Ответственность государства за судебную ошибку

Обновлено: 16.08.2022

2.В странах, которые восприняли идею разделения властей, конституционному регулированию судебной власти уделяется большее внимание, чем в государствах, которые приняли концепцию единства государственной власти.

Основными направлениями конституционного и собственно законодательного регулирования проблем организации и деятельности суда являются:

- определение содержания судебной деятельности и правового статуса суда (в зависимости от формы государства);

- закрепленння судебных гарантий прав и свобод лица;

- определение статуса конкретных носителей судебной власти – судей.

Важнейшими принципами организации и деятельности судебной власти, закрепленными практически во всех современных конституциях являются следующие. («Основные принципы независимости судебных органов»: Резолюция Гененральной Ассмблеии ООН от 13 декабря в 1985 г.).

Принцип независимости, является отправным, таким, которое определяет положение суда в современном государстве.

Правовыми гарантиями осуществления данного принципа является:

- независимость судей и судебных органов должна быть не только провозглашена в полном объеме, но и гарантирована государством и закреплена в соответствующем конституционном и текущем законодательстве;

- все государственные и другие учреждения обязаны уважать и поддерживать независимость судей и судебных учреждений, не вмешиваясь в отправление правосудия ни в какой форме;

- государство обязано представлять соответствующие средства, которые позволяют судебным органам должным образом выполнять свои функции.

Принцип осуществления правосудия лишь должным судом и только надлежащими (законными, ординарными) судьями и надлежащими судами,другие государственные органы и должностные лица не вправе присваивать себе функции правосудия.

Его содержание в конституционных текстах закрепляется в двух основных формах:

- закрепляется правило, согласно которому правосудие осуществляется лишь учреждениями судебной власти и фиксируется требование об осуществлении правосудия лишь судом, созданным на основе прямого конституционного распоряжения или основанным на основе закона или специальным уполномоченным органом;

- предусматривается, что спор должен быть рассмотрен тем судьей и тем судом, к компетенции которых отнесен законом; то есть не допускается произвольное перераспределение подсудности и подведомственности.

В конституциях многих стран закреплено запрещение создания чрезвычайных судов.

Принцип публичности правосудия означает либо гласность судебного процесса, либо открытость суда для публики или заинтересованных по разным причинам лиц, которые не относятся непосредственно к процессу.

Принцип мотивированности судебных действий и мероприятий (включая решение).

Важность данного принципа обусловлена тем, что вызов человека в суд в любом качестве может иметь для него неблагоприятные последствия (проблемы на работе, отношение соседей и т.д.).

Принцип коллегиальности.

Он реализуется в двух основных проявлениях:

- во многих странах закреплен собственно принцип коллегиальности, или осуществление судебной функции несколькими профессиональными судьями (Беларусь, Япония, Португалия);

- в других странах под коллегиальностью понимается участие в нем представителей народа в виде шеффенов (народных заседателей) или присяжных.

Шеффены принимают участие в процессе на равных правах с профессиональным судьей, они совместно принимают решение.

В суде при участии присяжных они не вмешиваются в ход судебного следствия; перед ними ставится вопрос факта и вины (решение принимается на их закрытом заседании без участия судьи), а перед судьей – вопрос права.

Ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами, или с обеспечением им переводчика за счет государства.

Возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем аппеляции(повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции),кассации(при ревизии можно не только проверять законность и обоснованность решения нижестоящего суда, но и вернуть дело на новое рассмотрение).

Ответственность государства за судебную ошибку. Государство возмещает физическому или юридичемскому лицу ущерб, который причинен ему ошибочным решением, неправильным осуществлением правосудия.

В целом судебная система защищает права граждан, однако нередко бывает, что суды ошибаются, поскольку судьи не всегда компетентны и профессиональны.

Адвокат Антон Колосов (г. Москва) вспоминает дело, по которому с гражданина решением суда была незаконно взыскана существенная денежная сумма. Чтобы доказать незаконность и необоснованность этого судебного решения, пришлось пройти длинный путь — найти справедливость удалось только в Верховном Суде, который в конце концов отменил состоявшиеся судебные акты и отказал в удовлетворении иска.

Чтобы найти эту правду, доверитель потратил почти год своей жизни и денежные средства на оплату квалифицированной юридической помощи, иными словами, понес процессуальные издержки. Согласно статье 53 Конституции России, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти и их должностных лиц. В данном случае вред был причинен судебной системой России.

Изучение судебной практики перед тем, как заявить соответствующий иск, показало, что ранее суды не удовлетворяли аналогичные требования: как правило, гражданам отказывали, ссылаясь на недоказанность вины судьи, отсутствие вступившего в законную силу обвинительного приговора в отношении судьи, недоказанность его противоправного поведения. Тем не менее, было принято решение бороться. Надлежащим ответчиком по данной категории дел является Российская Федерация в лице Министерства финансов, вред возмещается за счет казны Российской Федерации. Все издержки, которые понес доверитель, были возмещены в полном объеме.

Адвокат Колосов считает данное решение очень важным, прецедентным. Можно и нужно искать защиты от судебных ошибок в самих же судах. Правовое обоснование: статья 53 Конституции РФ, статьи 1064, 1070 Гражданского кодекса РФ. Суд приравнял судебные ошибки к незаконному осуждению, что позволило облегчить для стороны истца бремя доказывания. Министерство финансов не согласилось платить, обжаловало решение Верховного Суда о взыскании с казны ущерба, но в вышестоящей инстанции оно выстояло и вступило в законную силу.


Мнение, что если высший суд один, то нет проблем с единообразием практики, — ложное. Не обеспечивается единообразие и за счет постановлений Пленума Верховного суда, так как это абстрактное толкование без конкретики. Пленум дает лишь общие подходы. А если одни и те же споры в результате получают разное прочтение в гражданском и арбитражном процессе, с этим должен разбираться Президиум, считает доцент кафедры гражданского процесса МГУ имени М.В. Ломоносова Татьяна Андреева. В своем интервью в июльском номере журнала «Закон» она рассуждает о судоустройстве, о нагрузке судов, о процедуре пересмотра решений и о единообразии практики. В этом материале — выдержки из интервью. Полную версию читайте здесь.

«В недавнем своем выступлении Вячеслав Михайлович Лебедев отметил, что в 2020 г. Верховный Суд принял 12 постановлений Пленума, содержащих свыше 400 правовых позиций по вопросам правоприменения, и утвердил 16 Обзоров судебной практики, которые также содержат более 400 правовых позиций, чем обеспечил единообразие практики. Но, во-первых, мне непонятно, как они это посчитали и что подразумевается под правовой позицией. Раньше Президиум Высшего Арбитражного Суда указывал, к примеру, что позиция, сформулированная в конкретном деле, является обязательной при разрешении аналогичных дел. Тогда можно было четко определить, где так называемое практикообразующее решение, а где нет. Ни в одном из постановлений Верховного Суда такой оговорки нет. Во-вторых, как эти позиции реализуются — тоже большой вопрос. Нужно самим определиться, чего стоят эти решения.

В Президиуме Верховного Суда при этом рассматриваются единичные дела — всего несколько в год. Были года, когда экономические споры туда вообще не попадали. Вместе с тем с учетом тех разногласий при разрешении конкретных дел, которые возникают в гражданской и экономической коллегиях, Президиум Верховного Суда мог бы обеспечить единообразие практики хотя бы в этой части, если бы работал более активно.

Помню, при передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда дел на пересмотр вообще не ставилось вопроса об отмене судебного решения — основным мотивом передачи в надзор было как раз нарушение единообразия судебной практики. Тройки, передающие дела на пересмотр, могли даже не возражать против решений по тому делу, которое они передают. Главное, чтобы не было «рязанской, казанской» юстиции и т.п. — чтобы оправдывались разумные ожидания сторон.

При этом Президиум мог рассматривать по несколько сот дел в год. Был запрос на постоянное увеличение числа таких дел, и в этих целях даже обсуждали идею создания двух палат внутри Президиума — по частному и публичному праву.

Сказать, что единообразие обеспечивается только за счет постановлений Пленума, было бы неправильно. Все-таки абстрактное толкование без привязки к конкретике. Поэтому исключать работу надзорной инстанции в этом направлении я бы не стала.

Тем более что решения коллегий порой выносятся с достаточно скупой мотивировкой, а логика различных решений в разных коллегиях остается туманной. Возьмем хотя бы те же самые корпоративные споры — они сейчас рассматриваются и в арбитражных судах, и в судах общей юрисдикции по правилам АПК, в зависимости от вида корпорации, поскольку в свое время у арбитражных судов забрали корпоративные споры с участием некоммерческих организаций. Где судам общей юрисдикции взять ориентиры для разрешения этой новой для них категории дел? Пленум дает лишь общие подходы. Есть масса вопросов, ответы на которые остаются непонятными, например: можно ли применять по аналогии общие положения АПК или же руководствоваться ГПК при рассмотрении судами общей юрисдикции корпоративных споров? И если одни и те же споры в результате получают разное прочтение в гражданском и арбитражном процессе — с этим как раз должен разбираться Президиум.

То же касается и административных дел — одни и те же по сути дела рассматриваются и в экономической, и в административной коллегии.

Получается: довод, что если высший суд один, то и проблем с единообразием нет, — ложный.

Никакой иерархической подчиненности у заместителей Председателя Верховного Суда нет, и получается — добиваться передачи на пересмотр дела можно очень долго, обращаясь поочередно к каждому из них. Если это так, нужно такой механизм предусмотреть прямо в законе. Тем более что, как показала практика, передача на пересмотр возможна уже по истечении установленного законом срока обращения в суд, т.е. установленные сроки для самих заместителей Председателя не действуют. Это богатая почва для злоупотреблений и неоправданной дискреции, из-за чего мы в свое время отказались от института протеста.

Давно надо было отказаться от рассмотрения дел Верховным Судом по первой инстанции — это не его уровень, какое бы значение рассматриваемые дела ни имели. К тому же это подрывает авторитет других судов, создается впечатление, что они не готовы рассматривать такие дела по первой инстанции.

По моему глубокому убеждению, и Судебные коллегии, и Президиум Верховного Суда должны заниматься не исправлением судебных ошибок, а выработкой правовых позиций, обеспечением единообразия судебной практики для достижения правовой определенности, разумной обоснованности судебных решений.

Если оставить организацию Верховного Суда как есть, то выработкой правовых позиций будет заниматься только Президиум в порядке надзора. Но тогда получается, что в отношении гражданских дел и экономических споров эта функция не выполняется, потому что в Президиуме рассматривается всего одно-два таких дела в год.

Правда, Председатель Верховного Суда заверил, что весь Верховный Суд этим занимается. Если так, то он и должен через Судебные коллегии вырабатывать правовые позиции, по сути подменяя собой Президиум.

Если бы коллегии занимались не исправлением судебных ошибок, а выработкой правовых позиций, даже имеющееся количество дел уже могло бы сыграть совершенно другую роль в единообразии практики.

Ненормально то, что у нас две кассации. Первая в основном концентрируется на нарушении законности, а вторая — на существенных нарушениях, без устранения которых невозможно восстановить нарушенное право. И характер этого нарушения определяет судья, который рассматривает жалобу, т.е. это фактически вопрос усмотрения судьи.

Конечно, в постановлениях Пленума Верховного Суда частично эти вопросы освещаются — они дают некие ориентиры для того, что считать существенным нарушением. Но, безусловно, судьи, которые изучают жалобу, толкуют эти разъяснения тоже по-своему. Что такое существенность? Это понятие относительное. То, что кажется несущественным судье, может быть существенным для стороны.

Мы, кстати, долго не могли ввести в арбитражный процесс ни упрощенное, ни приказное производство, поскольку бытовало мнение, что нет простых дел в арбитраже, а сумма иска отнюдь не свидетельствует о том, что дело простое.

Лично я считаю, что существенность, если уж сохранять такое основание для пересмотра, должна раскрываться через единообразие практики, развитие права, формирование правовых позиций.

В противном случае любое дело, даже с самым незначительным, с точки зрения судьи, вопросом, нужно будет передавать на пересмотр при выявлении нарушений в толковании в нижестоящих инстанциях, притом не только процессуального, но и материального закона.

В таком случае можно будет отсеивать дела, по которым правовые позиции уже сформировались. К примеру, в бытность мою судьей Высшего Арбитражного Суда я нередко сталкивалась с жалобами налоговых органов, пытавшихся оспорить судебные решения по однотипным делам, по которым уже устоялась практика, даже если цена иска была незначительной. Вот такие дела нужно отсеивать, но не в связи с суммой иска, а в связи с тем, что они никак не могут повлиять на сложившуюся практику, ведь жалобы подаются, как правило, для галочки. Ситуация с подачей таких жалоб, кстати, изменилась после того, как мы сами стали ссылаться на свои правовые позиции в отказных определениях. Плюс на это повлияла еще и открывшаяся возможность взыскания судебных расходов на представителей с бюджета.

Когда судьи при передаче дел на рассмотрение или отказе в такой передаче будут раскрывать, в связи с какой правовой позицией принято то или иное решение, для сторон и нижестоящих судов это будет сигналом о том, что данные правовые позиции обязательны при рассмотрении аналогичных дел».

Конституции, законы о судоустройстве, процессуальное законодательство зарубежных стран устанавливают принципы, которыми суд должен руководствоваться при отправлении правосудия. Эти принципы закреплены также такими международно-правовыми актами как «Международный пакт о гражданских и политических правах», «Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод». К числу основных принципов правосудия относятся:

Осуществление правосудия только судом. Никакие органы государства или должностные лица не вправе осуществлять правосудие.

Открытость и гласность правосудия. Закрытые судебные заседания закон допускает проводить по соображениям государственной безопасности, охраны частной жизни, морали, общей безопасности. Но и в этих случаях решения суда объявляются публично.

Состязательность.Заключается в том, что стороны в судебном процессе равноправны в ходе доказывания. Это помогает суду в объективности оценки обстоятельств дела.

Принцип гарантии подсудности, означающий, что дело будет рассматриваться в суде, который заранее определен нормами о подсудности. Согласно этого принципа запрещается образование судов для рассмотрения какого-либо конкретного дела или передача дел из одного суда в другой, кроме случаев, предусмотренных законом.

Коллегиальное отправление правосудия. Единолично судья может рассматривать лишь мелкие правонарушения.

Конституционное право граждан на защиту. Этот принцип охватывает не только судебный процесс, но и все стадии досудебного производства. Несоблюдение права на защиту в судебном процессе делает решение суда неправосудным.

Презумпция невиновности, означающая, что лицо, обвиняемое в совершении преступления считается невиновным пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Из этого принципа вытекает следующее:

·обвиняемый не должен сам доказывать свою невиновность и не может быть принуждаем к этому;

·обвиняемый не может быть принужден к свидетельству против самого себя;

·не устраненные сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого;

·из обвинения должно быть исключено все, что не может быть достоверно подтверждено.

Ряд конституций зарубежных стран содержит принцип мотивированности действий судебной власти. Так, согласно статьи 97 Конституции Бельгии «всякое судебное решение объявляется в открытом заседании и должно быть обоснованным».

Устный характер процесса. Например, статья 90 Конституции Австрии устанавливает, что «разбирательство гражданских и уголовных дел в судах, которые выносят по ним решения, производится устно». Ценность данного принципа в том, что он дает наибольшие возможности для исследования всех обстоятельств дела, выяснения позиции всех участников процесса.

Принцип ответственности государства за судебную ошибку, заключающийся в том, что государство возмещает физическим или юридическим лицам ущерб, который причинен им ошибочным судебным решением, неправильным осуществлением правосудия.

Принцип запрета двойного наказания, состоящий в том, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же правонарушение. Этот принцип не работает в случае повторного рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Конституционный принцип связанности судей только законом. Он означает не только то, что судья не должен при разрешении дела получать указания ни от кого, включая вышестоящие суды, но и также то, что подзаконные акты имеют значение для суда лишь постольку, поскольку, по его мнению, соответствуют закону.

2. Судьи назначаются (в большинстве стран, но в высших судах обычно это происходит при участии различных ветвей власти - в США Верховный суд назначается президентом с согласия сената, в Японии - императором по представлению кабинета министров (главный судья) и кабинетом (остальные судьи). В Италии и Франции судьи назначаются по конкурсу органами судейского самоуправления - верховными советами магистратуры, в Великобритании - лордом-канцлером без конкурса, но по совету состоящей при нем комиссии (ее состав не оглашается). Судьи назначаются либо пожизненно, но практически занимают должность до достижения определенного возраста (в Великобритании они обязаны подать в отставку по достижении 72 лет, в Японии - 65), либо на определенный срок (обычно первый раз на срок в пять - десять лет, а второй раз - пожизненно).

Деятельность суда опирается на принципы, закрепленные в конституции. Одни из них имеют общий характер, другие распространяются преимущественно на уголовный процесс, где особенно важна защита прав личности.

К числу общих конституционных принципов относятся:

• осуществление правосудия только судом , другие должностные лица и органы государства не вправе присваивать себе функции правосудия.

• независимость судей и подчинение их только закону . Ни один государственный орган, должностное или иное лицо не вправе указывать суду, как ему следует решить то или иное дело; судьи решают дело на основе закона и личного убеждения.

• свобода доступа к суду. Нельзя отказывать в приеме дела по причинам отсутствия закона или его неясности. Суд обязан принять и рассмотреть иск (он может отклонить рассмотрение только по причинам неподведомственности или неподсудности).

• коллективное отправление правосудия. Мировой, полицейский, иной судья единолично может рассматривать лишь мелкие правонарушения.

• ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами , или с обеспечением им переводчика за счет государства.

• гласность, т.е. открытый, публичный суд. Закрытые заседания проводятся, если в процессе затрагиваются вопросы государственной тайны, интимные отношения сторон.

• возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции (повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции), кассации (проверка выполнения закона судом).

• ответственность государства за судебную ошибку . Государство возмещает физическому или юридическому лицу ущерб, который причинен ему ошибочным судебным решением, неправильным осуществлением правосудия.

К числу особых принципов в сфере уголовного процесса относятся:

• право обвиняемого на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, которые решают вопрос о его виновности или невиновности;

• право пользоваться помощью адвоката с момента задержания или ареста (в подавляющем большинстве стран - с момента задержания);

• право на бесплатную юридическую помощь в установленных законом случаях;

• презумпция невиновности: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда;

• никто не может быть осужден повторно за одно и то же преступление;

• при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона;

• закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Как правило, судьи не могут состоять в политических партиях, участвовать в политических акциях, забастовках. На судей распространяется принцип несовместимости должностей: они не могут заниматься другой оплачиваемой работой, торговой и промышленной деятельностью. В судебных учреждениях исключаются родственные связи. Закон устанавливает, что вознаграждение судей не может быть уменьшено во время пребывания их в должности.

Ассизы, шеффены, присяжные заседатели (в ряде стран не старше 70 лет) подбираются муниципальными советами из среды достойных граждан, составляется их общий список, а затем по жребию они участвуют в судебных заседаниях. Подбор присяжных для рассмотрения конкретного дела может быть осуществлен и иначе: по решению судьи, согласованному со сторонами в судебном процессе.

Прокуроры и судебные следователи в одних странах назначаются в том же порядке, что и судьи, но не пожизненно, в других странах - в порядке строгой централизации и подчиненности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: