Отказ от собственности на недвижимое имущество судебная практика

Обновлено: 29.11.2022

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Собановой Л.К. к муниципальному образованию городской округ "Город Комсомольск-на-Амуре" о признании права собственности на недвижимое имущество в порядке приобретательной давности

по кассационной жалобе Собановой Л.К. на решение Ленинского районного суда гор. Комсомольск-на-Амуре от 27 января 2016 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,

Собанова Л.К. обратилась в суд с иском к муниципальному образованию городской округ "Город Комсомольск-на-Амуре" (далее - муниципальное образование) о признании права собственности на 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: <. >, в порядке приобретательной давности.

В обоснование исковых требований указала, что спорное жилое помещение, представляющее собой однокомнатную квартиру, принадлежало на праве собственности Миляеву А.С., умершему 2 января 1994 г., и ее брату Жданову Ю.К., умершему 1 августа 2000 г.

После смерти Миляева А.С. наследство в виде принадлежащей ему 1/2 доли квартиры в установленном порядке никто не принял.

После смерти Жданова Ю.К. наследство в виде 1/2 доли данного жилого помещения приняла она, в 2000 году вселилась в указанную квартиру, пользуется ею до настоящего времени, сделала ремонт, несет бремя содержания жилого помещения, оплачивает налоги и коммунальные услуги.

Ссылаясь на то, что с 1994 года Жданов Ю.К. (пасынок Миляева А.С.), а после его смерти с 2000 года она на протяжении более 15 лет добросовестно, открыто и непрерывно владели долей в праве собственности на указанную квартиру, оставшейся после смерти Миляева А.С., просила признать за ней право собственности на 1/2 долю жилого помещения в порядке приобретательной давности.

Решением Ленинского районного суда города Комсомольск-на-Амуре от 27 января 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г., в удовлетворении иска Собановой Л.К. отказано.

В кассационной жалобе Собанова Л.К. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 21 декабря 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Судами установлено, что 1/2 доля в праве собственности на спорную квартиру принадлежавшая Миляеву А.С., умершему в январе 1994 г., являлась выморочным имуществом.

В соответствии со статьей 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений содержащихся в пункте 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" выморочное имущество, при наследовании которого отказ от наследства не допускается, со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность соответственно Российской Федерации (любое выморочное имущество, в том числе невостребованная земельная доля, за исключением расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений), муниципального образования, города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга (выморочное имущество в виде расположенного на соответствующей территории жилого помещения) в силу фактов, указанных в пункте 1 статьи 1151 ГК РФ, без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации.

Таким образом, с момента смерти Миляева А.С., то есть с 2 января 1994 г., данная доля считается принадлежащей на праве собственности муниципальному образованию. Однако свои права на наследство в отношении указанного имущества ответчик не оформил, каких-либо действий по владению и пользованию этим имуществом не осуществлял.

На момент смерти Миляева А.С. в указанной квартире проживал Жданов Ю.К., являвшийся собственником 1/2 доли в праве собственности и умерший 1 августа 2000 г.

После его смерти наследником его доли в праве собственности на квартиру стала его сестра Собанова Л.К., которая вселилась в указанную квартиру, произвела там ремонт, уплачивала коммунальные и прочие платежи.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, отметив, что владение Собановой Л.К. спорной долей в праве на квартиру не может являться добросовестным, поскольку она знала об отсутствии у нее права на это имущество. Кроме того, применение к спорным отношениям положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации невозможно, поскольку для определения прав на спорную долю следует исходить из норм наследственного права.

Данный вывод основан на неверном применении норм материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 15, 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать следующее:

давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;

давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;

давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (пункт 3 статьи 234 ГК РФ);

владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

По смыслу статей 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Таким образом, закон допускает признание права собственности в силу приобретательной давности не только на бесхозяйное имущество, но также и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу.

В связи с этим, тот факт, что спорная доля в праве собственности на квартиру является выморочным имуществом и в силу закона признается принадлежащей с января 1994 г. муниципальному образованию, сам по себе не является препятствием для применения статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также этот факт не может свидетельствовать о недобросовестном владении истицей данной квартирой, поскольку она владеет ею как один из сособственников.

Кроме того, судами неправильно применен закон относительно исчисления срока владения имуществом для приобретения на него права собственности в силу приобретательной давности.

Так, Собанова Л.К. стала владеть всей однокомнатной квартирой как собственной после смерти своего брата Жданова Ю.К. с августа 2000 г. Ранее, начиная с января 1994 г., квартирой единолично владел ее брат.

Согласно пункту 3 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Однако указанная правовая норма судами не была применена.

Делая вывод о том, что срок, необходимый для приобретения истицей права собственности на спорную долю не истек, суды указали, что не утрачена возможность виндицировать данное имущество в пользу муниципального образования, а потому и 15-летний срок, предусмотренный статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, не начал течь.

При этом суды не указали, с какого времени следует исчислять срок исковой давности для применения статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации и не дали оценку тому, что спорной долей третьи лица (Жданов Ю.К. и Собанова Л.К.) владели с января 1994 г. - момента смерти Миляева А.С.

Допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 апреля 2017 г. N 87-КГ17-1 Суд отменил апелляционное определение об отказе в иске по делу о признании права собственности на долю в квартире в силу приобретательной давности, поскольку суд не дал правовой оценки действиям городской администрации, предпринятым после смерти не имевшего наследников заявителя, и не определил, не свидетельствовали ли эти действия об отказе от доли в праве собственности на квартиру


Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 апреля 2017 г. N 87-КГ17-1 Суд отменил апелляционное определение об отказе в иске по делу о признании права собственности на долю в квартире в силу приобретательной давности, поскольку суд не дал правовой оценки действиям городской администрации, предпринятым после смерти не имевшего наследников заявителя, и не определил, не свидетельствовали ли эти действия об отказе от доли в праве собственности на квартиру

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Асташова С.В., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Варахтиной Г.А. к управлению имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы, муниципальному образованию городской округ г. Кострома о признании права собственности на долю в квартире в силу приобретательной давности по кассационной жалобе Варахтиной Г.A. на решение Свердловского районного суда г. Костромы от 21 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 29 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Козлову Н.Г., представителя Варахтиной Г.А., поддержавшую доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Варахтина Г.А. обратилась в суд с названным иском, просила суд признать за ней право собственности на квартиру N . по адресу: . в силу приобретательной давности, указав, что данная квартира приобретена по договору приватизации в общую совместную собственность ею, её матерью и сожителем Мукатиным А.Д. После смерти матери на основании вступившего в законную силу судебного акта она приобрела право собственности на её долю в квартире. Истец полагала, что также в силу ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации приобрела право собственности на долю в квартире, оставшуюся после смерти Мукатина А.Д., поскольку со дня его смерти более 20 лет добросовестно, открыто и непрерывно владеет квартирой как своей собственной. Указывала также, что наследников у Мукатина А.Д. не имеется, нотариусом наследственное дело не заводилось.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 21 апреля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 29 июня 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Варахтиной Г.А., подписанной её представителем Козловой Н.Г., поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 15 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 29 июня 2016 г. в кассационном порядке.

9 января 1996 г. Мукатин А.Д. умер, наследственного дела к имуществу Мукатина А.Д. не заводилось (л.д. 7, 8).

В 2012 г. Варахтина Г.А. обратилась в суд с иском к администрации г. Костромы о признании права собственности на указанную квартиру в силу приобретательной давности, претендуя как на долю в праве собственности Красновой А.В., так и на долю Мукатина А.Д. В ходе рассмотрения дела истец уточнила исковые требования, поддержав их только в отношении доли, принадлежащей Красновой А.В., в отношении доли Мукатина А.Д. иск не был поддержан.

Решением Свердловского районного суда города Костромы от 28 ноября 2012 г. за Варахтиной Г.А. признано право собственности на 1/3 долю в праве собственности на квартиру, принадлежавшую её матери Красновой А.В. (л.д. 6).

22 июля 2014 г. в ЕГРП внесена запись о регистрации права собственности Варахтиной Г.A. на 2/3 доли в праве собственности на квартиру (л.д. 50).

Разрешая спор, суд первой инстанции пришёл к выводу, с которым согласилась апелляционная инстанция Костромского областного суда, о том, что, получая квартиру в единоличное владение после смерти Мукатина А.Д., истец знала и не могла не знать об отсутствии основания возникновения у неё права собственности на долю Мукатина А.Д., супругом, родственником и наследником которого она не являлась, о чём ей было известно, так как истец, владея долей в праве собственности на квартиру с момента её приватизации, знала о принадлежности спорной доли в праве Мукатину А.Д., а не ей, и знала об отсутствии оснований возникновения у неё права собственности на принадлежащую ему долю по какому либо основанию (в том числе в порядке наследования).

При этом суд указал, что отсутствие свидетельства о праве собственности на наследство у ответчика не означает утрату им права на наследственное имущество. Тот факт, что ответчиком не получено свидетельство о праве собственности и не совершены действия по регистрации права собственности, не может явиться основанием для признания права собственности истца на имущество в порядке ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик принял наследство после смерти Мукатина А.Д. в соответствии со ст. 1152-1154 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд также пришёл к выводу, что оплата истцом коммунальных услуг, несение бремени содержания квартиры, не свидетельствуют о наличии критериев, предусмотренных статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации для признания права собственности в порядке приобретательной давности, так как истец, проживая в квартире и пользуясь коммунальными услугами, обязана была их оплачивать, как сособственник квартиры несла расходы на ремонт имущества.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

Как предусмотрено п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Не наступает перерыв давностного владения в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как указано в абзаце первом п. 16 приведенного выше постановления Пленума, по смыслу ст. 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Согласно абзацу первому п. 19 этого же постановления Пленума возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из ст.ст. 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путём признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

В соответствии с п. 1 ст. 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158), имущество умершего считается выморочным.

Порядок наследования и учёта выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяется законом (п. 3 ст. 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 8 Инструкции принятие мер по охране и оценка переданных налоговым органам конфискованного и наследственного имущества, кладов, а также имущества, признанного бесхозяйным, возлагается на налоговые органы.

Налоговые органы осуществляют контроль за полнотой и своевременностью передачи им имущества, указанного в п. 1 настоящей Инструкции.

В этих целях они не реже одного раза в год производят проверку в государственных нотариальных и судебных органах, а также больницах, домах престарелых граждан, гостиницах и других аналогичных организациях, органах Министерства внутренних дел СССР (только по вопросам полноты и своевременности передачи бесхозяйного имущества, находок, конфискованных предметов мелкой спекуляции и валютных ценностей).

В материалах дела имеются ответ на запрос управления имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы от 14 марта 2016 г. (л.д. 32) и уведомление от 4 апреля 2016 г. (л.д. 62), из которых следует, что доля в праве собственности на жилое помещение, по поводу которой возник спор, в качестве выморочного имущества в муниципальную собственность не принималось, в казне муниципального образования отсутствует.

В 2012 г. истец обращалась в суд с иском к администрации г. Костромы о признании права собственности в порядке приобретательной давности на доли Мукатина А.Д. и её матери Красновой А.В. (л.д. 6).

Хотя требования о признании права собственности на долю Мукатина А.Д. не были поддержаны Варахтиной A.Г. (по утверждению истца, в связи с тем, что срок владения составлял менее 18 лет), ответчики по настоящему иску не могли не знать о наличии недвижимого имущества, оставшегося после смерти Мукатина А.Д., ещё в 2012 г.

Зная о правопритязаниях Варахтиной Г.А. ещё в 2012 г., муниципальное образование не оформило долю умершего Мукатина А.Д. в казну, не начало ею владеть.

В соответствии с п. 3 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях и в порядке, которые предусмотрены данным Кодексом, лицо может приобрести право собственности на имущество, не имеющее собственника, на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался или на которое он утратил право собственности по иным основаниям, предусмотренным законом.

Согласно п. 1 и п. 3 ст. 225 данного Кодекса бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался. Бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим её собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательной давности.

В силу ст. 236 названного Кодекса гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Из содержания указанных норм и акта их толкования следует, что действующее законодательство, предусматривая возможность прекращения права собственности на то или иное имущество путём совершения собственником действий, свидетельствующих о его, отказе от принадлежащего ему права собственности, допускает возможность приобретения права собственности на это же имущество иным лицом в силу приобретательной давности.

При этом к действиям, свидетельствующим об отказе собственника от права собственности, может быть отнесено в том числе устранение собственника от владения и пользования принадлежащим ему имуществом, непринятие мер по содержанию данного имущества.

Судом при рассмотрении дела, после смерти Мукатина А.Д., которому принадлежали. 1/3 доли в праве собственности на квартиру, Варахтина А.Д. с 9 января 1996 г. пользовалась всей этой квартирой как своей собственной, производила оплату коммунальных услуг в полном объеме и осуществляла содержание всей названной квартиры.

Обжалуемые судебные постановления и материалы дела не содержат каких-либо сведений о том, предпринимались ли администрацией г. Костромы меры по получению правоустанавливающих документов на принадлежавшую Мукатину А.Д. долю в праве собственности на квартиру как на выморочное имущество либо по её государственной регистрации, а также по содержанию названной квартиры пропорционально оставшейся после смерти Мукатина А.Д. доли в праве собственности на неё.

При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций надлежало дать правовую оценку действиям администрации г. Костромы, предпринятым после смерти не имевшего наследников Мукатина А.Д., и определить, не свидетельствовали ли эти действия об отказе от доли в праве собственности на квартиру.

Однако в нарушение ч. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации это судебными инстанциями сделано не было.

Нельзя согласиться и с выводом суда о том, что оплата Варахтиной Г. А. коммунальных услуг и содержание квартиры не свидетельствуют о добросовестном владении истцом имуществом как своим собственным, поскольку она, проживая в квартире и пользуясь коммунальными услугами, обязана была их оплачивать.

В силу ст. 249 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

При рассмотрении дела судом Варахтиной Г.А. представлены документы, свидетельствующие о несении бремени содержания имущества не соразмерно 2/3 долям истца, а целиком, суд данному обстоятельству оценки не дал.

Допущенные судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Асташов С.В.
Киселёв А.П.

Обзор документа

Спор возник по поводу доли в праве собственности на приватизированную квартиру (выморочного имущества). Истица, которой принадлежит 2/3 доли, просила признать за ней право собственности на 1/3 долю в порядке приобретательной давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отметила, что в данном случае следовало проверить, не отказался ли ответчик (муниципальное образование) от права собственности.

О таком отказе может свидетельствовать в т. ч. устранение собственника от владения и пользования имуществом, непринятие мер по его содержанию.

Также нужно учесть, что истица оплачивала коммунальные услуги в полном объеме и содержала всю квартиру. Т. е. она несла бремя ее содержания не соразмерно своей доле, а целиком. Это является аргументом в пользу того, что истица добросовестно владела имуществом как своим собственным.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Подборка наиболее важных документов по запросу Отказ от права собственности на сооружение (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Отказ от права собственности на сооружение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 2 "Основные понятия" Федерального закона "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений"
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Руководствуясь пунктом 23 части 2 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", пунктом 6 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2016) (утв. 06.07.2016), приняв во внимание, что государственное предприятие создавалось как единый имущественный комплекс, при этом расположенные на предоставленном под строительство предприятия земельном участке внутренние автодороги (проезды) предусматривались как элементы планировки и составной части технологической схемы работы предприятия, арбитражные суды правомерно отказали в признании незаконным отказа в государственной регистрации права собственности на сооружение (асфальтированная автомобильная дорога внутри завода, назначение: иное (благоустройство)), исходя из того, что асфальтовое покрытие как объект-сооружение не имеет самостоятельного функционального назначения, создано исключительно в целях улучшения качества земель и обслуживает только земельный участок, на котором расположено, поэтому является его неотъемлемой частью и не может относиться к недвижимому имуществу, в силу чего асфальтовое замощение не может являться самостоятельным объектом гражданских прав, право на который подлежит государственной регистрации.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 90 "Земли транспорта" ЗК РФ
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Учитывая, что линейные объекты могут располагаться, в том числе, под земельными участками иных собственников (правообладателей) без каких-либо договорных отношений с ними, арбитражные суды правомерно признали незаконным отказ в государственной регистрации права собственности заявителя на сооружение "газопровод", придя к верному выводу о том, что Управление Росреестра не вправе требовать от заявителя предоставления документа на земельные участки, в границах которых расположен спорный линейный объект, поскольку в силу статьи 90 Земельного кодекса РФ заявитель, создавая спорный объект, обладал возможностью использовать земельные участки без получения специального правового титула в отношении таковых; исходя из представленных в дело материалов, указывающих на то, что созданный объект является подземным объектом, заявитель подтвердил возможность использовать земельные участки, в пределах которых расположен спорный объект (газопровод); каких-либо возражений собственник земельного участка, по которому проходит газопровод, не заявлял.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Отказ от права собственности на сооружение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Готовое решение: Как организации отказаться от права собственности на имущество
(КонсультантПлюс, 2022) 3. Как отказаться от права собственности на здание, сооружение, помещение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Принцип единства судьбы прав на земельный участок и на строения на нем
(Бевзенко Р.С.)
("Вестник гражданского права", 2020, N 2) Любопытно, что я встретил одно дело окружного суда Московского округа, в котором суд занял противоположную позицию: в связи с тем, что у продавца недвижимой вещи - сооружения не было прав на земельный участок под сооружением, в регистрации перехода права собственности на сооружение было отказано (Постановление ФАС Московского округа от 23 октября 2013 г. N А40-132191/12-157-1259). Однако я бы не стал делать из этого Постановления каких-либо далеко идущих выводов, так как вполне возможно, что подлинным мотивом судей окружного суда, воспрепятствовавшим регистрации перехода права, было то, что это сооружение представляло собой асфальтовое покрытие. А негативное отношение судов к регистрационной практике, допускавшей в свое время государственную регистрацию прав на асфальтовые замещения, общеизвестно. Вполне может быть, что ФАС Московского округа, склонившись к интерпретации норм о единстве судьбы, которая противоречила недвусмысленным позициям высшей судебной инстанции, просто хотел не допустить в оборот в качестве недвижимой вещи то, что таковой в действительности не является.

1. Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

2. Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся:

1) обращение взыскания на имущество по обязательствам (статья 237);

2) отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (статья 238);

3) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка ввиду его ненадлежащего использования (статья 239);

3.1) отчуждение объекта незавершенного строительства в связи с прекращением действия договора аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности (статья 239.1);

3.2) отчуждение недвижимого имущества в связи с принудительным отчуждением земельного участка для государственных или муниципальных нужд (изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд (статья 239.2);

4) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (статьи 240 и 241);

5) реквизиция (статья 242);

6) конфискация (статья 243);

7) отчуждение имущества в случаях, предусмотренных статьей 239.2, пунктом 4 статьи 252, пунктом 2 статьи 272, статьями 282, 285, 293, пунктами 4 и 5 статьи 1252 настоящего Кодекса;

8) обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы;

9) обращение по решению суда в доход Российской Федерации денег, ценностей, иного имущества и доходов от них, в отношении которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии терроризму лицом не представлены сведения, подтверждающие законность их приобретения.

По решению собственника в порядке, предусмотренном законами о приватизации, имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, отчуждается в собственность граждан и юридических лиц.

Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 235 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи в общих чертах указывает основания прекращения права собственности по воле собственника, а также в силу объективных обстоятельств, которые не могут квалифицироваться как действия кого-либо, направленные на прекращение права собственности. Данная норма является отсылочной (см., в частности, коммент. к ст. ст. 217, 218, 223, 225, 226, 236 ГК). Хотя содержащийся в ней перечень оснований прекращения права собственности сформулирован как исчерпывающий, в действительности он таковым не является. Например, в нем не поименованы такие способы прекращения права собственности, как возврат прежнему собственнику животного, сохранившего привязанность к нему (см. коммент. к ст. 231 ГК) и отмена дарения (см. коммент. к ст. 578 ГК).

Основанием прекращения права собственности, которое одновременно не является основанием возникновения этого права у другого лица, является упомянутая в п. 1 комментируемой статьи гибель (уничтожение) вещи, о чем уже шла речь в коммент. к ст. 209 ГК. Можно встретить мнение о том, что уничтожение вещи в процессе ее потребления является осуществлением только правомочия пользования ею (т.е. не распоряжения), так как воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства (например, сожжение дров в камине). Однако квалификация действия как распоряжения зависит скорее от того, сохраняется ли в результате вещь у собственника, нежели от направленности воли собственника. До тех пор, пока вещь еще может быть использована по своему назначению, имеет место пользование; в момент необратимой утраты назначения происходит распоряжение путем уничтожения вещи. При этом, строго говоря, право собственности на материальные остатки уничтоженной вещи присутствует. Так, из ст. ст. 86, 89 ВК можно сделать вывод о том, что разрушенное воздушное судно является объектом права собственности, но это уже новое право на новый, изменившийся в своей сущности объект.

2. Статья 35 Конституции определяет, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества может быть произведено при условии предварительного и равноценного возмещения. Норма п. 2 комментируемой статьи, отсылочная по своей форме, как раз и посвящена общему описанию случаев принудительного изъятия у собственника имущества, а также понятию приватизации (см. также коммент. к ст. 217 ГК). Прекращение права собственности помимо воли собственника может рассматриваться в ряде случаев как санкция (см. коммент. к п. 3 ст. 220, п. 3 ст. 222, ст. ст. 237, 238, 240, 241, 243, 284, 285, 293, п. 2 ст. 578, 1252 ГК); как способ обеспечения важнейших государственных и общественных интересов (см. коммент. к ст. ст. 239, 242, 243, 279 - 283 ГК); как средство поддержания баланса конкурирующих частных интересов (см. коммент. к п. 4 ст. 252 ГК).

Основания принудительного прекращения права собственности должны быть прямо и исчерпывающе предусмотрены федеральным законом, что следует как из общего принципа неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 ГК), так и прямого указания п. 2 комментируемой статьи.

3. Процесс принудительного обращения в государственную собственность имущества, принадлежащего физическим и юридическим лицам, именуется национализацией (абз. 10 п. 2 комментируемой статьи). Национализация производится на основании специального федерального закона с возмещением стоимости изъятого имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК.

В большинстве капиталистических государств национализация крупнейших предприятий осуществлялась путем обмена акций на государственные ценные бумаги с фиксированным доходом. При этом выигрыш акционеров заключался в том, что они получали право вместо неопределенного и колеблющегося в периоды кризисов дивиденда требовать выплаты твердой суммы дохода, а государство выигрывало в том, что получало возможность влиять на принятие решений интересующим его предприятием. Таким способом осуществлялась, в частности, послевоенная национализация Английского банка, предприятий угольной промышленности и железнодорожных предприятий в Англии в период политики "тэтчеризма" (см. подробнее: Белов В.А. Национализация в российском гражданском праве: история и современность // Законодательство. 1999. N 2, 3).

В экономике и некоторых зарубежных правопорядках, например США, существует также понятие "ползучей экспроприации" (creeping expropriation), т.е. скрытой национализации, когда специального закона не принимается, однако создаются столь невыносимые условия для ведения бизнеса в конкретной стране, что инвесторы сами ищут возможность избавиться от своих активов в пользу государства.

В настоящее время специальный федеральный закон о национализации в России не принят (в 2005 г. Правительство РФ сняло соответствующий законопроект с рассмотрения в Государственной Думе РФ). Согласно ст. 35 Конституции принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено при условии не только равноценного, но и предварительного его возмещения. Поэтому Федеральное Собрание РФ, прежде чем будет принято окончательное решение о национализации, должно с помощью органов исполнительной власти заранее определить примерное количество собственников, имущество которых подвергнется национализации, общий размер компенсации и утвердить расходы на возмещение им убытков отдельной строкой в федеральном бюджете на предстоящий год.

Судебная практика по статье 235 ГК РФ

16. Определением от 6 июня 2017 года N 1163-О Конституционный Суд выявил смысл положений подпункта 8 пункта 2 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также части 1 статьи 4, части 3 статьи 16, статьи 17 и части 2 статьи 18 Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам".

Руководствуясь статьями 235, 239 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, установив, что земельный участок, на котором находится принадлежащее обществу недвижимое имущество, изъят для муниципальных нужд, общество лишено возможности использовать принадлежащие ему нежилые помещения и в связи со сносом многоквартирного дома произойдет принудительное прекращение права собственности общества на них, суды удовлетворили иск, определив размер компенсации за изымаемые помещения с учетом результатов проведенной по делу судебной экспертизы.

Суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на статью 36 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ), действовавшую до 01.03.2016, статьи 235, 244 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), часть 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ), статью 20 Закона N 122-ФЗ, разъяснения, приведенные в пункте 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 64 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания" (далее - Постановление Пленума N 64), пришли к выводу об отсутствии у Управления Росреестра оснований для государственной регистрации права собственности Общества на спорный земельный участок.

При таких обстоятельствах, руководствуясь статьями 235, 236, 238 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 44 и 53 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, статьей 16 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", частью 2 статьи 23 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", части 5 статьи 16 Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", суд заявленные требования удовлетворил.

Заявитель считает, что судами существенно нарушены нормы материального права, а именно статьи 125, 195, 196, 199, 200 ГК РФ. Полагает, что истец не доказал права собственности на истребуемые объекты. Указывает, что суды не применили закон, подлежащий применению, а именно статью 235 ГК РФ.

Заявители считают, что судами существенно нарушены нормы материального права, а именно статьи 125, 195, 196, 199, 200 ГК РФ. Полагают, что истец не доказал права собственности на истребуемые объекты. Указывают, что суды не верно истолковали закон, а именно статью 235 ГК РФ.

Заявитель считает, что судами существенно нарушены нормы материального права, а именно статьи 125, 195, 196, 199, 200 ГК РФ. Полагает, что истец не доказал права собственности на истребуемые объекты. Указывает, что суды неверно истолковали закон, а именно статью 235 ГК РФ.

Разрешая спор, суды, руководствуясь положениями статей 113, 235, 295, 296, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебно практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2008 N 10984/08, установив отсутствие предусмотренных законодательством оснований для изъятия спорного имущества из оперативного управления учреждения и хозяйственного ведения предприятия, учитывая формальность сделки по передаче имущества предприятию, суды пришли к правомерным выводам о ничтожности оспариваемых сделок и удовлетворили заявленные исковые требования.

Оснований для применения к спорным отношениям положений статей 16.1, 235 и 306 Гражданского кодекса Российской Федерации суды не нашли.
Несогласие заявителя с оценкой судом представленных доказательств и фактических обстоятельств по делу, иное толкование положений закона не является достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке.

1. Переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

2. Исполнение договора продажи недвижимости сторонами до государственной регистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами.

3. В случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от государственной регистрации перехода права собственности, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации.

Комментарий к ст. 551 ГК РФ

1. Переход права собственности на недвижимое имущество к покупателю подлежит государственной регистрации (п. 1 коммент. ст.). Государственная регистрация перехода права собственности по договору продажи недвижимости требуется во всех случаях (см. п. 1 ст. 131 ГК).

2. Порядок государственной регистрации перехода права собственности в отношении земельных участков, зданий, сооружений, жилых и нежилых помещений, предприятий установлен Законом о государственной регистрации, а также принятыми в его исполнение Правилами ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утв. Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. N 219 (СЗ РФ. 1998. N 8. Ст. 963).

Государственная регистрация перехода права собственности на воздушные суда осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 14 марта 2009 г. N 31-ФЗ "О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ним".

Правила государственной регистрации перехода прав на морские суда, суда внутреннего плавания, а также суда смешанного типа установлены в гл. III КТМ, Правилах регистрации судов и прав на них в морских торговых портах, утв. Приказом Минтранса России от 21 июля 2006 г. N 87 (БНА. 2006. N 32), Правилах регистрации судов рыбопромыслового флота и прав на них в морских рыбных портах, утв. Приказом Госкомрыболовства России от 31 января 2001 г. N 30 (БНА. 2001. N 22), гл. IV КВВТ, Правилах государственной регистрации судов, утв. Приказом Минтранса России от 26 сентября 2001 г. N 144 (БНА. 2001. N 49).

3. Отсутствие государственной регистрации перехода права собственности не влияет на действительность договора (см. п. 14 Постановления ВАС N 8).

Необходимость государственной регистрации перехода права собственности не оказывает влияния и на момент заключения договор продажи недвижимости. По общему правилу таковой вступает в силу и порождает соответствующие права и обязанности сторон с момента его подписания (см. ст. 550 ГК и коммент. к ней). Исполнение сторонами своих обязанностей, вытекающих из заключенного договора продажи недвижимости, может происходить и до государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество - предмет договора. Так, во исполнение договора продавец может осуществлять введение покупателя во владение недвижимым имуществом. Однако эти действия не влекут изменения каких-либо отношений продавца и покупателя с третьими лицами (п. 2 коммент. ст.). В частности, несмотря на состоявшуюся передачу недвижимого имущества, продавец будет оставаться собственником недвижимого имущества (и должен восприниматься в подобном качестве всеми участниками оборота) до момента государственной регистрации права собственности за покупателем.

4. Пункт 3 коммент. ст. предусматривает способы защиты интересов сторон при уклонении контрагента от государственной регистрации права собственности. В этом случае суд вправе по требованию заинтересованной стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Данное судебное постановление не заменяет собой акт регистрации перехода права собственности и является основанием для осуществления компетентным органом такой регистрации.

Уклонение продавца от государственной регистрации перехода права собственности также следует рассматривать как неисполнение обязанности передать вещь (ст. 405 ГК), а уклонение покупателя - как просрочку кредитора (ст. 406 ГК).

5. Государственную регистрацию перехода права собственности по договору необходимо четко разграничивать от государственной регистрации самого договора. По общему правилу государственной регистрации договора продажи недвижимости не требуется. Последний считается заключенным с момента его подписания (см. п. 3 письма ВАС N 21). Как исключение, в силу прямого указания закона государственной регистрации подлежат договоры продажи жилых помещений (п. 2 ст. 558 ГК) и договоры продажи предприятий (п. 3 ст. 560 ГК). В подобных ситуациях момент государственной регистрации договора является моментом его заключения. Таким образом, при совершении договора продажи жилого помещения или договора продажи предприятия сторонам необходимо совершить два регистрационных действия: 1) зарегистрировать договор купли-продажи (п. 2 ст. 558, п. 3 ст. 560 ГК); 2) зарегистрировать переход права к покупателю (п. 1 коммент. ст.).

При этом заявление на государственную регистрацию перехода права собственности на жилое помещение (предприятие) может подаваться одновременно с заявлением на государственную регистрацию договора продажи этого жилого помещения (предприятия) либо после соответствующей регистрации договора.

Судебная практика по статье 551 ГК РФ

Отказывая в удовлетворении иска, суд руководствовался статьями 209, 218, 551, 556 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 2, статьей 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", разъяснениями, изложенными в пунктах 52, 61 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" и исходил из того, что по условиям пункта 5.1 договора купли-продажи стороны договорились зарегистрировать переход права собственности на недвижимые объекты в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним после выполнения покупателем (обществом) пункта 4.2 договора. Суд установил, что истцом не исполнено обязательство, предусмотренное пунктом 4.2 договора, предусмотренная условиями договора оплата в полном объеме не произведена.

Повторно исследовав по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, руководствуясь статьями 209, 218, 223, 244, 251 и 551 Гражданского кодекса, статьей 35 Земельного кодекса, статьей 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122 "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", с учетом разъяснений, изложенных в пункте 61 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", отменил решение первой инстанции и удовлетворил иск, констатировав действительность договора купли-продажи от 16.05.2013, надлежащее исполнение предпринимателем Анохиным Н.Н. обязательств по оплате спорной доли и уклонение общества "ЗОЛАН ИНВЕСТ ГРУП" от регистрации перехода права на соответствующую долю.

Повторно исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь статьи 170, 196, 199, 421, 431, 452, 550, 551 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.11.1997 N 21 "Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи недвижимости", суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, отменил решение первой инстанции и частично удовлетворил заявленные требования в части взыскания основной задолженности по договору купли-продажи недвижимости, признав пропущенным срок исковой давности за период с ноября 2012 по январь 2013, так как согласно пункту 3.2 договора в редакции дополнительного соглашения от 03.09.2012 покупатель должен вносить оплату частями по 1 000 000 рублей ежемесячно, начиная с ноября 2012 года, а исковое заявление было подано в суд 26.02.2016.

Повторно исследовав по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, руководствуясь статьями 209, 218, 223, 244, 251 и 551 Гражданского кодекса, статьей 35 Земельного кодекса, статьей 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122 "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о государственной регистрации), с учетом разъяснений, изложенных в пункте 61 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", отменил решение первой инстанции и удовлетворил иск, констатировав действительность договора от 16.05.2013, надлежащее исполнение предпринимателем Анохиным Н.Н. обязательств по оплате спорной доли и уклонение общества "ЗОЛАН ИНВЕСТ ГРУП" от регистрации перехода к истцу права на соответствующую долю в праве собственности.

Исследовав и оценив в соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства, руководствуясь положениями статей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 8, 11, 12, 209, 218, 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований ввиду ненадлежащего выбора истцом способа защиты права.

Поскольку суды установили наличие иных препятствий для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество по сделке купли-продажи, суды не согласились с истцом о том, что действия предпринимателя не позволили добиться ее осуществления, не усмотрев в связи с этим основания для применения пункта 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Удовлетворяя заявленные требования суд руководствовался пунктом 2 статьи 218, пунктом 2 статьи 223, статьей 551 ГК РФ, пунктом 5 статьи 2, пунктами 1, 2 статьи 1, пунктами 1, 2 статьи 17, пунктом 1 статьи 18 и пунктом 3 статьи 20 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и исходил из следующего: предпринимателем представлены все необходимые документы для государственной регистрации права собственности, в том числе договор о совместном строительстве жилья от 01.08.2000 N 37, факт исполнения которого подтверждается актом приема-передачи офиса предпринимателю в собственность от 09.12.2002, списком распределения нежилых помещений по жилому дому N 63/1 и справкой о полной выплате инвестором стоимости офиса и отсутствии взаимных претензий; застройщик ликвидирован, иной способ защиты права у заявителя отсутствует; повторное обращение за регистрацией права не приведет к восстановлению нарушенного права из-за отсутствия у заявителя разрешительной документации, внесения изменений в техническую характеристику заявленного объекта кадастровыми инженерами с учетом фактически построенных площадей.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65, 69, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая обстоятельства по делу Арбитражного суда Ульяновской области N А72-17310/2014, суд установил, что предприятие утратило статус арендатора 13.02.2014, с момента прекращения права хозяйственного ведения на здание водозаправочной станции, и, руководствуясь положениями статей 1, 35 Земельного кодекса Российской Федерации, статей 131, 552, 8.1, 551, 299, 294 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии у истца права на взыскание с ответчика арендной платы только за период с 01.04.2013 по 13.02.2014 в размере 45 000 руб. 24 коп. и неустойки за период с 11.05.2013 по 15.03.2016 в размере 11 402 руб. 55 коп.

Разрешая заявленные требования, суды руководствовались положениями пунктов 1, 2 статьи 8.1, статьи 131, пункта 2 статьи 223, пунктов 1, 3 статьи 234, пункта 1 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации абзацем 2 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", разъяснениями, данными в пунктах 15, 58, 59 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: