Ооо техцентр схи авто обратилось в судебном порядке с исковым заявлением

Обновлено: 24.09.2022

В юридической практике достаточно часто встречаются ситуации, когда имуществом, которое находится в собственности одного владельца, используется другими лицами без каких-либо законных оснований. Это может быть связано с похищением материальных ценностей, мошенничеством и другими незаконными действиями.

Однако закон защищает настоящего владельца – существует процедура истребование имущества собственником из чужого незаконного владения , которая позволяет вернуть материальные ценности хозяину. В данной статье мы разберемся, как на практике происходит возврат имущества из чужого незаконного владения , что для этого потребуются и какие нюансы данного процесса.

Ситуации незаконного владения чужим имуществом

Согласно Гражданскому кодексу (ст. 301-302), существует ряд ситуаций, в которых считается, что речь идет о незаконном владении имуществом. Среди них:

  • у собственника принадлежащее ему имущество было похищено – сюда входит целый ряд ситуаций, от кражи до различных махинаций, конечным результатом которых стал переход материальных ценностей от владельца третьим лицам, не имеющим на него формальных прав;
  • собственником имущество было утеряно, а после этого его присвоено третьими лицами без согласия владельца. При утере имущества права на него у изначального собственника остаются, а значит, владение другими лицами будет незаконным;
  • права на имущество были утрачены собственником против его воли – здесь речь идет о различных мошеннических схемах, обмане, шантаже, запугивании, когда владельца материальных ценностей заставляют подписать невыгодные для себя соглашения, передавая имущество мошенникам. Чаще всего эта ситуация касается недвижимости, хотя может применять и в отношении других материальных ценностей.

Также существует несколько обстоятельств, которые позволяют однозначно трактовать ту или иную ситуацию как незаконное владение:

  • владелец имеет все необходимые доказательства того, что спорное имущество находится в его собственности. Например, в случае недвижимости — это выписка из ЕГРП;
  • имущество выбыло из собственности владельца помимо его воли – вследствие похищения, утраты, обмана, мошеннических действий;
  • на момент рассмотрения дела спорное имущество находится во владении того, кто не имеет на это законных прав.

Стоит отметить, что подобные процессы иногда усложнены тем, что после незаконной сделки (переход имущества от владельцев мошенникам) следует несколько вполне легальных (по крайней мере, на первый взгляд), и проследить всю цепочку достаточно сложно. Тем не менее, если будет доказано, что материальные ценности были отчуждены не по закону, владелец имеет право на истребование имущества из чужого незаконного владения и признание всех последующих сделок с ним недействительными.

Порядок истребования имущества из чужого незаконного владения

Для законного владельца единственный способ добиться защиты своих интересов и восстановить утраченное право собственности – это обращение в суд. Подобные иски называют виндикационными, и они в юридической практике очень распространены. Порядок действий в такой ситуации следующий:

  1. Подготовка искового заявления и передача его в суд. Если спор возник между физическими лицами, иск подаётся в районный суд по месту нахождения спорного имущества (если это недвижимость) или по месту регистрации ответчика. Если речь идет о споре между юрлицами, обращаться нужно в арбитражный суд. В тексте иска, кроме стандартных сведений об истце и ответчике, подробно описываются обстоятельства, в которых контроль над спорным имуществом был потерян, приводятся доказательства того, что именно вы являетесь законным собственником, а также указывается требование – вернуть спорное имущество законному владельцу. К иску прикладываются документы, которые могут подтвердить позицию истца – например, правоустанавливающие документы, выписки из реестров и т.д.
  2. Рассмотрение дела в суде. На слушаниях истец или его представитель озвучивают изложенные ранее в исковом заявлении факты и подтверждают выдвинутые требования. Усилия должны быть направлены на то, чтобы убедить судью, что здесь имеет место незаконное владение имуществом. В случае, если это удастся, будет принято решение о возврате спорных материальных ценностей настоящему владельцу. В противном случае можно попытаться обжаловать вердикт в апелляционном порядке.

Следует упомянуть также о сроках, в течение которых можно восстановить свое право на собственность. Согласно закону, сроки истребования имущества из чужого незаконного владения составляют 3 года, причем отсчет ведется не с момента незаконного перехода имущества от одного владельца другому, а с того времени, когда законный собственник обнаружил нарушение своих прав.

Последствия истребования имущества из чужого незаконного владения

Если решение суда вынесено в пользу законного владельца, оно обязывает вернуть ему все спорное имущество. Также, если с имуществом проводились дальнейшие сделки (перепродажа, сдача в аренду, дарение и т.д.), все они признаются недействительными и расторгаются. Иногда возможны определенные сложности: например, если речь идет о недвижимости, незаконный владелец может успеть прописать туда людей, и прежде, чем квартира вернется хозяину, их всех нужно выселить. Если ответчик отказывается исполнять решение суда, стоит обратиться в исполнительную службу с целью открытия соответствующего производства и принудительных действий по реализации судебного вердикта.

Если имущество незаконно отчуждается у владельца, закон позволяет собственнику защитить свои права и истребовать материальные ценности у нарушителя. Делается это исключительно через суд с помощью виндикационного иска. Поскольку подобные процессы бывают сложными и долгими в рассмотрении, рекомендуется воспользоваться помощью адвоката .

Получите правовой экспресс–анализ вашего вопроса! Опишите вашу ситуацию в форме ниже, приложите документы и в течение 30 минут наши юристы подготовят ответ и свяжутся с Вами.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Громовой И.А. к Трусову Д.Е. об определении долей в совместно нажитом имуществе бывших супругов, разделе совместно нажитого имущества и кредитных обязательств, взыскании денежных средств и по встречному иску Трусова Д.Е. к Громовой И.А. об определении супружеской доли в праве на движимое имущество, о разделе совместно нажитого имущества, признании обязательств по кредитным договорам общим долгом супругов и выплате компенсаций

по кассационной жалобе Трусова Д.Е. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М., выслушав объяснения Трусова Д.Е., его представителя Буланцевой О.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Громова И.А. обратилась в суд с иском к Трусову Д.Е. об определении долей в совместно нажитом имуществе бывших супругов, разделе совместно нажитого имущества и кредитных обязательств, взыскании денежных средств.

В обоснование исковых требований истец указала, что брак с ответчиком был прекращен 29 октября 2013 г. на основании решения мирового судьи судебного участка N <. >Ефремовского района Тульской области. В период брака супругами на совместные средства были приобретены: телевизор "<. >", автомобиль <. >, автомобиль "<. >".

Также в период брака на общие семейные нужды были получены потребительские кредиты, оформленные на имя истца, в том числе в КБ "Ренессанс Капитал" на основании договора от 21 сентября 2012 г. на общую сумму 199 500 рублей, по которому после расторжения брака в счет погашения кредита ею выплачено 229 999 руб.; в ОАО "ОТП Банк" на основании договора от 4 ноября 2012 г., по которому после расторжения брака ею выплачено в счет погашения кредита 127 780 руб. 50 коп.; в ООО "Хоум Кредит энд Финанс Банк" по договору от 23 апреля 2013 г. на сумму 199 048 руб., по которому ею выплачена после расторжения брака денежная сумма в размере 210 651 руб.

С учетом уточненных требований Громова И.А. при разделе имущества просила отступить от начала равенства долей бывших супругов, определив ее долю в совместно нажитом имуществе в размере 2/3, а долю Трусова Д.Е. в размере 1/3.

В ходе рассмотрения дела истцом был заявлен отказ от требований о признании долга по кредитному обязательству с ООО "Хоум Кредит энд Финанс Банк" по договору от 23 апреля 2013 г. совместным и взыскании с Трусова Д.Е. в ее пользу компенсации 1/2 доли денежных средств, выплаченных в погашение указанного кредитного обязательства. Определением суда первой инстанции от 11 февраля 2015 г. отказ от этих требований был принят судом и производство по делу в данной части прекращено.

Трусовым Д.Е. подано встречное исковое заявление к Громовой И.А. об определении супружеской доли в праве на движимое имущество, о разделе совместно нажитого имущества, признании обязательства по кредитным договорам общим долгом супругов и выплате компенсаций, с указанием иного варианта раздела общего имущества супругов. Кроме того, он пояснил, что автомобиль "<. >" не подлежит разделу, поскольку был продан в период брака по совместному решению с Громовой И.А. и полученные от его продажи деньги были потрачены на нужды семьи.

Трусов Д.Е. возражал против признания общим долгом бывших супругов обязательств по кредитным договорам, оформленным Громовой И.А., указывая на то обстоятельство, что об их заключении ему не было известно, необходимости в получении кредита не было; доказательств, подтверждающих, что полученные денежные средства были израсходованы на нужды семьи Громовой И.А. не предоставлено.

Одновременно Трусов Д.Е. просил признать совместным долгом супругов обязательства по кредитным договорам, заключенным им в период брака с КБ "Ренессанс Капитал" (ООО) - 22 августа 2012 г. и с ООО "Хоум Кредит энд Финанс Банк" - 21 ноября 2012 года, а также взыскать с Громовой И.А. в его пользу компенсацию в размере 1/2 доли выплаченных им после расторжения брака денежных средств по данным кредитным обязательствам.

Решением Ефремовского районного суда Тульской области от 13 февраля 2015 г. исковые требования Громовой И.А. и Трусова Д.Е. удовлетворены частично.

Доли Громовой И.А. и Трусова Д.Е. в праве собственности на автомобиль <. >, и телевизор "<. >" определены равными. Автомобиль <. >, оставлен в пользовании Трусова Д.Е., в пользу Громовой И.А. взыскана компенсация 1/2 стоимости указанного автомобиля в размере 21 397 рублей. Телевизор "<. >" оставлен в пользовании Громовой И.А., с нее в пользу Трусова Д.Е. взыскана 1/2 доли его стоимости в размере 13 475 рублей. Признаны совместным долгом супругов кредитные обязательства Трусова Д.Е. по договору с КБ "Ренессанс Капитал" (ООО) от 22 августа 2012 года и по договору с ООО "Хоум Кредит энд Финанс Банк" от 21 ноября 2012 года и взыскана с Громовой И.А. в пользу Трусова Д.Е. компенсация 1/2 доли выплаченных им после расторжения брака денежных средств по данным кредитным обязательствам. В остальной части исковых требований Громовой И.А. и Трусову Д.Е. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 октября 2015 г. решение Ефремовского районного суда Тульской области от 13 февраля 2015 года отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований Громовой И.А. о разделе общего имущества в виде автомобиля "<. >" и взыскании компенсации, признании общим долгом супругов обязательств по кредитным договорам, оформленным Громовой И.А., и взыскании компенсации и в этой части принято новое решение, которым с Трусова Д.Е. в пользу Громовой И.А. взыскана компенсация 1/2 доли стоимости автомобиля "<. >" в размере 17 344 рубля, автомобиль оставлен в пользовании Трусова Д.Е. Признаны общим долгом супругов обязательства Громовой И.А. по кредитным договорам с КБ "Ренессанс Капитал" от 21 сентября 2012 года и с ОАО "ОТП Банк" от 04 ноября 2012 года. С Трусова Д.Е. в пользу Громовой И.А. взыскана компенсация в размере 1/2 доли выплаченных Громовой И.А. по указанным кредитам после расторжения брака денежных средств.

В кассационной жалобе Трусов Д.Е. просит отменить обжалуемое судебное постановление ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М. от 26 июля 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены апелляционного определения.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Семейные отношения между сторонами прекращены в декабре 2012 г.

В период брака Громовой И.А. и Трусовым Д.Е. был приобретен автомобиль "<. >" по договору от 16 мая 2012 г.

21 сентября 2012 г. КБ "Ренессанс Капитал" по договору N <. >предоставил Громовой И.А. кредит на неотложные нужды на сумму 199 500 рублей, в погашение которого ею в период с декабря 2012 г. по сентябрь 2014 г. выплачено 204 399 рублей.

Также на основании кредитного договора с ООО "ОТП Банк" от 4 ноября 2012 г. Громова И.А. активировала кредитную карту, по которой за период с 4 ноября по декабрь 2012 г. она получила денежные средства в сумме 28 856 рублей 32 коп. Полученная сумма по информации банка погашена Громовой И.А.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований Громовой И.А. в части раздела автомобиля "<. >", а также в части признания долга по заключенным ею кредитным договорам общим долгом супругов и распределения этого долга, руководствуясь статьями 34, 38, 39, 45 Семейного кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции исходил из того, что в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Громова И.А. не доказала использование полученных ею денежных средств по кредитным договорам на нужды семьи.

Исходя из представленных в материалы дела расписок и показаний свидетелей Карапетяна А.Г. и Бобкова Е.В., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что автомобиль "<. >" не подлежит разделу, поскольку был продан в период брака и поэтому перестал быть общим имуществом супругов.

Отменяя решение суда первой инстанции в указанной части и удовлетворяя требования Громовой И.А., суд апелляционной инстанции указал на то, что бремя доказывания того обстоятельства, что полученные по кредитным договорам Громовой И.А. денежные средства были потрачены не на нужды семьи, является обязанностью ответчика по первоначальному иску Трусова Д.Е., оспаривающего данное обстоятельство.

Поскольку Трусовым Д.Е. не представлены доказательства использования Громовой И.А. денежных средств на ее личные цели, а его утверждение об отсутствии осведомленности о заключении кредитов и необходимости их получения не опровергает доводов Громовой И.А., суд второй инстанции пришел к выводу о том, что обязательство по возврату полученных Громовой И.А. по данным кредитным договорам денежных средств является общим долгом супругов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об удовлетворении исковых требований Громовой И.А. относительно признания долга по заключенным ею кредитным договорам общим долгом супругов и распределения этого долга принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним в указанной части нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (пункт 3 указанной статьи).

Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для иных лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Исходя из положений приведенных выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Удовлетворяя исковые требования Громовой И.А., суд апелляционной инстанции вышеприведенные обстоятельства применительно к настоящему делу не учел, неправильно распределив между сторонами бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, и не установив цели получения Громовой И.А. заемных денежных средств и обстоятельства их расходования, ввиду чего пришел к ошибочному выводу, что денежные средства были потрачены на общие нужды семьи, а следовательно обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Между тем доказательств, свидетельствующих о том, что денежные суммы, полученные Громовой И.А. в кредит, были израсходованы на нужды семьи, в материалах дела не имеется, вывод суда первой инстанции и установленные им факты в этой части судом апелляционной инстанции не опровергнуты.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции в указанной части у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, поэтому апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 октября 2015 г. подлежит отмене в части принятия нового решения об удовлетворении исковых требований Громовой И.А. о признании обязательств по возврату кредитных средств общим долгом супругов и взыскании компенсации выплаченных денежных средств с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 октября 2015 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Трусова Д.Е. без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Золотарева А.Н. к Воробьеву И.А. к и Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения

по кассационным жалобам Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. на решение Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя Борисовой Л.В. Булгакова Е.Ю., представителя Золотаревой Е.В. Лискина А.В., просивших жалобу удовлетворить, Золотарева А.Н., просившего жалобу отклонить,

Золотарев А.Н. обратился в суд с иском к Воробьеву И.А., Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Иск мотивирован тем, что 26 сентября 2013 г. Золотарев А.Н. приобрел транспортное средства <. >с использованием частично кредитных денежных средств, полученных в ООО "Русфинанс Банк". Исполнение обязательств Золотарева А.Н. по кредитному договору обеспечено договором залога указанной машины от 26 сентября 2013 г.

Золотарев А.Н. с 5 октября 2012 г. находился в браке с Золотаревой Е.В., которая фактически пользовалась спорным транспортным средством. С супругой истец не проживает с 15 марта 2015 г. Каких-либо договоров, направленных на отчуждение принадлежащего ему автомобиля, Золотарев А.Н. не заключал, намерений на отчуждение транспортного средства также не имел. 1 апреля 2015 г. ему стало известно о том, что собственником автомобиля с 17 марта 2015 г. является Воробьев И.А. Впоследствии 5 апреля 2015 г. последний продал автомобиль Борисовой Л.В., которая в настоящий момент является собственником транспортного средства.

Золотарев А.Н. ссылался на то, что от его имени с Воробьевым И.А. заключен договор купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г., который истец не подписывал, в связи с чем просил признать данный договор незаключенным, а договор купли-продажи от 5 апреля 2015 г., заключенный между Воробьевым И.А. и Борисовой Л.В., признать недействительным, истребовать автомобиль из незаконного владения Борисовой Л.В.

Решением Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г., исковые требования Золотарева А.Н. удовлетворены частично. Автомобиль истребован у Борисовой Л.В., на которую возложена обязанность передать транспортное средство Золотареву А.Н. В удовлетворении требований о признании договора купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. незаключенным и о признании недействительным договора купли-продажи от 5 апреля 2015 г. отказано.

В кассационных жалобах Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. содержатся просьбы об отмене вышеназванных судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 апреля 2016 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, объяснения относительно кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что Золотарев А.Н. являлся собственником автомобиля <. >на основании договора купли-продажи от 26 сентября 2013 г.

Указанным автомобилем пользовалась его супруга Золотарева Е.В., что подтверждается ее распиской о том, что она забрала в пользование совместно нажитое имущество - спорный автомобиль.

Впоследствии 5 апреля 2015 г. Воробьев И.А. продал автомобиль Борисовой Л.В. за 200 000 руб.

Истец Золотарев А.Н. ссылался на то обстоятельство, что он не подписывал договор купли-продажи от 17 марта 2015 г. и у него также отсутствовало волеизъявление на отчуждение транспортного средства.

Согласно заключению судебной экспертизы подпись от имени Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи транспортного средства от 17 марта 2015 г. выполнена не самим Золотаревым А.Н., а другим лицом.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что автомобиль <. >выбыл из владения Золотарева А.Н. помимо его воли, в связи с чем транспортное средство подлежит истребованию из незаконного владения Борисовой Л.В.

Позицию суда первой инстанции поддержал суд второй инстанции.

Между тем с выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав", собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражений ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Таким образом, юридически значимыми по делу об истребовании имущества являются, в частности, обстоятельства утраты собственником владения спорным имуществом (по его воле или помимо его воли).

При этом следует учитывать, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств. Владение может быть утрачено в результате действий самого владельца, направленных на передачу имущества, или действий иных лиц, осуществляющих передачу по его просьбе или с его ведома. В подобных случаях имущество считается выбывшим из владения лица по его воле.

Указанные правовые позиции не были учтены судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда.

Суд апелляционной инстанции, применяя положения статей 301 - 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, ограничился лишь тем фактом, что подпись в договоре купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. выполнена не истцом. Однако само по себе данное обстоятельство не свидетельствует о том, что имущество выбыло из владения истца помимо его воли и не может служить безусловным основанием для истребования имущества. Иные обстоятельства выбытия спорного автомобиля из владения истца, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, судом на обсуждение не выносились, в связи с чем суд в нарушение положений частей 1 и 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дал оценку иным представленным сторонами и имеющимся в деле доказательствам.

Так, судом не дана оценка находящимся в представленном отделом МВД России по Бобровскому району Воронежской области материале об отказе в возбуждении уголовного дела N <. >г. объяснениям С. составившей договор купли-продажи, и Воробьева И.А. о заключении 17 марта 2015 г. договора купли-продажи автомобиля и его передаче новому собственнику по воле Золотарева А.Н. и при его непосредственном участии.

При этом в рамках рассмотрения дела судом первой инстанции было удовлетворено ходатайство о вызове в качестве свидетеля С. однако данный свидетель допрошен не был.

Не был предметом оценки суда тот факт, что ни истец, ни его супруга не заявляли о хищении автомобиля либо о его утрате иным способом и правоустанавливающих документов на него, однако указанные предметы были переданы новому собственнику Воробьеву И.А.

Таким образом, в нарушение положений статьи 198 и пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не установил каким образом автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н., то есть не установил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, что явилось следствием существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Судом первой инстанции в обоснование вывода о выбытии автомобиля из владения Золотарева А.Н. указано, что расписка о передаче спорного автомобиля супруге Золотаревой Е.В. не имеет правового значения, поскольку собственник вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению и передавать его в пользование другим лицам. С данными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

При наличии названной расписки и исходя из приведенных положений Семейного кодекса Российской Федерации, а также статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации судом не были исследованы указанные сторонами, в частности и истцом, обстоятельства нахождения во владении Золотаревой Е.В. спорного автомобиля на момент его продажи Воробьеву И.А.

Удовлетворяя исковые требования об истребовании автомобиля по тем основаниям, что транспортное средство выбыло помимо воли истца, суд первой инстанции исходил из выводов судебной почерковедческой экспертизы о подделке подписи Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи от 17 марта 2015 г., с чем согласился и суд апелляционной инстанции.

В силу положений частей 1 - 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье настоящего Кодекса.

Вопреки указанным нормам без внимания суда апелляционной инстанции были оставлены доводы о том, что судебная экспертиза проведена с нарушениями процессуального закона.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 81 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования. О необходимости получения образцов почерка выносится определение суда. О получении образцов почерка составляется протокол, в котором отражаются время, место и условия получения образцов почерка. Протокол подписывается судьей, лицом, у которого были получены образцы почерка, специалистом, если он участвовал в совершении данного процессуального действия.

В нарушение действующего процессуального закона в качестве сравнительного материала эксперту были представлены экспериментальные образцы почерков без составления соответствующего протокола, в связи с чем установить происхождение экспериментальных образцов почерков именно от истца не представлялось возможным, а также отсутствовали данные об условиях, при которых были получены эти образцы.

В качестве свободных образцов почерка экспертом были исследованы электрофотографические копии паспорта на имя Золотарева А.Н. с датой выдачи 26 июня 2001 г., а также подписи от имени истца в копиях договора дарения от 27 января 2015 г. и договора наряда-заказа на работы СТО от 26 сентября 2013 г. Оригиналы документов для исследования эксперту представлены не были.

Между тем для производства судебной почерковедческой экспертизы представляются документы на бумажных носителях, содержащие непосредственные почерковые объекты и сравнительные образцы. Документы представляются в оригиналах (подлинниках), так как электрофотографические копии являются ограниченно пригодным объектом для почерковедческого исследования, что обусловлено возможными искажениями при изготовлении данных копий.

При таких обстоятельствах при назначении и проведении судебной почерковедческой экспертизы были нарушены нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем указанное экспертное заключение не могло рассматриваться судом как допустимое доказательство, имеющее значение при рассмотрении спора по существу.

Таким образом, приводимые суду апелляционной инстанций доводы о том, что автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н. по его воле и в результате его действий, направленных на передачу имущества, не были исследованы судом апелляционной инстанции при разрешении спора и не была дана надлежащая оценка доказательствам, на которые ответчики ссылались в обоснование названных обстоятельств, чем существенно нарушены положения вышеприведенных норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (статья 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако по изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения названных выше норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав авторов жалоб.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 N 10/22 ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества. В случаях, когда прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности. В качестве заинтересованного лица к участию в деле привлекается государственный регистратор.
Если прежний собственник имущества - юридическое лицо, которое в настоящее время ликвидировано, то кто является ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности? Должен ли владелец обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного открытого и непрерывного владения?


Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
К сожалению, дать однозначный ответ на данный вопрос не представляется возможным. Выбор требования для обращения в суд (иск о признании права собственности или заявление об установлении факта владения имуществом) зависит от конкретных обстоятельств дела.

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

25 ноября 2021 г.

ВС пояснил, когда судебную автоэкспертизу признают незаконной

После ДТП потерпевший водитель получил 80 000 руб. на ремонт машины. Сумма его не устроила, и он пошел в суд. Суд назначил автотехническую экспертизу, опираясь на результаты которой потерпевшему присудили не только больше денег на ремонт, но еще неустойку, штраф и компенсацию морального вреда. Страховая компания с таким решением не согласилась и пожаловалась в Верховный суд.

В феврале 2019 года в BMW 750Li Тимофея Саланова* врезался ВАЗ 21074. Водителя «Жигулей», который был застрахован в АО «Группа Ренессанс Страхование», признали виновником ДТП. Поэтому владельцу иномарки страховщик выплатил 80 365 руб. на ремонт. Потерпевшему сумма показалась слишком маленькой, и он заказал независимую экспертизу, по результатам которой ущерб оценили в 473 647 руб.

В апреле 2019 года Саланов написал претензию в АО «Группа Ренессанс Страхование». Он приложил оценочное заключение и попросил не только доплатить недополученное страховое возмещение, но и выплатить стоимость услуг специалиста, которые обошлись ему в 10 000 руб. Страховщик претензию не удовлетворил. После этого потерпевший обратился к финансовому уполномоченному по правам потребителей. В рассмотрении обращения отказали, не обнаружив доказательств, что собственник BMW пытался урегулировать спор в досудебном порядке. Тогда Саланов пошел в суд, попросив восстановить срок для подачи иска.

Решение первой инстанции

Тимашевский районный суд Краснодарского края частично удовлетворил требования Саланова. Суд решил, что направление претензии ответчику подтверждается накладной и описью почтовой корреспонденции. Поэтому — даже несмотря на отсутствие ответа страховщика — досудебный порядок урегулирования спора потерпевший выполнил. Восстанавливая срок для подачи иска, суд сослался на то, что Саланов неоднократно обращался за возмещением ущерба и в страховую компанию, и к финансовому уполномоченному, но безрезультатно.

А вот досудебную экспертизу Саланова первая инстанция не приняла: вторая сторона при ней не присутствовала, а эксперта не предупреждали об уголовной ответственности. Поэтому по ходатайству истца в январе 2020 года Тимашевский райсуд назначил судебную автотехническую экспертизу. Ее провел Алексей Вронский из ООО «Судэксперт», который оценил ущерб потерпевшего в 430 917 руб.

По итогам рассмотрения дела в первой инстанции Саланову присудили страховое возмещение в размере 319 635 руб., неустойку 319 635 руб., штраф 150 000 руб., компенсацию морального вреда 1000 руб., расходы на проведение независимой экспертизы 7000 руб. и почтовые расходы 600 руб. АО «Группа Ренессанс Страхование» с такими выводами не согласилась и обжаловала их. Но акт Тимашевского райсуда подтвердил сначала Краснодарский краевой суд, а затем и Четвертый кассационный суд общей юрисдикции. После чего владелец иномарки пожаловался в Верховный суд.

Позиция Верховного суда

В ВС дело рассматривала тройка судей под председательством Александра Киселева. Они нашли несколько нарушений в автотехнической экспертизе от ООО «Судэксперт»: у эксперта была просрочена аттестация, а сама процедура прошла не по методике Центробанка.

Чтобы определить размер страхового возмещения потерпевшему в ДТП, надо провести судебную экспертизу по Единой методике Центробанка, об этом говорит закон «Об ОСАГО». В документе прописано, что первично установить наличие и характер повреждений машины можно с помощью осмотра, результаты которого фиксируются актом. Если осмотр машины невозможен (авто продали или оно находится в труднодоступном месте) и при согласии потерпевшего со страховщиком, достаточно фото- и видеоматериалов. Эксперт сопоставляет повреждения машины потерпевшего с повреждениями авто других участников аварии, смотрит протокол ДТП, слушает показания участников аварии, оценивает следы шин на проезжей части и строит графическую модель столкновения. Ничего из этого Вронский не сделал, а значит, экспертизы как таковой и не было, постановил Верховный суд.

На этом проблемы не закончились. Приказ Министерства транспорта РФ устанавливает требования к специалистам, которые занимаются оценкой повреждений машин. В п. 3 документа указано, что эксперты должны войти в специальный реестр и пройти профессиональную аттестацию. Когда Вронский проводил исследование, аттестации у него не было: ее аннулировали 25 апреля 2018 года и восстановили только 30 июня 2020 года. А экспертизу работник ООО «Судэксперт» готовил 14 февраля 2020 года, чего по закону не имел права делать.

ВС удовлетворил кассационную жалобу АО «Группа Ренессанс Страхование», отменил предыдущие судебные решения и направил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд (дело № 33-42420/2021).

Мнение экспертов

Эксперты сходятся во мнении: нижестоящие суды проигнорировали вполне очевидные нарушения.


Искреннее удивление в этой ситуации вызывает лишь то обстоятельство, что все нижестоящие суды проигнорировали доводы АО «Группа Ренессанс Страхование», у которой имелись все законные основания требовать назначения по делу повторной судебной экспертизы.

Айнур Ялилов, управляющий партнер юридической фирмы Ялилов и Партнеры Ялилов и Партнеры Региональный рейтинг. группа Уголовное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ×

В любом случае ВС дал нижестоящим судам четкое представление о процедуре проведения судебной автотехнической экспертизы, обращает внимание юрист юридической группы Гришин, Павлова и Партнеры Гришин, Павлова и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Транспортное право × Лилия Малышева. Выводы ВС, по ее мнению, можно определить как инструкцию для аналогичных споров.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: