Особенности обобщения судебной практики в судах россии и зарубежных стран

Обновлено: 06.02.2023

Малько Е.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Саратовского национального исследовательского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Актуальность статьи обусловлена постоянным реформированием судебной системы, что приводит к определению пределов специализации и дифференциации судебной деятельности. Автор статьи, в контексте зарубежного опыта, отмечает особенности, положительные и отрицательные черты института судебной специализации. В связи с этим автор видит тенденцию увеличения специализации судов в России, тем не менее этот процесс является сложным и неоднозначным.

Ключевые слова: судебная реформа, цивилистическое судопроизводство, суд, специализация, судебное решение, зарубежный опыт.

Some Features of Judicial Specialization (in The Aspect of Comparative Legal Analysis of The Experience of Russia and Foreign Countries)

Mal'ko E.A., candidate of law, associate professor of department of civil law and process of the N.G. Chernyshevsky Saratov national research state university.

The relevance of the article is due to the constant reform of the judicial system, which leads to the definition of the limits of specialization and differentiation of judicial activity. The author of the article, in the context of foreign experience, notes the features, positive and negative features of the institution of judicial specialization. In this regard, the author sees a tendency to increase the specialization of courts in Russia, nevertheless this process is complex and ambiguous.

Key words: judicial reform, civil legal proceedings, court, specialization, judicial decision, foreign experience.

Институт судебной специализации является актуальным сложным правовым явлением на современный день. В связи с тем что в последние годы российская судебная система претерпевает серьезные изменения, а именно объединение ВАС РФ и ВС РФ в единый ВС РФ, вступление в силу Кодекса административного судопроизводства РФ, введение обязательного досудебного урегулирования спора, внесение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального конституционного закона "О внесении изменений в федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции" , вопрос о судебной специализации стоит остро. Судебная реформа дала новый импульс развитию института специализации.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.07.2017 N 28 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального конституционного закона "О внесении изменений в федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции" // СПС "КонсультантПлюс".

Верно замечено, что происходящие в отечественной судебной системе изменения, с одной стороны, не всегда можно охарактеризовать как предсказуемые, однако, с другой стороны, все указанные изменения сводятся к выработке форм и определению пределов специализации и дифференциации судебной деятельности .

См.: Замышляев Д.М. Специализация как форма развития судебной системы: судопроизводство, юрисдикция, компетенция // Российский судья. 2015. N 8; СПС "КонсультантПлюс".

В общем понимании специализация - это прием организации деятельности, предполагающий закрепление выполнения задач определенного типа за конкретными исполнителями. К основам организационных принципов, в том числе в отношении судебной системы, относится признание того, что сложность объекта деятельности должна отражаться в дифференциации функций ее субъекта .

См.: Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979. С. 362.

Судебная специализация видится как некий процесс образования судебных юрисдикций, выделения специализированных компетенций (специализированных судов) в этих юрисдикциях, а также процесс разделения составов и судей по отдельным категориям или группам дел внутри судов . С обозначенной позицией можно согласиться.

См.: Замышляев Д.М. Указ. соч.

Применительно к судам следует выделить как специализацию отдельных судей и их составов внутри суда (коллегии по уголовным, гражданским, административным делам, судебные составы по таким же или еще более дробным категориям дел) - функциональную специализацию, так и специализацию отдельных судов и целых подсистем судов (экономические, административные, конституционные суды и т.д.) - институциональную специализацию .

В связи с тем что значительно увеличивается количество норм материального права, что вызывает необходимость формирования соответствующих норм процессуального права. Вследствие этого появляются новые категории дел, которые ранее не рассматривались и не разрешались судами, из-за этого появляются судейские ошибки, так как недостаточно развиты критерии специализации системы цивилистического судопроизводства.

Дополнительно следует отметить иные виды специализации: внешняя и внутренняя. Первая ориентирована на дифференциацию системы права, проводимая на отраслевом уровне процессуального права, результатом которой является не только формирование новых процессуальных отраслей права, но и создание специализированных судов .

Ефимова Ю.В. Специализация гражданско-процессуальной деятельности: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 13.

Внутренняя специализация реализуется именно через виды цивилистического судопроизводства, регламентированными нормами ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ. В данном случае можно сказать о дальнейшем целенаправленном развитии искового, приказного производства, особого производства и т.д.

Однако суть проблемы видится не только в отсутствии должной специализации, а значительно глубже, так как в настоящее время в соответствии с ФКЗ РФ "О судебной системе" функционирует только один специализированный суд - Суд по интеллектуальным правам, также в ст. 25 ГПК РФ говорится о делах, подсудных военным и иным специализированным судам.

Одним из ключевых моментов по указанному вопросу является обращение к зарубежному опыту.

Так, многие страны создают, помимо единой системы общих судов, специализированные судебные органы с узкой специализацией, различающиеся по своей структуре и компетенции. Цель таких специализированных судов заключается в рассмотрении определенных категорий дел, что предполагает специализацию судей, повышение их квалификации, обещает привести к единообразному применению законодательства, сокращению количества судебных ошибок .

См.: Правосудие в современном мире: Монография / Под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М., 2012.

В Китае, например, одним из первых созданных специализированных судов является Суд по разрешению коммерческих споров. Кроме этого, есть специализация судов по морскому праву, по ценным бумагам, по интеллектуальным правам, по трудовым спорам, военные суды и др.

Судебная система Германии устроена таким образом, что образует пять самостоятельных судебных систем: общую, административную, трудовую, финансовую, социальную. Каждая из этих систем обладает внутренней организационной структурой. Все суды, кроме судов общей юрисдикции и конституционных, являются специализированными . Систему общих судов возглавляет Федеральный Верховный Суд, во главе системы административных судов находится Федеральный административный суд, Федеральный суд по трудовым делам возглавляет систему трудовых судов, Федеральный финансовый суд - систему финансовых судов, Федеральный социальный суд - систему социальных судов .

См.: Клеандров М.И. О модели радикальной автономизации мировой юстиции в Российской Федерации // Журнал российского права. 2015. N 3. С. 32.
См.: Оробец В.М. Специализированные трудовые суды: зарубежный опыт и российское законодательство // Журнал российского права. 2003. N 9. С. 97.

В Бельгии, Турции прослеживается высокий уровень специализации. К примеру, в Бельгии - 19% специализированных судов. В Турции - 32% специализированных судов, среди которых арбитражные суды, суды по семейным спорам, суды по интеллектуальным правам, правоохранительные суды, транспортные суды и т.д.

В зарубежной практике встречаются малораспространенные специализированные судебные органы. Данные суды встречаются в мировой судебной практике достаточно редко. К ним можно отнести Суд по жилищным делам в Норвегии, Суд рентного контроля в Республике Кипр, Избирательный суд в Бразилии, суды по земельным спорам в Турции и Финляндии, налоговые суды в Таиланде, США и Венесуэле, Суд по социальным вопросам в Германии, Суд по маркетингу в Финляндии .

См.: Кистринова О.В. Специализированные суды: опыт России и зарубежных стран // Российский судья. 2015. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Более того, в США действуют специализированные суды по вопросам банкротства, которые составляют часть федеральной судебной системы.

Особое место в судебной системе мусульманских государств занимают шариатские суды. Их также можно отнести к категории специализированных судебных органов, т.к. они разрешают дела по особой процессуальной процедуре на основе мусульманского права. В их компетенцию входит разрешение споров по вопросам личного статуса (брак, наследование, развод) (например в ОАЭ, Омане, Сингапуре, Сирии), а также рассмотрение уголовных дел (в ОАЭ, Пакистане) .

Несмотря на широкое распространение в современном мире специализации судов, в России данный институт не столь развит.

В этом аспекте отдельно следует выделить некоторые преимущества и недостатки судебной специализации.

Среди ее преимуществ можно отметить:

  • специализация способствует созданию оптимальных условий для реальной защиты прав и законных интересов лиц в цивилистическом судопроизводстве ;
  • специализация судов ведет к последовательности и точности принятия судебного решения;
  • качество принятия судьями узкого профиля судебного решения увеличивается;
  • специализация судов поможет уменьшить нагрузку на судей;
  • специализация способствует формированию и повышению доверия и доступности правосудия у субъектов, обратившихся в суд в целях защиты нарушенных прав и законных интересов;
  • установка специализации судов может привести к перспективному развитию правосудия в целом.

В силу того что специализация отличается сложным многоуровневым процессом в праве, нельзя не обозначить ее недостатки, среди которых:

  • специализация может мешать эволюции прецедентного права, в связи с этим судебное решение принимается однотипно и тождественно;
  • судьи, пройдя специализацию, начинают работать с узким набором дел, что может привести к ограниченному и лимитированному мышлению;
  • внедрение специализации способствует применению разнородных процедур (процессуальные особенности принятия заявления, рассмотрения дела, принятия и вынесения судебного решения и др.) в зависимости от категории дел, что может привести к неким противоречиям на практике;
  • отсутствие универсальных способов ведения процесса.

Подчеркнем, что вышеперечисленный перечень является неполным.

В таком случае здесь нельзя не обратить внимание на значимое мнение М.И. Клеандрова о том, что классическая полномасштабная судебная специализация должна отвечать двум признакам: она должна обладать отчетливо выраженной сферой компетенции и охватывать все три составляющие организационно-правового механизма правосудия - судоустройственную, судопроизводственную (первой, апелляционной и кассационной инстанций) и судейско-статусную (определяющую статус лиц, непосредственно осуществляющих правосудие) .

Клеандров М.И. О модели радикальной автономизации мировой юстиции в Российской Федерации // Журнал российского права. 2015. N 3. С. 32.

Адаптация процесса к правовой природе специализации объективно необходима, так как ранее уже отмечалось, изменения в судебной системе сводятся к выработке форм и определению пределов специализации и дифференциации судебной деятельности и тем самым можем наблюдать тенденцию увеличения специализации судов в России. Тем более преобладающее мнение в процессуальной науке - именно за внедрение обозначенного института. Тем не менее, признавая институт судебной специализации действенным и эффективным, нам видится, что специализация в современном праве не должна выступать в качестве "панацеи". Положительный зарубежный опыт, очевидные преимущества специализации, последние тенденции в судебной системе, ее глобальные преобразования приведут к тому, что судебная специализация может стать обоснованной и реальной.

Список использованной литературы

  1. Замышляев Д.М. Специализация как форма развития судебной системы: судопроизводство, юрисдикция, компетенция // Российский судья. 2015. N 8.
  2. Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979.
  3. Правосудие в современном мире: Монография / Под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М., 2012.
  4. Клеандров М.И. О модели радикальной автономизации мировой юстиции в Российской Федерации // Журнал российского права. 2015. N 3.
  5. Оробец В.М. Специализированные трудовые суды: зарубежный опыт и российское законодательство // Журнал российского права. 2003. N 9.
  6. Кистринова О.В. Специализированные суды: опыт России и зарубежных стран // Российский судья. 2015. N 2.
  7. Ефимова Ю.В. Специализация гражданско-процессуальной деятельности: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2005.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Судебная практика как источник гражданского и торгового права зарубежных стран

Соотношение источников права по юридической силе и различия между ними менялись исторически и территориально. Так, с конца XIX в. наблюдается процесс ослабления раж закона, хотя чисто законов все увеличивается, с одновременным усилением рати актов исполнительной власти. Невиданная по масштабам нормотворческая деятельность органов исполнительной власти приходится на период с конца 1940-х по 1970-е годы. Появляется даже понятие «делегированное законодательство». Ордонансом правительства, а не законом (!) во Франции в 1967 г. вводится новый вид юридического лица «группа с общей экономической целью». Очевидно, повышение роди административных актов напрямую связано с активизацией государства в хозяйственных отношениях. В той же Франции только в области ценообразования за период 1945-1975 гг. было принято 26,5 тыс. постановлений, не считая министерских циркуляров. Не только вмешательство государства породило делегированное законодательство. Другая, объективная причина этого явления — необходимость конкретизировать, уточнять, истолковывать законы.

Судебная практика в странах континентального права имеет неодинаковую правовую силу.

Во Франции судебная практика формально не является источником права, но фактически она имеет силу источника права. Так, ст. 5 ФГК запрещает судьям при вынесении решения по конкретному делу принимать предписания общего характера. В то же время в силу ст. 4 ФГК судья не может отказать в решении дела под предлогом неясности или неточности закона. Указанная статья фактически даст возможность судьям восполнять пробелы в законе. Кроме того, в законе зачастую содержатся отсылки к таким неопределенным по содержанию критериям, как «публичный порядок», «добросовестность», которые делают неизбежным судейское усмотрение. Статья 4 ФГК предоставила возможность судье вносить многочисленные изменения в действующее законодательство. Судьи путем толкования статей закона не только уточняли и восполняли, но и изменяли закон.

Что касается германского права, то судебной практике придается большое значение, хотя формально она источником права не является. Оперируя понятиями «добрые правы», «добрая совесть» и рядом других так называемых «каучуковых» норм, германские суды создали ряд институтов, неизвестных ранее германскому законодательству.

Действующий в настоящее время Основной закон Германии трактует понятие «право» шире, чем простую сумму писаных правил, имеющих юридическую силу. Основываясь на ст. 20 этого Закона, Конституционный суд Германии в 1973 г. вынес решение, в соответствии с которым суды при наличии противоречий в законе могут изменять закон.

В последнее десятилетие роль судебной практики в системе источников гражданского и торгового права зарубежных стран (ГТПЗС) в странах континентального права постоянно возрастает, определяя, таким образом, тенденцию к отказу от верховенства закона.

Таким образом, отказ от верховенства закона связан с новой ролью судебной практики в системе источников ГТПЗС. В XX в. произошла коренная переоценка роли суда; независимо от официальной позиции она фактически признается сегодня везде. Как было указано выше, но Франции, например, суду прямо запрещено творить право (ст. 5 ФГК, например), но право толковать норму права, применять различные методы толкования привело к появлению правил о безвиновной ответственности. В Германии, где формально нет иерархии источников права, всегда считалось, что самое эффективное средство правового регулирования — это опыт судьи. Германское законодательство содержит такие «каучуковые» положения, как «добрые правы», «здоровое народное чувство», «добрая совесть», которые, по сути, вынуждают судей творить норму по своему представлению добра и справедливости. Интересно отметить, что в Швеции действуют «правила для судей» (43 правила были приняты еще в XIII в.), которые уполномочивают суд самому определить, применять тот или иной закон или нет. Судья должен руководствоваться правилом «Создание честного человека — это высший закон», и в связи с этим «закон, который окажется вредным, перестает быть законом». В ряде стран романо-германской группы законодатель пошел еще дальше. Так, в частности, в Испании по декрету 1838 г. судебная практика получила статус источника; в Мексике судебный прецедент назван в числе источников права в ст. 95 Конституции 1968 г. В Швейцарии ст. 1 Швейцарского ГК 1907 г. прямо обязывает суд при обнаружении пробелов восполнить их вместо законодателя.

Что касается стран общего права, то прецедент продолжает играть здесь роль основного источника права, несмотря на формальное признание приоритета статутного права. Под судебным прецедентом (case law) в англо-американском праве, как известно, понимаются решения самых высоких судов страны, которые обязательны для всех нижестоящих судов при рассмотрении аналогичных дел. Поэтому все законы рано или поздно «обрастают» судебным толкованием и превращаются в судебный прецедент. В соответствии с принципом англо-американского права понять закон можно только в результате его судебного применения, а применение закона порождает судебный прецедент. Таким образом, судебный прецедент фактически (но не формально) является главным источником права в данной правовой системе. Родиной прецедентного права является Англия. Прецеденты возникли в IX в. на основе решений королевских судов.

Судебный прецедент как фактически главный источник англо-американского права основывается на постулате о том, что сходные дела решаются сходным образом. Исходя из этого постулата, суды обязаны следовать более ранним решениям, даже если ли решения неадекватны новым общественными и иным условиям.

Доктрина судебного прецедента основывается на строгой иерархии судов, что означает, как было сказано ранее: только самые высокие суды в рамках данной иерархии имеют право на судебные решения в форме судебного прецедента.

Судебный прецедент состоит из двух частей, которые называются obiter dictum (попутно сказанное) и ratio decidendi (сущность решения) . Из лих двух частей силу источника права имеет вторая часть. Но в рамках конкретного судебного решения данного высокого суда эта результирующая основная часть решения никак не обозначена редакционно, т.е. судья не указывает, какая часть его решения должна быть прочитана как ratio decidendi. Полому судебная практика и доктрина выработали ряд правил, используемых для поиска ratio decidendi, содержащегося в данном судебном решении.

В настоящее время прецедентное право Англии является несистематизированным и общее количество прецедентов составляет несколько сотен тысяч. Вся совокупность прецедентов делится на две группы: прецеденты общего права (common law) и прецеденты права справедливости (law of equity) . Новые прецеденты общего права не создаются с середины XIII в., поэтому развитие прецедентного права происходит в основном та счет прецедентов права справедливости. В случае коллизии прецедентов общего права и права справедливости приоритет отдается прецедентам права справедливости.

В ряде областей, как то: агентские отношения, траст прецедент остается определяющим. Суды продолжают формировать новые важные понятия и правила. Так, например, в 1932 г. Палата лордов, рассматривая дело о возмещении вреда изготовителем напитка, положила начало новому разделу в праве — о защите прав потребителя. Вместе с тем существует много способов обойти, отступить от действующих прецедентов. Самый яркий пример, пожалуй, — это решение Верховного Суда США 1871 г. о праве пересматривать свои ранее принятые решения. В Англии аналогичное право на пересмотр и отмену ранее принятых прецедентов имеет Палата лордов.

Из приведенных примеров видно, что один из главных критериев разграничения правовых систем (а именно верховенство закона) постепенно размывается и теряет свою однозначность.

Судебная практика и судебный прецедент как источники международного частного права в России и в зарубежных странах

В настоящее время в научном обороте и практической деятельности применительно к вопросу об источниках правовых норм употребляются два понятия: «судебная практика» и «судебный прецедент». Несмотря на то что между указанными терминами явно существует тесная взаимосвязь, необходимо четко разграничивать их содержание.

Под судебным прецедентом понимается вынесенное по какому-либо конкретному делу решение судебного органа, обоснование которого становится правилом, обязательным для всех судов той же или низшей инстанции при рассмотрении последующих дел аналогичного характера. Прецедент выступает в качестве основного источника норм МЧП в странах англосаксонской системы права (в частности, в Австралии, Великобритании, Израиле, в ряде провинций Канады, в Новой Зеландии, США, странах Африки). Он не утрачивает свою юридическую силу по истечении даже длительного времени с момента его создания и может быть отвергнут только законом либо вышестоящим судом (а иногда и принявшим его судебным органом), если будет признан последним ошибочным и противоречащим действительности. В подавляющем большинстве стран континентальной Европы (в Германии, Италии, Лихтенштейне, Швеции, Испании и др.), Латинской Америки, в Японии и в России судебный прецедент в качестве источника права формально не признается.

Необходимо также заметить, что, по мнению ряда ученых, в настоящее время можно говорить не только о существовании национальных систем прецедентного права, но и о появлении таких систем регионального характера. Речь, в частности, идет о европейском прецедентном праве, сложившемся в рамках Европейского Союза и выработанном Судом ЕС в ходе своей деятельности. Все решения этого судебного органа обязательны для государств - членов ЕС, их национальных судов и административных органов, а также физических и юридических лиц, находящихся на их территории. Национальные судебные органы не вправе выносить решения, которые противоречат решениям Суда ЕС, поскольку за последними признается характер прецедента, а отраженные в них подходы Суда ЕС к разрешению тех или иных правовых вопросов должны

применяться национальными судами по аналогии. Таким образом, Суд ЕС играет немаловажную роль в развитии права стран - членов ЕС, в том числе и МЧП.

В свою очередь судебная практика рассматривается научным сообществом как совокупность типичных судебных решений по конкретным делам, являющаяся результатом длительного и единообразного применения судами различных уровней действующих правовых норм и отражающая общие подходы судебных органов к разрешению тех или иных правовых вопросов. Источником права в формально-юридическом смысле судебная практика не является, поскольку представляет собой не определенную форму выражения норм права, получившую надлежащее одобрение со стороны государства и обеспеченную гарантиями соблюдения, а лишь результат правоприменения, толкования норм, между тем как источник права — это результат правотворчества. Подтверждением сказанному служит подход юристов англосаксонской правовой системы, которые рассматривают в качестве источника права именно судебный прецедент, а не судебную практику. В противном случае была бы лишена смысла доктрина stare decisis - собственно основа прецедента в системе общего права, а также не имело бы под собой никаких оснований объективно существующее различие между судебными решениями, имеющими «убеждающее» либо «связывающее» действие, между прецедентами в собственном смысле и просто судебными решениями. Наконец, беспочвенной была бы также и теория «единой юрисдикции», действующая в США, так как вся судебная практика должна была бы составлять источник права 1 См.: Мозолин В.П., Фарсворт Е.А. Договорное право в США и СССР. История и общие концепции. М, 1988. Цит. по: Ануфриева Л.П. Международное частное право: Учебник. В 3 т. Т. 1: Общая часть: М., 2002. . Тем не менее было бы ошибочно недооценивать значение судебной практики в выявлении общих закономерностей действия той или иной правовой нормы, в обеспечении единообразного применения всей совокупности существующих и в формировании условий и предпосылок для создания новых правовых норм. В связи с вышесказанным доктрина стран, входящих в континентальную правовую семью, рассматривает судебную практику в качестве дополнительного источника права. Более того, часто судебным органам даже предоставлено право восполнять пробелы действующего законодательства при разрешении ими конкретных споров, т.е. фактически своими предписаниями создавать новые нормы права, однако последние носят не общий, а индивидуально-определенный характер, поскольку предназначены исключительно для регулирования отношений, являющихся предметом таких споров. Хотя в связи с вышесказанным необходимо заметить, что значение решений высших судебных органов государства выходит за рамки отдельных дел: судам низших инстанций приходится учитывать подходы вышестоящих судов к разрешению определенных правовых проблем, поскольку иначе велика вероятность того, что принятые ими решения, которые противоречат таким подходам, могут быть отменены в случае их обжалования в вышестоящих судах. В пользу признания важной роли судебной практики в современной жизни говорит также и тот факт, что неуклонно возрастает количество сборников судебных решений по различным правовым вопросам в таких странах континентальной правовой семьи, как Франция, Германия, Швейцария, Италия, и многих других, а высшими судебными органами этих стран регулярно издаются акты, представляющие собой обобщение существующей в стране судебной практики и содержащие толкование действующих законодательных норм с целью достижения единообразия в их применении всеми звеньями и уровнями судебной системы страны.

Учитывая вышесказанное, рассмотрим значение судебной практики и судебного прецедента в МЧП на примере отдельных стран, входящих в англосаксонскую и континентальную правовые системы.

В Англии судебный прецедент является основным источником норм МЧП и может быть установлен только высшими судебными органами. 24 марта 2005 г. в Англии был принят Акт о конституционной реформе, в соответствии с которым было осуществлено разграничение между законодательной и судебной властями. С октября 2009 г. вместо палаты лордов действует Высший суд Великобритании (Supreme Court of the United Kingdom).

Ввиду того что количество судебных прецедентов постоянно растет, чрезвычайно важное значение имеет деятельность по их обобщению и систематизации. Наиболее известная частная кодификация английских судебных прецедентов в области МЧП содержится в неоднократно переиздававшемся Курсе Дайси по коллизионному праву.

Современная правовая система Израиля развивалась под сильным влиянием английского права, вследствие чего судебный прецедент в этой стране играет крайне важную роль в регулировании отношений, осложненных иностранным элементом. В условиях отсутствия единого систематизированного, законодательно закрепленного свода норм МЧП суды при рассмотрении конкретных дел нередко вынуждены создавать новые нормы МЧП на основе анализа как собственного законодательства, судебной практики и доктрины, так и источников права и доктрины тех зарубежных стран, к которым принадлежат участники разрешаемого спора. Прецеденты, создаваемые Верховным судом Израиля, обязательны для всех нижестоящих судов страны, однако сам Верховный суд вправе отступать от них, если сочтет, что ранее созданный прецедент устарел или обстоятельства вновь рассматриваемого дела существенно отличаются от тех, которые имели место в деле предшествующем. В целом суды следуют принципу наиболее тесной связи, при этом стараясь учитывать интересы и ожидания сторон спора.

Современная правовая система Канады выглядит следующим образом: в подавляющем большинстве провинций страны действует система общего права, исключением является лишь провинция Квебек. Подобное своеобразие обусловлено исторически: территория будущей Канады осваивалась в XVI-XVIII вв. переселенцами сначала из Франции, а затем из Англии, принесшими с собой правовые нормы и обычаи своих стран. В 1763 г., после длительного англо-французского противостояния, Канада получила статус британской колонии, и на нее были полностью распространены английские законы. При этом, как и во всех британских колониях, в Канаде утвердилась система английского общего права, по которой за решениями судов высшего звена (не только местных, но и британских) была признана обязательная сила судебного прецедента. Однако одна из провинций Канады - провинция Квебек, преобладающую часть населения которой составляли выходцы из Франции, - осталась приверженной французскому праву и сохранила значительные особенности в правовой и отчасти в судебной системе по настоящее время. Нормы, направленные на регулирование отношений, осложненных иностранным элементом, в провинциях Канады с системой общего права формировались в рамках деятельности судебных органов и до сих пор практически не получили сколь бы го ни было систематизированного нормативного закрепления. В Квебеке, напротив, действует Гражданский кодекс 1991 г., кн. 10 которого посвящена вопросам МЧП и включает в себя около 100 статей. Постановления канадских судов на протяжении долгого времени подлежали обжалованию в Судебный комитет Тайного совета в Лондоне, однако сейчас решающая роль в обеспечении единства системы общего права в стране принадлежит Верховному суду Канады. В свою очередь решения судов провинций обязательны для нижестоящих судебных инстанций.

В США отсутствует единый систематизированный акт, посвященный регулированию отношений, осложненных иностранным элементом, соответствующие нормы содержатся как в федеральных актах, так и в законодательстве отдельных штатов, однако основным источником МЧП в США является судебный прецедент. Как в Великобритании и в других странах англосаксонской правовой системы, в США большое значение придается неофициальным кодификациям судебных прецедентов (в качестве примера можно привести Свод законов о конфликте законов, составленный на основе трехтомного курса Биля Американским институтом права в 1934 г., и второй Свод законов о конфликте законов, вышедший в 1971 г.). Тем не менее, несмотря на свою популярность, указанные издания источниками МЧП не признаются.

В Республике Беларусь , как и в других странах, входивших ранее в состав СССР, судебный прецедент не признается полноценным источником правовых норм. Тем не менее решения высших судебных инстанций (Верховного и Высшего хозяйственного судов Белоруссии), а в особенности постановления, принятые на пленарных сессиях этих органов, рассматриваются в качестве вспомогательного источника права. Являясь обобщением существующей в стране судебной практики, постановления пленарных сессий упомянутых органов содержат в себе толкование существующих законодательных норм и способствуют формированию единообразных подходов судов Белоруссии к разрешению конкретных правовых вопросов.

В Испании согласно ст. 1.1 ГК к источникам права относятся закон, обычай и общие принципы права. Тем не менее ст. 1.6 ГК гласит, что «судебная практика дополняет судебную систему доктриной, которую неоднократно устанавливает Верховный суд в ходе толкования и применения закона, обычая и общих принципов права». Таким образом, не будучи официально признанным источником права, судебная практика все же имеет большое значение, поскольку может фактически изменять положения закона и устанавливать содержание общих принципов права.

Несмотря на то что Нидерланды относят к романо-германской правовой семье, в стране долгое время отсутствовали законодательные акты, посвященные регулированию отношений с иностранным элементом. В связи с этим МЧП страны вплоть до 80-х гг. XX в. развивалось исключительно благодаря деятельности судебных органов.

В дальнейшем подходы, выработанные судебной практикой, в особенности Верховным судом страны, легли в основу разрабатываемого законодательства по МЧП, однако судебные решения и сегодня играют в системе права Нидерландов значительную роль.

В настоящее время Турция входит в романо-германскую правовую семью, занимая в ней обособленное место. Основными источниками права в этой стране являются законодательные и подзаконные нормативные акты; что же касается судебной практики, то за ней (как и за правовыми обычаями) признается статус вспомогательного источника правовых норм. При этом ряд решений высших судебных органов (решения Конституционного суда, решения Генеральной ассамблеи (Пленума) Высшего кассационного суда, принятые с участием всех составляющих его палат), носящий «унифицирующий» характер, обязателен для нижестоящих судов, а также для самих принявших такие решения органов. В то же время другие решения, в частности принимаемые Ассамблеей Палаты Кассационного суда по гражданским и уголовным делам, не носят обязательного характера, но тем не менее учитываются нижестоящими судами в своей деятельности.

Согласно положениям законодательства и официальной правовой доктрине Франции судебная практика не является источником ее права. Однако в то же время в силу ст. 4 ФГК судья не может отказать в рассмотрении дела под предлогом пробела в законе, неясности или неточности закона. В связи с этим можно заключить, что роль судебной практики во Франции состоит не только в применении действующего законодательства, уточнении смысла его норм там, где он не вполне ясен, и адаптации его к конкретным обстоятельствах дела, но и в восполнении в случае необходимости отсутствующих правовых норм. Благодаря такому подходу во Франции в настоящее время действует большое количество норм МЧП, которые были первоначально созданы именно судебной практикой, а уже в дальнейшем нашли отражение в законодательных текстах. А некоторые положения, сформулированные судами с целью регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, применяются на практике, хотя и не получили законодательного закрепления до сих пор. Так, например, судебная практика сформулировала на основе лишь нескольких содержавшихся в Кодексе Наполеона односторонних коллизионных норм коллизионные нормы по различным видам частноправовых отношений.

Международное частное право Швейцарии возникло и на протяжении длительного времени развивалось исключительно благодаря деятельности судебных органов страны по разрешению конкретных споров. Его принципы были сформулированы Федеральным трибуналом - высшим судебным органом Швейцарии - по аналогии с законами, действовавшими еще до принятия Гражданского кодекса и разработанными преимущественно для регулирования правовых коллизий между кантонами. В связи с принятием 18 декабря 1987 г. и вступлением в силу 1 января 1989 г. Закона о МЧП (состоящего из 200 статей) различные правовые положения, посвященные регулированию отношений, осложненных иностранным элементом, и первоначально выработанные судами, получили законодательное закрепление. Однако и в настоящее время суды, в особенности высших инстанций, оказывают значительное влияние на развитие МЧП, поскольку в соответствии с ГК Швейцарии могут в случае пробельности закона «замещать» законодателя.

В Российской Федерации судебный прецедент и судебная практика не признаются в качестве формально-юридического источника права, в том числе МЧП, поскольку, согласно принципу разделения властей, действующему в нашей стране, суды не наделены законодательной властью и их решения не могут создавать новых правовых норм. Исключением из упомянутого правила являются постановления Конституционного Суда РФ, выносимые им в процессе толкования права и носящие нормативный характер. Наиболее известными постановлениями этого органа в области регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, являются следующие:

В соответствии со с г. 126 и 127 Конституции РФ Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ - высшие судебные органы в системе судов общей юрисдикции и арбитражных судов - наделены правом давать руководящие разъяснения по вопросам судебной практики и применения действующего законодательства РФ. Такие разъяснения, принимаемые пленумами этих судебных органов, источником права в РФ официально не признаются, поскольку являются не нормативными актами, а актами применения права, в них дается лишь толкование существующих правовых норм, но не создаются новые нормы. Вместе с тем суды низших инстанций при разрешении конкретных споров обязаны применять соответствующие правовые нормы лишь в истолковании, содержащемся в постановлении соответствующего судебного пленума. Более того, участники гражданского оборота часто руководствуются постановлениями судебных пленумов и в случаях, не связанных с судебным разбирательством. Таким образом, можно говорить о том, что в настоящее время постановления ВАС РФ и ВС РФ имеют чрезвычайно важное значение для обеспечения единообразного понимания и применения действующего российского законодательства на всей территории страны и могут быть признаны вспомогательным источником права.

Среди наиболее известных и значимых актов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в области МЧП можно назвать:

  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12.
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. № 18 «О подсудности дел, вытекающих из морских требований» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 1.
  • Определение Верховного Суда РФ от 12 января 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 7. С. 2.
  • Определение Верховного Суда РФ от 1 февраля 2005 г. № 5-Г05-1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 10.
  • Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса».
  • Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. № 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 года».
  • Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса».
  • Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. № 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов».
  • Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц».

Необходимо также отметить, что большое значение судебная практика (но уже не национальная, а зарубежная) имеет в ситуациях, когда существует необходимость применения национальным судом норм иностранного права. В частности, ст. 1191 ГК РФ, возлагающая на судебные органы страны обязанность по установлению содержания иностранного права, гласит, что при этом суд обязан руководствоваться не только текстами иностранных законов, но и их официальным толкованием, практикой их применения (т.е. судебной практикой) и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Однако подобная ссылка на судебную практику вряд ли может свидетельствовать о том, что российский законодатель безусловно признал ее в качестве источника иностранного права, скорее в данном случае обращение к ней будет способствовать суду в понимании, уяснении смысла и содержания иностранного права, с тем чтобы не допустить искажения иностранных правовых норм при их применении для регулирования отношений, являющихся предметом конкретного спора.

Для того, чтобы судье было легче выносить решение по конкретному делу, вместе с поиском подходящей статьи закона судья может посмотреть судебную практику, т.е. исследовать прошлые решения других судей по аналогичным делам или праворазъяснительные акты вышестоящих судов, где даётся толкование норм права и рекомендации по применению законодательства.

Судебная практика определяет единые походы к толкованию и применению судами норм права. Это источник информации по практике применения судами правовых норм.

Судебная практика официально не является источником права, но сегодня на неё все ориентируются и стараются не выбиваться из сложившихся подходов, поэтому фактически судебная практика по своей роли приближается к источнику права. Обобщение судебной практики позволяет систематизировать и упорядочить правосудие.

Процесс обобщения судебной практики заключается в следующем :

· анализируется большое количество судебных решений,

· по каждому судебной решению очень кратко излагается вывод (о чем был спор, какое решение вынес суд и почему, т.е. какой аргумент «перевесил»),

· затем все собирается в единый документ, обобщающий судебную практику.

В таком обобщении будет видно, на что обращать внимание судьям при разрешении дел, какие обстоятельства анализировать внимательнее, а сторонам станет ясно, какие доказательства могут им помочь выиграть спор, и в каких ситуациях есть шансы выиграть дело, а в каких – нет.

Обобщение судебной практики бывает в следующих документах:

1. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации,

2. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда (он уже ликвидирован, но некоторые постановления его Пленума до сих пор применяются),

3. Обзоры судебной практики, утвержденные Президиумом Верховного Суда РФ или отдельными судами,

4. Информационные письма Президиума ВАС РФ.

См. снимок крана, представленный ниже.


Постановления Пленума Верховного Суда или Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержат толкование закона и рекомендации судам, как рассматривать определённую категорию дел, на то обращать внимание, на них суды даже иногда ссылаются в своих решениях наряду с законами.

Примером служит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2017 N 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом».

Обзоры судебной практики бывают двух видов:

1. Периодические обзоры – это подборка дел, рассмотренных за определённый период времени. Чаще всего они выходят за квартал. Они имеют внутреннюю структуру, которая включает в себя различные вопросы из разных отраслей. На картинке выше вы видите как раз периодический обзор. Он выпущен за I квартал 2020 года, поэтому у него № 1 (2020). Всего за год обычно выходит 4 периодических обзора.

2. Тематические обзоры - посвящены какой-то одной теме (категории дел).

Внутри эти обзоры содержат ответы на различные вопросы, возникающие у судей при рассмотрении заявленной категорий дел. Например, Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21 апреля 2020 года, содержит выводы только из тех споров, которые связаны с самоизоляцией и закрытием бизнеса из-за короновируса.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ:

Ознакомьтесь с квартальным Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации (по вариантам):

1) за 1 квартал 2019 года;

2) за 2 квартал 2019 года;

3) за 1 квартал 2018 года;

4) за 2 квартал 2018 года;

5) за 3 квартал 2018 года;

6) за 4 квартал 2018 года.

Варианты те же самые, что и были у вас в предыдущих заданиях.

После ознакомления с обзором запишите в тетрадь или документ MsWord :

- полное название и реквизиты обзора (дата, номер, кем утвержден),

- структуру обзора (из каких разделов и подразделов он состоит),

- ответьте на вопрос: чем полезны квартальные обзоры судебной практики для практикующих юристов? (последний пункт – для тех, кто претендует на «5»)

1. Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов : Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. N 161 // СПС «КонсультанПлюс»

2. Об утверждении Типового должностного регламента федерального государственного гражданского служащего, замещающего должность федеральной государственной гражданской службы администратора верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, автономного округа, районного суда : Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 22 августа 2006 г. № 80 // СПС «КонсультанПлюс»

3. Об утверждении Положения об аппарате федерального суда общей юрисдикции : Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 21.12.2012 N 238 // СПС «КонсультанПлюс»

4. Об утверждении Положения об аппарате Верховного Суда Российской Федерации : Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 04.03.2015 // СПС «КонсультанПлюс»

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.08.2014 N 2 "Об утверждении Регламента Верховного Суда Российской Федерации"

6. Положение об информационно-правовом обеспечении деятельности судов: утв. приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. № 249

1. Значение работы по учёту и систематизации законодательства в судах

Когда судья формулирует и выносит решения, и при этом он обязательно должен ссылаться на закон. Поэтому судье очень важно подобрать правильные нормативные акты, которые позволят разрешить спор по существу.

Для удобства работы судей в судах РФ закупают законы, кодексы и другие правовые акты, и объем всех правовых актов очень большой. В РФ далеко не все отрасли законодательства кодифицированы, а если и кодифицированы, то не полностью. Кроме кодексов существует масса законов и подзаконных актов. В связи с этим подобрать нужный правовой источник бывает затруднительно. Поэтому в суде и ведется систематизация законодательства. Систематизация в суде ведется только в одной форме – в форме учёта нормативных актов, потому что весь массив нормативных актов необходимо упорядочивать, чтоб было легко в них ориентироваться.

2. Организация работы по учёту и систематизации законодательства в судах

Сейчас в судах РФ разного уровня систематизацией законодательства могут заниматься:
- Консультант суда (если где-то осталась эта должность),

- Помощник судьи,

- Общий отдел в районных судах,

- Отдел кодификации и систематизации законодательства, обобщения судебной практики в арбитражных судах, в судах субъектов РФ (т.е. в областных судах, республиканских, краевых судах и т.д.),

- Управление систематизации законодательства и анализа судебной практики в Верховном Суде РФ.

Раньше во многих судах существовала должность "консультант суда", который специально занимался систематизацией. Потом, когда появились специальные программы, отдельная должность для этого стала не нужна. Одну из таких программ как раз назвали «Консультант Плюс» - потому что она заменила собой консультанта суда.

Сейчас в суде может быть создан отдел систематизации, сотрудники которого занимаются не только учетом НА, но в их задачи входит также подготовка судебных отчётов, обобщение судебной практики и т.п. Целый отдел создаётся специально для того, чтобы выполнять сразу несколько функций.

Нормативные акты, регулирующие полномочия выше перечисленных лиц:

1. Приказ судебного департамента при ВС РФ от 21.12.2012 №238 ( п 4.5.1 - 4.5.2 )

2. Постановление президиума ВС РФ от 4.03.2015 "Об утверждении положения об аппарате ВС РФ" ( п 3.2.6 )

3. На локальном уровне принимаются должностные регламенты консультанта суда по кодификации.

Подробно сам процесс систематизации зак-ва в суде регулирует Положение об информационно-правовом обеспечении деятельности судов, утв. приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 19 декабря 2013 г. № 249. Оно посвящено таким вопросам:

- ведение контрольных экземпляров кодексов и сборников НПА,

- закупка юр. литературы,

- выдача юр. литературы судьям и учет возврата,

- списание юр. литературы.

3. Консультант суда

Раньше в судах была должность «консультант суда по кодификации». Именно она дала название программе – «КонсультантПлюс», т.к. эта программа осуществляет систематизацию нормативных правовых актов – т.е. решает ту же задачу, которую решал раньше консультант суда. Полномочия такого сотрудника регулировались должностным регламентом консультанта суда. Сейчас эта должность встречается редко, но мы ее будем изучать, поскольку сейчас эти функции перешли помощнику судьи или сотруднику отдела кодификации, поэтому всё равно нужно знать, какие действия выполняют работники суда в этом направлении.

В должностные обязанности консультанта суда входит:

· вести учет законодательства;

· заказывать юридическую литературу;

· выдавать работникам суда литературу и следить за ее возвратом;

· вести контрольные экземпляры нормативно-правовых актов;

· отслеживать все изменения, которые вносятся в закон, информировать об этом работников суда;

· отслеживать новые постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации;

· участие в обобщении судебной практики.

4. Отдел кодификации и систематизации законодательства, обобщения судебной практики

Во многих федеральных судах общей юрисдикции Российской Федерации и арбитражных судах сегодня отсутствует должность консультанта суда, и для осуществления работ по систематизации права создается специальный отдел кодификации и систематизации законодательства, обобщения судебной практики. Он предназначен для обеспечения организации и ведения работы по подбору и систематизации законодательства, обобщению судебной практики, информационному обеспечению деятельности суда.

Основными направлениями деятельности отдела являются:

1. организация кодификационно-справочной работы в суде, в том числе по подбору, хранению, систематизации и учету нормативных правовых актов, судебной практики;

2. ведение работы по подбору и приобретению печатных изданий нормативных правовых актов, справочной, научной и учебной литературы, организация подписки на периодические издания, необходимые в работе суда;

3. участие в проведении обобщения судебной практики;

4. информирование судей и работников аппарата суда об изменениях в законодательстве Российской Федерации и формировании судебной практики федеральных судов общей юрисдикции, оказание практической помощи в поиске и подборе необходимых нормативных правовых актов, справочной, научной и учебной литературы;

5. организация выдачи судьям и работникам аппарата суда необходимых нормативных правовых актов, юридической и справочной литературы, а также контроль при ее осуществлении;

6. ведение контрольных экземпляров нормативных правовых актов, внесение соответствующих отметок в соответствии с изменениями законодательства Российской Федерации;

7. обеспечение функционирования установленных в суде справочных правовых систем федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, обеспечение функционирования баз данных ведомственных нормативных актов судебной системы (программное изделие "Право", ГАС "Правосудие");

8. взаимодействие с иными государственными органами и организациями;

9. подготовка, обработка, деперсонификация информации, ее размещение на официальном сайте в сети Интернет по вопросам, отнесенным к компетенции отдела;

10. осуществление мероприятий по информационному обеспечению деятельности суда, автоматизированному сбору и систематизации данных и информации;

11. внедрение информационных систем для обеспечения необходимой информацией судей и работников аппарата суда;

12. информационная и программная поддержка применяемых в суде автоматизированных процессов;

13. оказание помощи судьям и работникам аппарата суда в освоении применяемого в суде специализированного программного обеспечения ;

14. обеспечение безопасности информационных ресурсов суда и т.д. [1]

Домашнее задание:

Изучить Положение об информационно-правовом обеспечении деятельности судов, утв. приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 19 декабря 2013 г. № 249 и ответить на вопросы (вопросы сохранены отдельным файлом в папке «задания»).

[1] Об утверждении Положения об аппарате федерального суда общей юрисдикции: Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 21.12.2012 № 238 // Бюллетень актов по судебной системе. - 2013. - №6.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: