По делу выносится только один суд даже когда одному лицу предъявлено несколько обвинений

Обновлено: 02.02.2023

Верховный суд РФ отменил обвинительный приговор и вернул в прокуратуру уголовное дело о мошенничестве. Примечательно, что за три года разбирательств материалы побывали во всех инстанциях и по нему вынесено 5 судебных актов - дважды рассмотрено в районном суде, столько же в апелляции и один раз в кассации - но суды все время сосредотачивались на вопросах рецидива, необходимости выплаты потерпевшим компенсации или насколько можно смягчить наказание. И только Верховный суд заметил, что уголовное дело вообще не могло рассматриваться в суде.

Привлечение в качестве обвиняемого является обязательным этапом предварительного следствия и представляет собой комплекс процессуальных действий по вынесению постановления о привлечении в качестве обвиняемого, вызову обвиняемого для предъявления обвинения и собственно предъявлению обвинения, напоминает ВС.

Решение о привлечении лица в качестве обвиняемого принимается следователем при наличии достаточных доказательств для обвинения лица в совершении преступления и оформляется им в виде постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), которое должно быть подписано следователем.

«По смыслу закона указание в обвинительном заключении на существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, на формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление (пп. 3 и 4 ч.1 ст. 220 УПК РФ), должно соответствовать в этой части постановлению о привлечении в качестве обвиняемого.

При этом, с учетом положений ч.1 ст. 175 УПК РФ, если в материалах дела имеется несколько постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, то обвинительное заключение должно соответствовать последнему постановлению по времени его вынесения», - поясняет ВС.

Таким образом, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, если оно составлено в соответствии с требованиями закона, является основой при составлении обвинительного заключения, указывает он.

В материалах данного дела имеется два постановления о привлечении фигуранта в качестве обвиняемого - от 20 февраля и 17 апреля 2018 года. При этом в последнем постановлении предъявленное обвинение изменено и на основании этого постановления составлено обвинительное заключение.

«Вместе с тем постановление о привлечении (фигуранта) в качестве обвиняемого от 17 апреля 2018 года, составленное следователем, ею не подписано.

Судебная коллегия считает, что отсутствие подписи следователя свидетельствует о ничтожности постановления о привлечении в качестве обвиняемого, что препятствует рассмотрению дела в суде по существу, так как фактически (фигуранту) в окончательном виде обвинение не предъявлено.

Составленное обвинительное заключение на основании постановления о привлечении в качестве обвиняемого, которое не соответствует требованиям закона, исключает возможность постановления приговора на основе такого обвинительного заключения», - отмечает ВС.

Таким образом, приходит к выводу высшая инстанция, допущенные в досудебном производстве существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неустранимые в судебном заседании, препятствуют рассмотрению уголовного дела судом, в связи с чем имеются основания для возвращения уголовного дела прокурору, а судебные решения подлежат отмене.

На основании чего ВС определил отменить состоявшиеся по делу приговор, определения и постановления, а уголовное дело возвратить прокурору.

1. Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со статьей 171 настоящего Кодекса выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 настоящего Кодекса.

2. Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора.

Комментарии к ст. 175 УПК РФ

1. Основаниями изменения или дополнения обвинения, с одной стороны (так же, как в случае с его предъявлением), являются: такая совокупность доказательств, которая формирует уверенность следователя (дознавателя и др.) в необходимости предъявить обвинение по новому эпизоду преступной деятельности, переквалифицировать на более тяжкое преступление, за совершение которого лицо привлечено к уголовной ответственности, с другой - выявленные обстоятельства, названные законодателем основаниями прекращения уголовного дела (преследования).

2. Прекращение уголовного дела (преследования) в части - разновидность изменения обвинения.

3. Любое из оснований прекращения уголовного дела (преследования) вполне может быть применено как в целях уменьшения объема вмененного ранее лицу обвинения (прекращения уголовного преследования в части какого-нибудь эпизода "преступной" деятельности), так и в целях прекращения уголовного преследования и даже уголовного дела полностью. Иногда таким образом реабилитируется человек, незаконно привлеченный к уголовной ответственности (к примеру, не достигший возраста, с момента наступления которого вообще человек может стать субъектом преступления).

4. Если при производстве предварительного расследования будут собраны доказательства, свидетельствующие о необходимости изменить или дополнить предъявленное обвинение, выносится новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, к содержанию и форме которого предъявляются те же требования, что и к первоначальному одноименному процессуальному документу. При этом следователь (дознаватель и др.) не связан рамками ранее предъявленного обвинения. Новое постановление должно содержать полную формулировку обвинения, включая те эпизоды и обстоятельства, обвинение по которым уже предъявлялось, а также дополнительно установленные и доказанные.

5. С момента вынесения нового постановления старое постановление о привлечении в качестве обвиняемого теряет юридическую силу, и лицо становится обвиняемым по новой формулировке обвинения. Однако ранее вынесенное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого должно оставаться в уголовном деле, и общий срок нахождения лица в положении обвиняемого исчисляется с учетом первоначально предъявленного обвинения. Новое постановление, так же как и любое другое аналогичное решение следователя (дознавателя и др.), должно быть предъявлено обвиняемому не позднее трех суток с момента его вынесения. Немедленно после предъявления нового обвинения лицо допрашивается с соблюдением всех правил, установленных для допроса обвиняемого .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

6. Возможны различные ситуации, влекущие необходимость изменения или дополнения ранее предъявленного обвинения. Например, первоначально предъявленное обвинение изменяется вследствие необходимости переквалифицировать деяние на статью уголовного закона, предусматривающую более тяжкое или менее тяжкое наказание по сравнению с первоначальным обвинением, либо вследствие того, что установлено совершение обвиняемым еще и другого преступления, которое ранее в вину ему не вменялось. В последнем случае обвинение дополняется новыми эпизодами с изменением или без изменения квалификации содеянного и т.д.

7. Если в ходе предварительного расследования предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь (дознаватель и др.) своим постановлением прекращает уголовное дело в этой части, о чем объявляет обвиняемому.

8. В случае, когда первоначально предъявленное обвинение не подтвердилось и вместе с тем установлено, что обвиняемый совершил другое преступление, по которому обвинение ему ранее не предъявлялось, должно выносится два постановления - о прекращении уголовного дела в части не подтвердившегося обвинения и о привлечении лица в качестве обвиняемого по новому обвинению. Если предъявленное обвинение не нашло подтверждения в целом, то в отношении данного лица прекращается уголовное преследование полностью или при наличии к тому оснований прекращается уголовное дело.

9. Если же по делу привлечено несколько обвиняемых, а основания к прекращению относятся не ко всем из них, дело прекращается в отношении отдельных обвиняемых, а в отношении других производство продолжается в обычном порядке.

10. См. также комментарий к ст. ст. 20, 24, 27, 171, 172, 208, 439, 448 УПК.

Закон различает два вида приговоров: обвинительный и оправдательный. По уголовному делу суд выносит только один приговор, даже когда одному лицу предъявлено несколько обвинений либо когда в одном деле решается вопрос о нескольких обвиняемых. Поэтому приговор, являясь единым документом, может быть в отношении одних обвиняемых и предъявленных им обвинений обвинительным, а в отношении других — оправдательным.

На основании ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если:

1)не установлено событие преступления;

2)подсудимый не причастен к совершению преступления;

3) в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

4) в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Оправдание по любому из оснований, означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой его реабилитацию в порядке, установленном законом.

Если основания прекращения уголовного дела и (либо) уголовного преследования, такие как отсутствие события преступления; отсутствия в деянии состава преступления; истечение сроков давности уголовного преследования (п. 1 – 3 ч 1 ст. 24 УПК) либо непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; вследствие акта об амнистии; смерть подозреваемого или обвиняемого, отсутствие заявлении потерпевшего (п. 1—3 ч. 1 ст. 27 УПК), обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу.

Оправдательный приговор в связи с непричастностью подсудимого к совершению преступления выносится в том случае, когда суд отрицательно отвечает на вопрос - доказано ли, что деяние совершил подсудимый. Иными словами, когда не доказано, что деяние совершил подсудимый, т.е. когда этому нет уголовно-процессуальных доказательств или когда имеющиеся обвинительные доказательства сомнительны и возможности получения новых достоверных доказательств исчерпаны. Суд в таком случае исходит из того, что все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого.

Оправдательный приговор независимо от оснований оправдания полностью реабилитирует подсудимого и создает юридическое основание для применения процедуры реабилитации.

При вынесении оправдательного приговора за отсутствием события преступления и за отсутствием в деянии состава преступления уголовное дело (после вступления приговора в законную силу) хранится в суде.

При постановлении оправдательного приговора за недоказанностью причастности подсудимого к совершению преступления уголовное дело направляется прокурору для решения вопроса о продолжении расследования с целью установления действительного виновника преступления.

На основании Бюллетеня ВС РФ 1999 г. №9 - лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, но не от уголовной ответственности. Таким лицам суд может назначить принудительные меры медицинского характера.

Этот вид приговора обладает определенными особенностями, которые должны учитываться при его составлении.

Описательная часть оправдательного приговора должна начинаться с изложения существа обвинения, по которому обвиняемый был предан суду, Только при этом условии станет понятной логика последующего изложения, которое представляет собой критическую оценку судом, как самого обвинения, так и положенных в его основу доказательств.

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Изложение фабулы обвинения начинается словами: «Иванов предан суду по обвинению в. », «Органами предварительного следствия Иванов обвиняется в. » и т. п. Этим с самого начала подчеркивается, что дальнейшее представляет собой не факты, установленные судом, а лишь объект судебного исследования. Сама фабула излагается так же, как и в обвинительном приговоре

Далее излагаются обстоятельства дела, установленные судом, и приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого, с указанием мотивов, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

Опровержение предъявленного обвинения — наиболее трудная для изложения часть приговора. На практике это делается по-разному. Можно сначала изложить все доказательства, положенные в основу обвинения органами предварительного следствия, а затем их проанализировать и привести опровергающие обвинение доказательства. Возможно также иное построение, при котором доказательства анализируются и опровергаются поочередно либо будучи сгруппированы применительно к тем или иным обстоятельствам дела. Выбор того или иного способа зависит также от оснований оправдания.

Чаще всего в оправдательных приговорах доказательственная часть начинается с изложения и анализа показаний подсудимого.

Завершается описательная часть выводом о наличии одного из оснований для вынесения оправдательного приговора они перечислены выше.

В приговоре не следует без крайней необходимости касаться противоправных поступков лиц, не привлеченных к уголовной ответственности. Вместе с тем в оправдательном приговоре иногда приходится об этом писать. Например, оправдать подсудимого в связи с наличием в его действиях необходимой обороны можно не иначе, как установив, что другое лицо совершило общественно опасное посягательство на охраняемый законом объект. Не указать об этом в приговоре нельзя. Или, скажем, по делам об автотранспортных преступлениях суд, установив, что несчастный случай произошел не из-за нарушения водителем правил дорожного движения, а вследствие грубой неосторожности самого потерпевшего, вправе не только описать в приговоре действия потерпевшего, но и указать, что этими действиями потерпевший нарушил такие-то статьи правил.

Но оправдательный приговор в отношении подсудимого не должен превращаться в обвинительный приговор в отношении другого лица, не привлеченного к уголовной ответственности. Нельзя называть действия этих лиц преступными, влекущими уголовную-ответственность, и т. д. Это нарушение законных прав граждан и потому недопустимо. Суд должен ограничиться изложением в приговоре фактической стороны, не давая правовой оценки.

1. В одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении:

1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии;

2) одного лица, совершившего несколько преступлений;

3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам.

2. Соединение уголовных дел допускается также в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц.

3. Соединение уголовных дел, находящихся в производстве следователя, производится на основании постановления руководителя следственного органа. Соединение уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя, производится на основании постановления прокурора. Решение о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со статьями 150 и 151 настоящего Кодекса разным органам предварительного расследования, принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности. В случае, если предварительное расследование осуществляется в форме дознания, указанное решение принимает прокурор.

4. При соединении уголовных дел срок производства по ним определяется по уголовному делу, имеющему наиболее длительный срок предварительного расследования. При этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается наиболее длительным сроком и дополнительно не учитывается.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 153. Соединение уголовных дел

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе часть первая его статьи 175, не содержат норм, позволяющих привлекать лицо к уголовной ответственности в связи с совершением им преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, этот Кодекс предполагает необходимость соблюдения общих требований его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2006 года N 533-О, от 21 октября 2008 года N 600-О-О, от 22 ноября 2012 года N 2019-О, от 25 февраля 2016 года N 263-О, от 29 сентября 2016 года N 1774-О и др.).

Кроме того, по мнению заявителя, нормы статей 17, 73, 90, 140, 145, 146, 147, 149, 153, 155, 156, 157, 162, 171, 175, пункта 5 части первой статьи 236, статей 237, 252, 296, 299, части пятой статьи 302 и статьи 392 УПК Российской Федерации неконституционны в той мере, в какой предоставляют суду возможность возвращать прокурору уголовное дело для его соединения с другим уголовным делом, что фактически влечет дополнительное расследование и увеличение объема обвинения, позволяют органам предварительного следствия осуществлять расследование, а суду - судебное разбирательство по эпизодам деяний, по которым уголовное дело не возбуждалось, и не применять правила преюдиции в отношении обстоятельств, установленных решением суда по гражданскому делу, давать ему новую оценку.

статей 140 "Поводы и основание для возбуждения уголовного дела", 146 "Возбуждение уголовного дела публичного обвинения" и 153 "Соединение уголовных дел", как препятствующих обжалованию постановления в возбуждении уголовного дела по причине его отсутствия в материалах дела, что не согласуется со статьями 46 и 49 Конституции Российской Федерации;

Доводы осужденного Изместьева Д.А., содержащиеся в его апелляционных жалобах, о необходимости рассмотрения настоящего уголовного дела в отношении каждого осужденного в отдельности также не основаны на положениях ч. 1 и ч. 2 ст. 153 УПК РФ и признаются Судебной коллегией несостоятельными.

В тот же день руководитель следственного органа соединил указанные уголовные дела и поручил расследование следователю К. Поскольку оба дела и до их соединения находились в производстве этого следователя, а соединенное дело оставалось в его производстве, необходимость вынесения им постановления о принятии дела к своему производству в данном случае отсутствовала. Не требуют вынесения такого постановления и правила соединения уголовных дел, предусмотренные ст. 153 УПК РФ.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не содержат норм, позволяющих привлекать лицо к уголовной ответственности в связи с совершением им преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось; напротив, этот Кодекс предполагает необходимость соблюдения общих требований его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, отвечающее требованиям законности, обоснованности и мотивированности (часть четвертая статьи 7) (определения от 22 января 2014 года N 61-О, от 26 мая 2016 года N 1122-О и др.). При этом вынесение или невынесение решения о возбуждении уголовного дела в отношении лица, чья личность как соучастника по уголовному делу не была установлена, не ставит под сомнение законность возбуждения уголовного дела в отношении конкретного, установленного лица.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.Р. Гисмеев, в удовлетворении ходатайства которого о соединении уголовных дел в одном производстве было отказано, просит признать не соответствующими статьям 18, 24 (часть 2), 29 (часть 4), 45, 46 (части 1 и 2) и 55 Конституции Российской Федерации пункт 3 части второй статьи 38 "Следователь" и пункт 1 части первой статьи 153 "Соединение уголовных дел" УПК Российской Федерации в той мере, в какой они, по мнению заявителя, в силу своей неопределенности и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность произвольного принятия решения о соединении либо несоединении уголовных дел, что ухудшает положение обвиняемого, влечет возможность назначения более строгого наказания, нарушает права обвиняемого на защиту, на ознакомление с материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, на рассмотрение его дела законным судом.

Требования статей 153 и 154 УПК РФ при принятии решений о соединении и о выделении уголовных дел органами следствия не нарушены.

Некоторые несовпадения текстов имеющихся в деле подлинников процессуальных документов, составленных органами следствия при выделении материалов уголовного дела, с их копиями, представленными стороной защиты, явно носят технический характер, и не свидетельствуют о фальсификации материалов уголовного дела следователями, как об этом заявляют Сорокин А.М. и его защитники в апелляционной жалобе и в своих выступлениях в суде апелляционной инстанции.

Кроме того, выделение в подобной ситуации уголовных дел, а фактически их разделение на два уголовных дела, будет противоречить положениям статей 153 и 154 УПК России.

Таможенные органы, возбудив уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьей 226.1 и частями 1 или 2 статьи 194 УК России, уполномочены лишь на производство неотложных следственных действий.

Статья 63. В ходе производства неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, либо по их окончании орган дознания, дознаватель не вправе принимать решения о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), соединении уголовных дел (ст. 153 УПК РФ), выделении уголовного дела (ст. 154 УПК РФ), выделении в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК РФ), приостановлении предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ), прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении подозреваемого (ст. 24, 25, 27, 28, 212 - 213 УПК РФ).

Статья 64. В ходе производства неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, либо по их окончании орган дознания, дознаватель не вправе принимать решения о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), о соединении уголовных дел (ст. 153 УПК РФ), выделении уголовного дела (ст. 154 УПК РФ), выделении в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК РФ), приостановлении предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ), прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении подозреваемого (ст. 24 - 28 УПК РФ).

При этом уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением им преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 600-О-О).

1.14. При соединении нескольких уголовных дел в одно производство срок следствия определять в соответствии со статьей 153 УПК РФ.

Календарное время расследования исчислять с даты возбуждения уголовного дела с наиболее длительным сроком, которым поглощается период расследования по остальным делам.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.А. Ковалев просит признать часть первую статьи 24, статью 29, часть первую статьи 33, статью 153, пункт 3 части первой статьи 226, часть первую статьи 239, статьи 254 и 384 УПК Российской Федерации не соответствующими статье 17 (часть 1) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в них нормы, устанавливающие конкретный перечень оснований для прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства, не предусматривают такое основание, как незаконность возбуждения уголовного дела, а также поскольку ими не предусматривается возможность соединения в одном производстве уголовных дел, находящихся в производстве одного суда, в отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии.

1. Согласно части первой статьи 237 "Возвращение уголовного дела прокурору" УПК Российской Федерации судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований данного Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления; копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 данного Кодекса; есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; имеются предусмотренные статьей 153 данного Кодекса основания для соединения уголовных дел; при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 данного Кодекса.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Б.Р. Югай оспаривает конституционность статей 153 "Соединение уголовных дел", 237 "Возвращение уголовного дела прокурору" и 252 "Пределы судебного разбирательства" УПК Российской Федерации.

Статья 63. В ходе производства неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, либо по их окончании орган дознания, дознаватель не вправе принимать решения о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), соединении уголовных дел (ст. 153 УПК РФ), выделении уголовного дела (ст. 154 УПК РФ), выделении в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК РФ), приостановлении предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ), прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении подозреваемого (ст. 24, 25, 27, 28, 212 - 213 УПК РФ).

4. Согласно части первой статьи 237 УПК Российской Федерации судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований данного Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта (пункт 1); копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 данного Кодекса (пункт 2); есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (пункт 3); имеются предусмотренные статьей 153 данного Кодекса основания для соединения уголовных дел (пункт 4); при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 данного Кодекса (пункт 5).

Высшая инстанция рассмотрела жалобу потерпевшей по делу о мошенничестве: жительница Чебоксар в течение нескольких лет систематически выплачивала гадалке вознаграждения за снятие порчи. В итоге аферистку осудили за мошенничество, но пока шло разбирательство, потерпевшая указала, что фигурантка еще четыре раза похитила у неё по 300 тысяч рублей, а также набор кастрюль.

Следствие завело новое уголовное дело, однако суд по вновь выявленным эпизодам дело прекратил в связи с наличием вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению.

Суд счел дополнительные факты хищения лишь эпизодами продолжаемого преступления, которые самостоятельной юридической оценке не подлежат. А эпизод по хищению набора посуды суд из обвинения вовсе исключил, пояснив, что потерпевшая ни в ходе ее допроса, ни при первоначальном обращении в правоохранительные органы и расследовании уголовного дела на данные факты не указывала.

За обвиняемой же суд признал право на реабилитацию. Верховный суд Чувашии таким решением согласился, и Шестой кассационный суд общей юрисдикции оставил его без изменения.

Необходимость прекращения уголовного дела суд первой инстанции мотивировал тем, что обвиняемая уже была осуждена за мошеннические действия по факту хищения имущества потерпевшей, причём при аналогичных обстоятельствах, что и указаны в новом заявлении. Об этом, в частности, свидетельствуют одни и те же место совершения преступления, предмет хищения, указал суд, также отметив, что обстоятельства уголовных дел полностью совпадают, разница имеется только в суммах похищенных денежных средств. Действия подсудимой по обоим уголовным делам являются тождественными, совершены с едиными целью, умыслом, объектом посягательства, в один и тот же установленный период времени. При этом неразрывная связь действий обвиняемой, указанных в предъявленном ей обвинении по настоящему уголовному делу, с единым продолжаемым преступлением, за которое она уже осуждена, не позволяют рассматривать установленные по настоящему уголовному делу обстоятельства как самостоятельные преступления в силу положений, так как новые факты хищения денежных средств являются лишь эпизодами продолжаемого преступления, за которое она уже осуждена, и самостоятельной юридической оценке не подлежат.

Судебная коллегия полагает, что состоявшиеся судебные решения по настоящему уголовному делу подлежат отмене.

ВС напомнил, что согласно приговору по первому делу суд установил, что в период с 9 декабря 2015 года по 8 февраля 2017 года обвиняемая получила от потерпевшей за помощь в лечении сына 28 денежных переводов на общую сумму более 4 миллионов рублей.

«Таким образом, признавая (фигурантку) виновной в мошенничестве, суд установил, что ею совершены ряд деяний в разное время и с причинением различного материального ущерба потерпевшей», - указывает ВС.

Он также напоминает, что из текста первого приговора усматривается, что в ходе судебного разбирательства потерпевшая заявила о хищении у нее помимо изложенных в обвинении эпизодов ещё наличных денежных средств, набора кастрюль, а также денежных переводов. При этом потерпевшая указала, что ранее о данных фактах не сообщала, поскольку прошло длительное время и на тот момент у нее отсутствовали необходимые сведения, однако, получив эти сведения, она отдала их следователю, который ее повторно по данным фактам не допросил.

«Суд, постановляя обвинительный приговор, в описательно-мотивировочной части указал, что доводы потерпевшей об отсутствии в обвинительном заключении сведений о хищении денежных средств потерпевшей по уточненным ею фактам, не могут являться основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку она не лишена возможности обратиться в органы полиции с соответствующим заявлением в порядке статьи 140, 141 УПК РФ», - поясняет ВС.

Таким образом, обстоятельства преступления, установленные вступившим в законную силу приговором от 16 мая 2018 года, и описание деяния по настоящему уголовному делу по своему объему, содержанию и времени совершения хищений не совпадают, поскольку по первому делу (подсудимая) не обвинялась в хищении наличных денежных средств, набора кастрюль, а также четырех денежных переводов каждый раз в размере 300 тысяч рублей, считает ВС.

«Вместе с тем, принимая решение о прекращении уголовного дела, суд первой инстанции не учел, что особенностью продолжаемого преступления, состоящего из ряда тождественных преступных деяний, за которые фигурантка была осуждена, является то, что каждое из деяний, входящих в состав продолжаемого преступления, обладает всеми необходимыми признаками преступления, при этом каждое из таких деяний имеет отличное от других время, место, обстоятельства совершения.

Объединяют данные деяния лишь наличие единого умысла у виновного, направленного на достижение единой цели, и одинаковая правовая оценка каждого из них по одной статье Особенной части УК РФ, однако это не препятствует возможности самостоятельной правовой квалификации выявленному вновь эпизоду преступления.

Вывод суда о необходимости прекращения настоящего уголовного дела, в связи с наличием вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению не может быть признан обоснованным и потому, что эпизоды преступлений не входили в объем предъявленного ранее обвинения, по которому был постановлен приговор, поэтому речь о «двойном обвинении» не может идти», - подчеркивает ВС.

Судебная коллегия также сочла необходимым обратить внимание на искажение выводов, содержащихся в определениях Конституционного суда РФ, приведенных в обоснование своих решений судами апелляционной и кассационной инстанций.

Согласно правовой позиции КС, изменять или дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось, недопустимо (определения от 21 октября 2008 года №600-О-О, 23 сентября 2010 года №1216-0-0, 24 января 2013 года №47-О).

«Определение же того, являются ли инкриминируемые лицу действия составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, или они образуют самостоятельное преступление, относительно которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к компетенции уполномоченных прокуроров и судов общей юрисдикции, то есть правоприменительных органов», - отмечает ВС.

То есть фактически действия обвиняемой по ряду совершенных преступлений, по которым было возбуждено новое уголовное дело, оставлены судом без какой-либо юридической оценки, что нарушает права потерпевшей, защиту прав и законных интересов которой уголовное судопроизводство имеет своим назначением, и лишает потерпевшую возможности возмещения материального ущерба в данной части.

В связи с чем ВС отменил решения о прекращении второго дела против гадалки и передал материалы на новое судебное рассмотрение в Калининский районный суд Чебоксар.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: