Обыск в банке нужно ли судебное решение

Обновлено: 20.04.2024

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Гаджиева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ОАО "Универсальный коммерческий банк "Эра",

1. Согласно регламентирующей основания и порядок производства обыска статье 182 УПК Российской Федерации обыск производится на основании постановления следователя (часть вторая), а обыск в жилище - на основании судебного решения (часть третья); до начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве или судебное решение, разрешающее его производство (часть четвертая).

Конституционность частей второй и четвертой данной статьи оспаривается в жалобе ОАО "Универсальный коммерческий банк "Эра". Как следует из представленных заявителем материалов, судья Набережночелнинского городского суда (Республика Татарстан) отказал следователю в рассмотрении ходатайства о производстве в рамках расследования по уголовному делу обыска в коммерческом банке "Эра" (город Москва), ссылаясь на то, что разрешение на производство обыска суд может давать лишь в случае, если он проводится в жилище, необходимые же для производства выемки в кредитном учреждении данные о конкретных физических лицах, чьи вклады и счета интересуют следствие, отсутствуют. В феврале 2004 года в помещении коммерческого банка "Эра" на основании санкционированного прокурором постановления следователя работниками милиции в целях выявления лиц, причастных к совершению особо тяжкого преступления, был проведен обыск, в ходе которого были изъяты расходные кассовые документы и выписки из корреспондентских счетов, указывающие на физических лиц - клиентов этого банка.

Заявитель утверждает, что части вторая и четвертая статьи 182 УПК Российской Федерации с учетом смысла, придаваемого им правоприменительной практикой, приводят к ограничению прав и свобод граждан, гарантированных статьями 18, 23 (часть 1), 24 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку на их основании работники милиции, проводившие обыск в банке, получили без судебного решения доступ к охраняемой законом банковской тайне и относящейся к частной жизни физических лиц информации об их вкладах.

2. В соответствии с пунктом 7 части второй статьи 29 УПК Российской Федерации только суд правомочен принимать решение о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях. Названной норме коррелирует норма части четвертой статьи 183 УПК Российской Федерации, согласно которой выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, производится на основании судебного решения. При этом как уголовно-процессуальное законодательство, так и гражданское и банковское законодательство, конкретизирующее понятие "документы, содержащие информацию о вкладах и счетах граждан в банках", связывают необходимость получения судебного решения не с формой, а с содержанием соответствующих документов.

Гражданское законодательство рассматривает в качестве информации о счетах и вкладах граждан сведения о наличии счета (вклада) в конкретной кредитной организации, о владельце счета, о произведенных операциях по счету. Такие сведения содержатся в первичных документах (платежные поручения и т.п.), кассовых документах, различных ведомостях, выписках со счетов, причем в выписке из корреспондентского счета отражаются сведения в отношении всех клиентов банка за определенный период времени по всем операциям банка (порядковый номер операции, сальдо по счету, номер счета клиента, суммы платежа, ссылки на платежное поручение). Поскольку сведения о вкладах и счетах граждан в банках представляют собой информацию персонального характера, законодатель установил специальный правовой режим банковской тайны: в соответствии с пунктом 1 статьи 857 ГК Российской Федерации банки гарантируют тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

Таким образом, выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, которая осуществляется в рамках следственных действий, проводимых в ходе уголовного судопроизводства, допустима, если эта информация имеет непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного уголовного дела; выемка документов не должна приводить к получению сводной информации о всех клиентах банка; вынося постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки или обыска с целью изъятия документов о вкладах и счетах в банке или иной кредитной организации, следователь не вправе запрашивать информацию о счетах и вкладах, если такая информация не связана с необходимостью установления обстоятельств, значимых для расследования по конкретному уголовному делу, а кредитные организации, в свою очередь, не обязаны в этих случаях передавать органам следствия соответствующую информацию.

3. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (статья 23, часть 1) и запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (статья 24, часть 1).

Из указанных конституционных гарантий вытекают, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 мая 2003 года по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона "О судебных приставах", право каждого на сохранение в тайне сведений о его банковских счетах и банковских вкладах и иных сведений, виды и объем которых устанавливаются законом, и соответствующая обязанность государства обеспечивать это право, а также обязанность банков, иных кредитных организаций хранить банковскую тайну.

Банковская тайна, включающая тайну банковского счета и банковского вклада, сведений об операциях по счету и о клиентах кредитной организации, означает защиту банком в силу требования закона сведений, разглашение которых может нарушить права клиента. Будучи по своей природе и назначению публично-частным правовым институтом, она служит как обеспечению условий для эффективного функционирования банковской системы и гражданского оборота, основанного на свободе его участников, так и гарантированию основных прав граждан и защищаемых Конституцией Российской Федерации интересов физических и юридических лиц.

Отступления от банковской тайны - в силу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - могут допускаться только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, и лишь на основе федерального закона, каковым, в частности, является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, предусматривающий возможность выемки в ходе производства по уголовному делу предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях.

В целях защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц в связи с нарушением банковской тайны Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает в пункте 7 части второй статьи 29 и части четвертой статьи 183, что соответствующие действия осуществляются органами расследования лишь на основании судебного решения с соблюдением предписаний статьи 165 данного Кодекса (за исключением случаев, предусмотренных в ее части пятой).

Требование о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, только на основании судебного решения обусловлено не особенностями проводимого в этих целях одноименного следственного действия, а специфическим характером содержащейся в изымаемых предметах и документах информации. Судебное решение в подобных случаях принимается вне зависимости от того, оформляется их изъятие как результат выемки, проводимой в порядке статьи 183 УПК Российской Федерации, или как результат какого-либо иного следственного действия (в том числе обыска), направленного на обнаружение и изъятие именно таких предметов и документов.

Отсутствие в статье 182 УПК Российской Федерации прямого указания на необходимость вынесения судебного решения о производстве обыска с целью изъятия (выемки) предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, не означает, что ею устанавливается иной, нежели предусмотренный пунктом 7 части второй статьи 29 УПК Российской Федерации, порядок выемки и изъятия предметов и документов и допускается возможность отступления от содержащегося в нем предписания со стороны следователя, прокурора и суда при применении ими статьи 182 УПК Российской Федерации.

Таким образом, нет оснований утверждать, что части вторая и четвертая статьи 182 УПК Российской Федерации нарушают гарантируемые Конституцией Российской Федерации, в том числе ее статьями 23 (часть 1), 24 (часть 1) и 46 (часть 1), права как банков и иных кредитных организаций, так и граждан, являющихся их клиентами, а потому жалоба ОАО "Универсальный коммерческий банк "Эра" в силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Положения частей второй и четвертой статьи 182 УПК Российской Федерации в системе действующего уголовно-процессуального регулирования предполагают необходимость принятия судебного решения о выемке и изъятии путем проведения обыска предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" конституционно-правовой смысл указанных положений, выявленный в настоящем Определении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

2. Поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления, признать данную жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Подборка наиболее важных документов по запросу Обыск в банке (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Обыск в банке

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 25.01.2022 N 77-244/2022
Приговор: По пп. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (кража).
Определение: Акты оставлены без изменения. Виновность П. в совершении инкриминируемого ему преступления обоснованно установлена судом на основании: признательных показаний самого осужденного П., потерпевшей ФИО7, свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО5, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, данных ими в судебном заседании и на предварительном следствии и оглашенных в суде по обстоятельствам дела; а также на основании представленных по делу и исследованных доказательств: протокола осмотра места происшествия, протокола обыска, протокола осмотра предметов, протокола выемки, заключения эксперта по следу руки с поверхности банки с шоколадной пастой, которые подробно и правильно изложены в приговоре, проверены и оценены судом.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Обыск в банке

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Отдельные аспекты оценки судом результатов следственной деятельности при принятии решений
(Лаков А.В.)
("Российская юстиция", 2020, N 2) Указанные особенности в значительной степени предопределили позицию законодателя относительно того, что только по решению суда могут производиться отдельные процессуальные действия и приниматься определенные процессуальные решения, связанные с ограничением конституционных прав граждан (ч. 2 ст. 29 УПК РФ). Так, только суд правомочен принимать решение об избрании либо о продлении определенных мер пресечения (содержание под стражей, домашний арест, запрет определенных действий, залог). Только по решению суда могут производиться: выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях; обыск и выемка в жилище; наложение ареста на корреспонденцию, ее осмотр и выемка, а также ряд других процессуальных действий и решений, перечисленных в указанной норме.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Основания и порядок производства обыска. Комментарий к ст. 182 УПК РФ"
(Рыжаков А.П.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020) Об обеспечении обыска государственным принуждением пишут и другие авторы. См., к примеру: Шмонин А.В. Обыск и выемка в кредитной организации: проблемы и пути их решения / А.В. Шмонин // Банковское право. 2005. N 5. С. 29 - 35. [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс". 2005 и др.

Нормативные акты: Обыск в банке

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.12.2015 N 33-П
"По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других" Речь о том, что при недостатке качественных доказательств следствие выделило из дела (по обвинению в хищении) отдельное производство и перенаправило преследование так, что под следственные действия попала профессиональная защита обвиняемых (адвокаты). Это позволило провести в адвокатском образовании многочасовой обыск с изъятием документов и предметов (электронных носителей), связь которых с объявленными поводами и целями обыска не всем показалась очевидной. Судя по материалам дела, искали доказательства уплаты денег, перечисленных адвокатам как вознаграждение (не в такой, между прочим, сумме, чтобы она не была похожа на обычный гонорар). "Следы" безналичного платежа, как известно, ищут в платежных документах (бумажных и электронных), которые (и это общеизвестно) совершаются не в одном экземпляре. Если их не взять у плательщика (кстати, почему не там, где случилась растрата?), то запросить (изъять) их в банке вряд ли сложнее, чем коллективно часами искать бумаги, которых обычно никто не прячет. Следствию, однако, нужен был именно обыск (даже не выемка) на самом дальнем конце платежной операции - в адвокатском образовании. Заодно и как будто попутно оно получило доступ к адвокатским производствам с конфиденциальной информацией, в том числе по делам посторонних лиц, не вовлеченных в уголовное дело, по которому состоялся обыск.

УПК РФ Статья 182. Основания и порядок производства обыска

1. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

(в ред. Федерального закона от 31.12.2014 N 530-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Обыск производится на основании постановления следователя.

3. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

4. До начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, - судебное решение, разрешающее его производство.

5. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

6. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

7. Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

8. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

9. При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

9.1. Утратил силу. - Федеральный закон от 27.12.2018 N 533-ФЗ.

(см. текст в предыдущей редакции)

10. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

11. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

(см. текст в предыдущей редакции)

12. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

13. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

14. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

15. Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.

16. Обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.


Конституционный Суд РФ отмечает, что «взаимосвязанные положения» п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 165 и ч. 1 ст. 182 УПК РФ «предполагают предварительный судебный контроль в отношении производства обыска в целях обнаружения и изъятия орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, а также предметов, документов и ценностей, которые могут иметь значение для уголовного дела, в частности в случаях, когда такие предметы и документы содержат охраняемую федеральным законом тайну…» . Положения ст. 182 УПК РФ не могут расцениваться как допускающие отступление от установленного п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ порядка изъятия, в том числе в ходе обыска, предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну.

Несомненно, это правило распространяется, к примеру, и на обыск, сопровождающийся доступом к банковской тайне. Отсутствие в ст. 182 УПК РФ прямого указания на необходимость вынесения судебного решения о производстве обыска с целью изъятия (выемки) предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, не означает, что ею устанавливается иной, нежели предусмотренный п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ порядок выемки и изъятия предметов и документов и допускается возможность отступления от содержащегося в нем предписания со стороны следователя и суда при применении ими ст. 182 УПК РФ.

Требование о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, только на основании судебного решения обусловлено не особенностями проводимого в этих целях одноименного следственного действия, а специфическим характером содержащейся в изымаемых предметах и документах информации. Судебное решение в подобных случаях принимается вне зависимости от того, оформляется их изъятие как результат выемки, проводимой в порядке ст. 183 УПК РФ, или как результат какого-либо иного следственного действия (в том числе обыска), направленного на обнаружение и изъятие именно таких предметов и документов.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Оставить комментарий Отменить ответ

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!


В ч. 2 ст. 182 УПК РФ закреплено требование письменного оформления решения о производстве обыска. Иначе говоря, здесь идет речь о юридическом основании производства рассматриваемого следственного действия.

По общему правилу юридическим основанием производства обыска является постановление следователя (дознавателя и др.) о производстве обыска. Получать согласие прокурора на вынесение такого постановления необходимости нет. Поэтому по меньшей мере в настоящее время не соответствуют требованиям закона разъяснения некоторых процессуалистов о том, что обыск производится по постановлению следователя с согласия прокурора. Мы понимаем, что данное утверждение строилось на структуре не действующего с 11 июля 2003 года приложения N 36 к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ. И, соответственно, на тот момент имело право на существование. Сейчас же у него нет и намека на действующую правовую основу.

Юридическое основание обыска в жилище — это постановление судьи о производстве обыска в жилище. Так это процессуальное решение именуется в п. 5 ч. 2 ст. 29 УПК РФ. В ч. 1 и ч. 2 ст. 450.1 УПК РФ процессуальный документ, которым оформляется рассматриваемое судебное решение, назван уже постановлением судьи о разрешении производства обыска. Вне зависимости от наименования данное судебное решение принимается в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. В случаях, не терпящих отлагательства, юридическим основанием обыска в жилище признается постановление о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства.

Юридическое основание личного обыска по общему правилу — тоже судебное решение. И оно принимается в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. А в случаях, не терпящих отлагательства, таким основанием служит постановление о производстве личного обыска подозреваемого (обвиняемого) в случаях, не терпящих отлагательства. Поэтому трудно согласиться с утверждениями некоторых авторов, что «только обыск в жилище производится по судебному решению». Судебное решение, а иногда к тому же полученное согласие определенного органа может быть юридическим основанием производства обыска и в некоторых других случаях.

Исходя из содержания ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 1 ст. 450.1 УПК РФ только по судебному решению может быть произведен обыск, осуществляемый в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности). Это правило распространяется и на случаи, предусмотренные ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Причем обыск в отношении адвоката производится только после возбуждения в отношении его уголовного дела или привлечения адвоката в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

Обыск — это уголовно-процессуальная мера, поэтому на территории муниципального образования он может быть применен к кандидату в депутаты представительного органа местного самоуправления; кандидату на должность выборного должностного лица местного самоуправления только по постановлению суда (ст. 24 Временного положения о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления, и выборных должностных лиц местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, не обеспечивших реализацию конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления).

Судебное решение о производстве обыска, принятое в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в РФ, станет юридическим основанием производства обыска только после получения на то согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы (ч. 3 ст. 450 УПК РФ), а в некоторых случаях и надлежащего суда.

Так, когда в отношении должностного лица не возбуждено уголовное дело и он не привлечен в качестве обвиняемого, судебное решение о производстве обыска принимается:

1) в отношении Генерального прокурора РФ, Председателя Следственного комитета РФ — с согласия коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ;

2) в отношении судьи Конституционного Суда РФ — с согласия Конституционного Суда РФ (ч. ч. 3 и 5 ст. 450 УПК РФ).

Обыск в служебных либо жилых помещениях, занимаемых лицами, пользующимися иммунитетом от таких действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, или личный обыск указанных лиц производится лишь с согласия иностранного государства, на службе которого находится или находилось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной организации, членом персонала которой оно является или являлось (ч. 2 ст. 3 УПК РФ).

А вот без соответствующего постановления могут производиться лишь некоторые виды личного обыска. Речь идет о личном обыске лица при его задержании на основании ст. ст. 91 и 92 УПК РФ (ст. 93 УПК РФ) или заключении под стражу (ст. 108 УПК РФ), а также при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы, документы или ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 2 ст. 184 УПК РФ). Юридическое основание такого личного обыска рекомендуется отражать в надлежащем протоколе.

В ч. 2 ст. 182 УПК РФ говорится о постановлении, которое выносится следователем. В ч. 4 той же статьи — о предъявлении следователем постановления, в ч. ч. 5, 7 и 8 — об иных действиях следователя при производстве обыска. Во всех случаях речь идет только о следователе. Именно поэтому большинство авторов в своих разъяснениях к настоящей статье тоже ограничивают круг субъектов, уполномоченных на производство обыска, лишь указанными должностными лицами или же только следователями и органами дознания (дознавателями). Всего-навсего в нескольких работах приведен более полный перечень субъектов, наделенных правом выносить постановление о производстве обыска.

Итак, не только следователь вправе вынести постановление о производстве обыска, предъявить его обыскиваемому и реализовать оформленное таким образом процессуальное решение. Согласно п. 40.1 ст. 5 УПК РФ по поручению руководителя следственного органа производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству вправе следователь-криминалист.

Дознаватель, согласно п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ, тоже может самостоятельно производить следственные (иные процессуальные) действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуются согласие начальника органа дознания, согласие прокурора и (или) судебное решение. Право дознавателя на производство обыска, кроме того, следует из содержания ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

Обыск может быть неотложным следственным действием, его производят и во время осуществления дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно. Реализация этих видов уголовно-процессуальной деятельности возложена на орган дознания (п. 2 ч. 2 ст. 40, ст. 157, ч. 1 ст. 223 УПК РФ). Таким образом, орган дознания также уполномочен на производство обыска.

В соответствии с ч. 2 ст. 40.1 УПК РФ начальник подразделения дознания вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя. Аналогичное право предоставлено руководителю следственного органа (ч. 2 ст. 39 УПК РФ). Производя в подобной ситуации предварительное следствие в полном объеме, он обладает полномочиями следователя.

Обыск, помимо того, может быть произведен руководителем (членом) следственной группы (группы дознавателей). Данное его право предусмотрено ч. 5 ст. 163 (ч. 5 ст. 223.2) УПК РФ.

Иначе говоря, предъявлять постановление о производстве обыска и производить таковой вправе следователь, следователь-криминалист, дознаватель, орган дознания, начальник подразделения дознания, руководитель (член) следственной группы (группы дознавателей) и руководитель следственного органа. Выносить же постановление о производстве обыска вправе те же субъекты уголовного процесса, за исключением, полагаем, лишь следователя-криминалиста.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: