Обжалование постановления суда о розыске подсудимого

Обновлено: 07.02.2023

Подборка наиболее важных документов по запросу Объявление в розыск подсудимого изменение меры пресечения (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Объявление в розыск подсудимого изменение меры пресечения

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 51 "Обязательное участие защитника" УПК РФ "Мировой судья, рассмотрев указанное ходатайство в отсутствие подсудимого УВА., а также в отсутствие его защитника, объявил розыск подсудимого УВА. и изменил ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 16.10.2019 N 22К-3131/2019
Процессуальные вопросы: Об изменении меры пресечения (об обжаловании постановления об изменении меры пресечения).
Решение: Постановление оставлено без изменения. Отсутствие судом оценки процедуры объявления ФИО1 в розыск, а также нарушения порядка его вызова на допрос, не является безусловным основанием для изменения подсудимому меры пресечения, так как в данном конкретном случае не является гарантом обеспечения надлежащего поведения подсудимого в дальнейшем, с учетом выводов суда первой инстанции, которые основаны на имеющихся в деле материалах, подтверждающих обратное.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Объявление в розыск подсудимого изменение меры пресечения

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Привлечение к уголовной ответственности
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022) При применении этих положений о приостановлении сроков давности необходимо проверять доводы лица о том, что оно не уклонялось от следствия и суда, в том числе и тогда, когда в отношении его объявлялся розыск, либо о том, что лицо не уклонялось от уплаты судебного штрафа. Под уклонением от следствия и суда следует понимать такие действия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, которые направлены на то, чтобы избежать задержания и привлечения к уголовной ответственности (например, намеренное изменение места жительства, нарушение подозреваемым, обвиняемым, подсудимым избранной в отношении его меры пресечения, в том числе побег из-под стражи). Отсутствие явки с повинной лица в случае, когда преступление не выявлено и не раскрыто, не является уклонением от следствия и суда (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 19).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Заочное судебное разбирательство
(Кукушкин П., Курченко В.)
("Законность", 2007, N 7) 18 марта 1998 г. судьей Свердловского областного суда по окончании судебного следствия и прений сторон по уголовному делу был объявлен перерыв. После перерыва было установлено, что в судебное заседание подсудимые М.И. и М.Р. не явились, от суда скрылись. Они обвиняются в получении взятки, сопряженной с вымогательством. Определением суда подсудимые объявлены в розыск, мера пресечения в виде залога судом изменена на арест.

Нормативные акты: Объявление в розыск подсудимого изменение меры пресечения

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2021)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.06.2021) 27 ноября и 3 декабря 2008 г. подсудимый Б. в судебные заседания без уважительной причины не явился, в связи с чем мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении его постановлением судьи изменена на содержание под стражей, он объявлен в розыск. Уголовное дело в отношении Б. приостановлено до его розыска.

Подборка наиболее важных документов по запросу Постановление о розыске подсудимого (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Постановление о розыске подсудимого

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 238 "Приостановление производства по уголовному делу" УПК РФ "Вместе с тем, учитывая, что ч. 2 ст. 238 УПК РФ не предусматривает возможность возвращения уголовного дела прокурору в случае, если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, суд апелляционной инстанции считает необходимым обжалуемое постановление изменить, исключив указание о возвращении уголовного дела прокурору и поручив Симоновскому межрайонному прокурору г. Москвы обеспечение розыска подсудимого."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Постановление о розыске подсудимого

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Система согласованных действий ФСИН России, НЦБ Интерпола МВД России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации на различных этапах международного розыска лица
(Тарасов М.Ю.)
("Административное право и процесс", 2021, N 6) Согласованные действия на этапе объявления международного розыска лица в целях ареста и выдачи для уголовного преследования или исполнения приговора. Решение об объявлении лица в международный розыск принимается органом, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, которому поступили на исполнение постановление о розыске обвиняемого либо постановление о приостановлении предварительного следствия (дознания), содержащие поручение о розыске, предусмотренные ч. 1 ст. 210 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ); определение или постановление суда о розыске скрывшегося подсудимого, вынесенные в соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК РФ ; указание прокурора, данное по поручению судьи в случае, предусмотренном ч. 2 ст. 238 УПК РФ. Это решение оформляется постановлением об объявлении лица в международный розыск, которое выносится сотрудником разыскного подразделения территориального органа ФСИН России.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Основания и порядок объявления подсудимого в розыск
(Долгих Т.Н.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022) Когда скрылся подсудимый, содержащийся под стражей, суд возвращает уголовное дело с постановлением о розыске прокурору. Прокурор, в свою очередь, указанное постановление суда направляет в органы внутренних дел для обеспечения розыска подсудимого. При этом скрывающийся подсудимый должен быть объявлен в местный, федеральный или международный розыск, который ведется в соответствии со специальными правилами органами, располагающими для этого специальными силами и средствами (полиция, Интерпол).

Нормативные акты: Постановление о розыске подсудимого

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.1996 N 4
(ред. от 06.02.2007)
"О выполнении судами постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 7 "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" Наряду с этим Пленум констатирует, что на сроки рассмотрения судебных дел продолжают оказывать существенное негативное влияние такие факторы, как возрастающая из года в год нагрузка на судей по рассмотрению дел, недостаточно четкая работа конвойных подразделений органов внутренних дел, уклонение многих адвокатов от участия в судебных процессах по назначению в порядке ч. 3 ст. 51 УПК РФ, ненадлежащее исполнение судебными приставами поручений судов о принудительном приводе свидетелей и потерпевших, а также недостаточно оперативная деятельность органов внутренних дел по розыску скрывшихся от суда подсудимых.

Подборка наиболее важных документов по запросу Исполнение постановления о розыске подсудимого (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Исполнение постановления о розыске подсудимого

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Система согласованных действий ФСИН России, НЦБ Интерпола МВД России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации на различных этапах международного розыска лица
(Тарасов М.Ю.)
("Административное право и процесс", 2021, N 6) Согласованные действия на этапе объявления международного розыска лица в целях ареста и выдачи для уголовного преследования или исполнения приговора. Решение об объявлении лица в международный розыск принимается органом, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, которому поступили на исполнение постановление о розыске обвиняемого либо постановление о приостановлении предварительного следствия (дознания), содержащие поручение о розыске, предусмотренные ч. 1 ст. 210 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ); определение или постановление суда о розыске скрывшегося подсудимого, вынесенные в соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК РФ ; указание прокурора, данное по поручению судьи в случае, предусмотренном ч. 2 ст. 238 УПК РФ. Это решение оформляется постановлением об объявлении лица в международный розыск, которое выносится сотрудником разыскного подразделения территориального органа ФСИН России.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Основания и порядок объявления подсудимого в розыск
(Долгих Т.Н.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022) Так, соглашаясь с решением суда первой инстанции об объявлении подсудимого в розыск, Московский городской суд указал, что судом направлялись судебные повестки по месту регистрации и фактического проживания подсудимого, были проверены подлинность и обоснованность представленных больничных листов, согласно которым на момент выписки у подсудимого отсутствовали заболевания, препятствующие участию его в судебном заседании. Также принято во внимание, что судом неоднократно выносились постановления о принудительном приводе подсудимого в судебное заседание по месту регистрации и по месту фактического проживания, однако исполнить указанные постановления не представилось возможным, при этом из рапортов об осуществлении приводов следует, что по месту постоянной регистрации подсудимый не проживает, а где он находится, неизвестно; по месту фактического проживания, то есть по адресу, где была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, подсудимого не оказалось (Апелляционное постановление Московского городского суда от 15.03.2021 по делу N 10-4817/2021).

Нормативные акты: Исполнение постановления о розыске подсудимого

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.1999 N 79
(ред. от 06.02.2007)
"О ходе выполнения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 7 "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" Вместе с тем Пленум констатирует, что осуществлению правосудия с соблюдением предусмотренных законом сроков существенно препятствуют объективные факторы, в том числе: увеличивающаяся нагрузка на судей по разрешению дел при недостаточном кадровом обеспечении проблемы привлечения к участию в судебном процессе адвокатов в соответствии со ч. 3 ст. 51 УПК РФ, недостатки деятельности конвойной службы, низкий уровень исполнения поручений судов о принудительном приводе свидетелей и потерпевших, а также о розыске скрывшихся от суда подсудимых.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.1996 N 4
(ред. от 06.02.2007)
"О выполнении судами постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 7 "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" Наряду с этим Пленум констатирует, что на сроки рассмотрения судебных дел продолжают оказывать существенное негативное влияние такие факторы, как возрастающая из года в год нагрузка на судей по рассмотрению дел, недостаточно четкая работа конвойных подразделений органов внутренних дел, уклонение многих адвокатов от участия в судебных процессах по назначению в порядке ч. 3 ст. 51 УПК РФ, ненадлежащее исполнение судебными приставами поручений судов о принудительном приводе свидетелей и потерпевших, а также недостаточно оперативная деятельность органов внутренних дел по розыску скрывшихся от суда подсудимых.

В настоящее время судебный контроль сводится лишь к проверке того, входил ли в формальные полномочия конкретного следователя вопрос принятия обжалуемого решения, а не к проверке его существа и обоснованности

Гривцов Андрей

В данной статье хотелось бы поделиться с читателями, которыми, как я надеюсь, являются не только практикующие по уголовным делам адвокаты, но и все, кто так или иначе интересуется уголовным процессом, своими мыслями о практическом применении при защите по уголовному делу механизмов обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ.

Для начала напомню, о каком обжаловании идет речь в ст. 125 УПК РФ. В соответствии с указанной нормой постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Таким образом, фактически речь идет о судебном контроле, который по жалобам заинтересованных лиц осуществляется за действиями представителей стороны обвинения на досудебном этапе уголовного судопроизводства. Идея, безусловно, благая, и я помню, с каким энтузиазмом представители стороны защиты изначально встретили предоставленную уголовно-процессуальным законом возможность обращаться с жалобами в суд на этапе предварительного расследования. В тот момент я работал следователем и хорошо запомнил, насколько тщательно мне приходилось готовиться к судебным заседаниям по рассмотрению подобных жалоб на принятые мною процессуальные решения, в письменных возражениях, а затем и в выступлениях в суде, опровергая каждый довод стороны защиты. В те достаточно далекие времена были нередки ситуации, когда суд по жалобе стороны защиты признавал незаконными постановление о возбуждении уголовного дела или постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Впрочем, практика и своеобразный подход, применяемый нашими судьями, весьма быстро все расставили по местам. Сейчас, как правило, на вопрос о том, обжалует ли коллега что-либо в порядке ст. 125 УПК РФ в суд, приходится слышать стандартный ответ: «Нет, конечно, все равно ведь суд “засилит” решение стороны обвинения».

Связана такая практика рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ и с весьма неудачными, на мой взгляд, формулировками, которые использовал Пленум Верховного Суда в своем постановлении № 1 от 10.02.2009 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», и с, к сожалению, пресловутым обвинительным подходом, который царит всюду и повсеместно. В подавляющем большинстве случаев обжалование действий (бездействия) и решений должностных лиц заканчивается тем, что в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд отказывает, ссылаясь при этом на то, что решение принято уполномоченным на то лицом, в установленные законом сроки, а касаться вопросов доказанности или недоказанности вины суд на данной стадии уголовного судопроизводства не вправе, о чем прямо говорит вышеуказанное постановление Пленума Верховного Суда РФ. При этом в качестве аспектов доказанности или недоказанности вины наши судьи расценивают, например, доводы защитника о том, что уголовное дело возбуждено при отсутствии достаточных данных, указывающих на наличие признаков преступления. Как в таком случае быть с положениями ч. 2 ст. 140 УПК РФ, согласно которым возбуждение уголовного дела можно признать законным и обоснованным лишь при наличии вышеназванных достаточных данных, лично мне не понятно.

По сути, в настоящее время судебный контроль сводится лишь к проверке того, входил ли в формальные полномочия конкретного следователя вопрос принятия обжалуемого решения (совершение действия или бездействия), а не к проверке существа и обоснованности данного решения. Но, согласитесь, достаточно сложно представить ситуацию, что процессуальное решение по уголовному делу примет не следователь, а, допустим, оперуполномоченный или сотрудник патрульно-постовой службы, то есть неуполномоченное лицо. Проблема осложняется еще и тем, что большинство следователей, руководителей следственных органов и прокуроров полагает, что, если решение уже признано законным при обжаловании в суде в порядке ст. 125 УПК РФ, то и какой-либо дальнейшей проверке его подвергать нет необходимости.

Можно сколь угодно долго рассуждать о неправильности и явно обвинительном уклоне сложившейся правоприменительной практики, но мы работаем с той правовой системой, которая имеется, и возможности кардинально повлиять на глобальное изменение этой системы, по сути, не имеем. В этой связи адвокаты вынуждены подстраивать защитительную тактику, используемую при обжаловании действий и решений стороны обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ, под существующую правоприменительную практику, связанную с тенденцией повсеместных отказов в удовлетворении таких жалоб.

С учетом собственного опыта практического использования при осуществлении защиты жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ могу дать следующие рекомендации относительно такого использования:

1. Обжалование решений, имеющих принципиальное значение для дальнейшей процессуальной судьбы уголовного дела, таких, как возбуждение уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, отказ в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми значимых доказательств, осуществлять крайне избирательно и только в следующих случаях:

– крайняя необходимость ознакомления с доказательствами, которые может представить сторона обвинения в суд в обоснование своей позиции при обжаловании процессуального решения. При этом учитывать, что подобная необходимость ознакомления с документами стороны обвинения должна перевешивать в этом случае существующий риск отказа суда в удовлетворении жалобы стороны защиты и дальнейшего использования стороной обвинения полученного судебного решения как якобы свидетельства законности и обоснованности обжалуемых действий (бездействия). В идеале, при необходимости ознакомления с отсутствующими материалами я бы использовал тактику подачи жалобы, последующего ознакомления с представленными обвинением документами и добровольного отзыва жалобы;

– наличие существенных нарушений процедурного характера принятия обжалуемого решения. Например, вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователем, не являющимся руководителем следственной группы, отсутствие в постановлении о возбуждении уголовного дела ссылок на пункт или часть статьи УК РФ, по которым возбуждено уголовное дело, возбуждение уголовного дела при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту и т.п. Но и в данном случае необходимо четко понимать, что ничто не мешает стороне обвинения представить суду при рассмотрении жалобы любые документы, свидетельствующие о законности своих действий, изготовленные «задним числом». В этой связи, рассматривая вопрос об обжаловании действий или решений стороны обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ, при наличии существенных нарушений процедурного характера я бы рекомендовал еще и анализировать, сможет ли сторона обвинения на данном этапе производства по делу устранить допущенное нарушение, в том числе изготовив какие-то документы «задним числом». В случае наличия у стороны обвинения такой возможности рекомендую придержать имеющийся, казалось бы, убойный аргумент до иной стадии судебного производства, где нарушение уже никаким способом устранить не получится;

– уверенность в том, что в данном конкретном случае судом будет принято решение в вашу пользу. Безусловно, я имею в виду уверенность, основанную не на каких-то непроцессуальных договоренностях с судом, а на знании правоприменительной практики в вашем регионе и в конкретном суде. С учетом моего опыта мне не очень верится в наличие в каких-то судах практики удовлетворения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ по каким-то конкретным основаниям, но вдруг вам повезет и вы, наконец, найдете суд, где существует не формальный, а реальный подход к осуществлению судебного контроля. Говорят же, что правоприменительная практика по уголовным делам достаточно сильно отличается от региона к региону.

2. Если же уверенности в итоговом результате или наличия тактической необходимости в обжаловании действий или решения стороны обвинения не имеется, я все равно не советую окончательно отказываться от практики использования при защите жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, периодически применяя данный тактический инструмент в следующих случаях:

– для обжалования так называемых промежуточных решений следователя, отказ в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на которые не принесет какого-либо вреда положению защиты, но при этом удовлетворение жалобы может существенно повлиять на расстановку процессуальных сил. Как правило, я в таких случаях использую обжалование промежуточных процессуальных решений об установлении или продлении сроков предварительного следствия. Отказ в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ не имеет для защиты какого-либо судьбоносного значения, а вот ее удовлетворение может принести хороший процессуальные бонус в виде признания незаконными всех принятых после незаконного продления срока предварительного следствия решений, а также недопустимости добытых доказательств. На практике, в результате успешного применения данного тактического приема (по уголовному делу о мошенничестве судом на основании моей жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ было признано незаконным решение руководителя следственного органа об установлении срока предварительного следствия), удалось добиться прекращения длившегося несколько лет уголовного дела, поскольку основные следственные и процессуальные действия по делу были проведены после указанного незаконного установления процессуального срока, и их результаты необходимо было признавать недопустимыми доказательствами. Удавалось также признать незаконным в порядке ст. 125 УПК РФ и постановление следователя о назначении судебной экспертизы по причине допущенных при вынесении данного постановления процедурного нарушения, что повлекло признание заключения эксперта недопустимым доказательством, назначение новой экспертизы, по результатам выводов которой уголовное преследование в отношении подзащитного было прекращено. Самое главное, при использовании данного тактического приема руководствоваться принципом: не навреди, то есть понимать, что отказ в удовлетворении жалобы не может привести к последствиям негативного характера для позиции защиты;

– для затруднения работы следователя (дознавателя) при условии наличия конфликтных отношений, явных перегибов в его работе, необходимости затягивания процессуальных сроков. В целом, я не сторонник выстраивания подобных взаимоотношений со стороной обвинения, но иногда сами обстоятельства диктуют необходимость ответной реакции на соответствующее поведение или творимое беззаконие. В таких условиях веерное и методичное обжалование всех промежуточных решений следователя в порядке ст. 125 УПК РФ, безусловно, будет существенно затруднять работу представителя стороны обвинения, отвлекая его на подготовку и участие в судебных заседаниях. Вместе с тем не стоит и в этом случае пренебрегать вышеозвученным принципом: не навреди;

– для получения возможности ознакомиться с дополнительными материалами дела, которые следователь может представить в суд в обоснование своей позиции о законности обжалуемого решения. Подробнее об использовании данного тактического приема я уже указал в настоящем тексте выше, когда рассуждал об обжаловании решений, имеющих существенное значение для судьбы уголовного дела.

Надеюсь, эти рекомендации хотя бы немного помогут вам при работе по уголовным делам, и вы, хотя бы иногда, сможете использовать обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ в качестве инструментария в своей защитительной тактике, а главное, такое обжалование принесет для вас положительный и весомый результат.


В комментарии «АГ» Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, отметил, что в случае отмены постановления об объявлении в розыск это послужит сильным аргументом при очередном рассмотрении вопроса о продлении меры пресечения в виде заключения адвоката под стражу, поскольку факт нахождения в розыске был одним из основных аргументов для помещения его в СИЗО.

27 января Московский городской суд при повторном рассмотрении апелляционной жалобы отменил постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы об отказе в удовлетворении жалобы на действия следователя об объявлении председателя АК «Третьяков и партнеры» Игоря Третьякова в федеральный розыск.

Возбуждение уголовного дела и обжалование объявления Третьякова в розыск в Бабушкинском районном суде г. Москвы

Защите удалось доказать, что ходатайство следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу немотивированно и необоснованно

Как ранее сообщалось, НПО им. С.А. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг. По ним адвокат получил более 332 млн руб. Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

Уголовное дело, как писала «АГ», было возбуждено ГСУ СК по Московской области 20 июля 2018 г. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК. 25 июля Игорю Третьякову заочно предъявили обвинение в совершении преступления, в этот же день следователь Андрей Бехтин избрал адвокату меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Тогда же он вынес постановление об объявлении Третьякова в федеральный розыск.

29 июля 2018 г. адвокат был задержан. 31 июля 2018 г. в Бабушкинский районный суд г. Москвы поступило ходатайство следователя об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. В ходатайстве сообщалось, что адвокат обвиняется в совершении тяжкого группового преступления, за которое действующее законодательство устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет, при этом ущерб причинен РФ в особо крупном размере. Кроме того, не все лица, причастные к совершению преступления, установлены, а сам Третьяков находился в федеральном розыске. Бабушкинский районный суд избрал адвокату меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 20 суток. В последующем срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

Защитник адвоката сообщил «АГ», что в суд подана жалоба, в которой он просит признать проведение обыска незаконным

Как рассказал «АГ» адвокат АП г. Москвы Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, 10 августа 2018 г. он подал жалобу в порядке ст. 125 УПК на действия следователя по объявлению его доверителя в розыск и вынесение соответствующего постановления, однако по существу она была рассмотрена лишь 31 мая 2019 г.

Согласно жалобе (имеется у «АГ»), поданной в Бабушкинский районный суд г. Москвы, Игорь Третьяков не был уведомлен о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело: об этом он узнал только 25 июля 2018 г., когда сотрудник АК «Третьяков и партнеры» позвонил ему и сообщил о производстве обыска. Ему также не предъявлялось обвинение – никакой повестки Третьякову не направлялось, о вынесении постановления о привлечении его в качестве обвиняемого адвокату ничего не было известно. «К тому же у следователя было три дня на предъявление постановления, а значит, никаких правовых оснований заочно объявлять в розыск не было», – подчеркнул Станислав Шостак.

В документе указывается, что Игорь Третьяков не располагает внутренними средствами правовой защиты от имеющихся в его деле нарушений норм уголовно-процессуального законодательства

Адвокат также указал, что розыскное дело на Игоря Третьякова не заводилось, а уголовное не выделялось в отдельное производство и не приостанавливалось. В связи с этим Станислав Шостак попросил суд признать действия следователя незаконными и отменить соответствующее постановление.

31 мая 2019 г. в Бабушкинском районном суде следователь пояснял, что им проводилась доследственная проверка, в рамках которой он получил объяснения от Третьякова. При этом последний не сообщал о желании покинуть место проживания и о намерении вылететь за пределы Москвы. 20 июля 2018 г. после возбуждения уголовного дела было установлено, что Игорь Третьяков покинул Москву и, возможно, находится в Иркутской области.

Так как адвокат находился на значительном расстоянии от места производства предварительного расследования и мог скрыться, 25 июля 2018 г. следователь вынес постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а также принял меры к приводу Третьякова, которые не дали результата. В этот же день следователь вынес постановление об объявлении адвоката в розыск. Свои действия он пояснил необходимостью принятия неотложных мер, направленных на установление места нахождения подозреваемого. Следователь указал, что уведомить о принятом решении защитника Третьякова он не мог, поскольку тот не участвовал в деле.

Суд посчитал, что следователь вынес постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в соответствии с нормами УПК, а мера не применялась к Игорю Третьякову ввиду того, что место его нахождения установлено не было. «Вопреки доводам жалобы, суд отмечает, что у органа предварительного расследования имелись данные, свидетельствующие о том, что местонахождение подозреваемого Третьякова неизвестно, при этом органом предварительного следствия были приняты предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по вызову Третьякова к следователю», – подчеркнула первая инстанция.

Суд заметил, что действия следователя об объявлении Игоря Третьякова в розыск обусловлены не личными интересами, а интересами органов предварительного следствия, задачами уголовного судопроизводства и предприняты в целях исключения факта возможного сокрытия подозреваемого за пределами РФ. Кроме того, первая инстанция учла, что уже 26 июля 2018 г. адвокат располагал данными об объявлении его в розыск, однако мер к явке в правоохранительные органы не принял, о своем месте нахождения не сообщил.

Бабушкинский районный суд г. Москвы отметил, что вопросы об обоснованности возбуждения дела и предъявления обвинения являются предметом отсроченного судебного контроля и не могут быть предметом проверки в порядке ст. 125 УПК РФ. «При разрешении жалобы суд обращает внимание на допущенные недостатки в работе органов предварительного расследования, связанные с невозможностью представления в распоряжение суда данных как подтверждающих фактическую отправку корреспонденции в адрес стороны защиты по рассматриваемым вопросам, так и уведомлений о вручении стороне защиты документов. Вместе с тем данные обстоятельства не могут служить основанием для удовлетворения жалобы, поскольку в настоящее время все уведомления и иные процессуальные документы стороне защиты вручены, до сведения стороны доведены», – указал суд.

Кроме того, первая инстанция отметила, что представленные стороной защиты документы, показания допрошенных свидетелей сами по себе не свидетельствуют о незаконности действий следователя при объявлении Третьякова в розыск, а соответственно, не могут служить основанием для удовлетворения жалобы.

Обжалование в Мосгорсуд

Не согласившись с постановлением первой инстанции, Станислав Шостак подал апелляционную жалобу в Московский городской суд, в которой, помимо прочего, указал, что следователем не представлено доказательств о направлении Игорю Третьякову документов, подтверждающих фактическую отправку корреспонденции. Напротив, он сообщил, что ГСУ СК РФ по МО, в том числе в июле 2018, г. не имело возможности отправки корреспонденции из-за отсутствия бюджетных средств и почтовых марок.

Адвокат указал, что суд первой инстанции установил и признал, что доказательств о направлении постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Третьякова не представлено, как и доказательств об уведомлении о предъявлении обвинения. Также суд установил и признал, что все эти уведомления представлены на момент рассмотрения жалобы. «Однако уголовное дело возбуждено 20 июля 2018 г., а обвинение предъявлено 25 июля 2018 г.», – подчеркнула сторона защиты.

Таким образом, отметил адвокат, Третьяков не мог знать, что в отношении него ведется уголовное преследование, и не имел никаких оснований предполагать, что может быть ограничен в своем передвижении и выборе места нахождения. Сторона защиты посчитала, что при таких обстоятельствах объявление 25 июля 2018 г. Игоря Третьякова в федеральный розыск носило незаконный характер.

Станислав Шостак заметил: первая инстанция указала, что представленные документы и показания свидетелей сами по себе не свидетельствуют о незаконности действий следователя при объявлении Третьякова в розыск, а соответственно, не могут служить основанием для удовлетворения жалобы. На это адвокат отметил, что все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (возникающие вследствие недостаточности доказательств, противоречивости доказательств, незаконности способов добычи доказательств и т.д.), которые до момента окончания судебного следствия не были устранены в законном порядке, суд обязан толковать в пользу обвиняемого (т.е. в пользу признания его «невиновным»).

Адвокат попросил Мосгорсуд изменить решение первой инстанции, признав действия следователя незаконными и отменив его постановление об объявлении Третьякова в розыск. Однако 29 августа 2019 г. Московский городской суд вынес постановление, которым оставил в силе решение Бабушкинского районного суда г. Москвы, полностью согласившись с доводами первой инстанции.

Кассационный суд вернул материалы дела в Мосгорсуд

16 декабря 2019 г. было вынесено кассационное определение, в котором суд указал, что заместитель прокурора г. Москвы Михаил Можаев в кассационном представлении также попросил отменить решение Мосгорсуда, указав, что в нарушение требования ч. 2 ст. 389.11 УПК извещение о назначении судебного заседания в апелляции Игорю Третьякову было вручено за день до даты судебного заседания. При этом Мосгорсуд не проверил своевременность извещения сторон, не выяснил у обвиняемого его мнение о достаточности времени для подготовки к судебному заседанию.

Второй кассационный суд общей юрисдикции отметил, что хотя извещение о назначении судебного заседания в Мосгорсуде было направлено сторонам 22 августа 2019 г., в СИЗО, где содержится Игорь Третьяков, оно поступило и было вручено 28 августа, т.е. за день до судебного заседания.

Кассация сослалась на п. 5 Постановления Пленума ВС от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», в котором разъясняется, что судам следует проверять, извещен ли обвиняемый о дате, времени и месте заседания суда первой, апелляционной или кассационной инстанции в сроки, установленные, соответственно, ч. 2 ст. 389.11 УПК РФ. При несоблюдении указанного срока суд выясняет у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого, в целях обеспечения требований ч. 3 ст. 47 УПК суд объявляет перерыв в судебном заседании либо откладывает его на определенный срок.

«Между тем, – отметила кассация, – как следует из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции, вопреки вышеизложенным нормативным требованиям, перед началом судебного разбирательства председательствующий не проверил своевременность извещения обвиняемого Третьякова И.А., в интересах которого была подана подлежащая рассмотрению апелляционная жалоба, о дне судебного заседания и не выяснил его мнение о достаточности времени для подготовки в судебному заседанию».

Суд указал, что с учетом положений ч. 1 ст. 47 Конституции о недопустимости лишения лица права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и ч. 7 ст. 401.16 УПК о запрете предрешения выводов, которые могут быть сделаны судом апелляционной инстанции при повторном рассмотрении данного материала, судебная коллегия не дает суждения по доводам кассационной жалобы, содержащим мотивы несогласия адвоката с постановлением суда первой инстанции от 31 мая 2019 г., которые будут являться предметом исследования и оценки в суде апелляционной инстанции.

Таким образом, кассационный суд частично удовлетворил жалобу и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Как рассказал «АГ» Станислав Шостак, 27 января Московский городской суд отменил постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы и направил материалы на новое рассмотрение.

Адвокат отметил, что кассация отменила судебные акты по процессуальным нарушениям. Станислав Шостак считает, что, поскольку в деле существует очень много вопросов и «несостыковок», а также при наличии нарушенного права Третьякова на защиту, никакого смысла разбираться по существу вопроса не было, поэтому кассация и направила дело в апелляцию. «А вот апелляция в судебном заседании 27 января 2020 г. рассматривала жалобу по существу», – указал он. Адвокат добавил, что мотивированного решения Мосгорсуда пока нет.

В комментарии «АГ» Станислав Шостак отметил, что позитивно смотрит на дальнейшее рассмотрение жалобы. «Считаю, что постановление должно быть отменено исходя из буквы и духа закона, так как оно абсолютно неправомерно, что фактически было установлено судом первой инстанции, который тем не менее вынес противоречивое решение», – отметил он.

Адвокат добавил, что в случае признания постановления об объявлении Игоря Третьякова в розыск и его отмены это положительно скажется на изменении меры пресечения. «Для нас это архиважно, так как при очередном разрешении вопроса о продлении меры пресечения мы будем иметь веский аргумент для того, чтобы добиться ее смягчения, так как ранее объявление моего подзащитного в розыск принималось в качестве одного из ключевых доводов в пользу помещения его в СИЗО», – добавил Станислав Шостак.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: