Отличие судебного контроля от судебного надзора

Обновлено: 15.04.2024

Смольников С., Туапсинский транспортный прокурор прокуратуры Краснодарского края.

Существенно расширив правовые основания осуществления судебной власти в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина и охраны Конституции и законности, законодатель одновременно не только сохранил единую централизованную систему прокурорского надзора за исполнением законов органами власти, управления и контроля, но и расширил его сферу. К ведению прокуратуры законодательно отнесены полномочия по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина всеми коммерческими и некоммерческими организациями, исполнением законов указанными организациями и законностью издаваемых ими правовых актов.

Следует отметить, что правосудие не заменяет и не подменяет прокурорский надзор за законностью, а судебная система не может и не должна выполнять надзорные функции прокуратуры, поскольку суд в силу многих причин весьма ограничен в своих возможностях.

Прокурорский надзор и судебный контроль - это две взаимосвязанные формы осуществления контрольной деятельности государства, осуществляемые разными органами государственной власти и в разных организационно-правовых формах, эффективность осуществления которых во многом обусловлена их взаимосвязью и взаимозависимостью. Механизм судебного контроля эффективен при инициировании судебных дел прокуратурой и активном участии прокурора в судебном процессе, а результативность прокурорского надзора обусловлена результатами рассмотрения дел.

Взаимосвязь прокурорского надзора и судебного контроля во многом обусловлена тем, что сферы распространения компетенции суда и прокуратуры в контроле (надзоре) за законностью по объектам их осуществления в значительной степени совпадают. В то же время прокурорский надзор имеет более широкую сферу осуществления и больший объем полномочий, чем судебный контроль.

Будучи самостоятельными организационно-правовыми формами осуществления государством контрольной деятельности как одного из элементов регулятивной и правоохранительной деятельности государства, судебный контроль и прокурорский надзор имеют общие черты. Так, по объекту контрольной деятельности судебный контроль и прокурорский надзор являются всеобъемлющими, т.е. они осуществляются вне зависимости от направления социального управления или ведомственной принадлежности субъекта государственного управления.

Объектами прокурорского надзора и судебного контроля могут стать деятельность органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления, общественных организаций, в том числе политических партий, религиозных организаций и их должностных лиц, а также предприятий и учреждений всех форм собственности и отдельных граждан.

Однако им присущи и существенные различия. Во-первых, прокурорский надзор по форме его осуществления имеет активный характер и может осуществляться по инициативе органов прокуратуры, тогда как судебный контроль всегда пассивен, он инициируется субъектами и объектами управления - гражданами и иными физическими и юридическими лицами, органами государственной власти, местного самоуправления и иными управляющими структурами.

Одной из предусмотренных Законом о прокуратуре мерой реагирования прокурора на выявленные нарушения закона является обращение прокурора в суд (общей юрисдикции или арбитражный) за защитой государственных или общественных интересов, проявляющейся, как правило, в защите права конкретного субъекта (гражданина или юридического лица).

Прокуроры обязаны инициировать возбуждение производства по гражданскому делу в суде, когда спор приобрел государственную или общественную значимость, имеет принципиальный характер, затрагивает интересы регионов, значительной части населения или крупных трудовых коллективов.

В защиту чужих интересов прокурор обязан выступать в случаях, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде свои права и свободы или когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение (ст. 27 Закона о прокуратуре).

Следует отметить существенные различия не только в формах, но и юридической силе принимаемых актов судебного контроля и прокурорского надзора. Результатом прокурорского надзора могут быть: объявление предостережения, возбуждение уголовного дела или производства об административном правонарушении, требование привлечения лиц, совершивших правонарушение, к иной установленной законом ответственности; освобождение лиц, незаконно подвергнутых административному задержанию на основании решений внесудебных органов; опротестование противоречащих закону правовых актов, обращение в суд или арбитражный суд с требованием о признании таких актов недействительными; внесение представления об устранении нарушений закона, имеющих иные правовые последствия.

Имея инициативный характер и в этой связи являясь более результативным в осуществлении контрольной деятельности государства, прокурорский надзор по результатам своего осуществления во многом зависим от эффективности судебной власти, поскольку при реализации полномочий общего надзора прокуратуры по результатам прокурорской проверки принимается промежуточное решение, например внесение протеста. Должностное лицо предприятия, организации не обязано удовлетворять протест и вправе отклонить его. В этом случае материалы проверки с заявлением прокурора направляются в суд для осуществления судебного контроля и принятия судебного решения, результат судебного контроля - судебное решение об устранении нарушения законности либо об отказе в удовлетворении заявления в случае необоснованности, т.е. решение, устраняющее обстоятельства, ставшие поводом для проведения судебной проверки. Оно имеет обязательный характер не только для сторон, но и для иных лиц, что является особенностью судебного контроля.

Юридическая сила судебного решения, принятого в порядке контроля, равна силе закона, примененного к конкретному правоотношению. Особенно это проявляется в решениях, принятых по делам, вытекающим из административных и иных публично-правовых отношений, когда объектом судебного контроля становятся нормативные акты органов государственной власти и местного самоуправления.

В этой связи обоснованной представляется озабоченность работников прокуратуры об ограничении новым Гражданским процессуальным кодексом (ст. 45) возможности обращения в суд в защиту интересов лишь ограниченного круга субъектов , поскольку обращения граждан в прокуратуру в десятки раз превышают количество обращений за судебной защитой.

См., напр.: Крутиков М. Общий надзор и правосудие // Законность. 2005. N 8.

Представляется, что возможности взаимодействия прокурорского надзора и судебного контроля, особенно в сфере осуществления общего надзора прокуратуры, для восстановления законности и правопорядка мерами судебного контроля должны развиваться. Прокурор должен иметь законодательно установленное право во всех случаях отклонения или неудовлетворения его требований обращаться в суд. Такая же ситуация должна иметь место и в отношении защиты интересов не только физических, но и юридических лиц. Установленный критерий возможности вмешательства прокурора в деятельность юридических лиц и его обращения в суд лишь при нарушении интересов государства во многом ограничивает возможность восстановления нарушенных прав граждан, учредителей, акционеров и иных заинтересованных лиц.

Для повышения эффективности усилий прокуратуры целесообразно предоставить ей право обращения в Конституционный Суд РФ с запросами о проверке конституционности законов и иных нормативных актов, находящихся в сфере судебного конституционного контроля.

Необходимы изменения в гражданском процессуальном законодательстве, снимающие ограничения обращения прокурора в суд по кругу лиц, в чьих интересах он должен выступать, а также в арбитражном процессуальном законодательстве, ограничивающем круг прокуроров, имеющих право обращаться в арбитражные суды уровня субъекта Федерации.

Укрепление правового статуса прокуратуры должно идти и на уровне конституционной регламентации ее деятельности. Целесообразно внести дополнения в ст. 104 Конституции, предоставив Генеральной прокуратуре РФ право законодательной инициативы по вопросам ее ведения, а также в ст. 129, установив, что прокуратура составляет единую централизованную систему, самостоятельно и независимо осуществляющую прокурорскую власть в установленных законом формах.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Газетдинов Н.И., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики КГУ, кандидат юридических наук.

Анализируя различные точки зрения ученых, опираясь на нормы Конституции России, процессуальное законодательство, автор полагает, что судебный надзор, осуществляемый вышестоящими судебными инстанциями, по сути, является проявлением правосудия.

Обосновывая необходимость существования проверочных стадий вслед за "окончательным производством", И.Я. Фойницкий писал: "Установление разнообразных гарантий спокойного и полного разбирательства в первой инстанции имеет своей задачей обеспечение постановления ею справедливого приговора. И весьма существенные интересы как личности, так и общежития нашли бы наиболее полное удовлетворение, если бы этим разбирательством могло заканчиваться все судебное по делу производство: достигалась бы быстрота процесса, в самой высшей мере могли бы быть выполнены требования непосредственности судебного разбора и его дешевизны, и начало устойчивости, незыблемости судебных решений, обеспечивающее устойчивость самого правопорядка, получило бы наивысшее выражение".

Далее, объясняя причины допущенных судебных ошибок на основе опыта, он подчеркивает, "несмотря на все заботы о надлежащем построении его, оставляют возможность ошибки в приговоре, что притом судебные места, действующие порознь, утрачивают внутреннее единство в понимании и применении закона, что потому интересы правосудия оказываются необеспеченными и судебные приговоры перестают быть выражением истины" .

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. М., 1996. Т. 2. С. 509.

Судебная статистика показывает, что судебные ошибки имеют место и сегодня, причем в значительном количестве, а не как исключение. По результатам обобщения судебной практики и статистическим данным в 2008 г. судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан рассмотрены в кассационном порядке приговоры судов республики в отношении 4803 лиц, из них в отношении 3808 лиц оставлены без изменения, что составляет 87,4%. Данная ситуация является относительно устойчивой. В 2007 г. оставлены без изменения приговоры в отношении 4268 лиц (88,8%) .

См.: Справка о результатах изучения причин отмен и изменений приговоров и постановлений (определений городских) районных судов РТ в кассационном порядке за 2008 г.

В порядке надзора президиум Верховного суда РТ в 2008 г. рассмотрел 682 уголовных дела, по 659 делам жалобы были удовлетворены .

См.: Справка о результатах изучения практики рассмотрения уголовных дел в порядке надзора президиумом Верховного суда за 2008 г.

Изложенная нами картина реальной действительности осуществления правосудия характерна для всей Российской Федерации и является свидетельством для обоснования необходимости существования проверочных (контрольных) стадий уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальное законодательство РСФСР (УПК 1922 г.) в ст. 24 предусматривало осуществление надзора вышестоящими судами за судебной деятельностью.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации понятие "судебный надзор" не закреплено, хотя правила судебной проверки в апелляционном, кассационном и надзорном порядке достаточно подробно регламентированы.

Отсутствие в действующем законодательстве четкой дефиниции судебной проверки вызвало в последние годы к осуществлению правосудия живой интерес, который в том числе объясняется также и усилением судебной власти. В теории уголовного процесса и в юридической науке это привело к возникновению оживленной дискуссии относительно терминологии о сущности и содержании судебной проверки как решений самих судов, так и решений, принимаемых органами предварительного расследования и прокуратурой. При этом, отмечая единство проверочных стадий, в юридической литературе подчеркивается: ". кассация, судебный надзор и пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам, взятые вместе, представляют собой системное образование, объединенное общими целями, главная из которых - выявление и исправление судебных ошибок" .

Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Г.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979. С. 308.

Но споры в большей степени продолжаются не в отношении единства целей и задач проверочных стадий, а в отношении определения понятия и содержания. На это, в частности, указывает и Н.Г. Муратова, подчеркивая, что одним из самых дискуссионных является вопрос о видах и формах судебного контроля в досудебном производстве, возможности его существования в судебных стадиях, а также выяснения, в частности, соотношения судебного контроля и надзора .

См.: Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве. Казань, 2004. С. 80.

А.Д. Назаров различает судебный контроль и судебный надзор, при этом под судебным контролем понимает проверочные действия суда за соблюдением законов в досудебных стадиях. Он пишет: "Введение в уголовное судопроизводство института судебного контроля, вне всякого сомнения, способствует повышению качества проведения предварительного расследования уголовных дел, выявлению и своевременному устранению в ходе судебного производства следственных ошибок". Характеризуя судебный надзор, он далее подчеркивает: "Таким образом, в понятие судебного надзора включается проверка вышестоящими судами судебных решений нижестоящих судов в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, а также дача высшей судебной инстанцией руководящих разъяснений нижестоящим судам и иным правоприменителям по вопросам уголовного судопроизводства. Понятие судебного контроля применимо лишь для проверочной деятельности суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства" . По мнению Н.А. Колоколова, термин "судебный контроль", появившийся в научном обороте сразу после введения в УПК РСФСР ст. ст. 220.1 и 220.2 (Судебная проверка законности и обоснованности ареста), избран в противовес устоявшимся понятиям "прокурорский надзор" и "контроль", и они не исключают, а дополняют друг друга .

Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. СПб., 2003. С. 204.
См.: Колоколов Н.А. Судебно-контрольное производство в стадии предварительного расследования // Адвокатура в России. М., 2004. С. 215 - 216.

М.Е. Токарева и А.Г. Халиулин различают судебный контроль и судебный надзор за действиями органов расследования на том основании, что если суд проверяет законность и обоснованность действий органов предварительного расследования, ограничивающих права и свободы граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, при условии, если суд, осуществляя контроль, не санкционирует эти действия, то такие действия суда являются судебным контролем. А если "суд несет ответственность за законность и обоснованность указанных действий, дозволяя органу расследования их производство путем дачи санкций" , то суд осуществляет судебный надзор. Таким образом, они полагают, что разграничение судебного контроля и судебного надзора зависит не от стадии их осуществления, а от формы контроля.

Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М.-Кемерово, 1997. С. 51.

Некоторые авторы считают, что судебный контроль представляет собой особую форму осуществления правосудия по уголовным делам . По мнению А.П. Гуськовой, "судебная власть в уголовном процессе реализуется в форме правосудия в обычном понимании и в форме контроля за соблюдением прав участников уголовного процесса в досудебном производстве". Далее она подчеркивает, что сегодня обоснованно границы правосудия раздвигаются, суд получил качественно новую функцию - функцию осуществления правосудия в досудебном производстве. Суд теперь вершит правосудие не только в том понимании, как это рассматривалось прежде в плане деятельности его в судебных стадиях процесса, но и в предварительном производстве, поскольку сфера судебной власти в виде контроля на досудебных стадиях обозначалась с учетом статьи в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и, соответственно, со ст. 46 Конституции РФ, которая каждому гарантирует судебную защиту его прав и свобод" .

См.: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. Н. Новгород, 2002. С. 24 - 26; Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. СПб., 2003. С. 206; и др.
Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ. Оренбург, 2002. С. 13.

Достаточно обстоятельному анализу соотношение понятий "судебный контроль", "судебный надзор" и "правосудие" подвергли В.А. Азаров и И.Ю. Таричко, которые полагают, что, по-новому оценивая деятельность судебных органов, необходимо рассматривать судебный контроль как особую форму правосудия .

См.: Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004. С. 133.

По их мнению, есть некоторое процедурное сходство, проявляющееся при реализации судом самостоятельных функций судебного контроля и правосудия. Во-первых, и в том, и в другом случае разрешается правовой конфликт по существу. Во-вторых, в обоих случаях деятельность суда облечена в строгую процессуальную деятельность. В-третьих, по результатам рассмотрения конфликтов принимаются общеобязательные, обеспеченные государственным принуждением решения, существенно отличающиеся по своей правовой природе, а также по юридическим последствиям, которые эти решения имеют для участников процесса.

Тем не менее разграничивая эти два понятия, далее они пишут, что "при рассмотрении дела по существу суд в состязательном процессе занимает относительно пассивную роль арбитра, а реализуя функцию судебного контроля, судья осуществляет контрольные мероприятия, проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суд здесь выступает больше в роли контролера, чем арбитра" .

Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004. С. 133 - 136.

Видимо, различие между функцией суда по осуществлению правосудия (разрешение дела) и функцией судебного контроля на этом не заканчивается, т.е. активность или пассивность суда - это все же внешняя сторона, а суть явлений, с нашей точки зрения, в том, что, осуществляя правосудие, суд сам при активном участии сторон принимает окончательное решение по делу. Поэтому правосудие можно определить как основанную на законах деятельность судов по рассмотрению и разрешению гражданских (арбитражных, административных) и уголовных дел в определенной процессуальной форме, направленную на установление объективной истины по делу .

См.: Газетдинов Н.И. Правоохранительные органы: Учебник для вузов. Казань, 2002. С. 28.

Близкое к данному определению правосудия дают В.А. Азаров и И.Ю. Таричко: "В классическом понимании правосудие (в рамках уголовного судопроизводства) - это осуществляемая судом в законодательно обусловленной процессуальной форме деятельность по рассмотрению и разрешению уголовных дел с вынесением общеобязательного, обеспеченного государственным принуждением решения (акта правосудия)" .

Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004. С. 134.

На основе рассмотренных позиций можно сделать вывод о том, что, осуществляя правосудие, суд разрешает спор, осуществляя судебный контроль, суд лишь дает оценку отдельным действиям или бездействию либо решениям других субъектов уголовно-процессуальной деятельности. Когда же речь идет о проверочных действиях вышестоящими судебными инстанциями решений и действий нижестоящих судебных инстанций, в ходе которых вышестоящие суды не только оценивают определенные действия или решения, а в рамках предоставленных им полномочий, отменяя решения, могут принимать новые решения по существу либо изменить эти решения, то имеется в виду осуществление правосудия в форме судебного надзора, а не судебного контроля.

В литературе также отмечается, что понятие "судебный надзор" подробно регламентировано процедурами ревизионных судебных инстанций (апелляции, кассации, надзора) и, как нам представляется, особых дискуссий не вызывает . Но вместе с тем, нам представляется, оснований для дискуссий более чем достаточно, так как в юридической литературе существуют конструкции: "осуществление правосудия", "судебный контроль", "судебный надзор" и "правосудие", на что мы уже обращали внимание. При второй конструкции понятием "правосудие" охватывается деятельность суда и в проверочных стадиях. В связи с этим Т.З. Зинатуллин пишет: "Правосудие есть лишь процессуальная деятельность судов первой и последующих инстанций по разрешению фигурируемого, в частности, по уголовному делу, обвинения по существу" . В другой работе он дает более четкое обоснование данной позиции: "Постановленный судом первой инстанции приговор может быть пересмотрен в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и в порядке возобновления уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Констатация соответствующими судами незаконности и (или) необоснованности пересмотренного приговора есть констатация факта, что суд первой инстанции надлежащим образом правосудия по конкретному уголовному делу не осуществил. Корректировка в таких судах основного вопроса уголовного процесса о виновности (невиновности) подсудимого в инкриминируемом преступлении, степени его вины и органически с ними связанных вопросов и видах и мерах уголовной ответственности есть также не что иное, как осуществление по делу правосудия" .

См.: Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. СПб., 2003. С. 205.
Зинатуллин Т.З. Осуществление правосудия - функция российского уголовного процесса // Рос. судья. 2001. N 6. С. 12.
Зинатуллин Т.З. О соотношении понятий "разрешение дела" и "осуществление правосудия" // Судебная власть в России: закон, теория, практика. М., 2005. С. 535.

Об этом же пишут В.В. Николюк и В.В. Кальницкий, которые также отмечают, что законодательные положения, образующие институт правосудия, предопределяют его понимание как деятельность суда по рассмотрению в судебных заседаниях уголовных дел судами первой, кассационной и надзорной инстанций, а также по вновь открывшимся обстоятельствам и применению установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных .

См.: Николюк В.В., Кальницкий В.В. Вопросы учения о правосудии в связи с совершенствованием законодательства // Вопросы совершенствования правового регулирования и укрепления социалистической законности и правопорядка. Омск, 1988. С. 110.

На основе анализа ст. ст. 118 и 126 Конституции Российской Федерации и процессуального законодательства, а также Закона "О судебной системе в РФ" мы также полагаем, что судебный надзор, осуществляемый вышестоящими инстанциями над решениями нижестоящих судебных инстанций, есть, по сути, проявление правосудия, ибо в конечном итоге целью всех судебных инстанций является установление истины по одному и тому же делу.

Литература

  1. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. М., 1996. Т. 2.
  2. Справка о результатах изучения причин отмен и изменений приговоров и постановлений (определений городских) районных судов РТ за 2005 г., составленная судьей Верховного суда РТ Г. Махмутовой.
  3. Справка о результатах изучения практики уголовных дел в порядке надзора за 2006 г., составленная судьей Верховного суда РТ М.Х. Камаловым.
  4. Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Г.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979.
  5. Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве. Казань, 2004.
  6. Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. СПб., 2003.
  7. Колоколов Н.А. Судебно-контрольное производство в стадии предварительного расследования // Адвокатура в России. М., 2004.
  8. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М.-Кемерово, 1997.
  9. Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. Н. Новгород, 2002.
  10. Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. СПб., 2003.
  11. Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ. Оренбург, 2002.
  12. Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004.
  13. Газетдинов Н.И. Правоохранительные органы: Учебник для вузов. Казань, 2002.
  14. Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. СПб., 2003.
  15. Зинатуллин Т.З. Осуществление правосудия - функция российского уголовного процесса // Рос. судья. 2001. N 6.
  16. Зинатуллин Т.З. О соотношении понятий "разрешение дела" и "осуществление правосудия" // Судебная власть в России: закон, теория, практика. М., 2005.
  17. Николюк В.В., Кальницкий В.В. Вопросы учения о правосудии в связи с совершенствованием законодательства // Вопросы совершенствования правового регулирования и укрепления социалистической законности и правопорядка. Омск, 1988.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.


В настоящий момент в Российской Федерации судебная система представляет собой самостоятельную власть, основная ее задача заключается в гарантии обеспечения конституционных прав и свобод личности. При этом необходимо учитывать, что реализуется это с помощью своевременного и правильного рассмотрения дел, согласно действующему законодательству. На практике необходимо дополнительное внимание уделить досудебному производству по уголовным и иным делам. В данном случае вступает в действие как судебный контроль, так и прокурорский надзор. Стоит представить данные понятия и рассмотреть их специфику задач, а также разнообразие процессуальных форм и анализировать существующие методы решения.

Ключевые слова: прокурорский надзор, судебный контроль, суд, законность, надзор, судебные дела.

Необходимо отметить, что прокурорский контроль осуществляется постоянно и основное его выражение заключается в том, чтобы контролировать соблюдение законности, а также детально обращать внимание на выполнение должностными лицами основных задач, которые являются их основными обязанностями, также происходит тщательный контроль за соблюдением законности. При этом судебный контроль представляет собой несколько другое действие. В данном случае основная характеристика в том, что выполняются отдельные проверочные действия в том случае, когда ответственность за процессуальные решения берет на себя суд. Дополнительно обязательно нужно рассмотреть тот факт, что в настоящий момент нет однозначного разделения между этими понятиями, они тесно взаимосвязаны и даже часто дублируют друг друга [1].

Наибольшей сложностью становится непосредственно судебный контроль. В данном случае в Российской Федерации есть ряд возражений в данной отрасли, которые подробно рассматриваются и могут быть в дальнейшем в виде серьезной проблемы. Необходимо детально рассмотреть особенности каждого процесса, как прокурорского надзора, так и судебного контроля. В большинстве случаев они сливаются непосредственно в процессе работы органа дознания. При этом прокурорский надзор является основой. Это особенная специфическая деятельность, которая реализуется силами государственных федеральных органов прокуратуры, при этом она реализуется от имени государства и с основной целью в точном соблюдении существующего законодательства. Необходимо дополнительно уделить внимание полномочиям, которые есть в прокурорском надзоре, они характеризуют подобный процесс и помогают разобраться в самом определении. Дополнительно обязательно нужно рассмотреть подробно полномочия прокурора непосредственно в этом процессе. Есть несколько направлений деятельности:

  1. Осуществляется надзор за законностью, это означает, что тщательно проверяется обоснованность возбуждения всех ходатайств.
  2. Детально проверяется дата согласия дознавателю на процессуальные действия, а также принятие решений в процессе.
  3. Проверяется законность в случае рассмотрения жалоб участников процесса.
  4. Проверяется ряд иных полномочий, которые касаются работы дознавателя [2].

Дополнительно необходимо рассмотреть судебный контроль. В данном случае речь идет о том, что применяется система средств, которые необходимы непосредственно для реализации основных конституционных функций судебной власти. При этом в итоге исключается полностью ограничение прав личности в уголовном процессе. Восстановление этих прав в случае нарушения, а также компенсация также контролируются именно судебными государственными органами. Есть возможность выделить основные полномочия, которые в этой сфере имеет суд и реализует их:

– Определяется мера пресечения;

– Рассматривается вопрос продление срока содержания в условиях домашнего ареста или же непосредственно под стражей;

– Рассматривается вопрос о медицинской помощи;

– Анализируется необходимость и реализации возмещения материального вреда;

– Разбирается вопрос осмотра жилища, если проживающие не согласны на эту процедуру;

– Рассматривается возможность обыска личного;

– Проверяется законность изъятия разнообразных вещей и предметов;

– Принимается решение о наложении ареста на имущество;

– Рассматривается отстранение обвиняемого или подозреваемого от его рабочей должности.

На основании предоставленных характеристик можно сделать вывод о том, что судебные органы получают возможность в рамках досудебного производства совершать разнообразные действия. В частности, речь идет непосредственно о рассмотрении жалоб непосредственно на органы дознания. На основании полученных данных можно сделать вывод, что прокурорский надзор необходим для выявления разнообразных нарушений в процессе досудебного расследования, а также на их устранение. При этом судебный контроль необходим именно для устранения конкретных нарушений. Стоит отметить, что в рамках данного вопроса необходимо рассмотреть варианты совершенствования данных процессов и проблемы, которые могут возникать во время их реализации. Необходимо дополнительно обратить внимание на тот факт, что после судебной реформы сама ветвь судебной власти действительно получила значительное укрепление и множество новых полномочий. В частности, это коснулось того момента, что расширился судебный контроль [3].

Необходимо обратить внимание на тот факт, что в настоящий момент прокурорский надзор и судебный контроль представляют собой две взаимосвязанные формы осуществления контроля деятельности государства. При этом основная особенность заключается в том, чтобы рассмотреть существующие органы государственной власти, которые реализуют судебный контроль и прокурорский надзор, а также более детально рассматривается эффективность осуществления подобного контроля. Стоит обратить внимание на тот факт, что основной задачей является четкое соблюдение законности, а также прав и свобод каждого человека и гражданина. При этом обязательно нужно правильно расставить акценты. Основной задачей с точки зрения совершенствования сейчас становится тот факт, что судебный контроль и прокурорский надзор обязательно должны работать с точки зрения разумного грамотного сочетания обоих функций. При этом в законодательстве необходимо дополнительно уточнить основные полномочия и нормализовать все процессы. В настоящий момент есть некоторая проблема с точки зрения разделения обязанностей. В частности, следующей внушительной проблемой становится тот факт, что судебный контроль осуществляется именно ситуативно. Отсутствуют конкретные предписания о том, как именно должны проходить работы, связанные с контролем законности на всех этапах, включая досудебное следствие, а также непосредственно процесс судебного разбирательства и вопросы, связанные именно с процессом дальнейшего контроля выполнений принятых решений. С учетом существующего законодательства возможно именно ситуативное проявление судебного контроля. При этом стоит обратить внимание на то, что для гарантии законности необходимо прописать мотивы и причины его применения, а также регулировать сроки и время применения подобных методик контроля [4].

Основная задача применения как прокурорского надзора, так и применения судебного контроля заключается непосредственно в гарантии обеспечения прав каждого человека на основании существующего законодательства. При этом стоит уделить внимание именно оформлению с точки зрения законодательства, которое будет дополнительно рассматриваться. Основной проблемой сейчас становится тот факт, что нет четкого распределения обязанностей прокуратуры и суда с точки зрения контроля и надзора. Нередко вопросы решаются с точки зрения индивидуальной особенности конкретного дела, ситуативно. В результате в настоящий момент существует множество ошибок и проблем, которые дополнительно должны быть рассмотрены более детально. Стоит отметить, что с помощью четкой регламентации каждого этапа удается действительно значительно улучшить результаты на основании международного опыта других стран. Для этого стоит совершенствовать законодательство и продумать все основные детали, а также четко разграничить полномочия суда и прокуратуры, особенно, когда это касается процесса досудебного дознания. В такой ситуации, согласно Конституции Российской Федерации, действительно будет гарантированно.

Следующей сложностью становится тот факт, что в настоящий момент, что некоторые считают тождественной деятельность прокурорскую и судебную с точки зрения контроля. На самом деле различия есть, но они недостаточно явно зафиксированы с точки зрения законодательства. Решением проблемы становится более четкое разграничение. В частности, можно доверить полностью контроль на досудебном этапе именно прокурорскому надзору, а судебный контроль использовать только лишь непосредственно для того, чтобы в процессе дела контролировать выполнение законодательства и разбираться со спорными ситуациями, которые возникли в досудебном этапе и не могут быть решены силами прокурора. В том числе необходимо совершенствование самого процесса контроля. Необходимо добиваться четкого соблюдения законодательства, как с точки зрения его формы, так и с точки зрения содержания. Обязательно нужно учитывать тот факт, что с помощью совершенствования законодательства и с помощью детально проработки всех основных моментов, связанных с контролем судебным и надзором прокурорским есть возможность стремиться к стандартам, установленным в международном законодательстве. В частности, речь идет именно о правах человека, зафиксированных как в международных нормативно-правовых актах, так и в Конституции Российской Федерации.

Одной из самых явных проблем в настоящий момент становится непосредственно подробное рассмотрение жалоб на бездействие или же действие дознавателя. Нужно обратить внимание на тот факт, что подобные ситуации в рамках процессов в Российской Федерации должны тщательно регламентироваться. Поступает огромное количество жалоб с точки зрения серьезного нарушения со стороны следователей или же дознавателей как прав человека в целом, так и непосредственно Конституции или же иного законодательства в Российской Федерации. Необходимо разработать единую систему для подачи подобных жалоб и их рассмотрения, которую необходимо контролировать в рамках прокурорского надзора и судебного контроля. При этом следует детально разделить все жалобы в зависимости от определенной тематики и ситуации, при которой они были поданы. Таким образом появится возможность приближения к стандартам с точки зрения совершенствования законодательства в сфере прав человека, а также появится уникальная возможность добиться максимального результата для контроля работы дознавателей и следователей. Основной задачей с точки зрения решения этой проблемы становится непосредственно контрольная деятельность государства в разнообразных организационно-правовых сферах, при этом ее эффективность должна регулярно повышаться при совершенствовании основных механизмов контроля.

В рамках анализа дополнительно нужно обратить внимание на тот факт, что есть явные различия непосредственно в рамках юридической силы принимаемых актов с точки зрения как прокурорского надзора, так и судебного контроля. В рамках надзора прокурора есть возможность рассмотреть такие виды деятельности, как предостережение, возбуждение дела, а также требования по привлечению лиц к разнообразной ответственности, при этом также может быть сформулировано требование, которое касается освобождения лиц, если их административное задержание было незаконным. Нужно учитывать, что также с точки зрения подобных действий необходимо анализировать обращения в суд, а также рассмотрение действительности актов. Стоит отметить, что подобные процессы отличаются инициативным характером, а значит они более результативны. При этом дополнительно стоит отметить, что на основании прокурорской проверке есть возможность принимать только лишь промежуточное решение, если же будут какие-либо возражения, то в дальнейшем дело рассматривается именно в суде, о может принять окончательное решение, подробно проанализировав все основные детали. При этом с юридической точки зрения именно судебный контроль будет значительнее, у него сила судебного решения, которая приравнивается непосредственно к силе самого закона. Это актуально для разнообразных дел, для рассмотрения жалоб, а также для множества других типовых вопросов.

  1. Амирбеков К. Статус прокурора в координационной деятельности // Законность. 2018. № 10. С. 19–20.
  2. Мануков М. М. Координация прокурором борьбы с преступностью в ходе надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Административное и муниципальное право. 2019. № 9. С. 950–954.
  3. Спирин А. В. Использование государственным обвинителем результатов оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2018. № 3. С. 18–22.
  4. Колесников А. В., Беленцова М. Ю. Представление прокурором результатов ОРД при поддержании обвинения в суде по делу об убийстве, совершенном в исправительном учреждении в условиях неочевидности // Законность. 2020. № 7. С. 21–23.

Основные термины (генерируются автоматически): судебный контроль, прокурорский надзор, Российская Федерация, основная задача, процесс, факт, внимание, зрение совершенствования, рассмотрение жалоб, существующее законодательство.


В статье рассматриваются различные мнения о понятии и сущности судебного контроля в уголовном судопроизводстве, встречающиеся в научной литературе. Для ряда авторов судебный контроль ассоциируется и определенным образом соотносится с правосудием, для других — отождествление с правосудием не кажется возможным. При этом, судебный контроль — это неотъемлемая часть законности и обеспечения прав и свобод в уголовном процессе.

Ключевые слова: судебный контроль, уголовное судопроизводство, предварительное расследование, суд, законность, обжалование

В правовом государстве суд выступает наиболее надежным гарантом прав личности, имея широкий круг полномочий для обеспечения законности. Данная функция закрепляется за судом ст. 45, 46 Конституции РФ [1]. В уголовное судопроизводство данный институт был введен в 1992 г. как особая процедура судебной проверки законности и обоснованности ареста, продления сроков содержания под стражей и кратковременного задержания лиц по подозрению в совершении преступления. Современный судебный контроль вступает уже на стадии возбуждения уголовного дела и затем в различных проявлениях сопровождает последующую стадию предварительного расследования.

В уголовно-процессуальной литературе существуют различные точки зрения относительно понятия судебного контроля, но единого определения выработано не было. Ряд авторов придерживаются мнения о том, что суд не должен принимать участие в решении вопросов о производстве следственных действий или принятии иных процессуальных решений. Другие же ученые допускают процессуальную деятельность суда на любой стадии уголовного судопроизводства [2 c.48].

Дискуссия о сущности судебного контроля тесно связана с соотношением судебного контроля с правосудием, как основной функцией суда. Так, для П. А. Лупинской, В. М. Лебедева, В. В. Дорошкова, Н. Н. Ковтуна судебный контроль — это особый вид правосудия на предварительном следствии. И. Л. Петрухин определяет судебный контроль как элемент правосудия. О. В. Химичева и Н. А. Колоколов понимают правосудие в узком смысле, поэтому для них судебный контроль находится за рамками правосудия. В. Ю. Мельников выступает против отождествления правосудия и судебного контроля, поскольку в рамках судебного контроля не происходит разрешения вопроса о виновности и ответственности. По мнению П. А. Луценко, судебный контроль в досудебном производстве — это направление деятельности суда в уголовном процессе, проявляющееся в совокупности конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства с помощью принятия промежуточных решений.

И. Г. Мухатметгалиев и Л. Г. Татьянина считают, что судебный контроль осуществляется только в ходе контроля вышестоящих судов за решениями нижестоящих, а в процессе предварительного расследования судом осуществляется правосудие [3 c.127].

Н. Н. Ковтун выделяет различные виды судебного контроля:

− текущий — за действиями и (или) решениями органа предварительного расследования;

− итоговый — за ходом и результатами оконченного предварительного расследования;

− за действиями и (или) решениями нижестоящего суда [4].

По форме реагирования можно выделить предшествующий судебный контроль (ст. 174 Уголовно-процессуального кодекса РФ [5] (далее — УПК РФ)), последующий судебный контроль (ст. 113, 195 УПК РФ), предупредительный (ст. 174 УПК РФ) и восстановительный (ст. 168, 209 УПК).

Формами судебного контроля исходя из предмета проверки, процессуальной формы реализации или сущности решений, принятых по итогу проверки, являются:

− контроль за действиями и (или) решениями, которые препятствуют дальнейшему движению уголовного процесса;

− контроль за действиями и (или) решениями, ограничивающими конституционные права и свободы граждан;

− контроль за процессуальной формой осуществления и результатами отдельных следственных действий;

− контроль за законностью и обоснованностью судебных решений, не вступивших в законную силу;

− контроль за законностью и обоснованностью судебных решений, вступивших в законную силу.

Н. В. Григорьева называет формами судебного контроля следующие функции суда:

− рассмотрение и разрешение ходатайств и жалоб заинтересованных лиц;

− превентивный и последующий неотложный контроль за проведением процессуальных действий, ограничивающих конституционные права и свободы личности.

И. Ю. Таричко говорит о существовании нетрадиционной формы проявления судебного контроля — контроль качества доказательств, которые предоставляются сторонами в целях защиты прав и законных интересов.

По мнению Я. Гаджиева, такая важная форма судебного контроля, как рассмотрение и разрешение жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, урегулирована в УПК РФ поверхностно. Я. Гаджиев считает, что суду не предоставлены права на совершение конкретных действий и дачу указаний в случае выявления нарушения [6].

Таким образом, в науке существуют различные точки зрения по поводу понятия и содержания судебного контроля. Однако нельзя не признать, что в любом случае судебный контроль способствует соблюдению законности и обеспечению прав и свобод граждан. Также стоит признать, что судебный контроль имеет свою значимость только в случае независимости суда от органов предварительного расследования и в случае наличия у него реальных контрольно-ревизионных полномочий.

Основные термины (генерируются автоматически): судебный контроль, предварительное расследование, уголовное судопроизводство, решение, РФ, действие, уголовный процесс, законная сила, ряд авторов, свобода граждан.


Вопросы, касающиеся сущности форм и методов судебного контроля в уголовном судопроизводстве Российской Федерации в последние годы исследовались весьма активно и плодотворно. Прежде всего, это связано с законодательным повышением роли суда в уголовном судопроизводстве и, как следствие, существенным расширением сферы деятельности судебного контроля в уголовном процессе Российской Федерации.

Тенденцию повышения значимости суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации следует оценить положительно, поскольку только суд занимает в соответствии с Конституцией РФ исключительное положение в системе органов уголовной юстиции Российской Федерации. Именно исключительное и независимое положение суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации позволяет обеспечивать наиболее эффективный и качественный контроль за обеспечением уголовно-процессуальных прав участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

В ходе судебной проверки законности и обоснованности процессуальных решений и действий работников правоохранительных органов Российской Федерации и нижестоящих судов судьи должны учитывать положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Важным направлением судебного контроля в уголовном судопроизводстве. [3]

Например, санкционирование заключения под стражу обвиняемого по делу, расследуемому органами уголовной юстиции иностранного государства, в компетенцию российского суда входить не должно. В компетенцию российского суда входит проверка обоснованности сроков нахождения под стражей лица на территории Российской Федерации. Тем более, по делам об экстрадиции недопустимо участие отечественных судов в квалификации преступлений, в совершении которых правоохранительными органами обвиняется запрашиваемое лицо [2] Суды запрашиваемой стороны должны ограничиваться проверкой соответствия решения о выдаче или отказе в выдаче УПК РФ и международным договорам Российской Федерации. Тем не менее в некоторых случаях в ходе судебного контроля вышестоящие суды выявляют нарушения подобного рода. Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 2009 г. указаны следующие положения. Вопросы, касающиеся виновности или невиновности К., юридическая оценка его действий могут быть проверены только правоохранительными органами и судом Украины. Поэтому, признав необходимость выдачи К. лишь по ч. 1 ст. 199 УК Украины, суд необоснованно ограничил рамки уголовного преследования, фактически изменил квалификацию совершенного обвиняемым преступления на территории другого государства, т. е. вышел за пределы своей компетенции [6].Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда, отменяя постановление заместителя Генерального прокурора РФ о выдаче, в числе прочих оснований отмены данного постановления указала в своем определении от 28 декабря 2010 г. следующее.

Согласно заявлению запрашиваемого лица он полностью прекратил связи с организацией, участие в которой вменяется ему запрашивающим государством, и прибыл в Российскую Федерацию на заработки. Следовательно, даже в случае признания ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, предусматривающих ответственность за создание преступного сообщества и участие в нем, тождественными ч. 1 ст. 242 УК Республики Узбекистан, запрашиваемое лицо все равно подпадало бы под действие примечания к ст. 201УК РФ и не могло быть выдано запрашиваемой стороне за указанные действиях [5]

Превышение компетенции судом, осуществляющим судебный контроль, в данном случае заключается в том, что суд запрашиваемого государства необоснованно вторгается в доказывание, осуществляемое компетентными органами иностранного государства. [4] В данном случае суд неуполномочен, проверять заявления запрашиваемого лица о том, что он утратил связи с организацией, участие в которой ему вменяется иностранным государством. Правоохранительные органы Российской Федерации не участвуют в доказывании совершения преступных действий и не могут давать им юридическую оценку.

Отметим, что указанные случаи можно рассматривать как действия, приводящие к потенциальному нарушению уголовно-процессуальных прав исследуемой категории участников уголовного судопроизводства. Одним из недостатков судебного контроля, осуществляемого судами Российской Федерации, является необоснованный отказ в производстве процессуальных действий. Как обоснованно отмечается в литературе, до настоящего времени в России не утвердилась единая практика принятия судами по ходатайствам органов расследования решений о производстве процессуальных действий.

Судебный контроль в данном случае осуществляется на территории России в отношении законности и обоснованности решений, которые принимаются следственными органами Российской Федерации. Таким образом, для обеспечения уголовно-процессуальных прав и законных интересов рассматриваемых участников уголовного судопроизводства необходимо обязательное выполнение требования о приложении к запросу процессуально оформленных документов, в которых содержится такое разрешение (санкция). Необходимость соблюдения данного условия для реализации уголовно-процессуального статуса иностранных граждан и лиц без гражданства отмечается не только российскими, но и зарубежными авторами [1].

В настоящее время в науке весьма спорным является вопрос о том, реализуется ли принцип состязательности при осуществлении судебного контроля, за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания, либо он действует только на стадии судебного разбирательства.

Основными стадиями уголовного процесса являются: возбуждение уголовного дела; предварительное расследование; назначение судебного заседания; производство в суде первой инстанции; производство в суде второй инстанции; исполнение приговора.

Действительно, стороны уголовного процесса имеются не во всех его стадиях. На стадии возбуждения уголовного дела и исполнения приговора стороны отсутствуют, в связи с чем состязаться некому и не с кем.

Однако мы считаем, что на всех оставшихся стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии предварительного расследования, принцип состязательности все-таки реализуется.

Наиболее интересным и спорным вопросом в области соблюдения принципа состязательности в уголовном процессе является его соблюдение при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания, т. е. на досудебной стадии уголовного процесса.

Способ реализации данного принципа закреплен в ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно части первой, которой постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 УПК РФ, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело (ч. 1 в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 220-ФЗ).

Отдельным субъектом данных правоотношений будет являться прокурор, функция которого не является односторонней, в отличие от функции защиты.

При участии в рассмотрении жалоб, поданных в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, прокурор не является стороной, не осуществляет от имени государства уголовное преследование, а лишь участвует в судебном заседании в соответствии с п. 8 части второй ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ, тем самым осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Фактически прокурор высказывает свое мнение (заключение) о законности и обоснованности обжалуемого действия (бездействия) либо решения, способствуя принятию правильного решения по жалобе.

Суд на данной стадии уголовного процесса выступает арбитром, проверяющим законность и обоснованность обжалуемого действия (бездействия) либо решения, и в соответствии с частью пятой ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ выносит одно из следующих постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения.

Аналогичная ситуация возникает и в ходе рассмотрения судом ходатайств органов предварительного следствия и дознания об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу/домашнего ареста, о продлении срока содержания под стражей/домашнего ареста.

В данном случае подозреваемый/обвиняемый и его адвокат являются стороной защиты, следователь/дознаватель и потерпевший являются стороной обвинения.

Прокурор также не является стороной, не поддерживает государственное обвинение, а в соответствии с п. 8 части второй ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ участвует в судебном заседании, также высказывая свое мнение (заключение) о законности и обоснованности поданного ходатайства.

Таким образом, если рассматривать состязательность как способ исследования доказательств и отстаивания сторонами своих позиций, то можно с уверенностью сделать вывод о том, что принцип состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания реализуется.

Говоря о сущности и значении принципа состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, следует согласиться с точкой зрения М. С. Жамборова, который указывает, что содержание принципа состязательности — это закрепленные в законе приемы и методы выявления истины в судопроизводстве, предоставляющие возможность каждой стороне изложить свою правовую позицию на основе имеющихся доказательств и оспорить доказательства противоположной стороны в присутствии беспристрастного суда.

1. Косарева А. Е. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве [Текст] /Косарева А. Е. автореф. дис. канд.юрид. наук. СПб., 2005. С. 9

3. Литвишко П. А. Некоторые вопросы международного сотрудничества органов предварительного следствия [Текст] /Литвишко П. А. — Международное уголовное право и международная юстиция. 2011. № 4. С. 14.

4. Панько К. К. Фикции в уголовном праве (в сфере законотворчества и правоприменения) [Текст] / Панько К. К. дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 1998. С. 147.

5. Чорноус Ю. Н. Тактика проведения процессуальных действий на основании запроса об оказании международной правовой помощи по уголовным делам (по законодательству Украины) [Текст] /Чорноус Ю. Н — Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. № 2. С. 25–29

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, судебный контроль, уголовное судопроизводство, предварительное расследование, уголовный процесс, запрашиваемое лицо, предварительное следствие, процессуальная деятельность органов, суд, Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Похожие статьи

Судебный контроль на досудебном производстве по уголовным.

Уголовно-процессуальная деятельность суда в функциональном отношении сегодня, на наш взгляд, представлена двумя этапами: 1) реализацией судебного контроля на досудебном производстве и 2).

Проблема реформирования предварительного следствия.

предварительное следствие, судебный следователь, уголовное судопроизводство, следственный судья, РФ, судья, уголовное преследование, судебный контроль, Российская Федерация.

Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса

судебное заседание, РФ, нарушение, УК РФ, нарушение требований, существенное нарушение, уголовное судопроизводство, следственный орган, уголовно-процессуальный кодекс, медицинский характер.

Предварительное следствие как основная форма.

Ключевые слова: уголовный процесс, предварительное расследование, форма предварительного расследования, предварительное следствие.

Проблемы судебного контроля по уголовным делам

Гарантией законности уголовно-процессуальной деятельности является судебный контроль.

Суд правомочен проверить обоснованность и законность процессуальных действий и решение органов предварительного расследования, согласно статьи 125 УПК.

Проблемы процессуального статуса дознавателя по УПК РФ

РФ, дознаватель, начальник органа дознания, уголовный процесс, орган дознания, большая процессуальная самостоятельность, уголовное судопроизводство, полномочие органа дознания, действие.

Сущность и значение судебного контроля в досудебном.

Российская Федерация, досудебное производство, Уголовно-процессуальный кодекс, досудебное расследование, судебный контроль, суд, решение, уголовный процесс, досудебное следствие.

Противоречия и недостатки российского законодательства.

С момента введения в уголовно-процессуальный кодекс РФ главы 32.1 «Дознание сокращенной формы» прошло более трех лет.

УПК РФ гласит, что предварительное расследование производится в форме дознания и предварительного следствия.

О полномочиях прокурора на заключительном этапе.

Полномочия прокурора в досудебной стадии уголовного судопроизводства существенно изменил Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: