Почему царизм пошел на ликвидацию суда биев

Обновлено: 01.02.2023

За 20 лет независимости Республики Казахстан судебная власть стала одним из главных достижений в развитии нашей государственности. Совершенствуется законодательная правовая база, суды стали гарантом того, что Конституция страны защищает каждого гражданина своей страны.

Сегодня, когда Казахстан становится равноправным партнером мирового сообщества, одним из приоритетных направлений судебной реформы является повышение роли суда в государственной и общественной жизни.

Казахский суд биев, имевший тысячелетнюю историю и основанный на совести, чести и справедливости, передавал свои истинно высокие человеческие качества из поколения поколению. Независимо от обстоятельств дела, пусть даже самых трудноразрешимых, он всегда находил и принимал правильное решение. Даже в период реформирования административного устройства казахской степи, бии мудрым словом, талантом убеждения и умением сплачивали народные массы и разрешали возникающие политические обострения. «Слово» бия никто, никогда не игнорировал, не оспаривал, оно звучало всегда как отечественное назидание[1,с 67].

В истории Казахстана правосудие биев сыграло такую же роль, как и римское право для западной культуры и современного права. Высокоморальные основы жизни древнего степного права были более ценны, нежели понятия богатства или власти. Благодаря приверженности этим идеалам казахский суд биев сумел стать реальной политической силой, повлиявшее на весь ход государственного развития cтепи. Не случайно этот период историки назвали «золотым веком правосудия».

Деятельность биев сводилась к осуществлению не только правосудия, они активно участвовали в других сферах жизни общества: выступали в роли объединяющего и созидающего. Их мнения были весомыми и признаваемыми даже для высшей знати султанов и ханов. Нередко бии стояли во главе кочевых коллективов. Таким образом еще в те времена суд являлся весьма уважаемым и независимым органом [1, с. 279].

В казахском обществе титул "бий" был не столько наследственным или жалуемым, сколько заслуженным почетным званием. Бии не назначались и не избирались. Основными требованиями к таким людям были: доскональное знание норм обычного права, обладание ораторским талантом и честность. Бесчестный человек неизбежно утрачивал звание бия, так как никто не считал возможным обращаться к нему за справедливым решением. Безупречная репутация являлась необходимой и достаточной гарантией правосудия.

Бии представляли собой социальную группу, сложившуюся из людей, в совершенстве изучивших нравы и обычаи, идеологию, неписаные правовые устои, правовые правила и нормы. Эти люди были выходцами из самой гущи народа, своей мудростью и ораторским талантом они блестяще разрешали все возникавшее споры, за что пользовались заслуженным уважением.

Наши предки почитали биев, за их чистоту и прозрачность, за их природный дар- они были совесть и честь народа. Глубокий ум, высокий интеллект, широкий кругозор и гениальность – вот те личные качества, которыми должен обладать бий, чтобы быть признанным и почитаемым как на народном, так и на государственных уровнях.

Институт биев играл существенную роль в Степи. Заинтересованные стороны выбирали биев, которые могут представить род на переговорах с другими родами и вынести справедливое решение [2].

Основная цель судебного процесса в казахском обществе - примирение спорящих или враждующих сторон перед народом. Казахи говорят: "Дау мұраты - бітім" (Цель спора примирение).

Как следует из источников Майкы би, считался «отцом всех казахских биев», их родоначальником, авторитет которого в казахской правовой культуре являлся непререкаемым. Это зафиксировано во всеобщем правиле: «Түгел сөздің түбі бір, түп атасы - Майқы би» - это трудно переводимое, но понятное всем степнякам основательное выражение, которое в смысловом переводе приблизительно звучит так: «Слова и сила справедливости - основы решения конфликта - так установил Майкы би». Авторитет Майкы бия настолько был высоким, что, если судье-бию удавалось доказать, что его решение лежит в русле правил Майкы бия, то это приводило к беспрекословному его признанию сторонами и их примирению. Однако злоупотребление именем Майкы бия не допускалось. Это вело к крушению судебно-правовой карьеры бия [7].

Майкы би, был долгожителем (1105-1225 гг.), происходил из древнего казахского крупного родового объединения Уйсын, составившего основное формирующее ядро Старшего жуза. По отрывочным средневековым, тюркским, арабо-персидским и монгольским источникам наибольшую известность он приобрел своей службой при Чингисхане и при его потомках. В период возвышения Чингисхана он был одним из авторитетных его советников и доверенным «Тобе бием» (верховным бием) по Кипчакской степи. Чигисхан, уезжая в поход, порою оставлял его в числе временно управляющих на главной ханской ставке. Говорят, что Майкы би присутствовал при коронации девяти монгольских ханов, в том числе самого Чингисхана, его сыновей и внуков, провозглашенных ханами на различных частях Великой степи кыпчаков. В частности, он был одним из тех, кто, по древнему обычаю тюрков поднимал на белой кошме Жошы хана, сына Чингисхана, на Улытауских горах в Центральном Казахстане. Майкы би был просвещенным деятелем, владел несколькими языками, прославился в свою эпоху как приверженец и идеолог свободы Великой Степи кочевников, справедливого управления и справедливого суда в ней[4].

Мысль о том, что нормы обычаев не есть «застывший», неизменный институт, а явление, динамичное, отвечавшее требованиям времени, прослеживается в установлениях Майкы-бия «Әдет әдет емес, жөн әдет»- «В обычаях ценны не нормы обычаев , а ценен праведный путь»

Стать бием было довольно сложно, поскольку, кроме знания тонкостей так называемого «степного законодательства», зафиксированного в уложениях «Светлый путь Касым хана» «Ветхий путь Есим хана» и «Жеті жарғы», дополненных прецедентными решениями авторитетных биев, он должен был соответствовать строгим требованиям личностного характера, таким как красноречие, остроумие, способность к диалогу, честность и др.[6, с.86].

Согласно современным исследованиям историков Казахское ханство достигло наибольшего могущества и рассвета во времена правления Касыма в начале XVI века. Касым хан (1511-1538) известен в истории казахского народа как «собиратель казахских земель» Народное предание связывает с его именем создание узаконений «Чистая дорога хана Касыма»

При правление государством Касым ханом впервые в истории была проведена систематизация правовых норм, получившая название «Правда Касым хана», в нем особое место занимает посольские отношения, такие как Касым хан придавал огромное значение дипломатическим отношениям в целях укрепления самостоятельной государственности казахов.

Возвышение роли биев и бийского правосудия в обществе и кочевых общинах входило в политику Касым хана, являлось мерой укрепления государства и правопорядка в нем. При нем новый смысл и особое звучание получили такие принципы, как «Қара қылды қақ жару», что дословно значит «Разрубить волосинку ровно пополам», т.е суд и судья настолько должны быть беспристрастны и справедливы , что их решения однозначны, не должны склоняться то на ту , ту на другую сторону участников процесса [7].

Казахскиий суд решал споры и разногласия, с которыми обращались к нему стороны, исходя из важности обеспечения примирения сторон и мира между ними, единения и обеспечения единства внутри и в сферах общежития, исходя из необходимости искоренения не столько личных, сколько пороков общественного значения. Именно эти, далеко не простые задачи суда насущно требовали того, чтобы бии-судьи учились в школах степных мудрецов, были учеными (не по книгам, а от жизни), прошли испытательные этапы перед старшим поколением, мудрейшими, обладали красноречием и логикой суждения, а также были знатоками казахского права.

Известный казахстанский ученый, академик Зиманов С.З. касательно статуса судей отмечал: « Суд биев в XVII в. представлял собой окончательно сложившийся, жестко регламентированный и довольно четко формализованный институт, включающий в себя правовую базу и аппарат, осуществляющий процессуальную деятельность. Не удивительно, что столь важный социально-правовой институт получил и формально- юридическое закрепление в своде законов «Жеты Жаргы», в составлении которого, кстати говоря, принимали участие и наиболее влиятельные бии – Толе-бий (Старший жуз), Казбек-бий (Средний жуз) и Айтек-бий (Младший жуз) [6].

По этому поводу А.И.Левшин писал: «Было время, когда и наш народ жил в покое, было время когда, когда у нас существовал порядок, были законы и правосудие» А главное называли эту эпоху своей истории «Золотым веком» порядка и правосудия.

Суть и статус биев –судей, о том каким требованиям они должны отвечать, чтобы признала их общественность , кратко, стильно и емко выражены в регулятивно- поведенческих выражениях, ставших убеждениями и правилами подсознательных и сознательных установок для каждого и для всех:

-«Ханда қырық кісінің ақылы бар, биде қырық кісінің ары бар»-«У хана имеется разумение сорока человек, а убия –совесть (честь) сорока человек»

«Батыр дегенді екі қатының бірі табады, би дегенді ілуде бірі табады»-«Смельчака рожает каждая женщина, а бия рожает редкая женщина»

Поэтому с формированием государства в XVI столетии эти законные нормы были легализованы в специальный Степной свод законов. Наиболее известным был «jety jarghy» (Семь установлений, XVII столетие). Общепринятый кодекс Тауке хана поощрял формализацию юридического процесса и создавал единственную судебную власть в форме учреждения биев.

Выдающийся казахский ученый и мыслитель Ч. Валиханов, уверждал, что казахская судебная система основывалась в основном на авторитете, на глубоком познании в судебных обычаях, а также они обладали красноречием. Бием становились те, которые считались символом справедливости и беспристрастности..

Казахи жили в родовых общинах, управляемых главой государства на основе обычаев и традиций. Споры в пределах рода регулировались старшими членами клана, названных биями. Бии регулировали и формулировали законы, выполняли функцию суда в своих родах. Первоначально биев признавали как решающих споры, но к концу XVIII столетия термин би приобрел значение «судья».

Уникальность казахского суда биев, заключается в том, что он, представляет собой яркий пример института, осуществляющего правосудие в системе традиционного права. Суд этот, просуществовавший на протяжении XV – начала XX вв., сумел создать высокий уровень организаций судоустройства и судопроизводства которая основывалось на следующих фундаментальных принципах, а) знание и постижение бием-судьей основных и трансферных норм и логики обычно-правовой системы кочевого общества казахов; б) неподкупность суда и судьи; в) справедливость как суть и моральная ориентация судебных решений; г) гласность, доступность и публичность суда;

Они обладали высоким социальным статусом и значительными экономическими привилегиями. Деятельность биев основывалась не только на правосудии, они активно выполняли несколько функции: военачальника, администратора, судьи и представителя аристократии степи.

Функция управления в основном сводилась к разбирательству различных споров. Хотя бии не имели специального образования, они располагали огромными правами в толкований норм, могли формулировать законы и принимали мудрые решения.

Историческое значение суда биев в том, что он был своего рода эталоном правосудия. И при этом любой обычный человек мог стать бием. Несомненно, речь идет о тех, кто обладал знанием, навыком убеждения и правосудия, то есть пользовавшихся большим уважением соплеменников и имевших репутацию людей законопослушных и справедливых.

Бии были компетентными правоведами, которые упорядочивали и регулировали обычные правовые нормы, правила и законы, вносили изменения и корректировки.

Институт биев, с которым в Великой степи олицетворялась истина, справедливость и неподкупность, сыграл важную роль в становлении правовой категории законности.

Правовые решения бия основывались на следующих источниках казахского права: а)обычях кочевого общества и общественно управленческих отношений в нем;

б) судебных прецедентах, постоянно дополнявших и корректировавших обычно-правовые нормы в соответствии с изменяющимися внутренними и внешними условиями в жизни общества и государства;

в) ханском законодательстве

Академик Зиманов С.З в своей работе « «Казахский суд биев-уникальная судебная система» отмечал: « В условиях Казахстана авторитет и уважение бийского судопроизводства, давно исчезнувшего в пластах истории, стали проявлением мечты о реальном гуманизме всего общества, в том числе и ныне властвующих в нем слоев. Это парадоксально, но факт, говорящий о многом, о всеобщей ценности правосудия биев»[3,c.41]

Гласность как необходимое условие нормального функционирования кочевой демократии, свободное общественное мнение, отвечающее только требованиям исконных традиций и обычно-правовых норм, наконец, прочное утверждение принципа справедливости, стоящего выше всяких законов, — вот, наверное, те безусловные гарантии, которые обеспечивал суд биев, которому безоговорочно верили. Судебная тяжба начиналась там, куда люди приходили в поисках разрешения спора. А приходили они только к тем, чьему мнению доверяли. Это был истинный цвет народа, концентрирующий в себе всю кладезь народной мудрости и духовности.

Так например согласно короткой, но очень емкой и блестящей по содержанию записке о судебной реформе от 28 февраля 1864 года знаменитого ученого, путешественника, писателя, видного сына казахского народа Чокана Валиханова:

«Возведение в звание бия не обусловливалось у киргиз (во времена российской империи казахи назывались киргизами или киргиз-кайсаками) каким-либо формальным выбором со стороны народа и утверждением со стороны правящей народом власти; только глубокие познания в судебных обычаях, соединенные с ораторским искусством, давали киргизам это почетное звание[5].

Таким образом, выборы бия у казахов не сопровождались формальными действиями со стороны людей и назначением правящей властью, только глубокие знания и владение судьей ораторским искусством как средством доказывания и обоснования судебного решения давало право занять этот чин. Одним из самых влиятельных биев в казахской истории Толе би был из среды шаруа – самой бедной социальной группы. Но это не повлияло ему стать человеком , мнение котрого было важно для ханов и султанов.

Суды биев содержали много элементов демократии , таких как равенство перед законом , свободное слушание гражданских споров и уголовных дел.

Законы Тауке-хана дошли до нас лишь в виде отельных фрагментов и то – в записях русских чиновников. Тем не менее, даже среди этих немногочисленных (порядка тридцати) фрагментов значительная часть посвящена регламентации деятельности суда. Являясь, безусловно вершителями степного закона, в частности, за биями (равно как и за ханами) закреплялось само право творить, подтверждалось взимание пошлины «бийлик», регламентировалось количество свидетелей для разных дел, либо присяга (при отсутствии или недостаточном количестве свидетелей), право отвода судей обвиняемым и его причины, разрешалась баранта[6].

Из рукописей и устных источников дошедших до нас мы узнаем, что, что законы, что «Жеты Жаргы» являются сводом норм обычного права лишь отчасти, преимущественно же выступают именно как «позитивное право», как законы, установленные государственной властью. И, как представляется, в таком контексте включение в свод законов Тауке-хана положений о суде биев имеет еще большее значение: ханы признали полуофициальный суд биев частью официальной системы государственной власти!

Бийская судебная власть в кочевом казахском обществе представляла собой социальную группу людей в совершенстве изучивших и всесторонне осведомленных о нравах и обычаях народа, его идеологии, неписанных устоях, правилах и правовых нормах. Причем эти люди были выходцами из самой гущи народа, они своей мудростью, ораторским талантом блестяще разрешали все возникавшие индивидуальные и коллективные споры и заслуженно пользовались огромным уважением по всей степи.

В результате историко-правового анализа опыта деятельности суда биев, была раскрыта историческая сущность бийского правосудия, являющейся ценностной ориентацией в политике демократизации судебной власти в Казахском государстве. Рассмотренные институты биев представляли собой высокий уровень организации судоустройства и судопроизводства, и были ведущей формой власти в системе управления. Глубокое и всестороннее рассмотрение деятельности суда биев позволило выявить наиболее характерные черты, получившее название «Золотой век» правосудия: 1.Историческое значение суда биев в том, что он был своего рода эталоном правосудия. Судебная тяжба начиналась там, куда люди приходили в поисках разрешения спора. Это был истинный цвет народа, концентрирующий в себе всю кладезь народной мудрости и духовности.

  1. 2.Основная цель судебного процесса в казахском обществе - примирение спорящих или враждующих сторон перед народом.Казахи говорят: "Дау мұраты - бітім" (Цель спора - примирение).
  2. 3.Хранителями правовой культуры казахского народа были бии.Бии –выходцы из народа, главной сутью которых были человечность, порядочность, справедливость.
  3. 3.Бийское правосудие была значительной и по мнению С.З.Зиманова была «уникальной», она имела свои особенности, которых не было у других народов.
  4. формирование правовой культуры на принципах деятельности суда биев как социального института, выразившего концентрированную совокупность нравственных начал казахского общества.

Общекультурные ценности и опыты правосудия Биев помогут нам возродить нравственные начала в воспитании достойных судейских кадров, где основным принципом являются такие качества как: независимость, и беспристрастность, справедливость.

Купить справку из банка о состояние счета тут

6. Ограничение царизмом полномочий суда биев

Суд биев пользовался безусловным авторитетом среди жителей Степи. Нередко и русское население Казахстана во многих случаях предпочитало имперскому суду суд казахских биев. К примеру, весьма примечателен такой факт: в период с 1859 по 1865 годы в Кокчетавском внешнем округе было зафиксировано 117 обращений русских к суду биев. О преимуществе суда биев хорошо заметил А. Гейнс, исследовавший быт и обычное право казахов: «Суд биев скор и производится на словах, он довольно справедлив и всегда бескорыстен, и потому пользуется уважением не только казахов, но и разночинцев и казаков, из которых многие идут в суд биев». Суд биев играл консолидирующую роль в жизни казахского общества. Он отличался неподкупностью, справедливостью, доступностью и публичностью. Суд был ориентирован на примирение сторон и полное возмещение причиненного правонарушителям ущерба. Царское правительство стало разрушать суд биев в 20—90-е годы XIX века. Он мешал колониальным властям внедрять общеимперское управление. Представители передовой казахской интеллигенции выступали за то, чтобы суд биев остался в первозданном виде. К примеру, известный просветитель, ученый Ш. Уалиханов придерживался именно такой позиции.

1. Расскажите о биях, суде биев и их роли в жизни номадов. 2. Как назначались свидетели? 3. Найдите в параграфе текст о том, каким образом давали присягу участники судебного процесса. 4. Какие виды наказания существовали у казахов? 5. Что из себя представляла барымта? 6. Какую политику заняло царское правительство по отношению к традиционному суду биев? 7. Составьте рассказ о происхождении и становлении бия. 8. Пользуясь дополнительным материалом, расскажите о деятельности известных казахских биев, об их находчивости и красноречии.

Барымта - форма насильственного возмещения убытков, допускаемая казахским обычным правом. Обычно осуществлялась в форме угона лошадей. Кун - выкуп за убийство.

«Главное достоинство суда биев, по нашему мнению, заключается в отсутствии формальностей и всякой официальной рутины. Значение бия основано на авторитете, и звание это есть как бы патент на судебную практику. .Свободный выбор судей из всех лиц, носящих звание биев, предоставленный тяжущимся, вполне заменяет выборы и даже более достигает той цели, с которой обыкновенно производятся выборы. Бии у нас теперь занимаются своей профессией по призванию и имеют причины дорожить своей репутацией. Сделавшиеся же выборными чиновниками, они во всем будут походить на наших управителей, которые тянут со всех и всем сами платят. Неблагонамеренный судья, при настоящем положении дел, без всяких скандалов может быть обойден: к нему никто не будет обращаться - и дело кончено».

1. В чем было главное достоинство суда биев? 2. Почему бии дорожили своей репутацией? 3. Какая опасность появлялась в случае официальных выборов и назначений биев?

Бий(следователь, прокурор, судья) -, должен знать правовые нормы, быть оратором, безупречная репутация. Судебный процесс начинался после обращения заявителей или по просьбе властных структур.

До начала 20 в. – казахи имели уникальный традиционный суд биев ( с 20 –х гг. 19 в.- постепенная ликвидация суда биев)

При избрании бия сохранялся древний ритуал : перед бием бросали плети в знак того, что доверяют ему свое дело.

Суд биев основывался на принципе состязательности,проходил публично, в словесной (устной ) форме, в сжатые сроки.

Решение биев приводилось немедленно султанами, старшинами. За свой труд бий получал вознаграждение

«бидин билиги» (1/10 часть)

Присяга – клятва: на возвышенности, у реки, у могилы предков; три раза обходят могилу предков; целование дула ружья; иногда на Коране.

1. Изгнание из аула (высылка)

2. Виновные платили айып (штраф), кун -имущественное возмещение за убийство

Откуп с виновного – ат- шекпен(коня, шубу)

Совершившие тяжкие преступления – откупались девяткой (скотом) 3 верб,3 коровы, 3 барана.

За воровство платили трижды по 9 голов скота.

За убийство приговаривали к смерти. Женщина, убившая незаконнорожденного младенца приговаривалась к смертной казни. За убийство мужчины – 1000 овец или 100 лошадей или 50 верблюдов, за женщину в 2 раза меньше

Убийство при обороне при свидетелях – половина куна, без свидетелей – полный кун. Убийство по неосторожности – половина куна. За помощь убийце (бегство, укрывательство) – полный кун. За убийство вора, разбойника, убийцы – наказания нет. За убийство при барымте – подсудимый платит кун.

Дуре салу – публичная порка (25 ,50,100 ударов) За оскорбление родителей, ложную информацию – дуре.

Измена вере – высшая степень позора ,изъятие его имущества у родственников.

Самоубийцу хоронили отдельно в 40 саженях от общей могилы (поминок нет)

«Дат таксыр» - последняя просьба преступника к хану.

За богоотступничество, кровосмешение – забивали камнями до смерти, нельзя вступать в брак до седьмого колена

Барымта - насильственный угон скота, захват имущества за неуплаченный долг. Угнанный во время барымты скот – возвращался в течении 3-х дней (сообщался об угоне скота)

В 18 – нач. 19 вв. Россия расценивала барымту, как уголовное преступление.

1859 – 1865 – в Кокчетавском внешнем округе принято 117 обращений русских в суд биев.

А. Гейнс (о преимуществе суда биев) «Скор и производится на словах … не только казахов, но и разночинцев и казаков, из которых многие идут в суд биев».

Суд биев играл консолидирующую роль в жизни ках. Общества.

В 20-90 гг. 19 в. – царизм стал разрушать суд биев, Россия стала назначать биев.За сохранение суда биев в первозданном виде выступал Ч. Валиханов.

За 20 лет независимости Республики Казахстан судебная власть стала одним из главных достижений в развитии нашей государственности. Совершенствуется законодательная правовая база, суды стали гарантом того, что Конституция страны защищает каждого гражданина своей страны.

Сегодня, когда Казахстан становится равноправным партнером мирового сообщества, одним из приоритетных направлений судебной реформы является повышение роли суда в государственной и общественной жизни.

Казахский суд биев, имевший тысячелетнюю историю и основанный на совести, чести и справедливости, передавал свои истинно высокие человеческие качества из поколения поколению. Независимо от обстоятельств дела, пусть даже самых трудноразрешимых, он всегда находил и принимал правильное решение. Даже в период реформирования административного устройства казахской степи, бии мудрым словом, талантом убеждения и умением сплачивали народные массы и разрешали возникающие политические обострения. «Слово» бия никто, никогда не игнорировал, не оспаривал, оно звучало всегда как отечественное назидание[1,с 67].

В истории Казахстана правосудие биев сыграло такую же роль, как и римское право для западной культуры и современного права. Высокоморальные основы жизни древнего степного права были более ценны, нежели понятия богатства или власти. Благодаря приверженности этим идеалам казахский суд биев сумел стать реальной политической силой, повлиявшее на весь ход государственного развития cтепи. Не случайно этот период историки назвали «золотым веком правосудия».

Деятельность биев сводилась к осуществлению не только правосудия, они активно участвовали в других сферах жизни общества: выступали в роли объединяющего и созидающего. Их мнения были весомыми и признаваемыми даже для высшей знати султанов и ханов. Нередко бии стояли во главе кочевых коллективов. Таким образом еще в те времена суд являлся весьма уважаемым и независимым органом [1, с. 279].

В казахском обществе титул "бий" был не столько наследственным или жалуемым, сколько заслуженным почетным званием. Бии не назначались и не избирались. Основными требованиями к таким людям были: доскональное знание норм обычного права, обладание ораторским талантом и честность. Бесчестный человек неизбежно утрачивал звание бия, так как никто не считал возможным обращаться к нему за справедливым решением. Безупречная репутация являлась необходимой и достаточной гарантией правосудия.

Бии представляли собой социальную группу, сложившуюся из людей, в совершенстве изучивших нравы и обычаи, идеологию, неписаные правовые устои, правовые правила и нормы. Эти люди были выходцами из самой гущи народа, своей мудростью и ораторским талантом они блестяще разрешали все возникавшее споры, за что пользовались заслуженным уважением.

Наши предки почитали биев, за их чистоту и прозрачность, за их природный дар- они были совесть и честь народа. Глубокий ум, высокий интеллект, широкий кругозор и гениальность – вот те личные качества, которыми должен обладать бий, чтобы быть признанным и почитаемым как на народном, так и на государственных уровнях.

Институт биев играл существенную роль в Степи. Заинтересованные стороны выбирали биев, которые могут представить род на переговорах с другими родами и вынести справедливое решение [2].

Основная цель судебного процесса в казахском обществе - примирение спорящих или враждующих сторон перед народом. Казахи говорят: "Дау мұраты - бітім" (Цель спора примирение).

Как следует из источников Майкы би, считался «отцом всех казахских биев», их родоначальником, авторитет которого в казахской правовой культуре являлся непререкаемым. Это зафиксировано во всеобщем правиле: «Түгел сөздің түбі бір, түп атасы - Майқы би» - это трудно переводимое, но понятное всем степнякам основательное выражение, которое в смысловом переводе приблизительно звучит так: «Слова и сила справедливости - основы решения конфликта - так установил Майкы би». Авторитет Майкы бия настолько был высоким, что, если судье-бию удавалось доказать, что его решение лежит в русле правил Майкы бия, то это приводило к беспрекословному его признанию сторонами и их примирению. Однако злоупотребление именем Майкы бия не допускалось. Это вело к крушению судебно-правовой карьеры бия [7].

Майкы би, был долгожителем (1105-1225 гг.), происходил из древнего казахского крупного родового объединения Уйсын, составившего основное формирующее ядро Старшего жуза. По отрывочным средневековым, тюркским, арабо-персидским и монгольским источникам наибольшую известность он приобрел своей службой при Чингисхане и при его потомках. В период возвышения Чингисхана он был одним из авторитетных его советников и доверенным «Тобе бием» (верховным бием) по Кипчакской степи. Чигисхан, уезжая в поход, порою оставлял его в числе временно управляющих на главной ханской ставке. Говорят, что Майкы би присутствовал при коронации девяти монгольских ханов, в том числе самого Чингисхана, его сыновей и внуков, провозглашенных ханами на различных частях Великой степи кыпчаков. В частности, он был одним из тех, кто, по древнему обычаю тюрков поднимал на белой кошме Жошы хана, сына Чингисхана, на Улытауских горах в Центральном Казахстане. Майкы би был просвещенным деятелем, владел несколькими языками, прославился в свою эпоху как приверженец и идеолог свободы Великой Степи кочевников, справедливого управления и справедливого суда в ней[4].

Мысль о том, что нормы обычаев не есть «застывший», неизменный институт, а явление, динамичное, отвечавшее требованиям времени, прослеживается в установлениях Майкы-бия «Әдет әдет емес, жөн әдет»- «В обычаях ценны не нормы обычаев , а ценен праведный путь»

Стать бием было довольно сложно, поскольку, кроме знания тонкостей так называемого «степного законодательства», зафиксированного в уложениях «Светлый путь Касым хана» «Ветхий путь Есим хана» и «Жеті жарғы», дополненных прецедентными решениями авторитетных биев, он должен был соответствовать строгим требованиям личностного характера, таким как красноречие, остроумие, способность к диалогу, честность и др.[6, с.86].

Согласно современным исследованиям историков Казахское ханство достигло наибольшего могущества и рассвета во времена правления Касыма в начале XVI века. Касым хан (1511-1538) известен в истории казахского народа как «собиратель казахских земель» Народное предание связывает с его именем создание узаконений «Чистая дорога хана Касыма»

При правление государством Касым ханом впервые в истории была проведена систематизация правовых норм, получившая название «Правда Касым хана», в нем особое место занимает посольские отношения, такие как Касым хан придавал огромное значение дипломатическим отношениям в целях укрепления самостоятельной государственности казахов.

Возвышение роли биев и бийского правосудия в обществе и кочевых общинах входило в политику Касым хана, являлось мерой укрепления государства и правопорядка в нем. При нем новый смысл и особое звучание получили такие принципы, как «Қара қылды қақ жару», что дословно значит «Разрубить волосинку ровно пополам», т.е суд и судья настолько должны быть беспристрастны и справедливы , что их решения однозначны, не должны склоняться то на ту , ту на другую сторону участников процесса [7].

Казахскиий суд решал споры и разногласия, с которыми обращались к нему стороны, исходя из важности обеспечения примирения сторон и мира между ними, единения и обеспечения единства внутри и в сферах общежития, исходя из необходимости искоренения не столько личных, сколько пороков общественного значения. Именно эти, далеко не простые задачи суда насущно требовали того, чтобы бии-судьи учились в школах степных мудрецов, были учеными (не по книгам, а от жизни), прошли испытательные этапы перед старшим поколением, мудрейшими, обладали красноречием и логикой суждения, а также были знатоками казахского права.

Известный казахстанский ученый, академик Зиманов С.З. касательно статуса судей отмечал: « Суд биев в XVII в. представлял собой окончательно сложившийся, жестко регламентированный и довольно четко формализованный институт, включающий в себя правовую базу и аппарат, осуществляющий процессуальную деятельность. Не удивительно, что столь важный социально-правовой институт получил и формально- юридическое закрепление в своде законов «Жеты Жаргы», в составлении которого, кстати говоря, принимали участие и наиболее влиятельные бии – Толе-бий (Старший жуз), Казбек-бий (Средний жуз) и Айтек-бий (Младший жуз) [6].

По этому поводу А.И.Левшин писал: «Было время, когда и наш народ жил в покое, было время когда, когда у нас существовал порядок, были законы и правосудие» А главное называли эту эпоху своей истории «Золотым веком» порядка и правосудия.

Суть и статус биев –судей, о том каким требованиям они должны отвечать, чтобы признала их общественность , кратко, стильно и емко выражены в регулятивно- поведенческих выражениях, ставших убеждениями и правилами подсознательных и сознательных установок для каждого и для всех:

-«Ханда қырық кісінің ақылы бар, биде қырық кісінің ары бар»-«У хана имеется разумение сорока человек, а убия –совесть (честь) сорока человек»

«Батыр дегенді екі қатының бірі табады, би дегенді ілуде бірі табады»-«Смельчака рожает каждая женщина, а бия рожает редкая женщина»

Поэтому с формированием государства в XVI столетии эти законные нормы были легализованы в специальный Степной свод законов. Наиболее известным был «jety jarghy» (Семь установлений, XVII столетие). Общепринятый кодекс Тауке хана поощрял формализацию юридического процесса и создавал единственную судебную власть в форме учреждения биев.

Выдающийся казахский ученый и мыслитель Ч. Валиханов, уверждал, что казахская судебная система основывалась в основном на авторитете, на глубоком познании в судебных обычаях, а также они обладали красноречием. Бием становились те, которые считались символом справедливости и беспристрастности..

Казахи жили в родовых общинах, управляемых главой государства на основе обычаев и традиций. Споры в пределах рода регулировались старшими членами клана, названных биями. Бии регулировали и формулировали законы, выполняли функцию суда в своих родах. Первоначально биев признавали как решающих споры, но к концу XVIII столетия термин би приобрел значение «судья».

Уникальность казахского суда биев, заключается в том, что он, представляет собой яркий пример института, осуществляющего правосудие в системе традиционного права. Суд этот, просуществовавший на протяжении XV – начала XX вв., сумел создать высокий уровень организаций судоустройства и судопроизводства которая основывалось на следующих фундаментальных принципах, а) знание и постижение бием-судьей основных и трансферных норм и логики обычно-правовой системы кочевого общества казахов; б) неподкупность суда и судьи; в) справедливость как суть и моральная ориентация судебных решений; г) гласность, доступность и публичность суда;

Они обладали высоким социальным статусом и значительными экономическими привилегиями. Деятельность биев основывалась не только на правосудии, они активно выполняли несколько функции: военачальника, администратора, судьи и представителя аристократии степи.

Функция управления в основном сводилась к разбирательству различных споров. Хотя бии не имели специального образования, они располагали огромными правами в толкований норм, могли формулировать законы и принимали мудрые решения.

Историческое значение суда биев в том, что он был своего рода эталоном правосудия. И при этом любой обычный человек мог стать бием. Несомненно, речь идет о тех, кто обладал знанием, навыком убеждения и правосудия, то есть пользовавшихся большим уважением соплеменников и имевших репутацию людей законопослушных и справедливых.

Бии были компетентными правоведами, которые упорядочивали и регулировали обычные правовые нормы, правила и законы, вносили изменения и корректировки.

Институт биев, с которым в Великой степи олицетворялась истина, справедливость и неподкупность, сыграл важную роль в становлении правовой категории законности.

Правовые решения бия основывались на следующих источниках казахского права: а)обычях кочевого общества и общественно управленческих отношений в нем;

б) судебных прецедентах, постоянно дополнявших и корректировавших обычно-правовые нормы в соответствии с изменяющимися внутренними и внешними условиями в жизни общества и государства;

в) ханском законодательстве

Академик Зиманов С.З в своей работе « «Казахский суд биев-уникальная судебная система» отмечал: « В условиях Казахстана авторитет и уважение бийского судопроизводства, давно исчезнувшего в пластах истории, стали проявлением мечты о реальном гуманизме всего общества, в том числе и ныне властвующих в нем слоев. Это парадоксально, но факт, говорящий о многом, о всеобщей ценности правосудия биев»[3,c.41]

Гласность как необходимое условие нормального функционирования кочевой демократии, свободное общественное мнение, отвечающее только требованиям исконных традиций и обычно-правовых норм, наконец, прочное утверждение принципа справедливости, стоящего выше всяких законов, — вот, наверное, те безусловные гарантии, которые обеспечивал суд биев, которому безоговорочно верили. Судебная тяжба начиналась там, куда люди приходили в поисках разрешения спора. А приходили они только к тем, чьему мнению доверяли. Это был истинный цвет народа, концентрирующий в себе всю кладезь народной мудрости и духовности.

Так например согласно короткой, но очень емкой и блестящей по содержанию записке о судебной реформе от 28 февраля 1864 года знаменитого ученого, путешественника, писателя, видного сына казахского народа Чокана Валиханова:

«Возведение в звание бия не обусловливалось у киргиз (во времена российской империи казахи назывались киргизами или киргиз-кайсаками) каким-либо формальным выбором со стороны народа и утверждением со стороны правящей народом власти; только глубокие познания в судебных обычаях, соединенные с ораторским искусством, давали киргизам это почетное звание[5].

Таким образом, выборы бия у казахов не сопровождались формальными действиями со стороны людей и назначением правящей властью, только глубокие знания и владение судьей ораторским искусством как средством доказывания и обоснования судебного решения давало право занять этот чин. Одним из самых влиятельных биев в казахской истории Толе би был из среды шаруа – самой бедной социальной группы. Но это не повлияло ему стать человеком , мнение котрого было важно для ханов и султанов.

Суды биев содержали много элементов демократии , таких как равенство перед законом , свободное слушание гражданских споров и уголовных дел.

Законы Тауке-хана дошли до нас лишь в виде отельных фрагментов и то – в записях русских чиновников. Тем не менее, даже среди этих немногочисленных (порядка тридцати) фрагментов значительная часть посвящена регламентации деятельности суда. Являясь, безусловно вершителями степного закона, в частности, за биями (равно как и за ханами) закреплялось само право творить, подтверждалось взимание пошлины «бийлик», регламентировалось количество свидетелей для разных дел, либо присяга (при отсутствии или недостаточном количестве свидетелей), право отвода судей обвиняемым и его причины, разрешалась баранта[6].

Из рукописей и устных источников дошедших до нас мы узнаем, что, что законы, что «Жеты Жаргы» являются сводом норм обычного права лишь отчасти, преимущественно же выступают именно как «позитивное право», как законы, установленные государственной властью. И, как представляется, в таком контексте включение в свод законов Тауке-хана положений о суде биев имеет еще большее значение: ханы признали полуофициальный суд биев частью официальной системы государственной власти!

Бийская судебная власть в кочевом казахском обществе представляла собой социальную группу людей в совершенстве изучивших и всесторонне осведомленных о нравах и обычаях народа, его идеологии, неписанных устоях, правилах и правовых нормах. Причем эти люди были выходцами из самой гущи народа, они своей мудростью, ораторским талантом блестяще разрешали все возникавшие индивидуальные и коллективные споры и заслуженно пользовались огромным уважением по всей степи.

В результате историко-правового анализа опыта деятельности суда биев, была раскрыта историческая сущность бийского правосудия, являющейся ценностной ориентацией в политике демократизации судебной власти в Казахском государстве. Рассмотренные институты биев представляли собой высокий уровень организации судоустройства и судопроизводства, и были ведущей формой власти в системе управления. Глубокое и всестороннее рассмотрение деятельности суда биев позволило выявить наиболее характерные черты, получившее название «Золотой век» правосудия: 1.Историческое значение суда биев в том, что он был своего рода эталоном правосудия. Судебная тяжба начиналась там, куда люди приходили в поисках разрешения спора. Это был истинный цвет народа, концентрирующий в себе всю кладезь народной мудрости и духовности.

  1. 2.Основная цель судебного процесса в казахском обществе - примирение спорящих или враждующих сторон перед народом.Казахи говорят: "Дау мұраты - бітім" (Цель спора - примирение).
  2. 3.Хранителями правовой культуры казахского народа были бии.Бии –выходцы из народа, главной сутью которых были человечность, порядочность, справедливость.
  3. 3.Бийское правосудие была значительной и по мнению С.З.Зиманова была «уникальной», она имела свои особенности, которых не было у других народов.
  4. формирование правовой культуры на принципах деятельности суда биев как социального института, выразившего концентрированную совокупность нравственных начал казахского общества.

Общекультурные ценности и опыты правосудия Биев помогут нам возродить нравственные начала в воспитании достойных судейских кадров, где основным принципом являются такие качества как: независимость, и беспристрастность, справедливость.

С середины XVII – до начала XVIII вв. казахское ханство находилось в состоянии внутреннего и внешнеполитического кризиса. Нашествие джунгар побудило казахских ханов просить протекции России. Так, например, хан Младшего жуза Абулхаир просит о принятии в Российское подданство в 1726-1730 гг.

Императрица Анна Иоановна грамотой от 12 февраля 1731 года согласилась принять казахов в подданство России на условиях, содержащихся в письме просьбе хана Абулхаира. Этот акт юридически закрепил начало добровольного присоединения Казахстан к России.

Россия гарантировала казахам защиту от вторжения третьих государств, обещала не допускать «обид и разорения» от других подданных России, хан обязан был «слушать верно и платить ясак так, как служат башкирцы». В грамоте казахи обязываются жить мирно с другими подданными России (башкиры, калмыки, казаки), возвратить пленных, пропускать торговые караваны и т.д.

10 октября 1731 года хан Абулхаир принял присягу в верности императрице от имени всех казахов.

Окончательно уточненные условия соглашения о добровольном присоединении Казахстана к России были следующими: казахи обязывались сохранять верность императрице и ее наследникам, согласились на ограничение внешнего суверенитета ханства, обязывались нести службу, не нападать на торговые караваны и российских подданных, возвратить пленных, платить ясак, выделять аманатами детей ханов и султанов.

Россия обязалась охранять своих новых подданных от внешнего нашествия и притеснения. На этом первом этапе присоединения не затрагивались проблемы внутренней политической жизни казахов.

В 1731 г. хан Среднего жуза Семеке от имени жуза присягнул на верность России на таких же условиях, как и Младший жуз. В 1740 г. присягнули на верность хан Среднего жуза Абулмамбет и султан Аблай. 17 октября 1744 года – ханы Абулхаир, Абулмамбет, султаны и старшины клятвой вновь подтвердили верность России.

Переговоры носили добровольно – договорный характер при фактически неравноправном положении договаривающихся сторон. В итоге этих переговоров Казахстан вошел в подданство России, юридическим признанием чего явились торжественные клятвы ханов, султанов, биев и батыров в верности ей.

Начальной формой зависимости Казахстана от России являлся протекторат. Важнейшим юридическим критерием протекторатных отношений является ограничение суверенитета протежируемого государства. Казахские ханства потеряли внешнеполитическую самостоятельность, перестали быть субъектом международно-правовых отношений.

Протекторат предполагает сохранение для протежируемого государства внутреннего самоуправления, хотя царизм неоднократно нарушал это.

Государственно-правовые отношения Казахстана с Россией после принятия российского подданства в 30-40 годы XVIII в. можно характеризовать как одновременно и отношения вассальной зависимости. Критерием вассальной зависимости являлось в первую очередь принятие вассальной присяги и клятвы со стороны казахских правителей и предоставление заложников – аманатов.

Характер отношений ханств Младшего и Среднего жузов с Россией до конца XVIII в. хотя в документах и именуется «подданством», не говорит о превращении жузов в ее неотъемлемую часть: казахские ханства превратились в вассальные государства, царское правительство до 1782 г. все сношения с казахскими ханствами осуществляло через свою коллегию иностранных дел. Юридически вассальное положение продолжалось до ликвидации института ханств, народных собраний, ханских советов (20-е годы XIX в.).

Формы взаимоотношений властей жузов и России в XVIII в. носили своеобразные по содержанию и форме институт протектората, сочетающийся с элементом вассалитета.

8.2 Начальные формы ограничения ханской власти в казахских жузах.

Политический взаимоотношения между Россией и Казахстаном постепенно претерпевали эволюцию. С 30-х годов XVIII в. и вплоть до ликвидации ханской власти в казахских жузах в 20-е годы прошлого столетия Казахстан сохранял относительную внутреннюю политическую самостоятельность, ибо царизм (по целому ряду объективных причин) не смог, хотя и пытался, создать сколько – нибудь значительный колониальный аппарат по управлению Казахстаном.

С 20-х до 60-х годов XIX в. царизм планомерно осуществлял политику полного подчинения Казахстана.

8.2.1 Ограничение ханской власти в Младшем жузе.

Политика царизма в отношении Казахстана заключалась в постепенном превращении его в колонию и прежде всего – путем ослабления военно-политического союза между жузами, расчленение по возможности внутрижузовского управления, ослабление ханской власти.

Ликвидация ханства и введение колониальных органов управления осуществлялись в несколько этапов. Начало этого обязательного процесса было правило утверждения ханов царским указом. Царизм использовал старые формы ханско-султанского и бийско-батырского управления. Лучшим способом, обеспечивающим господство царизм признавал введение пограничных укрепленных пунктов с военными гарнизонами. В 1715 г. была образована Сибирская укрепленная линия, затем она продвинулась на юг, таким образом весь северо-восток, Средний жуз был окружен военными гарнизонами. Младший жуз был охвачен Оренбургской укрепленной линией.

После этого политика царизма приняла более решительный характер. Не пренебрегал царизм и таким методом осуществления колониальной политики, как натравливание одних народов на другие. Вражда между народами усиливалась, а арбитром выступал царизм.

8.2.2 «Реформа Игельстрома».

Автор реформы, оренбургский генерал-губернатор барон Игельстром. Суть реформы состояла в передаче власти народному собранию и упразднении ханской власти.

Младший жуз был разделен на три части в соответствии с тремя племенными союзами. Старшины были утверждены по рекомендации съезда биев и батыров. Родовой принцип общности казахов Младшего жуза не был обойден – 42 родовых старшины и 7 главных управляли своими родами, но в отличие от прежней системы практики, эти правители утверждались пограничными властями и получали вознаграждение, что сближало их в пограничными властями, - таким образом местной политической власти был придан открыто публичный характер.

Утвержденные старшины были приведены к присяге в Пограничном суде.

Реальным результатом реформы явилось усиление старшинской группировки, однако Пограничный суд и др. оказались недостаточно жизнеспособными. Поэтому, в 1789 г. был разработан новый проект, предусматривающий возрождение в жузе ханской власти.

8.3 Административные реформы царизма в Казахстане в первой половине XIX века.

В первой четверти XIX в. ханская власть в Среднем и Младшем жузе была ликвидирована, взамен ее была создана система органов колониального управления. Этот важный шаг царизма на пути окончательного присоединения Казахстана к России нашел свое юридическое выражение в «Уставе о сибирских киргизах» 1822 г, в «Уставе 1824 г» и в «Положении об управлении Оренбургскими казахами 1844 г.»

В 1822 году Сибирь была разделена на Восточную и Западную. Средний и часть Старшего жуза вошли в состав Западной Сибири. Эта территория получила название «Область сибирских киргизов». По «Уставу» эта «Область ….» разделялась на внешние и внутренние округа. Во внешние округа вошли казахи, кочевавшие за Иртышом.

Округа подразделялись на волости и аулы. Деление на аулы (50-70 кибиток), волости (10-20 аулов) и округа (15-20 волостей) преимущественно учитывало родовую принадлежность.

С 1822 по 1844 было образовано 8 округов. Во главе округов стояли окружные приказы, куда входили председатель – старший султан и заседатель. (всего 4 – 2 от России и 2 почетные казахи). Коллегиальный порядок рассмотрения вопросов в приказе давал возможность царской администрации ограничивать власть старшего султана и проводить через него свои цели.

Старший султан избирался только султанами. Он имел чин майора российской службы. За 10 летнюю службу старший султан получал дворянское звание.

В волостном и аульном звеньях управления коллегиальность не соблюдалась. Во главе волостей стояли волостные султаны. Их звание было наследственным. Волостные султаны считались чиновниками 12 класса. Они подчинялись окружному приказу и их власть была исполнительного характера: выполнение приказов и постановлений окружного приказа и исполнение судебных приговоров.

Аульные старшины избирались казахами каждые 3 года и утверждались окружным приказом. В правах старшины приравнивались к сельским головам в центре России, подчинялись волостным султанам.

«Устав» 1822 г. впервые ввел в степи выборную систему. Трудности в создании колониального аппарата вынудили пойти на это.

Постепенно царское правительство стало ущемлять право султанов на главенство в аппарате местного управления, вовлекая в этот аппарат старшин-родоправителей.

«Устав» положил начало ограничению прав суда биев, постепенной замены его общеимперским судом. Суд не был отделен от администрации. Органы местной власти наделялись и полицейскими функциями. Они производили розыск, следствие и задержание лиц, обвиненных в совершении преступлений.

По «Уставу» 1822 г. все судебные дела делились на три категории:

в) по жалобам на управление.

К уголовным делам относились: государственная измена, убийство, грабежи, барымта и «явное неповиновение установленной власти». Все остальные формы правонарушений, в т.ч. кража скота считались исковыми.

Уголовные дела рассматривались в окружных приказах на основании общих законов империи.

В отличие от уголовных исковые дела разбирались биями в аулах и волостях на основании обычаев.

Суды биев подразделялись на инстанции: родовые, подродовые, аульные. Связь бийских судов с официальными органами власти и надзор за их деятельностью со стороны последних привели к фактическому их слиянию. «Устав» подробно рассмотрел вопрос о должностных преступлениях. Серьезные злоупотребления рассматривались областным судом.

В 30-50 гг XIX века были приняты новые законы. Этими законами правительство попыталось провести управление Средним Жузом в соответствие с земельной и торговой политикой царизма, надеялось покончить с антиколониальными движениями в крае.

«Устав об Оренбургских киргизах» разработан Оренбургским генерал-губернатором Эссеном в 1822 г., но принят в 1824 г. Тогда же принято решение отменить ханскую власть в Младшем жузе. Младший жуз был разделен на три части во главе с султанами – правителями. Они были чиновниками Оренбургской пограничной комиссии.

В состав местной администрации входили султаны-правители частей жуза, начальники дистанций и местностей. Султаны-правители назначались Оренбургским военным губернатором, все остальные чины – Пограничной комиссией.

До 1831 г. казахи трех частей делились условно на близлинейных и степных. С 1831 г. из населения, примыкавшего своими кочевьями к погранично полосе, организуются административные участки –дистанции (участки между двумя крепостями). Внутри дистанции создаются более мелкие единицы управления – старшинства (местности или аулы), располагавшиеся против каждого форпоста и отряда. К середине XIX века было открыто 54 дистанции.

Дистанционная система в Младшем жузе просуществовала с 1831 по 1868 г. За 37 лет менялись количество дистанций, их масштабы, размещение в них родов и отделений, а также численность населения. Создание дистанций позволяло оренбургской администрации контролировать положение в казахской степи, регулировать ежегодный сбор кибиточной подати.

Все должностные лица в Младшем жузе от аульного старшины до султана назначались Оренбургским генерал-губернатором. Выборная система отсутствовала.

Большие изменения наметились в судебной системе. Все крупные дела перешли в ведение военных судов или Пограничной комиссии. Только незначительные преступления могли разбираться по народным обычаям. Царская администрация стремилась превратить органы местной власти, в т.ч. и суды биев, в карательно-полицейские органы. Им были предоставлены полномочия заключать под стражу, наказывать розгами, ссылать в Сибирь на поселение.

Перестройка аппарата управления казахской степью была направлена на ограничение феодальных прав султанов, на превращение их в служивых чиновников царского правительства. Введение российского судопроизводства подрывало влияние суда биев.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: