Партия чья деятельность была запрещена после судебного процесса в 1922 г это

Обновлено: 10.08.2022

Репрессивная политика советского государства оказалась в последнее десятилетие в центре общественного внимания. Произошедшие в стране на рубеже 1980-1990-х годов преобразования привели к ликвидации советской власти и началу глубокой трансформации общественного строя. В этих условиях вполне закономерен интерес к тем событиям и явлениям советской истории, которые ранее в силу господствовавших идеологических установок либо замалчивались, либо изучались только с определенной точки зрения. Реабилитация жертв политических репрессий, открытие многих засекреченных ранее архивных материалов, отказ от коммунистической идеологии положили начало всестороннему и более глубокому осмыслению государственных репрессий, как одного из системообразующих факторов советского политического строя. Их изучение вызвано необходимостью понимания не только причин, но и долговременных последствий регулярного репрессивного воздействия на общество, без чего невозможно преодоление тоталитарных тенденций, сохраняющихся в современной политической культуре и общественном сознании.

Комплексное исследование репрессивной политики советского государства предполагает обращение к различным формам ее реализации, в том числе и посредством судебных органов. В 1920-е и особенно в 1930-е годы политические судебные процессы, проводившиеся как в центре, так и на местах, являлись частью повседневной жизни советского общества. В данном контексте под политическим понимается такой судебный процесс, на котором подсудимый в силу антигосударственного характера совершенного или приписанного ему преступления выступает в качестве противника существующего политического режима. Применительно к советской действительности рассматриваемого периода формальным признаком подобных процессов служило привлечение к уголовной ответственности по статьям, карающим за так называемые контрреволюционные преступления. Использование судебной процедуры не столько в целях защиты от противоправных действий политического характера, сколько для прямого подавления, позволяет говорить о таком явлении как судебные репрессии, которые были составной частью репрессивной политики.

Судебный процесс можно считать политическим и в том случае, когда подсудимых судят за неполитические преступления, но само их привлечение к уголовной ответственности инспирировано властями, преследующими определенные политические цели.

В 1920-1930-е годы происходило становление и развитие системы политического судопроизводства. В реализации репрессивной политики советского государства деятельность судов играла особую роль, поскольку репрессии в этом случае осуществлялись с помощью одного из основополагающих общественных институтов. Отсюда возникает проблема изучения возможностей и последствий трансформации традиционных институтов общества в условиях тоталитаризма.

ГЛАВА 1. Политические судебные процессы 1920х годов

Процесс над партией эсеров (1922 год)

Три четверти века назад в московском Доме Союзов проходил первый после гражданской войны и последний неинсценированный от начала и до конца политический процесс – суд над правыми эсерами.

Формально с начала 1922 г. большевики ликвидировали систему «чрезвычаек», создав взамен нее Государственное политическое управление (ГПУ) с более ограниченными полномочиями. Коммунистическая власть публично декларировала намерение рассматривать политические дела "исключительно в судебном порядке". В это же самое время Секретный отдел ГПУ направил в свои подразделения на места циркулярное письмо с предписанием создать в каждой государственной и кооперативной организации тайное "Бюро содействия органам ГПУ", членам которого вменялось в обязанность выявлять у себя "контрреволюционный элемент", то есть, попросту говоря, стучать на своих сослуживцев. Судьбу выявленных "антисоветчиков" решали сами органы во внесудебном порядке. Для демонстрации "судебного порядка" был организован показательный процесс над 12 членами ЦК и 10 активистами партии социалистов-революционеров, длившийся больше двух месяцев. Все центральные газеты отводили ему целые полосы.

Кроме того, к суду привлекли дюжину бывших эсеров (так называемая "вторая группа"), роль которых на процессе сводилась к поддержке обвинения. Дело партии эсеров рассматривалось в высшей судебной инстанции того времени - Верховном Революционном трибунале при ВЦИК. Председательское кресло в нем занял член ЦК РКП(б) Георгий Пятаков, государственным обвинителем выступил не менее видный большевик Николай Крыленко. И судья, и прокурор впоследствии сами оказались на скамье подсудимых в еще более неправом суде - но неизвестно, вспомнили ли перед расстрелом, как приговаривали других.

Основная статья, которую трибунал предъявил обвиняемым первой группы, была ст. 60 нового советского УК, согласно которой участие в организации, действующей в целях совершения преступлений, предусмотренных ст. 57 (контрреволюционные действия, направленные на свержение Советской власти), 58 (вооруженные действия) и 59 (пособничество иностранным государствам), каралось смертной казнью.

Загодя и во время всего судебного разбирательства вокруг обвинительного заключения была раздута мощная пропагандистская шумиха: эсеров третировала пресса (особенно отличились Бухарин и Маяковский, Демьян Бедный, карикатуристы Владимир Дени и Борис Ефимов), устраивались демонстрации с кровожадными лозунгами и т.д.

Однако, к защите подсудимых подключился Социалистический интернационал и многие западные левые интеллектуалы. Независимая русская "общественность" тщетно пыталась вещать на процессе устами лучших дореволюционных адвокатов социал-демократического направления. Защитников травили так же, как подсудимых, - советская власть ясно давала понять, что никакой защиты для своих противников терпеть не будет. В ответ на протесты адвокатов по поводу давления на суд Пятаков заявил, что трибунал одобряет демонстрации, исходя из "революционного понимания пролетарского права". Все закончилось тем, что иностранных защитников вынудили покинуть страну, а в отношении русских адвокатов (среди которых были председатель Политического Красного Креста Николай Муравьев и защищавший Бейлиса Александр Тагер) решили не церемониться и просто выслали их из Москвы.

Эсерам пришлось защищаться самим. Они отвергли большинство предъявленных им обвинений и использовали гласный суд как трибуну, выступив с обличениями политики большевизма. Аркадий Альтовский заявил, что большевики превратили Россию "в огромную каторжную тюрьму для народа". Лев Герштейн предсказывал, что коммунистическая власть приведет "не к социализму, а к ужаснейшей реакции". Такого власть тоже стерпеть не могла - с тех пор политических подсудимых стали специально готовить к процессам, и на суде они уже только каялись в преступлениях, придуманных следователями. Традиция поведения на суде, сформированная еще народниками 1870-х, оборвалась до послесталинских времен, когда ее возродили диссиденты.

Конечно, процессом эсеров правящая партия сводила счеты с популярной оппозиционной партией, некогда выигравшей у нее выборы в Учредительное Собрание (11 обвиняемых были депутатами "учредилки"). Цинично закрывая глаза на свои же постановления, власть судила эсеров за грехи, совершенные до объявленных ею амнистий участникам Гражданской войны.

Революционный трибунал приговорил 12 подсудимых к смертной казни, остальных - к тюремному заключению. После того как против смертного приговора была организована международная кампания с участием Анатоля Франса, Фритьофа Нансена, Максима Горького и других "властителей дум", Президиум ВЦИК не отменил, а лишь приостановил его исполнение, поставив его в зависимость от дальнейшего поведения загнанной в подполье партии, то есть превратил "смертников" в заложников. Борьба заключенных вылилась в серию голодовок и закончилась самоубийством одного из них - рабочего Сергея Морозова. Только тогда власти пересмотрели приговор и заменили эсерам смертную казнь на тюремное заключение. Однако, за исключением Альтовского, никто из осужденных больше на свободу никогда не вышел: все они погибли в лагерях и ссылках.

Таким образом, процесс над партией эсеров стал своеобразным прологом в целой серии политических процессов над неугодными режиму общественно-политическими силами и отдельными личностями.

В 1922 году состоялся показательный процесс над правыми эсерами. Действующие и бывшие члены партии обвинялись в покушении на жизнь большевистских лидеров.

Конфликт с большевиками

Партия социалистов-революционеров («эсеры») была создана на рубеже XIX-XX веков и считалась одной из влиятельнейших политических партий Российской империи. Члены партии выступали за свержение самодержавие, провозглашение демократической республики, гражданские свободы, социализацию земли и защиту прав рабочих профсоюзами. Именно они стали движущей силой Февральской революции.

Во время Октябрьского переворота партия социалистов-революционеров раскололась. Правые эсеры назвали захват власти большевиками преступлением перед Россией и отказались участвовать во II съезде Советов. Левые эсеры наоборот поддержали революционеров и проголосовали за переход власти Советам.

Судебный процесс над группой эсеров

После революции большевики взяли курс на постепенное уничтожение политических оппонентов, в том числе и эсеров. В 1917 году в партии социалистов-революционеров насчитывалось около 1 миллиона человек, и ее активно поддерживали крестьяне и интеллигенция. Поэтому РСДРП(б) пришлось пойти на крайние меры, чтобы удержаться у власти.

В январе 1918 года большевики силой разогнали Всероссийское Учредительное Собрание, большинство мест в котором получили эсеры. Это событие усугубило политическую ситуацию и привело страну к Гражданской войне.

Эсеры, лишившись законной власти, также перешли к решительным действиям. Лидеры партии возглавили белые правительства и вступили в вооруженную борьбу с большевиками. В итоге противостояние двух политических сил закончилось поражением эсеров. К началу 1922 года руководство партии было фактически уничтожено. К этому времени лидеры эсеров погибли, уехали за границу или сидели в тюрьмах. Деятельность сохранившихся эсеровских групп постепенно затухла.

Судебный процесс

В 1922 году большевики нанесли сокрушительный удар по эсерам. 8 июня в Москве начался судебный процесс над видными членами партии («процесс над эсерами»). Они обвинялись в организации террористических актов против большевистских лидеров. Дело правых эсеров рассматривалось в Верховном Ревтрибунале ВЦИК (председатель – Георгий Пятаков, обвинители Николай Крыленко, Анатолий Луначарский и Михаил Покровский). Судебные слушания проходили на Большой Дмитровке в Доме Союзов.

На этот показательный процесс впервые в мировой судебной практике были выведены 2 группы подсудимых с разными защитниками. В 1-ю группу вошли 22 человека («нераскаявшиеся» эсеры). Их защищали представители реформистских Интернационалов: бельгийский доктор юридических наук Эмиль Вандервельде, немецкие адвокаты Теодор Либкнехт и Курт Розенфельд; знаменитые российские адвокаты Николай Муравьев и Александр Тагер; защитники Григорий Патушинский, Владимир Жданов и другие.

Во 2-ю группу входили 10 бывших эсеров, часть из которых изменили своим политическим взглядам и вступили в РКП(б). Именно они сыграли ключевую роль в «разоблачении преступлений» партии социалистов-революционеров. Эту группу защищали представители Коминтерна (польский революционер Феликс Кон, французский коммунист Жак Садуль и лидер итальянской компартии Антонио Грамши), революционер Николай Бухарин, бывшая эсерка Анастасия Биценко, профессор международного права Семен Членов и другие.

Судебный процесс, проходивший с 8 июня по 7 августа, сопровождался бурной газетной кампанией. Общественность, «подогреваемая» большевиками, клеймила эсеров позором и требовала высшей меры наказания.

7 августа 1922 года 12 человек из 1-й группы были приговорены Верховным трибуналом к расстрелу, а остальные – к различным срокам тюремного заключения. Высшую меру наказания получили Владимир Агапов, Аркадий Альтовский, Михаил Гендельман, Лев Герштейн, Абрам Гоц, Дмитрий Донской, Николай Иванов, Елена Иванова-Иранова, Михаил Лихач, Сергей Морозов, Евгения Ратнер и Евгений Тимофеев. 13-м смертником по делу эсеров стал Владимир Рихтер, арестованный в сентябре 1922 года.

Судебный процесс над группой эсеров

Смертная казнь эсеров была отложена по решению Президиума ВЦИК. Большевики заявили, что приговор будет исполнен, если действующие члены партии применят вооруженные методы борьбы против советской власти. Так эсеры были превращены в «политических заложников».

В январе 1924 года смертные приговоры были заменены лишением свободы и ссылкой в лагеря. Большинство эсеров, проходивших по этому делу, расстреляли в 1937-1938 годах. К началу 1940-х годов практически все лидеры партии погибли.

2. Установление Советской Россией дипломати­ческих отношений с рядом стран Востока произошло:

1) в 1919—1921 гг. 3) в 1930—1934 гг.

2) в 1924—1925 гг. 4) в 1935—1937 гг.

3. Война между СССР и Финляндией происходила:

1) в 1918—1919 гг. 3) в 1936—1938 гг.

2) в 1921—1922 гг. 4) в 1939—1940 гг.

4. Открытые судебные процессы над оппозици­ей, выступавшей против сталинского курса, проис­ходили в Москве:

4) в 1937—1938 гг.

5. Датой начала стахановского движения в СССР считается:

6. Первый пятилетний план развития народного хозяйства был рассчитан на:

7. Введение всеобщего бесплатного обязатель­ного начального образования в СССР произошло:

1) в 1918г. 3) в 1930 г.

2) в 1924 г. 4) в 1936 г.

1. В период нэпа в городах произошел рост числа:

1) мелких ремесленников

2) крупных частных собственников

3) крупных частных торговцев

4) работников частных банков

2. В 1938 г. постановлением ЦК ВКП(б) было ре­комендовано:

1) изучение в школах только отечествен­ной истории

2) изучение всеми гражданами книги «Краткий курс истории ВКП(б)»

3) бесплатное обучение всех детей в 1— 10 классах

4) ограничение для поступления в вуз по социальному происхождению

3. Партия, чья деятельность была запрещена после судебного процесса в 1922 г., это:

1) эсеры 3) анархисты

2) кадеты 4) октябристы

4. В 1930 г. в СССР в основном исчезла:

2) низкая зарплата

3) привязанность к месту жительства

4) эмиграция из страны

5. В 1934 г. произошло:

1) изгнание Л. Троцкого из СССР

2) издание книги «Краткий курс истории ВКП(б)»

3) убийство С. Кирова в Ленинграде

4) возвращение из ссылки членов партии эсеров и меньшевиков

6. Накануне Великой Отечественной войны к СССР были присоединены:

1) Эстония, Латвия, Финляндия

2) Литва, Польша, Западная Белоруссия

3) Латвия, Литва, Эстония

4) Молдавия, Западная Украина, Польша

7. Крупнейшее событие 1922г. в Советской Рос­сии:

1) смерть В. И. Ленина

2) образование СССР

3) открытие Волховской ГЭС

4) амнистия всем участникам «белого дви­жения»

8. В 1922 г. в СССР объединились:

1) Россия, Украина, Молдавия

2) Россия, Украина, Белоруссия, Закав­казье

3) Россия, Белоруссия, Польша

4) Россия, Украина, Закавказье, Молда­вия

9. Форма организации труда мелких производи­телей, существовавшая в СССР в начале 1920-х гг., — это:

10. В 1920—1930-е гг. в СССР появилось слово «двадцатипятитысячники», которым обозначались:

1) комсомольцы, работавшие на стройках первых пятилеток

2) коммунисты, посланные в деревню в го­ды коллективизации

3) ударники, получавшие особую зарпла­ту в ходе соцсоревнования

4) отряды новобранцев Красной Армии, ре­комендованные для службы в разведке

11. О переходе к нэпу было объявлено на X съезде РКП(б) в

12. Первая Конституция РСФСР была принята в

13. Союз Советский Социалистических Республик (СССР) был создан в

14. Разгон Учредительного собрания в России произошел в

15. Восстание моряков и рабочих в Кронштадте под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!» произошло в

16. СССР был принят постоянным членом в Лигу Наций в

17. Стахановское движение развернулось в СССР в

18. Военное столкновение между советскими и японскими войс­ками на реке Халхин-Гол произошло в

19. В Конституции 1924 г. СССР был провозглашен

1) Федерацией республик

2) Союзом автономий

3) Конфедерацией регионов

4) унитарным государством

20. В период нэпа

1) была отменена государственная монополия внешней торговли

2) осуществлялась политика форсированной индустриализации \

3) была провозглашена свобода внутренней торговли

4) земля и ее недра были переданы в частную собственность

21. Для политики нэпа было характерно

1) распределение по уравнительному принципу

2) развитие всех форм кооперации

3) введение продразверстки

4) запрещение наемного труда

22. Согласно Договору об образовании СССР, заключенному в декабре 1922 г., СССР по форме государственного устройства яв­лялся государством

23. План объединения советских республик в составе РСФСР, предложенный И.В. Сталиным, получил название плана

24. Как называется характерная для нэпа форма привлечения иностранного капитала в экономику СССР, при которой иностран­ные предприниматели получали право на эксплуатацию хозяйствен­ных объектов СССР?

25.«Культурная революция», проводившаяся в СССР, означала

1) полный разрыв с национальными традициями в союзных рес­публиках

2) сохранение прежнего содержания школьного образования

3) отказ от родного языка в пользу русского в школах

4) политизацию и идеологизацию общественной жизни

26. Существовавшие в 1920-1930-е гг. в СССР народные комис­сариаты - это

1) центральные органы государственного управления отраслью хо­зяйства или сферой деятельности

2) органы ВЧК, отвечавшие за борьбу с контрреволюцией

3) отделы, проводившие политработу в войсках Красной Армии

4) органы городской милиции

27. Что из названного было одной из причин кризиса 1920 - весны 1921 гг. в Советской России?

1) несогласие крестьян с политикой военного коммунизма

2) принятие Декрета о земле

3) роспуск в 1919 г. комитетов бедноты

4) замена продразверстки продналогом

28. Осуществление политики коллективизации привело к

1) созданию крупной кооперативной собственности в деревне

2) прекращению продажи зерна за границу по низким ценам

3) переходу на денежную оплату труда колхозников

4) введению продразверстки

29. Что было одним из последствий массовых репрессий 1930-х гг.?

1) рост гражданской активности населения

2) массовое сопротивление террору

3) формирование у людей готовности к подчинению

4) исключение из Конституции СССР 1936 г. положений о пра­вах и свободах личности

30. Что из названного относится к последствиям победы И. В. Сталина во внутрипартийной борьбе?

УПК РСФСР и ГИК РСФСР. Переход к нэпу вызвал необходимость реорганизации юстиции. В мае 1922 г. ВЦИК утвердил Положение о про­курорском надзоре. В составе Наркомюста учреждалась государственная прокуратура во главе с Прокурором Республики (он же Нарком юстиции), а на местах - губернские (позднее «областные») прокуроры и их помощ­ники. Прокуратура осуществляла функции надзора за законностью дейст­вий всех органов власти, за деятельностью следственных органов и ОГПУ. Ей поручалось также поддержание обвинения в суде и наблюдение за пра­вильностью содержания заключенных под стражей. Эти четыре функции сохранятся за прокуратурой в продолжение всего советского времени.

Одновременно вошло в действие и Положение об адвокатуре СССР. Коллегии защитников, состав которых утверждался губернским исполко­мом, создавались при губернских (позднее «областных») отделах юстиции. В задачи адвокатуры входили оказание юридической помощи гражданам и защита их интересов в суде. С 1922 г. стали действовать нотариат (регистрация юридических актов) и арбитражные комиссии, принимавшие на себя рассмотрение имущественных споров, касающихся государствен­ных органов и хозяйственных организаций.

В 1922 г. была создана и единая судебная система в РСФСР, состоящая из 4 инстанций: народный суд в составе постоянного народного судьи, народный судья и два народных заседателя, губернский суд. Верховный суд РСФСР и его коллегии. Верховный суд являлся надзорной инстанцией для всех судов, кассационной – для губернских, а по делам об особо опасных преступлениях – первой инстанцией. Продолжали действовать и специальные суды (военно-транспортные трибуналы, трудовые сессии на­родных судов, земельные комиссии и т.п.).

Судьи и заседатели избирались губисполкомами из рабочих, крестьян и военнослужащих, имеющих стаж ответственной работы. Предварительное следствие вели народные следователи (при губсудах), действовавшие под наблюдением прокуратуры.

В правоприменительной деятельности использовался, как и ранее, принцип целесообразности, что приводило к расширению права суда тол­ковать закон. При этом элементы правового нигилизма сочетались с тен­денцией усилить репрессивную уголовную политику. Тем не менее, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. закрепил публичность и глас­ность в качестве принципов производства по уголовным делам, кроме тех, которые содержали государственную тайну или сведения об интимной стороне жизни. На предварительном следствии должны были выясняться и исследоваться все обстоятельства, как уличающие, так и оправдываю­щие обвиняемого. Суд не ограничивался формальными доказательствами, но сам осуществлял их отбор. По делам, в которых участвовал прокурор, требовалось обязательное участие защиты.

Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР, введенный в действие в сентябре 1923 г., обязывал суд не ограничиваться представленными объ­яснениями и материалами, а стремиться к выяснению всех обстоятельств дела. «За недостатком узаконений и распоряжений для решения какого-либо дела суд решает его, руководствуясь общими началами советского за­конодательства и общей политикой Рабоче-Крестьянского Правительст­ва», – гласила 4 статья ГПК. В целях охраны публичного интереса или «интимной жизни сторон» дело могло слушаться в закрытом заседании. Преобразования в процессуальной сфере могут быть расценены как час­тичный возврат к прежним дореволюционным нормам.

Как в уголовном, так и в гражданском процессе действовал только кас­сационный порядок пересмотра судебных решений с возможной отменой приговора или прекращением дела, или возвратом его на новое рассмот­рение.

С созданием в 1922 г. Союза Советских Социалистических Республик (СССР) кодексы РСФСР стали основой для кодификационной работы в других национальных республиках. Они же послужили основой союзного законодательства. Однако срок действия им был отведен незначитель­ный. Утверждение в стране тоталитарного режима, отказ от нэпа привели и к отказу от зафиксированных в кодексах правовых норм.

ТЕМА 17.
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ГОСУДАРСТВЕННО-ПАРТИЙНОГО
СОЦИАЛИЗМА (1930—1950-е ГОДЫ)

1. Переход к форсированному строительству основ социализма. Кол­лективизация и индустриализация.

2. Реорганизация правоохранительных органов.

3. Массовые репрессии в СССР. «Большой террор» 1937–1939 гг.

4. Судебная реформа 1938 г.

5. Особенности развития системы и отдельных отраслей права.

К концу 1920-х гг. в стране сформировалась тоталитарная система власти. Единственной правящей партией оставалась РКП(б) – ВКП(б), чьи действия после разгрома оппозиции становились абсолютно бескон­трольными. Партийная власть срасталась с властью государственной, ру­ководители партии занимали одновременно все руководящие посты в гос­аппарате. Партия милитаризовалась, превратившись в своеобразный «орден меченосцев». Установилась единоличная диктатура вождя — И.В. Сталина.

Крах надежд на мировую революцию привел к утверждению идеи вож­дя о необходимости форсированного строительства социализма в одной отдельно взятой стране. СССР должен был завоевать «экономическую самостоятельность» и превратиться из страны, ввозящей машины и обо­рудование, в страну, «производящую машины и оборудование». Такое направление развития определил XIV съезд правящей большевистской партии в 1925 г. В конце 1920-х гг. началась индустриализация – создание крупного машинного производства во всех отраслях хозяйства, особенно в промышленности. Осуществлялась она ускоренными темпами, скачко­образно, при наличии огромных диспропорций в экономике (развивались отрасли, производящие средства производства и не развивалось произ­водство предметов потребления), при карточной системе распределения продуктов, которая была введена впервые в России в невоенное время. При этом сохранялись крайне тяжелые условия труда (ручной труд, от­сутствие техники безопасности, низкая оплата труда, тяжелые жилищные условия, нехватка всего и вся).

Уже в конце 1920-х годов были уничтожены элементы рыночной эко­номики, система управления экономикой централизована, а главным ин­струментом управления стало планирование и распределение. Чистки госу­дарственного и хозяйственного аппарата привели к ликвидации старых рыночных кадров, на смену которым пришел административно-командный аппарат управления. Запрету подверглись частные кредитные организации. Госбанк превратился в единственного распределителя госу­дарственных кредитов. В 1932 г. введен запрет частным лицам открывать магазины и лавки.

Усиленная эксплуатация рабочих, увеличение численности занятых, идеологический пресс, в том числе пропаганда угрозы войны, нацеленные на подъем энтузиазма масс, строивших первое в мире социалистическое государство, сочетались с изъятием у деревни основных денежных средств. В ходе индустриализации произошла окончательная экспроприа­ция крестьянства, которое подверглось насильственной коллективизации и раскулачиванию.

Социализация крестьянского хозяйства была составной частью ленин­ского плана построения социализма. Выполняя его, сталинский режим в 1929 году (год великого перелома> сломал хребет российскому крестьянству. Частные и единоличные владения крестьян в ходе коллективизации были обобществлены, зажиточные крестьяне и все, кто сопротивлялся вступле­нию в колхоз, были репрессированы, а их имущество передано в недели­мые фонды колхозов.

1930 год вошел в историю как год повсеместной ликвидации кулачества как класса. Сотни тысяч лучших крестьян, самого трудолюбивого слоя в крестьянстве, лишились своего имущества и были выселены из своих дере­вень (в особые спецпоселения, в лагеря, к местам социалистических стро­ек). Так создавалась массовая рабочая сила для применения бесплатного труда в промышленности. Деревня в результате осталась без средств, без рабочих рук и без всяких стимулов к труду. Как она выживала, что ела и пила, как растила детей – историкам ещё предстоит описать. Помимо массового голода 1932–1933 годов, унесшего до 7 миллионов человек, каждый колхозный год в 1930–1940-е годы был годом хронического не­доедания (ели крапиву, лебеду, павших животных и пр.). Так в результате преступной политики сталинского руководства создавались основы со­циалистического строя, и СССР превращался в «индустриально-колхозную державу».

В начале 1930-х годов развернулась борьба со всякого рода социально-чуждыми элементами (остатками эксплуататорских классов) и стали про­водиться «зачистки» в городах. Нэпманы, бывшие дворяне и фабриканты, старая интеллигенция, в большинстве своем так и не примирившаяся с новой властью, подверглись репрессиям. Репрессировались также лица, служившие в белых армиях, офицеры царской армии, в том числе и те, кто в гражданскую войну служил большевикам. Часть их была выселена в от­даленные местности под административный надзор, часть (по решениям «троек») отправлена в лагеря. ОГПУ определял для местных органов «лимиты» на «изъятие социально-вредного элемента». Был проведен и ряд открытых «показательных» процессов («шахтинское» дело, «академическое» дело, дело экономистов – создателей Крестьянской тру­довой партии, дела троцкистов, зиновьевцев и др.), призванных убедить народные массы в справедливости репрессий.

Итог этой политики подвела Конституция СССР 1936 г. Она зафикси­ровала окончательную ликвидацию в стране эксплуататорских классов и победу социалистической системы хозяйства, основанной на социалистиче­ской собственности на орудия и средства производства. Допуская мелкое индивидуальное, основанное на личном труде хозяйство, сталинский ре­жим подписывал в это время другой рукой документы, развязывавшие в стране массовый террор, в ходе которого «единоличники» подлежали фи­зическому уничтожению.

Конституция 1936 г. внесла изменения в организацию верховной вла­сти в стране. Высшим органом становился Верховный Совет СССР, наде­ленный законодательной властью, на котором избирался Президиум Вер­ховного Совета. В перерывах между его сессиями Президиум, издавая ука­зы, осуществлял высшую власть в государстве. Правительство (СНК) формировалось на совместном заседании двух палат Верховного Сонета (Совета Союза и Совета Национальностей) и, как прежде, издавало поста­новления и распоряжения на основе действующих законов, принятых Вер­ховным Советом. По аналогии с союзными органами строилась система ор­ганов союзной республики (в составе СССР к этому времени их стало 16).

Многие статьи новой конституции носили исключительно декларатив­ный характер. Так, ст. 127 о неприкосновенности личности провозглаша­ла, что «никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановле­нию суда или с санкции прокурора». Ст. 128 устанавливала «неприкосновенность жилища граждан и тайну переписки». Все эти и многие другие права постоянно и грубо нарушались. Аресты проводились без всяких санкций, а документы на них оформлялись многие месяцы спустя. Прокурор СССР Вышинский, выступая в марте 1937 г., в преддве­рии «большого террора», на собрании партийного актива Прокуратуры СССР, прямо требовал «отложить в сторону» устаревшие законы.

Петроградский процесс — судебный процесс, состоявшийся летом 1922 года в Петрограде над петроградским православным духовенством. Процесс проходил в зале бывшего Дворянского собрания.На скамье подсудимых оказались 86 обвиняемых.
Главным свидетелем обвинения выступил обновленческий священник Владимир Красницкий, главным обвинителем — Пётр Красиков. В приговор вошли все материалы обвинительного заключения, включая те, ложность которых была доказана во время суда.
Трибунал приговорил к смертной казни 10 человек, включая митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина, архимандрита Сергия (Шеина), адвоката И. М. Ковшарова и профессора Ю. П. Новицкого. Им вменялось в вину «распространение идей, направленных против проведения советской властью декрета об изятии церковных ценностей, с целью вызвать народные волнения для осуществления единого фронта с международной буржуазией против советской власти». Александр Введенский и ряд других деятелей обновленчества подписали «Ходатайство группы духовенства-„Живой церкви“ о помиловании приговоренных к расстрелу по делу петроградского духовенства и верующих», авторы которого «преклоняясь перед судом рабоче-крестьянской власти», ходатайствовали перед Петрогубисполкомом «о смягчении участи всех церковников, осужденных высшей мерой наказания. ВЦИК оставил смертный приговор по отношению к ним в силе, заменив шестерым расстрел на тюремное заключение. Другие осужденные получили различные сроки лишения свободы (от одного месяца до 5 лет), 26 человек были оправданы. В ночь с 12 на 13 августа 1922 года приговор в отношении четырех осужденных был приведен в исполнение.
В 1990 году приговор был отменен, и все осужденные реабилитированы за отсутствием состава преступления. Архиерейский собор 1992 года причислил митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина и «иже с ним пострадавших» к лику святых мучеников.


Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонии


В зале суда









Группа подсудимых в зале суда, проходившего в филармонии



Группа сотрудников трибунала - участников судебного процесса - в здании филармонии



Члены трибунала на совещании по делу об изъятии церковных ценностей в здании филармонии



Группа работников юстиции, принимавших участие в процессе церковников



Члены судейской коллегии за столом. Судебный процесс по делу об изъятии церковных ценностей



Председатель суда на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей зачитывает решение суда, проходившего в здании филармонии



Митрополита Вениамина увозят в машине



Обвиняемые по делу об изъятии церковных ценностей садятся в грузовик после окончания процесса



Обвиняемые по делу об изъятии церковных ценностей садятся в автомобиль после окончания процесса



Группы обвиняемых по делу об изъятии церковных ценностей в грузовиках. Июнь

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: