Отказ в перераспределении земельного участка судебная практика

Обновлено: 01.12.2022

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Александрова В.Н.,

судей Абакумовой И.Д. и Нефедова О.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе Трусова Дениса Викторовича на решение Череповецкого районного суда Вологодской области от 25.05.2018, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 01.08.2018 по административному делу по административному исковому заявлению Трусова Д.В. к администрации Череповецкого муниципального района о признании незаконным решения от 25.01.2018 N 14-6/120.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абакумовой И.Д., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

решением Череповецкого районного суда Вологодской области от 25.05.2018, оставленным без изменения апелляционным определением Вологодского областного суда от 01.08.2018, отказано в удовлетворении административного искового заявления Трусова Д.В. о признании незаконным решения администрации Череповецкого муниципального района (далее - Администрация) от 25.01.2018 N 14-6/120 (далее - Решение N 14-6/120), которым административный ответчик отказал административному истцу в заключении соглашения о перераспределении земельного участка с кадастровым номером < . >площадью 1482 кв. м, расположенного по адресу: < . >.

Определением судьи Вологодского областного суда от 25.12.2018 отказано в передаче кассационной жалобы Трусова Д.В. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе административный истец просит отменить указанные судебные акты и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2019 административное дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 20.05.2019 кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме.

В соответствии со ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее также - КАС РФ) основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Нарушения такого характера были допущены судами.

Как усматривается из материалов административного дела, Трусов Д.В., являющийся собственником земельного участка с кадастровым номером < . >, обратился в Администрацию с заявлением от 25.12.2017 о заключении соглашения о перераспределении названного земельного участка площадью 1482 кв. м за счет присоединения земель площадью 311 кв. м для ведения личного подсобного хозяйства, приложив схему расположения образуемого земельного участка с условным номером < . >.

Решением N 14-6/120 отказано в удовлетворении заявления Трусова Д.В. на основании п. 6 ст. 11.9, п. 2, пп. 3 п. 16 ст. 11.10, п. 8 ст. 27, пп. 11 п. 9 ст. 39.29 Земельного кодекса Российской Федерации (далее также - ЗК РФ) в связи с тем, что земли площадью 311 кв. м, за счет которых предполагается осуществить перераспределение, являются землями общего пользования.

Суд первой инстанции, руководствуясь п. п. 1, 3 ст. 11.7, п. 6 ст. 11.9, пп. 3 п. 16 ст. 11.10, п. п. 2, 3 ст. 39.28, п. 3, пп. 11 п. 9, п. 10 ст. 39.29 ЗК РФ, п. 12 ст. 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее - ГрК РФ), пришел к выводу, что у Администрации имелись основания для отказа, поскольку из представленных административным ответчиком документов, в частности выкопировок из ситуационного плана дер. Вичелово, генерального плана муниципального образования Югское, утвержденного решением муниципального собрания Череповецкого муниципального района от 28.11.2016 N 302 (далее - Генеральный план), следует, что земельный участок площадью 311 кв. м частично находится на землях общего пользования, представленная Трусовым Д.В. схема расположения земельного участка пересекает утвержденные в установленном порядке красные линии и ограничивает доступ неопределенного круга лиц к землям лесного фонда. При этом суд возложил на административного истца бремя доказывания того, что увеличение в результате перераспределения используемой площади земельного участка, принадлежащего Трусову Д.В., не предполагается за счет земель общего пользования.

Судебная коллегия по административным делам Вологодского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции, указав также, что документы по планировке территории в населенном пункте, где расположен испрашиваемый земельный участок, не приняты, красные линии в установленном порядке не утверждены.

Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на предусмотренное пп. 9 п. 9 ст. 39.29 ЗК РФ основание для отказа в заключении соглашения о перераспределении земельных участков (из присоединяемых земель возможно образовать самостоятельный земельный участок), отметив при этом, что размер территории, о присоединении которой просит Трусов Д.В. (311 кв. м), не позволяет сформировать из нее самостоятельный земельный участок. Тем не менее, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что предоставление истцу земельного участка будет способствовать "неконтролируемому замещению всей свободной территории поселения без учета необходимого баланса частных и публичных интересов, к нарушению планомерного развития территории". Также судебная коллегия сослалась на злоупотребление административным истцом правом на получение земельного участка в порядке перераспределения, так как последнему уже предоставлялся земельный участок с использованием указанной процедуры.

Между тем при рассмотрении дела суды не учли следующее.

В соответствии с ч. 9 ст. 226 КАС РФ при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд, помимо прочего, выясняет соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами, а также соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.

При этом бремя доказывания данных обстоятельств возлагается на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершивших оспариваемые действия (бездействие).

Как следует из п. 1 ст. 11.2, пп. 3 п. 1 ст. 11.3 Земельного кодекса Российской Федерации, образование земельных участков из земель или земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, путем перераспределения осуществляется в том числе на основании утвержденной схемы расположения земельного участка или земельных участков на кадастровом плане территории, которая предусмотрена ст. 11.10 Кодекса.

Пунктом 9 ст. 39.29 ЗК РФ предусмотрен закрытый перечень оснований для принятия уполномоченным органом решения об отказе в заключении соглашения о перераспределении земельных участков. При этом решение об отказе в заключении соглашения о перераспределении земельных участков должно быть обоснованным и содержать указание на все основания отказа (п. 10 ст. 39.29 ЗК РФ).

Согласно пп. 12 п. 9 ст. 39.29 ЗК РФ уполномоченный орган принимает решение об отказе в заключении названного соглашения в случае, если имеются основания для отказа в утверждении схемы расположения земельного участка, предусмотренные п. 16 ст. 11.10 названного кодекса. Так, согласно пп. 3 п. 16 ст. 11.10 ЗК РФ одним из таких оснований является разработка схемы расположения земельного участка с нарушением предусмотренных ст. 11.9 Кодекса требований к образуемым земельным участкам.

Пункт 8 ст. 27 ЗК РФ, на который сослалась Администрация в оспариваемом отказе, устанавливает запрет на приватизацию земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, а также земельных участков, на которых находятся пруды, обводненные карьеры, в границах территорий общего пользования.

В свою очередь, п. 12 ст. 85 ЗК РФ, который применил суд апелляционной инстанции, предусматривает, что земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, водными объектами, пляжами и другими объектами, могут включаться в состав различных территориальных зон и не подлежат приватизации.

В соответствии с п. 12 ст. 1 ГрК РФ к территории общего пользования относятся территории, которыми беспрепятственно пользуется неограниченный круг лиц (в том числе площади, улицы, проезды, набережные, береговые полосы водных объектов общего пользования, скверы, бульвары). Земельные участки в границах территорий общего пользования, по общему правилу, находятся в государственной или муниципальной собственности, как обеспечивающие комплексное социально-экономическое развитие территорий, реализацию права граждан на благоприятную окружающую среду, на комфортную среду обитания (п. 12 ст. 85 ЗК РФ, определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2016 г. N 1963-О).

Существующие, планируемые (изменяемые, вновь образуемые) границы территорий общего пользования и (или) границы территорий, занятых линейными объектами и (или) предназначенных для размещения линейных объектов, обозначаются красными линиями (п. 11 ст. 1 ГрК РФ).

Как следует из ГрК РФ, красные линии отображаются в документации по планировке территории (пп. "а" п. 1 ч. 3 ст. 42, п. 1 ч. 5 ст. 43 ГрК РФ) и не наносятся на картографический материал генеральных планов муниципальных образований (ст. 23 ГрК РФ).

Согласно ответам Управления архитектуры и градостроительства Администрации от 14.06.2018, имеющимся в материалах дела, в информационной системе обеспечения градостроительной деятельности отсутствуют сведения об утвержденных проектах планировки территории дер. Вичелово Череповецкого района, при этом в соответствии с Генеральным планом земельный участок с условным номером < . >отнесен к функциональной зоне градостроительного использования.

Доказательств того, что в составе Генерального плана утверждены карты, совмещенные с проектом детальной планировки, на которых отображены красные линии, относящие испрашиваемый участок к территории общего пользования, административным ответчиком не представлено, равно как и подтверждения того, что испрашиваемые земли находятся в пределах береговой полосы, а также, что на них находятся пруды, обводненные карьеры и другие территории общего пользования.

Суд апелляционной инстанции дал оценку законности оспариваемого отказа по основанию, предусмотренному пп. 9 п. 9 ст. 39.29 ЗК РФ, которое не было указано в Решении N 14-6/120.

Вместе с тем в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 N 36 "О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации", при рассмотрении административного дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являвшиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Так, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием для его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения.

Таким образом, у судов отсутствовали законные основания для отказа в удовлетворении административного искового заявления, обстоятельства, на основании которых принято обжалуемое решение, материалами дела не подтверждены.

В связи с этим Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с направлением административного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

При новом рассмотрении административного дела суду следует проверить законность Решения N 14-6/120 исходя из содержащихся в нем оснований отказа в заключении соглашения о перераспределении земельного участка, установить и дать оценку обстоятельствам, которые послужили причиной для принятия оспариваемого решения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328 и 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе администрации муниципального образования Лодейнопольский муниципальный район Ленинградской области на решение Лодейнопольского городского суда Ленинградской области от 23 октября 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ленинградского областного суда от 6 февраля 2020 года и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 15 июля 2020 года по административному делу N 2а-431/2019 по административному исковому заявлению Ждановой Галины Владимировны к администрации муниципального образования Лодейнопольский муниципальный район Ленинградской области об оспаривании решения об отказе в перераспределении земель, государственная собственность на которые не разграничена, и земельного участка, находящегося в частной собственности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

решением администрации Лодейнопольского муниципального района, оформленным письмом от 4 июля 2019 года N 07-МУ-944/2019, Ждановой Г.В. отказано в перераспределении земельного участка площадью 642 кв. м с кадастровым номером <. >, расположенного по адресу: <. >, и земель, государственная собственность на которые не разграничена, с приложением схемы расположения образуемого земельного участка площадью 968 кв. м, поскольку согласно карте территориального зонирования испрашиваемый земельный участок расположен в двух территориальных зонах Ж-1 (зона индивидуальной усадебной застройки одноквартирными жилыми домами) и Р-3 (санитарно-защитная зона).

Жданова Г.В. обратилась в Лодейнопольский городской суд Ленинградской области с административным исковым заявлением о признании незаконным отказа.

Суть доводов сводилась к тому, что документ, на который ссылается администрация в обоснование отказа, не отвечает требованиям достоверности сведений о расположении части испрашиваемого земельного участка в защитно-санитарной зоне.

Решением Лодейнопольского городского суда Ленинградской области от 23 октября 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Ленинградского областного суда от 6 февраля 2020 года и кассационным определением судебной коллегии по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 15 июля 2020 года, решение от 4 июля 2019 года N 07-МУ-944/2019 об отказе в перераспределении земельных участков признано незаконным, на администрацию Лодейнопольского муниципального района возложена обязанность повторно рассмотреть заявление Ждановой Г.В.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, кроме того, сослались на правовую неопределенность оспариваемого Ждановой Г.В. отказа.

В кассационной жалобе, адресованной Верховному Суду Российской Федерации, глава администрации Лодейнопольского муниципального района просит судебные акты отменить, настаивая на том, что имеются для этого основания, предусмотренные статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, повлиявшие на исход административного дела, на защиту и восстановление публичных прав и законных интересов.

Относительно доводов, изложенных в кассационной жалобе, представителем административного истца представлены возражения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 11 сентября 2020 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, определением от 23 декабря 2020 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены по правилам главы 9 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации с учетом того, чтобы они имели возможность явиться на заседание.

До начала судебного разбирательства от административного истца Ждановой Г.В., административного ответчика - главы администрации Лодейнопольского муниципального района поступили ходатайства о рассмотрении кассационной жалобы в их отсутствие.

Судебная коллегия не усматривает препятствий к рассмотрению кассационной жалобы в отсутствие не явившихся на судебное заседание участвующих в деле лиц.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, Судебная коллегия приходит к следующему.

Земельный кодекс Российской Федерации, рассматривая перераспределение земельных участков в качестве способа образования земельных участков (статьи 11.2 - 11.8), одновременно устанавливает требования к образуемым и измененным земельным участкам. В частности, не допускается образование земельного участка, границы которого пересекают границы территориальных зон (пункт 7 статьи 11.9 названного кодекса); в силу подпункта 3 пункта 16 статьи 11.10 Кодекса разработка схемы расположения земельного участка с нарушением требования, предусмотренного пунктом 7 статьи 11.9 Кодекса, является основанием для отказа в утверждении схемы расположения земельного участка, а согласно подпункту 4 пункта 7 статьи 39.27 решение о перераспределении земель и земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, не может быть принято в случае, если имеются основания для отказа в утверждении схемы расположения земельного участка, предусмотренные пунктом 16 статьи 11.10.

Следуя принципам земельного и градостроительного законодательства, и Градостроительный кодекс Российской Федерации (статья 30), и Земельный кодекс Российской Федерации (статья 85) раскрывают понятие территориальной зоны, для которой в правилах землепользования и застройки определены границы и установлен градостроительный регламент. Такие регламенты, согласно Земельному кодексу Российской Федерации (пункты 2 и 3 статьи 85), образуют основу правового режима земельных участков и обязательны для исполнения всеми их собственниками и арендаторами, землепользователями и землевладельцами.

Системное толкование статей 1, 2, 3, 8, 30 - 36, 56 Градостроительного кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи с положениями части 9 статьи 14 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" приводит к выводу о том, что включение правил землепользования и застройки, карт территориального зонирования в систему правовых регуляторов в сфере градостроительной деятельности (Градостроительного кодекса Российской Федерации) не отменяет обязанности уполномоченных органов публичной власти при подготовке и утверждении таких актов обеспечить достоверность и актуальность содержащейся в указанных документах информации.

Разрешая вопрос о законности административного акта об отказе в перераспределении испрашиваемого земельного участка, суды установили, что санитарно-защитная зона (Р-3), обозначенная в Правилах землепользования и застройки, утвержденных решением Совета депутатов Доможировского сельского поселения от 21 июля 2012 года N 201, на карте территориального зонирования (на которую администрация ссылалась в обоснование отказа в перераспределении испрашиваемого земельного участка) зона инженерной инфраструктуры (котельная), вокруг которой установлена санитарно-защитная зона (Р-3), не соответствует фактическому расположению объектов на местности; санитарно-защитная зона не поставлена на кадастровый учет; в указанную зону ошибочно включены часть земельного участка, выделенного Ждановой Г.В. до утверждения Правил землепользования и застройки, а также участки, предоставленные иным гражданам под индивидуальное жилищное строительство, для ведения личного подсобного хозяйства, для размещения объекта торговли.

В подтверждение своих выводов суды сослались на: заключение кадастрового инженера о наличии в карте градостроительного зонирования кадастровой ошибки при указании санитарно-защитной зоны; пояснения в суде кадастрового инженера об отсутствии в Едином государственном реестре недвижимости сведений о границах санитарно-защитной зоны; сведения из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках земельного участка с кадастровым номером <. >, предоставленного административному истцу администрацией муниципального образования Лодейнопольский муниципальный район Ленинградской области до утверждения Правил землепользования и застройки, границы которого пересекает санитарно-защитная зона; пояснения заинтересованного лица администрации Доможировского сельского поселения Лодейнопольского муниципального района Ленинградской области, не отрицавшего наличие ошибки в Правилах землепользования и застройки границ при обозначении санитарно-защитной зоны.

Исходя из приведенных выше федеральных норм, суды обоснованно посчитали, что при таких обстоятельствах нельзя считать с достоверностью доказанным расположение испрашиваемого земельного участка в санитарно-защитной зоне на основе карты территориального зонирования, в которой содержатся не соответствующие действительности сведения о санитарно-защитной зоне в границах испрашиваемого земельного участка.

Судебная коллегия, не умаляя выводов суда в этой части решения, вместе с тем полагает, что признание судом одного из доказательств по делу недостоверным (о чем, по сути, был сделан вывод судом) само по себе не свидетельствует о допустимости, достоверности, достаточности представленных суду иных доказательств, которыми должны подтверждаться или опровергаться правомерность отказа в перераспределении участка.

Суд обязан был оценить каждое из использованных им доказательств, как того требует статья 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, с позиции достоверности и допустимости каждого доказательства в отдельности, а также с позиции достаточности и взаимосвязи доказательств в их совокупности, но ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции этого не сделали.

Ограничившись в решении фактически лишь ссылкой на пояснения лиц, участвующих в деле, заключение кадастрового инженера (что явно является недостаточным исходя из характера и предмета спора), суды так и не уверились в том, находится ли испрашиваемый земельный участок в санитарно-защитной зоне, существование которой (несмотря на неверное ее отображение на карте территориальных зон и имеющиеся у административного истца сомнения относительно границы санитарно-защитной зоны) не оспаривается сторонами.

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации обязывает суд определять обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле, и предоставляет суду право в целях правильного разрешения административного дела по своей инициативе истребовать доказательства. При этом суд не связан доводами заявленных требований по делам, вытекающим из публичных правоотношений (часть 3 статьи 62, часть 1 статьи 63 КАС РФ).

Применительно к настоящему делу судам надлежало учесть, что санитарно-защитные зоны, границы которых в обязательном порядке отображаются на картах территориального зонирования в соответствии с требованиями части 5, части 6.1 статьи 30 Градостроительного кодекса Российской Федерации, отнесены Земельным кодексом Российской Федерации к зонам с особыми условиями территорий, их установление направлено на обеспечение уровня безопасности населения при эксплуатации объектов соответствующего класса опасности в штатном режиме (статьи 104, 105, 106 Земельного кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии" при разработке схем территориального планирования, решении вопросов размещения объектов инженерной инфраструктуры и благоустройства и иных объектов должны соблюдаться санитарные правила.

Санитарно-защитные зоны устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, Положение о санитарно-защитных зонах утверждается Правительством Российской Федерации.

В соответствии с Правилами установления санитарно-защитных зон и использования земельных участков, расположенных в границах санитарно-защитных зон, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 3 марта 2018 года N 222, установление или изменение санитарно-защитной зоны осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Санитарными правилами и нормативами СанПиН 2.21/2.1.11200-03, разработанными на основании Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" и утвержденными постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 25 сентября 2007 года N 74, установлены: ориентировочные размеры санитарно-защитных зон в зависимости от класса опасности объекта инженерной инфраструктуры, проектирование санитарно-защитных зон, подготовка экспертного заключения о проведении санитарно-эпидемиологической экспертизы, режим территории санитарно-защитной зоны.

С 1 января 2020 года определенные в соответствии с требованиями законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения ориентировочные, расчетные (предварительные) санитарно-защитные зоны прекращают существование, а ограничения использования земельных участков в них не действуют. Собственники зданий, сооружений, в отношении которых были определены ориентировочные, расчетные (предварительные) санитарно-защитные зоны, до 1 октября 2019 года обязаны обратиться в органы государственной власти, уполномоченные на принятие решений об установлении санитарно-защитных зон, с заявлениями об установлении санитарно-защитных зон или о прекращении существования ориентировочных, расчетных (предварительных) санитарно-защитных зон с приложением документов, предусмотренных положением о санитарно-защитной зоне. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также правообладатели объектов недвижимости, расположенных полностью или частично в границах ориентировочных, расчетных (предварительных) санитарно-защитных зон, вправе обратиться в уполномоченный государственный орган власти для принятия решений об установлении санитарно-защитных зон с заявлениями об установлении санитарно-защитных зон или о прекращении существования ориентировочных, расчетных (предварительных) санитарно-защитных зон с приложением необходимых документов (часть 13 статьи 26 Федерального закона от 3 августа 2018 года N 342-ФЗ "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные акты Российской Федерации").

Таким образом, судам надлежало учесть, что в сложившейся ситуации должны были применяться специальные правила, регулирующие санитарно-защитные зоны.

Суды, не применив подлежащие применению приведенные нормы, оставили без внимания вопрос о том, к какому классу опасности относится объект инженерной инфраструктуры, вокруг которого была установлена санитарно-защитная зона, имеется ли решение уполномоченного органа об установлении санитарно-защитной зоны, не выяснили размеры и границы санитарно-защитной зоны.

Без установления данных обстоятельств выводы судов о незаконном отказе в перераспределении испрашиваемого земельного участка являются преждевременными.

В соответствии с частью 2 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обязанность доказывания законности отказа принятого акта возлагается на орган публичной власти, его должностных лиц. Указанные орган и должностные лица обязаны подтверждать также факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений.

По мнению представителя административного ответчика, при разработке специализированной организацией правил землепользования и застройки все документы об установлении санитарно-защитной зоны имелись, должно было быть экспертное заключение Управления Роспотребнадзора по Ленинградской области, которое устанавливало границы санитарно-защитных зон.

Указанные выше факты представителем административного ответчика относимыми и допустимыми доказательствами не подкреплены: ни проектная документация, ни заключение Управления Роспотребнадзора, обосновывающие функциональное зонирование территории санитарно-защитной зоны, ее размер и границы, представителем административного ответчика в суд не представлялись.

Суды, не воспользовавшись своей активной ролью и не истребовав по своей инициативе указанные доказательства, так и не приняли всех мер для всестороннего и полного установления юридически значимых обстоятельств по настоящему делу.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты не могут признаваться законными, обоснованными, отвечающими задачам и принципам административного судопроизводства.

В силу статей 3, 9, 14 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации правильное рассмотрение и разрешение административного дела обеспечиваются соблюдением положений, предусмотренных законодательством об административном судопроизводстве, точным и соответствующим обстоятельствам административного дела правильным толкованием и применением законов и иных нормативных правовых актов, в том числе регулирующих отношения, связанные с осуществлением государственных и иных публичных полномочий.

Допущенные судебными инстанциями указанные выше нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход административного дела, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший административный спор в соответствии с требованиями закона, регулирующими спорное правоотношение.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

Судья Верховного Суда Российской Федерации Грачева И.Л., изучив кассационную жалобу Департамента муниципальной собственности администрации города Хабаровска (г. Хабаровск) на решение Арбитражного суда Хабаровского края от 05.05.2017, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.10.2017 по делу N А73-5441/2016,

Общество с ограниченной ответственностью "Универсам" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с заявлением о признании незаконным решения Департамента муниципальной собственности администрации города Хабаровска (далее - Департамент), содержащегося в письме 18.03.2016 N 13-05/2477, об отказе в заключении соглашения о перераспределении земельных участков; об обязании Департамента заключить с Обществом, Донбровым Константином Игнатьевичем, Лендой Анатолием Ивановичем соглашение о перераспределении земельных участков.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Донбров К.И. и Ленда А.И.

Арбитражный суд Хабаровского края решением от 17.08.2016, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 07.10.2016, отказал в удовлетворении требований.

Арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 26.12.2016 отменил указанные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Хабаровского края.

При новом рассмотрении Арбитражный суд Хабаровского края решением от 05.05.2017, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017 и постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.10.2017, удовлетворил требования Общества.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Департамент, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит отменить указанные судебные акты и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований Общества.

Согласно пунктам 1 и 2 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит либо определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, либо о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации судья выносит в том случае, если изложенные в жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Изучив доводы жалобы и принятые по делу судебные акты, судья Верховного Суда Российской Федерации считает, что оснований для передачи жалобы Департамента на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не имеется.

Как следует из судебных актов, Обществу, Донброву К.И. и Ленде А.И. на праве общей долевой собственности принадлежат земельный участок площадью 6651,7 кв. м с кадастровым номером 27:23:0051001:83 и расположенный на данном участке объект недвижимости.

На основании данного решения Общество осуществило кадастровые работы в соответствии с утвержденной документацией по планировке территории, в результате чего был сформирован земельный участок с кадастровым номером 27:23:0051001:1075, в который фактически вошли земельный участок с кадастровым номером 27:23:0051001:83, находящийся в частной собственности, земельные участки с кадастровыми номерами 27:23:0051001:15, 27:23:0051001:35 и земли, право государственной собственности на которые не разграничено.

Общество обратилось в Департамент с заявлением о заключении соглашения о перераспределении вышеуказанных земельных участков.

Департамент письмом от 18.03.2016 N 13-05/2477 отказал в заключении соглашения о перераспределении вышеуказанных земельных участков указав, что положениями статьи 11.7 ЗК РФ не предусмотрена возможность образования одного участка из свободных земель и нескольких участков.

Общество, считая данный отказ Департамента незаконным и нарушающим его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, в том числе проект межевания территории, заключение кадастрового инженера, руководствуясь статьями 198, 200, 201 АПК РФ, статьями 11.2, 11.7, 39.28, 39.29 ЗК РФ, пришли к выводу об отсутствии у Департамента оснований для отказа в заключении соглашения о перераспределении спорных земельных участков, исходя из следующего: образование земельного участка с кадастровым номером 27:23:0051001:1075 произведено на основании утвержденной документации по планировке территории, для исключения вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы, что соответствует положениям земельного законодательства; площадь земельного участка увеличилась в пределах допустимых размеров, а разрешенное использование всех земельных участков (в том числе и вновь образованного), соответствует территориальному зонированию; образование иного земельного участка будет нарушать утвержденную документацию по планировке территории.

Суд округа согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций и указал, что поскольку третьи лица, являясь сособственниками объекта недвижимости и земельного участка с кадастровым номером 27:23:0051001:83, неоднократно высказывали намерение на заключение соглашения о перераспределении земельных участков и обращались с соответствующим заявлением в орган местного самоуправления, суды правомерно обязали Департамент заключить спорное соглашение со всеми собственниками земельного участка.

Доводы кассационной жалобы не подтверждают существенных нарушений судами норм материального и процессуального права и в силу статьи 291.6 АПК РФ не являются основанием для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

отказать Департаменту муниципальной собственности администрации города Хабаровска в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Подборка наиболее важных документов по запросу Перераспределение земельных участков судебная практика (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Перераспределение земельных участков судебная практика

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16.03.2021 N 88а-6300/2021
Категория: Споры с органами власти в сфере управления и контроля за государственным имуществом.
Требования: О признании незаконным отказа в перераспределении земельного участка, обязании рассмотреть заявление о перераспределении земельного участка.
Обстоятельства: Заявитель ссылается на то, что ему было отказано в заключении соглашения о перераспределении земельного участка, поскольку на земельном участке, на который в результате перераспределения возникает право частной собственности, расположен объект капитального строительства.
Решение: Удовлетворено. Таким образом, условием перераспределения земельных участков является одновременно наличие оснований для перераспределения, предусмотренных в пункте 1 статьи 39.28 Земельного кодекса Российской Федерации и отсутствие указанных в пункте 9 статьи 39.29 Земельного кодекса Российской Федерации обстоятельств, препятствующих перераспределению земельных участков (пункт 20 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2019), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 17 июля 2019 года).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 27.10.2021 N 88а-17042/2021
Категория: Споры с органами власти в сфере управления и контроля за государственным имуществом.
Требования: О признании незаконным отказа в утверждении схемы расположения земельного участка, в перераспределении земельного участка.
Обстоятельства: В перераспределении принадлежащих истцам земельных участков отказано, поскольку из земель, государственная собственность на которые не разграничена, возможно образовать самостоятельный земельный участок без нарушения требований земельного законодательства.
Решение: Отказано. Правильные доводы жалобы о наличии у истцов предусмотренного подп. 3 п. 1 ст. 39.28 КоАП РФ права на перераспределение земельных участков не свидетельствуют о наличии у Департамента безусловной обязанности заключить с истцами соответствующие соглашения. При решении вопроса о возможности перераспределения земельных участков из земель, государственная собственность на которые не разграничена, необходимо установить не только наличие оснований для перераспределения, указанных в п. 1 ст. 39.28 ЗК РФ, но и отсутствие оснований для отказа в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, перечисленных в п. 9 ст. 39.29 ЗК РФ (п. 20 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17 июля 2019 года).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Перераспределение земельных участков судебная практика

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Перераспределение частного земельного участка и публичного земельного участка / земель как основание возникновения прав на землю
(Жаркова О.А., Казарин В.Ю.)
("Закон", 2018, N 6) Авторы исследуют, как менялся подход законодателя к возможности увеличить площадь земельного участка, находящегося у землепользователя на праве собственности, путем приращения к нему части поверхности земли, и проводят сравнительный анализ процедуры уточнения местоположения границ земельного участка, введенной Законом о государственном кадастре недвижимости и сохранившейся в Законе о государственной регистрации недвижимости, и процедуры перераспределения частного земельного участка и публичного земельного участка, урегулированной ЗК РФ. Особое внимание уделяется именно процедуре перераспределения частного и публичного земельных участков, введенной в законодательство с 1 марта 2015 г., и судебной практике, сложившейся по результатам применения главы V.4 ЗК РФ. Сделан вывод, что до 1 марта 2015 г. земля являлась исключительно объектом природоресурсных отношений, в отличие от земельного участка, выступавшего объектом имущественных отношений, что было закреплено в основных принципах земельного законодательства (подп. 1 п. 1 ст. 1 ЗК РФ). После этой даты земля также стала выступать объектом имущественных отношений, которые могут быть как публично-правовыми, так и частноправовыми. Тем не менее объектом гражданско-правовых отношений, т.е. объектом сделки, регулируемой гражданским законодательством, и в настоящее время может выступать только земельный участок.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Отказ в даче согласия в частном праве: правовая природа, форма выражения и правовые последствия
(Суслов А.А.)
("Современное право", 2020, N 7) В судебной практике значительным образом представлены примеры удовлетворения исков об обязании (понуждении) дать согласие на совершение тех или иных действий. Например, Апелляционным определением Нижегородского областного суда от 23.04.2019 удовлетворено требование об обязании уполномоченного органа дать согласие на перераспределение земельного участка, заключить соглашение о перераспределении земельного участка. Суд посчитал ссылку отказавшего в даче согласия уполномоченного органа на то, что такое перераспределение приведет к необоснованному увеличению площади исходного земельного участка, несостоятельной .

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Резолютивная часть определения объявлена 11 октября 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 18 октября 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Грачевой И.Л., Поповой Г.Г.,

рассмотрела кассационную жалобу Департамента муниципальной собственности администрации города Хабаровска на решение Арбитражного суда Хабаровского края от 18.09.2017 по делу N А73-8476/2017, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 по тому же делу

по иску индивидуального предпринимателя Стуковой Людмилы Андреевны к Департаменту муниципальной собственности администрации города Хабаровска о признании права на перераспределение земельного участка с кадастровым номером 27:23:0041815:6 по адресу: Хабаровский край, город Хабаровск, Железнодорожный район, ул. Целинная, 8, и земель, государственная собственность на которые не разграничена, площадью 13 612 кв.м, внесенных в государственный кадастр недвижимости под номером 27:23:0041815:221, в соответствии с проектом межевания территории в границах ул. Целинная - ул. Новая, утвержденным постановлением мэра города Хабаровска от 11.04.2008 N 915 "Об утверждении документации по планировке территории и об установлении публичных сервитутов", площадью 22 762 кв.м

при участии третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: Департамента архитектуры, строительства и землепользования администрации города Хабаровска, установила:

решением Арбитражного суда Хабаровского края от 18.09.2017, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2017, требование индивидуального предпринимателя Стуковой Людмилы Андреевны (далее - Стукова Л.А., предприниматель) удовлетворено в полном объеме.

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 судебные акты судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

Департамент муниципальной собственности администрации города Хабаровска (далее - Департамент) обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой на указанные судебные акты, в которой просит их отменить, как принятые с нарушением норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17.08.2018 кассационная жалоба Департамента вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Стукова Л.А., Департамент, Департамент архитектуры, строительства и землепользования администрации города Хабаровска, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей для участия в судебном заседании не направили, в связи с чем дело рассмотрено в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в их отсутствие.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе Департамента, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что она подлежит удовлетворению в силу следующего.

Как установлено судами и следует из материалов дела, предприниматель является собственником земельного участка площадью 9 149,84 кв.м с кадастровым номером 27:23:0041815:6 по адресу: Хабаровский край, город Хабаровск, Железнодорожный район, ул. Целинная, д. 8, относящегося к категории земель населенных пунктов, и расположенных на нем цеха общей площадью 6 562,4 кв.м, а также вспомогательного сооружения "весовая" площадью 64 кв.м. При этом площадь и конфигурация земельного участка не изменялись с момента его приобретения и были изначально известны предпринимателю.

Обращаясь 24.06.2015 в администрацию города Хабаровска с заявлением о предварительном согласовании предоставления в аренду под производственную базу земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, предприниматель указала в качестве основания предоставления земельного участка без проведения торгов наличие на нем принадлежащего ей объекта недвижимости.

Письмом Департамента архитектуры, строительства и землепользования от 10.07.2015 предпринимателю отказано в предоставлении земельного участка.

По результатам рассмотрения заявления предпринимателя от 23.06.2016 администрацией города Хабаровска 18.07.2016 дано согласие на перераспределение земельных участков из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена, и земельного участка, находящегося в собственности истицы. При этом данное согласие не содержит оснований, по которым производится такое перераспределение, и не отражает площадь неразграниченного земельного участка, подлежащего перераспределению.

С учетом указанного согласия Стукова Л.А. обеспечила выполнение кадастровых работ, на кадастровый учет поставлен земельный участок с кадастровым номером 27:23:0041815:221 площадью 22 762 кв.м, состоящий из принадлежащего предпринимателю земельного участка площадью 9 149,84 кв.м, а также земельного участка площадью 13 612 кв.м из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена.

Однако впоследствии письмом от 04.05.2017 N 13-06/4321 Департамент отказал предпринимателю в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, ссылаясь на статью 11.9 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - Земельный кодекс), указав на возможность образования из земельного участка площадью 13 612 кв.м самостоятельного земельного участка, что, в свою очередь, является основанием для отказа в заключении соглашения о перераспределении в силу подпункта 9 пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса.

Не согласившись с отказом Департамента в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, Стукова О.А. обратилась в арбитражный суд с требованием по настоящему делу.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленное требование по делу, суды руководствовались статьями 11.7, 11.9, 39.28, 39.29 Земельного кодекса, приняв при этом установленные по делу обстоятельства, подтверждающие, по их мнению, наличие оснований для перераспределения земельного участка.

Так, суды приняли во внимание заключение кадастрового инженера от 15.05.2017, согласно которому из земельного участка, государственная собственность на который не разграничена, площадью 13 612 кв.м невозможно образовать самостоятельный земельный участок; наличие на нем руинированного здания, принадлежащего предпринимателю, и отсутствие каких-либо объектов недвижимости, принадлежащих иным лицам.

Между тем судебная коллегия полагает, что судами при рассмотрении дела были нарушены нормы Земельного кодекса об образовании земельных участков.

Спор по настоящему делу возник в связи с обращением Стуковой Л.А. о перераспределении земельного участка, в результате которого подлежал образованию земельный участок общей площадью 22 762 кв.м, состоящий из принадлежащего ей земельного участка площадью 9 149,84 кв.м, а также земельного участка площадью 13 612 кв.м из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11.2 Земельного кодекса земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

Положениями статьи 11.2 Земельного кодекса предусмотрено, что при перераспределении нескольких смежных земельных участков образуются несколько других смежных земельных участков и существование таких смежных земельных участков прекращается; существование исходного земельного участка прекращается и образуется новый земельный участок (части 1, 2 статьи 11.2 Земельного кодекса).

Основания перераспределения земельных участков установлены пунктом 1 статьи 39.28 Земельного кодекса.

Стукова Л.А. обратилась в суд с требованием по делу, ссылаясь на подпункт 2 пункта 1 статьи 39.28 Земельного кодекса.

Согласно указанной норме перераспределение земель и (или) земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и земельных участков, находящихся в частной собственности, допускается в целях приведения границ земельных участков в соответствие с утвержденным проектом межевания территории для исключения вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы при условии, что площадь земельных участков, находящихся в частной собственности, увеличивается в результате этого перераспределения не более чем до установленных предельных максимальных размеров земельных участков.

Из этой нормы следует, что для осуществления перераспределения судам необходимо было установить наличие одновременно трех условий:

1) в результате перераспределения границы земельных участков должны приводиться в соответствие с утвержденным проектом межевания территории;

2) целью перераспределения должно служить исключение вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы;

3) размер увеличившегося земельного участка не должен превышать установленные пределы.

Между тем, как следует из судебных актов по делу, суды не исследовали наличие предусмотренных в указанной норме обстоятельств, в силу которых возможно перераспределение, то есть, существование вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы у земельного участка, принадлежащего Стуковой Л.А., для цели исключения которых оно должно осуществляться за счет земель, государственная собственность на которые не разграничена.

Установление оснований для перераспределения, то есть наличие предусмотренных в подпункте 2 части 1 статьи 39.28 Земельного кодекса обстоятельств, являлось необходимым для решения вопроса о возможности перераспределения спорных участков.

В отсутствие обстоятельств, подтверждающих перераспределение в целях исключения вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы, выводы судов нельзя признать обоснованными и соответствующими нормам материального права.

Судебная коллегия при этом также полагает, что наличие проекта межевания территории, предусматривающего перераспределение спорных земельных участков, само по себе не может выступать единственным основанием для осуществления перераспределения в отсутствие предусмотренных подпунктом 2 части 1 статьи 39.28 Земельного кодекса обстоятельств.

Кроме того, свои выводы суды нижестоящих инстанций основывают на том, что из земельного участка площадью 13 612 кв.м из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена, невозможно образовать самостоятельный земельный участок.

Однако при исследовании данного вопроса преимущественно оценивались особенности фактической деятельности Стуковой Л.А., которой он был необходим в использовании, а не объективные характеристики участка.

При этом суды не учли, что согласно Правилам землепользования и застройки (далее - Правила), утвержденным решением Хабаровской городской Думы от 21.05.2002 N 211, минимальная площадь земельного участка в зоне П-2, в которой расположен спорный земельный участок, составляет 400 кв.м, максимальная - 2 100 000 кв.м. Площадь используемого при перераспределении земельного участка составляет 13 612 кв.м, то есть значительно (более чем в 30 раз) превосходит разрешенную минимально возможную площадь земельного участка (400 кв.м), а также превышает площадь участка, принадлежащего предпринимателю на праве собственности.

Более того, суды, признав заключение кадастрового инженера от 15.05.2017, согласно выводам которого, из земельного участка площадью 13 612 кв.м невозможно образовать самостоятельный земельный участок, надлежащим доказательством указанного факта, не учли отсутствие какого либо обоснования этому выводу в мотивировочной части заключения.

Порядок предоставления в собственность земель, находящихся в публичной собственности, установлен статьями 39.3, 39.20 Земельного кодекса и по общему правилу предусматривает проведение необходимых публичных процедур.

Исходя из смысла пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса, основания для отказа в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, предусмотренные подпунктами 2-13, в том числе в связи с наличием возможности образовать самостоятельный земельный участок (подпункт 9), подлежат рассмотрению в случае, если существуют условия, указанные в пункте 1 статьи 39.28. В противном случае уполномоченный орган принимает решение об отказе на основании подпункта 1 пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса, поскольку заявление о перераспределении земельных участков подано в случаях, не предусмотренных пунктом 1 статьи 39.28 данного кодекса.

Следовательно, для решения вопроса о правомерности перераспределения земельных участков необходимо не только установить наличие оснований для перераспределения, указанных в пункте 1 статьи 39.28 Земельного кодекса, но и отсутствие оснований для отказа, перечисленных в пункте 9 статьи 39.29 кодекса.

В соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 27.06.2017 N 1266-О, Земельным кодексом в качестве основного способа приватизации земли предусмотрены торги, которые проводятся на конкурсной основе, обеспечивающей справедливое и открытое распределение объектов публичной собственности.

С учетом специфики земельных отношений Земельный кодекс также устанавливает иные способы приватизации, к которым относится перераспределение земель, находящихся в частной и публичной формах собственности.

Учитывая, что в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Земельного кодекса права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV кодекса, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, суды при рассмотрении настоящего спора должны проверить наличие оснований для приобретения земельного участка в собственность в результате перераспределения.

В указанном выше определении Конституционного Суда Российской Федерации отражена правовая позиция по вопросу применения положений подпункта 9 пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса в части ограничения возможности предоставления в порядке перераспределения земельных участков, относящихся к публичной собственности, если из них могут быть сформированы самостоятельные земельные участки, права на которые граждане и юридические лица могут приобрести в общем порядке. При этом возможность формирования самостоятельных земельных участков определяется в каждом конкретном случае с учетом требований, изложенных в статье 11.9 Земельного кодекса, в иных правовых актах (включая документы территориального планирования, правила землепользования и застройки), отказ в заключении соглашения о перераспределении земельных участков должен быть обоснованным.

Оспаривая судебные акты по настоящему делу, Департамент указывал не только на отсутствие законных оснований для перераспределения земельных участков, но и на приобретение Стуковой Л.А. посредством перераспределения части земельного участка, расположенной под руинированным зданием, которую в общем порядке приобрести в собственность она не имела права. Указанным доводам суды правовую оценку также не дали.

Таким образом, выводы судов по делу нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ, как принятые с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенное в настоящем определении, установить наличие оснований для перераспределения земельных участков, учитывая предельные минимальные размеры при перераспределении земельного участка, государственная собственность на который не разграничена, возможность образования из него самостоятельного земельного участка, принять обоснованные и законные судебные акты.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 176, 291.11-291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда Хабаровского края от 18.09.2017 по делу N А73-8476/2017, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 по тому же делу отменить.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Е.Е. Борисова
Судьи И.Л. Грачева
Г.Г. Попова

Обзор документа

Суды поторопились признать право ИП на перераспределение земельных участков.

Верховный Суд указал, что проект межевания территории не может быть единственным основанием для этого. Если отсутствуют вклинивание, вкрапливание, изломанность границ, чересполосица участка, которые требуется исключить, то нет и причин для перераспределения.

Кроме того, власти вправе отказать в перераспределении находящихся в публичной собственности земель, если из них могут быть сформированы самостоятельные участки, права на которые граждане и юрлица могут приобрести в общем порядке.

В данном случае вывод о невозможности образования самостоятельного участка из земель, госсобственность на которые не разграничена, необоснован.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: