Ольга мисик приговор за что судят

Обновлено: 24.09.2022

Обновлено в 15:55. В заголовок и новость были внесены изменения. Изначально сообщалось, что Ольгу Мисик приговорили к двум годам и двум месяцам ограничения свободы, позднее в суде уточнили, что девушке назначили два года ограничения свободы.

Мировой суд в Москве признал виновными в вандализме , совершенном группой лиц, активистов «Бессрочного протеста». Ольгу Мисик приговорили к двум годам ограничения свободы, Ивана Воробьевского и Игоря Башаримова — к одному году и девяти месяцам. Об этом «Таким делам» сообщили в пресс-службе суда. Мисик запретили выходить из дома с 23:00 до 6:00 утра, Воробьевскому и Башаримову — с 23:00 до 5:00.

«Очень жаль, что судья не смогла найти в себе смелости вынести законное решение и не позволить фальсификаторам дела вытирать ноги о свою мантию, — прокомментировал приговор адвокат Дмитрий Захватов. — Оправдательный приговор мог бы хоть отчасти восстановить доверие общества к судебной системе. Но нет так нет. Мы не в обиде». Он добавил, что решение суда будет обжаловано.

Ночью 8 августа 2020 года активисты облили здание Генпрокуратуры розовой краской и вывесили банер в поддержку осужденных фигурантов дела «Нового величия».

Активистка Ольга Мисик получила известность во время акции протеста 27 июля 2019, на которой она читала Конституцию РФ сотрудникам полиции и Росгвардии. После этого Мисик неоднократно участвовала в различных протестных акциях.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

УТВЕРЖДЕНО
Советом Благотворительного фонда
помощи социально-незащищенным гражданам
«Нужна помощь»
(Протокол №1 от 19.03.2021 г.)

  1. Значение настоящей публичной оферты
    1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в разделе 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на реализацию уставных целей Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
    2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте в сети Интернет: takiedela.ru, sluchaem.ru, 365.nuzhnapomosh.ru, beznadege.net, nuzhnapomosh.ru, https://nuzhnapomosh.ru/donate/.
    4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
    5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
    6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
    7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
    1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором.
    2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
    1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
    2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием назначения пожертвования "пожертвование на Благотворительную программу “Нужна помощь.ру", а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
        При получении безадресного пожертвования на расчетный счет по реквизитам, Фонд самостоятельно конкретизирует его использование, исходя из статей бюджета, утвержденных Советом фонда, являющихся неотъемлемой частью деятельности Фонда либо направляет их на расходы на административные нужды Фонда в соответствии с Федеральным законом №135 от 11.08.1995 г. «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)».
      2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
      1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, уставными целями деятельности Фонда, осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты.
      2. Донор имеет право на получение информации об использовании пожертвования. Для реализации указанного права Фонд размещает на сайте:
        1. информацию о суммах пожертвований, полученных Фондом, в том числе о суммах пожертвований, полученных для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
        2. отчет о целевом использовании полученных пожертвований, в том числе для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
        3. отчет об использовании пожертвований в случае перемены целей, на которые направляется пожертвование. Донор, не согласившийся с переменой цели финансирования, вправе в течение 14 календарных дней после публикации указанной информации потребовать в письменной форме возврата денег.

        Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам "Нужна помощь"

        Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
        ИНН: 9710001171
        КПП: 770401001
        ОГРН: 1157700014053
        р/с 40703810701270000111
        в ТОЧКА ПАО БАНКА "ФК ОТКРЫТИЕ"
        к/с 30101810845250000999
        БИК 044525999

        УТВЕРЖДЕНО
        Директором
        Благотворительного фонда
        помощи социально-незащищенным гражданам
        «Нужна помощь»
        (Приказ №1 от 01.01.2021 г.)

        Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

        Активистам Ольге Мисик, Ивану Воробьевскому и Игорю Башаримову назначили ограничение свободы и запретили выходить из дома по ночам за акцию у здания Генпрокуратуры против приговора по делу «Нового величия» летом 2020 года

        Активисты «Бессрочного протеста» Ольга Мисик (в центре), Игорь Башаримов (слева) и Иван Воробьевский (справа)

        Активисты «Бессрочного протеста» Ольга Мисик (в центре), Игорь Башаримов (слева) и Иван Воробьевский (справа) (Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»)

        Суд в Москве приговорил Ольгу Мисик, Ивана Воробьевского и Игоря Башаримова к ограничению свободы по делу об акции у здания Генпрокуратуры летом прошлого года, сообщил РБК адвокат Дмитрий Захватов.

        Мисик назначили наказание в виде двух лет ограничения свободы, Воробьеву и Башаримову — по году и девяти месяцам. «Обжаловать мы, безусловно, будем», — заявил Захватов.

        Как передает Telegram-канал SOTA, Башаримову и Воробьевскому на это время запретили выходить из дома с 23:00 до 5:00, Мисик — с 22:00 до 6:00.

        Прокуратура ранее требовала приговорить Мисик к двум годам ограничения свободы, а Воробьевского и Башаримова — к одному году и десяти месяцам, сообщал Avtozak LIVE.

        Активисты были задержаны в августе 2020 года, против них завели уголовное дело о вандализме, совершенном группой лиц (ч. 2 ст. 214 УК). Мисик, Воробьевского и Башаримова обвинили в том, что они облили здание Генпрокуратуры розовой краской и вывесили баннер. Как писала «Новая газета», в качестве доказательства материального ущерба от действий активистов фигурировала сумма 3464 руб. 50 коп., в которую Генпрокуратуре обошлась грунтовка и покраска здания. Адвокат в свою очередь говорил, что ущерба нет, «поскольку краска оказалась легкосмываемой, а плакат охранники сразу же сняли».

        Владимир Путин

        Акция проводилась в знак протеста против приговора по делу «Нового величия» (признана экстремистской организацией, ее деятельность запрещена на территории России). Мисик в разговоре с «Русской службой Би-би-си» предположила, что причиной заведения дела против нее и еще двоих активистов стала их гражданская позиция. «Недавно фигурантки дела «Нового величия» говорили мне, что [акция у Генпрокуратуры] их очень поддержала, а значит, я не имею права в принципе жалеть о чем-то», — сказала она.

        Фото: Shutterstock

        Как новому руководителю стать своим: четыре правила и десять табу

        Движение назад: почему Netflix переходит к бизнес-модели кабельного ТВ

        Фото: Joe Raedle / Getty Images

        Приятели с первого нюха: как мы находим друзей и почему это так сложно

        Фото: Hannelore Foerster / Getty Images

        Сможет ли еврозона сохранить единство перед лицом кризиса — The Economist

        Что надо учесть компании, создавая корпоративный суперапп для сотрудников

        Фото: David Ryder / Getty Images

        Спать по 8 часов в день и лениться: здоровые привычки Джеффа Безоса

        Фото: Shutterstock

        «Напишу президенту»: куда жаловаться, если нарушили ваши трудовые права

        Эффект теломер. Революционный подход к более молодой, здоровой и долгой жизни

        Участники «Нового величия» были задержаны в апреле 2018 года. По версии гособвинения, они объединились для подготовки «преступлений экстремистской направленности», были «противниками президента Владимира Путина и всех без исключения российских силовиков». Осужденные якобы планировали совершить «конституционный переворот с последующим захватом власти», для подготовки к нему они несколько раз выезжали в Подмосковье с охотничьими карабинами и «коктейлями Молотова». Обвиняемые и их родные настаивали на том, что речь шла о провокации. Фактически основателями движения были провокаторы из числа оперативников и агентов ФСБ и центра «Э» МВД, утверждала защита фигурантов дела.

        В августе суд вынес приговор большинству участников «Нового величия», часть из них получили реальные сроки до семи лет. В ходе процесса его участники заявляли о пытках после задержания. В декабре на встрече с членами Совета по правам человека президент Владимир Путин пообещал, что «еще раз посмотрит» это дело. В январе Мосгорсуд на три месяца сократил сроки лишения свободы двум осужденным.

        Продолжается рассмотрение дела 17-летней активистки Ольги Мисик

        Беспрецедентная тактика Росгвардии по делу Ольги Мисик дала сбой. Показания «универсального свидетеля», о которых “Ъ” рассказал 12 сентября, в связи с широким резонансом не были приобщены к материалам дела. Для дачи показаний лично, без привлечения юрисконсульта ОМОН, на заседание комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДН и ЗП) во вторник явились бойцы Сергей Маркелов и Алексей Бычков. Они рассказали, как задерживали 17-летнюю активистку Ольгу Мисик на июньской акции в поддержку Ивана Голунова. В том, что они «при задержании не представлялись и знаков различия не имели», показания свидетелей совпали.

        Активистка Ольга Мисик (в центре)

        Активистка Ольга Мисик (в центре)

        Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ / купить фото

        Активистка Ольга Мисик (в центре)

        Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ / купить фото

        17 сентября КДН и ЗП Воскресенска рассмотрела сразу три административных правонарушения, вменяемых Ольге Мисик. Во-первых, участие в несогласованной акции и создание помех московскому транспорту 12 июня (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ). Кроме того — повторное совершение административного правонарушения (ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ) на московских митингах 27 июля и 3 августа. Напомним, на прошедшее в августе заседание адвокат Ольги Татьяна Смолина просила вызвать бойцов, задержавших Ольгу в июне, однако вместо них явился юрисконсульт ОМОН и рассказал об обстоятельствах задержания, свидетелем которых не был. Правозащитники и советники Федеральной палаты адвокатов назвали тактику «универсального свидетеля» неприемлемой «профанацией», и члены КДН вызвали бойцов повторно.

        В администрацию Воскресенского муниципального района поддержать Ольгу Мисик приехали полтора десятка человек — школьники и студенты из Москвы. У зала заседаний особняком стоял 45-летний Алексей Горшков. «Я местный, из Воскресенска, только утром узнал, что у Оли сегодня комиссия, и сразу после смены в охране поехал сюда,— улыбаясь, охотно рассказал “Ъ” господин Горшков.— Здорово, что она такая решительная, таких у нас мало».

        На сцене заседал президиум — девять человек во главе с председателем комиссии Владиславом Сатинаевым и заместителем Ириной Губской расположились за длинным столом. За их спинами торжество момента подчеркивал бархатный фиолетовый задник и висящие на нем гербы России, Московской области и Воскресенского района. Из амфитеатра зала на председательствующий костяк КДН смотрели около 20 человек: представители полиции, опеки, соцзащиты и РПЦ. Церковь представляли настоятель храма преподобного Серафима Саровского Сергий Пчелинцев и благочинный Воскресенского округа Сергий Якимов. В первом ряду расположились «ответчики»: Ольга Мисик, ее мама Гузель, адвокаты Татьяна Соломина и Аркадий Галкер.

        Как Росгвардия использовала «универсального свидетеля»

        «12 июня 2019 года в Москве на Рождественском бульваре у дома №1 в центре Москвы Ольга и еще 25 человек выкрикивали "Я — мы Иван Голунов", создавая помехи транспорту»,— зачитала обвинение госпожа Губская и перешла к вопросам — сначала Ольге, потом ее матери. Суть вопросов сводилась к одному: «Зачем вы подписывали протокол о задержании (Ольга.— “Ъ”) и протокол о том, что забираете дочь из ОВД "Северное Измайлово" (Гузель.— “Ъ”)». Обе ответчицы показали, что считают протокол о правонарушении составленным с нарушениями и подписали его под давлением полиции. «Мне сказали поблагодарить их, что не отправили Олю в спецприемник»,— срывающимся голосом объясняла мать активистки. Ольга добавила: «Меня задержали незаконно». На сбивчивые вопросы Ирины Губской Гузель Мисик отвечала не менее сбивчиво: «Да, знала, что 12 июня Оля едет в Москву гулять», «да, она часто туда ездила на курсы», «да, позвонили из полиции», «испугалась, адреса не знала, поехала на электричке забирать».

        «Оля, вы вину признаете?» — спросил председатель Сатинаев. «Нет»,— помотала головой активистка.

        Далее подзащитную допросил Аркадий Галкер: «12 июня вы были задержаны впервые, как происходило составление протокола?» «Там не было вменяемой мне статьи»,— ответила Ольга, на что получила крик Ирины Губской: «Ты зачем тогда это подписала?!» «Потому что я думала, что полиция работает справедливо!» — отреагировала обвиняемая.

        «У нас нет оснований не верить материалам дела»,— закивали члены комиссии. «У нас нет оснований верить вам»,— фыркнула Ольга. «А у нас нет оснований верить тебе!» — хором выразили позицию председатель комиссии и его заместитель.

        Повисла пауза, и для допроса решено было пригласить первого свидетеля — бойца ОМОН Сергея Маркелова. Он вошел в зал, держа в руках листок формата А4 с напечатанным текстом и печатью. Периодически заглядывая в листок, свидетель Маркелов показал: «12 июня мы проходили по службе от Чистых Прудов до Петровки, 38, нас направили туда по митингу, там было человек 200, у дома 1 на Рождественском бульваре. Рядом идет дорога, там машины ездят, народу было много, а места мало, мешало все это. Приходилось задерживать. Ольга была заводилой, выкрикивала лозунги». Пояснить комиссии, как именно Ольга Мисик мешала городскому транспорту, господин Маркелов не смог. Вопросов к нему не было, и свидетеля отпустили, правда, через минуту сразу вернули: Ирина Губская извинилась за то, что в начале процедуры допроса забыла зачитать свидетелю его права. Выполнив требование закона, комиссия начала передопрос свидетеля: когда, кто, что, как. «Мы не представились, задерживали вместе с коллегой Алексеем Бычковым, жетонов на форме не было, не знаю почему,— повторяя показания снова, господин Маркелов занервничал.— При задержании Ольга вела себя спокойно, мы проводили ее в автозак».

        Как прошел марш в поддержку Голунова

        Вызванный следующим боец ОМОН Алексей Бычков явно контрастировал с коллегой. Расставив ноги на ширине плеч, он сцепил руки за спиной и уверенно отрапортовал: «Группа людей была одета в однообразные футболки белого цвета с надписью "Я — мы Иван Голунов". На Ольге была белая футболка без лозунгов, однако в руках она держала плакат с аналогичной надписью. До задержания она была неоднократно предупреждена о том, что акция не согласована (предупреждения, согласно ответу на уточняющий вопрос, сообщались не лично Ольге, а присутствующим на бульваре из устройств спецаппаратуры.— “Ъ”). Во время задержания продолжала выкрикивать лозунги». Господин Бычков также подтвердил, что при задержании правоохранители не представились, сообщив, что «всего на Рождественском бульваре находились около 500 человек».

        После допроса второго свидетеля адвокат Татьяна Соломина заявила ходатайство о вызове свидетелем 14-летнего Тимофея Кожина, с которым Ольга Мисик познакомилась в автозаке 12 июня.

        Члены комиссии стали «гуглить» КоАП РФ, после чего сошлись во мнении — заседание нужно переносить, чтобы свидетель явился вместе с родителями.

        Назначив дату следующего заседания, члены комиссии за шесть минут аннулировали остававшиеся за Ольгой правонарушения — оба по ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ «ввиду отсутствия состава преступления». Как позднее объяснила “Ъ” госпожа Соломина, протоколы были составлены с критическими нарушениями. Заседание завершилось словами Ирины Губской: «У нас сегодня еще очень много работы». Ольга Мисик сорвалась с места к своей группе поддержки — смеясь, она хлопала в ладоши и «давала пять» друзьям.

        Когда все вышли из зала, Ольгу и ее маму отвел в сторону благочинный округа Сергий Якимов. «Я сегодня присутствовал здесь, чтобы поддержать тебя»,— сказал протоиерей девушке и попрощался.

        «Показания Маркелова сегодня были даны с явными нарушениями,— прокомментировала “Ъ” заседание комиссии госпожа Соломина.— Передопрос свидетеля предполагает, что он уже знает ответы. Кроме того, мы так и не добились четкого ответа, как именно бойцы перед задержанием поняли, что Ольга мешает транспорту и какому транспорту конкретно, ведь она стояла на бульваре. Если на основе этих показаний будет вынесено обвинительное решение, защита будет основывать апелляционную жалобу как раз на этих фактах»

        Смеясь, толпа подростков вывалилась из холла администрации на крыльцо и загалдела «Кто не в Мак, тот в автозак», направляясь к ближайшему ТЦ.

        Суд признал, что молодые люди причинили ущерб государству, когда облили эти постройки красной краской. Защита настаивала, что краску быстро смыли водой. Активисты, прописанные в трех разных городах, смогут встретиться только через два года.

        Ольга Мисик прославилась политическим активизмом летом 2019 года: выпускницу средней школы подмосковного Воскресенска задержали на несогласованной акции в поддержку журналиста Ивана Голунова, а затем — на протестах о недопуске акции в поддержку выборов в Мосгордуму. Она выходила к оцеплению Росгвардии на Тверской улице и читала сотрудникам Конституцию, после чего в СМИ и соцсетях моментально стала лицом российских протестов: ее назвали «девочка с Конституцией». Годом позже она — вместе с двумя другими активистами — стала обвиняемой в уголовном деле «будки федерального значения».

        Согласно версии следствия, 8 августа 2020 года Ольга Мисик, Иван Воробьевский и Игорь Башаримов облили красной краской ограду Люблинского суда Москвы.
        После этого они повесили туда плакаты с лозунгами «Долой кривосудие», «Ваша кровь на наших руках» и цитатой из Библии: «Обвиняющий праведного — мерзость пред Господом». Через несколько часов та же группа активистов якобы облила краской техническую постройку у входа в здание Генпрокуратуры (в материалах дела следствие называло ее «будкой федерального значения»). Там же они раскидали женские гигиенические прокладки и растянули баннер «Прокуратура запросила сроки… Отсоси потом проси». Обе акции состоялись через два дня после оглашения обвинительных приговоров по «делу "Нового величия"» (организация признана экстремистской). Обвиняемые утверждали, что дело сфабриковано ФСБ, заседания проходили в Люблинском суде.

        Уже 9 августа полиция провела обыски у трех активистов «Бессрочки», на следующий день суд избрал им меру пресечения в виде запрета определенных действий. 15 августа оппозиционерам предъявили обвинение в вандализме, совершенном группой лиц (ч. 2 ст. 214 УК РФ), вину они не признали. Следствие и обвинение настаивали, что стена будки была повреждена, а позже отремонтирована. Стоимость ремонта якобы составила 3464 руб. 50 коп.— такая сумма ущерба позволила завести уголовное дело. Защита утверждала, что стену тут же отмыли охранники, поэтому государство не потратило на ремонт ни рубля. Адвокаты утверждали, что даты на документах о ремонтных работах проставлены задним числом, и безуспешно требовали провести строительную экспертизу.

        Во вторник, 11 мая, судья Тверского районного суда Мария Бурая признала всех трех обвиняемых виновными.

        Ольгу Мисик приговорили к двум годам ограничения свободы, Игоря Башаримова и Ивана Воробьевского — к году и девяти месяцам.
        В приговоре (есть в распоряжении “Ъ”) сказано, что молодым людям запрещено покидать города, в которых они прописаны (госпожа Мисик — в Воскресенске, Иван Воробьевский — в Москве, Игорь Башаримов — в Архангельске). Им запрещено выходить из квартиры в ночное время (для Ольги назначено время с 22:00 до 6:00 часов, для Игоря и Ивана — с 23:00 до 5:00 часов) и посещать митинги.

        «Преступления нет, действия невозможно квалифицировать как вандализм, вся эта ситуация заставляет чувствовать "испанский стыд" (чувство стыда из-за действий других людей.— “Ъ”). Приговор обязательно будет обжалован,— заявил “Ъ” Дмитрий Захватов.— Решение суда неправосудно, а дело сфальсифицировано сотрудниками правоохранительных органов. И судья не может называться судьей, зная об этом».

        Одними из первых на приговор активистам отреагировали политики Юлия Галямина и Дмитрий Гудков. Они заявили, что у суда не было «ни доказательств вины, ни доказательств причинения ущерба зданию Генпрокуратуры», а «государство продолжает давить на молодежь, сажать самых активных». «Для студентки Мисик это означает запрет на обучение в МГУ на журфаке»,— отметил господин Гудков. Впрочем, в пресс-службе МГУ заявили, что Ольга Мисик ушла в академический отпуск по собственному желанию: «Конечно же, за ней сохраняется право восстановиться и продолжить обучение на факультете».

        Ограничение свободы как санкция для статьи УК о вандализме используется в России достаточно активно уже 11 лет, рассказал “Ъ” юрист «ОВД-Инфо» Дмитрий Пискунов: «В 2010 году суды вынесли подобное решение девять раз. Однако сейчас в России выносится 30–40 таких приговоров в год». По его словам, раньше судьи чаще назначали условный срок по этой статье: «В 2009 году был вынесен 81 такой приговор. Но потом, видимо, судьям что-то сказали — и количество "условок" резко пошло на спад. С 2013 года — два-четыре решения об условном сроке в год».

        В делах о вандализме, подчеркнул эксперт, обвинение всегда в индивидуальном порядке ориентируется на наличие умысла «осквернить или оскорбить» то или иное учреждение или объект.
        Так, по словам господина Пискунова, «ущерба может не быть совсем», но если органы прокуратуры оскорбились или выявили общественную опасность в действиях подсудимых, то «будет возбуждено уголовное дело».

        Отметим, что ограничение свободы подразумевает запрет посещать «массовые и иные мероприятия» и «определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования». В случае с политическими активистами Ольгой Мисик, Иваном Воробьевским и Игорем Башаримовым речь идет о запрете посещать митинги, шествия и демонстрации. Дмитрий Пискунов подчеркивает, что практика контроля в таком случае остается, «мягко говоря, непонятной». Чаще всего для этого используются браслеты слежения, но бывает и так, что контроль осуществляется «на доверии», рассказал “Ъ” глава комиссии по развитию пенитенциарной системы СПЧ Андрей Бабушкин. В пресс-службе ФСИН РФ “Ъ” пообещали ответить на запрос о практике контроля осужденных к ограничению свободы «в течение семи дней».

        Отметим также, что группа поддержки осужденных по делу о «Новом величии», сами осужденные и их адвокаты пока не делали публичных заявлений о приговоре активистам «Бессрочки».


        Фото: пресс-служба Тверского суда Москвы

        Мировой судья Тверского района Москвы назначил ограничение свободы трем гражданским активистам, летом 2020 года облившим краской здание Генпрокуратуры. Как сообщила Business FM пресс-секретарь Тверского суда Ольга Бондарева, Иван Воробьевский, Ольга Мисик и Игорь Башаримов были признаны виновными по ч. 2 ст. 214 УК РФ («вандализм, совершенный группой лиц»).

        «Ольге Мисик суд назначил два года ограничения свободы, а Ивану Воробьевскому и Игорю Башаримову — по одному году и девять месяцев ограничения свободы», — сказала она.

        По приговору осужденным запрещено покидать квартиры с десяти часов вечера до шести утра. Кроме того, в течение срока наказания они не могут выезжать за пределы городов, в которых они проживают (Мисик в Воскресенском районе Московской области, Воробьевский — в Москве, а Башаримов — в Архангельске), без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания. Кроме того, суд наложил запрет на участие осужденных в массовых и иных мероприятий, в том числе митингах.

        Фигурантам вменялись два эпизода, совершенные в ночь на 8 августа 2020 года. В первом случае они повесили плакат на ворота здания Люблинского суда Москвы, во втором — облили розовой краской здание проходной Генеральной прокуратуры РФ на улице Большая Дмитровка, а также повесили на будку плакат и женские прокладки. Обе акции проводились в поддержку фигурантов дела «Нового величия». Последние 6 августа 2020 года были осуждены Люблинским судом столицы за организацию экстремистского сообщества на различные сроки. Впоследствии Мосгорсуд несколько смягчил приговор участникам этой запрещенной организации.

        Спустя два дня Тверской суд Москвы избрал Воробьевскому, Мисик и Башаримову меру пресечения в виде запрета определенных действий, запретив выходить на улицу с 17:00 до 09:00.

        В ходе процесса защита просила фигурантов оправдать, настаивая на том, что по делу отсутствует ущерб: краску смыли уже на следующий день, а плакаты сняли. При этом адвокат Мисик Дмитрий Захватов утверждал, что Генпрокуратура сфальсифицировала данные об ущербе, предъявив в суде старую смету на ремонт здания, в которой были исправлены даты.

        Дмитрий Захватов заявил, что защита будет обжаловать приговор суда. «Я сильно возмущен решением. Оно не то что незаконное, оно неприличное, — сказал адвокат. — Фактически суд сказал силовикам — если вы прокурор, дознаватель, то, пожалуйста, фальсифицируете дела, а я вручу вам грамоту». Адвокат считает, что такие приговоры «еще сильнее подрывают доверие граждан к нашей судебной системе». «Что мешало их оправдать? Может быть, тогда отношение ребят к государству поменялось бы?» — задал он риторический вопрос.

        Студентка журфака МГУ Ольга Мисик стала известна летом 2019 года, когда на улицах Москвы читала вслух конституцию в ходе акций протеста, посвященных недопуску независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму.

        Автор статьи

        Куприянов Денис Юрьевич

        Куприянов Денис Юрьевич

        Юрист частного права

        Страница автора

        Читайте также: