Подсудность в международном договоре как прописать

Обновлено: 06.02.2023

Примеров тому масса, вот несколько из них:

А теперь представим, что Потребитель остался недоволен, например, качеством оказанных услуг. Вправе ли он при наличии акцепта такой оферты рассчитывать на применимость ЗоЗПП к данным правоотношениям? Интуитивно кажется, что да, однако все не так однозначно.

Итак, первая проблема, с которой столкнется Потребитель – иностранное применимое право (как в нашем примере, законодательство республики Кипр).

Данная проблема решается наделением суда активной ролью в спорах с участием потребителей. В соответствии с позицией ВС РФ российский суд вправе по собственной инициативе применить нормы ЗоЗПП даже при наличии соглашения сторон о выборе применимого права, если профессиональная сторона (продавец, исполнитель и т.д.) осуществляет свою деятельность в Российской Федерации или направляет свою деятельность на территорию Российской Федерации.

При этом под «направлением деятельности» подразумевается наличие сайта, содержание которого свидетельствует о его ориентации на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами и т.д.

Соответственно, если деятельность иностранной компании подпадает под один из указанных критериев, суд праве по своей инициативе применить нормы ЗоЗПП для защиты потребителя как слабой стороны.

Однако даже если суд приходит к выводу, что к отношениям между потребителем и иностранной компанией подлежат применению нормы ЗоЗПП, данный закон не запрещает изменение подсудности по соглашению сторон.

Соответственно, вторая проблема, препятствующая обращению Потребителя в российский суд – предусмотренная офертой иностранная подсудность (суд города Лимассол (республика Кипр), суд города Шымкент (Казахстан) и т.д.).

В отличие от вопроса о применимом праве российский суд не может самостоятельно признать свою компетенцию по спорам с участием потребителей, даже если видит, что установление подсудности спора суду иностранного государства очевидно нарушает интересы Потребителя и фактически лишает его правовой защиты.

Высшими судами (ВС РФ, КС РФ, а ранее также ВАС РФ) была сформирована единая позиция относительно применимого в рассматриваемом случае способа защиты права.

Конституционный суд РФ, неоднократно рассматривавший жалобы потребителей о незаконности установления банками договорной подсудности по месту нахождения банка, рассуждает следующим образом.

В соответствии с п. 1 ст. 16 ЗоЗПП условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Соответственно, если Потребитель обратился в российский суд по месту своего жительства с иском к иностранному юридическому лицу, при этом договором установлена подсудность суда города Лимассол, и данное условие не оспаривается Потребителем как недействительное – положение договора об иностранной подсудности является действующим. В этой связи российский суд обязан вернуть исковое заявление как неподсудное данному суду.

Из необходимости предварительного оспаривания Потребителем в соответствии с п. 1 ст. 16 ЗоЗПП положения об иностранной подсудности, содержащегося в типовом договоре или оферте, исходит и ВС РФ.

Таким образом, в исковом заявлении Потребитель должен обосновать:

  • Необходимость применения к отношениям из оферты с иностранным юридическим лицом положений ЗоЗПП;
  • Необходимость признания положений о договорной подсудности иностранному суду недействительными как противоречащих ЗоЗПП;
  • Наличие у российского суда компетенции на рассмотрение данного спора в соответствии с общими положениями ЗоЗПП.

Однако даже если Потребитель выбрал надлежащий способ защиты права, и российский суд признал свою компетенцию на рассмотрение настоящего спора, финальной проблемой становится экзекватура судебного решения на территории иностранного государства (по месту нахождения ответчика для принудительного исполнения решения суда).

Подготовка соответствующего заявления, обоснование компетенции российского суда, легализация документов и их пересылка, уплата пошлины в совокупности с проблемами на этапе принятия иска российским судом – все это фактически делает нерентабельным обращение Потребителя в суд по бытовым спорам, когда сумма иска не исчисляется миллионами рублей, что в конечном итоге означает нарушение права на судебную защиту ввиду ее недоступности.

Необходимо отметить также, что выявление Роспотребнадзором условий о договорной подсудности в договорах с Потребителями, очевидно нарушающих интересы последних, влечет для банков, операторов связи и т.д. административную ответственность по ст. 14.8 КоАП РФ и получение предписания устранить допущенное нарушение ЗоЗПП. Однако для иностранных юридических лиц, опять же, привлечение к административной ответственности и присуждение штрафа на территории Российской Федерации упирается в его взыскание на территории иностранного государства.

В этой связи, фактически ситуация выглядит таким образом, что установление иностранной подсудности и применимого права даже в отношениях с Потребителем - субъектом, которому законом предоставляется повышенная защита, освобождает иностранную компанию от предъявления к ней требований в судебном порядке.

Как обезопасить себя от разбирательств с зарубежными партнерами в российских и зарубежных судах, а также как защитить свои права, если судебный процесс всё-таки неизбежен? Вот 5 советов.

Как обезопасить себя от разбирательств с зарубежными партнёрами в российских и зарубежных судах, как защитить свои права, если судебный процесс всё-таки неизбежен? Вот пять советов и несколько примеров из моей практики.

1. Рассчитать издержки перед началом тяжбы

Перед подачей иска рассчитайте стоимость будущих судебных затрат. Чтобы адекватно оценить ситуацию, важно проконсультироваться с юристом, который знает судебные нюансы той страны, где вы собираетесь судиться и где решение подлежит исполнению. Порой судебный процесс может обойтись дороже суммы иска и игра не будет стоить свеч. Если у вас нет желания судиться только для того, чтобы восстановить справедливость, в таком случае лучше отказаться от идеи подавать иск.

Для суда в нескольких юрисдикциях (нескольких странах) необходимо нанять местных адвокатов. То есть срок рассмотрения и затраты на иск значительно возрастут. Чтобы привести в исполнение решение суда иностранного государства, между двумя странами должна быть подписана конвенция о правовой помощи. Были случаи, когда российский суд приводил в исполнение решение иностранного суда, даже если конвенция отсутствовала, суд действовал на основании принципов взаимности и международной вежливости. Но в связи с этим обычно увеличивается срок на рассмотрение дела, при активном противостоянии суды могут затянуться более чем на год.

На днях ко мне на консультацию пришёл российский бизнесмен, который заплатил в России представителю голландской компании за сценарий фильма, но в итоге его не получил. Он собирался судиться и попросил меня оценить шансы. Взвесив все за и против, мы пришли к выводу, что стоимость судебного процесса будет дороже сценария, а главное — решение может так и остаться решением на бумаге. Согласно заключённому договору, все споры подлежат разрешению в арбитражном суде Москвы. Так как у голландской компании нет активов в России, исполнение решения суда должно происходить в Нидерландах, где у компании есть имущество. Между Россией и Голландией нет договора о правовой помощи, поэтому в сложившейся ситуации можно рассчитывать только на исполнение решения по принципам взаимности и международной вежливости.

2. Обратите внимание на условия договора о применимом праве и подсудности

На стадии подписания договора важно решить, право какой страны будет применяться к вашим договорным отношениями, в каком суде вы будете судиться, если возникнут разногласия. Включите данные пункты в контракт.

Может быть несколько вариантов: российский суд, национальный суд страны вашего контрагента, суд третьей страны либо международные коммерческие арбитражные суды.

Обратите внимание на национальные процессуальные особенности при выборе места рассмотрения спора. Например, российские и английские суды по-разному подходят к вопросу об уведомлении ответчика о процессе. Если истец принял все возможные меры для уведомления истца о рассмотрении дела, английский суд может признать истца извещённым, даже если согласно российским нормам он не считается таковым.

Из недавних примеров: английский суд рассмотрел дело бывшего сенатора Слуцкера против журналистки Ольги Романовой без формального соблюдения процедуры уведомления ответчика.

При выборе между национальными (государственными) судами разных стран более сильная сторона сделки обычно предлагает место разрешения спора, которое удобно ей. И если вы находитесь в более уязвимом положении, то вам особенно внимательно надо относиться к вопросу подсудности.

Альтернативой национальным судам в спорах с иностранными партнёрами может стать разбирательство в международных коммерческих арбитражах (трибуналах). Их плюс — решения признаются многими странами. Но в случае необходимости их принудительного исполнения потребуется ещё один судебный процесс в стране исполнения.

Указывая в контракте суд, где спор подлежит рассмотрению, стоит быть предельно конкретным. Например, в Лондоне функционируют сразу несколько международных арбитражных судов, поэтому нужно точно указывать наименование именно того суда, где вы хотите судиться, иначе он может не принять заявление на рассмотрение спора. Кроме этого, следует прописать место арбитражного суда, количество арбитров, язык судопроизводства и применимое право.

Несмотря на условия договора, бывали случаи, когда российский суд шёл навстречу российскому истцу и рассматривал дело на территории РФ. К примеру, гражданин России Евгений Перкунов, торговавший на валютном рынке, оспаривал сделку купли-продажи на $22 000 в российском суде, несмотря на наличие в договоре пункта о разрешении спора в Лондонском третейском суде по английскому праву. Российский суд пришёл к мнению, что условия о подсудности в договоре недействительны, так как господин Перкунов не мог влиять на условия договора и подписал стандартную форму, размещённую на сайте. Однако суд пришёл к данному выводу только спустя год попыток истца защитить свои права.

3. Заранее минимизируйте возможные риски

Если вы являетесь более уязвимой стороной, при сделках с иностранными партнёрами можно прописать в контракте способы обеспечения исполнения обязательств: залог, неустойку, задаток, удержание имущества или документов должника. Также можно заключить отдельный договор банковской гарантии или страхования риска неисполнения контрагентом договора. Если спор уже возник, могут применяться обеспечительные меры в рамках судебного процесса — арест имущества / счетов должника.

Наибольшее количество исков, рассматриваемых Международным арбитражным коммерческим судом при Торгово-промышленной палате РФ, относятся к договорам поставок. Это неудивительно, так как поставщики с постоплатой и покупатели с предоплатой — всегда более слабые стороны при сделке. Способы обеспечения исполнения обязательств, указанные в договоре, могут дисциплинировать недобросовестного контрагента и сберечь нервы и деньги кредитора, если тот не выполнит свои обязательства по договору.

Если спор уже возник и есть опасения, что должник может передать свои активы третьим лицам, чтобы избежать уплаты долгов, можно требовать наложения ареста через суд той страны, где находится имущество. Тогда у партнёра не будет возможности реализации (продажи) активов. Однако стоит это делать своевременно. В одном из недавних дел судебный пристав не рассмотрел вовремя ходатайство о наложении ареста, в итоге должник успел продать четыре квартиры, гараж и два автомобиля общей стоимостью около 31 млн рублей.

Другой вопрос — размер активов должника. Даже если судебное дело будет выиграно, партнёр может объявить себя банкротом и решение не будет исполнено. Но если есть информация об имуществе контрагента, достаточном для компенсации, то можно также обратиться через суд соответствующей страны о наложении на него ареста. Например, в начале 2017 года стало известно, что в Испании по заявлению немецкой верфи была арестована яхта российского бизнесмена Андрея Мельниченко. По словам представителей ответчика, предметом спора является сумма в 9 млн евро.

4. Узнайте, в какой юрисдикции находятся активы (имущество) иностранной компании.

Исполнение судебного решения должно происходить в той стране, где у ответчика имеются активы. Поэтому необходимо выяснить, где у ответчика есть имущество. На стадии заключения договора рекомендуется запросить уставные, финансовые и налоговые документы партнёра. Можно проверить адрес контрагента через местного юриста.

Сложнее обстоит дело с офшорными организациями. Если из официального реестра Кипра ещё можно получить достаточно подробную информацию, то реестры Лихтенштейна, Белиза, Люксембурга, Сейшельских островов, Панамы и Британских Виргинских островов содержит ограниченный перечень, который вряд ли поможет в поисках активов должника.

Существует нетипичный, но в некоторых случаях применимый вариант раскрытия информации — через суд страны офшора. Правда, для этого придётся доказать обоснованность интереса к закрытой информации.

5. Выяснить, если ли у России и страны вашего партнёра договор о правовой помощи

Если Россия и страна вашего партнёра не связаны договором о правовой помощи или если страна контрагента не является участником Международной конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года, то признание решения, вынесенное в России, страной контрагента и наоборот крайне затруднительно.

Недавно на сервис Platforma пришло дело, по которому в Нью-Йорке состоялся процесс в рамках международного коммерческого арбитража. По нему компания из Сингапура выиграла спор против компании с Сейшельских островов. Сумма, присуждённая к взысканию, — около $32 млн США, но нет информации о нахождении активов должника. При этом Сейшельские острова являются офшорной зоной. Сейчас у кредиторов только одна цель — установить юрисдикцию нахождения активов должника, арестовать их и реализовать.

На этом примере можно разобрать сразу несколько ошибок: заранее при заключении контракта не была запрошена информация об активах и было выбрано неподходящее место судебного процесса, так как Сейшелы не являются участниками Международной конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений и, соответственно, не связаны обязательством признавать и приводить в исполнение решения коммерческих арбитражей. Проверить, является ли страна участницей конвенции, можно на сайте Комиссии ООН по праву международной торговли.

Однако в международном праве существует принцип взаимности. Некоторые страны признают решения другой страны, если та, в свою очередь, признает их. Но на деле суды во взаимности могут отказать.

Международная подсудность в международных соглашениях

Проблемы международной подсудности разрешаются и в межгосударственных соглашениях. Двусторонние договоры (о правовой помощи, о торговле и мореплавании) разграничивают подсудность судов договаривающихся государств на основе комбинированного использования единообразных критериев гражданства и домицилия сторон, места нахождения имущества.

Основными критериями (как и при решении коллизионных вопросов) являются принципы гражданства (договоры РФ с Польшей и Румынией) и домицилия сторон (договоры РФ со странами Балтии и Италией). Решение вопросов о подсудности связано с вопросами выбора права (общая тенденция — применение судом своего собственного права). Договоры устанавливают правила об альтернативной, договорной и исключительной подсудности, правила разграничения подсудности по категориям дел, правила о специальной подсудности отдельных видов гражданско-правовых споров (договоры РФ с Италией, Испанией, Польшей, Болгарией, Румынией).

В договоре о правовой помощи между РФ и Италией закреплено, что критериями для установления компетенции судов являются: постоянное место жительства ответчика, место исполнения обязательства, место причинения вреда, постоянное место жительства или место пребывания истца (по делам о взыскании алиментов). Исключительная компетенция установлена по спорам о вещных правах на недвижимость (суд места нахождения недвижимости), по делам о личном статусе физических лиц (суд государства гражданства лица в момент предъявления иска).

Торговый договор РФ с Данией фиксирует компетенцию суда по месту заключения или гарантирования сделки, если отсутствует оговорка о третейском разбирательстве. Приоритет имеет компетенция того суда, которая особо предусмотрена принятыми условиями контракта.

Некоторые двусторонние договоры разрешают вопросы международной подсудности косвенным образом: решения судов одного государства подлежат признанию в другом, если дела, по которым вынесены решения, по закону государства, на территории которого решения должны быть признаны, могут быть подсудны местному суду (альтернативная подсудность). Решения иностранных судов не признаются, если дела подлежат исключительной компетенции местных судов. Косвенные критерии разграничения подсудности применяются, если договор прямо не разграничивает компетенцию.

Если в договоре отсутствуют нормы о разграничении компетенции, применяются внутригосударственные нормы о международной подсудности.

Многие многосторонние международные соглашения (региональные и универсальные) также содержат правила установления международной подсудности. Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов, 1952 г. специально посвящена вопросам международной подсудности: иски, вытекающие из столкновения судов, могут быть предъявлены:

  1. В суд по месту постоянного жительства ответчика или по одному из мест его деятельности.
  2. В суд того места, где был осуществлен арест судна-ответчика или любого другого принадлежащего тому же ответчику судна, на которое может быть в законном порядке наложен арест.
  3. В суд того места, где арест мог быть осуществлен и где ответчик предоставил иное обеспечение.
  4. В суд того места, где произошло столкновение, если оно произошло в пределах порта, на рейде или во внутренних водах.
  5. Допускается договорная подсудность по соглашению сторон.

Конвенция о правовой помощи СНГ 1993 г. (как и Конвенция 2002 г.) содержит расширенный круг норм о международной подсудности (разграничении компетенции): общие положения о подсудности и специальная подсудность отдельных видов гражданских и семейных дел. Основные критерии — место жительства ответчика (физического лица) и место нахождения органа управления юридического лица. Гражданство сторон не имеет значения. Дополнительные критерии: место осуществления хозяйственной деятельности, место исполнения обязательства, место жительства истца.

Конвенция закрепляет правила об исключительной компетенции: по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен только суд по месту нахождения имущества; иски к перевозчику, вытекающие из договора перевозки, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организацией, к которой предъявляются претензии. Установлена и возможность договорной подсудности на основе письменного соглашения сторон. Подсудность но соглашению сторон не может противоречить нормам Конвенции и национального законодательства об исключительной компетенции.

Брюссельская конвенция о юрисдикции и о признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам ЕС 1968 г. содержит детальную унификацию норм МГП вообще и правил международной подсудности в частности. Основной принцип для определения международной подсудности — домицилий сторон.

Главный критерий — место жительства ответчика — отражает стремление субъектов Конвенции распространить ее действие на всех лиц, проживающих в государствах-участниках (независимо от их гражданства). Различаются случаи, когда ответчик проживает в одном из государств-участников и когда его место жительства находится вне территории этих стран.

В Конвенции установлено следующее:

  1. Если лицо проживает в одном из государств-участников, то с исками в суды этого государства оно должно обращаться но правилам подсудности, установленным для собственных граждан этой страны.
  2. Если лицо проживает в одном из государств-участников, то иск к нему может быть предъявлен в судах другого государства только в случаях, когда компетенция этих судов определена Конвенцией.
  3. Если лицо не имеет места жительства ни в одном из государств-участников, то к нему применяются действующие в каждом из государств-участников правила о международной подсудности.

Гражданство лиц, проживающих в государствах-участниках, не имеет значения. Это связано с тем, что категория гражданства (национальности) отражает государственно-правовую связь между лицом и государством, а категория домицилия отражает физическую и экономическую связь. Конвенция определяет понятие места жительства, основания разграничения подсудности, закрепляет правила о специальной подсудности и о признании договорной подсудности.

Понятие места жительства определяется по праву суда, в который подано заявление, если решается вопрос о проживании лица в стране суда. Вопрос о том, проживает ли лицо в другом государстве-участнике, решается по праву этого государства. Закон гражданства учитывается только в том случае, если в соответствии с его предписаниями место жительства лица зависит от другого лица или места нахождения учреждения.

Правила Конвенции о подсудности не распространяются на дела о личном статусе, право- и дееспособности, законном представительстве физических лиц, имуществе супругов, наследовании. В Конвенции наряду с общими правилами о подсудности содержатся и специальные предписания, когда истец вправе обращаться альтернативно в суд по месту жительства ответчика или в другой суд:

  1. По спорам, вытекающим из договоров, — в суд места исполнения обязательства.
  2. По искам о содержании — в суд места жительства или места пребывания лица, претендующего на содержание.
  3. По искам из деликтов — в суд места наступления вредоносного результата.
  4. По гражданским искам в уголовных делах — в суд места, где ведется уголовное дело.
  5. По искам, вытекающим из деятельности филиалов юридических лиц, — в суд места нахождения филиала.

Правила об исключительной международной подсудности распространяются на иски о вещных правах на недвижимость (компетентен суд места нахождения недвижимости); на иски, связанные с деятельностью юридических лиц (компетентен суд государства, где лицо имеет оседлость); на споры о действительности записей государственной регистрации (компетентен суд места регистрации акта). Договорная подсудность допускается в достаточно широких пределах. Аналогичные нормы закреплены и в Луганской конвенции 1988 г.

Варшавская конвенция об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 г. в качестве основного правила решения вопроса о подсудности содержит норму об альтернативной международной подсудности по выбору истца. Иски об ответственности возбуждаются по выбору истца в судах одного из государств — участников Конвенции по месту жительства перевозчика, либо по месту нахождения главного управления его предприятия, либо но месту нахождения конторы, заключившей договор перевозки, либо в суде места назначения.

Положения Варшавской конвенции имеют императивный характер, — недействительны любые двусторонние соглашения, изменяющие подсудность, установленную в Конвенции. Гватемальский протокол 1971 г. к Варшавской конвенции закрепляет дополнительную подсудность для пассажиров воздушных судов: иск может быть заявлен в стране места жительства пассажира, если перевозчик имеет там свое учреждение.

Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 г. устанавливает, что иски к перевозчику предъявляются в суды по соглашению сторон, по месту жительства ответчика, по месту нахождения главного управления его предприятия. Норма о множественности юрисдикции закреплена в Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. (Гамбургские правила): истец по своему выбору может предъявить иск в любой суд по месту нахождения основного коммерческого предприятия ответчика; заключения договора перевозки при условии, что ответчик имеет там коммерческое предприятие или агентство, при посредничестве которого был заключен договор; порта погрузки или порта выгрузки; в любом месте, указанном в договоре морской перевозки.

В Кодексе Бустаманте определено, что если стороны не договорились о подсудности, то компетентны суды места исполнения обязательства или места жительства (субсидиарно — места пребывания) ответчика. Исключительная подсудность установлена по спорам о вещных правах на недвижимость (в том числе и наследственных): компетентен суд места нахождения недвижимости или последнего места жительства наследодателя.

Гаагская конвенция о договорной подсудности при международной продаже движимых вещей 1958 г. содержит специальные нормы, посвященные регламентации пророгационных соглашений в коммерческих контрактах.

Регламентация международной подсудности в межгосударственных соглашениях порождает проблему соотношения соответствующих положений международных договоров с нормами внутреннего законодательства. Общее правило: если международный договор содержит положения, отличающиеся от положений национального закона, применяются нормы международного договора.

Если норма международного договора относит определенное дело к исключительной компетенции конкретного государства, то национальные суды всех других государств должны отказать в рассмотрении дела даже в том случае, когда национальные законы относят данное дело к исключительной компетенции местных судов. Основанием для отказа в принятии искового заявления по делу, отнесенному договором к исключительной подсудности иностранного государства, будет соответствующая статья этого международного договора.

Если договорная норма относит конкретное дело к исключительной компетенции судов определенного государства, такие суды обязаны принять исковое заявление и тогда, когда национальный закон не предусматривает рассмотрение данного дела в местных судах.

Не менее сложная проблема возникает, если договор устанавливает альтернативную международную подсудность, т.е. возможность установления компетенции судов двух и более государств. Например, национальное законодательство обоих государств (участников двустороннего договора) исключает какое-то правоотношение из своей национальной юрисдикции. В данном случае возникает отрицательный конфликт юрисдикции.

Для его решения норму международного договора об альтернативной подсудности следует толковать расширительно, т.е. дело подлежит компетенции национальных судов обоих государств в соответствии с международным договором, даже если внутренние правила международной подсудности и исключают данное дело из компетенции местных судов. Суд каждого из этих государств обязан принять иск к рассмотрению во исполнение своих международных обязательств.

Если международный договор допускает договорную подсудность и регулирует порядок ее установления, то закрепленный в договоре порядок заключения пророгационных соглашений не может быть изменен по соглашению сторон. Если договор относит дело к компетенции определенного государства, вопросы территориальной и предметной подсудности разрешаются на основании внутреннего законодательства этого государства.

Понятие «юрисдикция» в аспекте международного публичного права означает сферу суверенной власти государства в области законодательства, суда и управления. В данном случае термин «юрисдикция» равнозначен термину «государственная власть». В аспекте международного частного права и международного гражданского процесса понятие «юрисдикция» имеет другое содержание. Это понятие употребляется как тождественное термину «международная подсудность», т.е. компетентность судебного аппарата данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом.

Понятие «юрисдикция» в аспекте международного частного права шире понятия «международная подсудность», так как юрисдикция подразумевает не только компетенцию судебной власти, но и компетенцию административных, нотариальных и иных правоприменительных и правоохранительных органов государства.

Международное публичное право содержит некоторые начала, касающиеся юрисдикции в понятии «международная подсудность»: органы государства не могут совершать процессуальные действия за пределами своей юрисдикции, нарушать иммунитет от юрисдикции дипломатических агентов иностранных государств, закрывать иностранцам доступ в свои суды для защиты их прав.

Однако международное право не содержит норм, разграничивающих компетенцию между органами разных государств по конкретным видам гражданских дел. Каждое государство, исходя из собственных правил о международной подсудности, принимает к рассмотрению такие споры, которые считает нужным.

Вопрос о международной подсудности, как и вопрос о юрисдикции административных органов по гражданским делам с иностранным элементом, сводится к тому, как государство само определяет такую компетенцию. В случае, когда в одном государстве определенные дела находятся в компетенции административных органов, а в другом — подсудны судебным органам, более уместно говорить о юрисдикции, а не о международной подсудности. В договорах о правовой помощи вообще употребляется иной, более широкий термин — «компетенция» (а не подсудность или юрисдикция).

Законы некоторых государств предусматривают, что национальные суды могут принимать к рассмотрению дела, касающиеся гражданского состояния иностранцев, при условии, что решение суда получит признание в государстве гражданства иностранца. Однако такое условие подсудности существует только во внутреннем праве и не продиктовано требованиями международного оборота или международного права.

В данном случае можно говорить о «прямой» и «косвенной» международной подсудности. Прямая подсудность основана на предписывающих правилах и предполагает решение вопроса, подлежит ли данный спор компетенции судов данного государства. «Косвенная» подсудность основана на оценочных правилах и предполагает решение вопроса, обладал ли суд иностранного государства компетенцией для вынесения судебного решения, которое должно быть признано на территории другого государства. Правила «косвенной» подсудности касаются подсудности по признанию судебных решений.

От понятия международной подсудности необходимо отличать понятие международной подведомственности — компетенции определенных звеньев судебной системы данного государства рассматривать конкретные категории гражданских дел с иностранным элементом.

Например, в ст. 22 ГПК РФ и в ст. 27 АПК РФ предусмотрено, что суды и арбитражные суды РФ рассматривают и разрешают подведомственные им дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями и международных организаций.

С точки зрения национального процессуального права, подведомственность гражданских дел судебным органам означает пределы их компетенции по рассмотрению гражданских дел. О подведомственности дела какому-либо органу государственной власти говорится во внутригосударственном смысле, в смысле противопоставления компетенции судебных органов компетенции административных органов власти. Участники спора могут избрать подсудность, но не подведомственность.

Термин «подсудность» может иметь различный смысл: не только распределение компетенции между различными судами данного государства, но и установление признаков и свойств дел, по которым они относятся к компетенции данного суда. В этом смысле термин «международная подсудность» употребляется для установления пределов компетенции судов определенного государства при рассмотрении дел с иностранным элементом.

Таким образом, термин «подсудность» употребляется как для распределения дел между судами данного государства, так и для разрешения вопросов компетенции судебного аппарата данного государства в целом. Это вполне обоснованно, так как и признаки, посредством которых разрешаются вопросы внутренней территориальной подсудности, в принципе совпадают с признаками международной подсудности — в законодательстве большинства государств критерий места жительства ответчика имеет именно такое двоякое значение.

О международной подсудности можно говорить только при возникновении вопроса о компетенции судов какого-либо государства. Однако аналогичный вопрос может возникнуть относительно компетенции административных органов определенного государства. В данном случае уместно говорить не о подсудности, а о юрисдикции.

Например, по некоторым видам гражданских дел (усыновление, опека) в разных государствах установлена различная подведомственность — или судам, или административным органам. В ситуации, когда одно и то же дело в одном государстве входит в компетенцию административных органов, а в другом — в компетенцию судебных, имеет место конфликт юрисдикции (а не подсудности).

В национальном праве для определения компетенции судов и международной подсудности употребляются различные коллизионные критерии: закон гражданства сторон; закон места жительства ответчика; закон места нахождения спорной вещи; принцип наиболее тесной связи; личное присутствие ответчика на территории данного государства; «закон суда». Пределы компетенции национальных судебных органов определяются национальным гражданским процессуальным законодательством.

Признаки, используемые при разрешении вопросов международной подсудности, необходимо отличать от признаков, лежащих в основе разрешения коллизий законов. Здесь несомненно внешнее сходство, но это две абсолютно различные правовые категории.

При решении коллизионного вопроса суд определяет, право какого государства подлежит применению в данном конкретном случае. Это решение гражданско-правовых вопросов (вопросов о материальном праве), т.е. коллизионные нормы позволяют разрешить конфликт материально-правовых норм, преодолеть столкновение материальных законов.

При разрешении вопросов международной подсудности суд устанавливает пределы компетенции органов юстиции своей страны и не затрагивает вопроса о том, компетентен ли суд какого-либо иностранного государства рассматривать данный спор. Это проблема не гражданского права, а гражданского процесса, т.е. конфликт юрисдикции. Таким образом, между коллизионной проблемой (конфликтом законов) и конфликтом юрисдикции существует огромное противоречие, которое завуалировано внешним сходством исходных критериев (в обоих случаях применяются признаки гражданства, места жительства, места нахождения вещи и т.п.).

Конфликт юрисдикции является одной из самых сложных проблем международного гражданского процесса. Он может проявляться в двух вариантах: отрицательный конфликт — два и более государства отвергают подсудность данного дела своим органам юстиции; положительный — два и более государства претендуют на подсудность данного дела своим национальным судам. Правила о международной подсудности предназначены именно для разрешения конфликта юрисдикции.

Термин «конфликт» в данном случае имеет иное значение, чем термин «конфликт законов»: в случае конфликта законов устанавливаются критерии для решения коллизионного вопроса, а в случае конфликта юрисдикции речь идет о признаках, посредством которых устанавливаются пределы только собственной юрисдикции.

Конфликт юрисдикции необходимо также отличать от конфликта квалификаций правовых понятий. В первом случае речь идет о решении вопроса, суд какого государства компетентен рассматривать данное дело, а во втором — по праву какого государства следует толковать правовые понятия, содержащиеся в коллизионных нормах.

Коллизионный вопрос и вопросы юрисдикции тесно связаны, что зачастую приводит к совместному рассмотрению этих проблем. Установление собственной юрисдикции не исключает применения иностранного права, так же как привязка отношения к иностранному праву не исключает установления собственной юрисдикции.

Несовпадение понятий «конфликт законов» и «конфликт юрисдикций» и их различное решение обусловлены политическими устремлениями: государства ревниво оберегают сферу своей юрисдикции как публично-правового отношения, но достаточно легко идут на применение иностранного права в отношениях с иностранным элементом, связанных с международным гражданским оборотом и имеющих частноправовой, а не публичный характер.

Именно с этой политикой связано повсеместное распространение принципа национального режима относительно доступа иностранцев к правосудию: принцип национального режима расширяет юрисдикцию местных судов и одновременно — сферу применения иностранного права.

Виды международной подсудности:

  1. Исключительная международная подсудность — спор подсуден только судам определенного государства с исключением его из подсудности судам любого другого государства.
  2. Альтернативная международная подсудность — стороны имеют право выбора между судами своих государств, если эти суды в равной степени компетентны рассматривать данный спор.
  3. Договорная международная подсудность — определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства. По соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного государства, хотя по законам данной страны оно подсудно местному суду, или наоборот — дело, по местным законам подсудное иностранному суду, по соглашению сторон может быть отнесено к юрисдикции местного суда.

Договорная подсудность устанавливается в первую очередь по внешнеторговым сделкам. Стороны международных коммерческих контрактов путем соглашения могут установить любую подсудность, точно так же, как на основе принципа автономии воли по соглашению сторон к сделке может применяться материальное право любого государства. Международные договоры о торговле и мореплавании устанавливают возможность договорной подсудности по всем имущественным спорам с участием иностранных лиц.

Договорная подсудность представляет собой один из наиболее сложных институтов МГП, так как в ее основе заложена возможность изменить правила международной подсудности по соглашению сторон. Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях (обычно употребляется обобщающий термин — пророгационные соглашения).

Дерогационные соглашения — это исключение дела из компетенции суда данного государства (хотя оно подсудно именно ему по местным законам) и передача его на рассмотрение суду иностранного государства. Пророгационные соглашения — дело, неподсудное местному суду по законам данного государства (подсудное судам другого государства), в соответствии с соглашением сторон передается на рассмотрение именно данному суду. Любое пророгационное соглашение одновременно является дерогационным. По общему правилу, пророгационные соглашения не могут изменить родовую (предметную) подсудность.

Примеров тому масса, вот несколько из них:

А теперь представим, что Потребитель остался недоволен, например, качеством оказанных услуг. Вправе ли он при наличии акцепта такой оферты рассчитывать на применимость ЗоЗПП к данным правоотношениям? Интуитивно кажется, что да, однако все не так однозначно.

Итак, первая проблема, с которой столкнется Потребитель – иностранное применимое право (как в нашем примере, законодательство республики Кипр).

Данная проблема решается наделением суда активной ролью в спорах с участием потребителей. В соответствии с позицией ВС РФ российский суд вправе по собственной инициативе применить нормы ЗоЗПП даже при наличии соглашения сторон о выборе применимого права, если профессиональная сторона (продавец, исполнитель и т.д.) осуществляет свою деятельность в Российской Федерации или направляет свою деятельность на территорию Российской Федерации.

При этом под «направлением деятельности» подразумевается наличие сайта, содержание которого свидетельствует о его ориентации на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами и т.д.

Соответственно, если деятельность иностранной компании подпадает под один из указанных критериев, суд праве по своей инициативе применить нормы ЗоЗПП для защиты потребителя как слабой стороны.

Однако даже если суд приходит к выводу, что к отношениям между потребителем и иностранной компанией подлежат применению нормы ЗоЗПП, данный закон не запрещает изменение подсудности по соглашению сторон.

Соответственно, вторая проблема, препятствующая обращению Потребителя в российский суд – предусмотренная офертой иностранная подсудность (суд города Лимассол (республика Кипр), суд города Шымкент (Казахстан) и т.д.).

В отличие от вопроса о применимом праве российский суд не может самостоятельно признать свою компетенцию по спорам с участием потребителей, даже если видит, что установление подсудности спора суду иностранного государства очевидно нарушает интересы Потребителя и фактически лишает его правовой защиты.

Высшими судами (ВС РФ, КС РФ, а ранее также ВАС РФ) была сформирована единая позиция относительно применимого в рассматриваемом случае способа защиты права.

Конституционный суд РФ, неоднократно рассматривавший жалобы потребителей о незаконности установления банками договорной подсудности по месту нахождения банка, рассуждает следующим образом.

В соответствии с п. 1 ст. 16 ЗоЗПП условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Соответственно, если Потребитель обратился в российский суд по месту своего жительства с иском к иностранному юридическому лицу, при этом договором установлена подсудность суда города Лимассол, и данное условие не оспаривается Потребителем как недействительное – положение договора об иностранной подсудности является действующим. В этой связи российский суд обязан вернуть исковое заявление как неподсудное данному суду.

Из необходимости предварительного оспаривания Потребителем в соответствии с п. 1 ст. 16 ЗоЗПП положения об иностранной подсудности, содержащегося в типовом договоре или оферте, исходит и ВС РФ.

Таким образом, в исковом заявлении Потребитель должен обосновать:

  • Необходимость применения к отношениям из оферты с иностранным юридическим лицом положений ЗоЗПП;
  • Необходимость признания положений о договорной подсудности иностранному суду недействительными как противоречащих ЗоЗПП;
  • Наличие у российского суда компетенции на рассмотрение данного спора в соответствии с общими положениями ЗоЗПП.

Однако даже если Потребитель выбрал надлежащий способ защиты права, и российский суд признал свою компетенцию на рассмотрение настоящего спора, финальной проблемой становится экзекватура судебного решения на территории иностранного государства (по месту нахождения ответчика для принудительного исполнения решения суда).

Подготовка соответствующего заявления, обоснование компетенции российского суда, легализация документов и их пересылка, уплата пошлины в совокупности с проблемами на этапе принятия иска российским судом – все это фактически делает нерентабельным обращение Потребителя в суд по бытовым спорам, когда сумма иска не исчисляется миллионами рублей, что в конечном итоге означает нарушение права на судебную защиту ввиду ее недоступности.

Необходимо отметить также, что выявление Роспотребнадзором условий о договорной подсудности в договорах с Потребителями, очевидно нарушающих интересы последних, влечет для банков, операторов связи и т.д. административную ответственность по ст. 14.8 КоАП РФ и получение предписания устранить допущенное нарушение ЗоЗПП. Однако для иностранных юридических лиц, опять же, привлечение к административной ответственности и присуждение штрафа на территории Российской Федерации упирается в его взыскание на территории иностранного государства.

В этой связи, фактически ситуация выглядит таким образом, что установление иностранной подсудности и применимого права даже в отношениях с Потребителем - субъектом, которому законом предоставляется повышенная защита, освобождает иностранную компанию от предъявления к ней требований в судебном порядке.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: