По решению городского суда истомин обязан выплачивать в пользу истоминой

Обновлено: 06.02.2023

Азовским городским судом Ростовской области 3 февраля 1997 г. Истомин (ранее судимый по приговору от 24 апреля 1996 г. к лишению свободы сроком на три года условно) осужден по ч. 1 ст. 157 УК РФ к исправительным работам на один год с частичным присоединением к назначенному наказанию неотбытого наказания по предыдущему приговору и ему определено к отбытию наказание в виде трех лет одного месяца лишения свободы.

Он признан виновным в злостном уклонении от уплаты алиментов на двух несовершеннолетних детей. Преступление совершено согласно приговору при следующих обстоятельствах.

По решению Азовского городского суда от 27 октября 1995 г. Истомин обязан выплачивать в пользу Истоминой Н. алименты на дочь Марию и сына Владимира в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно, начиная с 17 октября 1996 г. и до их совершеннолетия. Однако он уволился с места работы - кирпичного завода и больше нигде не работал, в центр занятости населения по вопросу трудоустройства не обращался. В июне 1996 г. Истомин был официально предупрежден инспектором милиции о необходимости выплачивать средства на содержание детей и о возможности привлечения его к уголовной ответственности в случае злостного уклонения от уплаты алиментов. На момент предъявления обвинения у него образовалась задолженность за 12 месяцев в размере 1330 тыс. рублей. Впоследствии она была погашена.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Ростовского областного суда приговор изменил, указав о применении ст. 41 УК РСФСР вместо ст. 70 УК РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое рассмотрение в связи с нарушением требований ст. ст. 20 и 314 УПК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 сентября 1997 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Как видно из показаний Истомина в суде, в течение трех летних месяцев он передавал потерпевшей одноразовые суммы на содержание детей. Данное утверждение Истомина, имеющее значение для правильного разрешения дела, судом не проверялось.

Истомина Н. в суде не допрашивалась, ее показания в порядке ст. 286 УПК РСФСР не исследовались, однако в нарушение ст. 314 УПК РСФСР суд сослался на них как на доказательство вины Истомина.

Время нахождения Истомина под стражей с 21 января по 24 апреля 1996 г. (по первому приговору) также вошло в срок образования задолженности по алиментам. Как утверждал Истомин, после освобождения из-под стражи он сразу же устроился по найму на работу к частному лицу. Однако это обстоятельство суд не выяснял. Кроме того, суд при вынесении приговора нарушил и материальный закон. В частности, назначив Истомину наказание в виде исправительных работ, суд вопреки требованию ч.2 ст. 50 УК РФ не указал размер в процентах удержания из заработка.

Суд, учитывая то, что Истоминым совершено преступление небольшой тяжести и что реально удовлетворены все алиментные требования потерпевшей, не обсудил в соответствии с п. 4 ст. 74 УК РФ вопрос об отмене или сохранении условного осуждения Истомину по прежнему приговору.

При таких обстоятельствах приговор городского суда и постановление надзорной инстанции подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Определение СК Верховного Суда РФ от 30 сентября 1997 г. "Приговор в отношении осужденного по ст.157 УК РФ (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей) отменен в связи с нарушением требований ст. ст. 20 и 314 УПК РСФСР" (Извлечение)

Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1998 г., N 5, стр. 7


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

от 30 сентября 1997 года


Приговор в отношении осужденного по ст.157 УК РФ
(злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей)
отменен в связи с нарушением требований ст.ст.20 и 314 УПК РСФСР

Азовским городским судом Ростовской области 3 февраля 1997 года Истомин (ранее судимый по приговору от 24 апреля 1996 года к лишению свободы сроком на три года условно) осужден по ч.1 ст.157 УК РФ к исправительным работам на один год с частичным присоединением к назначенному наказанию неотбытого наказания по предыдущему приговору, и ему определено к отбытию наказание в виде трех лет одного месяца лишения свободы.

Он признан виновным в злостном уклонении от уплаты алиментов на двух несовершеннолетних детей. Преступление совершено согласно приговору при следующих обстоятельствах.

По решению Азовского городского суда от 27 октября 1995 года Истомин обязан выплачивать в пользу Истоминой Н. алименты на дочь Марию и сына Владимира в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно, начиная с 17 октября 1996 года и до их совершеннолетия. Однако он уволился с места работы - кирпичного завода и больше нигде не работал, в центр занятости населения по вопросу трудоустройства не обращался. В июне 1996 года Истомин был официально предупрежден инспектором милиции о необходимости выплачивать средства на содержание детей и о возможности привлечения его к уголовной ответственности в случае злостного уклонения от уплаты алиментов. На момент предъявления обвинения у него образовалась задолженность за 12 месяцев в размере 1330 тыс. рублей. Впоследствии она была погашена.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Ростовского областного суда приговор изменил, указав о применении ст.41 УК РСФСР вместо ст.70 УК РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое рассмотрение в связи с нарушением требований ст.ст.20 и 314 УПК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 сентября 1997 года протест удовлетворила, указав следующее.

Как видно из показаний Истомина в суде, в течение трех летних месяцев он передавал потерпевшей одноразовые суммы на содержание детей. Данное утверждение Истомина, имеющее значение для правильного разрешения дела, судом не проверялось.

Истомина Н. в суде не допрашивалась, ее показания в порядке ст.286 УПК РСФСР не исследовались, однако в нарушение ст.314 УПК РСФСР суд сослался на них как на доказательство вины Истомина.

Время нахождения Истомина под стражей с 21 января по 24 апреля 1996 года (по первому приговору) также вошло в срок образования задолженности по алиментам. Как утверждал Истомин, после освобождения из-под стражи он сразу же устроился по найму на работу к частному лицу. Однако это обстоятельство суд не выяснял. Кроме того, суд при вынесении приговора нарушил и материальный закон. В частности, назначив Истомину наказание в виде исправительных работ, суд вопреки требованию ч.2 ст.50 УК РФ не указал размер в процентах удержания из заработка.

Суд, учитывая то, что Истоминым совершено преступление небольшой тяжести и что реально удовлетворены все алиментные требования потерпевшей, не обсудил в соответствии с п.4 ст.74 УК РФ вопрос об отмене или сохранении условного осуждения Истомину по прежнему приговору.

При таких обстоятельствах приговор городского суда и постановление надзорной инстанции подлежат отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение.

Текст документа сверен по:
"Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации",
N 5, 1998 год


Один из экспертов отметил, что КС так и не провел четкой границы между страховыми и деликтными обязательствами. Второй полагает, что данное определение – еще один шаг к освобождению страховых компаний от выплаты адекватного возмещения по ОСАГО.

Норильский городской суд Красноярского края обратился в КС с запросом, в котором указал на неконституционность ряда норм Закона об ОСАГО в их взаимосвязи с правилами ГК о возмещении убытков при совершении деликта. Заявитель полагал, что оспариваемые положения позволяют страховым компаниям уклоняться от полного возмещения ущерба потерпевшему, которое осуществляется в форме ремонта транспортного средства. Такое уклонение, по его мнению, возможно как минимум двумя законными способами: путем незаключения договора о ремонте на станциях техобслуживания, а также путем заключения с потерпевшим соглашения о денежном страховом возмещении, при выплате которого учитывается износ деталей автомобиля.

В запросе отмечалось, что в производстве Норильского городского суда находится дело по иску о взыскании ущерба, причиненного ДТП. Суд обратил внимание, что по общему правилу страховое возмещение потерпевшему осуществляется путем организации и оплаты ремонта его автомобиля на станции техобслуживания, стоимость которого не зависит от износа деталей, поврежденных при ДТП. Однако вместо этого истцу были выплачены денежные средства, поскольку у страховой компании не было договора ни с одной СТО в г. Норильске и его окрестностях. В силу прямого указания закона при денежной компенсации выплата производится с учетом износа поврежденных частей ТС. То есть если бы истец смог воспользоваться первым способом, возмещение было бы произведено в большем размере.

Истец заявил, что стоимость работ без учета износа деталей составляет свыше 300 тыс. руб., при том что страховщик выплатил ему чуть более 96 тыс. Поэтому истец обратился непосредственно к причинителю вреда с требованием о взыскании разницы. Ответчик заявил, что он, как добросовестный законопослушный гражданин, вправе рассчитывать, что страховая компания исполнит обязанность по оплате ремонта в полном объеме, т.е. без учета износа подлежащих замене деталей.

Как полагает Норильский горсуд, оспариваемые нормы нарушают равенство прав причинителей вреда по двум причинам. Во-первых, потому что обязанность по возмещению вреда потерпевшему за счет виновника ДТП ставится в зависимость от того, приняла ли конкретная страховая компания меры по заключению договоров об организации ремонта на соответствующей территории, а также по организации и оплате ремонта. Во-вторых, согласно закону, указанная обязанность причинителя вреда зависит и от усмотрения потерпевшего, который может отказаться от ремонта и получить от страховой компании денежное возмещение. При этом страховщик, уклонившийся от надлежащей организации ремонта, не обязан восполнить потерпевшему разницу между стоимостью ремонта без учета износа заменяемых деталей и с учетом износа – эта обязанность возложена на виновника ДТП.

КС признал запрос не подлежащим дальнейшему рассмотрению. Со ссылкой на свое Постановление от 31 мая 2005 г. № 6-П он указал, что потерпевший является наименее защищенным из всех участников правоотношений по обязательному страхованию, поэтому правовое регулирование в соответствующей сфере должно предусматривать специальные гарантии защиты его прав.

Конституционный Суд подчеркнул, что приоритет восстановительного ремонта при повреждении автомобилей не расходится с приведенной точкой зрения. По его мнению, различные варианты получения страхового возмещения установлены в целях защиты права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного его имуществу при использовании транспортных средств другими лицами.

В рассматриваемом определении указано, что оспариваемые положения относятся к договорному праву, поэтому непосредственно не регулируют обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. В Постановлении № 6-П Суд уже оценивал нормы Закона об ОСАГО в их взаимосвязи с положениями ГК об ответственности за деликты. При этом КС исходил из того, что требование потерпевшего к страховщику является самостоятельным договорным требованием и отличается от требований по обязательствам из причинения вреда. Суд пояснил, что необходимо разграничивать страховые обязательства, где страховщик должен осуществить возмещение по договору, и деликтные, ответственность по которым возникает непосредственно у причинителя вреда. Смешение этих обязательств, полагает КС, может иметь неблагоприятные последствия для потерпевшего, в то время как рассматриваемый институт страхования установлен в его интересах.

Конституционный Суд подчеркнул, что ОСАГО не может ни подменить, ни отменить институт деликтных обязательств. Оно также не должно приводить к безосновательному снижению размера возмещения, которое потерпевший вправе требовать от причинителя вреда. В определении также отмечается, что Закон об ОСАГО является специальным нормативным актом, однако он не отменяет действия общих норм гражданского права об обязательствах из причинения вреда. Поэтому, если страховая выплата не покрывает полностью размер ущерба, потерпевший имеет право потребовать от причинителя вреда возместить разницу.

Ранее в Постановлении от 10 марта 2017 г. № 6-П КС указал, что нормы ГК во взаимосвязи с правилами обязательного страхования ответственности владельцев ТС предполагают возможность получения потерпевшим разницы между страховой выплатой и реальным ущербом непосредственно от причинителя вреда. При этом потерпевшему необходимо доказать, что размер его ущерба действительно больше суммы, полученной от страховой компании.

Там же подчеркивается, что лицо, у которого потерпевший требует возмещения разницы между страховой выплатой и ущербом, вправе ходатайствовать как о назначении судебной экспертизы, так и о снижении размера возмещения. Суд разъяснил, что уменьшить возмещение возможно, если из обстоятельств дела с очевидностью следует другой более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений имущества.

КС подчеркнул, что оспариваемые нормы действуют в системном единстве с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод одних лиц не должно нарушать права и свободы других. Они позволяют сторонам в определенных случаях отступить от общих условий страхового возмещения, но не допускают их применения вопреки положениям ГК. С учетом этого Конституционный Суд определил, что сами по себе оспариваемые нормы не содержат признаков неопределенности в обозначенном заявителем аспекте.

Комментируя «АГ» определение, юрист и руководитель проектов МКА «Яковлев и Партнеры» Андрей Набережный отметил, что КС не провел четкой границы между страховыми и деликтными обязательствами. Эксперт полагает, что вывод о том, что ОСАГО не может подменять и тем более отменять институт деликтных обязательств, очевиден. «В то же время нужно развивать идею о том, что потерпевший не может получить одну и ту же сумму потерь два раза: и от страховщика, и от страхователя. Нужно установить необходимость первоначального обращения к страховой компании и ее участия в процессе определения размера выплаты, взыскиваемой с причинителя вреда. Это позволит в дальнейшем исключить споры о занижении размера страховой выплаты», – добавил он.

Юрист также обратил внимание на наличие аналогичной позиции в актах Верховного Суда РФ. В качестве примера он привел Определение от 17 мая 2018 г. № 305-ЭС17-20897 по делу № А40-210876/2016, пояснив, что наличие страховых правоотношений не прекращает существующего между сторонами обязательства вследствие причинения вреда и не препятствует разрешению иска о возмещении вреда, однако первоначально необходимо обратиться с иском к страховой компании.

По мнению адвоката АП Воронежской области Олеси Алимкиной, определение КС – еще один шаг в сторону полного освобождения страховых компаний от выплаты адекватного страхового возмещения в рамках ОСАГО. «Изначально благая идея страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключавшаяся в том, чтобы потерпевший не бегал за виновником ДТП для взыскания убытков, а цивилизованно получал возмещение в страховой компании, осталась в прошлом», – с сожалением констатировала она.

Эксперт также отметила парадоксальность ситуации: с одной стороны, владельцы транспортных средств обязаны страховать свою ответственность, и за отсутствие страховки их привлекают к административной ответственности. С другой стороны, если страховая компания не заключила договор с СТО, потерпевший получает мизерное страховое возмещение и идет взыскивать оставшуюся часть убытков с виновника ДТП. Адвокат обратила внимание, что в рассматриваемом случае потерпевший получил от страховой компании менее трети суммы убытков, а остальную часть пытается взыскивать с виновника ДТП.

«Фактически мы вернулись в начало 2002 г., когда ОСАГО не существовало, – резюмировала Олеся Алимкина. – Страховые правоотношения не отменяют деликтных обязательств, но возникает закономерный вопрос: зачем нужно ОСАГО, если страховая компания может, не рискуя лицензией, не заключить договор с СТО и выплатить потерпевшему 29% страхового возмещения вместо того, чтобы оплачивать станции техобслуживания полную стоимость восстановительного ремонта автомобиля потерпевшего?»


Один из экспертов отметил, что КС так и не провел четкой границы между страховыми и деликтными обязательствами. Второй полагает, что данное определение – еще один шаг к освобождению страховых компаний от выплаты адекватного возмещения по ОСАГО.

Норильский городской суд Красноярского края обратился в КС с запросом, в котором указал на неконституционность ряда норм Закона об ОСАГО в их взаимосвязи с правилами ГК о возмещении убытков при совершении деликта. Заявитель полагал, что оспариваемые положения позволяют страховым компаниям уклоняться от полного возмещения ущерба потерпевшему, которое осуществляется в форме ремонта транспортного средства. Такое уклонение, по его мнению, возможно как минимум двумя законными способами: путем незаключения договора о ремонте на станциях техобслуживания, а также путем заключения с потерпевшим соглашения о денежном страховом возмещении, при выплате которого учитывается износ деталей автомобиля.

В запросе отмечалось, что в производстве Норильского городского суда находится дело по иску о взыскании ущерба, причиненного ДТП. Суд обратил внимание, что по общему правилу страховое возмещение потерпевшему осуществляется путем организации и оплаты ремонта его автомобиля на станции техобслуживания, стоимость которого не зависит от износа деталей, поврежденных при ДТП. Однако вместо этого истцу были выплачены денежные средства, поскольку у страховой компании не было договора ни с одной СТО в г. Норильске и его окрестностях. В силу прямого указания закона при денежной компенсации выплата производится с учетом износа поврежденных частей ТС. То есть если бы истец смог воспользоваться первым способом, возмещение было бы произведено в большем размере.

Истец заявил, что стоимость работ без учета износа деталей составляет свыше 300 тыс. руб., при том что страховщик выплатил ему чуть более 96 тыс. Поэтому истец обратился непосредственно к причинителю вреда с требованием о взыскании разницы. Ответчик заявил, что он, как добросовестный законопослушный гражданин, вправе рассчитывать, что страховая компания исполнит обязанность по оплате ремонта в полном объеме, т.е. без учета износа подлежащих замене деталей.

Как полагает Норильский горсуд, оспариваемые нормы нарушают равенство прав причинителей вреда по двум причинам. Во-первых, потому что обязанность по возмещению вреда потерпевшему за счет виновника ДТП ставится в зависимость от того, приняла ли конкретная страховая компания меры по заключению договоров об организации ремонта на соответствующей территории, а также по организации и оплате ремонта. Во-вторых, согласно закону, указанная обязанность причинителя вреда зависит и от усмотрения потерпевшего, который может отказаться от ремонта и получить от страховой компании денежное возмещение. При этом страховщик, уклонившийся от надлежащей организации ремонта, не обязан восполнить потерпевшему разницу между стоимостью ремонта без учета износа заменяемых деталей и с учетом износа – эта обязанность возложена на виновника ДТП.

КС признал запрос не подлежащим дальнейшему рассмотрению. Со ссылкой на свое Постановление от 31 мая 2005 г. № 6-П он указал, что потерпевший является наименее защищенным из всех участников правоотношений по обязательному страхованию, поэтому правовое регулирование в соответствующей сфере должно предусматривать специальные гарантии защиты его прав.

Конституционный Суд подчеркнул, что приоритет восстановительного ремонта при повреждении автомобилей не расходится с приведенной точкой зрения. По его мнению, различные варианты получения страхового возмещения установлены в целях защиты права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного его имуществу при использовании транспортных средств другими лицами.

В рассматриваемом определении указано, что оспариваемые положения относятся к договорному праву, поэтому непосредственно не регулируют обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. В Постановлении № 6-П Суд уже оценивал нормы Закона об ОСАГО в их взаимосвязи с положениями ГК об ответственности за деликты. При этом КС исходил из того, что требование потерпевшего к страховщику является самостоятельным договорным требованием и отличается от требований по обязательствам из причинения вреда. Суд пояснил, что необходимо разграничивать страховые обязательства, где страховщик должен осуществить возмещение по договору, и деликтные, ответственность по которым возникает непосредственно у причинителя вреда. Смешение этих обязательств, полагает КС, может иметь неблагоприятные последствия для потерпевшего, в то время как рассматриваемый институт страхования установлен в его интересах.

Конституционный Суд подчеркнул, что ОСАГО не может ни подменить, ни отменить институт деликтных обязательств. Оно также не должно приводить к безосновательному снижению размера возмещения, которое потерпевший вправе требовать от причинителя вреда. В определении также отмечается, что Закон об ОСАГО является специальным нормативным актом, однако он не отменяет действия общих норм гражданского права об обязательствах из причинения вреда. Поэтому, если страховая выплата не покрывает полностью размер ущерба, потерпевший имеет право потребовать от причинителя вреда возместить разницу.

Ранее в Постановлении от 10 марта 2017 г. № 6-П КС указал, что нормы ГК во взаимосвязи с правилами обязательного страхования ответственности владельцев ТС предполагают возможность получения потерпевшим разницы между страховой выплатой и реальным ущербом непосредственно от причинителя вреда. При этом потерпевшему необходимо доказать, что размер его ущерба действительно больше суммы, полученной от страховой компании.

Там же подчеркивается, что лицо, у которого потерпевший требует возмещения разницы между страховой выплатой и ущербом, вправе ходатайствовать как о назначении судебной экспертизы, так и о снижении размера возмещения. Суд разъяснил, что уменьшить возмещение возможно, если из обстоятельств дела с очевидностью следует другой более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений имущества.

КС подчеркнул, что оспариваемые нормы действуют в системном единстве с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод одних лиц не должно нарушать права и свободы других. Они позволяют сторонам в определенных случаях отступить от общих условий страхового возмещения, но не допускают их применения вопреки положениям ГК. С учетом этого Конституционный Суд определил, что сами по себе оспариваемые нормы не содержат признаков неопределенности в обозначенном заявителем аспекте.

Комментируя «АГ» определение, юрист и руководитель проектов МКА «Яковлев и Партнеры» Андрей Набережный отметил, что КС не провел четкой границы между страховыми и деликтными обязательствами. Эксперт полагает, что вывод о том, что ОСАГО не может подменять и тем более отменять институт деликтных обязательств, очевиден. «В то же время нужно развивать идею о том, что потерпевший не может получить одну и ту же сумму потерь два раза: и от страховщика, и от страхователя. Нужно установить необходимость первоначального обращения к страховой компании и ее участия в процессе определения размера выплаты, взыскиваемой с причинителя вреда. Это позволит в дальнейшем исключить споры о занижении размера страховой выплаты», – добавил он.

Юрист также обратил внимание на наличие аналогичной позиции в актах Верховного Суда РФ. В качестве примера он привел Определение от 17 мая 2018 г. № 305-ЭС17-20897 по делу № А40-210876/2016, пояснив, что наличие страховых правоотношений не прекращает существующего между сторонами обязательства вследствие причинения вреда и не препятствует разрешению иска о возмещении вреда, однако первоначально необходимо обратиться с иском к страховой компании.

По мнению адвоката АП Воронежской области Олеси Алимкиной, определение КС – еще один шаг в сторону полного освобождения страховых компаний от выплаты адекватного страхового возмещения в рамках ОСАГО. «Изначально благая идея страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключавшаяся в том, чтобы потерпевший не бегал за виновником ДТП для взыскания убытков, а цивилизованно получал возмещение в страховой компании, осталась в прошлом», – с сожалением констатировала она.

Эксперт также отметила парадоксальность ситуации: с одной стороны, владельцы транспортных средств обязаны страховать свою ответственность, и за отсутствие страховки их привлекают к административной ответственности. С другой стороны, если страховая компания не заключила договор с СТО, потерпевший получает мизерное страховое возмещение и идет взыскивать оставшуюся часть убытков с виновника ДТП. Адвокат обратила внимание, что в рассматриваемом случае потерпевший получил от страховой компании менее трети суммы убытков, а остальную часть пытается взыскивать с виновника ДТП.

«Фактически мы вернулись в начало 2002 г., когда ОСАГО не существовало, – резюмировала Олеся Алимкина. – Страховые правоотношения не отменяют деликтных обязательств, но возникает закономерный вопрос: зачем нужно ОСАГО, если страховая компания может, не рискуя лицензией, не заключить договор с СТО и выплатить потерпевшему 29% страхового возмещения вместо того, чтобы оплачивать станции техобслуживания полную стоимость восстановительного ремонта автомобиля потерпевшего?»

Как добиться отмены решения: пишем жалобу правильно

Многие юристы пытаются включить в апелляционную или кассационную жалобу все возможные доводы, видимо, считая, что так она будет выглядеть убедительнее. Но эффект обычно обратный. Ведь чем выше инстанция, тем меньше времени у судей. Поэтому лучше указать 3–4 самых сильных аргумента, а если остались какие-то еще доводы, то оформить их схемами или таблицами для лучшего восприятия. Еще одна распространенная ошибка судебных юристов — писать иск, апелляционную и кассационную жалобы под копирку. Но это только навредит доверителю.

Добиться отмены или изменения решения суда можно с помощью апелляционного или кассационного обжалования. Согласно ст. 320 ГПК и ст. 257 АПК в апелляционном порядке обжалуются только акты, которые еще не вступили в законную силу. Апелляция имеет право проверить, верно ли первая инстанция применила нормы права и установила факты, которые имеют значение для дела. Апелляционная инстанция может оценивать имеющиеся в деле доказательства и принимать дополнительные, если сторона не могла предоставить их в суд раньше по уважительной причине (ст. 327.1 ГПК и ст. 268 АПК). Например, если первая инстанция необоснованно отказалась принимать или истребовать их.

В кассации обжалуются только акты, которые уже вступили в законную силу. В отличие от апелляции, кассационный суд только проверяет, правильно ли нижестоящие инстанции применили и истолковали нормы права. Он не может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты (ст. 379.6 ГПК и ст. 286 АПК).

Основные ошибки и как их избежать


Учитывайте полномочия судов

Основная ошибка юристов состоит в том, что они не учитывают полномочия разных инстанций, говорит Борис Романов, адвокат АБ S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал 3 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10 место По выручке 24 место По количеству юристов Профайл компании × Часто исковое заявление, апелляционную и кассационную жалобу составляют фактически одинаково. Но это редко помогает добиться отмены или изменения решения, утверждает эксперт.

Важно обращать внимание на перечень оснований для отмены судебных актов, который указан в ст. 330, ст. 379.7 ГПК и ст. 270, ст. 288 АПК, указывает Романов. Он советует внимательно изучить судебный акт, который обжалуется, выделить конкретные нарушения, допущенные судом, и составить план жалобы, советует юрист.

При этом в апелляционной жалобе можно рассуждать о фактических обстоятельствах дела и приводить соответствующие аргументы, поясняет Артем Синев, юрист корпоративной практики O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Финансовое/Банковское право Профайл компании ×

Ксения Пантелеева, заместитель управляющего партнера и руководитель регионального офиса Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Уголовное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании × в Екатеринбурге, рекомендует в апелляционной жалобе:

  • уделить особое внимание противоречиям, допущенным судом при вынесении акта;
  • детально проанализировать предмет доказывания по делу и сопоставить его с нормами права и доказательствами, которые суд привел в пользу своих выводов;
  • оценить соответствие норм права, которые применил суд, обстоятельствам дела;
  • обратить внимание апелляции на доказательства, которые первая инстанция оставила без оценки;
  • оценить и правильно описать нарушения норм процессуального права;
  • повторно подготовить ходатайства, которые отклонил суд первой инстанции.

Иного подхода требует кассационная жалоба. Ее доводы должны указывать только на нарушение нижестоящими судами норм материального или процессуального права, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, говорит Дина Шибзухова, руководитель практики разрешения споров K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании ×


Заявители зачастую игнорируют полномочия судебных инстанций и копируют содержание кассационной жалобы из апелляционной. Они делают основной упор на переоценке доказательств и фактических обстоятельств дела, что не относится к компетенции суда кассационной инстанции.

При подготовке кассационной жалобы в большей степени необходимо акцентировать внимание на том, верно ли суды применили нормы права, а еще соответствуют ли их выводы обстоятельствам и доказательствам в деле, считает Пантелеева.


Процесс обжалования судебного акта требует от юриста виртуозности при подготовке жалобы, поскольку результат ее рассмотрения во многом зависит от содержания и подачи материала.

Сокращайте и структурируйте

Стороны могут не добиться отмены или изменения решения, если изложат свои доводы сумбурно, говорит Синев. Содержание жалобы не последний фактор, от которого зависит исход дела. Чем лаконичнее составлен документ, тем проще судьям будет вникнуть в суть спора и вынести правильное решение, объясняет юрист.


Зачастую стороны готовят очень объемные жалобы, стремясь перечислить как можно больше аргументов в свою пользу. Но, учитывая высокую загрузку судей, особенно в столичных судах, у них, скорее всего, не будет возможности проанализировать все доводы такой жалобы.

Сергей Лисин, партнер BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Международные судебные разбирательства группа Фармацевтика и здравоохранение группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Уголовное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 4 место По выручке 6 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10 место По количеству юристов Профайл компании ×


В жалобе не стоит подробно рассказывать историю взаимоотношений сторон и повторно указывать на факты, описанные судом первой инстанции. Достаточно вначале кратко объяснить обстоятельства дела, чтобы у суда сложилось общее понимание сути.


Детальные аргументы или недостатки судебных актов можно вынести в отдельные приложения и структурировать их в графики и таблицы.

Елизавета Капустина, руководитель практики ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании ×

Но и других материалов — фотографий, схем, таймлайнов и прочего — не должно быть слишком много, предупреждает Чудиевич. Реальные основания для пересмотра все же должны оставаться ядром апелляционной или кассационной жалобы, напоминает эксперт. Кроме того, юрист советует разделять процессуальные и материальные нарушения, начинать с самых сильных доводов и избегать общих формулировок без ссылок на доказательства и другие материалы дела.

При подготовке аргументации Синев советует исследовать судебную практику по аналогичным делам в регионе апелляционной и кассационной инстанции. В жалобе необходимо демонстрировать восприимчивость высших судов к позициям региональных судов, так как никакому судье не хочется, чтобы его акты отменялись, говорит эксперт.


Бывает и так, что по делу нет аналогичной судебной практики или она неоднородна. Тогда необходимо вооружаться всеми возможными аргументами: фактами, принципами права, целью законодательного регулирования, экономическими и социальными последствиями того или иного решения по делу.

Лисин отмечает, что для удобства суда в жалобе можно указывать и листы дела, на которых расположены важные доказательства.


Особенности процесса

С точки зрения процессуального законодательства, порядок рассмотрения дел и основания для отмены решений в СОЮ и арбитражных судах существенно не отличаются, но на практике разница есть, отмечает Борис Романов.

В арбитражных судах интересы сторон зачастую представляют профессиональные юристы, которые тщательно готовятся и представляют суду аргументированные правовые позиции. В СОЮ граждане часто действуют самостоятельно и не всегда могут донести важные обстоятельства спора и правовые нормы до первой инстанции, что часто приводит к ошибочным решениям, говорит Романов.

Поэтому на стадии обжалования апелляции и кассационные СОЮ больше времени уделяют изучению обстоятельств дела, в то время как в арбитражном судопроизводстве суды, в основном, сконцентрированы на праве, делится юрист.

Артур Аванесян, старший юрист юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5 место По выручке Профайл компании × , указывает, что в СОЮ и арбитражных судах разные пределы рассмотрения жалоб.


Суды общей юрисдикции могут выйти за пределы доводов жалоб и проверить судебные постановления в полном объеме. В арбитражном судопроизводстве суды апелляционной и кассационной инстанций могут выйти за пределы жалоб только по заявлениям лиц, участвующих в деле.

По мнению Лисина, наиболее существенные отличия между СОЮ и арбитражными судами сейчас касаются восстановления пропущенных процессуальных сроков на подачу жалоб. В гражданском процессе этот вопрос разрешается судом первой инстанции, а в арбитражном — тем судом, который рассматривает жалобу. Кроме того, если АПК предусматривает предельный шестимесячный срок для восстановления пропущенных сроков, ГПК такой нормы не содержит, отмечает эксперт.

Несмотря на все попытки унифицировать обе судебные системы в целях «единообразия практики правоприменения», арбитражные суды традиционно более восприимчивы к новым правовым позициям, считает Синев. Они внимательнее следят за актами высших инстанций и лояльнее относятся к примерам из практики общей юрисдикции. В то время как для СОЮ основное значение имеют позиции суда субъекта и кассации.

Подаем жалобу правильно: памятка

Сроки и порядок подачи жалобы

Апелляционная жалоба подается через суд первой инстанции на бумажном носителе или в электронном виде в течение месяца со дня принятия решения первой инстанцией (ст. 321 ГПК и ст. 257–260 АПК). В зависимости от категории дела этот срок может быть сокращен. Например, на апелляционное обжалование решения суда, которое принято в порядке упрощенного производства, дается всего 15 дней (ст. 232.4 ГПК и ст. 229 АПК).

Срок на обжалование акта также можно восстановить, если причины его пропуска были уважительными. Например, если лицо не могло подать жалобу из-за чрезвычайной ситуации (п. 12 Постановление Пленума ВС от 30.06.2020 № 13).

Лица, которые могут подать жалобу

В соответствии со ст. 320, 376 ГПК и ст. 257, 273 АПК подавать апелляционные и кассационные жалобы могут:

  • стороны и другие лица, участвующие в деле;
  • прокурор;
  • лица, которых не привлекли к участию в деле, но суд все равно разрешил вопрос об их правах и обязанностях.

Требования к форме и содержанию жалобы

При составлении жалобы необходимо учитывать формальные требования к ее содержанию (ст. 260 и 277 АПК, ст. 322 и 378 ГПК). В ней обязательно указать:

  • наименования суда и участников дела;
  • требования и основания, по которым обжалуется решение;
  • перечень документов, которые прилагаются к жалобе.

Иные документы

Оплата госпошлины

При подаче жалобы нужно заплатить пошлину. Ее размер отличается в зависимости от вида судопроизводства, оспариваемого акта и лица, которое подает жалобу. Например, в судах общей юрисдикции за подачу апелляционной или кассационной жалобы гражданину необходимо заплатить 150 руб., а организации 3000 руб.

Апелляционная или кассационная жалоба в арбитражный суд обойдутся в 3000 руб.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: