Почему конституционный суд молчит

Обновлено: 24.09.2022

Конституционный суд признал законными инициированные президентом поправки в Конституцию – в том числе ту, которая позволяет Владимиру Путину обнулить свои президентские сроки. Заключение на 52 страницах опубликовано 16 марта на сайте суда. Согласно документу он был принят судом в составе 14 из 15 действующих судей: в этом перечне отсутствует судья Константин Арановский, не раз выступавший с особым мнением по различным делам (ранее сообщалось о его болезни).

В заключении Конституционный суд подробно объяснил, почему каждая из поправок, принятых Госдумой и Советом Федерации, а также одобренных парламентами всех 85 регионов, не противоречит Основному закону страны. В частности, судьи указали, что включение в текст упоминания об унаследованной от предков «вере в Бога» не означает отказа от светского характера государства, признание русского языка языком государствообразующего народа «основано на объективном признании роли русского народа в образовании российской государственности» и не умаляет достоинства других народов, а наделение президента правом прекращать полномочия любых судей допустимо и не предполагает немотивированности этой процедуры.

Но основное внимание Конституционный суд уделил объяснению того, почему Путин вправе избраться президентом в пятый и даже шестой раз. Решение вопроса о предельном числе сроков полномочий президента обусловлено балансом конституционных ценностей, говорится в заключении. Принцип демократического правового государства предполагает, но не предопределяет ограничения сроков, баланс ищет конституционный законодатель, в том числе с учетом конкретно-исторических факторов, включая риски и вызовы, подчеркивают судьи. В 2005 г., пересматривая собственное решение относительно невозможности отказа от прямых выборов губернаторов, Конституционный суд использовал похожий аргумент, заявив о «социально-историческом контексте», который обусловливает принятие им решений.

Вопрос о числе сроков, в течение которых одно и то же лицо может занимать должность президента, может быть решен по-разному, считают судьи, в том числе и так, как он решен в «законе о поправке». Базовые конституционные характеристики государства от этого пострадать не должны, заверяет Конституционный суд. Ведь они гарантированы и другими институтами, такими как развитый парламентаризм, реальная многопартийность, наличие политической конкуренции, эффективной модели разделения властей, снабженной системой сдержек и противовесов, и обеспечением прав и свобод правосудием. И в любом случае глава государства при избрании на новый срок должен будет получить поддержку граждан на конкурентных выборах, напоминает суд.

Конституция Российской Федерации. Полный текст со всеми поправками

Определение 1998 г. про «сроки Ельцина» (тогда Конституционный суд фактически запретил первому президенту России избираться на третий срок, заявив, что отсчет сроков следует вести от первого избрания в 1991 г. и на него не влияет факт принятия новой Конституции в 1993 г.) к рассматриваемой проблеме отношения фактически не имеет, считает Конституционный суд. Тогда статья 81 не менялась и ситуация оценивалась с точки зрения четко установленного ограничения, объяснил суд, а теперь в Конституцию вносится поправка, допускающая обнуление сроков нынешнего президента.

Конституционный суд также подробно разъяснил, почему взялся толковать закон о поправке к Конституции, хотя до сих пор категорически отказывался это делать со ссылкой на отсутствие соответствующих полномочий. Эта новая обязанность Конституционного суда закреплена той частью нынешнего закона о поправке, которая после одобрения его органами законодательной власти субъектов вступила в силу, говорится в заключении.

Эксперты считают, что доводы Конституционного суда не выглядят убедительными.

«У них не хватило правовых доводов, процентов на 70 оно [заключение] ни о чем, – говорит доктор юридических наук Елена Лукьянова. – Реального правового обоснования, почему та или иная поправка конституционна, нет. Недостаточно просто сказать, что черное – оно не черное». Но это пока предварительные выводы, ведь заключение объемное и явно было написано не за один день, уточняет эксперт: «Читать нужно с лупой очень внимательно. Предложения длиной в целую страницу требуют специального дополнительного перевода, ибо нечитаемы». Из положительных моментов заключения Лукьянова отмечает тот факт, что международные договоры приравнены по статусу к Конституции, а светское государство в России все-таки не отменяется.

Это пояснительная записка к законопроекту, оценивает заключение Конституционного суда доцент Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова. И конечно, оно не убеждает. «Часто суд просто ссылается на усмотрение законодателя – ну как такое может убедить?» – недоумевает она.

В законе о Конституционном суде вообще нет полномочий суда давать разъяснения, подобные сегодняшним, поэтому обсуждать всерьез произошедшее сегодня бессмысленно, полагает адвокат и бывший член Совета Федерации Константин Добрынин. И не случайно судья Арановский так экстренно заболел, уверен эксперт: «Удивительно, что законодатель в принципе не внес такую поправку в федеральный конституционный закон. Такое странное пренебрежение процедурой во всем этом конституционном реформировании, и в сегодняшнем постановлении Конституционного суда, и в том, что касается такой странной категории, как «общероссийское голосование», – всё это на новом этапе развития государства может поставить вопрос вообще о всей нынешней конституционной реформе».

Как и следовало ожидать, в этом постановлении мы видим торопливое приспособление не очень убедительных аргументов к известным заранее выводам, говорит профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский. Самым нелепым, по его мнению, выглядит утверждение о том, что развитый парламентаризм, многопартийность и независимая судебная система компенсируют фактический отказ от сменяемости власти. Это вопиющее лицемерие, уверен эксперт, поскольку ни того, ни другого, ни третьего у нас нет. Совсем недавно об отсутствии развитой партийной системы говорил президент, доказывая невозможность создания парламентской республики, напоминает Шаблинский. Он отмечает, что суд буквально мимоходом подтвердил конституционность общероссийского голосования, в частности отсутствие предусмотренного этой процедурой порога явки, хотя в статье 135 Конституции, где говорится о принятии поправок на референдуме, такой порог явки предусмотрен. Всего несколькими фразами оценены такие критичные для российской государственной системы изменения, как новый порядок назначения генпрокурора и увольнения судей, при этом Конституционный суд фактически никак не обосновывает своих выводов. «Это печальное зрелище, и оно войдет в историю как не самая достойная страница нашего конституционного правосудия», – заключает Шаблинский.

В своей великой и несомненной мудрости: как исполняются решения КС

Законом решения Конституционного суда признаются обязательными для всех субъектов права. Но и сам КС признаёт, что не все его предписания выполняются. Причём как судами, так и законодателем.

Судья Тверского суда Станислав Минин 5 сентября огласил приговор 34-летнему Константину Котову. Программиста из Москвы осудили на четыре с половиной года колонии общего режима. Суд признал Котова виновным в неоднократном нарушении правил проведения общественных мероприятий (ст. 212.1 УК).

В 2017 году по ст. 212.1 УК высказывался Конституционный суд. Он признал норму конституционной, но объяснил, как следует её правильно применять. Ответственность по этой статье возникает только за действия, которые нанесли вред здоровью, имуществу или создали реальную угрозу его причинения, разъяснил КС. Такое толкование сильно затруднило применение нормы – около двух лет по ней не выносили обвинительные приговоры.

Противоречит или нет: что может КС

По жалобе на соответствие той или иной норме Конституции судьи КС могут:

  • признать норму конституционной, не найдя противоречия;
  • признать норму конституционной, но определить, каким именно образом её нужно применять (как в случае со ст. 212.1 УК);
  • признать норму полностью или частично неконституционной.

Применять норму именно в том смысле, который выявил КС, – это задача судов. Решения, которые признают норму неконституционной, адресованы в большей степени законодателю, который должен принять поправки в закон, и кабмину, который в течение шести месяцев должен внести их проект в Госдуму. Пока изменения не внесут, Конституционный суд может установить правила разрешения дел по оспоренной статье. Такие предписания уже обязаны выполнить суды.


После приговора Котову учёные-юристы России направили председателю КС Валерию Зорькину открытое письмо. Среди 21 автора обращения – экс-судья ЕСПЧ Анатолий Ковлер, члены СПЧ Анита Соболева и Илья Шаблинский, а также заведующий кафедрой конституционного права НИУ ВШЭ Михаил Краснов.

Юристы сказали, что решение Тверского суда «явно» не соответствует позиции КС. Они предложили Зорькину выступить с посланием к Федеральному собранию. «Это стало бы первым посланием Конституционного суда, основанным на анализе исполнения, а вернее, неисполнения его решения по конкретному делу», – подчеркнули авторы обращения.

«С поразительной быстротой вошло в жизнь»: решения КС, которые исполнили

Иногда позиция КС по оспоренной норме прослеживается в решениях судов уже через пару месяцев после её публикации. Так, в 2017 году КС подтвердил, что каждый суд обязан самостоятельно оценивать законность нормативного акта, который он применяет в деле (Постановление КС от 6 декабря 2017 года № 37-П).

«Уже за первый год после принятия постановления только в базе «Консультант Плюс» появилось не меньше десятка актов судов проверочных инстанций, которыми отменялись судебные решения нижестоящих судов лишь потому, что те такую проверку отказались осуществить», – отметил один из сотрудников КС.

Например, на таком основании уже через месяц после публикации решения КС Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа отменил постановления нижестоящих инстанций по делу № А74-2752/2015.

Иногда и законодатель оперативно реагирует на предписание КС и принимает необходимые поправки. В июне 2018 года КС по жалобе супругов из Подмосковья признал, что ВИЧ-положительные граждане в определённых случаях могут усыновлять детей (Постановление КС от 20 июня 2018 года № 25-П). Например, если ребёнок уже проживает вместе с ВИЧ-инфицированным усыновителем, юридическое оформление их отношений не увеличит угрозу здоровью ребенка, пояснил КС.

Уже через полгода дело супругов-заявителей пересмотрели, усыновить ребёнка им разрешили. Такое же решение по аналогичному делу вынес суд в Красноярске всего через четыре месяца после постановления КС. Законодатель поправки в Семейный кодекс принял не менее оперативно, а уже в мае 2019-го их подписал президент.

Суды: исполнять нельзя, игнорировать

Не все позиции Конституционного суда так быстро перенимают другие инстанции. Два года назад КС по жалобе Александра Дубовца признал ч. 1 ст. 302 ГК («Истребование имущества от добросовестного приобретателя») частично неконституционной.

Заявитель купил квартиру. Спустя семь лет жильё у Дубовца истребовал суд по иску московских властей: недвижимость оказалась выморочной (перешло государству из-за отсутствия наследников). При этом все данные о сделках с ней содержались в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН), то есть государство признавало их законными, отметил заявитель.

Обычно запись в ЕГРН для изъятия имущества значения не имеет. Но это правило не должно работать, если спорное имущество является выморочным жильём и власти не зарегистрировали своё право на него в ЕГРН, говорится в Постановлении КС от 22 июня 2017 года № 16-П.

15 февраля этого года глава Совета по правам человека Михаил Федотов раскритиковал политику московских властей по изъятию квартир у добросовестных приобретателей. Правозащитник заявил, что Москва продолжает участвовать в таких судебных процессах. На тот момент власти, по данным Федотова, уже выиграли 12 дел и добивались исполнения решений о выселении.

Такие действия противоречат позиции КС, подчеркнул глава СПЧ.

В своём Постановлении от 16 июля 2015 года № 23-П Конституционный суд по жалобе Сергея Махина разъяснил смысл норм о содержании под стражей (ст. 109, ст. 237 УПК). Заявитель посчитал, что эти статьи позволяют судам возвращать уголовные дела в прокуратуру, а обвиняемых при этом оставлять под арестом, даже если срок заключения превысил допустимый предел.

Судьи КС объяснили, что произвольно продлить арест в таком случае нельзя, только если сохранились условия для этой меры пресечения. Срок содержания под стражей должен быть разумным, а дело Махина, который пробыл в СИЗО четыре года на момент обращения в КС, следует пересмотреть, сказано в постановлении.

Махин обратился в Верховный суд с просьбой о пересмотре его дела Президиумом ВС. Но ВС посчитал, что постановление КС о раскрытии смысла нормы не относится к вновь открывшимся обстоятельствам, и в пересмотре заявителю отказал.

Законодатель: поправки, которых нет

«КС влияет на судебную практику в основном через изменения законодательства, но не непосредственно: ссылки на позиции КС в судебных решениях – это экзотика», – рассказывает доцент факультета права НИУ ВШЭ Ирина Алебастрова.

Когда КС признает норму или её часть неконституционной, он обязывает законодателя внести в неё изменения. Проект поправок должен подготовить кабмин в течение полугода. С 2010-го по 2018 год КС принял 63 постановления, которые предусматривали изменение законодательства. На 29 мая 2019 года законодатель не исполнил 31 из них (девять постановлений предписывают внести законопроект в 2019 году).


На бездействие законодателя неоднократно обращал внимание и сам Конституционный суд. Ещё в 2010 году КС признал ч. 4 ст. 292 ГК частично неконституционной (Постановление КС от 8 июня 2010 года № 13-П). Норма разрешает отчуждение квартиры только с согласия органа опеки и попечительства, если в ней проживает ребёнок, который остался без родителей (по данным органа опеки и попечительства). Вместе с тем статья не работает в случаях, когда дети фактически остались без родительского попечения, но органу опеки об этом неизвестно, а также когда родители, отчуждая квартиру, нарушают интересы ребёнка, постановил КС.

Аналогичная судьба и у Постановления КС от 14 мая 2012 года № 11-П. Тогда суд обязал законодателя ограничить запрет на удовлетворение требований кредиторов за счёт жилья должника. Если недвижимость явно роскошнее, чем необходимо должнику и его семье для нормального проживания, то обратить взыскание на часть такого имущества можно, решил КС и обязал внести поправки в ст. 446 ГПК. Законопроект до Госдумы дошёл в 2017 году, только спустя пять лет после постановления КС, но нижняя палата его отклонила. Новый проект закона всё еще находится в разработке.

В 2013 году КС по жалобе Эдуарда Савенко предписал законодателю изменить порядок назначения штрафов за нарушение правил проведения общественных мероприятий ст. 5.38, 20.2, 20.2.2 и 20.18 КоАП (Постановление КС от 14 февраля 2013 года № 4-П). Действующее законодательство не позволяет назначить наказание ниже минимального, это нарушает принцип справедливого и соразмерного наказания, подчеркнул КС. Суд обязал законодателя внести поправки в закон, но спустя шесть лет нормы так и остались неизменными.

Сам Конституционный суд признаёт, что оперативно законодатель исполняет только свежие решения. Сейчас депутаты могут произвольно отказаться рассматривать предписания КС, если соответствующие правки внесли в прошлые созывы Госдумы. Кроме этого, в законе не установлены конкретные сроки принятия таких изменений. Поэтому «в большинстве случаев исполнение осуществляется, но отдельные изменения могут затянуться на годы», отмечает Александра Герасимова из ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании × .

Мнение экспертов

Юристы дают разные оценки тому, как суды и законодатель исполняют постановления КС. Например, по словам декана юридического факультета НИУ ВШЭ (СПб) Антона Ильина, решения Конституционного суда «исполняются хорошо». Многое для этого делает сам КС, который выпускает каждый год сборники своих решений и сам мониторит их реализацию, подчеркивает он.*

Герасимова отмечает, что к позициям и предписаниям КС прислушиваются выборочно. По её словам, как законодатель, так и суды исполняют только «удобные» для них решения. И делают они это в формате, который приемлем для них в определенный момент времени, добавляет Герасимова.


Решения Конституционного суда всегда принимаются в определённом экономическом, социальном, политическом контексте, а их применение может изменяться при изменении такого контекста.

Александра Герасимова, руководитель практики ФБК Legal.

По мнению доцента Российского государственного университета правосудия Ольги Кряжковой, оценить влияние позиций КС на судебную практику достаточно сложно. Причина этого – отсутствие официальной систематизированной информации как о пересмотре дел тех, кто обратился с жалобой в Конституционный суд, так и об использовании позиции КС в других делах, считает Кряжкова.


Пока возможно оперировать лишь отрывочными положительными и отрицательными примерами, а не описать полную картину происходящего.

Ольга Кряжкова, доцент Российского государственного университета правосудия

Вместе с тем эксперты сходятся во мнении, что механизм, когда КС признаёт норму конституционной и раскрывает её смысл, недостаточно эффективный. По словам руководителя судебной практики Института права и публичной политики Григория Вайпана, такой подход – «половинчатое решение, а потому неудовлетворительное».


Это парадокс, но пока соответствующих постановлений Пленумов Верховного суда нет, решения КС для прочих судов – это не указ.

Ирина Алебастрова, доцент факультета права НИУ ВШЭ

Признать норму неконституционной – это гораздо эффективнее, чем разъяснять её смысл, соглашается Ильин. Это проще для тех, кто такую статью будет или не будет в дальнейшем применять, считает декан юрфака НИУ ВШЭ (СПб) Антон Ильин. По его словам, когда КС признаёт статью конституционной и истолковывает её, он достигает намного больше целей: не допускает пробела в законодательстве и предлагает свою версию регулирования. Но для того чтобы такое постановление КС работало, нужен «хорошо подготовленный правоприменитель, который уважает правовые ценности», что в России встречается не так часто, резюмирует Ильин.

Есть две оптимальные модели конституционного правосудия, поясняет юрист. Согласно первой, КС выступает в роли «негативного законодателя», то есть если норма неконституционная, он её отменяет. Вторая модель противоположная. КС даёт толкование нормам, не устраняя их из законодательства, корректирует судебную практику.

Чтобы реализовать вторую модель, КС должен иметь возможность пересмотреть конкретное дело, а также все аналогичные дела по уже рассмотренной проблеме, объясняет Вайпан.

Отчасти с ним соглашается Кряжкова, отмечая, что до тех пор пока у КС нет права проверять конституционность судебных решений и отменять их, «воздействие КС на судебную практику будет ограниченным». Ильин же указывает на отсутствие серьёзной санкции за неисполнение постановлений КС. По его мнению, если судьи в своих решениях игнорируют позицию КС, это нельзя расценивать как ошибку, это более серьёзный проступок.

* – речь идёт об информационно-аналитических отчётах об исполнении решений Конституционного суда, которые ежегодно публикуют на сайте КС. Документ в основном оценивает работу законодателя.

Жителя Подмосковья в апреле оштрафовали за нарушение режима самоизоляции. Решив оспорить это решение и вообще введенные подмосковными властями ограничения, он дошел до Конституционного суда. КС постановил: самоизоляция не противоречит Конституции, поскольку помогает защитить здоровье и безопасность граждан. А вводить ее могут и региональные власти: все необходимые полномочия у них для этого есть. К тому же сложившаяся ситуация была экстраординарной и требовала быстрого реагирования.

Конституционный суд признал соответствующим Основному закону страны решение подмосковных властей ограничить передвижение граждан во время пандемии коронавируса. Соответствующее решение опубликовано на официальном сайте КС.

Речь идет о пп. 3 п. 5 апрельского постановления губернатора Подмосковья «О введении в Московской области режима повышенной готовности». Он запрещает гражданам покидать место жительства. Исключение составляли обращение за медпомощью, переливание крови, походы в магазин, выгул домашних животных на расстоянии 100 метров от дома и т.д. Кроме того, выходить можно было, предварительно оформив специальный пропуск.

24 апреля один из жителей подмосковного Протвино (имя не указано) вышел из дома и пошел в одно из городских общественных мест, нарушив тем самым указ губернатора. Местные органы МВД составили на него протокол об административном нарушении из-за невыполнения правил поведения при ЧС или угрозе ее возникновения.

Протокол направили судье. Протвинский городской суд Московской области, в свою очередь, направил дело в КС проверить на конституционность нормы губернаторского постановления: заявитель считает, что они не соответствуют сразу семи статьям Конституции. Речь идет о статьях, гарантирующих соблюдение прав и свобод человека, а также о том, какие сферы находятся в ведении Российской Федерации, а какие – субъектов РФ.

Ограничения – на благо граждан

В своем решении Конституционный суд сослался на ст. 2, 7 и 41 Основного закона, которые утверждают, что жизнь человека – «высшее благо, без которого утрачивают свое значение многие другие блага и ценности». Именно в связи с этими положениями власти берут на себя ответственность обеспечивать санитарно-эпидемиологическое благополучие населения, говорит КС.

По мнению суда, необходимость защиты жизни и здоровья граждан при ЧС «предполагает принятие таких правовых актов, которые не исключают возможности ограничения прав и свобод человека, в том числе и свободы передвижения». КС уточняет: ограничение допустимо постольку, поскольку оно соответствует поставленным целям. Оно должно быть соразмерно и пропорционально угрозе.

Конституционный суд признает право граждан на передвижение, гарантированное Основным законом страны. Но он уточняет: при реальной общественной угрозе жители должны проявлять «разумную сдержанность», реализуя это право. Временные ограничительные меры, которые принимает государство, «направлены на самоорганизацию общества перед возникновением общей угрозы», указывает КС. По мнению суда, это одно из проявлений форм социальной солидарности, которая основана на взаимном доверии государства и общества.

Кроме того, КС отмечает: ограничение свободы передвижения – не то же самое, что ограничение личной свободы.

Суд указал, что введение административной ответственности за нарушение самоизоляции в период эпидемии – «приемлемый баланс между защитой жизни и здоровья граждан и правами и свободами конкретного гражданина». Такой баланс нужен, чтобы поддерживать жизнедеятельность общества в условиях распространения опасного заболевания. Более того, введение ограничений в этой ситуации – задача, «уклониться от решения которой государство не вправе», говорит суд.

Суд также сослался на рекомендации ВОЗ, в которых Всемирная организация здравоохранения советовала ограничивать контакты между гражданами, в том числе вводя карантин и ограничивая передвижение людей.

Регионы против центра: кому вводить ограничения?

Конституционный суд указал, что защита прав человека в условиях пандемии входит в совместное ведение регионов и федерального центра. А это значит, что региональные власти могут регулировать вопросы, которые касаются защиты прав человека, а также защищать население и территории от чрезвычайных ситуаций и природных катаклизмов.

  • повседневной деятельности – когда нет такой угрозы;
  • повышенной готовности – когда угроза появляется;
  • чрезвычайной ситуации – когда ЧС возникла и надо ее ликвидировать.

Когда власти вводят режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, правительственная комиссия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности или аналогичное должностное лицо может назначить руководителя для устранения последствий ЧС. Он, в свою очередь, может принимать дополнительные меры по защите населения, в том числе ограничивать доступ людей и машин на территорию, где есть угрозы возникновения стихийных бедствий, указал Конституционный суд. Это должностное лицо – глава региона.

Суд сослался и на положения закона Московской области «О защите населения и территории Московской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Этот акт позволяет губернатору принимать решения в условиях ЧС. Кроме того, КС указал на то, что постановление о самоизоляции руководитель региона принял уже после аналогичного постановления президента, которым глава государства обязал руководство субъектов РФ бороться с пандемией.

Конституционный суд указал также на то, что ситуация с коронавирусом была экстраординарной. И хотя конкретные федеральные законы о разграничении полномочий центра и регионов в борьбу с пандемией были приняты уже после указа руководителя Подмосковья, власти области предприняли экстренные меры по минимизации ущерба здоровью и жизни граждан. А значит, опережающие меры нельзя считать антиконституционными. Кроме того, временной промежуток между введением ограничений в Подмосковье и появлением полномасштабного федерального регулирования был незначительным, указали судьи.

Кроме того, с 1 апреля этого года начала действовать норма федерального законодательства, позволившая привлекать к административной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил. Это и стало основанием для введения регионального регулирования, указали в КС.

Суд оценил и соразмерность принятых ограничений нависшей угрозе. Он указал, что разумность мер, принятых подмосковными властями, отражается в установленных исключениях: возможности выйти в магазин, выгулять собаку, сходить к врачу и т.д. При этом ограничения менялись постольку, поскольку менялась санитарно-эпидемиологическая обстановка. КС также указал, что суды при рассмотрении дел об оспаривании штрафов за нарушение режима самоизоляции могут учитывать и другие уважительные причины, чтобы смягчить решение правоохранителя или вовсе его отменить.

В итоге суд признал соответствующим Конституции ограничения, введенные подмосковными властями.

Права ребенка банкрота и поворот исполнения: топ весенних позиций КС

С марта по май 2022 года Конституционный суд принял 14 постановлений. В одном деле он защитил клиентку банка, которая внесла деньги на специальный счет в уплату по кредиту, а потом в банке объявили мораторий на погашение требований кредиторов. По этой причине суды сочли обязательства неисполненными. Но КС указал: нельзя смешивать должников и кредиторов, и деньги заемщика должны были прийти по адресу. В другом деле он защитил детей банкротов, которым должны оставлять прожиточный минимум, а не половину.

В октябре 2016 года Инна Рерина* взяла кредит 590 370 руб. на 60 месяцев в «Татфондбанке». 3 декабря 2016 года она внесла на специальный счет 500 000 руб. для его частичной оплаты, а 15 декабря ЦБ ввел трехмесячный мораторий на погашение требований кредиторов. В апреле 2017 банк признали банкротом. В мае этого же года «Татфондбанк» подтвердил получение средств, но заключил, что кредит не погашен, так как тогда действовал мораторий. Затем банк предъявил к Рериной требование об оплате 93 874,83 руб. Она обратилась в суд, чтобы подтвердить выплату. Банк, в свою очередь, направил встречный иск о взыскании задолженности.

Первая инстанция признала обязательства Рериной исполненными частично, на 494 897,55 руб. По встречному иску банка суд взыскал с нее долг по договору и обратил взыскание на заложенное транспортное средство. Апелляция изменила это решение и взыскала с Рериной до 687 861 руб. поскольку на ближайшую дату платежа по кредиту, 20 декабря 2016 года, действовал мораторий, а в период моратория нельзя прекращать обязательства путем предоставления встречных однородных требований. Эту позицию поддержала и кассация. Тогда Рерина обратилась в КС.

Конституционный суд разграничил две категории лиц:

  • должников по потребительскому кредиту;
  • кредиторов банка, а именно вкладчиков по договорам вклада или счета.

КС отметил, что заемщик, который кладет деньги на специальный счет для погашения кредита, продолжает оставаться должником. Этот счет не превращает его в кредитора. Банк вправе принять от него средства несмотря на мораторий, который действует в отношении кредиторов, а не должников.

С июля 2015 Иван Евсеев* работал юрисконсультом в ООО «Стройсервис». 31 августа 2016 года он был уволен и взыскал с работодателя долг по зарплате в общей сумме 880 057 руб. Следом компания обанкротилась. Затем трудовой договор с Евсеевым и начисление ему зарплаты признали недействительными по иску конкурсного управляющего «Стройсервиса» Валентины Кирилюк, а мировой судья отменил судебные приказы по новым обстоятельствам (решение суда о признании сделки недействительной). ООО просило мирового судью повернуть исполнение судебных приказов и вернуть выплаченные Евсееву деньги. Но тот отказал компании. Согласно абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК поворот исполнения решения суда по трудовым спорам возможен, если решение отменили в кассационном или надзорном порядке и при этом работник предоставил ложные сведения или подложные документы. Судья отметил, что здесь такого не было, а трудовые обязанности Евсеев все равно выполнял.

Апелляционный суд, который поддержала и кассационная инстанция, отменил определения мирового судьи и удовлетворил требование о повороте исполнения. С Евсеева взыскали деньги. Суд отметил, что приказы отменили при пересмотре дела по новым обстоятельствам — признании недействительным трудового договора. Это не позволяет ограничить поворот исполнения судебных решений, что возможно только для кассационного и надзорного производств, согласно абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК.

КС признал эту норму неконституционной. Судьи отметили, что по буквальному смыслу этого правила его не применяют к отмене акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Это дает возможность обратного взыскания денег, которые сторона трудовых отношений получила на основании судебного постановления. Суды не учитывают доказательства, которые подтверждают добросовестность истца, и обстоятельства, повлекшие отмену вступившего в законную силу судебного постановления.

КС постановил, что до внесения изменений в ГПК суды должны применять норму и к случаям пересмотра судебных постановлений по делам о взыскании денег по трудовым спорам по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, если отношения работника и работодателя не опровергли в суде, а отмененное решение не основано на ложных сведениях или подложных документах.

По мнению Ивана Стасюка, советника ЮК РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6 место По выручке 16 место По количеству юристов Профайл компании × , КС сосредоточился исключительно на процессуальной стороне вопроса и пришел к выводу, что ограничения на поворот исполнения решения суда распространяются не только на случай отмены решения в кассационном или надзорном порядке, но и на ситуацию пересмотра решения по новым обстоятельствам. Между тем, эксперт отметил, что в постановлении нет сведений об основаниях признания трудового договора недействительным, а они, по его мнению, весьма примечательны. Эта информация есть в постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 августа 2018 года по делу № А05-15115/2015 и Постановлении АС Северо-Западного округа от 13 декабря 2018 по делу № А05-15115/2015. Из актов следует, что в период работы заявителя в ООО оно уже не вело деятельности, а только расширяло штат. Кроме того, в судах Елисеев представлял не должника, а его процессуальных оппонентов – истцов по иску к должнику. Эксперт отмечает, что расширение штата накануне банкротства дает основания предположить цель немного уменьшить будущую конкурсную массу и избавить управляющего от забот по ее распределению.


Представление интересов контрагентов должника тоже наводит на интересные мысли. Такое поведение для юриста, который вдруг начинает играть на стороне «противника» и при этом продолжает работать в компании, с которой помогает взыскать деньги – едва ли обычное дело.

Поэтому, по мнению юриста, скорее всего не было оснований для взыскания денег с ООО. Истец действовал недобросовестно и на него не должны были бы распространяться гарантии ст. 445 ГПК (о повороте исполнения). Они нужны работнику как слабой стороне, которая может не разобраться в тонкостях начисления зарплаты, и не должна страдать из-за того, что судьи также ошиблись в этом. Здесь же взыскатель не похож на слабую сторону. «Постановление КС, пожалуй, формально верно. Но едва ли справедливо.» – считает Стасюк.


Альбину Хлопкову* признали банкротом и исключили из конкурсной массы ежемесячный прожиточный минимум на нее саму и только половину прожиточного минимума на ее несовершеннолетнего ребенка. Из выводов судов следовало, что вторую половину должен платить отец. Если же мать хочет сохранить всю сумму, то ей необходимо доказать, что тот уклоняется от содержания ребенка или что они как-то иначе урегулировали эти вопросы.

КС встал на сторону женщины и отметил: пусть банкрот не доказал, что второй родитель уклонялся от содержания сына или дочери, здесь это не имеет юридического значения и не мешает исключить прожиточный минимум на ребенка из конкурсной массы.

С конца 2018 года в российских судах сложилась практика, когда из конкурсной массы исключали половину прожиточного минимума на содержание несовершеннолетнего, у которого два родителя, отмечает Анна Ившина, старший юрист РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6 место По выручке 16 место По количеству юристов Профайл компании × . Фактически выработалась презумпция, что если один из родителей не обращался в суд с требованием об уплате алиментов, то второй предоставлял содержание. Хотя не все родители участвуют финансово в жизни ребенка.


Сложно доказать, что второй родитель не тратит деньги на ребенка, но снижение прожиточного минимума в два раза может привести к нарушению интересов детей. Такой риск необходимо сводить к нулю.

Эксперт обращает внимание на вывод КС, что такое толкование позволяет обеспечить иждивенцам нормальные условия существования и гарантии социально-экономических прав. При этом позиция не обесценивает обязанность обоих родителей участвовать в содержании детей. По мнению Ившиной, постановление станет отправной точкой для разворота судебной практики. При этом законодателю не надо будет вносить изменения, так как суд разъяснил этот вопрос, признав ошибочным ранее сложившееся в судебной практике толкование.

В течение 2020-2022 годов Мургина обжаловала отказы в судах. В июле 2020 года и в январе 2021 года Центральный районный суд Калининграда отказывался рассматривать ее требования. Он указал, что предварительное расследование уже завершено, и дело рассматривает первая инстанция. Там Мургина тоже заявила аналогичное ходатайство и в июне 2021 года ей снова отказали. Она обжаловала и этот вывод, но суд в июле этого же года отметил, что это недопустимо отдельно от итогового решения. Затем, в декабре 2021-го, в ее отношении вынесли обвинительный приговор. Тогда Мургина обратилась с жалобой в КС.

Кирилл Махов, адвокат, партнер Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × , отмечает неоднозначность судебной практики: встречаются как отказы в рассмотрении жалоб без итогового судебного решения, так и случаи рассмотрения, хоть их гораздо меньше.


Поскольку судебная защита здесь безусловно должна быть своевременной, законодательное закрепление такого механизма должно положительно повлиять на судебную практику и позволить обжаловать подобные отказы, не дожидаясь окончания судебного процесса.


Адвоката Ивана Фролова трижды не пустили на территорию Главного управления МВД по Саратовской области с мобильным телефоном, с помощью которого можно делать фото и видео и пользоваться Интернетом. Такой запрет обосновали положением локальной инструкции, запрещающим проносить в административные здания телефоны с возможностью записывать звук и изображение в целях обеспечения режима секретности, безопасности и антитеррористической защищенности отделов полиции. Про такой режим говорится в п. 25 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции».

Фролов обжаловал запрет на проход с телефоном в здания ГУ МВД, но первая инстанция ему отказала со ссылкой на инструкцию. Апелляция отменила это решение, так как его вынесли в соответствии не с федеральным законодательством, а со служебной инструкцией, к которой не у всех есть доступ. Кассация не согласилась с таким выводом и оставила в силе решение первой инстанции.

КС разобрался в ситуации и отметил, что в ФЗ «О полиции», как и в иных законах, нет норм, которые запрещали бы защитникам проходить в административные здания с телефонами. Суд пришел к выводу, что п. 25 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции» - не повод запрещать должностным лицам пропускать адвокатов в помещения ОВД. При этом норма не препятствует сотрудникам органов определять возможность использования технических устройств во время предварительного расследования. КС признал правило соответствующим Конституции, но при учете разъяснений в постановлении.


Практика показывает, что сотрудники правоохранительных органов порой искусственно затрудняют адвокатам доступ к доверителям

Алексей Касаткин, адвокат и старший партнер Criminal Defense Firm Criminal Defense Firm Федеральный рейтинг. группа Уголовное право ×

КС в постановлении обращает внимание, что у адвокатов есть право на фиксацию различных материалов дела или хода процессуального или следственного действия с помощью телефона. По мнению эксперта, такое разъяснение КС должно усилить позиции защитников при оказании юридической помощи доверителям.

В своем решении КС указал, что положения указа губернатора о введении ограничений были продиктованы «объективной необходимостью оперативного реагирования на экстраординарную (беспрецедентную) опасность распространения коронавирусной инфекции» / Евгений Разумный / Ведомости

Постановление губернатора Московской области Андрея Воробьева «О введении в Московской области режима повышенной готовности» признано соответствующим основному закону, информация об этом опубликована на сайте Конституционного суда (КС). С соответствующим запросом в КС в конце сентября 2020 г. обратился Протвинский городской суд Московской области.

КС признал соответствующими российской Конституции пп. 3 и 5 постановления губернатора Подмосковья, которым он ввел в регионе режим повышенной готовности для борьбы с предотвращением распространения коронавирусной инфекции (COVID-19).

В норме, которую проверяли на конституционность, говорится о запрете гражданам покидать места проживания, за исключением случаев обращения за медицинской помощью или иной острой необходимости. Постановление, вводящее обязательную домашнюю самоизоляцию, было подписано губернатором Московской области 12 марта, аналогичные меры были введены тогда же в Москве. Протвинский суд обратился в КС после того, как в его производстве оказалось дело об административном правонарушении гражданина Сергея Пантюхова.

Он покинул свое место жительства во время самоизоляции, в связи с чем был составлен протокол по ст. 20.6.1 КоАП России «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения». Суд предполагал, что нарушение, которое вменяется Пантюхову, «затрагивает его право на свободу передвижения», закрепленное в ст. 27 Конституции и действующее напрямую.

Все правовые нормы, на которые ссылается Воробьев при введении самоизоляции, не предусматривают ограничения права граждан на свободу передвижения, указал в своем обращении в КС Протвинский суд. «Анализ действующего законодательства показывает, что органы государственной власти субъектов Федерации России вообще не наделены полномочиями ограничивать права и свободы граждан», – говорится в запросе суда. Наконец, суд указывает, что в соответствии со ст. 55 Конституции России ограничения прав граждан должны быть прямо оговорены в законах и «не должны зависеть от умозаключений должностных лиц».

млн штрафов выписано в России, по данным МВД по состоянию на конец ноября, за нарушения, связанные с ограничительными мерами из-за коронавирусной инфекции. Общая сумма штрафов составила, по подсчетам ТАСС, не менее 1,7 млрд руб.

В своем решении КС указал, что положения указа губернатора о введении ограничений были продиктованы «объективной необходимостью оперативного реагирования на экстраординарную (беспрецедентную) опасность распространения коронавирусной инфекции», а вводимые губернатором меры «не носили характера абсолютного запрета» и «были кратковременными».

При этом КС признал, что постановление губернатора было принято до того, как появились федеральные законодательные акты, придавшие ему «формально-юридическую легитимацию». В подобной ситуации губернаторское постановление, по версии КС, было оправдано тем, что «носило опережающий характер» и было вынужденной мерой для «самоорганизации общества».

Юрист организации «Апология протеста» Анна Бочило отмечает, что КС ранее толковал соответствующую статью Конституцию однозначно, подчеркивая, что права и свободы человека могут быть ограничены лишь федеральным законом. При этом под понятием «закон» понимались только федеральные акты, но не законы субъектов Российской Федерации, и КС неоднократно признавал законодательные акты субъектов неконституционными как ограничивающие в том числе и свободу передвижения, говорит юрист.

Управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин считает, что решение КС поставило точку в вопросе правомерности установленных еще в марте этого года в регионах «локдаунов». Согласно позиции КС «отсутствие официальных полномочий у властей вовсе не свидетельствует о незаконности запретов». После этого решения «граждане, возлагавшие надежду на неконституционность нарушенных ими запретов, к сожалению, уже не смогут рассчитывать на пересмотр своих дел по этим основаниям», считает юрист.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: