Ответственность адвоката за нарушение пдд

Обновлено: 28.11.2022

6. Положения Закона об адвокатуре и КПЭА требуют системного толкования.

Нормы второго раздела КПЭА «Процедурные основы дисциплинарного производства» не могут содержать новых принципов и норм профессионального поведения адвоката, которые не предусмотрены в разделе 1 КПЭА.

Пунктом 2 ст. 19 установлено, что поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, должен стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета. Эта норма раздела 2 КПЭА не противоречит нормам раздела 1 КПЭА (п. 1 ст. 4; п. 4 ст. 9), хотя и является излишней для раздела, посвященного исключительно «Процедурным основам дисциплинарного производства».

Что касается фразы, содержащейся в п. 4 ст. 20 КПЭА, о том, что заявления уполномоченных лиц, основанные на действиях адвоката, не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, то тут необходимы уточнения.

Исходя из системного толкования положений Закона об адвокатуре и КПЭА, фраза о действиях адвоката, «не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», подразумевает не обязанности адвоката по исполнению профессионального долга перед конкретным доверителем по конкретному делу, а все обязанности адвоката – как узкопрофессиональные, так и обязанности, связанные с принадлежностью к адвокатской профессии.

Вместе с тем даже отдельные судьи, не утруждающие себя системным толкованием положений Закона об адвокатуре и КПЭА, ссылаются на эту норму в ошибочном ее истолковании.

Учитывая все еще продолжающиеся споры о дисциплинарной ответственности адвоката не только за поведение вне непосредственно его профессиональной деятельности по оказанию помощи конкретным доверителям по конкретным делам, но и за нарушение обязанностей, которые налагает на адвоката принадлежность к профессии, целесообразно п. 4 ст. 20 исключить из КПЭА.

7. Ограничения прав адвоката на свободное выражение мнения.

7.1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 г. №54-ФЗ. Указанная Конвенция устанавливает, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение (п. 1 ст. 10).

В то же время осуществление этих свобод может быть сопряжено с определенными ограничениями или санкциями, которые необходимы в демократическом обществе в интересах «защиты репутации или прав других лиц, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия ( п. 2 ст. 10).

Следовательно, свобода выражения своего мнения любым лицом, включая адвоката, в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Поскольку авторитет правосудия зависит не только от авторитета судей, но и от авторитета других профессиональных участников судопроизводства – прокуроров и адвокатов, то и в отношении их свобода выражения мнения также ограничивается.

7.2. Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые восьмым Конгрессом ООН в 1990 г.), являясь общепризнанными принципами международного права, устанавливают, в частности, следующее.

– Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний. … Осуществляя эти права, адвокаты в своих действиях всегда руководствуются правом и признанными нормами и профессиональной этикой адвоката (п. 23).

– Адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия (п. 12).

Признание адвокатов «ответственными сотрудниками в области отправления правосудия» подтверждает предусмотренные Конвенцией ограничения на свободу выражения мнений в отношении адвокатов, поскольку умаление их авторитета может также подорвать авторитет правосудия, как и умаление авторитета судей.

7.3. Исследователи отмечают, что высказывания лица, которое выступает в профессиональном качестве, более значимы и весомы. Такие высказывания могут причинить гораздо больше вреда интересам правосудия, чем высказывания обывателя, поскольку исходят от лиц, которые являются специалистами в своей области и пользуются большим доверием в обществе, выполняя своеобразную роль посредников между ним и судебной властью. По этой причине лица, профессионально занимающиеся, в частности, журналистикой и юриспруденцией (например, адвокаты), а также государственные служащие несут повышенную ответственность за свои высказывания в силу своего особого статуса.

ЕСПЧ отметил, что «особый статус адвокатов как посредников между обществом и судами оправдывает некоторые ограничения в их поведении и обязывает их содействовать надлежащему отправлению правосудия и поддерживать доверие к судам»[1].

Для следственных и прокурорских работников законодательством установлен запрет допускать публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственных органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.), если это не входит в его должностные обязанности (ст. 17 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», п. 2.1.3 Кодекса этики прокурорского работника РФ).

Кодекс судейской этики (п. 2 ст. 18 ) устанавливает, что судья должен воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также руководителей этих органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.).

Свобода слова адвоката в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Таким образом, все профессиональные участники судопроизводства не могут пользоваться неограниченной свободой слова, так как их действия должны соотноситься с ценностями поддержания авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

8. Основания судебного обжалования и пределы судебной проверки.

8.1. Чтобы показать соотношение общего количества дисциплинарных дел и количества обжалованных в суд решений о лишении адвокатского статуса, приведем некоторые статистические данные за 2014–2015 гг., основанные на Информационной справке о состоянии адвокатуры в 2015 г. (Вестник ФПА РФ. 2016. № 2).

Общая численность адвокатов с действующим статусом в конце 2015 г. составила 71 144 адвоката (в 2014 г. – 70 414); квалификационные комиссии всех адвокатских палат рассмотрели 4894 дисциплинарных производства в отношении адвокатов (в 2014 г. – 4738 ), т.е. дисциплинарные производства рассматривались за год в отношении 7% от всех адвокатов.

К дисциплинарной ответственности привлечены 2942 адвоката (в 2014 г. – 2798 ), или около 60% от общего количества дисциплинарных производств.

В дисциплинарном порядке прекращен статус 507 адвокатов (в 2014 г. – 320), или около 9% от всех дисциплинарных производств.

Адвокатский статус в дисциплинарном порядке прекращался по следующим основаниям:

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей при оказании конкретной юридической помощи перед конкретным доверителем – 84 адвокатам (в 2014 г. – 59), или около 18% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатских палат, как правило, в подавляющем большинстве случаев, решений, связанных с невыполнением обязательных отчислений на нужды адвокатских палат или адвокатских образований, – 281 адвокату (в 2014 г. – 164), или около 53% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

– за нарушение норм профессиональной этики, в том числе не более половины за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем – 100 адвокатам (в 2014 г. – 81), или около 23% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

Обжалованы в суд 74 (в 2014 г. – 75) решения советов палат о прекращении адвокатского статуса в дисциплинарном порядке, из них удовлетворены лишь 9 (в 2014 г.– 6) исков.

Если участь, что только за нарушение норм профессиональной этики статус адвоката прекращен лишь в 23% от общего количества прекращения статуса в дисциплинарном порядке, то и количество обжалованных в суд именно таких решений около 17 в год, а удовлетворенных в среднем не более двух в год.

Что касается случаев судебного обжалования решений советов палат о прекращении адвокатского статуса за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, таких случаев около 9 в год, из них удовлетворено судами в среднем в год не более одного иска.

Вместе с тем даже единичные случаи, когда суды отменяют решения советов адвокатских палат, основанные на заключениях квалификационных комиссий, о прекращении адвокатского статуса за совершение дисциплинарных проступков, особенно за проступки вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, вызывают серьезную озабоченность и затрудняют работу органов адвокатского самоуправления по укреплению профессиональной дисциплины и самоочищению адвокатуры от лиц, нарушающих правила профессиональной этики.

8.2. Приведем девять имеющихся в нашем распоряжении примеров из судебной практики, в которых разделяется позиция адвокатского сообщества.

– Президиум Владимирского областного суда в постановлении от 24 декабря 2007 г. по делу № 44г-220/07 указал, что из системного толкования положений Закона об адвокатуре и КПЭА следует: «применение конкретных мер дисциплинарной ответственности является исключительной компетенцией совета адвокатской палаты, суд не вправе входить в обсуждение данного вопроса. Суд ограничивается проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

– Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в определении от 18 ноября 2009 г. по делу № 33-2796/09 заняла аналогичную правовую позицию.

– Президиум Вологодского областного суда в постановлении от 4 февраля 2008 г. по делу № 44-г-6 указал, что «суд не правомочен оценивать выводы Совета Адвокатской палаты, если они приняты в порядке, установленном КПЭА… Необходимо было также учесть, что факты нарушения адвокатом… требований Закона об адвокатуре и КПЭА… нашли свое подтверждение в судебном заседании… Суд не вправе оценивать соответствие меры дисциплинарной ответственности тяжести совершенного дисциплинарного правонарушения. Суд ограничивается проверкой наличия состава дисциплинарного правонарушения и процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

– Вологодский городской суд в решении от 3 октября 2007 г. по делу № 2-4682/2007 занял аналогичную правовую позицию.

– Ленинский районный суд г. Ульяновска в решениях от 20 июля 2006 г. по делу № 2-2477/06, а также от 19 октября 2010 г. по делу № 2-5624/10 указывал, что «Действующее законодательство не предусматривает какую-либо последовательность применения к адвокату мер дисциплинарного воздействия. Кроме того, применение мер дисциплинарного воздействия является исключительной компетенцией Совета Адвокатской палаты. При рассмотрении вопросов привлечения к дисциплинарной ответственности необходимо руководствоваться Законом об адвокатуре и разделом 2 КПЭА, имеющим наименование “Процедурные основы дисциплинарного производства”… Нарушений вышеуказанных нормативных актов в части процедуры дисциплинарного производства… судом установлено не было».

– Кировский районный суд г. Иркутска в решении от 13 марта 2008 г. по делу № 2-561/2008 указал: «оценка соответствия меры дисциплинарной ответственности тяжести совершенного дисциплинарного правонарушения является компетенцией Совета Адвокатской палаты».

– Центральный районный суд г. Тулы в решении от 16 декабря 2008 г. указал: «в соответствии с законом только Совет адвокатской палаты наделен правом избирать меру дисциплинарной ответственности для адвоката по дисциплинарному делу».

– Кировский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан в решении от 10 июля 2012 г. указал: «применение конкретных мер дисциплинарной ответственности является исключительной прерогативой Адвокатской палаты, суд не вправе входить в обсуждение данного вопроса, в данном случае суд ограничивается проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

Практика весьма показательна и полностью соответствует норме КПЭА: «Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета» (п. 4 ст. 18 ).

Однако следует признать, что приведенная практика не абсолютна.

Иногда суды оценивают не только соответствие процедуры дисциплинарного производства нормам раздела 2 КПЭА, но и ревизуют установленные в ходе дисциплинарного производства основание и предмет дисциплинарного проступка.

8.3. Показателен пример Германии, где дисциплинарные дела в отношении адвокатов рассматривают суды чести, которые состоят из председателя суда и нескольких членов, назначаемых министерством юстиции земли после консультации с территориальной коллегией адвокатов. Второй инстанцией по отношению к судам чести является специальная судебная палата при высшем суде каждой земли, которая состоит из профессиональных судей и адвокатов. В качестве надзорной инстанции выступает Сенат по делам адвокатов при Федеральном верховном суде. Сенат состоит из председателя Федерального верховного суда, трех членов этого суда и трех адвокатов, участвующих в рассмотрении дел в качестве заседателей.

8.4. В России квалификационные комиссии, которые в соответствии с Законом об адвокатуре рассматривают жалобы на адвокатов, формируется в количестве 13 человек. В состав этих комиссий входят: от суда субъекта РФ – один судья; от арбитражного суда субъекта РФ – один судья; от территориального органа юстиции и от законодательного органа субъекта РФ – по два представителя; от адвокатской палаты – семь адвокатов (п. 1 и 2 ст. 33).

Такой состав высококвалифицированных специалистов способен всесторонне оценить основание и предмет жалобы, а также наличие или отсутствие дисциплинарного проступка в поведении адвоката.

Совет адвокатской палаты рассматривает жалобы на адвокатов с учетом заключения квалификационной комиссии (подп. 9 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре). При разбирательстве по дисциплинарному производству Совет палаты не вправе пересматривать выводы квалификационной комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы и заключения комиссии (п. 4.ст. 24 КПЭА).

Именно поэтому в КПЭА указано, что «Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета» (п. 4 ст. 18 ).

После такого тщательного коллегиального дисциплинарного производства высококвалифицированными специалистами вряд ли целесообразно судью районного суда наделять полномочиями единолично пересматривать решения Совета палаты о лишении адвокатского статуса.

8.5. В России судья, в отношении которого решением квалификационной коллегии судей наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения его полномочий, как и адвокат, может обжаловать такое решение в судебном порядке.

Судья обжалует досрочное прекращение его полномочий в судебном порядке в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда РФ (п. 7 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»; п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г. № 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей»).

Судьбу лица, судейские полномочия которого прекращены, рассматривает Дисциплинарная коллегия Верховного Суда РФ, действующая в составе заместителя председателя Верховного Суда РФ и шести членов коллегии из числа судей Верховного Суда РФ, избираемых Пленумом Верховного Суда тайным голосованием сроком на три года (Положение о дисциплинарной коллегии Верховного Суда РФ, утв. постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 7 августа 2014 г. № 5 с изм. на 24 марта 2016 г.).

Судьбу адвоката, который за дисциплинарный проступок лишен адвокатского статуса, по его жалобе рассматривает единолично судья районного суда.

Безусловно, судья важнее адвоката, судья вершит правосудие. Но и адвокат является «ответственным сотрудником в области отправления правосудия», и решение о лишение его адвокатского статуса, принятое Советом палаты на основании заключении Квалификационной комиссии, включающей арбитра и судью суда субъекта РФ, нецелесообразно возлагать на единоличного судью районного суда.

Во всяком случае, до того времени, когда этот вопрос найдет приемлемое для адвокатуры разрешение, по нашему мнению, судам следовало бы ограничиться проверкой соблюдения процедуры дисциплинарного производства, как это делали суды разных уровней и разных регионов в приведенных выше примерах.

Кроме того, представляется целесообразным предложить очередному Всероссийскому съезду адвокатов дополнить п. 2 ст. 25 КПЭА фразой: «по основаниям, связанным с нарушением процедурных основ дисциплинарного производства, установленных вторым разделом настоящего кодекса», и изложить этот пункт в следующей редакции:

«Решение совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству может быть обжаловано адвокатом, привлеченным к дисциплинарной ответственности, по основаниям, связанным с нарушением процедурных основ дисциплинарного производства, установленных вторым разделом настоящего кодекса, в месячный срок со дня, когда ему стало известно или он должен был узнать о состоявшемся решении».


Водитель имеет право на юридическую помощь при составлении протоколов и вынесении постановлений сотрудником ГИБДД. Такое право предоставлено водителю с момента возбуждения дела об административном правонарушении (ст. 25.1 КОАП РФ).

Дело об АП считается возбужденным с момента составления первого протокола о применении мер обеспечения по делу или составления протокола об АП (ч.4 ст. 28.2 КОАП РФ).

Если после остановки автомобиля сотрудник ГИБДД составляет несколько документов (например, протокол об отстранении от управления ТС, акт освидетельствования, протокол о направлении на медицинское освидетельствование и т.д.), то уже после составления первого протокола водитель будет иметь право на юридическую помощь.

Первый протокол по делу должен быть составлен сразу после того как возникли основания для его составления (п. 34 Регламента МВД РФ от 02.03.2009г. № 185). Если инспектор не составляет протокол, который должен был составить своевременно, то автолюбитель имеет право на юридическую помощь до составления первого протокола (не должен же водитель страдать из-за нарушения его прав).

Право на юридическую помощь (с момента составления первого протокола) должно быть не только «написано на бумаге». При этом у водителя должна реальная возможность на реализацию данного права.

Именно сотрудник ГИБДД, составляющий протоколы должен обеспечить автолюбителю реальную возможность реализовать своё право на юридическую помощь (а кто же ещё?).

Сделать это он должен следующим путём:
— предоставить возможность автолюбителю отразить своё ходатайство о привлечении защитника в письменном виде уже сразу после составления первого протокола по делу;
— обеспечить автолюбителя телефонной связью для вызова юриста на место составления протоколов;
— приостановить дальнейшее составление протоколов до момента прибытия юриста (инспектор должен спокойно сидеть и ждать когда приедет юрист);
— не препятствовать водителю в реализации его права на юридическую помощь (грубое нарушение прав водителя, которое приводит к признанию доказательств полученными с нарушением закона).

Естественно сотруднику ГИБДД запрещено применять какие-либо хитрости, которые приведут к тому, что автолюбитель не сможет реализовать своё право на юридическую помощь. Например, к такой хитрости можно отнести составление протоколов одновременно, «пачкой».

Итог: В законе указано, что право водителя на юридическую помощь возникает не в суде или после составления протокола об административном правонарушении. В законе указано, что такое право возникает у водителя после составления первого протокола о применении мер обеспечении по делу. Будет ли это право закреплено только лишь «на бумаге» или оно будет действовать реально (на практике) зависит от самих автолюбителей.


Каршеринг – это коммерческий сервис, предоставляющий автомобили в краткосрочную аренду.


Распространение «каршеринговых» услуг наблюдается каждый день, расширяется список компаний, осуществляющих сервис, изменяются тарифы и модели предоставляемых автомобилей. Особенно скоротечное развитие происходит в крупных городах. Потому что это комфортно, сравнительно недорого и удобно (ведь смартфоны сейчас есть практически у каждого).


Но пользователям сервиса необходимо учитывать один важный нюанс – штрафы. Я не буду останавливаться на штрафах за нарушения правил пользования автомобилем (передача управления арендуемого автомобиля третьим лицам, недопустимость использования автомобиля для обучения езде, запрет на использование транспортного средства в качестве такси, недопустимость перевозки в автомобиле опасных материалов и крупногабаритных вещей, запрет на езду на транспортном средстве вне дорог и т.д. и т.п.) — это отдельный вопрос.

Остановлюсь на административных штрафах за нарушения правил дорожного движения, совершенные на «каршеринговых» автомобилях, а точнее на их обжаловании и отмене.

Так как автомобили, обычно, оформлены на юридическое лицо — штрафы за нарушение правил дорожного движения приходят в каршеринговую компанию, которая пересылает их виновнику для оплаты. Сумма списывается с пользователя автоматически, часто с добавлением дополнительной суммы в качестве комиссии и невозможностью уплатить всего 50% от общей суммы (такая скидка предусмотрена условиями договора многих операторов сервиса). Даже если такая скидка и предусмотрена договором, ее действие часто не распространяется на штраф, например, за превышение скорости.

В случае если на вашем счету нет достаточной суммы для уплаты штрафа, то может включиться механизм начисления пени и процентов. Также есть вероятность, что так как автомобили в каршеринговых компаниях оформлены на юридических лиц - уровень штрафов будет несколько выше.

Информацию о штрафах, как правило, можно уточнить в самом приложении. Здесь можно узнать, за что они начислены, в какую поездку, посмотреть постановление о наложении штрафа и получить информацию о сроках действия скидки на его уплату. Для этого в приложении используется вкладка «История поездок» и фильтр, позволяющий, посмотреть все поездки со штрафами.


Важно учесть, что если штрафы не оплачивать, то доступ к сервису каршеринга будет ограничен. Если водитель считает несправедливым выставление ему какого-то штрафа, он может попытаться доказать свою невиновность, связавшись со службой поддержки сервиса. Это возможно, но выглядит порой непросто. Если есть желание оспорить штрафы, выписанные за нарушение правил дорожного движения, оператор каршеринга может выдать доверенность на самостоятельное решение данного вопроса в различных органах.

В основном штрафы за нарушение ПДД фиксируются камерами. Про один такой случай я и расскажу.

В ходе одной из командировок в Москву доверитель воспользовался услугой каршеринга. Через несколько дней пришло постановление о привлечении к административной ответственности и наложении штрафа за проезд на запрещающий сигнал светофора.


Проблема в том, что постановление было вынесено как за ПОВТОРНОЕ нарушение данного пункта ПДД, то есть штраф составил не 1000 рублей — а 5000 рублей. Первоначально указанные документы поступили в каршеринговую компанию, которая согласно договора, приплюсовав к нему комиссию — выставила достаточно крупную сумму в виде своих расходов доверителю и предложила их компенсировать.

Мы с доверителем совершили следующие действия:

1) обратились в каршеринговую компанию и написали соответствующее заявление;

2) получили доверенность от данной компании на представление интересов в ГИБДД на осуществление действий по обжалованию штрафа;

3) написали жалобу и объяснение в ГИБДД (через интернет-ресурс), приложили все необходимые документы;

4) получили от ГИБДД решение об отмене постановления и передали его в каршеринговую компанию.

В результате проделанных несложных манипуляций штраф и комиссии были отменены, денежные средства возвращены на счет доверителя!

К статье прикладываю решение по делу об административном правонарушении, уведомление, доверенность, объяснение и другие документы.

Несмотря на внешне сложную и запутанную схему взаимоотношений участников — обжалование подобных постановлений обычно особой сложности не представляет.

Всем удачи на дорогах!

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком " "

1. Решение отмена штраф​а обезлич88.5 KB20
2. Ответ УГИБДД71.5 KB15
3. Доверенность обезлич141.5 KB12
4. Объяснительная Карше​ринг291.8 KB17
5. Порядок возврата упл​аченных средств32 KB14

Автор публикации

Оказываю профессиональную и квалифицированную юридическую помощь по сложным уголовным, гражданским и административным делам.

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Поделитесь публикацией в соц.сетях, пригласите друзей и коллег к дискуссии

Уважаемый Александр Аркадьевич, спасибо за практику! Просто, ясно!

Мне кажется, каршеринг, не совсем выгодно и удобно, если учесть штрафы за ущерб, который собственник бизнеса перекладывать на пользователя. Но, это уже другой вопрос!

Уважаемый Игорь Иванович, все относительно! Выгоднее чем такси, удобнее чем аренда ТС в автосалоне, комфортнее чем в автобусе! )

Уважаемый Александр Аркадьевич, поздравляю, отличная работа! (handshake)

Уважаемый Евгений Викторович, благодарю за столь высокую оценку! (Y)

Уважаемый Александр Аркадьевич, я правильно понимаю, что таким образом, фактически с 95% вероятностью, оспаривается любой каршеринговый штраф?
Алгоритм следующий?
1.Подаем жалобу от собственника со ссылкой, что нарушило другое лицо, с приложением необходимых доказательств.
2.Отмена постановления за сроками. Которые однозначно пройдут к этому времени, особенно если в суд обжаловать, особенно если в неправильный суд (по территориальности).

Такое, одно время, мне массово удавалось по штрафам за перегруз на фуре, находящейся в аренде.

Уважаемый Олег Игоревич, теоретически да! Это один из вариантов применения данной схемы!

Уважаемый Александр Аркадьевич, спасибо, интересно почитать, ведь до Сибири каршеринг ещё не доехал :D

Уважаемый Александр Николаевич, прогресс не остановить — поэтому все еще впереди! )

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Вы можете сохранять заметки к публикациям только в разделах Персональный и Песочница. Для снятия ограничений подключите ПРО-аккаунт


Рейтинг публикации: « Как обжаловать административный штраф за нарушение ПДД при использовании услуги каршеринга. » 5 звезд из 5 на основе 33 оценок.

Качественная юридическая помощь. 100% соблюдение сроков.
Срочный выезд. Официальный договор.
Не тратьте ваше время, нервы и силы. Доверьте мне решение ваших проблем.

Арбитражный, финансовый управляющий. Банкротство физических и юридических лиц. Честно, результативно, в любом регионе России. Специальные условия в рамках профессионального сообщества "Праворуб"

Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.

Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.

Специализация: споры о собственности, об обязательствах, банкротство, интеллектуальная собственность, защита по уголовным делам в сфере экономики, коррупционные и должностные преступления


Автор: уголовный адвокат Алексей Зайцев.
Я оказываю адвокатскую помощь по уголовным делам с 2001 года и за это время насмотрелся всякого. Я защищу вас от неприятных сюрпризов и с вероятностью 99% добьюсь самого мягкого наказания или прекращения дела без судимости.


Если человек нарушил правила дорожного движения (ПДД), и никто не пострадал, это штраф. Если водитель по неосторожности создал аварийную ситуацию, и это повлекло тяжкий вред здоровью либо смерть для одного или нескольких участников происшествия, это статья 264 Уголовного кодекса РФ. Может ли помочь любой уголовный адвокат? Нет, если в его специализацию не входит работа именно с дорожно-транспортными происшествиями. Нужен уголовный адвокат по ДТП. Дела по ДТП довольно специфичны. Тактика защиты, применяемая адвокатом по таким делам, отличается от тактики защиты других дел, например, от дела об уличной драке или дела о краже.

В статье я рассказываю:

  • Нужен ли адвокат при ДТП и при каких условиях нарушение правил дорожного движения признается уголовным преступлением
  • На чем строится защита по делам о ДТП и как уголовный адвокат может помочь обвиняемому в ходе разбирательства
  • Что важно учитывать при составлении документов о ДТП и как общаться с правоохранительными органами на месте происшествия

Врачебная ошибка

Был у меня случай. Пожилая женщина получила тяжелую травму при ДТП. Лечилась в больнице. Через некоторое время ее выписали. А спустя два дня после выписки она умерла. Муж покойной, которого также признали потерпевшим, потребовал у следователя пересмотреть квалификацию преступления — перейти с ч. 1 ст. 264 УК РФ на ч. 3 ст. 264 УК РФ. На момент лечения женщины моему подзащитному вменяли нарушение ПДД по неосторожности, повлекшее тяжкий вред здоровью (ч.1 ст. 264 УК РФ). Потерпевший просто так ситуацию не оставил: ходил по соответствующим инстанциям, писал жалобы. Он считал, что справедливо признать обвиняемого виновным в смерти его жены, а не в нанесении тяжкого вреда. Очевидно же, что она из-за аварии умерла.

Следователь провел дополнительную медицинскую экспертизу, чтобы установить причину смерти. Выяснилось, что у женщины были сопутствующие проблемы со здоровьем. Врачи неправильно провели лечение, чем спровоцировали обострение уже имеющегося до ДТП заболевания. Только из-за халатности, низкой квалификации врачей здоровье женщины ухудшилось. В ходе экспертизы это четко установили. Смерть наступила не из-за последствий аварии. Обвинить в непредумышленном убийстве моего подзащитного никак не могли.

Что имеет значение при дорожно-транспортном происшествии

Условия наступления уголовной ответственности при нарушении ПДД:

  • Нарушение водителем ПДД.
  • Наличие причинно-следственной связи между нарушением ПДД и последствиями в виде тяжкого вреда здоровью или смерти участника, или участников ДТП. К ним относятся пассажиры, пешеходы, водитель машины, с которой произошло столкновение — то есть все, кто как-либо был задействован в происшествии. Если во время аварии никто не пострадал, это административное нарушение, и уголовная ответственность за него не предусмотрена.
  • Наличие установленной технической возможности водителя предотвратить столкновение с другим участником движения либо препятствием. Что это такое? Здесь нам на помощь приходит Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения». В пунктах 6 и 7 этого постановления указано следующее: уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь. При решении вопроса о технической возможности предотвращения ДТП судам следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей ДТП. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить.

Таким образом, в сфере уголовного права пункт правил дорожного движения, который гласит, что при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, действует следующим образом:

  1. Определяется, с какого момента возникла опасность для движения (об этом поговорим ниже).
  2. С помощью формулы определяется, была ли техническая возможность избежать ДТП при условии, что водитель применил экстренное торможение с момента возникновения опасности.
  3. Если техническая возможность избежать ДТП имелась, то п. 10.1 ПДД нарушен. Если техническая возможность избежать ДТП отсутствовала, то п. 10.1 ПДД не нарушен.

Важно: водитель не подлежит уголовной ответственности, если не нарушал правила дорожного движения. На месте ДТП следователь первым делом устанавливает факт нарушения именно ПДД. Если этот факт установить не удалось или доказательства следователя получилось оспорить, обвинить человека по статье невозможно.

Первостепенное значение имеет схема происшествия: расположение автомобиля, расстояние от края дороги, от другой машины, от тела, положение тела и подобные детали. Абсолютно все нюансы крайне важны. С помощью схемы эксперты, привлеченные к делу, устанавливают, как все было на самом деле. Схему составляют на месте ДТП, участники происшествия подписывают ее, тем самым подтверждая свое согласие со схемой.

Важно: нельзя сразу давать показания и какие-либо объяснения. Необходимо ссылаться на плохое самочувствие, шок, невозможность адекватно мыслить. Важно подготовиться с адвокатом и экспертом по ДТП, а уже потом разговаривать со следователем.

В моей практике были случаи, когда благодаря эксперту, с которым я работаю на постоянной основе, подзащитные избегали уголовной ответственности. У следователя не получалось опровергнуть наши версии. Мой эксперт — полковник в отставке, автотехник ГИБДД, который проработал длительное время руководителем отдела ГАИ по делам со смертельным исходом. Специалист высшей категории. Всегда обращаюсь к нему за консультацией по уголовным делам по ДТП.

Привлеченный эксперт собирает все детали происшествия и помогает выстраивать правовую позицию по делу. Он задает вопросы обвиняемому, с помощью математических формул высчитывает, нарушал ли человек ПДД. И если да, то осознанно или нет? Спрашивает, на каком расстоянии замигал светофор, когда, с какой стороны и под каким углом водитель заметил автомобиль или пешехода, какое было время суток, освещение, состояние дорожного покрытия. Все это имеет значение для ответа на важнейший вопрос: «имел ли водитель возможность предотвратить столкновение?». Квалифицированный специалист сопоставляет ответы со схемой и сразу видит несоответствия, если они есть. Поэтому обманывать даже в мелких деталях с целью «выйти сухим из воды» бессмысленно. Не забываем: адвокат и эксперт на стороне подзащитного. Они как никто должны четко понимать ситуацию и знать всю правду.

Как предотвратить наступление уголовной ответственности

Инспектор ГИБДД на месте происшествия примерно определяет для себя, кто что нарушил. Это не значит, что он априори прав, и его версию нельзя будет оспорить. Работа инспектора заключается в том, чтобы составить схему ДТП и вынести постановление о нарушении правил дорожного движения. Если есть погибшие, материалы сразу передают в следственные органы для возбуждения уголовного дела. Если кто-то пострадал и попал в больницу, ждут заключения медиков.

Важно: эксперт всегда спрашивает, мог ли водитель предотвратить столкновение. Если выясняется, что обвиняемый не нарушал ПДД и не мог действовать иначе, его вины в случившемся нет. Это не уголовное преступление.

Например, едет водитель по плохо освещенной дороге. Снижает скорость по правилам, как положено, а на дорогу прямо перед машиной внезапно выбегает человек. Перебегает в неположенном месте, без пешеходного перехода. То ли в состоянии алкогольного опьянения, то ли просто безответственный. Во время автотехнической экспертизы и беседы с водителем выясняют, на каком расстоянии от машины пешеход оказался на дороге. Мог ли человек за рулем успеть среагировать, остановиться? В автоэкспертизе существует расчет времени принятия решения. Если в момент, когда пешеход выскочил на дорогу, между ним и автомобилем оставалось метров 10, это примерно секунда до столкновения при скорости 60 км / час. Чтобы водитель успел остановиться, за эту секунду мозг должен получить зрительный сигнал, обработать его и дать соответствующую команду — нажать на педаль тормоза. Это физически невозможно. Мозг никак не мог успеть среагировать. В такой ситуации эксперты приходят к выводу, что предотвратить наезд на пешехода водитель не мог, п.10.1 ПДД не нарушал и от уголовной ответственности освобождается.

Интересно: все современные автомобили оборудованы системой ABS , которая препятствует блокировке колес во время торможения. Следов от шин на асфальте не остается, установить точную скорость движения невозможно. При построении линии защиты это может сыграть на руку.

Если факт нарушения ПДД водителем установлен, оспорить его невозможно. Нужно разбираться, действительно ли потерпевшему нанесен тяжкий вред здоровью. Иногда сам человек преувеличивает, иногда врачи ошибаются, не учитывают какие-то факторы и проводят поверхностные обследования. Либо происходит то, что я описал в истории в начале: здоровье потерпевшего ухудшается после аварии и лечения, наступает смерть, но причиной оказывается не травма в ДТП, а ошибка врачей.

Права потерпевшего и роль адвоката в возмещении ущерба

Когда установлено и нарушение ПДД, и вред здоровью, остается работать с размером компенсации морального вреда. Сегодня потерпевший может рассчитывать на большую сумму – вплоть до 400-500 тыс. руб. Судебная практика по уголовным делам по ДТП показывает, что подобные иски часто удовлетворяются. К сожалению, суммы не всегда соответствуют нарушениям. Если водитель не был в состоянии алкогольного опьянения и по неосторожности совершил ошибку, нанес травму, которую успешно вылечили, наказывать его такими деньгами едва ли справедливо. Очевидно, потерпевшие видят в этой ситуации возможность «заработать».

Адвокат может помочь обнаружить в поведении потерпевшего неправомерные действия и уменьшить сумму компенсации. Да, водитель был неосторожен, но потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения и спровоцировал ДТП, либо, будучи пассажиром, отстегнул ремень в ходе поездки, из-за чего ударился во время столкновения. Бывают разные ситуации. Ни потерпевшие, ни следователи не заинтересованы докапываться до таких деталей. Упор на них может сделать только адвокат. Также потерпевшему необходимо самому доказать, почему именно такая сумма возмещает нанесенный ущерб. Одно дело, когда человек месяц не мог ступить на ноги, и совсем другое, когда на третий день после происшествия он спокойно пошел по магазинам.

Важно: если ДТП произошло с участием пассажира, находящегося в машине обвиняемого, следователь всегда спрашивает водителя, был ли пристегнут пассажир. Обычно этого никто не помнит. Я советую подзащитным четко отвечать, что был. Нужно говорить прямо и без сомнений: перед тем, как тронуться с места, я убедился, что пассажир был пристегнут. Это не снимает ответственности с водителя, но может помочь снизить сумму компенсации.

Часто потерпевшие помимо морального ущерба требуют взыскать за все подряд: платное лечение, наблюдение психолога, реабилитацию, вынужденный больничный в связи с ДТП. Некоторые, не зная своих реальных прав, охотно лечатся в платных палатах и ставят самые дорогие штифты для восстановления сломанной конечности в надежде потом все это «отбить» в суде. Потерпевший действительно имеет право на возмещение расходов на лечение. Но нужно понимать, в каких случаях.

Важно: потерпевший может рассчитывать на возмещение расходов на лечение только в том случае, если докажет, что не имел возможности получить квалифицированную медицинскую помощь бесплатно.

Что это значит? Все просто. Нашим государством предусмотрена бесплатная медицинская помощь пострадавшим в ДТП. Всегда. О ее качестве говорить не приходится, но считается, что она в любом случае квалифицированная. Если врач пугает многократными операциями после установки бесплатного отечественного штифта, и на фоне этой страшилки гарантирует быстрое и простое восстановление с дорогущей израильской конструкцией, выбор очевиден. Но этот выбор потерпевший сделал сам. Была возможность бесплатно лечиться? Была. Значит, по закону компенсация за израильский штифт не положена.

Важно: потерпевшим стоит сохранять все чеки на всякий случай, особенно на лекарства для реабилитации, которые бесплатно не предоставляют. Расходы на них можно взыскать при наличии должных доказательств.

Любые манипуляции со здоровьем, связанные с аварией, потерпевшему необходимо доказывать. Если проходил реабилитацию и принимал лекарства, для возмещения затрат нужно доказать, что эти лекарства были нужны именно для восстановления после травмы, полученной в ДТП. Врачи неохотно такие справки выдают, боятся писать прямо. Зачастую потерпевшие приносят заключения от психотерапевтов и невропатологов. Но их причастность к делу неочевидна. Сломанная рука — это видно и понятно. А как доказать, что у человека нервы расшатались именно после аварии?

Участники ДТП должны понимать следующее. Если уголовное дело не возбудили, это не освобождает водителя от гражданско-правовой ответственности и возмещения вреда. Даже при отсутствии вины компенсировать ущерб пострадавшему он обязан. Подачи апелляционных жалоб нецелесообразны, что-то выплачивать придется все равно. Задача уголовного адвоката — выяснить все обстоятельства и снизить сумму.

Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник полагает, что законодательное регулирование административной ответственности должно учитывать правовой статус адвоката, выделяя правонарушения, которые нередко сопряжены с профессиональной деятельностью. По его мнению, в случаях подозрения в совершении адвокатом таких правонарушений административное производство должно прекращаться, а материалы – направляться в адвокатскую палату для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Такое предложение Генри Резник высказал в «Адвокатской газете» в статье «Суд «защитил» нарушение права на защиту?», посвященной делу адвоката АП Республики Крым Эдема Семедляева.

Как сообщалось ранее, 18 ноября Верховный Суд Республики Крым отказал в удовлетворении жалобы на постановление Центрального районного суда г. Симферополя, которым адвокат АП Республики Крым Эдем Семедляев был признан виновным в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции, за что ему было назначено наказание в виде 12 суток административного ареста. Вторая инстанция посчитала неправомерной аудиофиксацию адвокатом происходящего с доверителем в коридоре МВД, где полицейские записывали на видео его отказ пройти в кабинет для составления административного протокола без защитника. При этом ВС РК отметил, что отсутствие официального опубликования приказа, отнесенного к категории документов «для служебного пользования», не свидетельствует о неправомерности требований сотрудника полиции о необходимости выполнения установленных в приказе ограничений и запретов.

Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник полагает, что в ситуации, когда суды, не считаясь с выполнением адвокатом профессиональных обязанностей, основывают свои решения об административной ответственности адвоката на внутриведомственных актах (приказах, положениях и инструкциях), к тому же не всегда официально опубликованных, актуальным становится внесение изменений в КоАП РФ с предоставлением адвокатам частичного иммунитета от административной ответственности.

Такой иммунитет, указывает он, действующий КоАП в ст. 2.5 (она без существенных изменений сохраняется в проекте нового Кодекса) предусматривает для военнослужащих и должностных лиц госорганов, связанных с правоохранительной деятельностью. В случае получения сведений о совершении ряда административных правонарушений теми же следователями или сотрудниками ОВД и УИС административное производство прекращается и все материалы передаются для привлечения их к дисциплинарной ответственности в соответствии с законами и подзаконными актами, регулирующими прохождение госслужбы.

Адвокаты – в отличие от своих процессуальных оппонентов – несут административную ответственность за все правонарушения на общих основаниях.

Генри Резник считает, что законодательное регулирование административной ответственности должно учитывать правовой статус адвоката, выделяя правонарушения, которые нередко сопряжены с профессиональной деятельностью. К таковым, по его мнению, определенно относятся:

– неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения УИС либо сотрудника войск национальной гвардии РФ в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности;

– передача или попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях УИС или ИВС;

– нарушение требований режима чрезвычайного положения;

– нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования;

– воспрепятствование законной деятельности народного дружинника.

В случаях подозрения в совершении адвокатом таких правонарушений административное производство должно прекращаться, считает вице-президент ФПА РФ, а материалы – направляться в адвокатскую палату для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, по его словам, дело Эдема Семедляева поднимает более общий вопрос – о законодательном регулировании административной ответственности адвокатов, который был затронут в недавней дискуссии о возможности двойной ответственности за одно и то же правонарушение.

Комментируя решение ВС РК, вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник отметил, что «адвокат оказывал юридическую помощь в отделе полиции и в полном соответствии с законом применил аудиозапись. Полицейский начальник вмешался в профессиональную деятельность адвоката и затем использовал отказ прекратить правомерное действие не только для привлечения адвоката к административной ответственности, но и для задержания, с элементами унижения личного достоинства».

«Суд первой инстанции, правда, сначала попытался избавиться от неправедного дела, вернув его в полицию, – пишет он. – Но со второй попытки полностью согласился с позицией полиции, “закрыв глаза” на то, что право на защиту осуществлялось законно (незаконен был как раз запрет аудиозаписи), что никаких исключительных обстоятельств для задержания адвоката не существовало, как и не было в его действиях даже намека на прикосновение к государственной тайне, а также что право на юридическую помощь зависит не от оформления процессуальных документов, а возникает с момента фактического задержания.

Апелляционная инстанция проявила свое, судя по вынесенному решению, еще более негативное отношение к праву на защиту: адвоката в Эдеме Семедляеве она увидела только при “удержании” несообразно суровой меры наказания, назначенной ему, отцу пятерых детей, – 12 суток административного ареста (!) за продолжение аудиофиксации конфликта сотрудников полиции с подзащитным. При этом статус адвоката был расценен в качестве отягчающего ответственность обстоятельства, причем с удивительной для сути данного спора ссылкой на ст. 1 Закона об адвокатуре, в которой цели оказания профессиональной юридической помощи определяются как защита прав, свобод и интересов доверителей, а также обеспечение доступа к правосудию».

Генри Резник подчеркнул, что АП Республики Крым тут же отреагировала на неправомерные действия сотрудников полиции в отношении адвоката, смело и честно выполнявшего профессиональные обязанности: жалобу на постановление районного судьи подписали 80 коллег, включая президента и вице-президента АПРК, подготовлены обращения на имя Президента РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Генерального прокурора РФ, Главы и руководителей правоохранительных органов РК. Комиссия по защите прав адвокатов ФПА тесно контактировала с АПРК в апелляционном обжаловании.

«Совместными усилиями будем добиваться пересмотра антиадвокатских судебных актов», – заключил вице-президент ФПА РФ.

Как сообщалось ранее, в жалобе в Верховный Суд РК, которую подписали 80 адвокатов, указывалось, что согласно подп. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокату гарантировано право фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну.

Отмечалось, что Эдем Семедляев, основываясь на принципе открытости и публичности деятельности полиции, с помощью собственного мобильного телефона осуществлял аудиозапись своих действий и происходящих с его участием событий в служебном помещении отдела полиции с целью их объективной фиксации. При этом законодательство об административных правонарушениях не содержит норм, предоставляющих лицу, осуществляющему производство по делу, полномочия разрешать или запрещать проведение такой записи иному участнику по делу, если это не касается сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну.

Заявители подчеркнули, что действия Эдема Семедляева по ведению аудиозаписи были основаны на конституционной гарантии защиты каждым своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, и во исполнение права, предоставленного подп. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, в то время как полномочия должностного лица, осуществляющего производство по делу, строго ограничены конституционным принципом совершения действий, только прямо предписанных законом (ч. 2 ст. 15 Конституции).

Более того, 26 апреля 2016 г. законом № 114-ФЗ были внесены поправки в ст. 26.7 КоАП, согласно которым материалы видео- и звукозаписи относятся к доказательствам по делу об административном правонарушении.

Заявители жалобы обратили внимание, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если не были официально опубликованы для всеобщего сведения. Однако примененный судом приказ начальника УМВД России по г. Симферополю от 19 июня 2018 г. № 20дсп «Об утверждении Инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по г. Симферополю», нарушение которого фактически установлено в действиях адвоката, официально не опубликован и тем самым до сведения неограниченного круга лиц не доведен. До сведения Эдема Семедляева приказ также не доводился, его нарушение адвокату не инкриминировалось.

Кроме того, в качестве доказательства суд использовал второй протокол об административном правонарушении, материал по которому был возвращен для устранения недостатков. На это отведено не более трех дней, однако в МВД Эдема Семедляева вызвали по истечении 15 дней. При этом был изготовлен новый протокол, но внесены «старые» данные. Таким образом, неясно, каким протоколом руководствовался суд, поскольку реквизиты остались прежние.

В этом же протоколе, заметили заявители жалобы, необоснованно указано, что Эдем Семедляев нарушил положения ст. 19 и 20 Закона о государственной тайне, которые не имеют отношения к осуществлению записи. Кроме того, в материалах дела отсутствует информация о том, что требование начальника сопряжено с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, что исключает квалификацию действий адвоката как неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции.

Суд, подчеркивается в жалобе, не дал оценку факту административного задержания Эдема Семедляева после составления протокола. Таким образом, заявители просили суд отменить решение первой инстанции и прекратить производство по делу за отсутствием в действиях адвоката Семедляева состава административного правонарушения.

ВС РК согласился с выводами нижестоящего суда о том, что положения Закона о полиции во взаимосвязи с Законом о государственной тайне допускают возможность запрета видео- и аудиозаписи в помещениях органов внутренних дел без разрешения руководителя территориального отделения. При этом действия сотрудника полиции суд посчитал законными и обоснованными.

Суд указал, что аудиозапись относится к оперативно-разыскной деятельности, осуществление которой возложено на полицию в целях выявления, предупреждения и раскрытия преступлений, обеспечения собственной безопасности, а также в иных целях. Согласно ч. 4 ст. 20 Закона о гостайне органы госвласти, предприятия, учреждения и организации обеспечивают защиту сведений, составляющих государственную тайну, в соответствии с возложенными на них задачами и в пределах своей компетенции. Ответственность за организацию защиты гостайны возлагается на руководителей. Защита гостайны является видом основной деятельности органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации.

Таким образом, отметил суд, сведения в области ОРД являются гостайной, а ОРД, связанную с получением сведений, составляющих гостайну, осуществляют в том числе органы полиции, руководители которых в силу закона ответственны за организацию защиты этих сведений.

ВС РК указал, что здание полиции является режимным объектом. Приказом МВД от 10 февраля 2017 г. № 58дсп предусмотрен ряд мер по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности зданий, сооружений, помещений и иных объектов территориальных органов МВД. В соответствии с приказом была издана Инструкция по осуществлению пропускного режима в административных зданиях территориальных органов МВД, которой запрещена фото- и видеосъемка без согласования с руководителем отдела. Производство фото- и видеосъемки, а также аудиозаписи осуществляется на основании письменного разрешения руководителя ОМВД.

Кроме того, заметил суд, в соответствии с п. 26 Инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по г. Симферополю, утвержденной приказом начальника УМВД России по г. Симферополю от 19 июня 2018 г. № 20дсп, производство на территории объектов УМВД киносъемки и фотосъемки, звукозаписи и видеозаписи осуществляется только на основании резолюции начальника УМВД на соответствующих рапортах, в сопровождении сотрудников отделения по связям со СМИ.

Верховный Суд РК обратил внимание, что Приказ № 58дсп содержит служебную информацию ограниченного распространения, отнесен к категории документов «для служебного пользования», а потому его официальное опубликование не требуется. Таким образом, он носит организационный внутриведомственный характер и не затрагивает прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Вместе с тем отсутствие официального опубликования не свидетельствует о неправомерности требований сотрудника полиции о необходимости выполнения установленных в приказе ограничений и запретов.

Вторая инстанция посчитала требования начальника отдела законными, поскольку запись осуществлялась не в ходе производства по делу об административном правонарушении в отношении подзащитного, не в служебном помещении, где составляются процессуальные документы, а в коридоре здания, в связи с чем оснований полагать, что Эдемом Семедляевым осуществлялась аудиофиксация порядка привлечения подзащитного к административной ответственности, нет.

Со ссылкой на п. 4 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» Суд указал, что восполнение неполноты (в том числе получение новых доказательств по делу) после возвращения судьей протокола должностному лицу, составившему его, а также устранение недостатков протокола путем внесения изменений или составления нового протокола не является нарушением порядка привлечения лица к административной ответственности. Кроме того, согласно этому же пункту постановления несущественными являются недостатки протокола, которые могут быть восполнены в суде, а также нарушение сроков составления протокола, поскольку они не являются пресекательными.

Относительно административного задержания Эдема Семедляева суд указал, что оно было обусловлено дерзким поведением адвоката, свидетельствующим, что он может возобновить противоправные деяния, наличием у полицейского обоснованных подозрений, что он может уклониться от явки в судебное заседание. Кроме того, процессуальные действия требовали личного участия задержанного.

При этом ВС РК не посчитал наказание в виде административного ареста суровым, поскольку оно основано на данных, подтверждающих необходимость применения к адвокату такой меры ответственности и ее соразмерность предусмотренным ч. 1 ст. 3.1 КоАП целям наказания.

Иные доводы жалобы правового значения не имеют и не влияют на законность и обоснованность принятого по делу судебного постановления, отметил ВС РК, оставив жалобу без удовлетворения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: