Почему суд надо уважать

Обновлено: 02.10.2022

Вы даете им работу, трудовой стаж, платите зарплату, платите налоги и так далее.

Даже если имеете кучу подтверждающих документов, что работник не прав, всё равно суды проигрываете!
Почему не справедливо-то так?

Приходите в суд, а там уже встречают вас с таким видом, мол "ну, приперлись работодатели права свои тут отстаивать, чё пришли, всё равно проиграете. "
. и что бы вы не говорили, вас буд-то бы не слышат!
Где справедливость.

1)к сожалению, суд не всегда на стороне работника, а жаль.. .
2)все вопросы заранее, до суда, должны решаться по закону и строго в письменной форме
3)на западе к юристу и психиатру приходят заранее, а в России - опосля.

Не правда. Суд не всегда на стороне работника (но в большинстве случаев) . Согласно нашему законодательству работник защищен гораздо меньше чем работодатель.

А вы не приходите в суд свои права отстаивать. В суд надо ходить для восстановления своих прав. Я участвовала в таких судебных заседаниях. И могу скачать, что в трёх случаях суд отказал интересам работника. Просто надо уметь или знать, что показывать в суде.

Ерунда, надо ссылаться на нормы, а не "вести беседу на завалинке" с судьей на уровне "ну поймите" или "понимаешь" . Это не должен быть "кухонный разговор".
Настоящий ТК (не прошлый) больше на стороне работодателя

Потому что работодатель - это сильная сторона трудовых отношений, обладающая властными полномочиями.
Этим полномочиям нужен противовес. Вот он и есть.
Суд выиграть шансы есть, но нужно иметь железные доказательства.

Нужно просто не доводить до суда!! !
Есть два Золотых правила.
-Подбирать работника (по проф пригодности) , с правильным оформлением ТРУДОВОГО ДОГОВОРА.
-Правильная организация труда.

Далеко не всегда. Имея неоспоримые доказательства и хорошо подготовленные документы - вполне можно отстоять свою позицию. Судья ведь тоже обязан выносить ОБОСНОВАННОЕ и ЗАКОННОЕ решение. Так что нужно готовить хорошую доказательственную базу.

ИМХО суд ВСЕГДА на стороне работника только в случаях когда Работодатель держит безграмотного юриста или работодатель вопиюще нарушает Трудовое законодательство

А что касается Вашего выражения Вы даете им. (дальше по списку) то из него можно сделать вывод что вы как раз и относитесь к категории работодателей не имеющих представления о трудовом законе ибо "платите зарплату, налоги даете стаж" в вашем изречении звучит как будто вы делаете одолжение и снисхождение к работнику а на деле это ваша обязанность. Не хотите давать и платить другим работайте сами за всех, в чем проблема.

Всегда помните о том, что трудовые и социальные права работника только в том случае имеют для вас обязательную силу, если сотрудник пользуется такими правами добросовестно. Будьте уверены, суд и Государственная инспекция труда однозначно примут вашу сторону, если в действиях вашего сотрудника будет установлен факт злоупотребления правом.

Это далеко не так. Если в Вашем случае это случилось, то это скорее неграмотность юристов в отстаивании своей позиции. Как правило, собственную безграмотность в суде пытаются списать на предвзятость суда.

Ничего подобного, в моей практике, сколько раз было так, что работник не прав а работодатель был прав, т. к. я была предствителем от работодателя, так что надо все изначально все правильно делать, и предоставлять все документы

Вы очевидно работаете в коммерческой структуре. переходите в госслужбу. Там все судебные дела решатются судом в пользу работодателя ещё до судебного разбирательства.

В настоящее время в судах сложилась практика, которую иначе как унижающей участников судопроизводства в том числе адвокатов и представителей назвать нельзя.

Эта практика связана с задержками начала судебных заседаний.

Характерным примером служит назначение судебных заседаний по рассмотрению уголовных дел (материалов) в апелляционном порядке. (Например на 10 ноября 2014г. согласно сведениям, размещенным на официальном сайте Ульяновского областного суда, к рассмотрению назначено 58 дел и все на 10 часов 00 минут). При этом, по сложившейся традиции, первоначально рассматриваются дела с использованием видео-конференц связи и не знать об этом сам суд и судьи просто не могут.

Добросовестные участники судопроизводства, своевременно явившиеся в зал судебного заседания, вынуждены ждать «своей очереди» не один час.

Мной, 10 ноября 2014г. в Ульяновском областном суде осуществлялось представительство интересов доверителя по обжалованию Постановления суда о наложении ареста на имущество, в рамках предварительного расследования по уголовному делу. Заседание было назначено на 10 часов 00 минут, при этом, суд приступил к рассмотрению дела только в 14 часов 00 минут, то есть спустя 4 (четыре) часа, а продлилось заседание 28 минут. В общей сложности, в здании Ульяновского областного суда мне пришлось провести более 5 (пяти) часов.

В соответствии с нормами профессиональной этики, адвокат, участвуя или присутствуя на судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего, ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом (статья 12 Кодекса профессиональной этики адвоката).

В то же время, адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии (пункт 1 статьи 4 Кодекса профессиональной этики адвоката). Проявление уважения к суду и к другим участникам процесса, заключается, в том числе и в своевременной явке адвоката в суд в назначенное время, а опоздание адвоката в судебное заседание подрывает авторитет адвокатуры.

Вместе с тем, считаю, что соблюдение правил судопроизводства не является обязанностью только одних адвокатов. Эти требования едины для всех, в том числе для судей. Кодекс судейской этики обязывает судей добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности и принимать все необходимые меры для своевременного рассмотрения дел и материалов. Статья 261 УПК РФ и статья 160 ГПК РФ обязывают судью открывать судебное заседание в назначенное время.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 года № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» указано Большое значение имеют правильно и в соответствии с процессуальным законом проведенные судебные процессы по гражданским, уголовным и административным делам. Деловая обстановка судебных заседаний, четко организованная работа воспитывают у граждан чувство уважения к суду и его решениям. Поэтому каждое судебное заседание должно проводиться в назначенное время и в соответствии с процессуальным законодательством (пункт 9 Постановления).
Согласно п. 8 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ, несовместимы с требованиями закона и профессиональной этики: назначение в судах первой инстанции рассмотрения нескольких дел на одно и то же время, а также безосновательное отложение дел, в том числе в связи с их ненадлежащей подготовкой к судебному разбирательству. Эти и подобные им нарушения умаляют авторитет судебной власти.

Таким образом, сама судебная власть (в лице Верховного Суда РФ и органов судейского самоуправления) констатирует, что, требуя от других участников судопроизводства уважения к себе, суд не вправе поступать неуважительно к ним. Уважение должно быть обоюдным.

При этом, устоявшаяся практика судов в систематических задержках судебных заседаний не добавляет авторитета судебной власти, а по сути, является ничем иным как неуважением к участникам судопроизводства.

Более того, назначенные на эту же дату, что и судебные заседания, но на другое (более позднее) время процессуальные действия, либо другие судебные заседания подвергаются риску быть сорванными, что в свою очередь ведет к неуважению уже со стороны адвоката (представителя), что сильно раздражает в первую очередь судейский корпус.

Полагаю, что проблема есть и она существенная, однако сразу же хочу отметить, что задержки в судебных заседаниях могут быть вызваны объективными причинами, что не вызывает критики, но когда судебные заседания открываются с опозданием на 2, 3 часа и более, никакими объективными причинами это объяснить нельзя.


Данная статья родилась из необходимости каким-то образом очистить навязываемый мне маргинальный статус и, вместе с тем показать, что человек грамотный и образованный (не путать термин «образованность» с образованием») может быть вполне юридически подкованным и понимать не хуже профессионала, что российская юстиция в ее высшем понимании и есть та самая русская национальная идея, которую так безуспешно ищут. Потому как Justice в переводе — Справедливость. Но, к сожалению лишь в переводе, и лишь в идеале.

Еще Макиавелли говорил, что люди ошибаются, но народ – никогда. Как представитель народа, не стремящийся впрочем его «представлять» я и буду говорить. Благо дело кое-какой опыт у меня для этого есть.

Нужно ли уважать Суд? Вне всякого сомнения! Суд это не просто орган государственной власти, исходя из Конституции России и любой другой страны, Суд является также важнейшим саморегулятором общества. Общество делегировало своим представителям законодательные функции по созданию Законов, приемлемых для данного общества, а суду – право разрешать существующие споры в определенном Законом порядке.

Все, вне зависимости от воспитания и базовых знаний в конце концов приходят к выводу, что Суд это нечто, призваное вершить Справедливость. А раз так, то Суд необходимо уважать!

Но посмотрим что есть Суд исходя из Законов нашей страны и нашего же богатого опыта. Является ли Особая тройка НКВД СССР судом? Нет! Это чисто карательный орган, в котором данный «внесудебный суд» «рассматривал дела» в составе начальника областного УНКВД, секретаря обкома и прокурора области. Ни стороны защиты, ни обвиняемого в «процессе» не было — одно «следствие», председательствующее в «суде», «обвинение» в качестве правого пристяжного и «классовая целесообразность» вместо левого. Хотя видимость законности была – приказ об учреждении «троек» подписанный членом правительства, наркомом внутренних дел Ежовым, одобренный Политбюро ЦК ВКП(б). После Особых троек существовало Особое совещание при НКВД СССР, такой же внесудебный, но видимо-законный орган. Наконец и у нас пришли к выводу что «велосипед» изобретать не надо и в мире существует хорошо себя зарекомендовавшие и подходяшие для нас правовые системы. СССР худо ли бедно ли, но вернулся в правовое поле романо-германской правовой семьи.

Хорошо ли это? На мой взгляд – замечательно! Я сторонник Римского права, хотя отдаю должное уважение и Англосаксонскому. Опять же в стране у нас принято оно, Средиземноморское. Так пусть так и будет. Для меня, как необразованного представителя «от сохи» все понятно: есть Закон, плох он или хорош, но Dura Lex, sed Lex – его надо исполнять, причем исполнять всем и неукоснительно! На самом деле, как только мы приходим к столь замечательному выводу, все становится на свои места. Разделение властей! Граждане из лучших своих представителей выбирают законодательную власть и, в идеале, «законовзятельную» — бишь исполнительную и законоприменительную – бишь судебную. При этом у нас, в России, есть замечательный орган внутри судебной системы – «законотолковательный» он же Конституционный Суд.

Все! Довольные граждане хлопают в ладоши и счастливыми расходятся по домам! В стране наступило Щасте! Общество конституционными методами, через всеобщие выборы и независимую судебную власть саморегулируется. Если кто-то недопонимает, что Права и Свободы Человека и Гражданина заканчиваются там, где начинаются Права и Свободы Другого Человека и Гражданина, наш самый гуманный Суд в мире разъясняет и устраняет имеющиеся противоречия.

Я полагаю, к примеру, что гражданин Пупкин мешает мне и обществу. Исходя из этого своего понимания, я беру винтовку и выпускаю гражданину Пупкину мозги наружу. А сам гражданин Пупкин, надо думать, полагал обратное, но я взвел курок и нажал на спусковой крючок раньше. Наш замечательный Суд устанавливает истину и признает, что я вовремя грохнул Пупкина, так как действовал в целях самозащиты или напротив, хладнокровно спланировал и уничтожил полезного члена общества. В одном случае все, и я в том числе расходимся по домам, во втором моим домом на долгие годы станет тюремная камера и лагерный барак. Но так как мы живем в правовом государстве (ч.1 ст. 1 Конституции РФ) и перед законом и судом все равны (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), Суд в этом случае будут представлять: От имени потерпевшего и государства –прокурор, от имени меня – я сам и мой защитник, а председательствовать в процессе будет Его Честь, достопочтенный судья Сутькин. Сторона обвинения будет доказывать одно, сторона защиты ничего доказывать не будет — ей это по статусу не нужно, и она будет доводить до сведения Его Чести, насколько прокурор, как равная Стороне защиты Сторона, не прав, не последователен и насколько его доводы не основаны на Законе. Если Его Честь, достопочтенный судья Сутькин правильно ухватил суть, если его мнение, выраженное в строках постановленного им приговора основывается на правильном применении Закона, значит он постановит мотивированный, обоснованный и Законный приговор, который никто не сможет оспорить ни во второй инстанции, ни в надзоре, ни в ЕСПЧ!


Вот так мы, мало-помалу, подошли к главному! К Уважению к Суду, ака, Respect for Court!


Если мы где-то прочтем, что некий индивидуум сказал буквально следующее: «суд – эталон дебилизма или преступного небрежения Законами», что мы скажем по его поводу? Только одно – это сказал безусловно больной на голову человек! Даже в тюрьмах и лагерях, даже самые отрицательные, с выколотой розой ветров на коленях и витым СС-м погоном на плече «отрицалы», такого никогда не скажут. «Отрицалы» отрицают все, но по-порядку: «ментов» — сотрудников УФСИН и полиции, прокуроров, любую государственную власть, женщин, семью. В их «иерархии» неуважение к суду, как таковому находится так далеко, что не озвучивается. «Порядочный вор» существует для того, чтобы сесть, он и на волю выходит, чтобы вернуться, а возвращает его — судья. Поэтому «по понятиям», убийство не есть хорошо, грех. Но убийство «мента» или прокурора – доблесть (если это не вредит «общему» – в той философии и я не силен, куда уж вам). Но за убийство судьи последует жестокий «спрос» – своего рода «суд по-понятиям». Впрочем украсть у судьи – высший пилотаж и история такой кражи навсегда войдет в тюремный фольклор.

Итак, сказавший это – не дружит с головой, соответственно все последующие его «выводы» суть – заумствование бедняги, у которого и ума-то никакого нет!

А что если фраза была изначально другой?! А что если в первоисточнике она выглядела так: «Личное наблюдение таково: если я всегда и везде говорил, что Амурский областной суд – эталон дебилизма или преступного небрежения Законами, то теперь считаю, что Краснодарский краевой в соревновании по «бросанию карликов на дальность» далеко его превзошел». А если ко всему прочему запись предворяла вопрос к сообществу юристов примерно такого содержания: «Господа! Как понять высокий суд, некоторые члены которого являются к тому же учеными-юристами, если они, в нарушение всех и всяческих процессуальных норм не удаляются в совещательную комнату, не выносят определений по заявленному им и прокурору отводу, ведут «процесс» как приснопамятная «тройка НКВД», а не как Суд в Правовом Государстве. Является ли сие театрализованное действо судом?».

Логика подсказывает, что в этом случае некий ошарашенный гражданин страны, которая декларирует свое плавание в правовом пространстве романо-германской правовой семьи воспрошает у своих, быть может более грамотных коллег, как быть в такой ситуации? Из более развернутой и мыслеоформленной цитаты следует, что данный гражданин имеет представление о конкретном Амурском областном суде, который по его (вполне может статься авторитетному) мнению, есть эталон дебилизма или преступного небрежения законами. Но, опять же по его частному мнениюКраснодарский краевой суд при проверке в «Международной палате правовых мер и весов», если бы таковая существовала, был бы с большим основанием принят за таковой эталон. А далее сей «непорядочный гражданин» приводит более чем конкретные примеры.




Сделаем лирическое отступление. Общеизвестно, что тот неразумный гражданин – я. Общепонятно, что речь идет о суде, коей представляли заместитель председателя суда, д.ю.н. профессор, Николайчук Игорь Анатольевич, председатель коллегии по уголовным делам, к.ю.н. Загудаев Юрий Николаевич, и опытный судья Колесников Николай Васильевич. Многочисленное юридическое сообщество, из числа следящих за делом судьи Новикова, понимают, что краснодарский краевой суд сам загнал себя в рамки, из которых ему же сложно выйти – тут естественно речь идет не о рамках Закона. Общепонятно, что существует некое «подводное течение» в результате которого «процесс» идет не только в рамках собственно уголовного Процесса (большая буква дадена авансом), но вне рамок судебного Процесса, до и после оного, хотя впрочем в том же, самом большом в Европе здании, занимаемом судом.

Тем самым «подводным течением» выступает другой ученый-юрист – председатель следственного комитета РФ, генерал-полковник юстиции, д.ю.н., профессор Бастрыкин Александр Иванович. Краснодарский краевой суд, представляя де-факто самое себя в «суде» (в отсутствии процессуально-законного судебного процесса, я настаиваю на заключении понятия в кавычки) поставил себя перед выбором: или вынести законное определение, с учетом представленных и исследованных доказательств, или незаконное, но такое, какое понравится профессору, коего поставил на должность доцент, любящий бадминтон, айпод и твиттер. Для «суда» любой вариант был однозначно проигрышный и «суд» вынес определение, которое может быть понравится другу любителя бадминтона, айпода и твиттера. Но…

Возвратимся к правовым семьям.В УПК РФ хоть и в усеченном виде вошел некий рудимент англосаксонской правовой культуры. На основании ч. 4 ст. 29 УПК РФ суд вправе вынести частное определение, а на основании ст. 7 УПК РФ, усмотрев коллизию права может вообще приостановить рассмотрение по делу до тех пор, пока заключение по Закону, подлежащем применению в данном конкретном деле не даст Конституционный Суд.

Вначале защитник Никитенко, заявив о том, что его подзащитный снимает с себя добровольно взятые им на себя обязательства по соблюдению подписки о невыезде, указывает на некие разночтения и неопределенность в национальном уголовно-процессуальном законодательстве и предлагает суду замечательный выход – приостановить производство по делу до рассмотрения конституционности подлежащих применению Законов в данном деле в Конституционном Суде. Потом он же заявляет отвод прокурору, в котором вновь указывает на некую правовую коллизию, противоречащую на его взгляд, единственному закону Прямого Действия в том числе и в самом Основном Законе (определение устаревшее, но верное). Невооруженным глазом видно, что «суду» отсрочка вынесения решения столь же полезна, сколь, по мнению следствия – стороне защиты. Опять же есть Закон, который раз и навсегда, вплоть до его отмены, устанавливает, что на основании статей 7, 65, 66 и 256 УПК РФ заявляемый отвод рассматривается Судом после выяснения мнения Сторон с удалением в совещательную комнату. Если «суд», проявляя неуважение, а после того как Сторона особо указала на необходимость строгого следования процессуальным нормам, и презрение к Закону, оставил заявленное уведомление без внимания, а заявленный отвод без рассмотрения, является ли таковой «суд» Судом в высоком понимании этого слова? На мой взгляд нет. Простим мне мою наглость – я, быть может, правовой нигилист и правовой же бездарь.


Вместе с тем, а мы не зря вновь и вновь возвращаемся к «поганым англосаксам», указанный «суд», каковой, опять же по моему нигилистически-неюридическому мнению таковым себя не показал, мог на основании все той же части 4 ст. 29 УПК РФ вынести частное определение о том, что «если нельзя, но очень хочется, тогда можно!». Для пущего эффекта можно присовокупить услужливую латынь! Dominus et deus noster sic fueri iubet — так повелевает наш господин и бог! То есть, если ни один довод обвинения, требовавшего закрыть судью Новикова Дмитрия Владимировича в очередной раз в СИЗО не нашел в Суде своего объективного подтверждения, но «суд» не может пойти против просьбы тАкого человека как председатель, профессор, доктор наук и, к тому же друг Самого Гаранта, тогда МОЖНО СЛЕДОВАТЬ Руководящей и Направляющей Роли. Чьей роли надо конечно придумать… И вот ведь что примечательно: при вынесении такого рода не основанного на Законе, но мотивированного и обоснованного Руководящей и Направляющей Ролью, определения, Президиуму Верховного Суда при очередном обобщении судебной и «судебной» практики (еще одному рудименту «поганой англосаксонщины») не составит особого труда изобрести подзаконный акт, который наверняка позже обретет силу закона.

В этом случае для дураков можно говорить, что незнание законов не освобождает от ответственности, но люди умные будут знать наверняка: «чемодан-вокзал-Европа» для здоровья пользительней, чем «вещмешок-вагонзак-родные заснеженные просторы из-за колючки» и лишних иллюзий насчет ПравоСудия питать не будут.

Так как мой виртуальный оппонент посетовал на то, что я де «шакалю за спиной», а объем статьи уже перешел удобочитаемый размер, остальное, из собственного, и не относящегося к данному описанию, опыта, включим во вторую часть.

Но для проформы, резюмируем: суд не может считаться Судом и требовать уважения к себе, если он, не следует установленным законодателем, т.е. Народом, процессуальным нормам. Если процесс идет вне прописанных законных процедур, такой процесс не может называться судебным процессом, а судья или состав суда – Судом.

Суд – не театр! Сценариста и режиссера в нем нет. Есть – умудренный опытом и вооруженный Законом Зритель – Председательствующий. Если «спектакль» особо интересен, тогда Зрителей может быть до 13 человек, плюс галерка (Председательствующий, 12 основных и запасные Присяжные). Но без Действующих Лиц и Исполнителей – Сторон в Деле, Суд существовать не может! Даже если у нас «моноспектакль», всегда есть другая Сторона и Закон. Но если некто, облачившийся в мантию Зрителя не понимает Законов жанра, он подлежит освистанию. И что поделать, публичному освистанию – ведь суд у нас, за крайне редким исключением, открыт! И только для Главного Зрителя, который в мантии, происходящее на сцене – Суд, для него «играют» Стороны. Но если для публики все это действо Театр, такова се ля ви! Сегодня се ля Вы, а завтра се ля Вас! Если «Трибун» или сам «Император» не уважает плебс… победа все равно будет за плебсом.
Краснодар. Продолжение следует

Законом установлена ответственность за неуважение к суду? А за какие заслуги я его должен уважать? Он мне, что брат, друг и т.д?

А, от Вас и не требуется уважение к суду в общепринятом понимании этого слова.
Общеизвестно, что в общепринятом понимании слова «уважения», такого уважения к судебным органам в стране нет. Мало того, оно имеет тенденцию к снижению.
Суд является государственным органом, осуществляющим правосудие и, в качестве такового, защищается государством посредством применения насильственных мер к нарушителям осуществления правосудия.
Его, безусловно же, не стоит уважать, однако, нельзя чинить препятствия его работе. В этом и заключается все своеобразие понятия «уважения к суду». Мы можем сколь угодно не уважать право и правопорядок, но соблюдать нормы права мы обязаны под страхом применения насильственных мер, предусмотренных этими нормами права. Иначе – хаос, анархия.
Объективная сторона деяния проявляется в противоправных действиях (бездействии), выражающих неуважение к суду, путем неподчинения участников процесса и иных граждан распоряжению председательствующего или нарушения порядка во время судебного заседания; уклонения без уважительных причин от явки в суд по повестке и пр.
Субъектами правонарушения могут быть физические лица, достигшие 16-летнего возраста.
Субъективная сторона деяния - умысел или неосторожность.

Вот тут Чародей написал: "Общеизвестно, что в общепринятом понимании слова «уважения», такого уважения к судебным органам в стране нет. Мало того, оно имеет тенденцию к снижению".
Я с этим не соглашусь. Из года в год в судах увеличивается число гражданских дел и прочих обращений граждан. если люди обращаются в суд, значит, есть доверие к судебной власти.

Что касается ответа на Ваш вопрос - за что я должен уважать суд? А за что его не уважать, почему такое предвзятое отношение? Если люди приходят в суд, чтобы он разрешил их проблемы, значит, доверяют профессионализму судьи


Смотрю себе приветственную речь «гаранта» конституционных прав и свобод граждан VIII Всероссийскому съезду судей, внимаю насколько увеличилось доверие граждан России к суду… Стоп! Он что, действительно прогнал, что доверие граждан к этому институту увеличилось?! Пересматриваю… Смотри-ка, точно! После меня уже не удивляет, что российские суды самые финдипоперные в мире, потому как в Европе, (вот же ужас!) не у каждого суда свой сайт в интернете есть. Оно понятно – загнивает старушенция… а вот про чванство – это ОН в самую точку!

Как бы то ни было, а я вновь задумался о том насколько оно важно, то об чём гарант сказал: суд нужно уважать всем и повсеместно. Попробовал было собрать волю в кулак и зауважать. Но не получилось! Вот как в детстве мысли всякие полезли из разряда «А чё я? А я чё, первый начал?! А вот пусть сначала он!». Воспоминаний сразу нахлынуло про то отчего я его, суд, не уважаю, и кто первым мне должен пример показать…

А ведь каждый раз, когда в новый, неизвестный мне состав суда попадаю, я — сама предупредительная вежливость и образец процессуальной стойкости. Все обращения начинаются, как и положено словами «ваша честь» да «уважаемый суд», все просьбы да ходательства с «позвольте», да «разрешите». Опять же понимая, что в соответствии со ст. 29 УПК РФ только суд управомочен ля-ля-ля и бла-бла-бла, и что в соответствии со ст. 17 УПК РФ он не только совестью руководствуется, но и Законом, постоянно стоя докладываю суду о том, каковы мои требования в соответствии с Законом. А дабы не морщил потом суд усталые свои извилины, воспоминая, чего я наговорил, записываю я мною сказанное со всей необходимой мотивацией. И ведь делаю-то это я со всем к новому суду уважением, чтобы суд, своей совестью и законом руководствуясь, посмотрел на то, как красиво я все для него продумал и, от взаимного уважения ко мне и работе мною проделанной для него, и, чем чёрт не шутит, может быть даже за него, удовлетворил бы все мои более чем законные требования…

Зарисовка пастелью: Лето, Октябрьский районный суд города Новороссийска

Защитник докладывает суду обстоятельства, которые однозначно говорят о том, что проведенная дознанием и следователем оперативно-розыскная деятельность скорее подпадает под термин «деяние» и требует все недопустимые доказательства исключить.

Суд удивляется оттого, что сам на это внимания не обратил и спрашивает мнения прокурора. Прокурор, молодой и еще не вполне испорченный молодой человек о чем свидетельствуют погоны всего лишь юриста третьего класса (а-ля лейтенант) краснеет, понимая, что таким доводами обвинение разбито наголову, но пытается завести заезженную пластинку: про «полагаю отказать, потому что все доказательства добыты в соответствии…»

Суд с интересом наблюдает за путешествием красных пятен по молодому лицу гособвинения и спрашивает его строго, но так чтоб не испугать:«может быть Вам дать время на подготовку своих доводов?»…

Ни разу не видел у этого суда «гособвинения», доросшего до погон советника псыции, хотя бы младшего – этот суд побаиваются и прокуроры, и адвокаты. Как же суд требует иногда мотивировать свое мнение нормами Закона, которые этот суд явно знает досконально.

Понятно, что такой суд уважают. Одни уважают, потому что боятся – при моем участии суд спросил у следователя, который вызвался чего-то пояснять, когда жалобу на его действия и бездействие суд рассматривал, кто он такой. А когда следователь, со всей присущей молодым дарованиям гордостью, сказал, что он де следователь по особливо важным делам, суд спросил его: «ну и для чего вы здесь, я вас вызывал?». Молодое дарование сказало, что суд его не вызывал, но он хочет де пояснить… Суд рявкнул на него так, чтоб вся процессуальная позиция суда по этому поводу до молодого юридического дарования дошла сразу: «пошёл вон!». В общем и частном, некоторые этот суд уважают, потому что УВАЖАЮТ!

К чему это я? Ах да, да к тому, что если суд требует к себе уважения… встаньте Имеряк, разъясняю вам ваши права, вы можете ла-ла-ла, бла-бла-бла… вам понятно. Это нормально – такое у суда право, требовать к себе уважения. Но суд он разный – один к себе уважения требует, но не показывает позже, что уважения такого достоен. А другой суд тепло так скажет: так как наше заседание затянулось и идет уже шестой час, а у Вас, я смотрю, опять куча бумаг образовалась, обращайтесь к суду не вставая. Бывает суд, который понимает, что перелопатить за двадцатиминутный перерыв кучу бумаг и соорудить новое требование, это надо суметь – иной суд к такому с уважением относится – сторона в деле помогает мне принять правильное решение, так отчего же мне её с места подрывать и слушать, как она бумагами на весу шелестит, да еще талмуды свои, над столом склонившись, перебирает.

Вот так как-то: когда суд сам себя уважает, а не требует, чтоб его уважали, с таким судом работать – одно удовольствие. Я два таких суда видел, знаю!

Но куда больше видел, что суд уважения к себе однобокого требует – чтоб значит, защита и прокурор всегда к нему обращались вежливо, с ваш-честь начиная, и чтоб немногословно: «полагаю-исключить» – «полагаю-отказать», или «полагаю-снизойти-ввиду-раскаяния», «полагаю-на-усмотрение-суда».

Такой суд думает, что когда защита говорит «полагаю исключить потому, потому, а также оттого-что и ввиду-того-что, да еще на основании того-то, того-то и вот еще, обратите внимание, чего-что» — это защита делает из вредности, чтоб в совещательной комнате суд книжки какие-то надоевшие листал и по клавиатуре лишние страницы набивал. Для такого суда прокурор, конечно же мил: у него всегда: «полагаю-исключить», да «считаю-на-усмотрение-суда» — можно в компьютере «рыбу» составить и не заморачиваться: «приговорил к ______годам» — всего-то вписать нужное числительное…

Картина маслом: зима, Верховный суд России

(Прокурор высокий мужчина в погонах старшего советника псыции «полковник»)

Защитник зачитывает в течение минут десяти дополнение к кассационной жалобе, текст которой им не направлялся в суд, на 12 страницах, содержащее ссылки на пять решений ЕСПЧ, чуть не все нормы УПК РФ, три постановления и девять определений КС РФ. Жалоба, направленная в суд содержала треть страницы машинописного текста. В конце предлагает дать прокурору время на «подумать». Председательствующий спрашивает мнение у «полковника»… прокурор говорит, что он слушал и делал записи, думать ему не надо.

Прокурор: Уважаемый суд, в ходатайстве необходимо отказать, так как судом первой инстанции по поставленным защитникам вопросам была данная всесторонняя оценка.

Защитник: Уважаемый суд, я давно подозревал, что прокурор – самый бестолковый участник судебного разбирательства и вот, участвующий в деле помощник генерального прокурора России полностью подтвердил моё мнение. Статья 7 УПК РФ и ее конституционно-правовой смысл, данный в определении №42-О от 25 января 2005 года Конституционным судом, говорит о том, что прокурор обязан указать на конкретные, достаточные с точки зрения разумности основания, по которым мои доводы опровергаются. Я писал свое дополнение в течение ночи, даже простое перечисление законов, постановлений, статей на которые я сослался в обоснование своей позиции, требуют время для их запоминания. Но если учесть, что кроме этого были ссылки на события и материалы уголовного дела, описанного в шести томах, нужно иметь хотя бы полчаса времени и текст моего дополнения, чтобы по пунктам составить мотивированный ответ. Прокурор же не кинул взгляд в текст, в УПК, в приговор, он даже не вспомнил, что мною, для удобства ответа жалоба разбита на пятнадцать пунктов, указывающих на конкретные, развернутые основания по которым должно быть дано так же широко мотивированное мнение. Он ответил на все скопом – полагаю отказать. Из этого я заключаю, что прокурор либо идиот, либо преступник, который обворовывает государство, получая деньги за работу, которую не делает. Так как у меня нет ни времени ни желания выяснять кто он и каков, я заявляю ему отвод.

Прокурор: Уважаемый суд, я полагаю, что в удовлетворении ходатайства следует отказать, потому что статья 61, 62, 66 УПК РФ имеет исчерпывающий перечень обстоятельств, по которым прокурор не может участвовать в производстве по УД. Ни одно из указанных обстоятельств не перечислено в ходатайстве защитника и у меня, являющегося гособвинителем по УД нет ни прямой, ни косвенной заинтересованности в исходе данного дела, я не являюсь родственником кого-либо из лиц, участвующих по УД, и учитывая, что ходатайство не мотивированно ничем, те мотивы, которые приведены защитником – не препятствуют моему участию по УД в качестве гособвинителя, поэтому прошу отказать.

Нет! Все-таки прокурор должен уважать суд! Если защита так себе, не рыба не мясо – пришёл, увидел, отметился, судебные дни посчитал, ушел» — надо к такой защите прокурора представлять соответственного!
Если у суда на мантии белый слюнявчик висит, нужно суду к его залу заказать в «Роснано» прокурора-робота, чтоб красавец был писанный, вроде Джорджа Клуни, вставал-садился, «вашучесть» говорил как Левитан и все обычные прокурорские слова произносил как истый мачо!

Ну а если суд без белого слюнявчика на мантии обходится, то и прокурор в «Роснано» должен быть заказан такой, чтоб и ноги от ушей, и грудь в декольте не помещалась, и чтоб голосок был убедительный, как у Кати Андреевой – тогда каждый суд спинным мозгом чувствовать будет: «Так хочет ОН! Государство!»

А если «Роснано» сможет предусмотреть модель и для нетрадиционных ориентаций суда или там специальную кнопочку для председательствующего в коллегии, чтоб он сам себе из-двух трех роснановских прокуроров спикера вызывал, то и вовсе будет здорово!

Но для нестандартных защитников, да настоящих Адвокатов все-таки нужно хотя бы сотню на всю страну таких прокуроров подготовить, которые, проявляя уважение к суду, отказывались бы от обвинения, когда доказухи нет. Или мотивировали каждое свое действие столь же развернуто, сколь широко это сделала, проявляя уважение к суду и взятой им на себя ответственности перед Богом и Народом, сторона защиты! И не беда, если не будут те прокуроры писаными красавцами или с-попами-дивами. Да и форму если они носить не станут, тоже не беда — главное, чтобы со стороны не казалось, что это «гособвинение» проще на магнитофон заменить… катушечный, для солидности.

На худой конец, если у защиты возникло ощущение, что прокурор, может статься, идиот, каждому прокурору, для правильного мотивирования судом отказа в отводе, должно иметь справку из Кащенко — «если и идиот, то не клинический». И из института, или там университета — «лицензия Минобра у нас имелась, а предъявитель сего у нас «образовывался» и экзамены сдал, так что с нас взятки-гладки — последипломное «образование» он (она) получал уже в органах, надзирающих за соблюдением закона»


География:Абакан, Республика Хакасия

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: