотрении обособленного спора судами после возвращения дела из Верховного Суда РФ. Однако уже сейчас очевидно, что, принимая исполнение за третье лицо, кредитору стоит, по возможности, получать документы, подтверждающие основания платежа третьим лицом за должника и отслеживать информацию о возбуждении процедуры банкротства в отношении плательщика, чтобы решить вопрос о возврате полученного и своевременно при необходимости предъявить требования к должнику. При этом необходимо учитывать, что, если процедура банкротства в отношении плательщика будет возбуждена по истечении месяца с момента платежа, то в этом случае в соответствии с п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве заявителю будет необходимо доказать осведомленность кредитора, принимающего платеж, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества плательщика на момент осуществления исполнения.

1. В редакции Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ.
2. См. Определение Арбитражного суда Ульяновской области от 19.05.2016 по делу № А 72-9360/2014.
3. См. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.07.2016 № А 72-9360/2014.
4. См. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.10.2016 № Ф 06-13725/2016 по делу № А 72-9360/2014.
5. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
6. См. Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 № 306-ЭС16-19749 по делу № А 72-9360/2014.
7. См. абз. 4 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: