Почему большевики расстреляли фанни каплан без суда

Обновлено: 23.02.2024

Все знают: анархистка Фанни Каплан стреляла во Владимира Ильича Ленина, но не убила вождя мирового пролетариата. Однако, кем была Каплан, почему она совершила свое покушение, и, главное, как ее за это наказали большевики, известно далеко не всем.

Не Каплан, не Ефимовна и даже не Фанни

Женщину, известную под именем Фанни Ефимовны Каплан при рождении звали иначе. Фейга Хаимовна Ройтблат появилась на свет 10 февраля 1890 года в Волынской губернии на Украине.

Папа Фейги был меламедом, что в переводе с иврита означает "учитель". Девочка очень рано начала интересоваться революционной деятельностью. В 1905 году, когда в империи полыхала Первая русская революция, 15-летняя Фейга присоединилась к кружку анархистов, получив в революционном подполье кличку "Дора". Сама же Фейга представлялась всем как Фанни Каплан.

В 1906 году руководство кружка делегировало 16-летнюю девушку в Киев для подготовки террористического акта против генерал-губернатора Сухомлинова. Вместе с Дорой отправился и ее "гражданский муж" - авантюрист, бандит и революционер Виктор Гарский (имя при рождении - Яков Шмидман).

Фанни Каплан в юности.

Фанни Каплан в юности.

Молодые люди остановились в киевской гостинице "Купеческая", в которой через некоторое время произошел взрыв самодельного взрывного устройства. До сих пор неизвестно, кто именно неосторожно активировал бомбу - Каплан или Гарский. Осколки угодили Фанни в голову. Девушка частично лишилась зрения, но сильных травм не получила.

После взрыва к гостинице быстро стянулась полиция. Фанни попыталась сбежать, но была задержана. А вот Гарскому удалось скрыться.

Первый приговор

Сохранилась характеристика от 1906 года, написанная киевским полицейским на Фанни Каплан:

«Еврейка, 16 лет, без определённых занятий, личной собственности не имеет, при себе денег один рубль».

5 января 1907 года в Киеве состоялся суд. Приговор был жесток: смертная казнь. Впрочем, вскоре казнь заменили на пожизненную каторгу: суд учел то, что Фанни была несовершеннолетней.

Отбывать наказание Каплан предстояло в Забайкалье, в знаменитой Акатуйской каторжной тюрьме, в которую поначалу отправляли убийц, а затем осужденных по политическим статьям.

Каплан, в соответствии с действовавшими тогда правилами исполнения наказаний, заковали в кандалы и отправили по этапу. 22 августа девушка прибыла в тюрьму.

В заключении выяснилось, что взрыв повредил здоровью Каплан гораздо сильнее, чем казалось. В 1909 году тюремный врач вынес 19-летней Фанни неутешительные диагнозы: глухота, хронический ревматизм суставов и почти полная слепота.

Судьбоносное знакомство

На каторге Фанни Каплан познакомилась со знаменитой эсеркой Марией Спиридоновой. Эта девушка, дочь тамбовского коллежского секретаря, в возрасте 22 лет совершила на вокзале Борисоглебска убийство советника губернатора тамбовской губернии Г.Н. Луженовского, который в 1905 году руководил подавлением крестьянских восстаний.

Рассказ Спиридоновой о том, как она долго выслеживала свою жертву, как, наконец, улучив момент, совершила "правосудие", потряс Каплан.

Да и с политической точки зрения Мария Спиридонова оказала на Каплан сильнейшее влияние. В отличие от анархистов, у эсеров был вполне конкретный план, как свергнуть ненавистную власть и обустроить Россию. Так Фанни Каплан стала эсеркой.

Тяготы каторги

Фанни Каплан было крайне тяжело в заключении. Даже тяжелее, чем другим узницам. Из-за взрыва у нее было подорвано здоровье, что усугубилось крайне тяжелым нервно-психологическим состоянием. Тюремные врачи писали, что слепота Каплан усугубилась именно на почве постоянных истерик.

Тем не менее, молодая девушка мужественно переносила лишения и не написала ни одной просьбы о помиловании.

В 1913 году в империи была очередная амнистия. Конечно, Каплан не отпустили на свободу, но срок ее каторги сократили до 20 лет.

В 1917 году грянула Февральская революция, после которой из тюрем были отпущены все политические заключенные (и, к сожалению, многие уголовные). Вышла на свободу и Фанни Каплан.

В 1906 году в колодки была заключена юная, пышущая здоровьем 16-летняя девушка, а в 1917-ом каторжную тюрьму покинула 27-летняя больная женщина, которая выглядела значительно старше своего возраста.

Младший Ленин

Прямо с каторги Каплан отправилась в Москву, к своей подруге Анне Пигит. Дядя Анны владел доходным домом на Большой Садовой улице - тем самым, который через некоторое время Булгаков описал в романе "Мастер и Маргарита".

Пигит жила в квартире номер 5, там же поселилась и Фанни Каплан.

Сразу после революции Временное правительство открыло в Крыму санаторий для политических каторжников. Каплан без проблем получила туда путевку и отправилась "на юга".

В Евпатории Фанни познакомилась с Дмитрием Ильичем Ульяновым - младшим братом В.И. Ленина. Каплан не устояла перед обаянием младшего Ильича: у Дмитрия и Фанни начались отношения. Ульянов, используя свои обширные связи, выхлопотал для Каплан направление в глазную клинику доктора Гиршмана - одну из лучших в России. Фанни отправилась в Харьков, где ей сделали удачную операцию на глазах.

Каплан стала различать силуэты и наконец-то смогла ориентироваться в пространстве. Когда у Фанни закончилась санаторная путевка, она, не желавшая уезжать из Крыма, сняла комнату в Севастополе и стала вести образовательные курсы для местных жителей.

"Поймали его?"

В 1918 году Фанни Каплан возобновила активные контакты с эсерами. Женщина посещает Совет партии социал-революционеров, знакомится с видными деятелями этого политического движения. Во время одной из встреч глава Боевой организации эсеров Григорий Иванович Семенов дает Каплан браунинг - так, на всякий случай, времена-то неспокойные. Знал бы будущий ярый большевик Семенов, как Фанни воспользуется его подарком.

В конце лета 1918 года Каплан возвращается в Москву. 30 августа на заводе Михельсона в Замосковоречье планировался большой митинг рабочих с участием главной звезды большевиков Владимира Ильича Ленина.

Сразу после митинга Ленин направился дворами в направлении своего автомобиля, как вдруг прозвучали несколько выстрелов. Ильич упал.

Шофер бросился к революционеру, приподнял его.

"Поймали его?" - спросил Ленин, теряя сознание.

Ильич был уверен, что в него стрелял мужчина.

Стрелок в юбке

Рабочие бросились искать стрелка. На трамвайной остановке на Большой Серхуповской улице рабочий Иванов увидел женщину в длинном черном платье и в шляпке. Иванов хотел задать даме вопрос, не видела ли она пробегающего мимо стрелка, но та заявила, что стрельба в Ильича - ее рук дело. Также Каплан добавила нечто вроде:

"Я стреляла по предложению социалистов-революционеров. Я исполнила свой долг с доблестью и помру с доблестью".

Иванов задержал Каплан: та, впрочем, совершенно не сопротивлялась. Женщину отвели на обыск. У Фанни было найдено: железнодорожный билет, немного денег, зеркало, и браунинг с характерным запахом из ствола: было очевидно, что только что из этого оружия стреляли.

Зачем вы стреляли в Ленина?

Главное, что хотели понять следователи: зачем революционерка Каплан стреляла в вождя мировой пролетарской революции. Каплан заявила, что она считает Октябрьскую революцию мировым злом, что ее идеал - это Учредительное собрание, которого добивалась Февральская революция и партия эсеров.

Убить Ленина Каплан решила зимой 1918 года в Симферополе, когда большевики разогнали Учредительное собрание. Фанни выразила убежденность, что Ленин предал революционные идеалы и строит диктатуру. Покушение на Ильича Каплан назвала исключительно своей инициативой.

Большевики Каплан не поверили и обвинили в покушении правых эсеров, а также шпионов Запада.

В тот же день, когда Каплан стреляла в Ленина в Москве, в Петрограде эсер Леонид Каннегисер застрелил председателя петроградского ЧК Моисея Урицкого. Два эти покушения стали отправной точкой в спирали большевистских репрессий, получивших название "Красный террор".

Таким образом, получается, что выстрел Каплан в Ильича стал причиной огромного количества смертей.

Наказание

После того, как большевики назвали Каплан британской шпионкой, ее участь, фактически, была предрешена.

За покушение на Ленина наказание могло быть только одно - смерть. Не помогло ни революционное прошлое, ни большой стаж отсидки при царском режиме, ни близкие отношения с младшим братом Ленина.

Над Каплан не было даже формального суда: решение о расстреле эсерки принял лично глава ВЦИК Свердлов. 3 сентября 1918 года Фанни Каплан вывели во двор расположенного на территории Кремля автобоевого отряда Всероссийского центрального исполнительного комитета и расстреляли. Непосредственным исполнением приговора занимался комендант Кремля Павел Мальков. При казни присутствовал знаменитый пролетарский поэт Демьян Бедный, который принимал активное участие в утилизации тела.

Так закончилась жизнь Фейги Ройтблат, Доры, Фанни Каплан, женщины, которая ради своих идеалов готова была переступить любую черту.

Все знают: анархистка Фанни Каплан стреляла во Владимира Ильича Ленина, но не убила вождя мирового пролетариата. Однако, кем была Каплан, почему она совершила свое покушение, и, главное, как ее за это наказали большевики, известно далеко не всем.

Не Каплан, не Ефимовна и даже не Фанни

Женщину, известную под именем Фанни Ефимовны Каплан при рождении звали иначе. Фейга Хаимовна Ройтблат появилась на свет 10 февраля 1890 года в Волынской губернии на Украине.

Папа Фейги был меламедом, что в переводе с иврита означает "учитель". Девочка очень рано начала интересоваться революционной деятельностью. В 1905 году, когда в империи полыхала Первая русская революция, 15-летняя Фейга присоединилась к кружку анархистов, получив в революционном подполье кличку "Дора". Сама же Фейга представлялась всем как Фанни Каплан.

В 1906 году руководство кружка делегировало 16-летнюю девушку в Киев для подготовки террористического акта против генерал-губернатора Сухомлинова. Вместе с Дорой отправился и ее "гражданский муж" - авантюрист, бандит и революционер Виктор Гарский (имя при рождении - Яков Шмидман).

Молодые люди остановились в киевской гостинице "Купеческая", в которой через некоторое время произошел взрыв самодельного взрывного устройства. До сих пор неизвестно, кто именно неосторожно активировал бомбу - Каплан или Гарский. Осколки угодили Фанни в голову. Девушка частично лишилась зрения, но сильных травм не получила.

После взрыва к гостинице быстро стянулась полиция. Фанни попыталась сбежать, но была задержана. А вот Гарскому удалось скрыться.

Первый приговор

Сохранилась характеристика от 1906 года, написанная киевским полицейским на Фанни Каплан:

«Еврейка, 16 лет, без определённых занятий, личной собственности не имеет, при себе денег один рубль».

5 января 1907 года в Киеве состоялся суд. Приговор был жесток: смертная казнь. Впрочем, вскоре казнь заменили на пожизненную каторгу: суд учел то, что Фанни была несовершеннолетней.

Отбывать наказание Каплан предстояло в Забайкалье, в знаменитой Акатуйской каторжной тюрьме, в которую поначалу отправляли убийц, а затем осужденных по политическим статьям.

Каплан, в соответствии с действовавшими тогда правилами исполнения наказаний, заковали в кандалы и отправили по этапу. 22 августа девушка прибыла в тюрьму.

В заключении выяснилось, что взрыв повредил здоровью Каплан гораздо сильнее, чем казалось. В 1909 году тюремный врач вынес 19-летней Фанни неутешительные диагнозы: глухота, хронический ревматизм суставов и почти полная слепота.

Судьбоносное знакомство

На каторге Фанни Каплан познакомилась со знаменитой эсеркой Марией Спиридоновой. Эта девушка, дочь тамбовского коллежского секретаря, в возрасте 22 лет совершила на вокзале Борисоглебска убийство советника губернатора тамбовской губернии Г.Н. Луженовского, который в 1905 году руководил подавлением крестьянских восстаний.

Рассказ Спиридоновой о том, как она долго выслеживала свою жертву, как, наконец, улучив момент, совершила "правосудие", потряс Каплан.

Да и с политической точки зрения Мария Спиридонова оказала на Каплан сильнейшее влияние. В отличие от анархистов, у эсеров был вполне конкретный план, как свергнуть ненавистную власть и обустроить Россию. Так Фанни Каплан стала эсеркой.

Тяготы каторги

Фанни Каплан было крайне тяжело в заключении. Даже тяжелее, чем другим узницам. Из-за взрыва у нее было подорвано здоровье, что усугубилось крайне тяжелым нервно-психологическим состоянием. Тюремные врачи писали, что слепота Каплан усугубилась именно на почве постоянных истерик.

Тем не менее, молодая девушка мужественно переносила лишения и не написала ни одной просьбы о помиловании.

В 1913 году в империи была очередная амнистия. Конечно, Каплан не отпустили на свободу, но срок ее каторги сократили до 20 лет.

В 1917 году грянула Февральская революция, после которой из тюрем были отпущены все политические заключенные (и, к сожалению, многие уголовные). Вышла на свободу и Фанни Каплан.

В 1906 году в колодки была заключена юная, пышущая здоровьем 16-летняя девушка, а в 1917-ом каторжную тюрьму покинула 27-летняя больная женщина, которая выглядела значительно старше своего возраста.

Младший Ленин

Прямо с каторги Каплан отправилась в Москву, к своей подруге Анне Пигит. Дядя Анны владел доходным домом на Большой Садовой улице - тем самым, который через некоторое время Булгаков описал в романе "Мастер и Маргарита".

Пигит жила в квартире номер 5, там же поселилась и Фанни Каплан.

Сразу после революции Временное правительство открыло в Крыму санаторий для политических каторжников. Каплан без проблем получила туда путевку и отправилась "на юга".

В Евпатории Фанни познакомилась с Дмитрием Ильичем Ульяновым - младшим братом В.И. Ленина. Каплан не устояла перед обаянием младшего Ильича: у Дмитрия и Фанни начались отношения. Ульянов, используя свои обширные связи, выхлопотал для Каплан направление в глазную клинику доктора Гиршмана - одну из лучших в России. Фанни отправилась в Харьков, где ей сделали удачную операцию на глазах.

Каплан стала различать силуэты и наконец-то смогла ориентироваться в пространстве. Когда у Фанни закончилась санаторная путевка, она, не желавшая уезжать из Крыма, сняла комнату в Севастополе и стала вести образовательные курсы для местных жителей.

"Поймали его?"

В 1918 году Фанни Каплан возобновила активные контакты с эсерами. Женщина посещает Совет партии социал-революционеров, знакомится с видными деятелями этого политического движения. Во время одной из встреч глава Боевой организации эсеров Григорий Иванович Семенов дает Каплан браунинг - так, на всякий случай, времена-то неспокойные. Знал бы будущий ярый большевик Семенов, как Фанни воспользуется его подарком.

В конце лета 1918 года Каплан возвращается в Москву. 30 августа на заводе Михельсона в Замосковоречье планировался большой митинг рабочих с участием главной звезды большевиков Владимира Ильича Ленина.

Сразу после митинга Ленин направился дворами в направлении своего автомобиля, как вдруг прозвучали несколько выстрелов. Ильич упал.

Шофер бросился к революционеру, приподнял его.

"Поймали его?" - спросил Ленин, теряя сознание.

Ильич был уверен, что в него стрелял мужчина.

Стрелок в юбке

Рабочие бросились искать стрелка. На трамвайной остановке на Большой Серхуповской улице рабочий Иванов увидел женщину в длинном черном платье и в шляпке. Иванов хотел задать даме вопрос, не видела ли она пробегающего мимо стрелка, но та заявила, что стрельба в Ильича - ее рук дело. Также Каплан добавила нечто вроде:

"Я стреляла по предложению социалистов-революционеров. Я исполнила свой долг с доблестью и помру с доблестью".

Иванов задержал Каплан: та, впрочем, совершенно не сопротивлялась. Женщину отвели на обыск. У Фанни было найдено: железнодорожный билет, немного денег, зеркало, и браунинг с характерным запахом из ствола: было очевидно, что только что из этого оружия стреляли.

Зачем вы стреляли в Ленина?

Главное, что хотели понять следователи: зачем революционерка Каплан стреляла в вождя мировой пролетарской революции. Каплан заявила, что она считает Октябрьскую революцию мировым злом, что ее идеал - это Учредительное собрание, которого добивалась Февральская революция и партия эсеров.

Убить Ленина Каплан решила зимой 1918 года в Симферополе, когда большевики разогнали Учредительное собрание. Фанни выразила убежденность, что Ленин предал революционные идеалы и строит диктатуру. Покушение на Ильича Каплан назвала исключительно своей инициативой.

Большевики Каплан не поверили и обвинили в покушении правых эсеров, а также шпионов Запада.

В тот же день, когда Каплан стреляла в Ленина в Москве, в Петрограде эсер Леонид Каннегисер застрелил председателя петроградского ЧК Моисея Урицкого. Два эти покушения стали отправной точкой в спирали большевистских репрессий, получивших название "Красный террор".

Таким образом, получается, что выстрел Каплан в Ильича стал причиной огромного количества смертей.

Наказание

После того, как большевики назвали Каплан британской шпионкой, ее участь, фактически, была предрешена.

За покушение на Ленина наказание могло быть только одно - смерть. Не помогло ни революционное прошлое, ни большой стаж отсидки при царском режиме, ни близкие отношения с младшим братом Ленина.

Над Каплан не было даже формального суда: решение о расстреле эсерки принял лично глава ВЦИК Свердлов. 3 сентября 1918 года Фанни Каплан вывели во двор расположенного на территории Кремля автобоевого отряда Всероссийского центрального исполнительного комитета и расстреляли. Непосредственным исполнением приговора занимался комендант Кремля Павел Мальков. При казни присутствовал знаменитый пролетарский поэт Демьян Бедный, который принимал активное участие в утилизации тела.

Так закончилась жизнь Фейги Ройтблат, Доры, Фанни Каплан, женщины, которая ради своих идеалов готова была переступить любую черту.

Фанни Каплан вошла в историю как женщина-эсерка, которая стреляла в Ленина и тем самым запустила по России ответную волну красного террора — убить его она не смогла, а спровоцировать большевиков на жесткие действия по отношению к их противникам ей вполне удалось. В этом покушении до сих пор имеется немало темных пятен, но и сама личность Каплан достаточно интересна — кем же она была и почему решилась на покушение? Стоял ли за ней кто-то или же идея убить председателя Совнаркома пришла ей в голову самостоятельно?

Начало революционной деятельности, приговор и каторга

Прежде всего, Фанни Каплан — вовсе не настоящие имя и фамилия этой женщины, при рождении ее звали Фейга Хаимовна Ройтблат. Родилась она в Волынской губернии (территория современной Украины) и уже в раннем возрасте начала интересоваться политикой и революционными идеями. В возрасте 15 лет она вступила в группу анархистов, где получила первую свою подпольную кличку «Дора». Это было в 1905 году, когда в России набирала силу первая революция и многие пошли в нее, надеясь изменить общество в соответствии со своими убеждениями. Примерно тогда же Фейга Ройтблат взяла себе имя Фанни Каплан и с тех пор представлялась им всем новым знакомым.

В следующем году ей была поручена подготовка покушения на киевского генерал-губернатора В.А. Сухомлинова и Фанни отправилась в Киев со своим гражданским супругом Владимиром Гарским (псевдоним Якова Шмидмана). Они остановились в гостинице «Купеческая» и начали собирать взрывное устройство, но во время этого процесса оно из-за неосторожного обращения неожиданно сработало. Гарскому удалось выскочить из помещения и скрыться, а вот Каплан была пусть и не сильно, но ранена и частично ослепла, поэтому не смогла сбежать и была задержана полицией. В начале января 1907 года состоялся суд, приговоривший ее к смертной казни, однако в связи с несовершеннолетием обвиняемой она была заменена пожизненным заключением. Отбывать наказание ей предстояло в Акатуйской каторжной тюрьме, на печально знаменитых Нерчинских рудниках, куда Каплан прибыла летом того же года.

В заключении здоровье Фанни заметно поплохело, тем более что оказалось — взрыв повредил ей гораздо больше, чем предполагалось ранее. Слепота из частичной перешла в почти полную, к тому же резко ухудшился слух и начался ревматизм суставов. Тем не менее, Каплан ни разу не написала прошение о помиловании, а еще она познакомилась в тюрьме со знаменитой Марией Спиридоновой, которой ее покушение на «царского сатрапа» удалось. Под влиянием этого знакомства она перестала быть анархисткой и стала эсеркой.

Короткая жизнь после амнистии

В 1913 году в связи с 300-летием дома Романовых срок заключения Каплан был сокращен до 20 лет, но уже через 4 года она была освобождена по амнистии после Февральской революции. Выйдя на свободу, она сначала отправилась в Крым, в открытый Временным правительством санаторий для политкаторжан, а затем поехала в Харьков, где ей сделали частично восстановившую зрение операцию на глазах. Затем она вернулась в Севастополь и стала вести курсы образования и подготовки местных кадров.

Контакты с эсерами Каплан возобновила в мае 1918 года и там же ей дают тот самый знаменитый впоследствии браунинг - «на всякий случай». И случай этот скоро представился, правда, совсем не такой, как предполагалось. 30 августа после митинга на заводе Михельсона в Москве с участием Ленина, вождь направился к своему автомобилю и здесь раздались три выстрела. Две пули попали в Ленина, который упал на землю. Рабочие бросились искать стрелка и вскоре задержали стоявшую на трамвайной остановке Каплан, которая сама призналась в содеянном. Когда ее спросили, почему она это сделала, та ответила - «по предложению эсеров» А чуть позже добавила, что стреляла по собственному почину, поскольку считала Октябрьскую революцию ошибкой, а Ленина — предателем революции. Идея же покушения пришла ей на ум после разгона Учредительного собрания, в феврале 1918 года.

В целом же серьезного следствия по делу о покушении не проводилось, что позже дало повод для нескольких конспирологических теорий (это отдельная тема). Каплан был вынесен смертный приговор, причем, даже без суда — решение о ее расстреле принял лично Я. Свердлов. Приговор был приведен в исполнение на территории Кремля, организатором этого стал его комендант Павел Мальков, который также произвел выстрел. После расстрела тело Каплан было кремировано.

Позже ходили слухи, что Фанни Каплан якобы была помилована лично Лениным и прожила в тюрьме еще почти 20 лет. Однако, никаких подтверждений этому на сегодняшний день не обнаружено.

Эсерку Фанни Каплан, стрелявшую в Ленина, без суда и следствия расстреляли через четыре дня после покушения. Однако казни было недостаточно, тело террористки поспешили сжечь, а место захоронения неизвестно до сих пор. К чему было так торопиться и усложнять?

Таинственное дело

30 августа 1918 года произошло самое громкое покушение на Ленина: во дворе электромеханического завода Михельсона в Замоскворецком районе Москвы в вождя мирового пролетариата стреляла член партии эсеров Фанни Каплан (настоящее имя – Фейга Хаимовна Ройдман). В свое время Каплан увлеклась анархистскими идеями, затем под влиянием известной революционерки Марии Спиридоновой приняла эсеровские взгляды.

Теракт произошел вскоре после подавления эсеровского мятежа. Каплан была убеждена, что убийство Ленина станет новым сигналом для продолжения борьбы с большевиками. Согласно официальной версии, покушение на Ленина готовила группа Григория Семенова и Людмилы Коноплевой. Считается, что именно последняя порекомендовала Каплан на роль исполнительницы теракта.

Впрочем, достоверных фактов в этом деле не так уж и много. Доподлинно известно, что было произведено три выстрела с расстояния примерно в 4 метра: одна пуля досталась беседовавшей с вождем женщине, две другие поразили самого Ильича – одна попала в шею, вторая в руку. Наибольшую опасность представляло собой первое ранение. Пуля прошла всего в миллиметре от шейной артерии и нервов, которые отвечают за работу сердца.

Николай Бухарин в газете «Правда» от 1 сентября 1918 года называл Каплан «узколобой мещаночкой», которая не осознает, что ею водила рука банкиров с Уолл-Стрит. Однако никаких доказательств причастности к покушению на Ленина западных политических или финансовых кругов предъявлено не было.

Личность стрелка долгое время оспаривалась исследователями. На его место какое-то время претендовал член боевой группы эсеров, рабочий Новиков, который находился в тот день на заводе, подозревали и личного шофера Ленина Степана Гиля.

Имеются у историков вопросы и относительно участия в покушении самой Фанни Каплан, несмотря на ее заверения, что именно она по собственному побуждению стреляла в Ленина, так как считала его предателем революции, а его идеи – вредными для построения социализма. Но кроме ее признания, других фактических доказательств не было.

Пожалуй, главный аргумент, который работает в защиту Каплан, это ее плохое зрение. Проблемы со зрением у нее начались в 1906 году, когда она подорвалась на своей же бомбе, приготовленной для киевского генерал-губернатора Сухомлинова. Ситуация усугубилась во время ее одиннадцатилетнего пребывания в ссылке. В 1909 году освидетельствовавший заключенную врач обнаружил у нее полную слепоту.

Операцию Каплан сделали только в 1917 году в харьковской клинике доктора Гиршмана, однако зрение удалось вернуть лишь частично. Днем она, конечно, могла ориентироваться в пространстве, видеть силуэты людей, однако выстрелы в Ленина производились уже в сумерках. В этих условиях даже с четырех метров человеку испытывавшему серьезные проблемы со зрением было сложно идентифицировать искомый объект. Свидетельств, что Каплан пользовалась очками нет.

Водитель Ленина утверждает, что они приехали на завод к 10 часом вечера. Выступление вождя, с его слов, закончилось через час, а значит покушение не могло осуществиться раньше 11 вечера. Между тем, Яков Свердлов свое «Воззвание в ЦИК» в связи с покушением на Ленина выпустил в 22:40. Доктор исторических наук Юрий Фельштинский подозревает, что глава российского правительства либо знал о готовящемся покушении, либо был его непосредственным организатором. Историки, разделяющие подобную точку зрения, полагают, что покушение на Ленина было выгодно властям, так как оправдывало начавшийся вскоре «красный террор».

Возникает вопрос, если Каплан не была исполнительницей теракта, то зачем ей наговаривать на себя. Возможно, женщина таким способом решила обессмертить свое имя. Существует мнение, что она хотела стать русской Шарлоттой Корде, которая убила одного из видных деятелей времен Великой Французской революции Марата.

Есть неопределенности и относительно количества выстрелов. В семизарядном браунинге, из которого стреляли в Ленина, осталось четыре неиспользованных патрона, однако на месте преступления были обнаружены не три, а четыре гильзы. Значит стрелял кто-то еще? На этот счет могут быть лишь одни догадки.

Очевидно, что если бы дело Каплан рассматривал не революционный трибунал, а суд присяжных, то шансы на оправдательный приговор были бы высокими. Однако эсерка сама решила свою судьбу, взяв всю ответственность за теракт на себя.

Не оставить следов

Фанни Каплан задержали в день покушения 30 сентября 1918 года, допрос продолжался сутки. В течение 4 дней она находилась в подвалах Кремля под зорким надзором преданных Ленину латышских стрелков. Время было неспокойное и власти боялись, что революционерку либо попытаются отбить соратники, либо над ней учинят расправу часовые.

3 сентября ровно в 16:00, не дожидаясь окончания следствия, под шум работающих автомобильных моторов Каплан расстреляли. Казнь произвел лично комендант Кремля Павел Мальков на основании письменного распоряжения Свердлова. Однако сам документ впоследствии так и не был найден.

Мальков в своих воспоминаниях отмечает, что вся операция проводилась в режиме чрезвычайной секретности. За террористкой он послал нескольких латышей, которых знал лично. Приговор привели в исполнение в одном из кремлевских дворов. «И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда», – писал бывший комендант Кремля.

А дальше Мальков исполнил рекомендации все того же Свердлова – «останки уничтожить без следа». Присутствовавший на казни поэт Демьян Бедный вспоминает, что труп облили бензином и сожгли в железной бочке. При виде горящего тела поэту, пришедшему посмотреть на казнь «ради творческого вдохновения», сделалось дурно. Останки закопали то ли на территории Кремля, то ли в Александровском саду.

Историк Юрий Фельштинский считает, что, решивший поспешно избавиться от тела Каплан как от важной улики Свердлов, очевидно не был заинтересован в беспристрастном расследовании дела, а это значит, что он наверняка был каким-то образом причастен к заговору.

Быстрая расправа над Каплан не могла не породить массу конспирологических теорий. Кто-то считает, что она была прощена лично Лениным и помилована. Казнь якобы заменили каторгой – нашлись даже те, кто видел ее в лагерях: то на Соловках, то в Верхнеуральской тюрьме, то в Свердловском централе. Однако слухи о чудесном спасении Фанни Каплан ничем не подтверждены.

Историк Александр Шубин согласен с официальной точкой зрения – Каплан расстреляли и сожгли в бочке. Конспирологические версии он не поддерживает. А такой вот странный способ ликвидации останков террористки историк объясняет просто: хоронить тело Каплан было рискованно, все равно кто-то узнал бы, где находится ее могила, которая неминуемо бы превратилась в место паломничества антисоветчиков.

Подобный способ ликвидации тел для большевиков был не новым. Буквально за месяц до этого под Екатеринбургом с помощью соляной кислоты красноармейцы пытались уничтожить останки расстрелянных членов царской семьи. Но как мы знаем окончательно скрыть улики своего преступления у них не получилось.


Эсерку Фанни Каплан , стрелявшую в Ленина, без суда и следствия расстреляли через четыре дня после покушения. Однако казни было недостаточно, тело террористки поспешили сжечь, а место захоронения неизвестно до сих пор. К чему было так торопиться и усложнять?

Таинственное дело

30 августа 1918 года произошло самое громкое покушение на Ленина: во дворе электромеханического завода Михельсона в Замоскворецком районе Москвы в вождя мирового пролетариата стреляла член партии эсеров Фанни Каплан (настоящее имя – Фейга Хаимовна Ройдман). В свое время Каплан увлеклась анархистскими идеями, затем под влиянием известной революционерки Марии Спиридоновой приняла эсеровские взгляды.

Теракт произошел вскоре после подавления эсеровского мятежа. Каплан была убеждена, что убийство Ленина станет новым сигналом для продолжения борьбы с большевиками. Согласно официальной версии, покушение на Ленина готовила группа Григория Семенова и Людмилы Коноплевой . Считается, что именно последняя порекомендовала Каплан на роль исполнительницы теракта.

Впрочем, достоверных фактов в этом деле не так уж и много. Доподлинно известно, что было произведено три выстрела с расстояния примерно в 4 метра: одна пуля досталась беседовавшей с вождем женщине, две другие поразили самого Ильича – одна попала в шею, вторая в руку. Наибольшую опасность представляло собой первое ранение. Пуля прошла всего в миллиметре от шейной артерии и нервов, которые отвечают за работу сердца.

Николай Бухарин в газете «Правда» от 1 сентября 1918 года называл Каплан «узколобой мещаночкой», которая не осознает, что ею водила рука банкиров с Уолл-Стрит. Однако никаких доказательств причастности к покушению на Ленина западных политических или финансовых кругов предъявлено не было.

Личность стрелка долгое время оспаривалась исследователями. На его место какое-то время претендовал член боевой группы эсеров, рабочий Новиков, который находился в тот день на заводе, подозревали и личного шофера Ленина Степана Гиля .

Имеются у историков вопросы и относительно участия в покушении самой Фанни Каплан , несмотря на ее заверения, что именно она по собственному побуждению стреляла в Ленина, так как считала его предателем революции, а его идеи – вредными для построения социализма. Но кроме ее признания, других фактических доказательств не было.

Пожалуй, главный аргумент, который работает в защиту Каплан , это ее плохое зрение. Проблемы со зрением у нее начались в 1906 году, когда она подорвалась на своей же бомбе, приготовленной для киевского генерал-губернатора Сухомлинова. Ситуация усугубилась во время ее одиннадцатилетнего пребывания в ссылке. В 1909 году освидетельствовавший заключенную врач обнаружил у нее полную слепоту.

Операцию Каплан сделали только в 1917 году в харьковской клинике доктора Гиршмана, однако зрение удалось вернуть лишь частично. Днем она, конечно, могла ориентироваться в пространстве, видеть силуэты людей, однако выстрелы в Ленина производились уже в сумерках. В этих условиях даже с четырех метров человеку испытывавшему серьезные проблемы со зрением было сложно идентифицировать искомый объект. Свидетельств, что Каплан пользовалась очками нет.

Водитель Ленина утверждает, что они приехали на завод к 10 часом вечера. Выступление вождя, с его слов, закончилось через час, а значит покушение не могло осуществиться раньше 11 вечера. Между тем, Яков Свердлов свое «Воззвание в ЦИК» в связи с покушением на Ленина выпустил в 22:40. Доктор исторических наук Юрий Фельштинский подозревает, что глава российского правительства либо знал о готовящемся покушении, либо был его непосредственным организатором. Историки, разделяющие подобную точку зрения, полагают, что покушение на Ленина было выгодно властям, так как оправдывало начавшийся вскоре «красный террор».

Возникает вопрос, если Каплан не была исполнительницей теракта, то зачем ей наговаривать на себя. Возможно, женщина таким способом решила обессмертить свое имя. Существует мнение, что она хотела стать русской Шарлоттой Корде , которая убила одного из видных деятелей времен Великой Французской революции Марата.

Есть неопределенности и относительно количества выстрелов. В семизарядном браунинге, из которого стреляли в Ленина, осталось четыре неиспользованных патрона, однако на месте преступления были обнаружены не три, а четыре гильзы. Значит стрелял кто-то еще? На этот счет могут быть лишь одни догадки.

Очевидно, что если бы дело Каплан рассматривал не революционный трибунал, а суд присяжных, то шансы на оправдательный приговор были бы высокими. Однако эсерка сама решила свою судьбу, взяв всю ответственность за теракт на себя.

Не оставить следов

Фанни Каплан задержали в день покушения 30 сентября 1918 года, допрос продолжался сутки. В течение 4 дней она находилась в подвалах Кремля под зорким надзором преданных Ленину латышских стрелков. Время было неспокойное и власти боялись, что революционерку либо попытаются отбить соратники, либо над ней учинят расправу часовые.

3 сентября ровно в 16:00, не дожидаясь окончания следствия, под шум работающих автомобильных моторов Каплан расстреляли. Казнь произвел лично комендант Кремля Павел Мальков на основании письменного распоряжения Свердлова . Однако сам документ впоследствии так и не был найден.

Мальков в своих воспоминаниях отмечает, что вся операция проводилась в режиме чрезвычайной секретности. За террористкой он послал нескольких латышей, которых знал лично. Приговор привели в исполнение в одном из кремлевских дворов. «И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда», – писал бывший комендант Кремля.

А дальше Мальков исполнил рекомендации все того же Свердлова – «останки уничтожить без следа». Присутствовавший на казни поэт Демьян Бедный вспоминает, что труп облили бензином и сожгли в железной бочке. При виде горящего тела поэту, пришедшему посмотреть на казнь «ради творческого вдохновения», сделалось дурно. Останки закопали то ли на территории Кремля, то ли в Александровском саду.

Историк Юрий Фельштинский считает, что, решивший поспешно избавиться от тела Каплан как от важной улики Свердлов , очевидно не был заинтересован в беспристрастном расследовании дела, а это значит, что он наверняка был каким-то образом причастен к заговору.

Быстрая расправа над Каплан не могла не породить массу конспирологических теорий. Кто-то считает, что она была прощена лично Лениным и помилована. Казнь якобы заменили каторгой – нашлись даже те, кто видел ее в лагерях: то на Соловках, то в Верхнеуральской тюрьме, то в Свердловском централе. Однако слухи о чудесном спасении Фанни Каплан ничем не подтверждены.

Историк Александр Шубин согласен с официальной точкой зрения – Каплан расстреляли и сожгли в бочке. Конспирологические версии он не поддерживает. А такой вот странный способ ликвидации останков террористки историк объясняет просто: хоронить тело Каплан было рискованно, все равно кто-то узнал бы, где находится ее могила, которая неминуемо бы превратилась в место паломничества антисоветчиков.

Подобный способ ликвидации тел для большевиков был не новым. Буквально за месяц до этого под Екатеринбургом с помощью соляной кислоты красноармейцы пытались уничтожить останки расстрелянных членов царской семьи. Но как мы знаем окончательно скрыть улики своего преступления у них не получилось.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: