Отсутствие ответа на претензию является ее признанием судебная практика

Обновлено: 21.07.2024

Ответ должника на претензию кредитора, не содержащий указания на признание долга, не является признанием долга.

Ответ, содержащий указание на признание долга, свидетельствует о признании долга должником.

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

По смыслу ст. 203 ГК РФ признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору.

В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.

Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником.

Таким образом, ответ должника на претензию кредитора, если в нем не содержится указания на признание долга, не является признанием долга. Напротив, в случае если в ответе содержится указание на признание долга, это свидетельствует о признании долга должником.

Старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе С.В. Савина

Прокуратура
Саратовской области

Прокуратура Саратовской области

6 ноября 2020, 15:33

Является ли признанием долга ответ должника на претензию кредитора?

Ответ должника на претензию кредитора, не содержащий указания на признание долга, не является признанием долга.

Ответ, содержащий указание на признание долга, свидетельствует о признании долга должником.

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

По смыслу ст. 203 ГК РФ признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору.

В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.

Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником.

Таким образом, ответ должника на претензию кредитора, если в нем не содержится указания на признание долга, не является признанием долга. Напротив, в случае если в ответе содержится указание на признание долга, это свидетельствует о признании долга должником.

Старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе С.В. Савина

Подборка наиболее важных документов по запросу Нет ответа на претензию (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Нет ответа на претензию

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 111 "Отнесение судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами" АПК РФ "При таких обстоятельствах Суд по интеллектуальным правам полагает, что причинно-следственная связь между бездействием ответчика, выразившимся в отсутствие ответа на претензию истца, и возникновением судебного спора отсутствует, в связи с чем часть 1 статьи 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к отношениям сторон в настоящем деле неприменима."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 158 "Форма сделок" ГК РФ "Однако в соответствии с положениями п. 4 ст. 157.1, п. 3 ст. 158 Гражданского кодекса Российской Федерации, в гражданском законодательстве молчание не считается согласием на совершение сделки, за исключением случаев, установленных законом. Законодательством не предусмотрено право сторон на установление указанной нормы в договоре. Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат положений, позволяющих приравнивать отсутствие ответа должника на претензию кредитора к признанию долга. Сам факт направления претензии в отсутствие действий со стороны должника не свидетельствует о признании им долга."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Нет ответа на претензию

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Претензия
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022) Вместе с тем законом может быть предусмотрена обязательность ответа на обращение (претензию) управомоченного лица, и даже установлен штраф за неисполнение такой обязанности. Так, абз. 3 п. 21 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" предусмотрено взимание со страховщика по договору об ОСАГО суммы финансовой санкции при несоблюдении срока направления потерпевшему мотивированного отказа в страховом возмещении.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы судебной практики: Дивиденды Доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, в том числе о наличии распоряжения о выплате дивидендов, об отсутствии у Территориального управления Росимущества оснований полагать, что бухгалтерский баланс за 2015 год являлся недостоверным, о недобросовестном поведении ответчика ввиду нарушения правил ведения бухгалтерского учета, отсутствие ответа на претензию истца, не принимаются, поскольку не опровергают обстоятельств, установленных судами при рассмотрении настоящего дела, о том, что при отсутствии источника выплаты дивидендов, установленного судами, в отсутствие доказательств, свидетельствующих об ином, оснований для выплаты дивидендов не имеется. Данные доводы заявителя не влияют на законность обжалуемых судебных актов. "


Верховный суд (ВС) опубликовал обзор практики по соблюдению досудебного претензионного порядка (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). В нем ВС рассказывает, на какие требования этот порядок не распространяется, как и кому направлять претензию и в каких случаях досудебный порядок можно считать соблюденным. В этом материале — основные выводы из обзора ВС.

На какие требования претензионный порядок не распространяется

Требования об обращении взыскания на заложенное имущество (п. 1) и о возмещении вреда (п. 3). В ч. 5 ст. 4 АПК обязательный досудебный порядок для таких требований не предусмотрен. Он обязателен для гражданско-правовых споров о взыскании денежных средств по требованиям из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, или если такой порядок прямо установлен в законодательстве или в договоре. В примерах, которые ВС приводит в обзоре, этого нет.

В каких случаях направление претензии не требуется

Изменение размера требований. Например, при увеличении суммы неустойки в связи с увеличением периода просрочки (п. 11). «Несовпадение сумм неустойки, указанных в претензии и исковом заявлении, не свидетельствует о несоблюдении претензионного порядка урегулирования спора», — пишет ВС. Другой пример — увеличение взыскиваемого долга по аренде в связи с включением в иск новых периодов (п. 15): «Факт направления претензии с указанием на неисполнение обязательства и требования об уплате долга является достаточным для вывода о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора». Вывод из этих примеров можно сделать такой: достаточно просто потребовать уплаты суммы долга и связанных с просрочкой санкций, а конкретизировать ее в иске. Однако безопаснее будет все же указать сумму основного требования.

Предъявление встречного иска (п. 17). Например, когда существо встречного требования и ответ на претензию по первоначальному иску совпадают. Тогда суд может принять встречный иск и без соблюдения заявителем претензионного порядка.

Куда можно направлять претензию

По электронной почте (п. 5). Но для этого нужно, чтобы такой порядок «явно и недвусмысленно» был установлен в договоре. Так было в примере, приведенном в обзоре. Стороны договорились, что претензия может быть направлена одним из способов: по факсу, электронной почтой либо международной курьерской службой. При этом указали в договоре адрес электронной почты.

Надо ли направлять заказным письмом с описью вложения? Нет, так как АПК этого не требует (п. 9). Распространения этого разъяснения на иные сферы практики опасается Артем Карапетов (см. его пост в Фейсбуке). Он приводит в пример уведомление о зачете. Если между сторонами возникает конфликт и партнер пытается доказать, что якобы полгода назад он уведомил о зачете. Уведомление можно распечатать задним числом и подтвердить отправку любой квитанцией Почты России об отправке заказного письма. Так как по квитанции можно отследить доставку, то готово подтверждение об уведомлении. Способ отправки выбирает отправитель, и ему легче позаботиться о том, чтобы получить доказательства содержания письма, направив его с описью вложения. Иначе адресату придется вскрывать все поступающие письма «под видеозапись, при свидетелях и с оформлением акта вскрытия», чтобы обезопасить себя от недобросовестных действий партнеров, обращает внимание Артем Карапетов.

Когда ответчик должен заявить о несоблюдении претензионного порядка? Только в суде первой инстанции (п. 18). Если этого не сделано, то довод о несоблюдении претензионного порядка не может быть основанием для отмены судебных актов в апелляции или кассации.

На какой срок приостанавливается течение исковой давности при предъявлении претензии? На 30 дней с момента направлении претензии до момента отказа в ее удовлетворении (п. 14). Если ответа на претензию нет в течение 30 дней, то это приравнивается к отказу в удовлетворении. Правила ч. 4 ст. 202 ГК о продлении срока исковой давности до шести месяцев касаются только тех случаев, которые упомянуты в ч. 1 ст. 202 ГК. Они характеризуются неопределенностью момента прекращения: непреодолимая сила, если истец или ответчик на войне, если правительством установлен мораторий на исполнение обязательства, если приостановлено действие нормативного акта, регулирующего отношения сторон.

Подписывайтесь на наши Телеграм-каналы. Там много интересного! «Верховный суд — Главное от "Закон.ру"» и «Официальный канал портала Закон.ру».


По мнению одного из экспертов «АГ», правовая позиция Верховного Суда важна для участников рынка железнодорожных перевозок, которым приходится вступать в споры с ОАО «РЖД». Другая отметила, что в целях соблюдения претензионного порядка, чтобы снизить риск оставления иска без рассмотрения, лучше направлять претензию как непосредственно по юридическому адресу ответчика, указанному в ЕГРЮЛ, так и по адресу филиала ответчика. Третий полагает, что истец неверно избрал компетенцию арбитражного суда, и предположил, что дело будет передано другому суду.

Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС21-3283 по делу № А56-11578/2020 касательно соблюдения досудебного (претензионного) порядка в споре по взысканию неустойки между грузополучателем и ОАО «Российские железные дороги».

После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что вывод о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, которое послужило препятствием для судебной защиты его нарушенных прав и законных интересов, был сделан нижестоящими инстанциями без учета всех материалов дела. В частности, суды проигнорировали сведения накладных и иных документов о том, что часть железнодорожных станций назначения перевозимого груза относится к Октябрьской железной дороге. Такая документация имела значение для признания претензионного порядка соблюденным (несоблюденным) и подлежала оценке судами наряду с иными имеющимися материалами.

«Так, судам следовало проверить, является ли ответ на претензии отказом в их удовлетворении, который позволяет передать спор на разрешение суда в соответствии со ст. 53, 54 Соглашения от 28 апреля 2015 г. В связи с этим сделанный судами вывод является преждевременным», – подчеркнул Верховный Суд, который отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Партнер ЮК «Генезис» Василий Сосновский отметил, что Верховный Суд не предрешил исход спора, а лишь указал на грубые нарушения, допущенные при его рассмотрении нижестоящими судами. При этом, по словам эксперта, правовая позиция ВС важна для грузополучателей и в целом участников рынка железнодорожных перевозок, которым приходится вступать в споры с ОАО «РЖД». «Похожие ситуации случаются на практике, и предъявители претензий смогут в случае необходимости воспользоваться дополнительным аргументом в свою защиту», – заметил Василий Сосновский.

После доработки Постановление Пленума подверглось существенным изменениям, в его итоговом варианте значатся 49 пунктов вместо 51

«Чем менее формально суды будут подходить к вопросам соблюдения претензионного порядка, тем лучше. Если говорить о соблюдении претензионного порядка в целом, чтобы снизить риск оставления иска без рассмотрения, лучше “перестраховываться” и направлять претензию как непосредственно по юридическому адресу ответчика, указанному в ЕГРЮЛ, так и по адресу филиала ответчика. К тому же крайне важно учитывать специфику спора. В рассматриваемом случае нужно было учитывать, к какому филиалу относятся железнодорожные станции назначения перевозимого груза», – отметила Ольга Дученко.

По словам юриста, в отечественном цивилистическом процессе досудебное претензионное урегулирования спора является одним из способов альтернативного урегулирования спора, т.е. призвано не просто быть условием возникновения права на иск в процессуальном смысле, а должно способствовать добровольному разрешению спора с минимизацией потерь для сторон. «В судебной практике сформирована единообразная позиция, в соответствии с которой применять последствия несоблюдения обязательного претензионного порядка (одним из которых является оставление иска без рассмотрения) следует только в том случае, когда этот досудебный порядок, исходя из поведения сторон, мог бы привести к должному результату – исключить необходимость судебного разрешения спора. Ведь если формально оставить иск без рассмотрения, вменить истцу соблюсти претензионный порядок, который ни к чему не приведет, через срок, установленный для рассмотрения претензии, в суд снова поступит тождественный иск, а такая ситуация никак не может быть признана отвечающей стандартам правовой определенности и эффективности», – пояснил он.

По словам эксперта, ст. 124 Устава железнодорожного транспорта, например, установлен 30-дневный срок рассмотрения претензии, однако он предположил, что в спорных правоотношениях могла быть использована и иная норма, устанавливающая иной срок. «Если в течение 9 месяцев ответчик все еще возражал против удовлетворения иска, представляя отзывы и соответствующие ходатайства, можно ли предположить, что стороны могли бы добровольно урегулировать спор вне зала судебного заседания? Ответ очевиден – нет. Поэтому формальное применение п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ в данном деле совершенно неоправданно», – подчеркнул Егор Трезубов.

Он пояснил, что в данном споре суды размышляют о правильном адресате, которому должна быть направлена претензия, – о филиале, которому приказом ОАО «РЖД» от 6 июня 2005 г. № 84 «Об утверждении перечня подразделений ОАО “РЖД”» вменено в обязанность рассматривать требования грузоотправителей и грузополучателей в связи с нарушением их прав перевозкой на конкретных участках железнодорожных путей. «Представляется, что вменять кредитору в обязанность при досудебном урегулировании спора обращаться с требованиями в конкретное структурное подразделение ответчика неправильно. Такое решение не согласуется ни с аксиомой неправосубъектности филиала, ни с тем, что локальные акты одного юридического лица не могут быть обязательны для стороннего субъекта, на то они и локальные акты. В условиях монополиста на железнодорожном транспорте подчинение сторон перевозки отдельным локальным актам перевозчика считается нормой, но транслировать ее вовне, на процессуальные правоотношения, мне представляется неразумным. Я бы даже не стал размышлять, как указано в определении Судебной коллегии ВС РФ, о принадлежности одной станции к Октябрьскому территориальному центру, это лишняя казуистика. Юрлицо должно организовать свою деятельность так, что даже при поступлении обращения в некомпетентное структурное подразделение это обращение будет перенаправлено и рассмотрено по существу. В конце концов, должником в деле является не филиал, а сама организация», – убежден Егор Трезубов.

Эксперт добавил, что в определении об оставлении иска без рассмотрения указано, что иск вытекает из деятельности филиала ответчика. «Сам филиал находится в Ярославле, а ответчик – в Москве. Иски к перевозчику, как известно, императивно предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, а значит, компетенция Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области истцом выбрана неверно. На первый взгляд, с этим тезисом не поспоришь, а значит, при новом рассмотрении дела будет вынесено определение о передаче дела по подсудности в Арбитражный суд Ярославской области», – предположил он.

Суд отметил, что если извещение вернулось в суд без уведомления о вручении или отметки отделения почтовой связи о причинах возврата, то нельзя считать ответчика извещенным о начале судебного разбирательства


По мнению одного из экспертов, Верховный Суд подошел к вопросу извещения менее формально, чем нижестоящие инстанции, и отметил, что суд должен располагать информацией о том, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе. Второй посчитал, что определение Суда демонстрирует, что в судебной системе сохраняется устойчивая тенденция к упрощению судебных процедур, в том числе за счет снижения уровня процессуальных гарантий доступа к суду.

ВС вынес Определение № 305-ЭС19-14303, в котором указал, что возврат судебного извещения без отметки отделения почтовой связи о причинах возврата не подтверждает информирование стороны о начале судопроизводства.

В октябре 2018 г. АО «Распорядительная дирекция Минкультуры России» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО «Историко-архитектурный комплекс “Никольское-Урюпино”» о взыскании более 223 млн руб. задолженности по договору аренды земельного участка. Уже 24 декабря 2018 г. иск был удовлетворен, при этом представители ответчика в заседании не участвовали.

11 февраля 2019 г. общество обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении пропущенного срока на ее подачу, который истек 25 января. В жалобе, в частности, отмечалось, что ответчик не был уведомлен о судебном процессе.

Апелляционный суд, руководствуясь ст. 54, 165.1 ГК, ч. 4 и 6 ст. 121, ч. 1 ст. 259 АПК, разъяснениями п. 17 Постановления Пленума ВАС от 28 мая 2009 г. № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в Арбитражном суде апелляционной инстанции», прекратил производство по жалобе в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Апелляция отметила, что полный мотивированный текст решения суда первой инстанции был изготовлен 24 декабря 2018 г. и размещен на информационном портале «Картотека арбитражных дел» 25 декабря 2018 г. «В соответствии с ч. 6 ст. 121 АПК РФ заявитель самостоятельно обязан был принять меры по получению информации о судебном акте», – указал суд.

Суд апелляционной инстанции также отметил, что согласно материалам дела ответчик был извещен о принятии искового заявления к производству и о назначении дела к судебному разбирательству, поскольку судебное извещение направлено в соответствии с ч. 4 ст. 121 АПК по месту нахождения юридического лица. Таким образом, ответчик несет риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела. АС Московского округа оставил определение апелляции без изменения.

Не согласившись с постановлением кассационной инстанции, общество обратилось в Верховный Суд.

Изучив материалы дела № А40-238644/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 121 АПК информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания размещается арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия, если иное не предусмотрено данным Кодексом. Документы, подтверждающие размещение арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете указанных сведений, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела.

Пленум ВС РФ принял постановление по вопросам применения законодательства об электронном документообороте в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов

ВС сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС от 26 декабря 2017 г. № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов», в соответствии с которым по смыслу ч. 1 и 6 ст. 121 АПК РФ под получением первого судебного акта лицом, участвующим в деле, иным участником процесса следует понимать получение, в том числе по электронной почте, копии определения по делу.

Высшая инстанция отметила, что из ч. 1 ст. 122 АПК следует, что копия судебного акта направляется по почте заказным письмом с уведомлением о вручении либо путем вручения адресату под расписку непосредственно в арбитражном суде или по месту нахождения адресата, а в случаях, не терпящих отлагательства, путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи. Согласно ч. 6 ст. 122 АПК в случае, если место нахождения или место жительства адресата неизвестно, об этом делается отметка на подлежащем вручению уведомлении с указанием даты и времени совершенного действия, а также источника информации.

Суд напомнил, что согласно ч. 1, 3 ст. 123 АПК, лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим образом, если к началу судебного заседания арбитражный суд располагает сведениями о получении ими копии определения о принятии искового заявления к производству и возбуждении производства по делу или иными доказательствами получения информации о начавшемся судебном процессе. Судебное извещение, адресованное юридическому лицу, вручается лицу, уполномоченному на получение корреспонденции. Абзацем 3 ч. 4 ст. 123 АПК предусмотрено, что лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

ВС отметил, что согласно п. 34 Правил оказания услуг почтовой связи почтовые отправления разряда «судебное» и разряда «административное» при невозможности их вручения хранятся в отделениях почтовой связи в течение 7 дней. В соответствии с п. 35 Правил почтовое отправление или почтовый перевод возвращается по обратному адресу, помимо прочего, при обстоятельствах, исключающих возможность доставки, в том числе из-за отсутствия указанного на отправлении адреса адресата.

Верховный Суд указал, что первым судебным актом по данному делу является определение АС г. Москвы от 15 октября 2018 г. о принятии искового заявления к производству и о назначении предварительного судебного заседания на 9 ноября 2018 г. Ответчик в предварительном судебном заседании не участвовал. В протоколе имеется запись о том, что ответчик, извещенный о времени и месте заседания, в суд не явился.

«Между тем документы, подтверждающие направление ответчику судом первой инстанции почтового отправления разряда “судебное” с уведомлением о вручении или отметкой отделения почтовой связи о причинах возврата отправления, в материалах дела отсутствуют. Суд апелляционной инстанции и суд округа на такое почтовое отправление также не ссылались», – подчеркнул ВС.

Таким образом, отметил он, в нарушение приведенных норм права первый судебный акт – определение о принятии искового заявления к производству – суд первой инстанции ответчику не направил, ответчик о начавшемся против него судебном процессе извещен не был.

Кроме того, Судебная коллегия указала, что по результатам предварительного судебного заседания судом первой инстанции вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству по существу на 17 декабря 2018 г. Данное определение было направлено ответчику по адресу его места нахождения. При этом в материалах дела имеется конверт почтового отправления с уведомлением о вручении, на котором содержится штамп «в обслуживании не значится».

«При таких обстоятельствах не имеется оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 123 АПК РФ, которые позволяли бы считать ответчика извещенным надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела также и в судебном заседании 17 декабря 2018 г., где без участия ответчика был вынесен судебный акт по существу спора. Порядок размещения информации на официальном сайте суда в сети “Интернет” судом также не соблюден, поскольку к материалам дела не приобщены доказательства такого размещения», – подчеркнул Суд.

По его мнению, ответчик был лишен возможности участвовать в судебном заседании суда первой инстанции и защищать свои права и законные интересы, представлять свои возражения и доказательства относительно заявленных истцом требований, в результате чего были допущены нарушения таких принципов арбитражного процесса, как обеспечение равной судебной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих деле, равноправие сторон и состязательность.

«Поэтому Верховный Суд указал нижестоящим судам на то, что вопросы извещения сторон для целей соблюдения их процессуальных прав должны регулироваться исключительно нормами АПК РФ, и привел конкретные ссылки на подлежащие применению нормы права», – указал Василий Котлов.

Адвокат полагает, что ВС принял во внимание и обстоятельства конкретного дела, а именно сумму иска, превышающую 200 млн руб., а также незначительный период пропуска срока на подачу апелляционной жалобы, хотя прямо об этом и не указал. «Важный вывод касается значения информационного ресурса, в котором размещаются тексту судебных актов. ВС РФ подчеркнул, что непринятие мер по получению информации о движении дела имеет значение только в случае, если суд располагает информацией о надлежащем извещении о начавшемся процессе», – отметил он.

По мнению Василия Котлова, соблюдение процедуры извещения лица, участвующего в деле, имеет большое значение и в том контексте, что является необходимым условием для признания и приведения в исполнение судебного решения в иностранной юрисдикции.

По мнению Ольги Дученко, ВС подошел к вопросу извещения менее формально, чем нижестоящие инстанции, и отметил, что суд должен располагать информацией о том, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе. «Такой подход, безусловно, выгоден лицам, участвующим в деле, поскольку позволяет им реализовывать свои процессуальные права. Главное, чтобы они этими правами не злоупотребляли», – заключила она.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: