Почему швейцария правовое государство

Обновлено: 06.12.2022

Швейцария - это единственная страна мира, которая до сих пор имеет в своем названии слово " конфедерация " (объединение нескольких государств, союз), хотя по факту уже давно перешла на федеративную форму устройства ( государство, состоящее из объединившихся в единое государственное целое отдельных самостоятельных государств) .

2. Референдумы

Наверное, самым необычным для современных стран является фактически прямая демократия Швейцарии, которая происходит через референдумы и права граждан на корректирование законов и создания собственных. Референдумы, конечно же, проводятся и в других странах, однако это происходит крайне редко и только при серьезных изменениях в стране, к примеру, при изменении конституции. В Швейцарии на референдумах выносятся законы принятые парламентом, вопросы о втступлении в международные организации и так далее. В стране референдумы проходят около четырех раз в год, более того изменение конституции или законов может происходить по воле народа, так при сборе определенного количества подписей можно вынести вопрос на референдум, количество подписей зависит от важности и влияния закона. Таким же образом граждане могут предлагать собственные законы.

3. Нейтралитет

Внешняя политика Швейцарии также представляет собой уникальное явление, так страна умудряется сохранять нейтралитет со времен окончания наполеоновских войн, то есть уже более 200 лет.

С тех пор швейцария не вступает ни в какие политические или военные союзы, однако стоит заметить что в последние годы тенденция изменилась, Швейцария частично интегрируется в ЕС, в ООН Швейцария вступила только в 2002, и то за это решение на референдуме проголосовало только 52%. На сегодняшний день страна выполняет дипломатические функции и выступает посредником между враждующими странами.

4. Армия

Армия Швейцарии также представляет собой исключительное явление, чего на сегодняшний день нет ни в одной стране мира. Не смотря на свой многовековой нейтралитет, Швейцария является чуть ли не самой милитаризированной страной мира. В ней обязательный призыв, а сама армия может созываться по принципу ополчения. Служба в армии происходит на протяжении многих лет, изначально курс идет пару месяцев, а затем каждый год проходят военные сборы, которые учитываются в срок службы. После окончания армии каждый солдат получает оружие и амуницию, которую хранит просто у себя дома, хотя сегодня эта тенденция меняется. Такое положение дел гарантирует мобилизацию в кратчайшие сроки, буквально за пару дней страна может мобилизовать полумиллионную армию, как раз так было во времена мировых войн. К примеру, во ВВМ со 2 по 4 сентября тридцать девятого года было мобилизовано 430000 человек. Несмотря на архаичную систему обязательного призыва, Швейцария от него не отказывается, в 2013 прошел референдум по этому поводу, на котором швейцарцы решили сохранить призыв. Еще интересной особенностью является то, что не прошедшие службу граждане обязаны платить три процента налога до своего тридцатилетия.


5. Правительство

Состав и устройство правительства в Швейцарии также необычно. Так, несмотря на то, что в стране есть должность президента, он не является главой правительства. Президент избирается на один год из состава федерального совета, его выбирает парламент.

Фактически главы правительства в стране нет, а все решения принимают коллегиально федеральным советом Швейцарии, состоящим из семи человек. Вообще, в Швейцарии профессиональных политиков нет, парламентские сессии проводятся несколько раз в год. Подобная система была установлена веками ранее и продолжает существовать до сих пор, таким образом швейцарские политики помимо политической деятельности имеют основной род деятельности, благодаря которому и зарабатывают на жизнь. Парламент занимают как фермеры, так и юристы, эта система позволяет политикам быть по-настоящему среди народа и препятствует созданию политической элиты. Оклад депутата примерно соответствует средней зарплате по стране.

Фото - Наша газета

Вчера министр иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтер выступил с масштабным докладом, в котором еще раз пояснил, почему соблюдение прав человека остается основным приоритетом внутренней политики. Также он описал вызовы, стоящие перед Конфедерацией, и предложил варианты решения. |
Last Monday the Swiss minister for Foreign Affairs Didier Burkhalter presented a report on the protection of human rights in Switzerland and pointed out main challenges and problems. This was a meeting organized as a part of the 14th session of the Universal Periodic Review.

Выступление Дидье Буркхальтера, только что вернувшегося из рабочей поездки в Москву, можно было бы считать совершенно протокольным, а потому не заслуживающим особого внимания, если бы не одно обстоятельство: министр иностранных дел был предельно конкретен (насколько это может себе позволить глава внешнеполитического ведомства). А для большинства обычных в подобном контексте абстрактных понятий - «свобода», «демократия», «равенство» - он привел вполне внятные определения. Так что у слушавших его доклад на 14-м заседании Рабочей группы Универсального периодического обзора, существующей под эгидой Совета по правам человека ООН, сложилось довольно ясное и системное представление о ситуации в Швейцарии.

«Правительство считает, что уровень защиты прав человека в Швейцарии – хороший, - сдержанно заявил Буркхальтер. – Но ни одно государство, какой бы благоприятной не была ситуация, не должно останавливаться на достигнутом. Для Швейцарии защита прав человека остается постоянным приоритетом. Речь идет о процессе, в котором должен принимать активное участие каждый гражданин, каждое правительство во всем мире».

Интересно, что аудитория воспринимала слова министра со спокойным вниманием. Похоже, «граждане», о которых говорил Буркхальтер, и правительство все же разделяют единую систему ценностей, по крайней мере, сходятся по основным пунктам.

Буркхальтер напомнил, что Конфедерация зиждется на четырех принципах – демократии как принципе равноправного участия граждан в политическом процессе, правовом государстве, гарантирующем единые свободы и равные условия, федерализме, предполагающем развитие инициатив снизу вверх, и солидарности - общности интересов, главным из которых остаются личная ответственность и гражданская активность.

Затем последовал длинный список многочисленных документов, пактов, договоров и конвенций, которые имеют значение для формирования и развития правовых институтов в стране. Ознакомиться с ними можно на сайте швейцарского МИДа. Обратим внимание на конкретные меры по защите прав человека. Большую часть проблем Конфедерация пытается решать не законодательно, а через распространение информации.


Борьба против любых форм дискриминации остается приоритетным направлением. В последнее время незначительно увеличились случаи насилия (23 в 2011 году) со стороны полицейских на почве расизма. В ответ запущена масштабная информационная программа, которая должна решить проблему естественным путем, ведь расистские взгляды – это только недостаток в образовании, считают в швейцарском правительстве.

Начавшаяся одновременно с Евро-2008 кампания против жестокого обращения с людьми и сексуальной эксплуатации дает свои плоды: число обращений стабильно снижается.

Еще одной важной темой является проблема интеграции. «Религиозный пейзаж Швейцарии стал значительно разнообразнее, - повторил очевидное Буркхальтер. – Чтобы избежать столкновений и острых ситуаций, на кантональном уровне регулярно проводятся круглые столы и информационные программы, которые должны повысить уровень терпимости среди граждан. Несмотря на споры вокруг запрета минаретов в 2009 году, федеральные власти стремятся обеспечить равные условия для представителей всех конфессий, а также избавить людей от навязанных им стереотипов». Подробнее о том, как религиозные споры решаются в Швейцарии, читайте в тематическом досье.

Равенство полов до сих остается нерешенным вопросом. Достаточно вспомнить, что женщины в Швейцарии получили право голоса только в 1971 году. Государство пытается не только уравнять женщин в зарплате с мужчинами, но и защитить их от насилия в семье. Недавно был принят закон о запрете на принудительные браки. Благодаря этому закону некоторые арабские женщины в Швейцарии, насильно выданные замуж родителями, смогли обрести свободу.

Среди прочего Буркхальтер также говорил о защите прав детей, свободе собраний, создании благоприятных условий для инвалидов и защите прав геев, лесбиянок и транссексуалов. В целом, его доклад охватил все сферы, представив сжатый обзор основных направлений деятельности государства по защите прав человека.

Могло сложиться впечатление, будто Буркхальтер произвел переворот, осмелившись открыто говорить о проблеме прав человека. Совсем нет. Швейцарская политическая система не похожа на соседние: здесь государственные институты функционируют эффективно вне зависимости от того, кто стоит во главе того или иного ведомства. Французская, немецкая, английская и уж тем более итальянская демократии, цветущие на европейских просторах, изначально ориентированы на личности. А вот большинство швейцарцев даже не заботится о том, кто у них занимает ключевые посты в правительстве: «Система работает, зачем усложнять?», - повторяют около 50% граждан.

В таком контексте доклад Буркхальтера кажется совершенно стандартным, но при этом он выполнил важную функцию – ясно и четко сформулировал принципы, на которых основано понимание прав человека в конкретной стране с выстроенной идеологией, разделяемой большинством граждан.

Швейцария является федеративной республикой. Каждый кантон и полукантон имеет конституцию, парламент и правительство. Не следует думать, что Швейцария – Конфедерация, хотя именно это понятие входит в принятое в русской традиции официальное название страны. В чем тут дело?

Этот контент был опубликован 07 декабря 2015 года - 14:33 07 декабря 2015 года - 14:33

  • Deutsch (de) Politisches System
  • Español (es) Separación de poderes
  • Português (pt) Separação de poderes
  • 中文 (zh) 三权分立
  • Français (fr) Séparation des pouvoirs
  • عربي (ar) النظام السياسي السويسري
  • English (en) Separation of powers (Оригинал)
  • 日本語 (ja) 三権分立
  • Italiano (it) Sistema politico

Дело в том, что немецкое самоназвание Швейцарской Конфедерации – «Schweizerische Eidgenossenschaft» (в дословном переводе – «Швейцарское Клятвенное Содружество») не нашло адекватного аналога во французском, итальянском и ретороманском, а так же в русском, языках.

Швейцария не всегда была национальным государством в современном смысле, представляя собой свободный союз автономных кантонов, объединившихся лишь в 1848 году. Принятая в том же году Конституция превратила страну в единое федеративное государство.

Центральная власть развита относительно слабо (что не означает, что центральная власть неэффективна). Большое количество политических полномочий отдано кантонам. Прерогативой федерального центра являются только некоторые сферы, такие, как внешняя политика.

Официальную информацию по теме можно скачать на сайте аппарата правительства Швейцарии - Федеральной канцелярии.

Правительство

Коллективным главой государства и высшим органом исполнительной власти является Федеральный совет (правительство), в состав которого входят семь федеральных советников (министров), раз в четыре года избираемых Федеральным собранием (двумя палатами парламента на совместном заседании).

Согласно Конституции, все семь федеральных советников равны в правах и принимают решения строго на коллегиальной основе. Каждый из них руководит одним из семи федеральных Департаментов (министерств) и в ходе официальных визитов за рубеж представляет Федеральный совет и Швейцарию в целом.

Президент Конфедерации председательствует на заседаниях Федерального совета. Он избирается парламентом из числа членов Федерального совета сроком на один год на основе принципа ротации и выполняет, являясь «первым среди равных», в основном представительские функции.

Федеральный совет формируется в настоящее время (по состоянию на конец 2012 года) пятью основными партиями. От членов кабинета требуется быть выше своих партий и работать, опираясь исключительно на интересы всей страны и общества.

Официальный путеводитель по федеральному правительству можно найти на сайте швейцарского Федерального Совета.

Парламент

Парламент состоит из двух палат – Национального совета, представляющего швейцарский народ, и Совета кантонов, представляющего кантоны. Называть палаты "верхняя" и "нижняя" - неверно. Правильно - "большая" и "малая "палаты.

200 депутатов Национального совета (большая палата) избираются от кантонов прямым тайным голосованием по пропорциональной системе сроком на четыре года, при этом кантоны выступают в качестве избирательных округов. Совет кантонов (малая палата) состоит из 46 депутатов: по два от каждого кантона и по одному от каждого из полукантонов.

Понятие «полукантон» - это, скорее, дань истории, воспоминание о том, что когда-то полукантон был частью более крупного образования. С конституционно-правовой точки зрения, полукантон является полноценным субъектом федерации, обладающим всей полнотой прав и обязанностей.

Депутаты в Совет кантонов (от полукантонов Базель-городской, Базель-сельский, Нидвальден, Обвальден, Аппенцель-внешний и Аппенцель-внутренний - по одному депутату, от остальных - по два) - избираются народом кантонов на основе мажоритарной системы (кроме кантона Юра).

Национальный совет и Совет кантонов утверждают федеральные законы и контролируют работу правительства – Федерального совета. Можно сказать, что политическая система Швейцарии на федеральном уровне построена с определенным "перекосом" в сторону парламента (законодательной власти).

Система двух равноправных палат обеспечивает при этом равенство политического влияния и не дает «большим» кантонам возможности «задавливать» своим весом малые кантоны.

Официальную информацию можно найти на сайте швейцарского парламента.

Законотворческая деятельность

Законотворчество в Швейцарии может длиться десятилетиями. Например, Федеральное постановление о необходимости введения оплачиваемого отпуска по материнству (на немецком языке - Mutterschaftversicherung) было принято в 1945 г., но соответствующий Закон вступил в силу только в 2005 г., через 60 лет. Каковы основные этапы, которые проходит закон?

Фаза 1. Инициатива. Может исходить от отдельных избирателей или групп интересов, от одного парламентария или группы депутатов и, наконец, - это случается чаще всего – со стороны правительства.

Фаза 2. Проектная фаза. Чаще всего тем или иным министерством разрабатывается предварительный проект. Создается комиссия экспертов, которая участвует в его разработке.

Фаза 3. Межведомственное согласование и общественное обсуждение (Vernehmlassung). Проект закона представляется кантонам, партиям, лоббистским группам и группам интересов, общественным объединениям для того, чтобы они могли высказать свое мнение. Как раз эта фаза может затянуться на долгие годы.

Фаза 4. Послание правительства. Переработанный на основе результатов предыдущего этапа законопроект отправляется в правительство, которое затем представляет закон в форме Послания на рассмотрение палат парламента. В Послании правительство обосновывает свои мотивы, приведшие к появлению закона, и формулирует свою рекомендацию.

Фаза 5. Парламентские комиссии. Обе палаты парламента назначают на тему закона по одной парламентской комиссии, в каждую из которых входят представители всех основных заинтересованных партий. Как правило, тему закона удается представить на рассмотрение одной из 12-ти постоянных парламентских комиссий.

Фаза 6. Каждая из палат дискутирует на тему того, следует ли вообще приниматься за рассмотрение этого законопроекта. В случае негативного решения законопроект отправляется либо обратно в правительство на переработку, либо принимается решение вообще отказаться от данного проекта.

Фаза 7. Консультации в палатах. При положительном решении, принятом в рамках предыдущей фазы, одна из палат начинает рассматривать закон в деталях. Какая из палат первой начинает работу выясняется случайным жребием. Обе палаты никогда не рассматривают один и тот же законопроект в рамках одной и той же парламентской сессии. В случае если палатам не удается прийти к единому мнению, начинается процедура устранения разногласий. Если найти компромисс все-таки не удается, то тогда созывается согласительная конференция.

Фаза 8. Вступление в силу. Прежде, чем закон вступает в силу, начинается отсчет ста дней, в ходе которых может быть назначен референдум по закону. Инициировать референдум могут минимум 50 тыс. человек, собрав свои подписи. Если сто дней проходят, а референдум не назначается, то тогда закон автоматически вступает в силу.

Фаза 9. Референдум. Если же необходимые 50 тыс. подписей удается собрать, то назначается референдум. В этом случае закон принимается тогда, когда за него проголосовало большинство из принявших участие в референдуме избирателей.

Прямая демократия

Швейцария предоставляет своим гражданам возможность непосредственно участвовать в процессе принятия политических решений.

Хотя прямая демократия не является только особенностью Швейцарии, здесь она, вероятно, более развита, чем в какой-либо иной стране. Швейцарские граждане могут либо сами предложить законопроект, либо отклонить уже одобренный парламентом закон.

Любой гражданин, группа граждан, любая партия и т.д. имеют право путём законодательной Инициативы предложить новый законопроект. Если такой группой собрано по меньшей мере 100 тыс. подписей в поддержку этого предложения, он будет (хотя отнюдь не сразу, порой через несколько лет) вынесен на всенародное голосование.

Референдум является всенародным голосованием, проводимым, кроме того, с целью поддержки или отклонения уже одобренного парламентом законодательного акта. Это – вторая форма современной прямой демократии в Швейцарии, наряду с инициативой.

Если группе, выступающей против нового закона, удастся собрать не менее 50 тыс. подписей в течение ста дней со дня официального опубликования принятого закона, он выносится на всенародное голосование. Иногда одна угроза провести референдум может привести к отзыву закона или к его переработке. Референдум всегда висит над швейцарским законодателем как "дамоклов меч", что заставляет его работать особенно тщательно (пусть и относительно медленно).

Некоторые законодательные акты (изменения в Конституции, международные договоры) должны выноситься на референдум в обязательном порядке (таким был договор о присоединении Швейцарии к Шенгенскому соглашению, референдум по которому прошел в 2005 г.).

Количество голосующих по инициативам или на референдумах составляет, как правило, квоту, которая редко превышает 40 % от общего числа избирателей. Это не очень высокий уровень. Большинство избирателей голосуют по почте.

Два из 26-ти кантонов страны – Аппенцель-Внутренний и Гларус - по-прежнему проводят ежегодные собрания всех избирателей под открытым небом («Ландсгемайнде») для решения различных вопросов методом поднятия руки. Это – древняя форма прямой демократии. В последние столетия акцент в Швейцарии все сильнее сдвигался от древних форм прямой демократии к современным.

Статья в этом материале

В соответствии со стандартами JTI

Фото - Наша газета

О плюсах и минусах швейцарской системы рассуждает "наш" юрист, большую часть жизни проживший в Швейцарии. |
Les avantages et les défauts du système suisse relève notre auteur, juriste de formation, qui vit et travaille en Suisse.

Швейцарцы гордятся устройством своей страны, институтами власти, гордятся своей демократией, которую они часто называют «прямой», при этом не забывая отметить, что Швейцария – единственная страна в мире с подлинным и непосредственным участием народа в процессе принятия законов.

Что же на самом деле представляет собой швейцарская демократия, каковы конституционные и законодательные принципы принятия законов в этой стране, в чем преимущества и каковы недостатки швейцарской модели?

Основополагающий правовой документ Швейцарии – Конституция страны, определяющая принципы построения государства, взаимоотношения с кантонами, гарантирующая определенные права гражданам. Нынешний вариант Конституции, принятый на референдуме в результате народного голосования 18 апреля 1999 года и вступивший в силу 1-го января 2000 года, - третий по счету.

Первый текст Конституции был принят в 1848 году, второй – в 1874. Полное название документа – Федеральная Конституция Швейцарской Конфедерации. Интересно отметить, что официальное название Швейцарии сохранилось со времен первой Конституции – «Швейцарская Конфедерация», хотя юридически Швейцария уже давно перестала быть конфедерацией, ведь конфедерация – это союз независимых государств, а кантоны как раз потеряли независимый статус с принятием первой конституции в 1848 году. Сегодня Швейцария – классическое федеративное государство.

Пример с официальным названием наглядно демонстрирует особенности государственного устройства Швейцарии, где важную роль играeт сохранение традиций и устоев. Однако это также показывает некую архаичность институтов власти и крайне медленный процесс принятия решений. Так, швейцарские женщины последними в Европе получили право голосовать и быть избранными – в 1971 году. Лишь в 2002 году Швейцария вступила в ООН.

О медлительности принятия законов и других нормативных актов говорит и тот факт, что новая Конституция была принята лишь через 125 лет после принятия предыдущего текста, хотя мир кардинально изменился за это время, и это была уже совершенно другая страна, жившая по давно устаревшему основному закону, который предусматривал, в частности, запрет на производство и продажу абсента, положение о кантональных армиях, а также смертную казнь за измену родине.

Конституция 1999 года была принята, как было отмечено, на всенародном референдуме, и это - еще одна важная особенность государственного устройства Швейцарии и отличительная черта швейцарской демократии. Население страны имеет возможность активно участвовать в законотворческом процессе, при чем как на федеральном, так и на кантональных уровнях. Впрочем, называть демократию альпийской республики «прямой» - ошибочно. Эксперты, политологи и юристы предпочитают термин «полупрямая демократия», и это, несомненно, более точное определение, ведь прямых демократий, где народ непосредственно принимает законы, в мире не существует. Можно, конечно, привести пример двух крохотных кантонов Аппенцель-Иннерроден (Внутренний) и Гларус, где раз в год на главных площадях собирается население и голосует за принятие новых законов. Но это, скорее, из области фольклора и курьезов.

Однако очевидным остается тот факт, что элементы прямой демократии в Швейцарии присутствуют, и население вовлечено в процесс принятия законов в гораздо большей степени, чем в других странах. Одними из важнейших элементов швейцарской модели демократии являются народные инициативы – право граждан предложить новый закон, а также референдум – право граждан отклонить предложенный законодательными органами нормативный акт.

Народная инициатива предусмотрена статьей 139 Конституции. Согласно тексту закона, 100 000 граждан, имеющих право голоса, могут предложить частичное изменение конституции. На практике данное положение применяется с завидной регулярностью, как правило, чтобы предложить, а точнее навязать, парламенту и правительству страны принятие того или иного закона. Дело в том, что на федеральном уровне не существует инструмента для предложения гражданами проектов законов и для данных целей используется именно 139-я статья Конституции.

Механизм следующий: 100 000 недовольных граждан ставят свои подписи под документом, требующим, к примеру, упразднить армию, запретить строительство ядерных реакторов, высылать из страны иностранцев, совершивших правонарушения. Все это зачастую происходит и организуется одной из политических партий, для которой не составляет особого труда собрать 100 000 подписей. Затем подписи вместе с текстом передаются в парламент, который обязан провести всенародное голосование. Если население голосует за принятие документа, в Конституцию вводится новая статья с текстом принятой народной инициативы.

После этого законодатели вынуждены принимать нормативные акты (федеральные законы, постановления, приказы) для конкретизации и подготовки к непосредственному исполнению инициативы, в соответствии с волеизъявлением народа.

Казалось бы – народная инициатива представляет собой прекрасный пример демократии, ведь это механизм, позволяющий гражданам страны не только доводить свою позицию до властей, но и заставлять их принимать те законы, которые эти граждане считают нужными.

Однако на деле эта система далека от совершенства. Народная инициатива часто используется политическими силами в откровенно популистских целях, для извлечения выгоды в борьбе с соперниками. Как правило, партиями крайнего толка. Часто берется националистическая идея, под которую готовится проект инициативы, и начинается кампания по сбору подписей, сопровождающаяся масштабной пропагандой и акциями, способными всколыхнуть общественное мнение. По всей стране выступают лидеры партии, инициируется дискуссия на телевидении и в прессе, все города обклеиваются провокационными плакатами, населению приводят неизвестно откуда появившуюся «статистику», апеллируют доводами всевозможных «экспертов».

Данный феномен принял в последние годы угрожающие масштабы. Швейцарская политика стала более жесткой, провокационной, вызывающей. Недавно принятые народные инициативы и предшествующие им кампании служат тому наглядным примером. Так, в ноябре 2009 года была принята инициатива о запрете на строительство минаретов. При этом никакой проблемы строительства минаретов в частности и мусульманского населения в общем в Швейцарии не было, она была совершенно искусственно раздута и преподнесена публике, как чуть ли не борьба нации за выживание.

Результаты голосования всколыхнули весь мир, причем не только мусульманский. Власти Швейцарии вынужденно оправдывались на международной арене, неуклюже заверяя, что страна не воюет с мусульманами, что мы мол терпимо относимся к другим религиям. А политическая сила, протолкнувшая инициативу, подсчитывала заработанные очки и с уверенностью готовилась к предстоявшим выборам.
Еще один демократический инструмент, бесспорно являющийся важным достижением швейцарской демократии – референдум. Референдум предусмотрен как на федеральном, так и на кантональном и муниципальных уровнях, и позволяет гражданам выступать против вступления в силу того или иного закона. Так, статья 141 Конституции Швейцарии предусматривает возможность вынесения любого нового федерального закона или международного соглашения на всенародный референдум, если того потребует как минимум 50 000 граждан, имеющих право голоса.

В кантоне Женева необходимы подписи 7 000 граждан для вынесения принятых парламентом кантональных законов на референдум. На муниципальном уровне также возможны референдумы, количество необходимых подписей зависит от численности населения муниципального образования.

Как на федеральном, так и на кантональных уровнях, угроза референдума заставляет политические партии приходить к компромиссу, принимая законы, устраивающие большинство. Компромисс – ключевое слово швейцарской политики. Обратная сторона медали – процесс принятия порой важных, необходимых решений, может затянуться надолго, а иногда и вообще привести к нулевому результату, поскольку политические противники не смогли договориться.
Так, в той же Женеве, уже несколько десятилетий не могут принять закон о строительстве дополнительного моста или туннеля через озеро, хотя город задыхается от трафика, и все понимают, что это необходимо. Крайне медленно идет строительство нового жилья, так как новые проекты регулярно блокируются.

Таким образом, демократия в Швейцарии работает, институты и механизмы отлажены и имеют давнюю историю. Граждане имеют возможность принимать самое прямое участие в управлении своей страной, своим кантоном, своим городом. Вместе с тем, институт «полупрямой демократии» несовершенен. Политические силы используют демократические инструменты в своих целях, манипулируя общественным мнением, а принятие необходимых законов и изменение устаревших норм зачастую затягивается на многие годы.

Сергей Лакутин, адвокат Женевской коллегии адвокатов, член Швейцарской ассоциации адвокатов.

Fraunefaust auf Plakat vor Supreme court

Какую роль играют суды и вообще судебная ветвь власти в упорядоченном транзите демократической власти?

Этот контент был опубликован 27 ноября 2020 года - 07:00 27 ноября 2020 года - 07:00

  • Deutsch (de) Der Rechtsstaat als Schicksalsfrage der direkten Demokratie (Оригинал)
  • Español (es) El Estado de derecho, una cuestión clave de la democracia directa
  • Português (pt) Estado de direito como questão essencial da democracia direta
  • 中文 (zh) 法治是直接民主的关键所在
  • عربي (ar) سيادة القانون كمسألة مصيرية للديمقراطية المباشرة
  • Français (fr) La démocratie directe aux prises avec l’État de droit
  • English (en) Rule of law and direct democracy: a tense relationship
  • 日本語 (ja) 裁判所は民意の敵?法治国家のジレンマ
  • Italiano (it) Lo Stato di diritto come questione vitale per la democrazia diretta

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Демократия, правовое государство и либеральная экономика образуют единый комплекс условий существования современной страны, устремленной в будущее. Какую роль играют суды и вообще судебная ветвь власти в упорядоченном транзите демократической власти? Наша аналитика: поверх клише и границ.

В США суды начинают работать и не спать ночами после выборов, на постсоветском пространстве суды встроены в систему власти и являются «длинной рукой» этой самой власти, в Германии и Швейцарии суды занимаются вопросами демократического транзита, как правило, до выборов и голосований. Но, как бы ни выглядел формат взаимодействия народа, властных структур и правовых институтов, за ними всегда скрывается тот или иной вариант борьбы за власть и влияние.

Показать больше

плакаты

Прямая демократия Швейцарии языком плаката

Этот контент был опубликован 29 июля 2019 года 29 июля 2019 года Выставка «Народный голос — Глас народа» открылась 29 июля в Москве в Галерее Нади Брыкиной. Ранее она уже проходила в Киеве и Екатеринбурге.

Проиграв выборы, еще пока президент США Дональд Трамп, мобилизовав армию юристов, пытается оспорить через суды результаты голосования, полученные после пересчета бюллетеней в более чем трёх тысячах избирательных округах во всех 50 штатах / кантонах Америки. Уже в ночь после выборов 4 ноября Дональд Трамп потребовал Внешняя ссылка , чтобы «подсчитан был буквально каждый законно поданный и признанный действительным голос».

США: федеральные судьи любят демократию

«В целом в этом нет ничего принципиально плохого, — указывает Пол Джейкоб (Paul Jacob), председатель консервативной американской неправительственной организации «Ответственные граждане» (Citizens in Charge Внешняя ссылка ). — В США суды начинают работать, как правило, уже после демократического волеизъявления», — подчеркивает П. Джейкоб, чья организация уже накопила немалый опыт хождения по судам, в том числе федерального уровня.

По итогам этих походов «мы обнаружили, что федеральные судьи в большей степени склонны защищать наши избирательные и гражданские права, нежели местные суды». Пол Джейкоб объясняет этот феномен, в частности, особенностями формирования органов судебной власти на местах и на уровне федерального центра. Локальные судьи, в отличие от федеральных судей, вынуждены регулярно переизбираться на свою должность, а это «создает отношения политической зависимости и генерирует дисбаланс между принципами демократии и идеалами верховенства права».

«Трамп, по всей видимости, ожидал, что суды займутся этими выборами также оперативно, как он сам публикует свои твиты, — говорит эксперт-политолог Джастин Льюитт (Justin Lewitt Внешняя ссылка ) из «Правовой школы имени Игнатия Лойолы» (Loyola Law School) в Лос-Анджелесе. — Однако от мужчин и женщин, одетых в судейские робы, он получил ответ, мол, извините, мы работаем не по понятиям, а по закону». В США и в самом деле решения референдумов и итоги голосований очень часто впоследствии аннулируются судами.

Кстати, это может показаться новостью, но в США граждане большинства штатов / кантонов имеют право организовывать народные референдумы. На федеральном уровне у них такого права нет, но все равно в целом это может быть очень хорошим примером для будущего развития больших и малых постсоветских стран. О том, например, как Украина изучает при помощи Швейцарии мировой опыт непосредственного народоправства, читайте в материале ниже.

Показать больше

Как Швейцария помогает реформам в Украине в ситуации войны?

Швейцария поддерживает реформы в Украине даже в условиях войны.

«В Калифорнии почти треть результатов референдумов впоследствии аннулируется судами». Об этом нам рассказывает политолог Анна Кристманн (Anna Christmann Внешняя ссылка ). Ее монография Direct Democracy and the Rule of Law («Прямая демократия и верховенство права»)* была зачтена в качестве кандидатской диссертации в Цюрихском университете. Начиная с 2017 года она работает в германском Бундестаге в качестве пресс-секретаря рабочей группы «Партии Зелёных», занимающейся вопросами прямого народоправства и гражданской активности.

Германия: боится прямой демократии как черт ладана

В Германии при одном только слове «референдум» или «народная инициатива» все зажимают глаза и уши и начинают кричать: «Гитлер, Гитлер!» Травма национал-социализма навеки вбила в общественное сознание немцев простой и неверный тезис: «прямая демократия является инструментом правых радикалов». Но проблема соотношения воли народа и буквы закона в стране все равно никуда не девается, пусть она и существует и в совершенно иных обстоятельствах по сравнению с США или постсоветским пространством.

Mann unterzeichnet Initiative

Около 52 000 граждан подписали в Баварии петицию «О замораживании арендной платы». В июле 2020 года Баварский конституционный суд запретил выносить эту законодательную инициативу на суд народа. Stephan Rumpf / Süddeutsche Zeitung

«Здесь, в Германии, суды в основном действуют еще до выборов и голосований, — говорит Тео Шиллер (Theo Schiller Внешняя ссылка ), профессор политологии из Университета Марбурга, написавший на эту тему более чем поучительную монографию**. — Это не в последнюю очередь связано с нашим историческим опытом, накопленным в межвоенный период. В плане защиты гражданских прав суды играют в Германии неоднозначную, амбивалентную роль». Как и в США, в Германии на федеральном уровне не существует системы прямого народовластия по швейцарскому образцу.

Показать больше

Stimmbürger in einem Stimmlokal, die Kabinen sind mit blauen Vorhängen vor Blicken gesichert

Права человека и гражданина в Швейцарии: что имеем, не храним?

Этот контент был опубликован 04 сентября 2019 года 04 сентября 2019 года Швейцария обладает уникальным набором гражданских прав, при этом явка на голосования и выборы тут низкая. Швейцарцы не ценят то, что имеют?

Все это приводит к тому, что многие народные законодательные инициативы Внешняя ссылка на муниципальном уровне и на уровне федеральных земель сталкиваются с негативными решениями судов и отправляются в архив. «Особенно трудно бывает пробиться инициативам, затрагивающим финансовые вопросы или в центре которых стоят предложения по расширению политических прав граждан в сторону развития институтов и практик прямого народоправства», — отмечает Тео Шиллер.

Интересно, что в других сферах, например в области технической инфраструктуры или образования, немецкие суды вполне склонны и готовы поддерживать прямое демократическое участие граждан в политической жизни или в процессе формирования общественного мнения. Но выносить на суд народа уже принятые парламентом законы? Никогда, иначе опять придет Гитлер. Примерно также склонны думать даже самые либеральные из российских оппозиционеров.

Показать больше

голосование

Прямая демократия в Швейцарии и в России: найдите отличия!

Прямое народовластие? Ни в коем случае, дай этому народу только такие права в руки — и он такого вам наголосует! Со швейцарской перспективы такой подход выглядит прямым неуважением собственного народа, который (Хабаровск и Минск тому пример) на деле гораздо умнее, чем кажется. И уж по крайней мере россияне и беларусы не позволяют себе, в отличие от американцев, использовать святые демократические права для погромов и разграбления магазинов.

«Всенародное голосование» по-путински: ничего похожего на референдум

Этот контент был опубликован 29 июня 2020 года 29 июня 2020 года Гражданам России предлагается поддержать 206 разнообразных изменений текста действующей Конституции.

Что же касается Германии, то, согласно новому исследованию ассоциации «Больше Демократии» (Mehr Demokratie Внешняя ссылка ), за период после Второй мировой войны на уровне федеральных земель в ФРГ было допущено и организовано около пятисот процедур, типология которых позволяет отнести их процедурам непосредственного народовластия. Как считает Тео Шиллер, суды, предварительно принимая решение о соответствии данной инициативы действующему законодательству, играют и вполне позитивную роль, ведь, имея решение суда «можно быть уверенным в том, что итоги голосования будут затем иметь обязательную силу и никто уже не сможет аннулировать их». Для постсоветского пространства это вполне подходящий опыт.

Швейцария: народ как непосредственный источник власти

Как видно, ситуация в Германии, США и на постсоветском пространстве выглядит весьма по-разному, но роднит эти регионы одно обстоятельство: везде на федеральном уровне граждане не имеют возможностей реально, а не декларативно, выступать в роле непосредственного источника власти. Швейцария здесь является уникальным исключением.

«В этой стране все поправки в конституцию должны быть одобрены народом и кантонами, и это в отсутствие специального Конституционного суда», — подчеркивает Надя Биндер Браун (Nadja Binder Braun Внешняя ссылка ), эксперт-юрист Базельского университета. За всю историю современной Швейцарии, то есть начиная с 1848 года, лишь один-единственный референдум Внешняя ссылка был здесь впоследствии аннулирован Федеральным судом в Лозанне.

Passanten vor Abstimmungsplakat

Федеральный суд Швейцарии вынес решение: референдума по вопросу «О брачном наказании» не будет. Голосование может быть проведено, но если только такое решение примет правительство, Федеральный совет. Peter Schneider / Keystone

Кроме того, на кантональном и национальном уровнях имели место лишь полдесятка случаев предварительного признания недействительными народных законодательных инициатив, не допущенных затем до голосования. Например, весной 2019 года Федеральный суд в Лозанне поддержал жалобу инициативной группы и объявил недействительным референдум по законопроекту «О брачном наказании» (Heiratsstrafe, арифметически-налоговый феномен в Швейцарии: по отдельности люди в совокупности платят меньше налогов, однако, вступая в брак, они начинают рассматриваться налоговым ведомством в качестве единого домохозяйства, что заметно увеличивает их налоговую нагрузку). Подробнее здесь в формате PDF Внешняя ссылка .

Показать больше

«Памятка избирателя»: очень нужная и своевременная книга

Этот контент был опубликован 22 сентября 2021 года 22 сентября 2021 года Сложный вопрос на референдуме? В Швейцарии правительство обязано разъяснить гражданам все его тонкости при помощи специальной брошюры.

По мнению суда, правительство (Федеральный совет) в своих разъяснениях по этому вопросу, публикуемых обычно в знаменитой «Памятке избирателю», предоставило некорректную информацию. Одновременно в целом в Швейцарии исторически сложился несколько иной подход к самому понятию «гражданские права и права человека», что является причиной постоянных конфликтов со Страсбургом, пусть даже эти противоречия и носят скорее характер «социалистического реализма» (борьба хорошего с прекрасным). Есть тут и еще один интересный аспект.

Деньги, парламент, здравый смысл

С одной стороны, в США, в Германии и на постсоветском пространстве Швейцария постепенно становится важным источником опыта реализации прав народа в области непосредственной (прямой) демократии. С другой стороны, западное, прежде всего американское и немецкое влияние становится все более заметным и в самой Швейцарии. Речь идет прежде всего о растущей роли Европейского суда по правам человека, а также о все чаще звучащих в стране предложениях ужесточить условия допуска народных законодательных инициатив к голосованию, в том числе и в аспекте их соответствия международному праву.

Показать больше

Putin

«Вечный Путин»: российское «обнуление сроков» в зеркале СМИ Швейцарии

Этот контент был опубликован 11 марта 2020 года 11 марта 2020 года Владимир Путин может оставаться у власти еще 16 лет. Новая конституция — новая эра, «обнуление сроков»: наш обзор прессы.

Тео Шиллер убежден, что «такая предварительная экспертиза принесет демократии в Швейцарии только пользу, потому что тогда на голосование будут ставиться только те инициативы, которые реально могут быть реализованы». В целом это так, с другой стороны, возможность взять и вынести на референдум практически любой вопрос является в Швейцарии важнейшим политическим «вентилем», выпускающим «пар» народного недовольства и позволяющим уже на ранней стадии выявлять грядущие проблемные темы.

И как раз это и «лишает ветра паруса» любого политического экстремизма. Так что зря немцы и русские боятся, пусть и по разным причинам, прямой демократии. Кроме того, в Швейцарии на пути любой народной инициативы всегда стоят два значительных обстоятельства: деньги (вести политическую кампанию в Швейцарии очень дорого) и парламент (на стадии законодательной реализации народного вотума он способен порой очень сильно изменить изначальный посыл любой инициативы и любого законопроекта, как это было с инициативой 2014 года «О массовой иммиграции»).

Но не забудем и сам народ. Он не настолько глуп, как это хотят представить профессиональные политики, не важно какого направления — провластного или оппозиционного. Пример тому — Швейцария. Здесь из всех выдвинутых и допущенных к голосованию народных законодательных инициатив позитивный ответ народа получило подавляющее меньшинство таких законопроектов. Народ видит откровенное безумие и ставит на его пути заслон на основе простого человеческого здравого смысла, того самого смысла, который так не любят профессиональные политики любой ориентации.

Литература:

*Direct Democracy and the Rule of Law: Direct Democracy and Minorities, Wiesbaden (Springer VS) 2012;

**Aufbruch zur Demokratie: Die Weimarer Reichsverfassung als Bauplan für eine demokratische Republik, Baden-Baden (Nomos) 2021.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: