Подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании

Обновлено: 06.02.2023

Дело такого характера! Я подрядчик обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с предприятия - заказчика стоимости выполненных работ на основании акта приемки результатов работ. А заказчик заявил встречное требование о признании договора недействительным, так как он подписан неуполномоченным лицом. В ходе разбирательства я указала на то, что в период строительства предприятие производило промежуточные платежи. Также в деле имеется документы за подписью руководителя предприятия, в которых обсуждаются особенности производства отдельных видов работ.

Скажите примерно как суд разрешит данное дело? Есть на что мне расчитывать?

Ответы на вопрос:

Да, у вас есть на что расчитывать.

Производство платежей является признанием договора подряда и доказательством его заключения. Кроме того, акт выполненных работ подтверждает законность ваших требований (я полагаю, что он подписан двумя сторонами).

Успехов в суде. Я полагаю что за выполненные работы придётся заплатить.

С уважением Тимошенко Владимир Андреевич.

У вас хорошие шансы, т.к. есть подтверждение выполнения обязанностей по договору с обеих сторон.

Большего сказать без ознакомления с материалами невозможно.

М. В. Кулеш. г. Барнаул. т. 69-89-78

Похожие вопросы

4 марта 2002 г. Подрядчик обратился с иском в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с Заказчика окончательной оплаты выполненных работ по Договору строительного подряда и неустойки за просрочку оплаты.

21 марта 2002 г. Арбитражным судом г. Москвы было вынесено решение об отказе Истцу в удовлетворении исковых требований, основанием к отказу явилось не подтверждение Истцом факта выполнения работ. Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения.

В сооответствии с договором строительного подряда, оплата по Договору подразделялась на предварительную, промежуточную и окончательную.

В связи с тем, что Заказчик уклонялся от взятых на себя обязательств в части оплаты выполненных работ по Договору, Подрядчик также обратился в Арбитражный суд о взыскании с Заказчика промежуточной оплаты выполненных работ. Иск о взыскании промежуточной оплаты был удовлетворен судом в полном объеме. Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения. Решение вступило в законную силу 19 мая 2003 г. Кроме того, в Решении суда по иску о взыскании промежуточной платы указано, что Подрядчик доказал выполнение работ по спорному договору на 100 тыс.

Поскольку все ранее выплаченные суммы по договору, в том числе и по исполнительному листу (60 тыс.) не погасили задолженность Заказчика по договору, у Заказчика возникла задолженность по окончательной оплате выполненных работ (40 тыс.).

Подрядчик 4 сентября 2003 г. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с Заказчика образовавшейся задолженности (окончательной платы по договору), однако суд 14 октября 2003 г. прекратил производство по делу в связи с тем, что ранее Истцом уже подавался Иск об окончательной оплате выполненных работ (предъявление иска по тому же предмету и основанию).

В настоящее время Подрядчиком готовится заявление о пересмотре Решения суда по иску о взыскании окончательной платы по вновь открывшимся обстоятельствам, однако трехмесячный срок для подачи заявления был Истцом пропущен (19 мая Решение по иску о взыскании промежуточной оплаты вступило в законную силу, т.о. 19 августа истек срок). Необходимы уважительные причины для восстановления пропущенного срока.

Будет ли в данном случае являться уважительной причиной подача самостоятельного искового заявления, проиводство по которому было прекращено, с учетом того, что иск был направлен в суд 4 сентября 2003 г., а трехмесячный срок на подачу заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам истек 19 августа 2003 г. ?

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 марта 2018 г. N 305-ЭС17-22712 Суд оставил в силе апелляционное постановление, которым частично удовлетворен иск о взыскании основного долга и неустойки за просрочку в выполнении работ, поскольку с момента расторжения договора субподряда у субподрядчика отпали правовые основания для удержания перечисленных подрядчиком авансовых платежей и возникло обязательство по их возврату


Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 марта 2018 г. N 305-ЭС17-22712 Суд оставил в силе апелляционное постановление, которым частично удовлетворен иск о взыскании основного долга и неустойки за просрочку в выполнении работ, поскольку с момента расторжения договора субподряда у субподрядчика отпали правовые основания для удержания перечисленных подрядчиком авансовых платежей и возникло обязательство по их возврату

Резолютивная часть определения объявлена 13.03.2018.

Полный текст определения изготовлен 20.03.2018.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,

судей Борисовой Е.Е., Чучуновой Н.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Строй-Проект" на постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.10.2017 по делу N А40-214588/2016 Арбитражного суда города Москвы,

при участии в судебном заседании представителей общества с ограниченной ответственностью "Строй-Проект" Александрова С.В., общества с ограниченной ответственностью "Русская строительная компания" Колодко В.В., Пономаревой И.А., установила:

общество с ограниченной ответственностью "Строй-Проект" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Русская строительная компания" (далее - компания) о взыскании 5 250 000 руб. задолженности, 1 461 250 руб. неустойки, 1 435 000 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции от 21.03.2017 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017 решение суда отменено в части отказа в удовлетворении требований о взыскании основного долга и неустойки за просрочку в выполнении работ, с компании в пользу общества взыскано 5 250 000 руб. основного долга, 1 461 250 руб. неустойки, 55 507 руб. 97 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины, решение в части отказа в удовлетворении требований о взыскании 1 435 000 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами оставлено без изменения.

Постановлением суда округа от 23.10.2017 постановление апелляционного суда от 22.06.2017 в части отмены решения суда от 21.03.2017 и взыскания с компании в пользу общества 5 250 000 руб. основного долга, 1 461 250 руб. неустойки, 55 507 руб. 97 коп. расходов по уплате государственной пошлины отменено, решение суда в указанной части и постановление апелляционного суда в остальной части оставлены без изменения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить постановление суда кассационной инстанции, ссылаясь на существенное нарушение судом округа норм права.

Представитель общества в судебном заседании поддержал доводы кассационной жалобы, а представители компании возражали против доводов жалобы, ссылаясь на отсутствие оснований для ее удовлетворения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе и в отзыве на нее, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, между обществом (подрядчик) и компанией (субподрядчик) 03.06.2013 был заключен договор субподряда N 03/06/13 СП (далее - договор) на выполнение субподрядчиком по поручению подрядчика комплекса строительных работ.

Дата окончания работ установлена 25.07.2013 (пункт 1.7 договора).

В пункте 14.7 стороны согласовали, что договор вступает в силу с даты его подписания сторонами и действует до полного выполнения всех обязательств сторон.

Платежными поручениями от 14.06.2013 N 859 и от 27.06.2013 N 906 подрядчик во исполнение обязательств по договору перечислил субподрядчику 5 250 000 руб. аванса.

Поскольку субподрядчик к выполнению работ не приступал, результат работ к приемке в установленные сроки не предъявлял, подрядчик письмом от 19.09.2013 N юр/10/09 на основании статей 405, 450, 452, 708, 715 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и пункта 12.4 договора заявил об одностороннем внесудебном его расторжении, потребовав субподрядчика возвратить неотработанный аванс и оплатить неустойку за нарушение срока выполнения работ.

Не получив требуемую сумму от субподрядчика, общество 24.10.2016 обратилось в суд с настоящим иском.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции компания заявила о пропуске обществом срока исковой давности.

Согласно статье 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В силу пункта 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 196, 199, 200 ГК РФ, положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", пришел к выводу о том, что истцом пропущен срок исковой давности, о применении которого заявил ответчик. Свой вывод суд обосновал тем, что срок исполнения обязательств компанией был установлен до 25.07.2013, с учетом даты подачи искового заявления 24.10.2016 срок исковой давности истек 25.07.2016.

Суд апелляционной инстанции, связав начало течения срока исковой давности с моментом расторжения договора, признал, что срок исковой давности по состоянию на 24.10.2016 не истек, поскольку обязательства, образующие предмет договора, не могли прекратиться ранее 08.01.2014, когда обществу было возвращено почтой ввиду истечения срока хранения письмо от 19.09.2013 об отказе от договора; право потребовать возврата неотработанного аванса возникло у общества только после расторжения договора.

Установив отсутствие доказательств выполнения работ и обоснованность заявленных истцом требований в части взыскания неотработанного аванса на основании статьи 1102 ГК РФ, неустойки за нарушение сроков выполнения работ, и, руководствуясь статьями 165.1, 196, 425, 708 ГК РФ, апелляционный суд частично удовлетворил иск, оставив решение суда в части отказа во взыскании процентов без изменения.

Суд округа, отменяя постановление апелляционного суда в части удовлетворенных требований, согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что срок исковой давности подлежит исчислению не с момента прекращения договора, а по общему правилу пункта 1 статьи 200 ГК РФ со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (нарушении ответчиком договорной обязанности).

Между тем судом округа не учтено следующее.

Согласно пункту 1 статьи 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным данным Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В соответствии с пунктом 2 статьи 715 ГК РФ, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Пунктом 3 статьи 450 ГК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) установлено, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

В силу положений пункта 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Из пункта 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" следует, что положения пункта 4 статьи 453 ГК РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода.

Как усматривается из материалов дела и установлено судами, письмом от 19.09.2013 истец уведомил ответчика об одностороннем расторжении договора, выразив свою волю на прекращение договора, и обосновал это нарушением субподрядчиком условий договора.

В пункте 12.4 договора стороны предусмотрели, что подрядчик вправе расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке в случае задержки субподрядчиком начала выполнения работ, нарушения сроков выполнения работ и других условий договора.

При рассмотрении дела доказательств выполнения работ компанией не представлено, что свидетельствует о нарушении субподрядчиком условий договора и об отсутствии с его стороны встречного исполнения на перечисленную сумму аванса.

Пунктом 12.4 договора стороны также согласовали, что договор считается расторгнутым с момента получения уведомления о его расторжении.

Изложенное подтверждает соблюдение обществом условий договора о направлении уведомления об одностороннем расторжении договора, которое не было вручено по обстоятельствам, не зависящим от общества, и возвращено по истечении срока хранения.

С учетом приведенной нормы права, исходя из установленных по делу обстоятельств, уведомление общества может считаться доставленным 08.01.2014, в день его возврата с отметкой "истек срок хранения", а действие договора прекращенным с этой даты, как правильно установил суд апелляционной инстанции.

Следовательно, с расторжением договора у субподрядчика отпали правовые основания для удержания перечисленных подрядчиком денежных средств. Право сохранить за собой авансовые платежи с этого момента прекратилось и на основании пункта 1 статьи 1102 ГК РФ у компании возникло обязательство по их возврату обществу.

Как следует из правовой позиции, изложенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 01.12.2011 N 10406/11, право требования возврата неосновательного обогащения до момента расторжения договора в связи с нарушением его условий у общества отсутствовало, и это требование не могло быть предъявлено должнику.

Поскольку подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с субподрядчика суммы основного долга и штрафных санкций 24.10.2016, вывод судов первой и кассационной инстанций о пропуске им срока исковой давности является необоснованным.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции судом округа не имелось.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ).

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что суды первой и кассационной инстанций допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление суда округа от 23.10.2017 подлежит отмене, а постановление суда апелляционной инстанции от 22.06.2017, которым отменено решение суда первой инстанции в части требований о взыскании суммы долга и неустойки, - оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 176, 291.11-291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.10.2017 по делу N А40-214588/2016 Арбитражного суда города Москвы отменить.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017 по тому же делу оставить без изменения.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Р.А. Хатыпова
Судья Е.Е. Борисова
Судья Н.С. Чучунова

Обзор документа

Подрядчик просил взыскать с субподрядчика неотработанный аванс, неустойку за нарушение срока выполнения работ и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ посчитала, что срок исковой давности подрядчиком не пропущен.

Как было установлено, подрядчик направил по юридическому адресу субподрядчика уведомление об одностороннем расторжении договора. Оно было возвращено по истечении срока хранения. Таким образом, уведомление считается доставленным в день его возврата, а действие договора прекращенным с этой даты.

С расторжением договора у субподрядчика возникло обязательство по возврату полученных от подрядчика авансовых платежей. С этого момента и нужно исчислять срок исковой давности.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Подрядчики нередко обращаются в суды с исками о взыскании с заказчика работ разницы между ценой, указанной в сметной документации (договоре, контракте), и стоимостью фактически выполненных работ, отраженной в актах, квалифицируя данную разницу как экономию подрядчика.

Государственный заказчик и генподрядчик заключили контракт на строительство МКД на следующих условиях:

все работы выполняются генподрядчиком из приобретенных им материалов, изделий и оборудования, его силами и средствами;

цена контракта включает цену всех выполняемых работ, а также все возможные расходы генподрядчика, связанные с исполнением условий контракта, является твердой, изменению не подлежит;

цена контракта включает резерв средств на непредвиденные работы и затраты в размере, предусмотренном сводным сметным расчетом; при взаимных расчетах перечисление генподрядчику резерва производится за фактически выполненные объемы работ, подтвержденные представленными документами.

Генподрядчик выполнил, а заказчик без возражений по актам формы КС-2 и справкам формы КС-3 принял и оплатил работы стоимостью 752 млн руб.

Полагая, что заказчик должен был оплатить работы по цене, установленной контрактом (796 млн руб.), а неуплаченные 44 млн руб. являются экономией генподрядчика, организация обратилась в арбитражный суд.

Три судебных инстанции единодушно признали заявленные требования необоснованными и полностью отказали в удовлетворении иска. При этом в Постановлении АС СЗО от 23.05.2017 № Ф07-4004/2017 арбитры отметили следующее:

в соответствии с п. 1 ст. 710 ГК РФ в случаях, когда фактические расходы подрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, подрядчик сохраняет право на оплату работ по цене, предусмотренной договором подряда, если заказчик не докажет, что полученная подрядчиком экономия повлияла на качество выполненных работ;

экономия подрядчика подразумевает его выгоду, получаемую в результате применения оптимальных и наиболее эффективных способов выполнения работ, предусмотренных проектной документацией, а не вызванную сокращением проектных объемов работ, невыполнением работ или изменением проектных решений в сторону более дешевых, завышением расценок при составлении сметной документации;

экономия подрядчика связана с усилиями последнего по использованию наиболее эффективных методов выполнения работы либо произошла вследствие изменения на рынке цен на те материалы и оборудование, стоимость которых учитывалась при определении цены;

сокращение расходов за счет невыполнения части работ экономией не является;

генподрядчик считая, что спорная сумма является экономией подрядчика, не представил каких-либо доказательств этого, а также того, что работы выполнены на сумму больше указанной в актах. Напротив, составленные самим истцом и подписанные им без возражений акты формы КС-2, справки формы КС-3, акт сверки взаимных расчетов свидетельствуют о согласии генподрядчика со стоимостью фактически выполненных работ;

государственный заказчик представил документы, свидетельствующие о внесении изменений в проектные решения и технические условия и об уменьшении в связи с этим объемов работ;

при указанных обстоятельствах спорная разница не может быть признана экономией подрядчика;

данный подход соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.05.2014 № 19371/13, согласно которой ошибочным является довод о том, что цена контракта является твердой и подлежит уплате в изначально согласованном размере независимо от объема оказанных услуг. Дело в том, что цена контракта определяется применительно к согласованному в нем объему услуг. В связи с этим уменьшение объема оказываемых по государственному контракту услуг влечет соразмерное уменьшение цены контракта.

Акцентировав внимание на том, что в данном случае разница между ценой, указанной в сметной документации к контракту, и стоимостью фактически выполненных работ образовалась в результате изменения проектной документации (уменьшения стоимости материалов, оборудования), что не может быть признано экономией подрядчика, судья ВС РФ в комментируемом определении отказал генподрядчику в передаче дела для пересмотра.

А в Определении от 21.10.2016 № 305-ЭС16-12841 по делу № А40-149530/2015 Верховный суд указал: выявленные факты невыполнения работ и завышения объемов выполненных работ опровергают наличие экономии подрядчика, в связи с чем требование уплаты всей цены контракта не может быть мотивировано твердой ценой контракта и невозможностью ее уменьшения.

К сведению:

Часто договоры (контракты) предусматривают обязанность подрядной организации заключить договоры страхования и соответствующую обязанность заказчика возместить такие расходы подрядчику. При этом фактические расходы подрядчика на страхование могут оказаться меньше, чем предполагалось. Вправе ли подрядчик требовать уплаты всей цены договора (контракта), сославшись на то, что она является твердой и затраты по страхованию включены в стоимость работ?

Как правило, нет. Если фактические расходы на страхование оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работ, в связи с тем что договоры страхования не были заключены или были заключены на меньшие суммы, разница не является экономией подрядчика (см. Постановление АС ЗСО от 20.01.2016 № Ф04-29034/2015 по делу № А81-857/2015[1]).

Итак, анализируя обоснованность заявленных подрядчиками требований, арбитры исходят из обязанности истца доказать, что спорная сумма по смыслу п. 1 ст. 710 ГК РФ является экономией подрядчика.

Примечательно, что на возникновение экономии подрядчика ссылаются не только истцы (требуя взыскать ее с заказчика работ), но и ответчики. В последнем случае в суд обращаются заказчики, перечислившие в счет оплаты работ сумму, превышающую стоимость, отраженную в актах. Отстаивая право на спорную разницу, подрядные организации – ответчики предлагают квалифицировать ее как экономию подрядчика. Рассматривая споры, арбитры руководствуются следующим (см. Постановление АС СЗО от 03.02.2017 № Ф07-13561/2016 по делу № А21-1950/2016 с учетом Определения ВС РФ от 26.05.2017 № 307-ЭС17-3863):

тот факт, что подрядчику перечислена сумма, превышающая стоимость выполненных им работ, не означает, что спорная разница является экономией подрядчика;

подрядчик должен доказать выполнение и сдачу работ на излишне перечисленную сумму;

заказчик не обязан доказывать, что работы выполнены некачественно;

сумма превышения (по сравнению с указанной в актах стоимостью работ) является неосновательным обогащением подрядчика, который обязан возвратить ее заказчику (ст. 1102 ГК РФ).

Таким образом, участие в судебных разбирательствах является целесообразным только в том случае, когда организация готова подтвердить, что выгода получена не за счет невыполнения части работ или изменения проектных решений в сторону более дешевых, а связана с применением более эффективных методов выполнения работы. Арбитражная практика свидетельствует, что подрядчикам, как правило, не удается доказать право на получение с заказчика суммы сверх указанной в актах сдачи-приема.

[1] Определением ВС РФ от 19.04.2016 № 304-ЭС16-3975 отказано в передаче данного дела для пересмотра.

4 марта 2002 г. Подрядчик обратился с иском в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с Заказчика окончательной оплаты выполненных работ по Договору строительного подряда и неустойки за просрочку оплаты.

21 марта 2002 г. Арбитражным судом г. Москвы было вынесено решение об отказе Истцу в удовлетворении исковых требований, основанием к отказу явилось не подтверждение Истцом факта выполнения работ. Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения.

В сооответствии с договором строительного подряда, оплата по Договору подразделялась на предварительную, промежуточную и окончательную.

В связи с тем, что Заказчик уклонялся от взятых на себя обязательств в части оплаты выполненных работ по Договору, Подрядчик также обратился в Арбитражный суд о взыскании с Заказчика промежуточной оплаты выполненных работ. Иск о взыскании промежуточной оплаты был удовлетворен судом в полном объеме. Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения. Решение вступило в законную силу 19 мая 2003 г. Кроме того, в Решении суда по иску о взыскании промежуточной платы указано, что Подрядчик доказал выполнение работ по спорному договору на 100 тыс.

Поскольку все ранее выплаченные суммы по договору, в том числе и по исполнительному листу (60 тыс.) не погасили задолженность Заказчика по договору, у Заказчика возникла задолженность по окончательной оплате выполненных работ (40 тыс.).

Подрядчик 4 сентября 2003 г. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с Заказчика образовавшейся задолженности (окончательной платы по договору), однако суд 14 октября 2003 г. прекратил производство по делу в связи с тем, что ранее Истцом уже подавался Иск об окончательной оплате выполненных работ (предъявление иска по тому же предмету и основанию).

В настоящее время Подрядчиком готовится заявление о пересмотре Решения суда по иску о взыскании окончательной платы по вновь открывшимся обстоятельствам, однако трехмесячный срок для подачи заявления был Истцом пропущен (19 мая Решение по иску о взыскании промежуточной оплаты вступило в законную силу, т.о. 19 августа истек срок). Необходимы уважительные причины для восстановления пропущенного срока.

Будет ли в данном случае являться уважительной причиной подача самостоятельного искового заявления, проиводство по которому было прекращено, с учетом того, что иск был направлен в суд 4 сентября 2003 г., а трехмесячный срок на подачу заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам истек 19 августа 2003 г. ?

Подрядчик обратился в арб. суд с иском о взыскании с предприятия заказчика стоимости выполненных работ на основании акта приемки работ. В ответ заказчик выдвинул встречное требование о признании договора недействительным, так как он подписан неуполномоченным лицом. При этом в период строительства предприятие производило промежуточные выплаты. Имеются документы за подписью руководителя предприятия, в которых обсуждаются особенности производства работ и качество используемых материалов. Какое решение вынесет суд?

Ответы на вопрос:

В заисимости от заключенного договора, его условий, конкретных документов и ситуации

Похожие вопросы

4 марта 2002 г. Подрядчик обратился с иском в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с Заказчика окончательной оплаты выполненных работ по Договору строительного подряда и неустойки за просрочку оплаты.

21 марта 2002 г. Арбитражным судом г. Москвы было вынесено решение об отказе Истцу в удовлетворении исковых требований, основанием к отказу явилось не подтверждение Истцом факта выполнения работ. Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения.

В сооответствии с договором строительного подряда, оплата по Договору подразделялась на предварительную, промежуточную и окончательную.

В связи с тем, что Заказчик уклонялся от взятых на себя обязательств в части оплаты выполненных работ по Договору, Подрядчик также обратился в Арбитражный суд о взыскании с Заказчика промежуточной оплаты выполненных работ. Иск о взыскании промежуточной оплаты был удовлетворен судом в полном объеме. Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения. Решение вступило в законную силу 19 мая 2003 г. Кроме того, в Решении суда по иску о взыскании промежуточной платы указано, что Подрядчик доказал выполнение работ по спорному договору на 100 тыс.

Поскольку все ранее выплаченные суммы по договору, в том числе и по исполнительному листу (60 тыс.) не погасили задолженность Заказчика по договору, у Заказчика возникла задолженность по окончательной оплате выполненных работ (40 тыс.).

Подрядчик 4 сентября 2003 г. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с Заказчика образовавшейся задолженности (окончательной платы по договору), однако суд 14 октября 2003 г. прекратил производство по делу в связи с тем, что ранее Истцом уже подавался Иск об окончательной оплате выполненных работ (предъявление иска по тому же предмету и основанию).

В настоящее время Подрядчиком готовится заявление о пересмотре Решения суда по иску о взыскании окончательной платы по вновь открывшимся обстоятельствам, однако трехмесячный срок для подачи заявления был Истцом пропущен (19 мая Решение по иску о взыскании промежуточной оплаты вступило в законную силу, т.о. 19 августа истек срок). Необходимы уважительные причины для восстановления пропущенного срока.

Будет ли в данном случае являться уважительной причиной подача самостоятельного искового заявления, проиводство по которому было прекращено, с учетом того, что иск был направлен в суд 4 сентября 2003 г., а трехмесячный срок на подачу заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам истек 19 августа 2003 г. ?

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: