Отопление по ипу если одпу на поверке судебная практика

Обновлено: 24.09.2022

Мы часто пишем о судебной практике по разным вопросам, касающимся работы УО и ТСЖ: порой она может подсказать управляющим МКД, как действовать в той или иной ситуации. Сегодня делаем обзор нескольких судебных споров по вопросам установки ОДПУ и оплаты таких работ между РСО, УО и собственниками.

Судебная практика по вопросам установки ОДПУ в многоквартирных домах

На нашем портале вы можете найти подборку статей, в которых мы рассказывали о судебных решениях по вопросам установки общедомовых приборов учёта в многоквартирных домах, их замены и оплаты таких работ:

Сегодня мы расскажем об ещё трёх судебных делах, в которых рассматривались споры, возникшие из-за выполнения РСО требований по оснащению многоквартирных домов ОДПУ, поскольку УО и собственники этого не сделали. Каждое из них в какой-то мере закончилось победой управляющих организаций.

Дело № 1: УО и жители домов отстояли своё право на установку ОДПУ своими силами в обход РСО

В деле № А06-10090/2018 в суд обратилась РСО: она требовала, чтобы управляющая организация допустила её специалистов к тепловым узлам для их осмотра и установки ОДПУ в девяти многоквартирных домах. РСО обвинила управляющую организацию в том, что она препятствовала исполнению требований законодательства по обеспечению домов общедомовыми приборам учёта.

Как выяснилось в суде, осмотр тепловых узлов специалистами РСО в восьми из девяти домов всё-таки был проведён. При этом в комиссию вошли специалисты УО, активные жители, и старшие по домам, которые указали поставщику ресурсов на то, что дома старые, 60-х годов постройки, и нуждаются в капремонте, поэтому ОДПУ будут устанавливаться только после соответствующих работ из средств фонда капитального ремонта.

УО представила в суде технические заключения о том, что в восьми МКД необходимо провести работы по капитальному ремонту системы отопления и горячего водоснабжения и что плохое качество труб может повлиять на погрешность счётчика в случае его установки до капитального ремонта.

В суде УО отметила, что специалисты РСО подошли к осмотру теплоузлов формально, не оценив степень износа системы теплоснабжения восьми домов. В девятом МКД собственники самостоятельно установили ОДПУ через стороннего подрядчика. Старшая по дому, где ОДПУ установили сами собственники, также отметила, что стоимость работ поставщика ресурсов завышена в 3 раза. Поэтому жители дома привлекли к работам подрядчика, сделали капремонт сетей и установили общедомовой прибор учёта без помощи РСО.

Также управляющая организация предоставила суду документы общих собраний собственников, на которых жители домов приняли решение об установке ОДПУ на средства капитального ремонта со спецсчетов, а не дополнительными платежами в адрес РСО.

Доводы поставщика ресурсов к УО о том, что его специалистов не пустили к теплоузлам для установки ОДПУ, компания опровергла: по каждому случаю были составлены акты, в которых указывалось, что на месте присутствовал работник управляющей организации, который был готов пустить представителей РСО в дом для проведения работ. В дома их не пустили сами жители, отказавшиеся от установки ОДПУ подрядчиками РСО.

Суды встали на сторону жителей домов и управляющей организации. Все инстанции указали на то, что приказом Минрегиона РФ от 29.12.2011 № 627 утверждены критерии, по которым определяется наличие/отсутствие технической возможности установить приборы учёта. По этому документу при определении наличия возможности установить ОДПУ необходимо учитывать состояние ВДИС и обеспечение необходимых условий для эксплуатации прибора учёта. Суды указали, что РСО не оценило МКД по этим параметрам, подойдя формально к осмотру теплоузлов и не проверив доводы УО и жителей.

Также судьи не посчитали доказанным, что УО препятствовала установке ОДПУ, ведь специалисты РСО были допущены к общему имуществу для осмотра сетей. В актах указано, что помешали поставщику ресурсов собственники, а не работники управляющей организации.

Спор организаций дошёл до ВС РФ, который отказался пересматривать решения коллег, согласившись с отказом в иске. УО и жители дома отстояли своё право на установку ОДПУ в домах после капитального ремонта сетей и из средств соответствующего фонда. В ином случае РСО установила бы приборы учёта по своим расценкам: управляющей организации пришлось бы сразу компенсировать поставщику все расходы, а жителям – оплачивать установку ОДПУ с рассрочкой и по завышенным расценкам.

Дело № 2: УО существенно снизили размер своего долга перед РСО за установку ОДПУ

Затем во всех трёх МКД собственники сменили управляющую организацию: вместо УО-1 в двух домах начала работать УО-2, а в третьем – УО-3. Поэтому РСО подала иск в суд ко всем указанным компаниям, разделив между ними свои убытки.

Бывшая управляющая организация в суде заявила, что не является надлежащим ответчиком, поскольку уже не управляет спорными МКД. Судьи с этим согласились, указав на то, что расходы на установку ОДПУ возмещают управляющей организации собственники, а бывшая УО не имеет права собирать с них деньги, поскольку договор управления уже расторгнут. Иск к УО-1 был отклонён полностью.

Две другие УО не смогли доказать, что не должны оплатить РСО установку ОДПУ, однако, заявили об истечении срока исковой давности: приборы учёта были введены в эксплуатацию в 2013–2014 гг., а иск в суд подан в 2019 году. Суд принял этот довод и существенно снизил суммы, которые РСО требовала ей возместить.

УО оплачивает в адрес поставщика ресурсов стоимость установки ОДПУ единовременно, а затем эти деньги возмещает за счёт собственников. Собственники оплачивают такие работы с рассрочкой в пять лет. На момент суда часть таких платежей не может быть взыскана с собственников в связи с истечением срока исковой давности в три года.

Следовательно, эти деньги нельзя взыскать и с УО. Поэтому суд сделал свои расчёты долга УО-2 и УО-2 перед РСО: исходя из принципа оплаты собственниками стоимости установки ОДПУ равными долями в течение пяти лет, но только с мая 2015 года: чуть более 300 тыс. рублей с трёх МКД.

Как постановление № 897 изменило порядок взаимодействия УО с РСО

Дело № 3: УО отсудила у муниципалитета – собственника помещений долг за установку ОДПУ и проценты по нему

В третьем деле, которое мы сегодня рассмотрим, РСО установила ОДПУ в 36 многоквартирных домах Нижнего Новгорода, которыми управляла одна УО, и через суд взыскала с неё стоимость работ. В этих домах некоторые помещения принадлежали муниципалитету на правах собственности, и УО выставила ему счёт на возмещение убытков за установку ОДПУ в 197 тыс. рублей в соответствии с его долей в ОИ всех многоквартирных домов. Администрация города долгое время счёт не оплачивала, и УО обратилась в суд (дело № А43-21594/2019).

При этом управляющая организация, подавая иск в суд, требовала от муниципалитета оплатить уже не только его долю в стоимости работ по установке ОДПУ, но и проценты за пользование чужими денежными средствами: УО почти год ожидала, пока муниципалитет исполнит свои обязательства как собственник нежилых помещений в МКД. В иске управляющая организация заявила об 11 тыс. рублей таких процентов, и суд удовлетворил эти требования.

Судья указал на то, что поскольку обязательство по возмещению расходов на установку ОДПУ собственник своевременно не исполнил, требование организации о взыскании с муниципалитета процентов за пользование чужими денежными средствами почти девять месяцев обоснованно и подлежит удовлетворению. К моменту рассмотрения иска в апелляционном суде и оплаты муниципалитетом долга сумма процентов увеличилась .

На заметку

  1. МКД требует капитального ремонта, а РСО настаивает на установке общедомового прибора учёта. Управляющая организация может привлечь к отстаиванию позиции жителей дома, а также предложить собственникам установить ОДПУ за счёт средств капремонта и с привлечением стороннего подрядчика за меньшую плату, чем предлагает РСО.
  2. УО заключила договор управления с собственниками помещений в доме, где ранее РСО установила ОДПУ, но деньги за эти работы не получила. Компания может попытаться снизить объём долга, если с момента установки счётчика прошло более трёх лет.
  3. В доме есть помещения, которые принадлежат муниципалитету, и он не спешит расплатиться с долгом за установку ОДПУ. Управляющая организация может взыскать с него не только его долю в расходах на установку счётчика, но и процент за пользование чужими денежными средствами.

А у вас есть примеры таких судебных дел, когда УО вышла победителем из спора с РСО по вопросам установки и оплаты ОДПУ? Поделитесь в комментариях.

Отклонив доводы административных истцов о том, что по окончании отопительного сезона им все равно выставлялись счета за отопление, Верховный Суд указал, что подобные вопросы должны решаться в порядке гражданского судопроизводства


Адвокаты разошлись в оценке выводов ВС. По мнению одного из них, решение соответствует сложившейся правоприменительной практике. Двое других раскритиковали позицию ВС, согласно которой собственники квартир несколько месяцев должны оплачивать услуги, которые им фактически не оказываются. Как отметил один из адвокатов, такие разъяснения противоречат законодательству о защите прав потребителей.

Верховный Суд РФ опубликовал Решение от 6 ноября по делу об оспаривании жильцами дома двух пунктов Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, согласно которым плата за отопление квартир может взиматься и в неотопительный период.

Галина Овешникова, Ольга Михайлова, Валерий Клыков и Галина Русановская являются собственниками квартир в многоквартирном доме, отопление которого обеспечивает ООО «Газпром теплоэнерго Орел». Данная услуга оказывается на основании прямых договоров с ресурсоснабжающей организацией в соответствии с решением общего собрания собственников жилья. Обслуживание общего имущества дома осуществляет ТСЖ «Советская-17».

Дом, в котором проживают граждане, оборудован коллективным узлом учета потребляемой теплоэнергии. С момента его установки жильцы оплачивали фактически потребленное количество тепла по показаниям общедомового прибора учета в течение отопительного сезона. По окончании сезона 2018–2019 гг. общество продолжило выставлять жильцам счета за отопление, которое перестало подаваться в квартиры с 24 апреля.

В ответе на запрос граждан от 24 июля общество пояснило, что основанием для начисления платы за отопление в летний период является несоответствие общедомового прибора учета тепловой энергии (далее – ОДПУ) требованиям Правил коммерческого учета тепловой энергии из-за истечения в марте межповерочного интервала на один его элемент. По состоянию на 11 июня все элементы ОДПУ прошли поверку и были признаны технически исправными, однако составить акт о допуске прибора учета в эксплуатацию невозможно, так как коммунальный ресурс с 24 апреля не поставлялся и вина потребителей в невозможности ввода ОДПУ в эксплуатацию отсутствует.

В очередном ответе на запрос общество указало, что восстановление работоспособности ОДПУ путем проведения проверки и составления акта возможно только в отопительный период. Тем не менее оплата отопления на основании п. 59.1 и 60.1 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов должна производиться потребителями именно до восстановления работоспособности ОДПУ (вне зависимости от того, завершен отопительный сезон или нет).

Впоследствии граждане обратились в Верховный Суд с административным иском о признании недействующими п. 59.1 и 60.1 указанных Правил. В обоснование своих требований истцы ссылались на то, что спорные нормы допускают для ресурсоснабжающей организации возможность начисления потребителям платы за отопление в летний (неотопительный) период. По их мнению, указанные нормы допускают возможность изменения в одностороннем порядке способа оплаты отопления – с оплаты в течение отопительного периода на оплату в течение календарного года, что нарушает права потребителей. Истцы сочли, что спорные нормы противоречат ЖК РФ и ГК РФ, а также законам об энергосбережении и о теплоснабжении.

В судебном заседании представитель истцов поддержал их требования и отметил, что оспариваемые нормы позволяют ресурсоснабжающим организациям расширительно толковать положения Правил. Таким образом, компании начисляют потребителям плату за отопление в неотопительный период в случае выхода из строя (истечения сроков поверки) ОДПУ в течение отопительного сезона даже в том случае, если ранее использовался способ оплаты в течение отопительного периода. В свою очередь представители ответчика – Правительства РФ – возражали против удовлетворения иска, ссылаясь на соответствие оспариваемых положений действующему законодательству.

Изучив материалы дела № АКПИ19-699, ВС напомнил, что разд. 6 Правил определяет порядок расчета и внесения платы за коммунальные услуги. В случае выхода из строя или утраты ранее эксплуатируемого коллективного (общедомового) прибора учета либо истечения срока его эксплуатации предусматривается льготный период для расчета платы за коммунальные услуги, предоставленные на общедомовые нужды (п. 59.1 Правил). Данная льгота распространяется на оплату услуги отопления, рассчитываемую из среднемесячного объема потребления ресурса. По истечении трех расчетных периодов подряд, если собственники помещений не обеспечили восстановление работоспособности вышедшего из строя прибора учета, п. 60.1 Правил предусматривает расчет платы за коммунальную услугу по отоплению исходя из нормативов потребления.

После анализа норм жилищного и гражданского законодательства Верховный Суд отметил соответствие им оспариваемых положений Правил. Он указал, что согласно ЖК размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема их потребления, определяемого по показаниям приборов учета (ч. 1 ст. 157). В соответствии с п. 1 ст. 544 и ст. 548 ГК оплата энергии производится за количество, фактически принятое абонентом в соответствии с данными учета, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В свою очередь, положения Закона об энергосбережении устанавливают, что расчетные способы определения количества энергоресурсов должны определять его так, чтобы стимулировать покупателей к осуществлению расчетов на основании данных об их количественном значении, определенных с помощью приборов учета. Исходя из ст. 19 Закона о теплоснабжении коммерческий учет теплоэнергии и теплоносителя производится путем измерения приборами учета. Учет расчетным путем допустим лишь в установленных законом случаях (например, при неисправности приборов учета, нарушении установленных сроков представления показаний приборов учета, являющихся собственностью потребителя, отсутствии соответствующих приборов в точках учета).

«Нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, который бы по-иному регулировал порядок расчетов платы за потребление коммунального ресурса в случае выхода из строя или утраты ранее введенного в эксплуатацию коллективного (общедомового) прибора учета либо истечения срока его эксплуатации, не имеется», – резюмируется в решении. ВС также добавил, что содержание оспариваемых норм является ясным и определенным.

При этом Верховный Суд отклонил доводы истцов о том, что после окончания отопительного сезона общество выставляло собственникам квартир счета за отопление, хотя данная услуга не оказывалась и теплоэнергия не поставлялась. Как пояснил Суд, данные доводы не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов в рамках гражданского судопроизводства. В итоге ВС отказал в удовлетворении иска.

Комментируя выводы Суда, адвокат КА Кировской области «Кодекс» Артем Смертин отметил, что за последние годы законодатель достаточно полно отрегулировал жилищно-коммунальную сферу, и данное решение соответствует сложившейся правоприменительной практике.

«Верховный Суд указал, что действующее регулирование предусматривает стимулирование начисления платы за потребленный ресурс, исходя из количественных значений, определенных на основании данных прибора учета. Бремя содержания имущества в многоквартирном доме возлагается на собственников, его своевременное техобслуживание – на управляющие организации. Следовательно, обеспечение исправности прибора учета тепловой энергии для точного расчета количественного показателя и платы за ресурс возлагается, в первую очередь, на собственников помещений в многоквартирном доме», – считает эксперт.

Он добавил, что в данном случае Суд разъяснил, что при наличии фактов злоупотребления правом со стороны ресурсоснабжающей организации при начислении платы за поставку теплоэнергии, на которые указывали истцы, вопросы правильности начисления разрешаются в гражданском судопроизводстве.

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев выразил категорическое несогласие с позицией ВС. «Во-первых, закон обязывает жильцов оплачивать отопление в потребленных объемах, установленных прибором учета. Истечение срока поверки общедомового прибора не означает, что он неисправен. Кроме того, проведение поверки и составление акта займет максимум один рабочий день. Почему же ни в чем не виноватые собственники квартир несколько месяцев должны платить за услуги, которые им фактически не оказываются? – отметил он. – Во-вторых, обращение в суд в данной ситуации бессмысленно, поскольку последует аналогичный отказ в иске по тем же основаниям (теплоснабжающая организация действует в рамках правительственных Правил)».

Эксперт полагает, что в рассматриваемом случае Верховный Суд должен был удовлетворить иск либо отказать, но дать официальное толкование оспариваемых пунктов, которое ограничивало бы права коммунальной службы и защитило права собственников жилых помещений.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов назвал решение типичным судебным актом по оспариванию нормативно-правового акта после введения в действие КАС РФ. По его мнению, высшая судебная инстанция с невероятной формальностью подошла к требованиям истцов. «Данное решение приведет как минимум к тому, что у административных истцов практически не будет перспектив при подаче иска к ресурсоснабжающей организации – судье психологически будет проще отказать в удовлетворении заявления. Кроме того, он может сослаться на выводы ВС в части того, что действия ресурсоснабжающей организации соответствовали Правилам, которые не нарушают ни одного вышестоящего закона», – пояснил он.

Эксперт выразил уверенность, что решение повлияет на другие аналогичные ситуации. «Ресурсоснабжающие организации точно воспользуются им в своей судебной практике. Я крайне негативно воспринимаю данный документ в связи с тем, что потребители должны оплачивать услуги, которые фактически не потребили. Как это соотносится с Законом о защите по потребителей (в частности, ст. 37), мне непонятно. Оспариваемая норма явно противоречит здравому смыслу, а также логике законодательства о защите прав потребителей, которые должны платить не потому что потребляют какую-либо услугу, а потому что так написаны нормы права. Это требует корректировки», – заключил Александр Немов.

В то же время он признал норму соответствующей Конституции в части оплаты данной коммунальной услуги, предоставленной на общедомовые нужды, жильцами дома, подключенного к централизованным сетям теплоснабжения


Один из экспертов отметил, что при всей очевидной справедливости поставленная Конституционным Судом задача представляется непростой с точки зрения ее технической и нормативной проработки, а также реализации на практике. Вторая посчитала, что несмотря на выводы КС совокупная плата за отопление без разделения по видам отапливаемых помещений не соответствует принципу равенства, установленному ч. 1 ст. 19 Конституции, и требует решения на законодательном уровне.

В Постановлении № 16-П от 27 апреля 2021 г. Конституционный Суд проверил на соответствие Конституции положения, предусматривающие оплату коммунальной услуги по отоплению, предоставленной жильцам МКД на общедомовые нужды.

История спора

Валентина Шестерикова проживает в многоквартирном доме, который подключен к системе централизованного теплоснабжения, но при этом большая часть жилых помещений (в том числе квартира женщины) и часть нежилых помещений по согласованию с администрацией муниципального образования переведены на автономное отопление за счет индивидуальных источников энергии (газовых котлов). В этих помещениях произведен демонтаж радиаторов и осуществлена теплоизоляция стояков отопления.

С 2018 г. собственникам помещений, которые используют газовые котлы, начисляется плата за отопление мест общего пользования исходя из показаний общедомового прибора учета. Одна из жильцов дома П. обратилась в суд в интересах всех собственников жилых помещений с иском к теплоснабжающей организации о признании действительным одностороннего отказа этих лиц от исполнения публичного договора теплоснабжения, о возложении на ответчика обязанности аннулировать соответствующие лицевые счета и произведенные по ним начисления.

Заключением судебной строительно-технической экспертизы было установлено, что места общего пользования не имеют отопительных приборов и трубопроводов системы отопления и не обладают признаками отапливаемых помещений. Инженерные сети теплоснабжения, размещенные в подвале, не обладают признаками теплопотребляющих устройств, используемых для предоставления коммунальной услуги.

Отказывая в иске, суды исходили, в частности, из того, что законом не предусмотрено освобождение собственников жилых помещений, имеющих автономную систему отопления, от оплаты коммунальных услуг, предоставляемых на общедомовые нужды.

Валентина Шестерикова обратилась в Конституционный Суд. Она посчитала, что абз. 3 п. 42.1 и п. 40 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов не соответствуют Конституции. Также она оспорила формулу 3 приложения № 2 к Правилам, определяющую размер платы за коммунальную услугу по отоплению в конкретном помещении в многоквартирном доме, который оборудован общедомовым прибором учета тепловой энергии и в котором ни одно жилое или нежилое помещение не оборудовано индивидуальным или общим прибором учета.

По мнению Валентины Шестериковой, оспариваемые нормативные положения обязывают собственников, которые используют газовые котлы, нести расходы, связанные с потреблением тепловой энергии, в целях содержания общего имущества МКД, хотя места общего пользования не имеют отопительных приборов и иных элементов системы отопления, тем самым понуждая этих лиц оплачивать фактически не оказанную им услугу.

КС проанализировал существующий порядок оплаты отопления

Изучив материалы дела, Конституционный Суд указал, что из представленных судебных постановлений следует, что п. 44 и 45 Правил непосредственно не применялись судами при рассмотрении дела, поскольку соответствующие правовые нормы регулируют отношения, связанные с исчислением размера платы за коммунальные услуги, предоставленные на общедомовые нужды, за исключением отопления. Поэтому КС прекратил производство по жалобе в этой в части.

В то же время Суд заметил, что хотя абз. 3 п. 42.1 Правил и находящаяся с ним во взаимосвязи формула 3 приложения № 2 к Правилам и не были непосредственно упомянуты в судебных постановлениях, тем не менее они – наряду с иными правовыми нормами – фактически были положены в основу вывода судов об обязанности собственников вносить плату за коммунальную услугу исходя из показаний общедомового прибора учета. С учетом этого оснований полагать, что оспариваемые положения абз. 3 п. 42.1 Правил во взаимосвязи с формулой 3 приложения № 2 к данным Правилам не применялись в деле Шестериковой, нет, решил КС.

Он указал, что данные положения являются предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос об оплате коммунальной услуги по отоплению, предоставленной на общедомовые нужды, собственниками и пользователями жилых помещений МКД, которые переведены на отопление с использованием индивидуальных источников, при отсутствии непосредственно в помещениях общего пользования дома отопительных приборов.

Как отметил Суд, предусмотренный абз. 3 п. 42.1 Правил во взаимосвязи с формулой 3 порядок определения размера платы за отопление основывается на общем принципе распределения фактически потребленного всеми помещениями МКД объема тепловой энергии, определенного на основании показаний общедомового прибора учета, пропорционально площади конкретного помещения. Правовое регулирование предполагает, что плата за отопление включает в себя как плату за потребление этой услуги в соответствующем помещении, так и плату за ее потребление в целях содержания общего имущества.

В то же время, указал КС, данный порядок учитывает и возможность существования в доме одного или нескольких помещений, в которых установлен индивидуальный источник тепловой энергии. В силу этого подлежащая внесению жильцами плата фактически исчисляется лишь исходя из приходящейся на помещение доли от общего объема тепловой энергии, потребленной за расчетный период на содержание общего имущества, на основании показаний общедомового прибора учета.

Ранее Конституционный Суд признал соответствующую норму Жилищного кодекса неконституционной, поскольку она не разделяет показания общедомовых и индивидуальных приборов учета

Суд сослался на свое Постановление от 20 декабря 2018 г. № 46-П и подчеркнул: сама по себе установка индивидуального источника тепловой энергии и его использование не могут служить достаточными основаниями для полного освобождения жильца от обязанности оплачивать коммунальную услугу в части потребления тепловой энергии в целях содержания общего имущества в МКД.

Данная правовая позиция, заметил КС, основывается на том, что переход отдельных помещений на автономное отопление не влечет за собой реконструкцию внутридомовых инженерных сетей, а потому тепловая энергия, поступающая в такой дом по централизованным сетям теплоснабжения, по-прежнему продолжает распределяться через транзитные трубопроводы и иные элементы внутридомовой системы отопления по отдельным помещениям, тем самым отапливая не только соответствующие помещения, но и весь дом в целом, что, по общему правилу, предполагает потребление тепловой энергии в том числе и на общедомовые нужды, а также неизбежные потери тепловой энергии во внутридомовых сетях этого дома. Это обусловливает обязанность жильцов оплачивать ЖКУ вне зависимости от того, каким образом отапливаются помещения, посчитал Суд. Исходя из этого полный отказ от предоставления и оплаты коммунальной услуги допускается при отключении от централизованной системы отопления МКД в целом, а не отдельных его помещений.

КС отметил: поскольку схема теплоснабжения МКД и разводка внутридомовой системы отопления, как правило, предполагают прохождение через общие конструкции дома элементов внутридомовой системы отопления, от которых возможна передача тепла в том числе в граничащие с этими конструкциями помещения, то тепловая энергия, поступающая в дом по централизованным сетям теплоснабжения, не только потребляется помещениями, которые отапливаются централизованно, но и фактически используется на общедомовые нужды. При этом объем тепловой энергии, потребленной на содержание общего имущества МКД, в котором ни одно помещение не оборудовано индивидуальным или общим прибором учета тепловой энергии, может быть определен исключительно расчетным способом. С этой точки зрения возложение обязанности по оплате коммунальной услуги вне зависимости от способа отопления согласуется с конституционным принципом равенства, заключил Суд.

Он также обратил внимание на то, что предусмотренный абз. 3 п. 42.1 Правил во взаимосвязи с формулой 3 порядок определения размера платы фактически исходит из того, что для поддержания в помещениях общего пользования, не оснащенных отопительными приборами, температуры воздуха и уровня влажности используется исключительно тепловая энергия, поступающая в дом по централизованным сетям. Между тем для опосредованного обогрева помещений общего пользования используется и тепловая энергия, вырабатываемая индивидуальными источниками тепловой энергии. В ситуации же, когда на автономное отопление переведены подавляющее большинство помещений МКД, опосредованное отопление помещений общего пользования и дома в целом может осуществляться преимущественно за счет теплоотдачи от них. Объем энергии, выработанной этими источниками и фактически использованной в том числе на общедомовые нужды, может значительно превышать объем поступившей в дом по централизованным сетям теплоснабжения тепловой энергии, фактически потребленной на те же цели.

Таким образом, заключил КС, жильцы МКД фактически участвуют в опосредованном отоплении всех помещений и дома в целом вне зависимости от способа отопления помещений, а значит, несут обусловленные таким участием расходы на отопление многоквартирного дома как целостной строительной системы.

Суд отметил, что переход на индивидуальные приборы учета, как правило, является вынужденной мерой, позволяющей обеспечить в жилом помещении соответствующий нормативным требованиям температурный режим и тем самым – надлежащую реализацию указанными лицами конституционного права на жилище. Исходя из этого реализация права на жилище, достойный уровень жизни перешедших на автономное отопление жильцов в МКД фактически обеспечиваются за счет их личных имущественных вложений и регулярных трат на поддержание надлежащего технического состояния производящего тепловую энергию индивидуального отопительного оборудования, а также на приобретение необходимого энергетического ресурса.

Тем не менее оспариваемое правовое регулирование, основанное на презумпции потребления на общедомовые нужды исключительно тепловой энергии, поступающей по централизованным сетям, предполагает безусловное и недифференцированное начисление платы за коммунальную услугу в целях содержания общего имущества в МКД пользователей любых расположенных в нем помещений вне зависимости от того, каким образом отапливаются сами эти помещения. При таком порядке определения размера платы, естественно, никоим образом не может учитываться использование тепловой энергии, выработанной установленным в отдельных помещениях индивидуальным отопительным оборудованием, отметил КС.

В силу этого жильцы, которые перешли на индивидуальное отопление, наряду с расходами на отопление принадлежащих им помещений вынуждены нести дополнительные расходы.

Между тем, отметил КС, необходимость создания условий для осуществления конституционного права на жилище, а также достижения конституционно одобряемых целей охраны частной собственности потребителей коммунальной услуги по отоплению, обеспечения баланса прав и законных интересов всех жильцов в МКД, соблюдения принципов правовой определенности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства предполагает такое правовое регулирование отношений, которое обеспечивало бы равный подход ко всем жильцам при распределении расходов на общедомовые нужды, имея в виду фактическое участие каждого, вне зависимости от способа отопления принадлежащих им помещений, в опосредованном отоплении помещений общего пользования и тем самым многоквартирного дома в целом, а также в обусловленных таким участием расходах.

Отсутствие такого механизма расчета платы свидетельствует о наличии имеющего конституционную значимость пробела в правовом регулировании, вступающего в противоречие с конституционными гарантиями права частной собственности, права на жилище, а также принципами равенства, справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, посчитал КС.

Что решил Суд

Суд признал абз. 3 п. 42.1 Правил во взаимосвязи с формулой 3 приложения № 2 к ним не противоречащим Конституции в той мере, в какой данные положения предполагают оплату коммунальной услуги по отоплению, предоставленной на общедомовые нужды, жильцами всех помещений МКД, подключенного к централизованным сетям теплоснабжения и оборудованного общедомовым прибором учета, в том числе жильцами, переведенными на отопление с использованием индивидуальных источников энергии.

В то же время КС признал абз. 3 п. 42.1 Правил во взаимосвязи с формулой 3 не соответствующим Конституции в той мере, в какой положения обязывают жильцов помещений, расположенных в МКД, который подключен к централизованным сетям теплоснабжения, оборудован общедомовым прибором учета и в котором ни одно помещение не оборудовано индивидуальным или общим прибором учета тепловой энергии, и переведенных на индивидуальное отопление, вносить плату за коммунальную услугу по отоплению в части потребления тепловой энергии в целях содержания общего имущества в случае, когда помещения общего пользования не оснащены отопительными приборами, не учитывая при этом фактическое участие этих лиц в опосредованном отоплении указанных помещений общего пользования и тем самым многоквартирного дома в целом, а также в обусловленных таким участием расходах, связанных с обеспечением общедомовых нужд.

КС постановил Правительству РФ внести изменения в действующий порядок расчета. Суд указал, что Валентина Шестерикова имеет право на применение компенсаторных механизмов. Форму и размер компенсации должен определить Шпаковский районный суд Ставропольского края как суд, рассмотревший в первой инстанции конкретное дело, в котором применен оспоренный нормативный акт. Суд посчитал, что пересмотр дела заявительницы – в условиях невозможности перерасчета платежей за коммунальную услугу по отоплению за прошлый период между жильцами – может привести в том числе к неоплате части фактически поступившей в этот дом по централизованным сетям теплоснабжения тепловой энергии и тем самым к разбалансировке правоотношений по теплоснабжению указанного дома, а потому дело Валентины Шестериковой не подлежит пересмотру.

Эксперты неоднозначно оценили постановление

Адвокат АП Московской области Валентина Ященко отметила, что несмотря на выводы Конституционного Суда вносимая собственниками, демонтировавшими систему отопления на законных основаниях, совокупная плата за отопление без разделения на плату за отопление помещений дома, которые не оборудованы индивидуальным или общим прибором учета тепловой энергии, и плату на общедомовые нужды, все же не соответствует принципу равенства, установленному ч. 1 ст. 19 Конституции, и требует решения на законодательном уровне.

Партнер юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников заметил, что Конституционный Суд еще раз подтвердил правомерность взимания исчисленной расчетным способом платы за отопление общих помещений МКД с владельцев помещений, отказавшихся от централизованного отопления. По его мнению, это согласуется с прежней практикой как Конституционного, так и Верховного судов.

Главное, по мнению Николая Сапожникова, что Конституционный Суд отметил: даже конструктивно обусловленное отсутствие в общих помещениях МКД приборов отопления не отменяет обязанности нести это бремя, так как при наличии подключения к центральному отоплению в любом случае происходит обогрев общего имущества МКД от соответствующих центральных коммуникаций.

«Однако, приводя в обоснование данной позиции довод о том, что разводка внутридомовой системы отопления предполагает прохождение через общие конструкции данного дома (стены, плиты перекрытий и т.п.), Конституционный Суд использовал оговорку “как правило”. Очевидно, что на просторах нашей огромной страны возможны случаи совершенно разных вариантов организации теплоснабжения конкретных МКД, – подчеркнул он. – Конституционный Суд не стал указывать на необходимость учета схемы разводки и схемы центрального теплоснабжения конкретного МКД, но предписал законодателю разработать порядок расчета, учитывающий вклад в отопление общих помещений, который вносят владельцы автономно отапливаемых помещений. Возможно, в таком новом порядке будут тем и иным образом оговариваться условия учета той схемы теплоснабжения и разводки коммуникаций, которые существуют в конкретном МКД».

Вместе с тем, указал Николай Сапожников, при всей очевидной справедливости поставленная Конституционным Судом задача представляется непростой с точки зрения ее технической и нормативной проработки, а также реализации на практике. «Очевидно, отдавая себе в этом отчет, Конституционный Суд указал на сохранение вплоть до утверждения нового порядка существующих в настоящее время правил. Иное решение было бы чревато значительными затруднениями в области оплаты соответствующих коммунальных услуг», – заключил эксперт.

Судебная коллегия учла, что водоканал, осведомленный о датах поверок прибора учета, в течение длительного времени не осуществлял ее на объекте абонента и принимал показания без замечаний, в том числе по истечении МПИ


По мнению одного из адвокатов, ВС вынес определение на основании закона и фактических обстоятельств дела, однако не исключено, что при дальнейшей подаче исковых заявлений стороны будут ссылаться на ранее обобщенную судебную практику. Второй счел выводы Суда неожиданными, поскольку вся судебная практика в подобных спорах строится, как правило, на формальном подходе. Третья отметила, что ВС явно указал на обязанность ресурсоснабжающей организации занимать активную позицию по контролю измерительных средств, находящихся у потребителей.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 310-ЭС20-13165, в котором ответил на вопрос, должна ли компания оплатить задолженность, возникшую из-за исправного прибора учета воды.

Обстоятельства спора

1 октября 2009 г. между АО «Тулагорводоканал» и АО «Тульский трикотаж» был заключен договор на отпуск воды и прием сточных вод, по условиям которого водоканал обязался отпускать абоненту питьевую воду из системы Тульского городского водопровода по III категории обеспеченности и принимать от абонента сточные воды в систему канализации, а абонент, в свою очередь, – своевременно и полностью оплачивать услуги водоканала в порядке и сроки, предусмотренные договором. При этом абонент обязался обеспечивать комплектность, целостность, сохранность и исправное состояние средств измерения, пломб на них и на обводных линиях, а также производить своевременный ремонт и госповерку приборов учета.

Согласно акту приемки водомерного узла для проведения финансовых расчетов за услуги водоснабжения и водоотведения от 4 октября 2005 г., составленному представителями водоканала и общества «Тульский трикотаж», на объекте абонента был установлен исправный водомер ВСКМ-40 с датой последней поверки 7 июня 2005 г. и показаниями на день приемки 11 куб. м, водомерное присоединение опломбировано.

18 июля 2018 г. при проведении представителями водоканала и общества обследования технического состояния узла учета холодной воды на объекте абонента было установлено, что межповерочный интервал прибора с показаниями на момент обследования 17 742 куб. м истек 1 июля 2011 г., о чем составлен акт, подписанный сторонами.

14 августа того же года прибор учета ВСКМ-40 был заменен счетчиком воды ВСКМ 90-40, о чем также составлен акт.

Ссылаясь на истечение межповерочного интервала прибора, водоканал произвел расчет объема поставленной обществу холодной воды и принятых сточных вод за период с 18 июля 2015 г. по 18 июля 2018 г., исходя из пропускной способности водопроводного ввода в точке подключения к централизованной системе водоснабжения 40 мм при его круглосуточном действии и скорости движения воды 1,2 м в секунду на основании подп. «б» п. 16 Правил организации коммерческого учета воды, сточных вод, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 2013 г. № 776, стоимость которых с учетом ранее поступившей от общества платы за указанный период составила более 4,7 млн руб. В направленной абоненту 14 сентября 2018 г. претензии водоканал предложил оплатить задолженность в добровольном порядке.

По заказу общества-абонента ФГБУ «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Тульской области» осуществило поверку счетчика воды ВСКМ 16-40, о чем 2 октября 2018 г. выдан соответствующий паспорт.

Поскольку общество не исполнило требование об оплате задолженности, водоканал обратился в Арбитражный суд Тульской области с иском о взыскании задолженности на сумму более 4,7 млн руб.

Удовлетворяя иск, суд руководствовался ст. 309, 310 и 548 ГК РФ, Законом об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ, Законом о водоснабжении и водоотведении, а также п. 14, 15, 16, 22, 23, 49 Правил организации коммерческого учета воды, сточных вод, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 2013 г. № 776. Суд пришел к выводу об отсутствии оснований для освобождения общества от обязанности оплатить услуги водоканала, объем которых определен расчетным путем, в связи с истечением межповерочного интервала (МПИ) прибора учета, установленного на объекте ответчика.

Отклоняя ссылку ответчика на судебную практику, признающую опровержимость презумпции непригодности для коммерческого использования приборов учета с истекшим МПИ, суд указал, что приводимые ответчиком судебные акты приняты при иных фактических обстоятельствах спора, а выданный 2 октября 2018 г. ФБУ «Тульский ЦСМ» паспорт счетчика воды ВСКМ 16-40 не является надлежащим подтверждением исправности и коммерческой пригодности данного прибора учета. По мнению суда, поверка была проведена значительно позже составления акта от 18 июля 2018 г., а ее результаты неприменимы к периоду, предшествующему поверке.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе.

ВС не усмотрел оснований для довзыскания с абонента платы за холодное водоснабжение и водоотведение

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество обратилось в Верховный Суд. ВС указал: судами правильно установлено, что по истечении срока поверки прибора учета он считается вышедшим из строя (неисправным) (подп. «ж» п. 49 Правил учета воды). Это, в свою очередь, является основанием для определения объема воды расчетным способом (метод учета пропускной способности устройств и сооружений, используемых для присоединения к централизованным системам водоснабжения) через 60 дней со дня возникновения неисправности прибора учета (в том числе непроведения поверки по истечении межповерочного интервала) или демонтажа прибора учета до проведения его допуска к эксплуатации либо поверки без демонтажа прибора (подп. «б» п. 14, подп. «б» п. 16 Правил учета воды в действовавшей в спорном периоде редакции).

Вместе с тем, указал ВС, абонент, пропустивший дату очередной поверки, не лишен возможности представить доказательства, фактически опровергающие презумпцию технической и коммерческой непригодности прибора учета с истекшим МПИ, влекущую необходимость исчисления объема полученного ресурса расчетным путем, поскольку последующее признание такого прибора соответствующим метрологическим требованиям по смыслу п. 17 ст. 2 Закона об обеспечении единства измерений лишь подтверждает его соответствие указанным требованиям на весь период после окончания срока поверки. Достоверных оснований полагать, что в процессе эксплуатации прибора учета, представляющего собой техническое устройство, происходит улучшение его технических характеристик, влияющих на результат и показатели точности измерений, не имеется.

ВС посчитал, что поскольку обществом в течение разумного срока после получения претензии водоканала с требованием об оплате водопотребления за последние три года в объеме, исчисленном методом пропускной способности, счетчик воды ВСКМ-40 был представлен для поверки в ФБУ «Тульский ЦСМ», являющееся государственным региональным центром метрологии, установившее в соответствии с Законом об обеспечении единства измерений пригодность данного прибора для изменения объема воды, в подтверждение чего в паспорт средства измерений от 2 октября 2018 г. была внесена запись о поверке, заверенная подписью поверителя и знаком поверки, с указанием даты, такой паспорт является достаточным подтверждением технической исправности и коммерческой пригодности прибора в спорном периоде.

Верховный Суд принял во внимание, что при рассмотрении спора не было установлено, что в 2009–2018 гг. общество-абонент допускало искажения показаний прибора учета при передаче их водоканалу либо умышленно воспрепятствовало допуску его представителей к прибору, т.е. пропуск срока очередной поверки не был связан со злоупотреблением абонентом своими правами. ВС пришел к выводу, что при наличии паспорта от 2 октября 2018 г. с записью о проведенной ФБУ «Тульский ЦСМ» поверке отсутствовали основания для довзыскания с абонента платы за холодное водоснабжение и водоотведение за 2015–2018 г. сверх объемов, оплаченных обществом, исходя из показания прибора учета ВСКМ-40, в предусмотренном на случай неисправности прибора учета порядке (подп. «б» п. 14, подп. «б» п. 16 Правил учета воды).

«Кроме того, Судебная коллегия учитывает, что водоканал, осведомленный как о дате госповерки установленного у абонента прибора учета (2005 г.), так и о дате следующей поверки этого прибора (2011 г.), в течение длительного времени (до 2018 г.) не осуществлял проверку состояния приборов учета воды на объекте абонента, принимал от абонента без замечаний показания прибора учета, в том числе по истечении МПИ, т.е. не проявлял как профессиональный участник отношений по водоснабжению должной заботливости и осмотрительности в целях недопущения нарушений учета со стороны своего абонента», – отмечается в определении. При этом, указал ВС, последующие действия водоканала, впервые осуществившего проверку состояния приборов учета воды спустя 7 лет после истечения МПИ и потребовавшего оплатить объем водопотребления и водоотведения в объеме и порядке, предусмотренных на случай неисправности прибора учета, несмотря на наличие в выданном ФБУ «Тульский ЦСМ» паспорте средства измерений записи о поверке, не могут быть признаны добросовестными и, следовательно, не должны пользоваться защитой со стороны суда.

«Обобщая вышеприведенные выводы, Судебная коллегия подтверждает безусловную обязанность всех участников отношений по энергоснабжению соблюдать установленные законом и иными нормативными правовыми актами требования по монтажу и демонтажу, надлежащей эксплуатации, своевременной поверке и извещению о технической неисправности приборов (узлов) учета, содержание которых находится в ведении абонентов. Кроме того, признание за абонентом права на осуществление коммерческого учета потребляемого ресурса с использованием прибора с истекшим МПИ при условии последующей успешной поверки этого прибора не может служить основанием для освобождения такого абонента от ответственности (гражданской или административной) за пропуск срока очередной поверки, если соответствующие его действия (бездействие) подпадают под установленные законом основания для привлечения к такой ответственности», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении исковых требований водоканала.

Адвокаты прокомментировали выводы Суда

В комментарии «АГ» адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина отметила, что ВС наиболее комплексно исследовал фактические обстоятельства дела с учетом положений закона.

«По поводу признания Верховным Судом допустимости опровержения презумпции неисправности прибора учета с истекшим межповерочным интервалом, при условии последующего подтверждения в установленном порядке его пригодности для коммерческих измерений, считаю, что это не должно рассматриваться исключительно как вывод Суда. На этот счет необходимо ввести изменения в специальное законодательство в сфере ЖКХ», – считает адвокат. Она добавила, что рассматриваемая ситуация уже не первый раз доходит до Верховного Суда. «Возможно, на практике существуют и еще примеры, однако они не дошли до ВС и незаконно выполняются», – предположила Татьяна Саяпина.

Также адвокат отметила, что ссылки исключительно на судебную практику при принятии решений судами не являются основанием для отказа в удовлетворении иска. «Суд вынес определение на основании закона и фактических обстоятельств дела. Однако не исключено, что при дальнейшей подаче исковых заявлений стороны будут ссылаться на ранее обобщенную судебную практику. При этом опора преимущественно на судебную практику, а не закон, не является достаточным аргументом в пользу вынесения законного и обоснованного решения суда», – подчеркнула Татьяна Саяпина.

Партнер и руководитель практики «Трудовое право» фирмы INTELLECT Анна Устюшенко отметила, что, занимая позицию защиты потребителя, определение можно оценить только в позитивном ключе. Ценность данного определения, по ее мнению, не только в том, что ВС поддержал практику опровержения презумпции неисправности прибора учета, но и в том, что он явно указал на обязанность ресурсоснабжающей организации как профессионального участника отношений по водоснабжению занимать активную позицию по контролю средств измерений, находящихся у потребителей.

«Важно ли данное определение для применения по аналогии? Разумеется. Причем для любого вида ресурсов, необязательно только в вопросах водоснабжения. Ситуация с истечением МПИ систем или приборов учета является рядовой для энергоснабжения в целом. Однако это не означает, что Верховный Суд упростил алгоритм поведения потребителя до следующего: проверка – акт о безучетном потреблении – экспертиза ПУ – оспаривание акта. В конкретных делах судами будут учитываться все обстоятельства нарушения потребителем его обязанности по содержанию систем учета в порядке. Определение не позволяет уйти от ответственности недобросовестным потребителям, если речь идет о классическом безучетном потреблении, сопряженном с вмешательством в работу прибора учета, или невыполнении обязанности по допуску представителей РСО для контроля», – указала Анна Устюшенко.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов назвал определение неожиданным, поскольку вся судебная практика в подобных спорах строится, как правило, на формальном подходе. «Суды не пытаются даже выяснять детали спора, выясняя лишь основной предмет доказывания (пропущен ли срок поверки)», – пояснил он.

«Лично у меня давно вызывает вопросы поведение ресурсоснабжающих организаций, которые пользуются подобным формальным подходом судов и получают совершенно необъяснимые прибыли. В данном определении ВС требует доказывать не вероятность недостоверных показателей (отсутствие поверки), а реальные признаки нарушений в работе прибора учета. Тем самым поставщик освобожден от доказывания размера убытков, но сам факт требуется хотя бы косвенно обосновать», – заключил адвокат.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: