Пленум верховного суда о проведении экспертизы по уголовному делу

Обновлено: 29.01.2023

Верховный суд (ВС) РФ в своем определении указал нижестоящим судам на то, что нужно не просто принимать на веру результаты представленных обвинением экспертиз, а проводить их тщательный анализ. По словам адвокатов, на практике судьи действительно формально подходят к оценке таких заключений, на основании которых и строятся многие приговоры. Не исключено, что данное разъяснение норм закона со стороны ВС потребовалось в связи с передачей следствию права на проведение собственных экспертных действий.

ВС напомнил судьям о необходимости «внимательнее относиться к выводам, сделанным в заключении эксперта, и оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу». В определении указано, что надо сопоставлять выводы эксперта с данными об участниках дела, обстоятельствами и причинно-следственными связями событий.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов напомнил, что по действующему законодательству суды должны самостоятельно анализировать и оценивать все виды представленных им доказательств, в том числе и заключения экспертов. Однако на практике эта оценка часто представляет собой согласие с результатом и «констатацию законности процедуры проведения экспертизы».

По словам Насонова, судьи вынуждены анализировать доводы экспертов лишь в случаях «конфликта» экспертиз, когда для основы приговора нужно выбрать одну. «Вместе с этим суды неохотно соглашаются с дефектами уже имеющихся экспертных исследований и не стремятся назначать новые», – подчеркнул советник ФПА. Он отметил важность «формирования судебной практики по отмене вынесенных приговоров из-за ненадлежащей оценки этого вида доказательства».

В настоящее время, заметил председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев, суды бросает в крайности: они либо безоговорочно строят приговоры на основании экспертных заключений, либо вообще не берут их в расчет. По словам Гавришева, в более чем 85% случаев суды принимают решение лишь на основании результатов представленной им экспертизы, «не разбираясь и не анализируя иные доказательства». «Это довольно порочная практика, так как ни одно заключение эксперта не застраховано от человеческого фактора – будь то ошибка или меркантильная заинтересованность», – подчеркнул Гавришев.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов указал на то, что зачастую вызывает сомнения в достоверности и обоснованности и качество самих экспертных исследований, и правильность их оценки в судах. Ведь даже при наличии сомнений судьи далеко не всегда решаются на проведение повторной или дополнительной экспертизы. «По уголовным делам это более исключение, чем правило», – заметил Иноядов. Также, по его словам, встречаются и факты приобщения к делу заключений с таким обоснованием – мол, «у суда нет оснований сомневаться в выводах эксперта, отсутствии у него заинтересованности в исходе дела и прочее». В таких условиях, подчеркнул он, говорить о состязательности сторон при рассмотрении дел в судах и не приходится.

Между тем адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич увидела связь между этим определением ВС и созданием экспертных учреждений в органах Следственного комитета (СК) России. Она напомнила, что в этом году президент подписал закон, согласно которому следственная экспертиза фактически передается в руки самого следствия. Несмотря на критику, все-таки решено, что до января 2022 года в системе СК должны появиться судебно-экспертные учреждения, которые будут действовать «на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей вышестоящим руководителям».

«Зачастую следователи ведут расследования уголовных дел с нарушением норм УПК, нарушают сроки расследования, незаконно возбуждают уголовные дела и незаконно привлекают невиновных лиц к уголовной ответственности. Самих следователей за подобные деяния к ответственности привлекают редко – как и сотрудников других правоохранительных органов», – подчеркнула Пашкевич. При этом она напомнила о существовании постановления пленума ВС от 2010 года, в котором говорится: при оценке судом заключения эксперта следует помнить, что «оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами».

Кроме того, служители Фемиды в приговоре должны указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться, как это часто бывает, лишь ссылкой на этот документ. «Суды не всегда руководствуются рекомендациями пленума ВС и формально относятся к обязанности оценить экспертизу по общим правилам совокупности с другими доказательствами», – заявила Пашкевич. По ее мнению, именно в связи с передачей экспертов следствию ВС, который и сам, вероятно, насторожено отнесся к таким новациям, решил напомнить нижестоящим судам о недопустимости формального подхода.

В связи с вопросами, возникающими у судов, и в целях обеспечения единообразного применения ими законодательства об уголовной ответственности за преступления против правосудия, предусмотренные статьями 301 - 303, 306, 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на необходимость при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 301 - 303, 306, 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее также - УК РФ), руководствоваться положениями федеральных законов, которые наряду с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее также - УПК РФ) регламентируют основания и порядок содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, проведения оперативно-разыскных мероприятий и использования результатов оперативно-разыскной деятельности, порядок осуществления судебно-экспертной деятельности, а также учитывать нормы, содержащиеся, в частности, в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, Кодексе административного судопроизводства Российской Федерации, Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, устанавливающие порядок собирания, проверки, оценки доказательств и определяющие состав, полномочия, права, обязанности участников соответствующего вида судопроизводства.

2. Под заведомо незаконным задержанием, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 301 УК РФ, следует понимать совершение дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, следователем, руководителем следственного органа или по их поручению иным должностным лицом умышленных действий, направленных на незаконное применение меры процессуального принуждения в виде задержания подозреваемого при отсутствии предусмотренных статьей 91 УПК РФ оснований и обязательных условий, либо бездействие, выражающееся в умышленном непринятии уполномоченным должностным лицом установленных законом мер к освобождению лица, задержанного по подозрению в совершении преступления.

3. Как заведомо незаконное задержание должны квалифицироваться, в частности, умышленные действия, совершаемые с целью незаконного применения к лицу данной меры процессуального принуждения, в результате которых лицо задерживается по подозрению в совершении преступления в порядке, предусмотренном статьей 92 УПК РФ: при отсутствии вынесенного органом дознания, дознавателем, следователем или руководителем следственного органа в соответствии с требованиями статьи 146 УПК РФ постановления о возбуждении уголовного дела; если санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации за преступление, в котором подозревается задержанный, не предусмотрено наказание в виде лишения свободы; при отсутствии данных о том, что задержанное лицо было застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, либо о том, что потерпевшие или очевидцы указали на него как на совершившего преступление, либо о том, что на этом лице, его одежде, при нем или в его жилище были обнаружены явные следы преступления.

4. Деяние квалифицируется по части 1 статьи 301 УК РФ и в тех случаях, когда, несмотря на заведомое возникновение оснований для освобождения подозреваемого, предусмотренных частями 1 - 3 статьи 94 УПК РФ, уполномоченные должностные лица умышленно с целью незаконного продолжения применения меры процессуального принуждения в виде задержания подозреваемого не принимают установленные законом и относящиеся к их компетенции меры по освобождению задержанного, в частности:

дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, следователь, руководитель следственного органа в пределах своей компетенции не выносит постановление об освобождении задержанного в соответствии с частью 1 или частью 2 статьи 94 УПК РФ;

начальник места содержания подозреваемого не исполняет полученное им постановление уполномоченного должностного лица об освобождении задержанного либо не выносит постановление об освобождении задержанного в соответствии с частью 3 статьи 94 УПК РФ;

прокурор при установлении нахождения в месте содержания задержанных лица, в нарушение закона подвергнутого задержанию по подозрению в совершении преступления или содержащегося в качестве подозреваемого без законных оснований, не выносит постановление об освобождении задержанного в соответствии с частью 2 статьи 33 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации".

5. Преступление, предусмотренное частью 1 статьи 301 УК РФ, является оконченным, когда в результате умышленных деяний лицо, в отношении которого применена мера процессуального принуждения в виде задержания подозреваемого, незаконно лишается свободы передвижения, а равно продолжает незаконно содержаться в качестве задержанного по подозрению в совершении преступления.

6. Под тяжкими последствиями в части 3 статьи 301 УК РФ необходимо понимать, в частности, состоящие в причинной связи с заведомо незаконным задержанием причинение по неосторожности смерти потерпевшему, самоубийство или попытку самоубийства потерпевшего, наступление у него тяжелого заболевания, причинение потерпевшему крупного материального ущерба, в том числе в связи с утратой принадлежавшего ему имущества или права на такое имущество.

7. Ответственность за деяние, предусмотренное частью 1 статьи 302 УК РФ, наступает при условии, что принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний носило умышленный характер и совершено посредством угроз, шантажа или иных незаконных действий.

Под угрозами как способом совершения данного преступления понимаются высказывания или другие действия следователя, дознавателя, а равно действующего с их ведома или молчаливого согласия другого лица, которые свидетельствуют о намерении, в частности, применить любое физическое насилие, уничтожить или повредить чужое имущество, когда у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта или специалиста имелись основания опасаться осуществления такого намерения.

Шантаж, применяемый для принуждения к даче показаний или заключения, состоит, в частности, в высказывании или ином выражении угрозы распространения заведомо ложных сведений, позорящих подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста или их близких, либо сведений, составляющих охраняемую законом тайну (например, личную или семейную тайну, о состоянии здоровья, о банковских вкладах), которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам указанных лиц.

По смыслу уголовного закона к иным незаконным действиям, совершаемым в целях принуждения к даче показаний или заключения, могут быть отнесены, например, оскорбление данных лиц, умышленное существенное нарушение установленных требований о продолжительности и об условиях проведения допроса, использование сфальсифицированных доказательств.

8. Преступление, предусмотренное статьей 302 УК РФ, считается оконченным с момента совершения действий по принуждению к даче показаний или заключения независимо от того, были ли в дальнейшем даны соответствующие показания или заключение.

9. Судам необходимо учитывать, что при совершении деяния, предусмотренного статьей 302 УК РФ, насилие, издевательства или пытка, а равно угроза их применения могут осуществляться как в отношении самого подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта или специалиста, так и в отношении их близких с целью принуждения указанных участников уголовного судопроизводства к даче показаний или заключения.

При квалификации деяния по признаку совершения путем применения пытки следует исходить из положений уголовного закона, определяющих понятие пытки.

10. Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний, совершенное лицом, действующим с ведома или молчаливого согласия следователя или дознавателя, квалифицируется по статье 302 УК РФ при условии, что следователь или дознаватель достоверно знал о намерении другого лица совершить указанные противоправные действия и выразил свое согласие на совершение таких действий, в том числе не возражал против их совершения.

Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, совершенные лицом, не осуществляющим производство предварительного следствия или дознания по соответствующему уголовному делу и не действующим с ведома или молчаливого согласия следователя либо дознавателя, при наличии к тому оснований квалифицируются по части 2, 3 или 4 статьи 309 УК РФ.

11. При рассмотрении уголовных дел о фальсификации доказательств (статья 303 УК РФ) судам следует учитывать особенности доказывания в различных видах судопроизводства, установленные в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (статьи 64 - 66), Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (статьи 55 - 57), Кодексе административного судопроизводства Российской Федерации (статьи 59, 62, 63), Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (статья 26.2), Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (статьи 74, 88, часть 1.2 статьи 144).

12. В случае фальсификации доказательств должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях или уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо лицом, производящим дознание, или следователем объективная сторона преступления, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 303 УК РФ, состоит, в частности, в умышленном приобщении ими к делу об административном правонарушении или к уголовному делу в качестве доказательств заведомо поддельных предметов и документов; внесении ими в процессуальные акты, являющиеся источниками доказательств по таким делам (в протокол об административном правонарушении или иные документы, указанные в части 2 статьи 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в протоколы следственных действий), заведомо ложных сведений; подделке ранее приобщенных к делу вещественных доказательств и документов. При этом умышленные действия уполномоченных должностных лиц по уничтожению и (или) сокрытию приобщенных или подлежащих приобщению к делу об административном правонарушении или к уголовному делу предметов и документов, которые содержат сведения, имеющие доказательственное значение, состава фальсификации доказательств не образуют, а могут быть квалифицированы по соответствующей статье главы 30 Уголовного кодекса Российской Федерации.

13. При совершении фальсификации доказательств участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, лицом, участвующим в рассмотрении судом гражданского, административного дела, или его представителем, в том числе по делам, отнесенным к компетенции арбитражных судов, а равно прокурором или защитником по уголовному делу объективная сторона преступления, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 303 УК РФ, состоит, в частности, в умышленных действиях по представлению ими соответственно должностному лицу, органу, осуществляющему производство по делу об административном правонарушении или по уголовному делу, либо суду в качестве доказательств заведомо поддельных предметов и документов. Участник производства по делу, представивший такие предметы и документы в качестве доказательств через своего представителя (защитника), не осведомленного относительно их подложности и преступных намерений своего доверителя (подзащитного), несет ответственность как исполнитель преступления, предусмотренного статьей 303 УК РФ.

14. Под тяжкими последствиями в части 3 статьи 303 УК РФ понимаются, в частности, привлечение к уголовной ответственности невиновного в совершении преступления лица, заключение его под стражу, причинение значимого для индивидуального предпринимателя либо коммерческой организации материального ущерба, влекущего прекращение осуществляемой ими предпринимательской деятельности либо доведение индивидуального предпринимателя или соответствующей организации до состояния неплатежеспособности по имеющимся обязательствам.

Ответственность за фальсификацию доказательств, повлекшую тяжкие последствия (часть 3 статьи 303 УК РФ), при наличии к тому оснований может наступать независимо от вида судопроизводства, в ходе которого совершено данное деяние.

15. Под фальсификацией результатов оперативно-разыскной деятельности, ответственность за которую предусмотрена частью 4 статьи 303 УК РФ, следует понимать, в частности, умышленное внесение уполномоченным должностным лицом в документы, представляемые органу дознания, следователю, налоговому органу или в суд в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами, заведомо недостоверных сведений о результатах оперативно-разыскной деятельности, в том числе о проведении или непроведении того или иного оперативно-разыскного мероприятия, его участниках, сроке и порядке осуществления, выявленных признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление, представление указанным органам в качестве объектов, полученных при проведении оперативно-разыскных мероприятий, поддельных носителей информации или иных предметов, при условии, что такие действия осуществлены в целях незаконного уголовного преследования лица, которое заведомо не причастно к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации данного или другого лица.

16. Действия должностного лица, которое на основании сфальсифицированных им доказательств привлекает заведомо невиновного к уголовной ответственности либо умышленно незаконно освобождает от уголовной ответственности лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 или 3 статьи 303 УК РФ и статьей 299 либо статьей 300 УК РФ.

17. Обратить внимание судов на то, что с учетом положений части 1 статьи 42 УПК РФ потерпевшим по уголовному делу о преступлении, предусмотренном статьей 303 УК РФ, может быть признано физическое или юридическое лицо, которому в результате вынесения постановления по делу об административном правонарушении или судебного решения по уголовному делу, принятых на основании сфальсифицированных доказательств, причинен физический, имущественный, моральный вред (выразившийся, например, в незаконном привлечении к административной или уголовной ответственности, незаконном взыскании денежных средств в счет возмещения имущественного ущерба или компенсации морального вреда, в причинении вреда деловой репутации организации).

В случае возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном статьей 303 УК РФ, лицу, осужденному по приговору, основанному в том числе на доказательствах, фальсификация которых устанавливается, не может быть отказано в признании потерпевшим в рамках предварительного расследования или судебного разбирательства по данному делу лишь на том основании, что постановленный в отношении его приговор не был отменен или изменен в соответствующей части.

18. Ответственность за преступления, предусмотренные статьями 301, 302, 303 УК РФ, не исключается, если должностные лица, их совершившие, были приняты на службу (работу) или приобрели определенный статус с нарушением требований или ограничений, например при отсутствии документа, подтверждающего получение необходимого образования, без требуемого стажа работы, при наличии судимости и т.п.

Добросовестное заблуждение заявителя относительно события преступления и (или) его существенных обстоятельств, в том числе о причастности к этому преступлению конкретных лиц, исключает умышленный характер его действий и наступление уголовной ответственности по статье 306 УК РФ.

21. Деяние квалифицируется по части 3 статьи 306 УК РФ, если виновным лицом были искусственно созданы доказательства обвинения относительно того преступления, в связи с которым совершается заведомо ложный донос.

22. Действия лица, совершившего заведомо ложный донос и впоследствии давшего заведомо ложные показания в ходе производства по уголовному делу, возбужденному по его заявлению, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 306 и 307 УК РФ.

23. Заведомо ложные заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо в ходе досудебного производства (статья 307 УК РФ) заключаются, в частности, в таких умышленных действиях, как искажение специалистом в своих показаниях действительных обстоятельств, имеющих значение для доказывания, неправильное отражение экспертом в заключении результатов проведенного исследования, искажение переводчиком смысла переведенного текста, а также в бездействии в тех случаях, когда, например, специалист или эксперт в ответах на поставленные им вопросы не сообщают (умалчивают) о существенных для дела обстоятельствах, о которых им известно или которые были установлены ими в ходе исследования, либо когда переводчик осуществляет неполный перевод.

24. Если лицо в ходе производства по одному делу неоднократно с единым умыслом дает заведомо ложные показания, дает заведомо ложное заключение либо осуществляет заведомо неправильный перевод, то его действия не образуют совокупность преступлений, а подлежат квалификации как единое преступление, предусмотренное соответствующей частью статьи 307 УК РФ.

25. Оценка показаний свидетеля, потерпевшего, заключения или показаний эксперта, показаний специалиста с точки зрения достоверности, данная судом в решении по уголовному, гражданскому или иному делу, по которому эти показания или заключение были исследованы в качестве доказательств, не может предрешать вопрос о виновности или невиновности указанных лиц в совершении преступления, предусмотренного статьей 307 УК РФ.

26. Судам следует иметь в виду, что предусмотренные статьей 307 УК РФ деяния признаются уголовно наказуемыми при условии их совершения лицом, которое было предупреждено об уголовной ответственности по указанной норме согласно процессуальному законодательству в рамках соответствующего вида судопроизводства (в частности, уголовного, гражданского, административного).

27. Преступление, предусмотренное статьей 307 УК РФ, является оконченным: в отношении заведомо ложных показаний, сообщаемых в ходе предварительного расследования, - с момента подписания допрашиваемым лицом (либо удостоверения факта отказа от подписания или невозможности подписания) протокола следственного действия, составленного дознавателем, следователем либо иным должностным лицом, действующим по их поручению; в отношении заведомо ложных показаний в судебном заседании - с момента окончания допроса; в отношении заведомо ложного заключения эксперта - с момента представления заключения дознавателю, следователю или суду.

Смирнова Виолетта

В ходе профессиональной деятельности адвокат-защитник нередко сталкивается с назначением разного рода судебных экспертиз. Практически ни одно уголовное дело не обходится без необходимости использования специальных знаний, которые помогают лучше разобраться в обстоятельствах дела, что нередко отражается и на квалификации преступления. Согласно Закону о государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (ст. 9) судебная экспертиза – предусмотренное законодательством о судопроизводстве процессуальное действие, включающее проведение исследований и дачу заключения экспертом по вопросам, требующим специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

Согласно ч. 3 ст. 195 УПК РФ следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого (обвиняемого), его защитника, а также потерпевшего и его представителя и разъясняет им права, предусмотренные ст. 198 Кодекса. Об этом составляется протокол, который подписывают следователь и лица, ознакомленные с постановлением. Однако в какой момент должно происходить ознакомление, в ст. 195 УПК четко не определено. В силу отсылки к ст. 198 Кодекса становится понятно, что ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы должно происходить до ее проведения и, вероятно, – до передачи всех необходимых материалов следователем в экспертное учреждение, – чтобы заинтересованные лица смогли реализовать их права и законные интересы (например, заявить отвод эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении, а также о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту и др.). На данном этапе защитники порой сталкиваются с тем, что следователи уведомляют их и подзащитных о назначении судебной экспертизы по делу одновременно с экспертным заключением.

По этому поводу Конституционный Суд РФ в Определении от 5 февраля 2015 г. № 257-О по жалобе Сергея Шилова на нарушение его конституционных прав положениями ст. 195 и 198 УПК указал, что ч. 1 ст. 198, предусматривая право подозреваемого (обвиняемого) и его защитника знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, обеспечивает тем самым участникам уголовного судопроизводства условия для защиты их или представляемых интересов как при производстве данного следственного действия, так и при проведении расследования и судебного разбирательства по делу в целом; данная норма в единстве с другими положениями этой статьи, а также ст. 47, 159, 195, 204 и 206 Кодекса, регламентирующими порядок производства судебной экспертизы и права участников судопроизводства, предполагает обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, предъявить обвиняемому и его защитнику постановление о назначении экспертизы и разъяснить связанные с ее проведением права до начала производства экспертизы, обеспечивая таким образом их реализацию на началах состязательности и равноправия сторон.

В свою очередь, несоблюдение при назначении и производстве экспертизы предусмотренных ст. 198 УПК прав участников уголовного судопроизводства может быть предметом как прокурорской, так и судебной проверки по их жалобам (Определение КС от 18 июня 2004 г. № 206-О).

В п. 9 постановления предписана необходимость разъяснить судам, что подозреваемый (обвиняемый) и его защита, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. Если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения экспертизы, оно должно быть ознакомлено с соответствующим постановлением одновременно с признанием данного лица подозреваемым (обвиняемым), о чем составляется протокол. Согласно п. 15 постановления суд вправе также назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве экспертизы, которые повлияли (могли повлиять) на содержание выводов экспертов.

Полагаю, что во избежание ситуаций, когда следователь предъявляет постановление о назначении судебной экспертизы уже после ее проведения, защитнику стоит в самом начале предварительного следствия (при условии, что он участвует в уголовном деле с этого момента) заявлять ходатайство следователю о необходимости обязательного ознакомления с постановлением о назначении судебной экспертизы до ее проведения с целью реализации заинтересованными лицами их прав. В случае нарушения указанных прав в протоколе ознакомления с назначением судебной экспертизы целесообразно указать на нарушение ст. 195 и 198 УПК, а на стадии рассмотрения уголовного дела по существу обязательно обращать внимание суда на упомянутые нарушения, ссылаясь при этом на названные акты КС и ВС, в которых однозначно указано, в какой момент следователь обязан предъявлять постановление о назначении судебной экспертизы для ознакомления.


Один из экспертов отметил, что Верховный Суд вносит корректировки в постановления, к которым часто обращаются в работе как судьи, так и сотрудники правоохранительных органов, а также адвокаты. По мнению другого, изменения можно условно разделить на очевидные коррективы, вызванные потребностью гармонизации положений различных постановлений Пленума, и содержательные коррективы, которые направлены на дальнейшее развитие гарантий защиты прав личности при рассмотрении уголовных дел.

29 июня Пленум Верховного Суда принял Постановление «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам». Как отмечается, корректировки подготовлены в связи с изменением законодательства, а также возникающими в судебной практике вопросами.

Правки внесены в шесть постановлений Пленума: от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», от 25 июня 2019 г. № 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» и от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Как полагает партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов, Верховный Суд пытается внести корректировки в постановления, к которым часто обращаются в работе как судьи, так и сотрудники правоохранительных органов, а также адвокаты. Он особо отметил изменения, в которых ВС решил конкретизировать юридический момент окончания и места совершения преступления.

По мнению доцента кафедры уголовно-процессуального права МГЮА, к.ю.н., Артема Осипова, принятые поправки можно условно разделить на две группы. Первая – это очевидные коррективы, вызванные потребностью гармонизации положений различных постановлений Пленума с изменениями законодательства (например, ограничение возможности применения особого порядка в делах о преступлениях небольшой и средней тяжести; введение срока на подачу жалобы при сплошной кассации). Вторая – содержательные коррективы, которые направлены на дальнейшее развитие гарантий защиты прав личности при рассмотрении уголовных дел и оптимизацию процедуры их рассмотрения. «В целом все уточнения следует признать обоснованными, отвечающими потребностям судебной практики», – заключил эксперт.

В п. 2 этого Постановления из перечня требований, необходимых для рассмотрения вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, исключено условие «обвинение лица в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы». В то же время в данный список внесено положение об обвинении лица в совершении преступления небольшой и (или) средней тяжести.

Из п. 3 исключено разъяснение о том, что если по делу отсутствуют какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, то суд принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Исключены п. 5, который раскрывал, что следует понимать под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, а также п. 6, в котором указывалось, что особый порядок судебного разбирательства может быть применен только по делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы.

Из первого абзаца п. 9, посвященного порядку извещения участников о судебном заседании, исключено указание на необходимость извещения о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Незначительно изменен п. 10 Постановления о способах исследования, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельствах, смягчающих и отягчающих наказание. Из п. 11 исключена формулировка о том, что суд не вправе отказать сторонам в возможности участвовать в прениях, а подсудимому – в последнем слове высказаться, в том числе и по этим вопросам.

При этом документ дополнен пунктами 11.1–11.4 о ходе самой процедуры рассмотрения уголовного дела в особом порядке, а именно о проверке судом соблюдения условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Отмечается, что, переходя к общему порядку судебного разбирательства, суд должен обеспечить сторонам возможность дополнительной подготовки к судебному заседанию и с этой целью, с учетом мнения сторон, объявить перерыв либо вынести постановление о его отложении на определенный срок.

Пункт 12, в котором раскрывался вопрос принятия по делу, рассматриваемому в особом порядке, иных, кроме обвинительного приговора, судебных решений, исключен из Постановления. При этом оно дополнено п. 12.1, который посвящен обоснованности обвинения и пониманию подсудимым существа предъявленного ему обвинения. В нем, в частности, указано, что изменение обвинения в части квалификации содеянного, которое допускается, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются, должно быть мотивированно.

В п. 15 включено разъяснение о решении вопроса законности приговора или постановления о прекращении уголовного дела, вынесенных в особом порядке. Так, теперь наряду с доводами апелляционных (кассационных) жалоб и представлений суду необходимо проверять, соблюдены ли условия принятия судебного решения без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Постановление дополнено п. 16.1, согласно которому при повторном рассмотрении дела, в том числе в общем порядке, у суда отсутствует право назначить осужденному более строгое наказание в тех случаях, когда приговор, постановленный по правилам главы 40 УПК, отменен судом вышестоящей инстанции по основаниям, не связанным с ухудшением положения осужденного.

Артем Осипов считает данное уточнение значимым. По его мнению, данная правовая позиция является примером развития п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 для целей применения особого порядка судебного разбирательства (в том числе при последующем рассмотрении дела в общем порядке). «Данное разъяснение следует признать верным, отвечающим смыслу закона и правилу о благоприятствовании защите, которое не должно ставиться под сомнение даже в условиях смены различных процессуальных режимов рассмотрения дела (в особом и в общем порядках)», – отмечает эксперт.

Пункт 17.1, указывающий на невозможность пересмотра вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда по делу, рассмотренному в особом порядке, решено также исключить.

Артем Осипов считает, что данный блок уточнений, направленных на обеспечение более высокого стандарта объективности приговоров по уголовным делам, рассматриваемым в особом порядке (без проведения судебного разбирательства), является интересным и относится к группе содержательных корректив. Эксперт обратил внимание на следующие поправки: суд первой инстанции будет дополнительно удостоверяться в добровольном и информированном согласии обвиняемого с рассмотрением дела в особом порядке в тех случаях, когда он ранее оспаривал обвинение или отказывался от дачи показаний. Помимо этого суду апелляционной инстанции вменяется в обязанность в любом случае проверить обжалованный приговор, постановленный в особом порядке, на предмет «обоснованности обвинения». «Данные разъяснения способны снизить число приговоров, вынесенных с игнорированием дефектов волеизъявления подсудимого, который может оговорить себя либо воспользоваться правом на особый порядок, не понимая его последствий», – считает он.

В п. 1 этого Постановления уточнено, что если проведение исследования с использованием специальных знаний не требуется, то возможно привлечение к участию в судебном разбирательстве специалиста в порядке, предусмотренном ч. 3 и 4 ст. 80 УПК.

Пункт 2 дополнен положением, согласно которому организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться экспертными подразделениями федеральных органов исполнительной власти, на которые возложены функции по организации и (или) производству экспертизы в целях осуществления судопроизводства.

Пункт 4 дополнен двумя новыми положениями, в которых указано, что в соответствии со ст. 88 УПК оценка компетенции показаний может проводиться только лицами, осуществляющими производство по уголовному делу. Также отмечается, что судебное решение не может зависеть от заключения эксперта. Как заметил Кирилл Махов, эти изменения закрепляют, что перед экспертом не могут быть поставлены вопросы по оценке достоверности показаний участников уголовного процесса. «При этом это правило явно вытекает из норм действующего уголовно-процессуального законодательства», – добавил адвокат.

В п. 10 и 11 внесены некоторые корректировки, уточняющие, в какие медицинские учреждения может быть помещен подозреваемый или обвиняемый для стационарного обследования при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертиз.

Пункт 15 о проведении повторной экспертизы дополнен отсылкой к ч. 4 ст. 283 УПК.

Из п. 19 исключено разъяснение о том, что для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист.

В новой редакции Постановления исключается ряд пунктов: п. 20, в котором указывается, что заключение и показания специалистов делаются на основе специальных знаний; п. 21, согласно которому допрошенным может являться специалист, принимающий участие в организации следственных действий; п. 22 об отказе суда в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста; п. 23, посвященный возмещению расходов и выплате вознаграждения экспертам.

Значительно изменен п. 24, согласно новой редакции которого апелляционная инстанция в целях проверки доказательств вправе по ходатайству сторон или по собственной инициативе вызвать и допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения, назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную. Упоминания об исследовании заключения эксперта в кассации и возможности отмены приговора при наличии сомнений в заключении, если оно повлияло или могло повилять на решение суда, полностью исключены.

По мнению Артема Осипова, изменения в данном постановлении расширяют гарантии защиты прав личности, а именно: положение об обеспечении лицам, в отношении которых судом решается вопрос об их помещении в медицинский или психиатрический стационар для целей проведения соответствующей экспертизы, возможности участвовать в данном судебном заседании и пользоваться своими процессуальными правами при условии, что их физическое и (или) психическое состояние позволяет им предстать перед судом. «Данное разъяснение соответствует международным стандартам защиты прав лиц, лишаемых свободы и сохраняющих способность к распоряжению своими процессуальными правами», – указал он.

В п. 8 уточнено, что судья должен принять решение о назначении предварительного слушания для рассмотрения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору при отсутствии документов, содержащих в том числе сведения о разъяснении последствий, предусмотренных ч. 21 ст. 317.3 УПК.

Постановление дополнено п. 9.1 о праве прокурора подтвердить активное содействие обвиняемого следствию в изобличении и уголовном преследовании не только других соучастников преступления, в котором обвиняется это лицо, но и участников иного преступления, совершенного без участия подсудимого.

Артем Осипов считает, что данное разъяснение не лишено практической целесообразности. «Подтверждение данных сведений прокурором (государственным обвинителем) в суде является одним из условий постановления в отношении подсудимого приговора без проведения судебного разбирательства», – отметил эксперт.

Пункт 15 дополнен разъяснением о том, что отсутствие в досудебном соглашении о сотрудничестве указания на все преступления, в которых обвиняется подсудимый, не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ, при условии согласия подсудимого с обвинением в полном объеме.

По мнению Кирилла Махова, данные изменения являются интересными, поскольку в них отражены пределы содействия подсудимого следствию и что под ним понимается. «Дача показаний об обстоятельствах совершенного преступления, раскрытие конкретных обстоятельств тоже могут свидетельствовать о выполнении условий соглашения», – обратил внимание адвокат.

В документ включен п. 16.1, в котором разъясняется, что проведение судебного разбирательства в особом порядке, когда с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не освобождает суд от обязанности исследовать вопросы, касающиеся гражданского иска, и принять по нему решение.

В п. 19 уточнена процедура перехода суда к общему порядку судебного разбирательства в случае, если подсудимым не соблюдены все условия и не выполнены все обязательства по досудебному соглашению. Пункт 20 о вынесении постановления суда о прекращении особого порядка судебного разбирательства исключен.

Постановление дополнено п. 22.1, в котором указано, что в обвинительном приговоре по таким делам должны содержаться выводы суда о соблюдении подсудимым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

Пункт 27 дополнен указанием на то, что при отсутствии иных доводов и оснований (кроме указания на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела) для пересмотра судебных решений по делу в судах апелляционной и кассационной инстанций производство по таким жалобам подлежит прекращению.

Первый пункт дополняется информацией о том, что ходатайство Уполномоченного по правам человека в РФ является самостоятельным поводом для проверки судом кассационной инстанции вступившего в законную силу судебного решения.

Пленум ВС принял постановление о применении норм гл. 47.1 УПК в связи с началом деятельности кассационных и апелляционных судов

Также Постановление дополнено п. 1.1, согласно которому транспортный и иной специализированный прокурор, приравненный к прокурору субъекта РФ, вправе в пределах своей компетенции обратиться с представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа в апелляционном порядке, а также вступивших в законную силу судебных решений, вынесенных нижестоящими судами.

В п. 6 добавлено уточнение о сроке кассационного обжалования вступившего в законную силу итогового судебного решения. А п. 9 дополнен указанием на то, что в случае пропуска лицом, подавшим кассационную жалобу, представление, шестимесячного срока судья суда первой инстанции возвращает их заявителю с разъяснением порядка восстановления срока кассационного обжалования, а также права на подачу кассационных жалобы, представления в порядке выборочной кассации.

Пункт 20 дополняется разъяснения о том, что суд кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении.

Теперь в п. 25 уточняется, что в случае применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста или запрета определенных действий с установлением запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором подозреваемый или обвиняемый проживает, суд кассационной инстанции обязан указать конкретный срок действия этой меры.

Пленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Данное Постановление дополнено п. 25.1–25.3, в которых раскрывается вопрос квалификации кражи денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, разъясняется момент окончания такой кражи и что является местом ее окончания, территориальная подсудность уголовного дела о таком преступлении.

Кроме того, в документ включен п. 25.4, разъясняющий, какие обстоятельства необходимо учитывать суду при решении вопроса о том, является ли малозначительным деяние, например кража, формально содержащая квалифицирующие признаки состава данного преступления.

Пункт 5 этого Постановления дополнен разъяснением о том, что считать местом окончания мошенничества, состоящего в хищении безналичных денежных средств. Также в документ добавлен п. 5.1 о территориальной подсудности такого уголовного дела.

Из п. 17 исключено разъяснение о том, когда следует квалифицировать деяние по ст. 159.3, а также о том, что хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации, не образует состава мошенничества.

Экспертиза невыгодна для обвиняемого, можно ли ее оспорить по 125 УПК ?

Экспертиза после приговора: возможна ли она на стадии апелляции, кассации?

КНИГА "Методика защиты по 264 УК"

Экспертиза по уголовным делам о ДТП: ищем ошибки ( VIP -часть сайта)

КНИГА "Методика защиты по 228.1"

Экспертиза по уголовным делам о наркотиках: ищем ошибки ( VIP -часть сайта)

- в норме 196 УПК перечислены случаи, когда производство экспертизы являются обязательными.

А как насчет всех иных случаев?

- норма ч.2 159 УПК вроде бы говорит о том, что стороне защиты (а также потерпевшему) не может быть отказано в производстве экспертизы.

- именно "вроде-бы", потому что в этой же норме есть строчка, которая полностью гасит эту обязательность. Вот эта строка - "если обстоятельства имеют значение для данного уголовного дела".

- что подразумевается под обстоятельствами, имеющими значение? Это обстоятельства, подлежащие доказыванию перечисленные в 73 УПК .

- но п.3 ч.2 38 УПК согласно следователь сам направляет ход расследования, и сторона защиты не может его принудить к производству каких-либо следственных действий.

- и что особенно важно - отказ в назначении экспертизы нельзя обжаловать в суд (п. 3.1 Пленума № 1) . Правда с такой жалобой можно обратиться к прокурору ( 124 УПК ).

ИТОГО: из совокупности этих норм следует, что фактически норма ч.2 159 УПК носит декларативный характер, и на практике просто не работает.

Порядок назначения экспертизы на стадии следствия

- следователь должен назначать экспертизу с соблюдением четырех этапов:

Вынесение постановления об экспертизе

- ч.1 195 УПК экспертиза назначается постановлением следователя

- сначала следователь выносит постановление о назначении экспертизы, в нем указывает экспертное учреждение и вопросы эксперту ( ч.1 195 УПК ).

Ознакомление с постановлением о назначении

- ч.3 195 УПК следователь знакомит с постановлением обвиняемого

- далее следователь должен ознакомить с этим постановлением обвиняемого, чтобы дать ему возможность задать свои вопросы ( ч.3 195 УПК ).

Передача материалов эксперту

- 199 УПК направление материалов для экспертизы

- потом следователь должен отравить материалы дела эксперту ( 199 УПК ).

Ознакомление с заключением эксперта

- 206 УПК предъявление заключения эксперта

потом ознакомить обвиняемого с результатами экспертизы под протокол ( 206 УПК ).

Ознакомление с постановлением после экспертизы

- ч.3 195 УПК ознакомление с постановлением до производства экспертизы

- п.1 ч.1 198 УПК право знакомиться с постановлением

- п. 9 Пленума № 28 ознакомление должно быть до производства экспертизы

- один из приемов следствия: назначение экспертизы с нарушением нормы ч.3 195 УПК . Этот прием один из самых распространенных и встречается во многих уголовных делах.

- он позволяет игнорировать право обвиняемого на постановку своих вопросов эксперту, право на отвод эксперту и право заявить своего эксперта.

Как должно быть по закону

- следователь должен ознакомить с постановлением о назначении экспертизы обвиняемого.

- при этом обвиняемого должны ознакомить с постановлением до начала производства экспертизы. Это право сформулировано в целом ряде норм:

- ч.3 195 УПК ознакомление с постановлением до производства экспертизы

- п.1 ч.1 198 УПК право знакомиться с постановлением

- п. 9 Пленума № 28 ознакомление до производства экспертизы

- п.4 ч.1 198 УПК право на внесение дополнительных вопросов

- это право предусмотрено для того, чтобы дать возможность обвиняемому, внести в постановление о назначении экспертизы свои вопросы ( п.4 ч.1 198 УПК )

Как происходит довольно часто на самом деле

- следователь назначает экспертизу, направляет постановление, не ознакомив с ним обвиняемого (то есть, игнорируя требования ч.3 195 УПК ), не дав ему возможность поставить свои вопросы, (хотя такое право прямо указано в п.4 ч.1 198 УПК ).

- обвиняемому показывают постановление о назначении экспертизы одновременно с результатами этой экспертизы и одновременно подписывают оба протокола – протокол ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и протокол ознакомления с результатами экспертизы.

- то есть ставят перед фактом: вот мы назначили экспертизу и вот мы её уже и провели, ознакомьтесь. А хотите задать свои вопросы, просите повторную или дополнительную экспертизу (подавайте соответствующее ходатайство). Вы просите, а мы откажем (так как необходимости в постановке дополнительных вопросов эксперту нет, следствие все выяснило и ему все понятно).

Подобное злоупотребление критично в случаях, когда защита строится именно на отрицании результатов экспертизы, положенной в основу обвинения. В остальных случаях может быть непринципиальным, т.к. суд обходит такое нарушение с указанием на то, что других доказательств достаточно и они подтверждают собой выводы экспертизы.

- п.11 ч.4 47 УПК права обвиняемого при экспертизе

- сделать запись (замечание) в обоих протоколах при предъявлении их следователем о нарушении права и о желании задать свои вопросы эксперту ( п.11 ч.4 47 УПК ). На отсутствие возражений в протоколе суд как правило и ссылается при заявлении о таком нарушении в ходе заседания. Запись в протоколе позволит обоснованно требовать проведения повторной экспертизы.

- ч.3 195 УПК об ознакомлении составляется протокол

- это нарушение доказывать очень просто: в протоколе об ознакомлении указана дата составления протокола.

- п.1 ч.1 204 УПК в заключении эксперта указывается дата

- если эта дата позже даты составления заключения эксперта, то нарушение очевидно.

Фиксация факта нарушения

- при подписании протокола не стоит отказываться его подписывать (следователь легко решит эту проблему с помощью механизма 167 УПК ).

- лучше сделать так: в графе, предназначенной для подписи, напишите "протокол представлен для подписи - (дата)". Это нужно, чтобы зафиксировать факт подписания именно в реальную дату, чтобы не произошло никаких "чудес" с датой протокола.

- п.3 ч.2 75 УПК все доказательства с нарушением УПК недопустимые

- это нарушение может выбить заключение экспертизы из доказательственной базы .

- потребовать признания доказательств недопустимым можно - в любой момент до вступления приговора суда в силу.

- на стадии расследования дела это делается - с помощью механизма статьи 125 УПК . При этом стоит учитывать, что на стадии расследования нарушения могут быть легко исправлены - без всякой пользы для защиты.

Неустраненные сомнения , теоретически разрешимые противоречия

- на более высоких стадиях это нарушение может использоваться как неустраненные сомнения, прочитать об этом подробнее можно здесь: Неустраненные сомнения , теоретически разрешимые противоречия.

- само по себе это нарушение - не влечет автоматическое признание недопустимым заключения эксперта (см. Позиция судов общей юрисдикции и Позиция Конституционного суда). Как использовать это нарушение в интересах защиты?

I). Заявлять требования

- требуется работать с этим нарушением в ходе всего процесса (включая апелляцию). То есть, нужно будет заявлять требования (о новых вопросах в экспертизу и пр.), только в таком случае появится возможность (при обжаловании) заявить, что нарушение при ознакомлении с постановлением об экспертизе повлекло неустранение возникших сомнений. Если же после этого нарушения защита молчала, то будет типовой отказ (иллюстрация № 22-5123/17 ).

II). Доказывать влияние

- требуется обосновать, что это нарушение (не поставленные вопросы эксперту) повлияло на содержание выводов экспертов.

- п. 15 Пленума № 28 если нарушены процессуальные права. повторная экспертиза

- в п. 15 Пленума № 28 указывается, что суд может назначит повторную экспертизу при нарушении процессуальных прав участников, если нарушения повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

Для профессионалов: также на эту тему есть небольшая глава в специальной методичке о защите по делам о наркотиках: Назначение экспертизы - нарушения прав обвиняемого, последствия ( VIP -часть сайта).

- в судебной практике, одни из самых частых жалоб, это жалобы на нарушение при ознакомления с постановлением об экспертизе (п. 9 Пленума № 28).

- заявители требует признания заключений экспертиз недопустимыми . Но как правило, суды отвергают эти требования. Почему?

Не влечет недопустимости

- ознакомление с постановлением после фактического производства экспертизы - это процессуальное нарушение, и суды с этим соглашаются (что факт нарушения имел место).

- но это нарушение не приводит к признанию доказательства недопустимым, потому что суды руководствуются следующей логикой:

- когда обвиняемый заявляет о нарушении своих прав, то предполагается, что это нарушение выразилось в том, что он был лишен возможности реализовать одно из своих прав, указанных в ч.1 198 УПК ,

- но дело в том, что ничего не препятствовало обвиняемому реализовать эти права в любой иной момент.

- так, если у обвиняемого были дополнительные вопросы или претензии к экспертизе: он может ходатайствовать о повторной и дополнительной экспертизе. Это можно сделать на следствии ( 206 УПК ), на суде первой инстанции ( 283 УПК ), и на стадии апелляции (п. 24 Пленума № 28) (на стадии кассации , это уже проблематично (п. 24 Пленума № 28).

- если же обвиняемый (имея все возможности воспользоваться своим правом на подачу ходатайств) этого не делает, то это означает, что никаких дополнительных вопросов у него не имеется.

- то есть, по логике судов: обвиняемый лукавит, ссылаясь на то, что "я лишен возможности задать дополнительные вопросы, так как мне предъявили заключение экспертизы уже по факту, после ее производства".

- "хотел заявить вопросы - заявляй. Не заявляешь, значит никаких вопросов у тебя не было, а ты просто пытаешься использовать незначительное техническое нарушение следователя, которое - хотя и имело место, но твои права не нарушило".

Для иллюстрации, вот типовое судебное решение на данную тему

от 27 июня 2017 г. N 22-5123/17, Санкт-Петербургский городской суд, дело N 1-20/17

- заявитель ссылается в жалобе на ч.3 195 УПК , п. 9 Пленума № 28, указывает на несвоевременное ознакомление обвиняемого с постановлениями о назначении экспертиз, чем нарушено право на защиту.

Суд отвергает довод

- "доводы о нарушении сроков ознакомления с постановлением о назначении экспертиз, не свидетельствуют о недопустимости экспертных заключений и не свидетельствует о нарушении права на защиту, поскольку осужденному и его защитнику была обеспечена возможность реализовать права, предусмотренные 198 УПК ".

- то есть суд ссылается на то, что возможности реализовать свои права у обвиняемого были, подразумевается, что он мог реализовать их позже (но не стал). А раз не стал, то и нарушение не существенно.

Позиция Конституционного суда

- вопрос относительно значимости нарушения порядка ознакомления с постановлением об экспертизе, когда обвиняемого знакомят с ним - после проведения экспертизы) - неоднократно исследовался Конституционным судом.

- на эту тему есть целый ряд Определений КС (для иллюстрации привожу только одно из них Определение от 05.02.2015 N № 259-О ), позиция во всех них содержится - одна и та же.

- если выразить ее суть предельно кратко - то Конституционный суд говорит "да, нужно знакомить до начала экспертизы, но если этого не сделано, то у Вас есть два права - жаловаться (прокурору и в суд) и право просить дополнительной или повторной экспертизы . На этом все."

О чем Конституционный суд не говорит

- к сожалению, в позиции Конституционного суда нет указания на то, что такое заключение экспертизы (с которым ознакомили после ее проведения) является недопустимым доказательством .

Позиция Конституционного суда заключается в трех тезисах:

- ознакомление обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства - является обязательным .

- т.е. Конституционный суд декларирует, что требование об ознакомлении - до начала экспертизы, должно быть соблюдено.

- но два последующих тезиса обесценивают первый тезис. Они посвящены последствиям нарушения этого требования. И как оказывается, эти последствия - совсем не "страшные" (для стороны обвинения).

- Конституционный суд напоминает, что при нарушении, у обвиняемого есть право жаловаться прокурору (в порядке 124 УПК ) и в суд (подразумеваются три типа жалоб: жалоба в стадии расследования ( 125 УПК ), также право обжаловать приговор в апелляции ( ч.1 389.1 УПК ) и в кассации ( ч.1 401.2 УПК )

- Конституционный суд напоминает, что Вы можете ходатайствовать о повторной и дополнительной экспертизе. Это можно сделать на следствии ( 206 УПК ), на суде первой инстанции ( 283 УПК ), и на стадии апелляции (п. 24 Пленума № 28) (на стадии кассации , это уже проблематично (п. 24 Пленума № 28)).

Для иллюстрации, типовое Определение Конституционного суда на данную тему

Определение Конституционного Суда от 05.02.2015 N 259-О

- "ознакомление обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства при отсутствии объективной невозможности это сделать, является обязательным ".

- несоблюдение же при назначении и производстве экспертизы предусмотренных статьей 198 УПК прав названных участников уголовного судопроизводства может быть предметом

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: