Особенности суда как субъекта доказывания в уголовном

Обновлено: 04.02.2023

Субъекты доказывания —это органы и лица, играющие в доказывании не разовую или эпизодическую, а постоянную, длительную роль (хотя бы в пределах одной стадии процесса), то есть:

а) осуществляющие доказывание (собирание, проверка, исследование, оценка доказательств) и ответственные за него,

б) имеющие право на активное и продолжительное участие в процессе доказывания для отстаивания своих или представляемых интересов, охраняемых законом.

Остальные субъекты процессуальных прав и обязанностей (не субъекты доказывания) могут играть в доказывании вспомогательную или эпизодическую роль, не обладая при этом собственным процессуальным интересом. Это: лица, играющие вспомогательно-техническую роль в доказывании (перевод, ведение протокола, оказание технической помощи следователю в изъятии вещественных доказательств, удостоверение протоколов); лица, являющиеся источниками сведений о фактах (доказательствах), ими воспринятых или установленных на основе специальных познаний; органы и лица, к которым обращены разовые процессуальные требования следователя, прокурора, суда, направленные на получение доказательств, или которые осуществляют разовое же представление их по своей инициативе. Предложенная классификация изображена на схеме (см. стр. 495).

К субъектам доказывания следует в первую очередь отнести государственные органы, ответственные за уголовное дело на каждой стадии уголовного процесса (на схеме-группа

1). Указанные органы отличаются от других лиц и органов, участвующих в доказывании, следующими существенными признаками:

1) будучи представителями государственного, публичного интереса в доказывании, они в пределах каждой стадии процесса ответственны за достижение его целей. Органы государства, ответственные за уголовное дело, обязаны обеспечить соблюдение социалистической законности в доказывании, объективность, полноту, всесторонность исследования обстоятельств дела, реализацию принципов доказательственного права на соответствующей стадии процесса;

2) как представители публичного интереса они являются субъектами обязанности доказывания в смысле собирания, проверки, исследования и оценки доказательств;

3) только органы государства, ответственные на каждой стадии процесса за уголовное дело, выполняют функцию всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств дела и принятия решения по делу (передача дела в следующую стадию процесса или его окончательное разрешение);

4) как представляющие публичный интерес в доказывании, субъекты доказывания 1 группы наделяются властными полномочиями.

Они, и только они, — органы применения норм процессуального (доказательственного) и материального права. Они обязаны устанавливать (признавать существующими) юридические факты, указанные в нормах доказательственного права и тем самым порождающие возникновение, изменение и прекращение процессуальных правоотношений в области доказывания. Важным признаком субъектов доказывания 1 группы является их обязательное участие в правоотношениях, возникающих в процессе доказывания. Реализация правоотношений в области доказывания путем применения в необходимых случаях мер процессуального принуждения, санкций составляет обязанность только органов, ответственных за дело, и этим они тоже отличаютс от других лиц и органов, участвующих в доказывании. Вопрос о круге органов, ответственных за дело (субъектов доказывания 1 группы), не бесспорен. Представляется, что к ним относятся как лица, производящие дознание, так и органы дознани При поручении производства предварительного следствия нескольким следователям (ч. 3 ст. 129 УПК РСФСР) всех членов бригады, а не только следователя, принявшего все дело к производству, следует считать субъектами доказывания, хотя объем их работы по делу, как правило, не одинаков. К субъектам доказывания, хотя и с ограниченной сферой действия, необходимо отнести также следователей и работников дознания, выполняющих процессуальные действия по отдельным поручениям (требованиям).

Правами субъекта доказывания обладает и начальник следственного отдела (п. 6-а ст. 34, ст. 127 УПК РСФСР). Прокурор, надзирающий за законностью на дознании и предварительном следствии, является субъектом доказывания в том смысле, что он участвует в проведении следственных действий или проводит их самостоятельно, санкционирует ряд следственных действий, связанных с ограничением прав граждан, оценивает доказательства после окончания предварительного расследования и решает вопрос об их достаточности для вывода о виновности и передачи дела на рассмотрение суда. Иногда высказывается точка зрения, что к числу субъектов доказывания не следует относить суд, так как он не доказывает заранее выдвинутый тезис. С этим нельзя согласиться. Поскольку в понятие доказывания включена вся процессуальная деятельность по собиранию, закреплению, проверке и оценке доказательств, то, естественно, что субъектом доказывания является и суд. Роль суда в доказывании состоит в том, что он самостоятельно собирает и исследует имеющиеся в деле и дополнительно представленные доказательства. Субъектом доказывания является суд как первой, так и кассационной, надзорной инстанции, а также суд, пересматривающий дело по вновь открывшимся обстоятельствам, хотя задачи, характер и объем доказывания на этих стадиях процесса различны. Субъектами доказывания II группы (см. схему) могут быть как государственные органы (прокурор в суде, гражданский истец и гражданский ответчик-юридические лица), так и граждане (их представители), отстаивающие в уголовном деле соответственно государственный или собственный (представляемый) законный интерес, а равно представители общественности (общественный обвинитель и общественный защитник). Отличи субъектов доказывания этой группы от органов, ответственных за уголовное дело, состоят в следующем:

1) субъекты доказывания II группы не несут непосредственной и основной ответственности за исследование обстоятельств дела и достижение задач доказывания на данной стадии процесса, хотя их процессуальная деятельность способствует этому;

2) они не являются субъектами обязанности собирания, проверки и оценки доказательств, однако на некоторых из них может быть возложена обязанность доказывать заранее сформулированный тезис (доказывание виновности обвиняемого прокурором);

3) субъекты доказывания II группы участвуют в процессе доказывания с определенных, заранее обозначенных позиций. Надо отметить вместе с тем, что государственный обвинитель одновременно, как прокурор, осуществляет надзор за законностью. Однако органу надзора за законностью нередко психологически трудно осуществить в ходе судебного разбирательства всесторонний подход к участию в доказывании, поскольку исходным тезисом для этого участия служит обвинительное заключение По действующему законодательству (ст. 248 УПК РСФСР) прокурор в суде первой инстанции выполняет обвинительную функцию, и этим он отличается от органа, ответственного за дело на данной стадии процесса, — суда;

4) субъекты доказывания II группы не обладают властными полномочиями в доказывании, не являются органами применения права Они не могут реализовать свою правоспособность в области доказывания без решения органа, ответственного за дело. Эти субъекты не устанавливают юридических фактов, влекущих возникновение и развитие правоотношений, не применяют процессуальных санкций и процессуального принуждения. В их правоотношениях с другими субъектами доказывания. обязательно участие органа, ответственного за дело (трехстороннее правоотношение). При нарушении прав в доказывании они могут заявлять ходатайства, подавать жалобы и т. п., но не обладают возможностью устранить нарушение самостоятельно. Показав различие между субъектами доказывания 1 и II групп, необходимо выявить то общее, что их объединяет в единое понятие субъектов доказывания. Тем самым мы одновременно отделим их от других субъектов процессуального права, вовлекаемых в доказывание (группы III, IV, V).

1) Субъекты доказывания II группы, как и органы, ответственные за дело, осуществляют одну из трех основных уголовно-процессуальных функций, тогда как остальные субъекты процессуального права, привлекаемые к доказыванию (группы III, IV, V), этих функций не выполняют. Субъекты подгрупп 11-А, 11-Б, П-В (см. схему) (государственный и общественный обвинитель, потерпевший и т. д.) объединены по тому признаку, что их участие в доказывании под углом зрения личных и представляемых (в том числе публичных) интересов, по общему правилу, усиливает позиции обвинения, служит осуществлению функции обвинения Участие в процессе доказывания субъектов доказывания подгруппы II-Г усиливает позиции защиты, служит осуществлению функции защиты (обвиняемый, защитник, гражданский ответчик и т. д.).

2) Субъекты доказывания II группы сближаются с органами, ответственными за дело, и тем, что они делают предметом обсуждения и оценки доказанность обвинения в целом и, таким образом, могут «выразить свое суждение по основным вопросам, составляющим сущность дела»

3) К субъектам доказывания II группы относятся только те лица и органы, которые отстаивают в уголовном деле какой-то интерес —публичный, общественный, ведомственный или частный (охраняемый законом). Это отличает их от других лиц и органов, вовлекаемых в доказывание (свидетелей, экспертов, переводчиков и т. д.), не имеющих собственного интереса в доказывании.

Особое место занимает в рассматриваемой группе государственный обвинитель, выступающий в суде от имени государства. Вместе с тем высшим носителем и хранителем публичного (государственного) интереса в этой стадии процесса является суд, которому доверено разрешение дела по существу. Поэтому прокурор в суде включен во II группу субъектов доказывания в отличие от прокурора на предварительном следствии, входящего в 1 группу. Интерес вообще, как и интерес, защищаемый субъектами доказывания, по своему характеру объективен. Он существует и определен законом независимо от того, как его понимает соответствующий субъект доказывания (который может действовать и вопреки своему подлинному интересу). Отсюда возможная разница между законным интересом и интересом конкретного субъекта доказывания. Выявление подлинных, а не мнимых интересов субъектов доказывания составляет предпосылку законодательного их признания и наделения соответствующих лиц и органов такими процессуальными правами, которые необходимы для отстаивания этих интересов. Субъекты доказывания I группы —носители государственных интересов. Процессуальные права субъектов доказывания II группы есть средства реализации их собственных или представляемых интересов, которые благодаря правовой защите трансформируются в процессуальные интересы. Так, основной процессуальный интерес потерпевшего и гражданского истца (подгруппа «В» группы II), как он определен законом, состоит в изобличении и наказании преступника. Потерпевший получает от этого моральное, а гражданский истец —материальное удовлетворение. Некоторые потерпевшие и гражданские истцы действуют не в соответствии со своими объективными интересами, используя свои процессуальные права для защиты преступников. Но их так немного, что ими можно пренебречь при выявлении и определении в законе интересов «среднестатистического» потерпевшего и гражданского истца. Участие субъектов доказывания подгруппы «Г» группы II в процессе доказывания также осуществляется под углом зрения определенных личных (представляемых) интересов. Закон охраняет интерес всякого лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, состоящий в естественном желании защититься от необоснованных, с его точки зрения, обвинений или указать смягчающие ответственность обстоятельства. Неизвестно, будет ли признан обвиняемый впоследствии виновным, но до тех пор, пока виновность его не установлена, интерес обвиняемого защитить самого себя признается законным, и для этого вводятся определенные процессуальные гарантии (право на защиту). Важным признаком субъектов доказывания II группы, вытекающим из ранее рассмотренных признаков, является их активное и продолжительное участие в доказывании. Они представляют доказательства, ведут допрос (с разрешения суда) обвиняемого, свидетелей, потерпевших, ставят вопросы экспертам, осматривают (вместе с судом) вещественные доказательства и документы, оценивают доказательства и обосновывают перед судом выводы, к которым пришли. Тем самым объективно они помогают следователю и суду проверять, собирать, исследовать и правильно оценивать доказательства, отстаивая при этом собственные (представляемые) интересы. Связь между доказательственной деятельностью органов, ответственных за дело, и субъектов II группы настолько тесна и неразрывна, что те и другие с полным основанием должны быть объединены единым понятием субъекта доказывания. За пределами этого понятия остаются прочие субъекты процессуальных прав и (или) обязанностей, привлекаемых к доказыванию (группы III–V), о функциях которых говорится применительно к характеристике отдельных действий по собиранию и проверке доказательств.

Вопрос 273. Понятие, виды и классификация административных наказаний (взысканий). Административная ответственность юридических лиц (коллективных субъектов).

Вопрос 273. Понятие, виды и классификация административных наказаний (взысканий). Административная ответственность юридических лиц (коллективных субъектов). Административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение

Вопрос 359. Презумпция невиновности: понятие и значение. Обязанность доказывания в уголовном судопроизводстве.

Вопрос 359. Презумпция невиновности: понятие и значение. Обязанность доказывания в уголовном судопроизводстве. Презумпция невиновности является одним из основных принципов уголовного судопроизводства.Статья 49 Конституции РФ:1. Каждый обвиняемый в совершении

Вопрос 373. Предмет и пределы доказывания по уголовному делу. Понятие доказательства, его свойства. Виды доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК).

Вопрос 373. Предмет и пределы доказывания по уголовному делу. Понятие доказательства, его свойства. Виды доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК). Предмет и пределы доказывания по уголовному делу. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию (ст. 73 УПК):1) событие

Раздел I. Общая часть судебного доказывания (алгоритм доказывания по любому гражданскому делу в суде)

Раздел I. Общая часть судебного доказывания (алгоритм доказывания по любому гражданскому делу в суде) Нормы права, регулирующие процесс доказывания, делятся на общие, т.е. имеющие отношение к доказыванию по любому делу, и специальные, регламентирующие специфику

19. Понятие доказывания в гражданском процессе

19. Понятие доказывания в гражданском процессе Судебное доказываниепредставляет собой четко и детально регламентированную законом процессуальную деятельность суда и участвующих в деле лиц по изучению фактических обстоятельств посредством доказательства с целью

Понятие сделок и их классификация

Понятие сделок и их классификация Сделки – действия субъектов (участников) гражданских правоотношений, направленные на возникновение, изменение или прекращение этих отношений. Таким образом, это всегда волевое, осознанное действие, то есть юридический

1. Понятие и классификация субъектов предпринимательского права

1. Понятие и классификация субъектов предпринимательского права Юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность? Гражданский кодекс Российской Федерации ст. 48–64, 66-115,? Федеральный закон Российской Федерации от 24 ноября 1995 г. «Об акционерных

59. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ

59. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ Судебная экспертиза – самостоятельное следственное действие, состоящее в производстве установленной законом формы специальных исследований экспертами и даче ими заключений по вопросам, которые поставили перед ними

1. Понятие доказывания в гражданском процессе

1. Понятие доказывания в гражданском процессе Судебное доказывание как опосредованная форма судебного познания представляет собой четко и детально регламентированную законом процессуальную деятельность суда и участвующих в деле лиц по изучению фактических

2. Понятие правовых актов государственного управления как основной формы реализации компетенции субъектов исполнительной власти. Классификация правовых актов

2. Понятие правовых актов государственного управления как основной формы реализации компетенции субъектов исполнительной власти. Классификация правовых актов Правовые акты государственного управления — это правовые управленческие действия, которые характеризуются

2. Понятие предмета доказывания

2. Понятие предмета доказывания Основное требование законности применительно к юридической ответственности состоит в том, что ответственность допустима лишь за запрещенное законом деяние и только в пределах, определенных законом; применительно к процессуальной

1. Понятие и содержание процесса доказывания

1. Понятие и содержание процесса доказывания Отыскание носителей информации, с помощью которых могут быть получены сведения о событии, собирание этих сведений, их процессуальное закрепление, проверка и оценка в целях достоверного установления обстоятельств, имеющих

7.2 Преступления: понятие и классификация

7.2 Преступления: понятие и классификация Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (далее – УК РФ) определяет преступление как виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания (ст. 14 УК РФ).Деяние – это поведение (поступок) человека в

§ 1. Понятие доказательств, средств доказывания и отграничение их от оперативно-розыскной информации

§ 1. Понятие доказательств, средств доказывания и отграничение их от оперативно-розыскной информации Развитие правовой теории невозможно без разработки методологии. Это относится к любой отрасли права, в том числе к уголовному процессу и оперативно-розыскному

16. ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

16. ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА Участники международных отношений, которые обладают правами и несут обязанности, непосредственно вытекающие из международного правопорядка, относятся к числу субъектов международного права. Субъект международного права –

§ 1. Понятие и юридическая классификация вещей

§ 1. Понятие и юридическая классификация вещей Понятие вещей. Как отмечалось в главе 5, объектами гражданских прав являются материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения. Крут этих благ (объектов)


В статье рассмотрено понятие доказывания в уголовном процессе и его элементы, к которым относятся собирание, проверка и оценка доказательств. Определено, что доказывание является познавательной деятельностью, познанием обстоятельств дела, которое проявляется в особой процессуальной форме. Собирание и проверка доказательств являются определенными этапами формирования фактической основы процесса доказывания.

Ключевые слова: доказывание, собирание доказательств, проверка доказательств, оценка доказательств.

Одной из важнейших задач современного российского государства и общества в целом является обеспечение строгого соблюдения законности, искоренение любых нарушений правопорядка, противодействие преступности, устранение причин и условий, порождающих ее и способствующих ее развитию. В настоящее время особое внимание уделяется совершенствованию деятельности органов полиции, юстиции и судов, призванных стоять на страже законности, защиты прав граждан и интересов общества. При расследовании уголовного дела следователь, дознаватель и судья, с целью принятия законных и обоснованных решений, стремятся восстановить достоверную картину прошедшего события, выяснить все его обстоятельства и установить факты. Достижение данной цели осуществляется посредством доказывания.

Исходя из этого, в теории и практике уголовного процесса тема доказывания является одной из важнейших. Это объясняется тем, что в ходе уголовного судопроизводства рассматриваются дела, которые решают судьбу человека. И от того, насколько точно, полно будут исследованы все материалы дела, от того, будет ли соблюдены требования закона, будет зависеть правильность решения суда. Данный факт имеет очень важное значение, поскольку основным назначением уголовного судопроизводства является, в том числе, соблюдение всех требований закона для того, чтобы каждый, кто совершил преступление, был привлечен к ответственности и ни один невиновный не был наказан.

Понятие доказывания в значительной мере предопределено в ст. 85 УПК РФ [1]. В соответствии со сказанным в ней доказывание — это регулируемая уголовно-процессуальным законом деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу.

В литературе по уголовному процессу понятие доказывания толкуется неоднозначно, несмотря на решающую роль в установлении обстоятельств преступления. Большое количество научных исследований этой проблемы в разное время только еще больше подчеркивает ее постоянную актуальность.

В теории доказательств в течение длительного времени было закреплено представление о доказывании, как разновидности познания обстоятельств преступления, имеющих значение для расследования преступления и производства по уголовному делу, характеризующемуся единством двух взаимосвязанных степеней познания чувственного (непосредственного) и рационального (опосредованного) [5, с.280]. Данные положения не утратили актуальности и сегодня. Согласимся с мнением, что «доказывание, в первую очередь, имеет познавательный аспект, поскольку основной его направленностью является установление истины по делу, однако имеет и свои специфические особенности, отличающие его от иных форм познания» [4, с.205].

По мнению В. И. Иванова «принимая во внимание то, что усилия субъектов доказывания направлены на достижение единой цели — установление обстоятельств, имевших место в прошлом, доказывание рассматривается в качестве ретроспективного вида познавательной деятельности специально уполномоченных субъектов уголовного судопроизводства (то есть уголовно-процессуального познания)» [2, с.43]. Таким образом, доказывание в уголовном процессе является именно познавательной деятельностью специально уполномоченных субъектов.

В современный период, исходя из законодательного определения, уголовно-процессуальное доказывание рассматривают, как практическую деятельность уполномоченных законом субъектов, которая происходит в особой процессуальной форме путем собирания, проверки и оценки доказательств. Некоторыми процессуалистами рассматривается процессуальное закрепление доказательств, как самостоятельный элемент процесса доказывания. Можем отметить, что процессуальное закрепление фактических данных не считается самостоятельным элементом доказывания, поэтому что оно является составляющим любого следственного действия, которое проводится с целью сбора или проверки доказательств.

Собирание доказательств в процессуальных источниках принято рассматривать как урегулированную Уголовно-процессуальным кодексом РФ деятельность уполномоченных субъектов по выявлению и фиксации в процессуальных документах и приложениях к ним материальных и идеальных следов преступления или другой доказательной информации.

В мире нет готовых доказательств, поэтому следователь при производстве следственных действий, выявляя появившуюся к делу информацию (следы преступления) и фиксируя ее в процессуальных актах, занят формированием доказательств и их процессуальных источников.

Считаем необходимым подчеркнуть, что предпосылки дальнейшей полной, всесторонней, объективной проверки доказательств создаются уже как в процессе их собирания, так и во время проверки. Создаются необходимые условия для развития дальнейшего процесса познания обстоятельств преступления и обеспечение возможности оценки совокупности доказательств по уголовному делу. Процесс проверки доказательств условно можно разделить на практические (следственные) действия по поиску новых доказательств, а также логические операции (анализ и синтез) по исследованию собранных доказательств.

Вышеуказанное позволяет охарактеризовать собирание и проверку доказательств, как определенные этапы формирования фактической основы процесса доказывания. Они проявляются во время формирования процессуальных актов, где устанавливаются обстоятельства с помощью логического использования доказательств, имеющих значение для уголовного производства, а также обоснования и мотивирования процессуальных решений, являющихся следствием установленных и исследованных обстоятельств.

В то же время понятие доказывания принципиально определяется не его поисковой направленностью, а его назначением — быть орудием обоснования установленного. Под доказыванием понимают, в том числе, и логические операции по использованию доказательств в обосновании процессуальных решений перед судом, хотя при этом подчеркивают важную роль процессуального собирания и проверки доказательств, как одной из гарантий судебной достоверности.

Так, В. М. Савицкий определяет сущность доказывания исключительно, как обоснование определенного утверждения, тезисы, в то же время считая, что необходимо считаться также с традиционным отождествлением в юриспруденции доказывания с практической деятельностью по формированию и проверке доказательств, а также с тем, что в уголовном процессе термин «доказывание» употребляется в обоих значениях [3, с.149].

Следовательно, если в процессе формирования и проверки доказательств целью является создание свойственных средств (доказательств), то в процессе доказывания обстоятельств преступления эти средства должны применяться путём аргументации, обоснования ими определенных тезисов (выводов, процессуальных решений). Происходит это во время доказывания, в отличных процессуальных формах (в постановлениях, обвинительных актах, определениях, приговорах суда) и только с помощью рационального (опосредованного) познания, через анализ достаточности совокупности доказательств для принятия процессуальных решений и обоснования определенных тезисов.

Оценка доказательств понимается, как умственная деятельность субъектов доказывания, по определению допустимости и полноты процессуальных источников, а также принадлежности к делу имеющихся сведений о фактах, их допустимости, достоверности и достаточности для принятия соответствующих решений.

Итак, доказывание — это и есть познавательная деятельность, познание обстоятельств дела, которое проявляется в особой процессуальной форме. Доказывание является специфическим юридическим, процессуальным термином, обозначающим познавательную деятельность уполномоченных субъектов. Именно благодаря такому определению уголовно-процессуального доказывания происходит предотвращение исключения из доказывания практических операций по формированию доказательств (а следовательно, и их недооценка), и игнорирование правил логики доказывания и предопределенные этим попытки определить достаточность доказательств на уровне интуиции.

 Иванов В. И. Уголовно-процессуальное доказывание — ретроспективный путь познания от чувственного восприятия сущего к достоверному знанию прошлого / В. И. Иванов // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2021. — № 1(55). — С. 42–51.

 Савицкий В. М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). — Москва, 1987. — 286 с.

 Смирнова К. И. Понятие и сущность доказывания в уголовном процессе / К И. Смирнова // Инновационные научные исследования: теория, методология, практика: сборник статей XVI Международной научно-практической конференции, Пенза, 23 февраля 2019 года. — Пенза: «Наука и Просвещение» (ИП Гуляев Г. Ю.), 2019. — С. 205–207.

 Теория доказательств в советском уголовном процессе / под ред. Н. В. Жогина. 2-е изд., доп. — Москва: Юрид. лит., 1973. — 735 с.

Основные термины (генерируются автоматически): уголовный процесс, доказывание, оценка доказательств, проверка доказательств, познавательная деятельность, дело, особая процессуальная форма, уголовное дело, обвинительный приговор, особый порядок.


Статья посвящена проблемным вопросам собирания доказательств субъектами доказывания в уголовном судопроизводстве. Сделан вывод о том, что объем полномочий отличается в зависимости от субъектов.

Ключевые слова: собирание доказательств, субъекты доказывания, субъекты собирания доказательств, уголовный процесс.

Собирание доказательств — это деятельность различных субъектов доказывания, которая направлена на получение информации, имеющей доказательственное значение по уголовному делу. Данная деятельность должна быть регламентирована уголовно-процессуальным законом.

Для того, чтобы рассмотреть проблемы собирания доказательств, необходимо сначала выяснить круг субъектов собирания доказательств. Необходимо различать понятия «субъекты собирания доказательств» и «субъекты доказывания». Под субъектами доказывания понимают тех участников процесса, которые осуществляют функцию уголовного преследования или защиты и участвуют в доказывании [8]. Таким образом, понятие «субъекты доказывания» шире понятия «субъекты собирания доказательств». Субъектами собирания доказательств являются: прокурор, следователь, дознаватель, суд. Полномочия данных субъектов регламентируются ст. 86 УПК РФ [1]. Тем не менее, определенные методы получения информации, имеющей значимость для дела, отличаются в соответствии с процессуальным статусом участников. К субъектам доказывания, в свою очередь, помимо субъектов собирания доказательств, относят также подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, а также защитника.

Неоднократно поднимался вопрос о том стоит ли наделять защитника правом собирать доказательства наравне с другими субъектами собирания доказательств. На данный период этот вопрос является неразрешенным. Защитник вправе представлять предметы, документы и иные сведения следователю, суду, а они уже будут решать, закреплять данное доказательство или нет. Нельзя не согласиться с мнением А. П. Кругликова, что пока доказательство не закреплено, его нельзя считать собранным, так как неизвестно, является ли доказательством то, что собрано [8]. Вместе с тем, можно отметить, что защитник не может осуществлять основной способ собирания доказательств — следственные действия. Доказательства будут считаться собранными тогда, когда они будут приобщены к делу. Это могут сделать только управомоченные органы государства, при условии, что представленные защитой материалы обладают допустимостью и относимостью. Прокурор может отказаться принять предметы и документы от таких лиц, посчитав их неотносимыми и недопустимыми. Таким образом, защитник представляет доказательственные материалы на рассмотрение уполномоченного органа государства, который в дальнейшем решает его судьбу [8].

В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором, судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, которые предусмотрены УПК РФ [1].

Прокурор не может участвовать в проведении следственных действий на предварительном расследовании и принимать дело к своему производству, собирание им доказательств осуществимо только в судебных стадиях процесса. Вместе с тем, прокурор не проводит здесь следственные действия, а только принимает в них участие в качестве государственного обвинителя, а также может истребовать и предоставлять суду документы [2]. В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе давать дознавателю письменные указания о производстве процессуальных действий, в том числе следственных действий [1]. Таким образом, прокурор осуществляет свою деятельность путем проведения иных процессуальных действий. Под такими действиями в данном случае понимается осуществление прокурором требований, запросов, поручений для того, чтобы собрать доказательства по делу.

Следователь и дознаватель, в свою очередь, осуществляют процедуру собирания доказательств путем проведения следственных иных процессуальных действий. При производстве данных действий они должны руководствоваться уголовно-процессуальным законом.

Суд собирает доказательства путем проведения судебных и иных процессуальных действий. В соответствии со ст. 286 УПК РФ суду предоставляется право истребования документов. Полномочия суда также закреплены в других статьях УПК РФ [1]. Для того, чтобы судья вынес законный, обоснованный и справедливый приговор, он должен провести собственное исследование доказательств, которые были собраны следователем. Также суд должен проверить и оценить данные доказательства, исследовать новые доказательства, которых не было на стадии предварительного расследования, если такие доказательства будут признаны допустимыми. Суд также должен исследовать версии, которые возникли впервые в судебном заседании, которые не рассматривались до этого следователем.

В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств [1]. Таким образом, иные лица реализуют свою роль в собирании доказательств посредством предоставления следователю или дознавателю предметов и документов. В последующем уже следователь и дознаватель будут решать признавать ли данные предметы и документы доказательствами, приобщать их к уголовному делу или нет.

В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии [1].

В соответствии с п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций.

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи и т. д. [3].

Уголовно-процессуальным законодательством недостаточно подробно урегулирована процедура собирания доказательств защитником. Не имеется порядка проведения опроса защитником и фиксировании его результатов, в отличии от допроса, который проводится следователем. Защитник не может предупреждать лицо об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Выходит, что лицо, которое опрашивает защитник может отказаться от дачи сведений или сообщать ему ложь. Более того, информация, которая получена от такого лица, подлежит обязательной проверке, так как данные сведения могут являться не достоверными, при этом защитник не относится к субъектам, которые осуществляют проверку доказательств, без которой не может осуществляться процесс доказывания [4].

Давлетов А. А. отмечает, что раньше всякая инициатива в поиске новых доказательств и попытки их фиксации органами предварительного расследования воспринимались как попытки незаконного противодействия, то теперь защитник вправе активно разыскивать информацию в пользу подзащитного и даже по-своему закрепляет ее [5,с.50].

На наш взгляд, полномочия защитника в процессе собирания доказательств, стали более обширными. Однако, его деятельность ограничена условиями, прописанными в уголовно-процессуальном законодательстве и его компетенция достаточно ограничена, по сравнению другими участниками уголовного судопроизводства. К таким участникам относятся суд, следователь, дознаватель.

При разработке нового УПК РФ выдвигалась идея введения параллельного адвокатского расследования, но данная идея была отвергнута, так как многие не увидели смысла в этом.

А. А. Брестер и Ю. В. Панченко считают, что введение параллельного адвокатского расследования даст возможность органам предварительного расследования еще больше сбросить с себя ответственность за объективное установление обстоятельств, которые подлежат доказыванию [6].

Мы согласны с данной точкой зрения, так как действительно введение параллельного адвокатского расследования будет создавать помеху для проведения качественного и объективного расследования для лиц, которые уполномочены его осуществлять.

Е. Г. Мартынчик высказывал мнение о том, что адвокат профессионально не подготовлен к тому, чтобы самостоятельно вести расследование уголовного дела таким образом, чтобы оно могло составить альтернативу предварительному расследованию, которое осуществляется компетентными на то органами государства [7, с.351–355].

На наш взгляд, данная мысль о введении параллельного адвокатского расследования действительно является нецелесообразной, поскольку это будет мешать проведению предварительного расследования.

Таким образом, анализируя нормы уголовно-процессуального законодательства, можно сделать вывод, что объем полномочий у каждого из субъектов уголовного производства отличается друг от друга. Достаточно широкой компетенцией в процедуре собирания доказательств наделены следователь и дознаватель. Защитник наделен меньшим кругом полномочий. Также содержания ст. 86 УПК РФ не отражает в полной мере особенности участия различных субъектов уголовного судопроизводства. Например, не указаны сроки, в которые должны давать ответы на запрос защитника органы государственной власти, органы местного самоуправления и другие общественные организации. Поэтому, необходимо внести поправки в статью, которые будут более четко разъяснять и регламентировать деятельность защитника в процессе собирания доказательств.

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, предварительное расследование, собирание доказательств, доказательство, защитник, параллельное адвокатское расследование, следователь, субъект доказывания, субъект собирания доказательств, государственная власть.

Оценка доказательств является обязательным элементом процесса доказывания по уголовному делу, что закреплено на законодательном уровне. Так, согласно ст. 85 УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Одновременно, ст. 88 УПК РФ устанавливает правила оценки доказательств. Однако законодатель не дает определения такого понятия как «оценка доказательств», не обозначает надлежащих субъектов оценки, не раскрывает структуру и правила оценки каждого элемента оценки доказательств. В связи с изложенным, необходимо рассмотреть теоретические, законодательные и правоприменительные аспекты данных понятий в уголовном процессе.

Понимание оценки доказательств в уголовном процессе связано с мыслительной, логической деятельностью субъектов доказывания. Вместе с тем, некоторые ученые-юристы полагают, что оценку доказательств невозможно рассматривать только как «умственную» операцию. Так, согласно рассуждениям Т.З. Егоровой «если бы оценка сводилась только к актам мысли, к сугубо умственным операциям, то она не выходила бы за пределы сознания соответствующего субъекта уголовно-процессуального доказывания, была бы никому, кроме этого лица, неизвестна и лишалась бы всякого правого значения. Оценка средств уголовно- процессуального доказывания, сводимая лишь к умственным операциям, не могла бы быть урегулирована соответствующими правовыми нормами по той простой причине, что акты мысли, не нашедшие своего внешнего проявления, не подвластны законодателю (они остаются внутри сознания того, кто мыслит и подчинены законам мышления). Лишь при проявлении таких актов «во вне», акты мысли приобретают определенные контуры в конкретных действиях людей (в нашем случае – в процессуальных действиях, таких как в принятии решения о возбуждении уголовного дела; о привлечении лица в качестве обвиняемого; об избрании той или иной меры уголовно-процессуального пресечения; в постановлении судом обвинительного или оправдательного приговора и т.д.). Благодаря таким процессуальным действиям оценка тех или иных средств уголовно-процессуального доказывания объективизируется, приобретает реальные очертания, становится достоянием участников уголовного процесса».145

145 Егорова Т.З. Средства доказывания и их оценка в судебных стадиях российского уголовного процесса: Диссертация на соискание ученной степени кандидата юридических наук. – Ижевск, 2003.

Кроме того, достаточное количество разногласий в теории уголовного процесса вызывает вопрос определения предмета оценки доказательств, то есть, того, что именно подлежит оценке.

Согласно ст. 88 УПК РФ каждое доказательств подлежит оценки с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела по существу. Данная норма понимается как условие, при котором в случае отсутствия одного из вышеуказанных свойств доказательства, нет и самого доказательства. Только при констатации одновременного наличия признаков относимости, допустимости, достоверности сведений о фактах и при соблюдении их процессуальной формы, можно считать, что в распоряжении субъекта доказывания имеется именно доказательство.

Относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств являются показателями внешних свойств и качеств структуры уголовно-процессуальных доказательств, состоящей из их содержания и процессуальной формы. Содержанию доказательств присущи свойства относимости и достоверности, процессуальной форме – допустимость, свойством достаточности характеризуются доказательства, уже обладающие допустимостью, относимостью и достоверностью. Определение каждого свойства происходит в результате оценки доказательств в ходе производства по уголовному делу. При этом совершенно не имеет значения, на каком этапе уголовно-процессуального доказывания решался вопрос о допустимости, относимости, достоверности и достаточности доказательств. Оцененные доказательства являются средствами уголовно- процессуального доказывания в равной степени как в ходе предварительного расследования, так и в суде.

Оценка достоверности доказательств состоит в определении соответствия содержания доказательств объективной действительности, которое устанавливается дознавателем, следователем, прокурором и судом в ходе сопоставления полученных сведений с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств или обстоятельств, подтверждающих или опровергающих достоверность.

В ходе оценки доказательств выясняется также, соответствует ли полученная доказательственная информация свойству относимости. Под относимостью понимается определение наличия объективной связи полученных сведений с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, а также иными обстоятельствами и фактами, имеющими значение для уголовного дела.

В ходе оценки доказательств с точки зрения допустимости правомочный субъект определяет соответствие доказательства требованиям уголовно-процессуального законодательства, в том числе его источников, способов и порядка получения, позволяющих их использовать для установления значимых для уголовного дела обстоятельств.

Итоговым элементом оценки доказательств выступает определение их достаточности для правильного разрешения уголовного дела, что представляет собой определение на основе внутреннего убеждения такого количества допустимых, относимых и достоверных доказательств, которое позволяет использовать их для установления значимых обстоятельств и фактов уголовного дела.

Первые три составные части оценки доказательств характеризуют каждое отдельно взятое доказательство и выражают его доброкачественность соответственно с точки зрения связи этого доказательства с обстоятельствами предмета доказывания, законности процессуальной формы и достоверности отражения им познаваемого факта. Только при наличии произведенной оценки каждого доказательства со всех трех позиций становится возможной и оценка достаточности всей совокупности доказательств. Таким образом, определение достаточности доказательств характеризует всю полученную и используемую по делу совокупность доказательств, выступая завершающим этапом оценки доказательств по каждому уголовному делу. В связи с этим, неправильное решение вопроса об относимости, допустимости либо о достоверности доказательства может повлечь за собой ошибочность выводов о достаточности доказательств.

Вопрос о субъектах оценки доказательств по уголовному делу в науке уголовного процесса не нашел однозначного разрешения. В данном вопросе различные авторы занимают неодинаковые позиции, а иногда и совершенно противоположные.

Однако обобщив и проанализировав различные мнения ученых-юристов можно сделать вывод, что оценивать доказательства и выступать субъектом оценки доказательств может только должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, а именно дознаватель, следователь, прокурор и суд. Именно на указанных лиц законодателем возложена обязанность оценки доказательств согласно ст.ст. 17, 88 УПК РФ.

Вместе с тем, необходимо учитывать различия в полномочиях по оценке доказательств между дознавателем, следователем, прокурором, с одной стороны, и судом – с другой. Данное различие заключается в том, что дознаватель, следователь, прокурор выступают на стороне обвинения, осуществляя, согласно УПК РФ, уголовное преследование, в связи с чем оценивают доказательства для обоснования своих действий и решений в ходе досудебного производства, а также для поддержания обвинения в суде. Суд как субъект оценки доказательств, напротив, не связан обязанностью осуществления уголовного преследования, его действия по оценке доказательств обусловлены общими полномочиями суда и осуществляются в той мере, в какой это необходимо для выполнения функций правосудия.

В любом случае, подход к оценке доказательств как судом, так и дознавателем, следователем, прокурором на любой стадии уголовного процесса должен быть непредвзятым, независимым и без выделения доказательств, которые бы имели большее или меньшее значение по уголовному делу, чем иные.

Список литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ // Российская газета. – 2001. – № 249.

2. Балакшин В.С. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания. – Екатеринбург, 2008.

3. Боруленков Ю. Допустимость доказательств // Законность. – 2013. – №9.

4. Егоров К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания // Российская юстиция. – 2010. – №12.

5. Егорова Т.З. Средства доказывания и их оценка в судебных стадиях российского уголовного процесса: Диссертация на соискание ученной степени кандидата юридических наук. – Ижевск, 2003.

6. Михайловская И.Б. Оценка доказательств / Уголовный процесс: Учебник / под ред. И.Л. Петрухина. – М., 2011.

7. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. 5-е изд., испр. и доп. – М., 2007.

На всех судебных стадиях уголовного процесса главным субъектом доказывания является суд, которому принадлежит руководящая роль в доказывании на этих стадиях. В стадии предания суду судья (суд) оценивает доказательства по письменным материалам дела с точки зрения достаточности оснований для рассмотрения дела в судебном заседании. На этой стадии процесса вопрос о виновности положительно не решается, так как отсутствуют условия, необходимые для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. При недостаточности доказательств, приведенных в обоснование обвинения, суд в распорядительном заседании вправе признать обвинение недоказанным и прекратить дело, если возможности для собирания дополнительных доказательств исчерпаны, а при наличии таких возможностей —возвратить дело на доследование. Оценка доказательств в этой стадии предполагает выяснение таких моментов, как достаточность имеющихся материалов для рассмотрения дела по существу, возможность восполнить доказательства в стадии судебного разбирательства, существенность процессуальных нарушений, допущенных при собирании доказательств на предварительном следствии (дознании), и возможность их устранения в судебном заседании. В стадии предания суду при необходимости истребуются дополнительные доказательства, если их получение не связано с производством следственных и судебных действий (справки и т. п.). Судья или суд по собственной инициативе или по ходатайству заинтересованных в исходе дела лиц вправе вызвать в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц, не указанных в списке, прилагаемом к обвинительному заключению. С другой стороны, он не связан указанным в обвинительном заключении перечнем свидетелей и экспертов, подлежащих вызову в судебное заседание. На основе оценки письменных материалов дела судья (суд) может признать, что показания (заключения) некоторых из этих лиц не имеют отношения к делу, и не вызвать их в судебное заседание. Однако суд (судья), по нашему мнению, не вправе отказать прокурору, утвердившему обвинительное заключение, в вызове свидетелей и экспертов на том основании, что обстоятельства, в подтверждение которых они вызываются, установлены другими доказательствами, так как это означало бы признание права судьи (суда) предрешать доказанность тех или иных обстоятельств, подлежащих установлению по делу. При рассмотрении ходатайств об истребовании доказательств или вызове в судебное разбирательство свидетелей, экспертов и т. д. судья (суд) в стадии предания суду вправе вызвать обвиняемого, защитника, потерпевшего и других участников процесса для дачи объяснений по существу заявленного ходатайства. В случае отказа ходатайство может быть возобновлено в стадии судебного разбирательства. Свидетели и эксперты в стадии предания суду не вызываются, и об их показаниях (заключениях) судья (суд) получает представление лишь по письменным материалам дела. В стадии судебного разбирательства наиболее полно проявляются все стороны (элементы) процесса доказывания (обнаружение, закрепление, проверка и оценка доказательств); при этом доказывание осуществляется в условиях наиболее развернутого применения принципов уголовного процесса, что благоприятствует установлению истины. В подготовительной части судебного разбирательства создаются условия, способствующие полноте, всесторонности и объективности исследования доказательств в судебном разбирательстве, а именно: проверяется явка в судебное заседание субъектов доказывания, а также лиц, показания (заключения) которых должны быть получены и проверены судом; решается вопрос об отводах; участникам судебного разбирательства разъясняются их права, в частности связанные с участием в доказывании; рассматриваются и разрешаются заявленные ходатайства, в том числе о вызове новых свидетелей и экспертов, об истребовании вещественных доказательств и документов. В ходе судебного следствия заслушиваются устные показания обвиняемых, свидетелей, потерпевших, заключения экспертов, данные в судебном заседании, осматриваются вещественные доказательства и оглашаются документы, т. е. наиболее полно осуществляется принцип непосредственности. Суд исследует и новые доказательства, которые не были обнаружены в стадии предварительного расследования. Судебные прения и последнее слово подсудимого позволяют суду предварительно оценить доказательства с помощью участников судебного разбирательства. Если участники судебного разбирательства указывают обстоятельства, оставшиеся неисследованными или недостаточно исследованными, либо ссылаются на фактические данные, которые, несмотря на их значение для дела, оказались вне поля зрения суда, суд обязан возобновить судебное следствие.

Постановление приговора- последний этап судебного разбирательства, где в условиях, исключающих постороннее воздействие на суд, завершается процесс формирования внутреннего судейского убеждения. На этом этапе процесс доказывания состоит в оценке совокупности доказательств и обосновании при говора.

Процесс доказывания в суде первой инстанции существенно отличается от доказывания в стадии предварительного расследования тем, что:

1) суд-коллегиальный субъект доказывания в отличие от следователя, который осуществляет доказывание единолично;

2) суд осуществляет доказывание в условиях наиболее полного осуществления требований гласности, устности, не посредственности, при одновременном участии в нем всех заинтересованных лиц;

3) суд вступает в процесс доказывания, имея в своем распоряжении собранный доказательственный материал, которым он, однако, не связан;

4) суд выражает свое внутреннее убеждение в акте социалистического правосудия —приговоре, который провозглашается именем государства и имеет силу закона. Рассмотрим эти особенности.

Коллегиальность не обезличивает судей, участвующих в процессе доказывания, и не снимает с них индивидуальной ответственности за ход и исход процесса. Если среди судей, образующих состав коллегии, выявятся разногласия относительно собирания, проверки и оценки доказательств, то, подписывая приговор, судья, оставшийся при особом мнении, вправе изложить его в письменном виде. Особое мнение приобщается к делу. Процессом доказывания руководит председательствующий. Однако ни решение вопроса об истребовании доказательств, ни определение последовательности их исследования, ни, наконец, оценка доказательств не составляют его единоличной компетенции. Все эти вопросы решаются судебной коллегией. Особенно существенна роль председательствующего, когда определяется относимость доказательств. Председательствующий обязан устранять из судебных прений все, не имеющее значения для дела. Поэтому он вправе, в частности, остановить свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, эксперта, если они в своих показаниях сообщают суду данные, не имеющие отношения к делу. Он вправе отвести вопросы, заданные свидетелю, потерпевшему, обвиняемому, эксперту, если они не относятся к предмету доказывания по делу и потому не могут служить выяснению истины. В случае несогласия с таким решением хотя бы одного из народных заседателей вопрос должен быть решен коллегиально. Роль председательствующего в процессе доказывания состоит, далее, в том, что он своей деятельностью по руководству судебным заседанием предотвращает и устраняет нарушения процессуальной формы доказывания, от кого бы они ни исходили. Тем самым он обеспечивает соблюдение процессуальных правил о допустимости доказательств. Ряд действий председательствующего служит необходимым условием осуществления процесса доказывания в суде. К числу этих действий, например, относится разъяснение прав участникам судебного разбирательства, удаление свидетелей до их допроса в отдельное помещение и принятие мер, чтобы они до их допроса не общались между собой, установление личности подсудимого. Председательствующий (вместе с секретарем судебного заседания) несет ответственность за полноту и правильность процессуального закрепления доказательств в протоколе судебного заседания, удостоверяя его своей подписью. Председательствующий руководит совещанием судей при постановлении приговора. В частности, он ставит перед судьями в указанной законом последовательности вопросы, относящиеся к предмету доказывания по уголовному делу и составляющие содержание приговора (ст. 306 УПК РСФСР). Тем самым он вносит определенный порядок в процесс оценки доказательств. Последовательное разрешение вопросов помогает обеспечить полноту выяснения всех обстоятельств дела. Председательствующий не вправе оказывать какое бы то ни было давление на народных заседателей с целью склонить их к принятию угодного для него решения. Это относится не только к оценке доказательств, но и к принятию решений об их собирании и проверке. Если совещание судей на месте по этим вопросам выявило между ними разногласия, то суд обязан удалиться в совещательную комнату для более детального обсуждения спорного вопроса, с тем чтобы обеспечить правильное его разрешение. Положение суда как субъекта доказывания характеризуется процессуальными условиями, в которых он действует, а именно: гласностью, устностью, непосредственностью, непрерывностью и состязательностью судебного разбирательства Суд всесторонне исследует обстоятельства дела и разрешает его, т. е. собирает, проверяет и оценивает доказательства, обосновывая ими приговор (иное судебное решение). После того как уголовное дело поступило в суд, всем имеющимся в деле доказательственным материалом распоряжается только суд. Все участвующие в деле лица действуют лишь с разрешения и под контролем суда. Руководящая роль суда в доказывании проявляется и в том, что суд, выслушав мнение участников судебного разбирательства, устанавливает порядок исследования доказательств, наиболее отвечающий интересам достижения истины. Допрос подсудимых свидетелей и потерпевших осуществляет суд; после этого участникам судебного разбирательства предоставляется возможность задавать вопросы с разрешения и под контролем суда. Формулируя вопросы эксперту, суд также не связан характером вопросов, представленных участниками судебного разбирательства. Выводы обвинительного заключения для суда —версия, подлежащая проверке. Суд вправе и обязан также исследовать версии (общие и частные), впервые возникшие в судебном заседании и не бывшие в поле зрения следователя и прокурора. Это может способствовать полному доказыванию версии обвинения либо привести суд к убеждению, что преступление совершено не обвиняемым, а другим лицом, либо создать такую неопределенность, при которой ни одна версия не может быть признана доказанной, что требует их дальнейшего исследования на предварительном следствии. Суд правомочен вернуться к исследованию версий, отвергнутых на предварительном следствии, если версия обвинения положительно не доказана и, следовательно, отклонение других версий следователем произведено преждевременно и без достаточных оснований. Расширение пределов доказывания в суде нередко сопряжено с обнаружением признаков преступления, не инкриминированного подсудимым. Если доказательства указывают на совершение подсудимым еще одного или нескольких преступлений или совершение преступления лицами, не привлеченными к уголовной ответственности, суд вправе возбудить уголовное дело в отношении новых или уже преданных суду лиц по фактам, которые выходят за пределы предъявленного обвинения, и передать возбужденное таким образом дело для производства предварительного расследования. В задачу суда в этих случаях входит исследование новых обстоятельств лишь в той мере, в какой оно необходимо для установления признаков преступления, т. е. возбуждения уголовного дела. Суд, проводя судебное следствие, осуществляет его коллегиально, в присутствии участников процесса и публики. Эти особые условия судебного разбирательства хотя и благоприятствуют всесторонности и полноте исследования доказательств, однако делают его менее подвижным, замедленным по сравнению с предварительным следствием и потому исключают возможность проведения в суде ряда действий. Обыск, выемка, проверка показаний на месте —эти действия не могут быть проведены непосредственно в судебном заседании, так как требуют тщательной подготовки, применения особых тактических приемов и технических средств, подвижности, оперативности.

Особенностями отличаются и некоторые судебные действия, в ходе которых собираются и проверяются доказательства. Так, в допросе свидетеля, потерпевшего, эксперта может принять участие обвиняемый. Свидетель, потерпевший, обвиняемый не вправе собственноручно изложить суду свои показания в письменном виде. Эксперт может участвовать в исследовании доказательств и осуществлять другие предоставленные ему права до того, как перед ним поставлены вопросы. Существуют некоторые особенности и в процессуальном закреплении доказательств. Процессуально доказательства в суде закрепляются определениями о приобщении к делу вещественных доказательств и документов, составлением протокола судебного заседания, в котором отражается весь ход судебного процесса, и в частности излагается содержание показаний подсудимых, свидетелей, потерпевших, экспертов, указываются данные осмотров и других судебных действий, в ходе которых были получены доказательства. Народные заседатели контролируют правильность фиксации доказательств в протоколе судебного заседания двояким способом: во-первых, они вместе с председательствующим рассматривают замечания (возражения) секретаря в случае его разногласий с председательствующим по поводу содержания протокола (ст. 244 УПК РСФСР); во-вторых, хотя бы один из них должен участвовать в распорядительном заседании суда при рассмотрении замечаний участников процесса на протокол судебного заседания, когда председательствующий отказался удостоверить правильность замечаний (ст. 266 УПК РСФСР). На процессуальное закрепление доказательств в суде оказывают существенное влияние прокурор, подсудимый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители. Данные, об удостоверении которых просят эти лица, подлежат обязательному занесению в протокол судебного заседания (ст. 264 УПК РСФСР). Кроме того, указанные лица обладают правом принесения замечаний на протокол (ст. 265 УПК РСФСР). Оценка доказательств судьями происходит не только после их исследования в судебном следствии, но и в процессе самого исследования Однако в ходе судебного следствия суд не вправе предрешать вопрос о том, какие из доказательств лягут в основу приговора, а какие будут отвергнуты. Порядок, согласно которому возбуждение судом уголовного дела в отношении эксперта, давшего заведомо ложное заключение, и лжесвидетеля возможно лишь одновременно с постановлением приговора, основан на правиле, что окончательная оценка доказательств судом может быть дана только в приговоре (ином решении суда). Суд, оценивая доказательства, решает вопрос о моменте прекращения судебного следствия. Тем самым он констатирует, что исследованы все доказательства, которые могут повлиять на принятие решения. Результатом оценки доказательств может быть возобновление судебного следствия, возвращение дела на доследование, его прекращение судом или вынесение приговора. Приговор суда должен быть истинным, законным, обоснованным, мотивированным. Истинный приговор верно отражает события и деяния, являющиеся предметом судебного разбирательства, в их правовом опосредствовании. Законным является приговор, который постановлен при строгом соблюдении процессуальных норм, регулирующих проведение предварительного следствия и судебного разбирательства (включая требования, предъявляемые законом к самому приговору), и является результатом правильного применения судом норм материального права. Обоснованный приговор опирается на доказательства, безусловно подтверждающие сделанные в нем выводы. Обоснованность вывода суда —это его доказанность. При вынесении оправдательного приговора за недостатком доказательств виновности обоснованность приговора предполагает, что установлена недоказанность тезиса о виновности и обоснован вывод о том, что возможности доказывания этого тезиса исчерпаны Требование обоснованности приговора —это требование самого закона (ст. 301 УПК РСФСР). Поэтому необоснованный приговор всегда незаконен.

С другой стороны, незаконный приговор всегда необоснован. Если незаконность приговора —результат процессуальных нарушений, то все установленные таким способом факты недопустимы как судебные доказательства. Значит, основанный на таких доказательствах приговор презюмируется необоснованным. Если же допущено нарушение материального права (неверная квалификация, несоразмерное наказание), то фактические обстоятельства, установленные по делу, давали основание не для этого, а для какого-то другого оценочного вывода. Значит, данный вывод не вытекает из фактических оснований, т. е. является необоснованным. В то же время, несмотря на тесную связь между понятием законности и обоснованности, они характеризуют все же разные свойства приговора, из которых одно связано с правовыми характеристиками действий и фактов, отраженных в приговоре, а другое —с достаточностью оснований вывода. Мотивированность —это объяснение судом, в силу чего доказательства признаются им достоверными, относящимися к делу, допустимыми, а их совокупность служит достаточным основанием для тех или иных выводов. Это также объяснение того, почему суд отвергает одни доказательства и принимает другие. Мотивировка приговора требует письменного изложения в нем хода рассуждений судей, приведших их к определенному выводу, анализа доказательств и их синтеза. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении «О судебном приговоре» от 30 июня 1969 г. указал судам, что одних лишь ссылок в приговоре на доказательства недостаточно, потребовал подробного изложения содержания каждого доказательства и их анализа при мотивировке приговора В кассационном и надзорном производстве осуществляется преимущественно оценка письменных материалов уголовного дела. Лица, имеющие право обжалования или опротестования приговора в подтверждение своих доводов или опровержение доводов других участников процесса, могут представить вышестоящему суду дополнительные (новые) материалы, которые не были предметом рассмотрения суда первой инстанции. Собирание новых материалов производится в весьма ограниченных пределах и подчинено задаче оценки письменных материалов, имеющихся в деле Новые материалы, сыграв определенную роль в выявлении оснований к отмене приговора, попадают затем в орбиту нового расследования и судебного разбирательства в суде первой инстанции и здесь, после решений вопросов об их достоверности, относимости и допустимости, могут быть использованы в качестве доказательств. В выступлении члена суда, докладывающего дело, в выступлении прокурора, обосновывающего протест, или в его заключении по жалобе (протесту председателя суда), а равно в объяснениях обвиняемого, защитника и других лиц, если они участвуют в заседании, дается анализ имеющихся в деле доказательств, облегчающий вышестоящему суду принятие правильного решения. Лица, обладающие правом выступить в вышестоящем суде с анализом имеющихся в деле доказательств, могут в порядке подготовки к судебному заседанию ознакомиться с материалами уголовного дела. Поступившие новые материалы оглашаются в судебном заседании и передаются для ознакомления лицам, участвующим в заседании (ст. 338 УПК РСФСР). Особенность процесса доказывания при пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам состоит в том, что судом осуществляется сопоставительное исследование:

а) доказательств, устанавливающих вновь открывшиеся обстоятельства;

б) материалов уголовного дела, подлежащего пересмотру.

Материалы расследования вновь открывшихся обстоятельств и доказательства, на которых основан приговор, оцениваются вышестоящим судом по внутреннему убеждению. Если вновь открывшиеся обстоятельства установлены приговором суда, то для вышестоящего суда этот приговор имеет значение опровержимой преюдиции.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: