От чего зависит эффективность судебной деятельности

Обновлено: 02.02.2023

В самом общем плане эффективность деятельности, наверное можно определить как достижение поставленной цели /совокупности задач/ при наименьших затратах сил и средств.

В таком же общем плане эффективность уголовного судопроизводства надо определить как достижение цели уголовного процесса по каждому конкретному уголовному делу при минимуме ущемления законных интересов лиц, вовлеченных в УСП.

Что касается материальных затрат на УСП, то по нашему мнению, при рассмотрении проблемы эффективности уголовно-процессуальной деятельности они должны рассматриваться как константа.

Будем честными – достижение цели уголовного процесса по всем уголовным делам, оказавшимся в производстве, невозможно. Законодатель из этого исходит. К такому выводу приводит, в частности, формулирование им оснований к прекращению уголовного дела. Таких, например, как прекращение головных дел за истечением сроков давности уголовного преследования.

Любопытные рассуждения по поводу того, какое государство является эффективным, содержатся в выступлении президента страны: «только сильное, эффективное, если кому-то не нравится слово «сильное», скажем эффективное государство и демократическое государство в состоянии защитить гражданские, политические, экономические свободы, способно создать условия для благополучной жизни людей…»[13]

Таким образом, В.В. Путин применительно к государству как органу власти полагает такие термины как «эффективное» и «сильное» синонимами. Следуя этому вполне устраивающему нас примеру, мы скажем, что необходимым условием эффективности уголовного судопроизводства являются сильные его составляющие, каковыми видимо являются субъекты уголовного процесса /оперативные аппараты, следователи, прокуроры, суды/ и его процедуры. Непременной составляющей эффективного УСП является возможности использования разнообразных источников информации.

Эффективным мы назовём такое уголовное судопроизводство, которое характеризуется следующими основными чертами:

/1/ в состоянии удовлетворить, в терминах науки «управление социальными и экономическими системами», если не все, то, по крайнеё мере, большинство заявок на обслуживание; иными словами эффективно прореагировать на большинство поводов к возбуждению уголовного дела;

/2/ в состоянии достичь цели уголовного процесса по большинству уголовных дел в стране;

/3/ своими результатами в состоянии удовлетворить чувство справедливости.Поясню: речь идёт, как об общественном, так и индивидуальном (большинства жителей страны, как прибегавших к такой форме обслуживания их государством, как уголовный процесс, так и нет) чувстве справедливости.

Добавим, что в современном российском обществе вполне возможны групповые расхождения в оценке справедливости уголовного судопроизводства;

/4/ в конкретных ситуациях в состоянии разумно разрешить объективно существующее противоречие между интересами достижения цели уголовного процесса и необходимостью обеспечения прав и свобод граждан, оказавшихся к нему прикосновенными.

При этом, как и два других автора настоящей книги, хочу подчеркнуть, что защищать /в терминологии А.А. Юнусова оберегать/ надлежит права и свободы не только таких участников, как обвиняемые и подозреваемые, но и всех других участников уголовного процесса, к которым допустимо применение мер процессуального принуждения, и конечно же, эффективно защищать законные интересы тех законопослушных граждан, на которых учинено преступное посягательство;

/5/ уголовный процесс /уголовное судопроизводство/ можно назвать эффективным лишь в том случае, если он выполняет свои задачи, затрачивая лишь те средства, которые выделены ему бюджетом. Деньги, затрачиваемые в ходе УСП – это бюджетные деньги. Сколько их выделено – во столько и надо уложиться. Лучше, конечно, чтобы таких денег было больше. И чтобы выделенные деньги тратились рационально.

Лет, наверное, тридцать назад я писал о том, что юристам надо научиться считать государственные деньги. Имелось в виду, что одним из параметров оценки предлагаемых для внедрения уголовно-процессуальных процедур должны стать их стоимость и цена /разные вещи!/ в рублях. Наверное, это то, что сейчас называется экономической экспертизой.

Большинство тогдашних правоведов, особенно теоретиков, отнеслось к такому повороту темы свысока, с некоторым недоумением даже. «Дешевое правосудие дорого обходится», - любил повторять, увы! - ушедший от нас, В.М. Савицкий. К сожалению, этот красивый афоризм в данном случае - ни что иное, как уход от реально существующей сложной и далеко не всегда красивой проблемы посредством подмены понятия.

Нет, ничего удивительного, что процессуалисты 60-х и 70-х годов свысока относились к такому низменному предмету как деньги. Государство тогда аккуратно субсидировало уголовно-процессуальную деятельность, о средствах для её финансирования правоведам можно было не задумываться. Удивительно другое. Сегодня, когда уголовное судопроизводство финансируется нищенски, когда многие программы не осуществляются вследствие отсутствия средств на их исполнение, некоторые современные процессуалисты выступают за высоко затратные процессуальные процедуры. Процедуры суда присяжных, к примеру, кратно дороже процедур шеффенского суда. Минюст в своё время опубликовал данные, указывающие на то, что средний судебный процесс с участием присяжных заседателей обходится в шесть с половиной раз дороже, чем процесс с участием народных заседателей. А ведь в этом расчете не учтены расходы на переучивание персонала, на переоборудование судебных помещений и т.д.

Воспользовавшись термином, который даёт нам Президент страны, скажем, что ситуация с судом присяжных представляется нам яркой иллюстрацией феномена государственной лжи.

/6/ Уголовное судопроизводство не может быть эффективным, если его исход непосредственно зависит от финансовых и иных внесудебных возможностей стороны.

Чтобы уберечься от некомпетентных ссылок на опыт Западной Европы и США, приведу слова прокурора Шеннона, представителя обвинения по делу мультимиллионера К. Дэвиса, обвинявшегося в убийстве, караемом смертной казнью, сказанные им после того, как присяжные признали мультимиллионера невиновным: «Я никогда не думал, что придется когда-нибудь это сказать, но мне кажется, что у нас действительно существуют две системы правосудия: одна для богатых, другая – для бедных».[14]

Вскоре после первого процесса оправданный К. Дэвис вновь предстал перед судом. На сей раз по обвинению в заговоре с целью убийства пятнадцати человек. Мнения присяжных разделились и вердикт, а следовательно, и приговор не были вынесены.[15] Финансовые возможности обвиняемого оказались выше финансовых возможностей прокуратуры округа Таррент, штат Техас. Расходы прокуратуры только по первому из описанных процессов составили 300 тысяч долларов, а обвиняемый истратил в общей сложности 3 миллиона, то есть в десять раз больше. Причем, замечает американский автор, были все основания предполагать, что эта сумма занижена.[16]

Информация о процессах над мультимиллионером, обвинявшемся в убийствах и в подстрекательстве к ним приведена здесь вовсе не для очернения уголовного судопроизводства США. О крупных недостатках в нём известно серьёзным американским специалистам. Однако видимо меньше известно апологетам внедрения принципов американского уголовного процесса в России. В свете, в ярком неоновом свете реклам, искажающем реальные очертания и объёмы объектов мне хотелось бы подчеркнуть: прежде, чем биться головой о стену, надо подумать, что будешь делать в соседней камере. Прежде, чем заимствовать, надо бы изучить всесторонне и глубоко, что представляет из себя заимствуемое и, главное, что оно может дать современному российскому судопроизводству в современных условиях.

/7/ Подчеркнём, что уголовный процесс не может быть эффективным, если установленные участвующими в нём ведомствами оценочно-учетные показатели для своих подразделений позволяют положительно оценивать их деятельность по тем делам, по которым цель уголовного процесса оказалась не достигнутой. Мне представляется необходимым подчеркнуть, что сегодняшний российский уголовный процесс и участвующие в нём ведомства в отличие, к примеру, от контролёра в трамвае умудряются оценивать свою деятельность положительно, несмотря на то, что цель уголовного процесса по большинству уголовных дел не достигается и, следовательно, задачи уголовного судопроизводства, стоящие перед этой отраслью государственной деятельности не разрешаются.

Лабзин

Когда речь заходит об эффективности правосудия и мерах по ее обеспечению, то необходимо помнить о том, что этим вопросом затрагивается также и само существование права. Потому что там, где правосудие не обеспечивает пресечение незаконных действий в разумный срок, вряд ли можно говорить о том, что то или иное право действительно охраняется государством.

Одними из мер, которые повышают эффективность правосудия, являются предусмотренные в процессуальных кодексах обеспечительные меры.

В настоящей публикации затрагиваются только вопросы применения обеспечительных мер арбитражными судами, поскольку Верховный Суд РФ по данному вопросу никаких разъяснений не давал, а проанализировать судебную практику нижестоящих судов общей юрисдикции пока практически невозможно.

Прежде, чем перейти к конкретным примерам из интересующей нас категории судебных дел, было бы разумным сначала осветить общие условия применения судами обеспечительных мер.

Общие условия применения обеспечительных мер
Согласно п. 1 ст. 90 АПК РФ арбитражный суд по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, и иного лица может принять срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя.

Согласно п. 2 этой статьи обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если неприятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами РФ, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Таким образом, ст. 90 АПК РФ позволяет определить обеспечительные меры как срочные временные меры, направленные на обеспечение исполнения возможного решения суда (меры по обеспечению иска) или защиту имущественных интересов заявителя, в том числе для предотвращения значительного ущерба.

В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены на сохранение существующего состояния отношений между сторонами.

Также меры могут быть направлены на обеспечение доказательств (ст. 72 АПК РФ), т.е. их фиксацию в ситуации, когда участвующее в деле лицо имеет основание опасаться, что представление необходимых доказательств суду станет невозможным или затруднительным.

Все указанные обеспечительные меры могут применяться судом не только после принятия иска к рассмотрению, но и до его подачи. В последнем случае обеспечительные меры называются предварительными.

Предварительные обеспечительные меры направлены на обеспечение имущественных интересов до предъявления иска, который в случае их принятия должен быть подан не позднее, чем через 15 рабочих дней. Они должны соответствовать тем же условиям их применения, что и обеспечительные меры по уже рассматриваемому судебному делу.

В настоящее время имеются три документа, подготовленные ВАС РФ, в которых разъясняются положения АПК РФ, посвященные обеспечительным мерам:

1) Постановление Пленума ВАС РФ № 11 от 9 декабря 2002 г. «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации», а именно его пункт 13.

2) Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 78 от 7 июля 2004 г. «Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер».

3) Постановление Пленума ВАС РФ № 55 от 12 октября 2010 г. «О применении арбитражными судами обеспечительных мер».

Все содержащиеся в этих документах разъяснения тех условий, при которых арбитражные суды могут и должны применять обеспечительные меры, можно свести к следующим:

Обеспечительные меры должны быть непосредственно связаны с исковыми требованиями, быть им соразмерны и являться разумными, адекватными.

Оценка соразмерности производится судом с учетом соотносимости права и интереса, о защите которых просит заявитель, стоимости имущества, на которое он просит наложить арест, имущественных последствий запрещения совершения определенных действий, а также на основе иных критериев.

При решении вопроса о принятии обеспечительных мер суд должен обеспечить баланс интересов.
Обеспечительные меры применяются лишь в случае представления доказательств наличия имущественных требований.

Из последнего следует, в частности, что в делах о нарушении исключительных прав должны быть представлены доказательства наличия исключительного права (свидетельство, патент) и его нарушения, пусть и не исчерпывающие.

Таким образом, АПК РФ и практика его применения, сформированная при участии ВАС РФ, наделяет суд большой свободой усмотрения в вопросе о том, имеются ли условия применения обеспечительных мер или нет.

Максим ЛАБЗИН,
группа правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С,
партнер

Полную версию статьи читайте в печатной версии "АГ" № 20, 2011 г.

Оценка деятельности судов в РФ

Оценка эффективности судебной системы в представлениях граждан России является одним из ключевых показателей становления института судебной власти как основного доступного механизма правовой защиты в стране.

В последние годы исследователи общественного мнения в России отмечают, что в массовом сознании россиян сформировался устойчивый негативный образ судов и судебной системы в целом. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в рейтинге доверия основным политическим и государственным институтам (включая органы федеральной и местной власти, правоохранительные органы, СМИ, политические и общественные организации) судебная система устойчиво занимает лишь 9-10-е место из 14. В основе такого восприятия населением судебной системы лежат как факторы объективного порядка (организационные, кадровые, финансовые проблемы судов, известные в обществе практики нарушения прав граждан и т.д.), так и субъективные обстоятельства, в том числе низкий уровень информированности граждан о работе судебной системы в целом, в значительной степени обусловленный как отсутствием доступной информации о работе судебных органов для широких слоев населения, так и отсутствием интереса значительной части населения в подобного рода информации.

Цель исследования: исследование восприятия и отношение населения России к судебной системе и принципам ее функционирования в современной России, оценки уровня защиты прав и свобод граждан, обеспечиваемый судебной защитой, представлений и установок в отношении реформирования судебной системы.

Методика исследования: количественный опрос, персональное интервью по месту жительства респондентов с использованием формализованной анкеты.

Выборочная совокупность - случайная, бесповторная. Объем выборки 1579 респондентов.

Схема реализации выборочной совокупности обеспечивала многоступенчатую стратифицированную территориальную случайную выборку респондентов и репрезентирует взрослое (старше 18 лет) население России по полу, возрасту, образованию и типу населенного пункта, в котором проживает респондент, а также представленность федеральных округов Российской Федерации. Опрос проводился в 46 регионах страны, 153 точках опроса, в том числе число точек опроса в городах составило 90, в сельских населенных пунктах -63. Статистическая погрешность данных не превышает 3,4%.

Совершенствование правосудия заключается в развитии средств и способов достижения его целей, системы юридических и неюридических гарантий.
Изучение гарантий правосудия требует предварительной определенности относительно целого ряда вопросов, которые также освещаются в диссертации: выбор критериев и показателей эффективности правосудия, правильность методологии оценки качества судебной деятельности и т.д. Самыми значимыми, по мнению автора, гарантиями эффективности правосудия выступают независимость судей и механизм правового контроля за деятельностью судьи. Их изучению в работе уделено особое внимание, так как они охватывают разнообразные средства и способы достижения целей правосудия.

Правосудие эффективно, если уголовно-процессуальный и лежащий в его основе уголовно-правовой конфликт разрешены в соответствии с назначением уголовного судопроизводства и по делу вынесено законное, обоснованное и справедливое решение. Оценка эффективного правосудия охватывает оценку судебного решения и предшествующей ему правоприменительной деятельности. Эффективное правосудие должно удовлетворять двум условиям: а) соблюдение баланса интересов государства и личности; б) соблюдение баланса законных интересов обвиняемого и потерпевшего.

2. Предлагается теоретическая модель эффективности правосудия, содержащая стандарты эффективности и характеризующая правосудие,

способное в равной степени установить истину и защитить права личности; раскрываются процессуальные, организационные и коммуникативные аспекты эффективности правосудия.

3. Процессуальные гарантии являются функциональным понятием, охватывающим систему установленных процессуальным законом и иными нормативными актами средств (нормативных предписаний) и способов (процессуальных действий), направленных на реализацию целей правосудия. Понятие «эффективность» означает степень достижения целей, поэтому правильнее говорить не о «гарантиях правосудия», а о «гарантиях эффективного правосудия», действенность которых проявляется, главным образом, в процессе правоприменения. Его оценка требует деонтологического подхода, при котором объектом исследования является личность правоприменителя, его ценностно-мотивационные установки, психологические особенности взаимодействия с другими участниками судопроизводства.

4. Процессуальные гарантии правосудия следует рассматривать прежде всего как процессуальные гарантии эффективности деятельности судьи. Содержание данного понятия включает нормы УПК РФ в единстве с нормами других законов, Конституции РФ, положениями международно-правовых актов, процессуально-этическими нормами (Кодекс судейской этики), и правоприменительную деятельность судей.

5. Процессуальная независимость судьи, т.е. возможность принятия решений в рамках закона в соответствии со своим внутренним убеждением, является системообразующей гарантией эффективности судебной деятельности при отправлении правосудия. Независимость судей является процессуально-этической гарантией, поскольку сочетает в себе как правовые, так и нравственно-психологические аспекты.

6. Важнейшей составляющей процессуальной независимости судьи, гарантирующей эффективность правосудия, является инициативная деятельность судьи как субъекта доказывания. Судье следует принимать все предусмотренные законом меры для устранения разумных сомнений, препятствующих вынесению обоснованного решения по делу. Устранения разумных сомнений, препятствующих вынесению обоснованного решения по делу — одно из направлений доказательственной деятельности судьи.

7. Процессуальная независимость судьи ограничена установленными в УПК РФ пределами судейского усмотрения. Основная причина ограничения судейского усмотрения — расширение начал диспозитивности в уголовном судопроизводстве: чем большими возможностями по распоряжению своими правами наделены стороны, тем меньше сфера судейской дискреции. Наряду с процессуальными ограничениями, на усмотрение судьи оказывают влияние внутренние управленческие отношения в судебной системе (воздействие председателя суда, разъяснения Верховного Суда РФ, решения вышестоящих инстанций по конкретным делам и т.д.).

8. Существенное значение в системе гарантий эффективности правосудия имеют контрольные механизмы, представляющие собой совокупность средств и способов предотвращения и исправления нарушений закона, проверки законности и обоснованности судебных решений и применения к судьям юридической ответственности. Контроль за деятельностью судьи в уголовном процессе осуществляется как в процессуальной, так и в непроцессуальной форме. Процессуальный контроль выражается в деятельности вышестоящих судебных инстанций. Непроцессуальный охватывает деятельность органов судейского сообщества, рассматривающих вопросы привлечения судей к ответственности за ненадлежащее исполнение ими своих профессиональных обязанностей и дающих согласие на возбуждение уголовного дела в отношении судьи.

9. Возможность исправления судебных ошибок и привлечения судей к дисциплинарной и уголовной ответственности имеет значение общей и частной превенции. При этом чем более абстрактно сформулированы в законе основания ответственности, тем менее эффективно применение соответствующей нормы, расширяются границы ее толкования в зависимости от усмотрения вышестоящих инстанций

10. Особое место в ряду контрольных механизмов, обеспечивающих эффективность правосудия, занимает самоконтроль судьи, имеющий нравственно-правовую природу. Самоконтроль судьи предполагает морально-правовую оценку процессуальной ситуации и обоснование соответствующего решения. Эффективность процессуальных действий судьи, охватываемых понятием «самоконтроль», находится в тесной связи с активностью других участников уголовного судопроизводства.

11. Предложения по изменению УПК РФ, направленные на совершенствование статуса судьи как субъекта доказывания, усиление гарантий его процессуальной независимости, оптимизацию взаимодействия с другими участниками уголовного судопроизводства:

— право суда на собирание доказательств по собственной инициативе для устранения разумных сомнений в оценке представленных сторонами доказательств;

— право суда по собственной инициативе отстранять присяжных заседателей от дальнейшего участия в судебном разбирательстве при возникновении оснований, препятствующих их участию в рассмотрении дела;

— право вызова председательствующим присяжных из совещательной комнаты для разъяснения неточностей и исправления ошибок, допущенных в напутственном слове;

— обязанность суда составлять судебное заключение об обоснованности отказа прокурора от обвинения;

— необходимость решения вопроса об отводе, заявленном судье, единолично рассматривающему уголовное дело, председателем суда (его заместителем);

— право возвращения судьи из совещательной комнаты после окончания судебного следствия для обсуждения со сторонами вопроса об исключении доказательств;

— обязательность указания в оправдательном приговоре, постановленном на основании пп. 1-2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, на наличие неустранимых сомнений относительно виновности лица либо относительно фактических обстоятельств уголовного дела;

— установление возможности разъяснения судьей приговора участникам уголовного процесса;

— закрепление дополнительного основания возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств: решение квалификационной коллегии судей о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности в связи с грубым нарушением процессуальных норм при рассмотрении дела.


В качестве основного критерия эффективности судебной деятельности рассматривается законность, которая имеет количественные показатели, позволяющие применить развернутую систему оценок эффективности правосудия. Главными показателями законности являются: 1) количество отмененных или измененных приговоров; 2) количество частных определений (постановлений) вынесенных в адрес судьи (суда); 3) количество дисциплинарных взысканий, примененных в отношении судей квалификационными коллегиями за нарушения, допущенные при рассмотрении уголовных дел; 4) количество случаев привлечения судей к уголовной ответственности за совершение преступных действий, повлекших вынесение неправосудного решения.

Во втором параграфе «Процессуальные гарантии правосудия как гарантии эффективности судебной деятельности» рассматриваются различные подходы к пониманию сущности процессуальных гарантий, дается их авторское толкование.

В уголовном процессе эффективность нормы как средства достижения целей правосудия означает, в первую очередь, эффективность ее реализации в процессуальной деятельности, которая является способом достижения целей правосудия. Процессуальные гарантии поэтому следует трактовать как функциональное понятие, охватывающее систему установленных процессуальным законом и иными нормативными актами средств и способов, направленных на осуществление задач правосудия. Соответственно, система процессуальных гарантий правосудия представляет собой, с одной стороны, совокупность процессуальных норм, с другой — совокупность процессуальных действий и решений.

В работе обосновывается мнение о том, что средства и способы достижения целей правосудия имеют в своей основе установленные процессуальным законом дозволения, следствием которых является вариативность действий судьи в рамках процессуальной формы; а также требования и ограничения, существенное нарушение которых влечет: а) утрату доказательственного значения установленных фактов; б) признание судебного решения недействительным; в) вынесение вышестоящей инстанцией частного определения в адрес судьи; г) применение к судье

дисциплинарных санкций; д) привлечение судьи к уголовной ответственности.

Процессуальная деятельность судьи регулируется не только правовыми, но и этическими нормами, формально-определенный характер которым придает их закрепление в Кодексе судейской этики, международно-правовых актах, затрагивающих вопросы служебного поведения судей. Указанные нормы представляют собой процессуально-этические гарантии судебной деятельности.

Сущность эффективного правосудия, на взгляд диссертанта, может быть сформулирована как достижение истины по делу при соблюдении прав и законных интересов лиц, участвующих в судопроизводстве. С учетом оценки влияния тех или иных процессуальных средств и способов на достижение целей правосудия правильнее говорить не о «гарантиях правосудия», а о «гарантиях эффективного правосудия». Эффективным является правосудие, в способное равной степени установить истину и защитить права личности.

Опираясь на действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ, автор показывает соотношение критериев эффективности правосудия (законное, обоснованное и справедливое разрешение уголовных дел; соблюдение прав и законных интересов лиц, участвующих в деле; возмещение ущерба, причиненного преступлением) и процессуальных гарантий, выделяя по каждому критерию основные и дополнительные гарантии.

Диссертант считает необходимым прямо предусмотреть в УПК РФ следующие полномочия судьи:

1) право выносить постановление о проведении осмотра местности и помещения, следственного эксперимента, предъявления для опознания не только по ходатайству сторон, но и по собственной инициативе;

2) право по собственной инициативе вызывать дополнительных свидетелей, если это необходимо для подтверждения заявленных сторонами

доводов и представленных ими доказательств и при этом ни одна из сторон не заявляет соответствующего ходатайства.

Предлагается также устранить противоречия в ст. 229 УПК РФ, указав на возможность проведения предварительного слушания для обсуждения вопроса об исключении доказательств по инициативе суда.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.



Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

В России первая попытка разработки системы критериев и показателей эффективности судопроизводства была предпринята в 2009 г. в рамках государственного федерального проекта «Поддержка судебной реформы» научно-исследовательским отделом группы компаний «Консалтум». Были учтены показатели, на регулярной основе рассчитываемые в судах общей юрисдикции и арбитражных судах; показатели, рассчитываемые Росстатом; показатели, рассчитываемые в международной практике и т.п. Авторы использовали как западный опыт, так и достижения отечественных ученых, заложивших основы теории эффективности правосудия.

В целом разработанная оценочная система показателей эффективности работы судебной системы состоит из 12 критериев:

1. Доступность судебного решения.

2. Независимость судей.

3. Открытость и подотчетность судов населению.

4. Качество судебного процесса.

5. Разрешение общественных противоречий, достижение социального компромисса в государстве на основе права.

6. Эффективность судебного разбирательства.

7. Кадровое обеспечение.

8. Финансовое, материально-техническое обеспечение судов.

9. Информационно-коммуникационное обеспечение судов.

10. Организация процесса судопроизводства.

12. Эффективность исполнения судебных актов.

Критериям оценки эффективности соответствуют определенные показатели, каждый из которых имеет свои индикаторы. К примеру, первый критерий («доступность судебного решения») раскрывается в таких показателях как: 1) физическая доступность; 2) финансовая доступность; 3) организационная доступность; 4) количество судей на 100 000 жителей. Индикатором финансовой доступности является размер судебных издержек; индикатором организационной доступности – удобный режим работы судов и т.д. На основании экспертного опроса в «Системе критериев…» определен вес индикаторов, представленный величиной, отражающая степень влияния индикатора на итоговую величину показателей эффективности работы судебной системы.

Предложенная система расчета индикаторов с использованием статистических данных и опросных методик, по утверждению ее авторов, позволяет

проводить регулярный мониторинг изменений показателей эффективности функционирования судебной системы Российской Федерации в ходе реализации реформ и представлять результаты мониторинга в удобном для восприятия формате .

Фактически это первая комплексная модель оценки эффективности правосудия в нашей стране, практика применения которой, думается, будет положительной для российской судебной системы. Внедрение оценочных процедур требует, однако, предварительной апробации данной методики. Первичная апробация была осуществлена Центром правовых программ Л. Никитинского при поддержке Волгоградского областного суда. Был выявлен ряд недостатков «Системы критериев…» и сформулированы предложения по ее совершенствованию [4]. Представляется очевидным, что включение в процедуру апробации «Системы критериев…» других судов ускорит процесс ее доработки. В настоящий момент инициативы со стороны судейского сообщества явно недостаточно. Можно предположить, что традиционная закрытость судебной системы, ее дистанцированность от общества, стереотипы мышления правоприменителей не позволяют пока в должной мере понять значение использования оценочных механизмов. Заметим, что в США, Финляндии, некоторых других странах предложения о создании и применении моделей качества правосудия исходили именно от органов судебной власти.

Всесторонняя оценка эффективности судебной деятельности предполагает использование всех доступных информационных источников. В большинстве существующих за рубежом систем оценки качества правосудия предусмотрена именно совокупная оценка, интегрирующая данные, полученные от различных субъектов, путем использования различных методов измерений.

Формальный подход к определению эффективности правосудия недопустим. Одни лишь статистические данные, например, не позволяют судить о том, как оперативность рассмотрения дел сказывается на ходе судебного разбирательства, законности и обоснованности выносимых решений, поэтому незначительный процент нарушений процессуальных сроков не свидетельствует об эффективности правосудия. Государственная судебная статистика, содержащая количественные показатели работы судебной системы, должна дополняться качественным (содержательным) анализом, основанном в том числе, на данных социологических исследований, а его результаты доводиться до сведения представителей судейского корпуса, органов исполнительной и законодательной власти, ответственных за проведение судебной политики.

Судебная система, как любая организация, для своего успешного функционирования должна поддерживать информационные связи с внешней средой, обладать свойством респонсивности (от англ. response – ответ, отклик), т.е. способности воспринимать воздействия и отзываться на них оптимальным образом. Включение в систему оценок правосудия результатов опросов общественного мнения и экспертных оценок способствует выявлению положительных и отрицательных сторон осуществления правосудия в государстве. Учет потребностей и ожиданий «судебных пользователей» («court users») позволяет планировать систему ответного воздействия. Оценка эффективности правосудия таким образом необходима как для внутреннего управления судебной системой (самоуправления), так и внешнего (законодательного регулирования). Не менее важны индивидуальные оценки, которые для ответственных правоприменителей являются стимулом к корректировке своего поведения, профессиональному совершенствованию.

Указанные оценки носят, по преимуществу, этико-юридический характер и этим принципиально отличаются от формально-правовых оценок, фиксируемых в судебной статистике. Так или иначе, изучение эффективности судебной деятельности не должно опираться только на юридические средства оценки (соотношение количества отмененных и измененных судебных решений с оставшимися в силе). Нельзя обойтись без аксиологического, ценностноориентированного подхода, при котором учитываются такие критерии как справедливостьи целесообразностьсудопроизводства. При этом акцент в значительной степени смещается с оценки судебного решения на оценку процессуальной деятельности, предшествующую его принятию, процедуру взаимодействия судьи с участниками судопроизводства в ходе разбирательства уголовного дела. Приговор суда неотделим от правоприменительной деятельности, результатом которой он является.

В Рекомендации № R (95) 12 Комитета министров Совета Европы от 11 сентября 1995 года относительно управления системой уголовного правосудия содержится предложение о введении в действие процедуры периодического и непрерывного контроля, направленного на анализ функционирования учреждений системы уголовного правосудия, оценку их эффективности и действенности и содействие совершенствованию их деятельности. Отмечается, что прогресса в этих областях можно достичь с помощью либо созданиявнутренних консультационных органов, либо использования услуг внешних консультантов.

Полагаем, что для изучения различных аспектов эффективности правосудия требуется взаимодействие и согласование усилий общественных организаций, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, представителей научного сообщества, с тем чтобы исследования носили полномасштабный и комплексный характер. Не исключена возможность создания единого координационного центра по изучению эффективности правосудия, в состав которого войдут научные и практические работники.

В заключении отметим, что понятие «эффективность» постепенно начинает использоваться законодателем. В ст. 6.1. УПК («Разумный срок уголовного судопроизводства») указывается, что при определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда и лиц, осуществляющих уголовное преследование.

Эффективность правосудия есть способность (свойство) правосудия как вида осуществляемой судом в установленной законом процессуальной форме государственной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных и справедливых постановлений обеспечивать при определенных условиях достижение социально значимых целей. Эта способность характеризуется отношением фактически достигнутого правосудием уровня целей к нормативно установленному законом.

Чтобы решить практический вопрос об измерении эффективности правосудия, исследователь должен иметь четкое представление о его «эталоне», т.е. о тех социально полезных целях, которые могут быть достигнуты с помощью правосудия как вида специфической государственной деятельности. Без такого «эталона» (шкалы) нельзя оценить правосудие, поэтому нормативная оценка целей правосудия приобретает качество нормативной обязательности (категорический императив) при организации функционирования судебной системы. Цель правосудия отражает то, что должно быть достигнуто в результате его осуществления. Поскольку социальных целей, которые могут достигаться правосудием, чрезвычайно, много, законодатель поставлен перед необходимостью определения основных типов данных целей и закрепления их в законе, то и эффективность правосудия должна определяться применительно ко всем целям. Разумеется, это не исключает выделения цели главной и определения комплексного показателя эффективности правосудия.

Оценка эффективности правосудия может и должна вестись с позиции основного требования: насколько оно гарантирует социальные условия, необходимые равно для всех людей в достижении ими своих правомерных целей.

Оценка эффективности проявляется посредством ряда критериев, которые характеризуют:

а) вынесение судами обоснованных и законных решений;

б) обеспечение судами прав лиц, участвующих в делах;

в) обеспечение судами других социально полезных результатов, указанных в законе.

Среди критериев эффективности правосудия должен быть указан и показатель названных трат, который призван отразить соблюдение важнейшего свойства категории «эффективность» - достижение результата с минимальными социальными издержками.

Измерение эффективности правосудия как разновидность государственно-правового исследования характеризуется следующими признаками:

а) направлено на определение конкретно-исторического состояния правосудия;

б) проводится с целью обеспечения компетентных органов государства необходимой информацией для принятия обоснованных решений, направленных на изменение правосудия в сторону повышения его эффективности;

в) осуществляется с помощью специальных методов судебной статистики и социологии.

Измерение уровня эффективности правосудия при всей его важности не является все же самоцелью. Его результаты выступают лишь исходной базой для поиска более результативных моделей организации и осуществления правосудия. Определив состояние правосудия, необходимо переходить к новому этапу исследования: установлению причин неэффективности правосудия и определению путей их устранения.

Можно подчеркнуть, что целью измерения эффективности правосудия является наиболее полное выявление недостатков, имеющих место в его организации и осуществлении, и прогнозирование более эффективных его моделей.

Процесс подготовки к измерению эффективности правосудия можно разделить на две стадии:

а) определение целей правосудия;

б) определение методов и техники сбора и обработки информации о правосудии в конкретно-исторических условиях.

Если цели правосудия, получившие закрепление в законе и правильно познанные наукой, характеризуются относительной статичностью, т.е. исследователь может не определять их каждый раз, то методы и техника сбора и обработки информации подвержены определенной динамике, требуют от исследователя навыков и умений по их применению. Измерение эффективности правосудия возможно при наличии следующих условий:

а) исследователь располагает сведениями о критериях, характеризующих качество правосудия;

б) определена мера влияния каждого критерия (признака) на конечные результаты правосудия;

в) если, кроме максимально достижимой для каждого критерия оценки, будут вычислены, определены различные степени приближения к идеальному результату; г) если различные критерии (признаки) будут соотнесены между собой количественно по значению и степени влияния на качество правосудия.


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.


Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).


© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: