Подготовка адвоката к участию в деле гпк

Обновлено: 15.08.2022

Суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях. Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика в случаях, предусмотренных настоящей статьей, вправе обжаловать судебные постановления по данному делу.

Комментарии к ст. 50 ГПК РФ

1. Адвокатом является лицо, получившее в установленном Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность.

См.: Собр. законодательства. 2002. N 23. Ст. 2102.

2. Адвокатом может стать лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности, имеющее стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо прошедшее стажировку в адвокатском образовании от одного года до двух лет, после сдачи, квалификационного экзамена. Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (ч. 1 ст. 2, ч. 1 и 3 ст. 9, ч. 1 ст. 28 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").

3. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

4. Суд не вправе при вынесении решения принять признание иска или признание обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, совершенные адвокатом, назначенным судом в качестве представителя ответчика на основании комментируемой статьи, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

5. Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании комментируемой статьи, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно .

См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

6. Действующим гражданским процессуальным законодательством не урегулирован вопрос оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском судопроизводстве по назначению суда. В силу положений ч. 4 ст. 1 и ч. 3 ст. 11 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, а также при отсутствии норм права, регулирующих спорное отношение, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). Поскольку нормы, регулирующие порядок и размер оплаты труда адвоката, назначаемого в качестве представителя по гражданскому делу в порядке ст. 50 ГПК РФ, отсутствуют, возможно применение норм, регулирующих оплату труда адвоката, назначаемого по уголовным делам.

7. Согласно комментируемой статье в случае, если адвокат участвует в судебном разбирательстве по назначению суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с п. 8 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета. Расходы на эти цели учитываются в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в соответствующей целевой статье расходов. Размер и порядок вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, устанавливаются Правительством РФ.

Во исполнение данной статьи Федерального закона Правительством РФ 4 июля 2003 г. принято Постановление N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда", пункт первый которого устанавливает главный критерий определения размера оплаты труда адвоката - сложность дела.

8. Порядок расчета оплаты труда адвоката в зависимости от степени сложности дела регламентирован, в свою очередь, совместным Приказом Министра юстиции РФ и Министра финансов РФ от 15 октября 2007 г. N 199/87н "Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела".

9. При определении размера оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском деле в порядке, предусмотренном ст. 50 ГПК РФ, учитывая вышеназванные нормативные правовые акты, следует руководствоваться критериями, установленными для оплаты труда адвоката, назначаемого по уголовному делу .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2008 года: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2008 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 2. [Электронный ресурс]. М., 2009.

Что касается административного процесса, то в случаях, когда адвокат назначается административному ответчику по решению суда, полномочия такого представителя подтверждаются ордером, который выдается соответствующим адвокатским образованием, однако ряд специальных полномочий, предусмотренных ч. 2 ст. 56 КАС РФ, могут подтверждаться лишь указанием на них в доверенности. Для участия в административном деле адвокат должен предъявить суду адвокатское удостоверение, которое подтверждает его статус, а также ордер и (или) доверенность как документы, которые подтверждают его полномочия (ч. 3 ст. 55 КАС РФ, вопрос 16 раздела "Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике" Обзора судебной практики Верховного Суда РФ (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015, далее - Обзор))*(1).

АПК РФ в ч. 3 ст. 61 предусматривает, что полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом. В свою очередь, Законом N 63-ФЗ установлено, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием; в иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности (п. 2 ст. 6). Таким образом, полномочия адвоката в арбитражном суде и в суде общей юрисдикции по общему правилу подтверждаются доверенностью и только в случаях, предусмотренных законом, - ордером на исполнение поручения (см. также п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 N 11). В частности, наличие ордера требуется для представительства адвоката в рассматриваемых арбитражным судом делах об административных правонарушениях, поскольку согласно ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (см. также п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82). Напротив, в рамках административного судопроизводства полномочия адвоката в качестве представителя в суде по общему правилу удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. В случаях, предусмотренных КАС РФ, для удостоверения полномочий адвоката, помимо ордера, требуется выдача доверенности (ч. 4 ст. 57 КАС РФ).

При этом полномочие адвоката на подачу жалоб на вступившие в законную силу постановления (решения) по делам об административных правонарушениях может быть подтверждено адвокатским ордером без дополнительного подтверждения этих полномочий в доверенности, поскольку, в отличие от требований АПК РФ и ГПК РФ, КоАП РФ не содержит требования о необходимости подтверждения полномочий адвоката на подачу соответствующих жалоб доверенностью (см. также вопрос 10 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.03.2015).

*(1) В соответствии с ч.ч. 1, 3 ст. 55 КАС РФ представители в суде по административным делам должны представить суду документы, подтверждающие наличие у них высшего юридического образования. Однако для адвокатов закон такого требования не устанавливает (см. также вопрос 15 раздела "Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике" Обзора).

Стрижак Андрей

Деятельность адвоката неразрывно связана с защитой прав и законных интересов доверителей. Вместе с тем все чаще и чаще сами адвокаты нуждаются в защите их профессиональных прав – незаконные обыски в помещениях адвокатских образований, раздевания при посещении СИЗО, отказ в предоставлении свидания с подзащитным и т.д. Примеры можно приводить до бесконечности.

Реакция адвокатского сообщества на факты подобных нарушений – индикатор готовности противостоять незаконным действиям со стороны системы: промолчал – значит согласился, грамотно и эффективно возразил – впредь будет неповадно.

На протяжении десятка лет мне, как и некоторым другим коллегам, периодически приходилось сталкиваться с проблемой допуска в гражданский процесс в качестве представителя доверителя, с которым заключено соглашение, в случае если полномочия оформлены только ордером.

Мировые судьи, а также судьи районных и областных судов могут в таких ситуациях отказать адвокату в выдаче копии судебного постановления, не допустить в судебный процесс в отсутствие доверителя, лишить права ходатайствовать о назначении судебной экспертизы, а также требовать предъявить заявление доверителя о допущении адвоката к участию в деле и т.п. По мнению судей, необходима выданная доверителем доверенность, а при ее отсутствии адвокат может только выступать в суде, озвучивая позицию по делу.

Анализ законодательства, правовых позиций Верховного Суда РФ и теории гражданского процесса позволяет сделать однозначный вывод о неправомерности подобного подхода, явном нарушении профессиональных права адвокатов, а также подрыве авторитета адвокатуры, что в конечном итоге негативно сказывается как на праве адвоката своевременно оказать доверителю квалифицированную юридическую помощь, так и на праве доверителя получить ее.

Стремление адвоката убедить судью посредством аргументации в большинстве случаев оказывается безуспешным. На ходатайство адвоката разъяснить непонятную ситуацию судьи зачастую предпочитают реагировать молчанием и переходом от спорного вопроса к другому, применяя прием отложенного действия: «Пишите ходатайство. Оно будет рассмотрено». Если адвокат напомнит о праве заявить ходатайство в устной форме, это нервирует председательствующего еще больше. Кстати, я заметил, что подобные ситуации возникают при процессуальном общении с судьями, с которыми сталкиваешься впервые.

Проблема стара, жива и может возникать в будущем неоднократно.

Ордер адвоката – настоящая «привилегия корпорации», поскольку позволяет оперативно оформить представительские полномочия без необходимости доверителя обращаться к нотариусу, ожидать в очереди и нести расходы на нотариальное оформление доверенности. Наличие ордера позволяет адвокату вступить в процесс и вести дело без участия доверителя, если того требует процессуальная стратегия.

Практика показала, что решению указанной проблемы способствует направление на имя председательствующего судьи письменных мотивированных возражений.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре «В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также – соглашение) для вступления адвоката в дело».

Эта норма соотносится с положением ч. 5 ст. 53 ГПК РФ о том, что «полномочия адвоката на ведение дела в суде удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

Из первого предложения ч. 1 ст. 54 Кодекса следует, что представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия – так называемые общие полномочия.

Предусмотренные ГПК случаи, когда полномочия действующего на основании соглашения адвоката удостоверяются доверенностью, перечислены во втором предложении ч. 1 ст. 54 ГПК: «Однако право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом» – это так называемые специальные полномочия.

Очевидно, ордер – это средство оформления общих полномочий адвоката как представителя, с которым доверитель заключил соглашение.

Законодательство не раскрывает термины «общие полномочия» и «специальные полномочия». Обратимся к теории гражданского процесса, одним из лучших изложений которой является, на мой взгляд, академический учебник по гражданскому процессуальному праву. Приведу цитату оттуда: «Наличие у представителя общих полномочий на ведение конкретного дела означает, что представитель вправе совершать от имени и в интересах представляемого подавляющее большинство тех процессуальных действий, которые вправе совершать сам представляемый как лицо, участвующее в деле (см. ст. 35, 54 ГПК РФ). Например, давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства, получать копии судебных постановлений, знакомиться с материалами дела и т.д.».

Собственно, об общих полномочиях указано в первом предложении ч. 1 ст. 54 ГПК: «представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия». И далее: «К специальным полномочиям ст. 54 ГПК РФ относит действия распорядительного характера: подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег. Закон требует особого оформления перечисленных полномочий – путем специальной оговорки в доверенности».

Итак, для осуществления представителем специальных полномочий необходима доверенность с указанием конкретных полномочий, как требует второе предложение ч. 1 ст. 54 ГПК.

Данную проблему не обошел вниманием Верховный Суд РФ.

Как указано в ответе на вопрос № 15 Обзора судебной практики ВС РФ за третий квартал 2003 г., утвержденного постановлениями Президиума ВС РФ от 3 и 24 декабря 2003 г., о том, вправе ли адвокат при наличии ордера совершать действия, предусмотренные ст. 54 ГПК, «Часть 5 ст. 53 ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Отдельные полномочия, перечисленные в ст. 54 ГПК РФ, могут быть осуществлены представителем только в случае непосредственного указания их в доверенности, выданной представляемым лицом. Следовательно, адвокат для совершения процессуальных действий, предусмотренных ст. 54 ГПК РФ, от имени представляемого им лица должен быть уполномочен на это доверенностью».

ВС повторил указанную правовую позицию в Ответах Судебной Коллегии по гражданским делам ВС РФ на вопросы судов по применению норм ГПК РФ, утвержденных Президиумом ВС РФ 24 марта 2004 г. (ответ на вопрос 15).

На региональном уровне по обозначенной проблеме Кемеровский областной суд опубликовал Справку от 15 июля 2009 г. № 01-26/659 «О причинах отмены в порядке надзора в 1 полугодии 2009 года судебных постановлений мировых судей судебных участков Кемеровской области», в которой изложена правовая позиция, аналогичная приведенной позиции Верховного Суда. Дополнительно разъяснено, что адвокат по ордеру вправе участвовать в судебном заседании, совершать все процессуальные действия, кроме перечисленных в ст. 54 ГПК РФ, для совершения которых требуется оформление доверенности, в том числе и в отсутствие представляемого им лица. Справка содержит пример отмены определения мирового судьи об оставлении искового заявления без рассмотрения. Мировой судья посчитал, что при неявке в суд по повторному вызову истца, не просившего рассмотреть гражданское дело в его отсутствие, действующий по ордеру адвокат не вправе представлять интересы своего доверителя в его отсутствие. Определение мирового судьи об оставлении искового заявления без рассмотрения было признано незаконным и отменено.

Подводя итог, отмечу, что если адвокат действует на основании ордера в гражданском процессе в качестве представителя доверителя, с которым заключено соглашение, он вправе реализовывать общие полномочия (давать объяснения, представлять доказательства, знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, задавать вопросы иным участникам процесса, заявлять отводы и т. д.), и для вступления в гражданское дело соответствующее заявление доверителя не нужно. Для реализации специальных полномочий адвокату необходима доверенность, в которой должны быть конкретизированы эти полномочия (предъявление встречного иска, заключение мирового соглашения и т.д.).

Практика направления письменных возражений на действия председательствующего с приведением изложенного обоснования показала эффективность процессуального противодействия нарушениям профессиональных прав адвоката. В особо сложных случаях результативность существенно повышается подачей жалобы на имя председателя соответствующего суда, а также в квалификационную коллегию судей.

В заключение добавлю, что в моей адвокатской практике во всех случаях проблема была решена и с соответствующими судьями больше не возникала.

Уж сколько раз писали на эту тему, но факты - упрямая вещь. В судебном заседании в 3 КСОЮ встал вопрос о надлежащем подтверждении полномочий адвоката для допуска к участию в процессе. Адвокат предоставил нотариально узаверенную доверенность. Судебная коллегия настаивала на предоставление в дело ордера, выданного адвокатским образованием.

Обратившись к истории вопроса, можно увидеть, что и раньше такой вопрос вставал, но рассматривался он в несколько иной плоскости. В редакции ч.5 ст.53 ГПК, действовавщей до 01.09.2019, содержалась норма, в соответствии с которой право адвоката на выступление в суде оформляется ордером. И практика сложилась таким образом, что подтверждение полномочий адвоката следует искать все же не в ордере, а в доверенности.

Однако, в новой редакции нормы ясности стало еще меньше: с 01.09.2019 в соответствии с ч.5 ст.53 ГПК РФ уже не право на выступеление в суде, а право на ведение дела в суде оформляются ордером адвоката.

Если посмотреть на абз.2 ч.5 ст.53 ГПК, то смутные сомнения о значении ордера адвоката в гражданском процессе несколько усиливаются, т.к. там сказано, что "иные лица предоставляют суду документ о высшем юридическом образовании или ученой степени, а также документы удостоверяющие личность".

Если посмотреть на оба абзаца нормы в их системной взаимосвязи, то может сложится впечатление, что правило посвящено способу подтверждения профессионального статуса представителя и удостоверения его личности. Но очевидно, что ордер не подтверждает ни профессиональный статус, ни личность адвоката.

Однако, такая казуистичность разрешения вопроса и мой личный опыт участия в судебном заседании, в котором из 5 минут времени, отведенного согласно расписания на рассмотрение кассационной жалобы, 10 было потрачено на определение вопроса о допуске адвоката к участию в процессе на основании одной только лишь доверенности, обуславливают необходимость предоставлять в процесс и доверенность, и ордер во избежание ситуаций причинения вреда интересам доверителя по причинам недопуска адвоката к участию в процессе из-за отсутствия ордера. Конечно, в случае если адвоката не допустят в процессе без ордера высока вероятность того, что судебный акт будет отменен, но на это уйдет время и это может действовать против интересов доверителя.

Уж сколько раз писали на эту тему, но факты - упрямая вещь. В судебном заседании в 3 КСОЮ встал вопрос о надлежащем подтверждении полномочий адвоката для допуска к участию в процессе. Адвокат предоставил нотариально узаверенную доверенность. Судебная коллегия настаивала на предоставление в дело ордера, выданного адвокатским образованием.

Обратившись к истории вопроса, можно увидеть, что и раньше такой вопрос вставал, но рассматривался он в несколько иной плоскости. В редакции ч.5 ст.53 ГПК, действовавщей до 01.09.2019, содержалась норма, в соответствии с которой право адвоката на выступление в суде оформляется ордером. И практика сложилась таким образом, что подтверждение полномочий адвоката следует искать все же не в ордере, а в доверенности.

Однако, в новой редакции нормы ясности стало еще меньше: с 01.09.2019 в соответствии с ч.5 ст.53 ГПК РФ уже не право на выступеление в суде, а право на ведение дела в суде оформляются ордером адвоката.

Если посмотреть на абз.2 ч.5 ст.53 ГПК, то смутные сомнения о значении ордера адвоката в гражданском процессе несколько усиливаются, т.к. там сказано, что "иные лица предоставляют суду документ о высшем юридическом образовании или ученой степени, а также документы удостоверяющие личность".

Если посмотреть на оба абзаца нормы в их системной взаимосвязи, то может сложится впечатление, что правило посвящено способу подтверждения профессионального статуса представителя и удостоверения его личности. Но очевидно, что ордер не подтверждает ни профессиональный статус, ни личность адвоката.

Однако, такая казуистичность разрешения вопроса и мой личный опыт участия в судебном заседании, в котором из 5 минут времени, отведенного согласно расписания на рассмотрение кассационной жалобы, 10 было потрачено на определение вопроса о допуске адвоката к участию в процессе на основании одной только лишь доверенности, обуславливают необходимость предоставлять в процесс и доверенность, и ордер во избежание ситуаций причинения вреда интересам доверителя по причинам недопуска адвоката к участию в процессе из-за отсутствия ордера. Конечно, в случае если адвоката не допустят в процессе без ордера высока вероятность того, что судебный акт будет отменен, но на это уйдет время и это может действовать против интересов доверителя.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: