Обязательно ли постановление конституционного суда рф для правоприменительных органов

Обновлено: 02.12.2022

Открытие темы послужило установление истины в этой теме, в правоприменение отдельных положений решений Конституционного суда относительно их применения при рассмотрении спорных правоотношений не относящимся к решению Конституционного суда в целом.

Возъмем один пример, я имею точку зрения в том что, данным положением постановления Конституционного суда конкретизирован гражданский оборот земельных участков как собственность, недвижимость, и на основании данного толкования Земельный Кодекс при осуществление любых (сдача в аренду, продажа, дарение и тд.) гражданско правовых сделок не применим:

  1. Часть 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П.“3. В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (часть 1); земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (часть 2). Конкретизируя положения Конституции Российской Федерации, Земельный кодекс Российской Федерации также исходит из представлений о земле как об основе жизни и деятельности человека и одновременно — как о недвижимом имуществе, рассматривая землю в качестве объекта права собственности и иных прав (пункт 1 статьи 1). Осуществляя с учетом этого деление земель по целевому назначению на категории (земли сельскохозяйственного назначения, населенных пунктов, промышленности и др.), данный Кодекс определяет юридические основания приобретения прав на конкретные земельные участки (используемые для строительства жилого дома, гаража, ведения личного подсобного или дачного хозяйства, ведения крестьянского (фермерского) хозяйства (помимо хозяйства при доме), садоводства или огородничества, сенокошения и выпаса скота и пр.), к числу которых он относит получение земли на праве частной собственности, праве пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования, аренды, безвозмездного срочного пользования (статьи 15 и 20-24). согласно статье 27 Земельного кодекса Российской Федерации Земельный участок, приобретенный гражданином в частную собственность, согласно статье 27 Земельного кодекса Российской Федерации, можно продать, подарить, отдать в залог, сдать в аренду или распоряжаться им иным образом, если соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте.
  2. Таким образом, гражданский оборот земельных участков, охватывающий совокупность возникающих из сделок (иных правомерных юридических действий) гражданско-правовых обязательств, предопределяет гражданско-правовой режим земельных участков как важнейшего объекта недвижимости и, следовательно,составляет предмет регулирования уже не земельного, а гражданского законодательства…”;

Упомянутые статьи закона

Конституция РФ

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Поделитесь публикацией в соц.сетях, пригласите друзей и коллег к дискуссии

Само Постановление к чему относится? Конституционность какой нормы проверяет? Неконституционность какой правоприменительной практики какой статьи установило?

Кроме этого и гражданское законодательство о земле, как объект прав постоянно отсылает нас к земельному, так как применений статей гражданского кодекса к земельным отношениям без тонкостей именно земельного законодательства невозможно, как часто констатирует Конституционный суд — нарушило бы баланс интересов участников и стабильность гражданского оборота.

Следую индуктивному умозаключению автора, КС постановляет, что Земельный Кодекс должен быть отменен, как не имеющий правоприменительного значения. Правомерен ли подобный вывод?
Где ошибка? А вот она — в неверном толковании формулировки:
Таким образом, гражданский оборот земельных участков, охватывающий совокупность возникающих из сделок (иных правомерных юридических действий) гражданско-правовых обязательств, предопределяет гражданско-правовой режим земельных участков как важнейшего объекта недвижимости и, следовательно, составляет предмет регулирования уже не земельного, а гражданского законодательства… Следовательно правильный вывод: земельное законодательство РФ составляет совокупность правовых норм как ГК РФ, так и ЗК РФ.
Поняв смысл в данном конкретном примере, можно переходить и к обсуждению конституционно-правового смысла норм права, который содержится в решения КС РФ.

Кроме этого и гражданское законодательство о земле, как объект прав постоянно отсылает нас к земельному
Поняв смысл в данном конкретном примере, Прошу прощения, не перенес из темы где было начато обсуждение, смысл вопроса относительно затронутой там темы.

Имелось ввиду, что при любой сделке: сдаче в аренду, продаже, дарении и т.д. положения ЗК РФ в той части что регулируют земле-пользование, как пример целевое назначение и разрешенное использование, не применяются при гражданском обороте и собственнику не может вменяться при сделке то что, он распорядился земельным участком не по целевому назначению.

«Целевое назначение и разрешенное использование» не могут не применяться при гражданском обороте. Продавец обязан уведомить покупателя об этик критериях, а так же о других ограничениях. Например участок, предназначенный для выращивания сельхозпродукции не может использоваться новым собственником для постройки жилого дома, если конечно новый собственник не изменит в установленном законом порядке категорию земли и(или) разрешенное использование.

Но в тоже время, вне зависимости от указанных аспектов, собственник не ограничивается в праве распоряжения (т.е. продать, подарить, завещать и т.п.) земельным участок не изъятым из гражданского оборота и не ограниченным иными правами. Но любой собственник любой вещи может быть ограничен законом в праве использовать свою собственность

Продавец обязан уведомить покупателя об этик критериях, а так же о других ограничениях. Владислав Игоревич, при чем тут это? речь идет о распоряжении а не владении собственностью, сдал в аренду, продал, подарил, собственник распорядился, а налагать на собственника обязанность еще и предусмотреть как будет пользоваться новый собственник, это является ограничением права собственности а любое ограничение должно быть прописано в ФЗ, более того какое дело собственнику (?) до того как будет новый собственник владеть этой собственностью, все притензии уже к новому собственнику, который уже владеет собственностью.
земельным участок не изъятым из гражданского оборота и не ограниченным иными правами. Но любой собственник любой вещи может быть ограничен законом в праве использовать свою собственность Эту тему мы не затрагиваем, т.к. это все должно быть прописано в Федеральном законе ч.2 ч.3 ст.55 КРФ (и много ПКС РФ об этом)

Кроме этого земельный участок может быть продан с ограничениями, например сервитут, аренда, которые при продаже не прекращаются, и так же как и прежнего собственника будут ограничивать право распоряжения нового собственника. А например арендатор согласно, земельного законодательства имеет преимущественное право покупки земельного участка, следовательно право распоряжение участком собственником будет зависеть от воли арендатора.

участок может быть продан с ограничениями, например сервитут, аренда, которые при продаже не прекращаются, Неспорю, но к праву распоряжению собственностью не относится, у гражданина есть собственность, ограничения допустим заранее определены и прописаны в правоустанавливающих документах пускай это будет серветут, но, никак нельзя вменить собственнику распорядвишимуся собственностью, что он использовал землю не по целевому назначению, или как было затронуто в теме, не провел межевание при сдаче в аренду выделенной части, такого ограничения нет в ФЗ.
↓ Читать полностью ↓

Частью 2 ст.26 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» , предъявлено лишь одно требование от собственника при сдаче части собственности в аренду и Государственной регистрации аренды недвижимого имущества:
“2. Если в аренду сдается земельный участок или часть его, к договору аренды, представляемому на государственную регистрацию прав, прилагается кадастровый паспорт земельного участка с указанием части его, сдаваемой в аренду.”

Все, более каким либо Федеральным Законом собственник не ограничен в праве собственности при сдаче в аренду учетной части, остальное требовать от собственника, это ограничение и вмешательство в право собственности и свободы договора.

В Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П дано четкое толкование именно Конституционных норм относительно юридического равенства, не прикосновенности собственности и что никто не может произвольно вмешиваться в частные дела, препятствовать свободе договора и т.д. и что если данные права будут нарушены подлежат судебной защите.:
“2. Конституцией Российской Федерации гарантируются свобода экономической деятельности, право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, а также признание и защита собственности, ее охрана законом (статьи 8 и 35, части 1 и 2). Названные права, как следует из статей 1, 2, 15 (часть 4), 17 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2), 45 (часть 1) и 46 Конституции Российской Федерации, гарантируются в качестве основных и неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина и реализуются на основе общеправовых принципов юридического равенства, неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающих равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность участников гражданско-правовых отношений, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, которые провозглашаются и в числе основных начал гражданского законодательства (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 апреля 2003 года по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности»).”;

Само Постановление к чему относится? Конституционность какой нормы проверяет? Неконституционность какой правоприменительной практики какой статьи установило? Владислав Игоревич
↓ Читать полностью ↓
Как я понимаю Вы считает раз только эта норма (446 ГПК ) расматривалась то ПКС РФ только к этой норме и оносится ?

Посмею с Вами не согласиться, считаю что это не так, и как правило рассматриваемая норма является отсылочной и если некоторые вопросы не были предметом рассмотрения по настоящему делу, не отражены в Постановлении то это не означает что частью 3 данного Постановления не выявлен конституционный смысл правовой нормы для последующего правопримения при распоряжения собственностью в других спорных право отношениях.

Конституционный суд в ч.2.1. данного Постановления, не посредственно сам ссылается на ч. 3 ПКС РФ от 20 июля 1999 года N 12-П, где был выявлен смысл юридического равенста и справедливости а право частной собственности относено к числу основных прав и свобод, которые определяют смысл, содержание и применение законов:
3. По смыслу статей 8 (часть 2), 35 (часть 1), 45 (часть 1), 71 (пункты «в», «д» и «о») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации, право собственности, включая объем и границы правомочий по владению, пользованию и распоряжению, а также определение оснований и порядка приобретения права собственности, его перехода и утраты, регулируется федеральным законом.
Содержание данного регулирования, как следует из статей 1, 2, 15 (часть 4), 17 (части 1 и 2), 18, 19, 34 (часть 1) и 35 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, законодатель не может определять произвольно: отношения собственности в Российской Федерации должны регламентироваться в соответствии с принципами правового государства, на основеюридического равенства и справедливости; право собственности относится к числу основных прав и свобод, которые определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием; государство обязано признавать, соблюдать и защищать право собственности согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.


В ПКС РФ от 20 июля 1999 года N 12-П процессуальное право вообще не рассматривалось и не относимо к тем правоотношениям которые были предметом рассмотрения в Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П, однако Конституционный суд ссылается на толкование в части 3. ПКС РФ от 20 июля 1999 года N 12-П как применимое при рассмотрении на соответствии Конституции процессуального права в части взыскаяния по исполнительному производству.

И таких примеров сотни, когда КС РФ рассматривая одни правоотношения ссылается на отдельно взятые положения ранее вынесенных решений где был определ тот или иной смысл правовой нормы, порой не на одно а не несколько совершенно разных, не совместимых между собой решений.

Соответственно с Вашей позицией о том что выявленный конституционный смысл правовой нормы относится только к Постановлению в целом, не согласен.

(введена Федеральным конституционным законом от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации постановления о признании проекта федерального конституционного закона или федерального закона не соответствующим Конституции Российской Федерации законодательный процесс по такому проекту прекращается. Проект федерального конституционного закона или федерального закона по этому же предмету правового регулирования может быть внесен в Государственную Думу повторно с исключением из него положений, которые привели к признанию проекта федерального конституционного закона или федерального закона не соответствующим Конституции Российской Федерации.

В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации постановления о признании закона, принятого в порядке, предусмотренном частями 2 и 3 статьи 107 или частью 2 статьи 108 Конституции Российской Федерации, не соответствующим Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации возвращает данный закон в Государственную Думу для исключения из него положений, которые привели к его признанию не соответствующим Конституции Российской Федерации.

В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации постановления о признании закона субъекта Российской Федерации до его обнародования высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) не соответствующим Конституции Российской Федерации данный закон не может быть обнародован (если закон не был подписан высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), он не может быть подписан), а высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) отзывает свою подпись под данным законом и возвращает его в законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации для исключения из него положений, которые привели к его признанию не соответствующим Конституции Российской Федерации.

В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации постановления о несоответствии проекта закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации положениям глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации он возвращается субъекту права инициативы предложения о поправке к Конституции Российской Федерации, установленному статьей 134 Конституции Российской Федерации, и может быть повторно внесен только при исключении из него положений, которые привели к его признанию не соответствующим Конституции Российской Федерации.

В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации постановления о несоответствии поправки к закону Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации в части, касающейся норм, изменяющих положения Конституции Российской Федерации или определяющих порядок вступления в силу таких норм, положениям глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации данная поправка не подлежит включению в текст закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации.

В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации постановления о несоответствии порядка принятия или рассмотрения закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации установленному Конституцией Российской Федерации порядку процесс принятия или рассмотрения данного закона возобновляется таким образом, чтобы устранить это нарушение.

Вынесение постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании закона (проекта закона), указанного в части первой статьи 110.6 настоящего Федерального конституционного закона, соответствующим Конституции Российской Федерации не препятствует проверке в соответствии с компетенцией Конституционного Суда Российской Федерации, установленной подпунктами "а" и "б" пункта 1, пунктами 3 и 3.1 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона, с учетом требований части второй статьи 74 настоящего Федерального конституционного закона конституционности положений данного закона после вступления его в силу и формирования по нему правоприменительной практики.

Статья 79. Юридическая сила решения

Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, вступает в силу немедленно после его провозглашения. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое в порядке, предусмотренном статьей 47.1 настоящего Федерального конституционного закона, вступает в силу со дня его опубликования в соответствии со статьей 78 настоящего Федерального конституционного закона. Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.

(часть первая в ред. Федерального конституционного закона от 03.11.2010 N 7-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Положения ч. 3 ст. 79 (в ред. ФКЗ от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) применяются к постановлениям Конституционного Суда РФ, принятым после 09.11.2020.

Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу или в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не приобретают юридическую силу. Признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными либо примененных в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении истолкованием, должны быть пересмотрены (а до пересмотра не подлежат исполнению) в случаях:

1) предусмотренных частями второй и пятой статьи 100 настоящего Федерального конституционного закона;

2) если решение не вступило в силу при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции;

3) пересмотра дела в суде кассационной инстанции или в порядке надзора в связи с кассационными и надзорными жалобами, представлениями, поданными по иным основаниям, в соответствии с требованиями части пятой настоящей статьи;

4) если вступившее в силу решение, которое было принято по спору между органом государственной власти или органом местного самоуправления, с одной стороны, и гражданином или юридическим лицом, с другой стороны, и влечет за собой передачу гражданином или юридическим лицом имущества или выплату ими денежных средств публичному образованию, не исполнено и при исполнении такого решения не имело место злоупотребление со стороны гражданина или юридического лица;

5) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина к уголовной ответственности;

6) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина или юридического лица к административной ответственности, при этом срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не прошел либо прошел, но факт привлечения к административной ответственности продолжает порождать для гражданина или юридического лица негативные последствия;

7) если в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, принятом по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод, прямо указано на такой пересмотр в отношении иных лиц помимо заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба.

(часть третья в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

(в ред. Федеральных конституционных законов от 15.12.2001 N 4-ФКЗ, от 28.12.2016 N 11-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено и решения предшествующих судебных инстанций состоялись до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.

(в ред. Федеральных конституционных законов от 28.12.2016 N 11-ФКЗ, от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, вступает в силу немедленно после его провозглашения. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое в порядке, предусмотренном статьей 47.1 настоящего Федерального конституционного закона, вступает в силу со дня его опубликования в соответствии со статьей 78 настоящего Федерального конституционного закона. Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

ГАРАНТ:

Положения части третьей статьи 79 (в редакции Федерального конституционного закона от 9 ноября 2020 г. N 5-ФКЗ) применяются к постановлениям Конституционного Суда РФ, принятым после 9 ноября 2020 г.

Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу или в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не приобретают юридическую силу. Признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными либо примененных в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении истолкованием, должны быть пересмотрены (а до пересмотра не подлежат исполнению) в случаях:

1) предусмотренных частями второй и пятой статьи 100 настоящего Федерального конституционного закона;

2) если решение не вступило в силу при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции;

3) пересмотра дела в суде кассационной инстанции или в порядке надзора в связи с кассационными и надзорными жалобами, представлениями, поданными по иным основаниям, в соответствии с требованиями части пятой настоящей статьи;

4) если вступившее в силу решение, которое было принято по спору между органом государственной власти или органом местного самоуправления, с одной стороны, и гражданином или юридическим лицом, с другой стороны, и влечет за собой передачу гражданином или юридическим лицом имущества или выплату ими денежных средств публичному образованию, не исполнено и при исполнении такого решения не имело место злоупотребление со стороны гражданина или юридического лица;

5) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина к уголовной ответственности;

6) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина или юридического лица к административной ответственности, при этом срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не прошел либо прошел, но факт привлечения к административной ответственности продолжает порождать для гражданина или юридического лица негативные последствия;

7) если в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, принятом по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод, прямо указано на такой пересмотр в отношении иных лиц помимо заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба.

ГАРАНТ:

О последствиях признания нормы, не противоречащей Конституции РФ в конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом РФ, см. определения Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2008 г. N 556-О-Р и от 7 июля 2016 г. N 1435-О-Р

См. также Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 1999 г.

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле части пятой статьи 79 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 26 июня 2020 г. N 30-П

С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено и решения предшествующих судебных инстанций состоялись до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 79 настоящего Федерального конституционного закона

Выплата выходного пособия работникам при ликвидации компании

В 2018 году было принято Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2018 г. № 45-П (далее – Постановление № 45-П), которым признана несоответствующим Конституции Российской Федерации ст. 178 Трудового кодекса о выплате выходного пособия сотрудникам при увольнении по ликвидации компании.

Как ранее писал ГАРАНТ.РУ, суть дела заключалась в следующем: работникам при увольнении в связи с ликвидацией организации выплачивалось выходное пособие в размере среднемесячного заработка, при обращении уволенного сотрудника за пособием во второй раз (например, если он не устроился на новую работу) нередко выходило так, что компания уже была ликвидирована – выплачивать пособие было уже некому. При рассмотрении жалобы уволенного по данному основанию гражданина суд вынес Постановление № 45-П, в котором указал, что ст. 178 ТК РФ не соответствует Конституции РФ и обязал законодателей прописать механизм выплаты сотрудникам выплаты за второй месяц, если право на нее возникло уже после подписания ликвидационного баланса. А работодателям посоветовал использовать гражданско-правовые механизмы, не противоречащие закону, например, выплачивать выходное пособие при увольнении в повышенном размере. Но теперь возникли вопросы у работодателей. В каком размере выплатить выходное пособие при увольнении? Будет ли нарушением, если, к примеру, увеличить сумму пособия на 1 тыс. руб., а не выплачивать целиком средний заработок за второй месяц после увольнения? Это ведь явная экономия для компании. Оштрафуют ли компанию при выплате пособия с минимальным повышением, и на каком основании? Не исключено, что добросовестные компании начнут сразу при увольнении выплачивать два среднемесячных заработка, а недобросовестные – с минимальной надбавкой.

Возникла еще одна проблема: в случае применения в работе Постановления № 45-П может возникнуть противоречие с Налоговым кодексом в части начисления НДФЛ и страховых выплат, поскольку выплата выходного пособия в повышенном размере должна быть заранее предусмотрена коллективным или трудовым договором (ст. 255 Налогового кодекса).

Также неясны санкции, которые могут быть применены к работодателю, не выполнившему рекомендации КС РФ из-за отсутствия поправок в КоАП. Особенно если компания уже исключена из ЕГРЮЛ ко времени обнаружения нарушения.

На мой взгляд, для решения проблемы законодателям можно предпринять два действия:

Внести изменения в ч. 1 ст. 178 ТК РФ – указать конкретный размер выходного пособия при увольнении по ликвидации с учетом Постановления № 45-П, к примеру, два среднемесячных заработка либо минимальный размер повышения выходного пособия, выплачиваемого на сегодняшний день;

Внести дополнения в ст. 217 НК РФ в части, касающейся налогообложения выходного пособия, выплачиваемого в повышенном размере по желанию работодателя.

Оплата работы в выходной или праздничный день

28 июня 2018 года КС РФ вынес Постановление № 26-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 153 ТК РФ. Напомним, что ст. 153 ТК РФ установлено следующее: работа в нерабочие выходные и праздничные дни оплачивается работникам, получающим оклад, в размере не менее одинарной дневной или часовой ставки за день или час работы сверх оклада, если работа производилась в пределах месячной нормы рабочего времени, и в размере не менее двойной дневной или часовой ставки сверх оклада, если работа выполнялась за пределами месячной нормы рабочего времени. Следующим абзацем законодатель установил, что конкретные размеры оплаты за работу в выходной или нерабочий праздничный день могут устанавливаться коллективным договором, локальным нормативным актом, трудовым договором.

КС РФ, рассмотрев жалобу нескольких граждан на неконституционность данной нормы ввиду отсутствия в составе часовой ставки компенсационных и стимулирующих выплат, подчеркнул, что отсутствие в ст. 153 ТК РФ прямого указания на применение при оплате работы в выходной или нерабочий праздничный день компенсационных и стимулирующих выплат не означает, что такие выплаты не подлежат начислению при расчете заработной платы за эти дни. Означает ли это, что работодатель обязан прописать данный алгоритм начисления выплаты в локальном нормативном акте, который по определению является отражением его волеизъявления – повышать или нет гарантии сотрудникам по сравнению с действующим законодательством? При этом следует учитывать, что от коллективного договора, в котором также можно указать повышенные выплаты, работодатели бегут как от огня, а в трудовых договорах, составляемых, как правило, по шаблону, алгоритм расчета заработной платы при работе в выходные дни отражается крайне редко. Но что будет являться для работодателя нарушением в этом случае? К примеру, в компании, есть несколько стимулирующих надбавок: за выслугу лет и за профессионализм. Будет ли являться нарушением, если при определении размера оплаты за работу в выходные дни в расчет будет включена только одна из указанных надбавок? КС РФ указал в достаточно неоднозначных выражениях, что законодатель, который не имел явно выраженной воли относительно порядка учета выплат, входящих в состав заработной платы, при исчислении оплаты за работу в выходной или нерабочий праздничный день, вправе уточнить положения ст. 153 ТК РФ, в том числе путем установления иного конкретного способа определения размера повышенной оплаты за работу в выходной или нерабочий праздничный день, с тем, чтобы обеспечить такую оплату в большем размере по сравнению с оплатой за аналогичную работу, выполняемую в обычный рабочий день. Но до сих пор законодатель этого не сделал, а работодатели при разработке локального акта по оплате труда ломают голову над тем, какие выплаты включить в расчет, а какие можно не включать, какие последствия их ждут за принятое решение.

Увольнение по соглашению сторон беременной работницы

Предыстория дела такова: сотрудница была уволена по соглашению сторон, но через неделю узнала о своей беременности и обратилась к работодателю с просьбой об отмене ее увольнения, а получив отказ, обратилась в суд. Городской и апелляционный суды отказали в удовлетворении судебного иска, но ВС РФ в итоге вынес определение об отмене ранее вынесенных решений этих судов и направлении дела на новое рассмотрение в городской суд. Суд в данном случае ссылался на ст. 11 Гражданского процессуального кодекса, которая гласит, что в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения, а именно запрет на увольнение беременных женщин по инициативе работодателя, кроме случаев ликвидации компании. К тому же Суд опирался на п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 28 января 2014 г. № 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних", в котором сказано, что отсутствие у работодателя сведений о беременности женщины не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе. Но здесь возникает вопрос: в течение какого срока женщина должна сообщить работодателю о своей беременности для восстановления на работе? Обязан ли работодатель восстановить сотрудницу, если она сообщит ему о своей беременности спустя три месяца после ее увольнения, ссылаясь на незнание своего положения в течение этого срока? И что делать в этом случае работодателю, если он принял на место уволенной нового работника? Расторгнуть с ним договор? На каком основании? Не будет ли это тоже нарушением законодательства? Не будет ли это попадать под злоупотребление сотрудником своим правом?

Намного прояснить ситуацию помогло бы проведение следующих правовых действий:

Внесение в ст. 78 ТК РФ дополнительного абзаца, устанавливающего максимально возможный срок, когда женщина, уволенная по соглашению сторон, должна сообщить бывшему работодателю о своей беременности. И по истечении данного срока права на восстановление на работе иметь не будет.

Внесение в ст. 83 ТК РФ дополнительного основания увольнения работника по основаниям, не зависящим от воли сторон, так как при восстановлении на работе женщины, уволенной по соглашению сторон и впоследствии предъявившей доказательства своей беременности, данное восстановление проводится по воле работодателя, а не по решению суда или государственной инспекции труда.

Внесение дополнения в ст. 178 ТК РФ в части, касающейся выплаты выходного пособия в связи с увольнением по основанию, описанному в п. 2 настоящего абзаца.

Применение международного акта в сфере трудовых правоотношений

В 2011 году в Российской Федерации вступила в действие ратифицированная ранее Конвенция об оплачиваемых отпусках № 132. Граждане стали беспокоиться о том, что их заставят использовать отпуска в принудительном порядке, что неистраченные дни отпуска "сгорят", компенсации при увольнении выплачивать не будут. Ничего того, что не было бы указано в ТК РФ, конвенция не привнесла, но есть некоторые пункты, которые противоречат российскому законодательству и ухудшают при этом положение работника по сравнению с нормами российского законодательства. Например, в конвенции сказано, что право на отпуск возникает у работника после шести месяцев работы, в то время как в ТК РФ предусмотрена возможность предоставления первого отпуска и до истечения шести месяцев по соглашению сторон (ст. 122 ТК РФ). К тому же есть такие категории граждан, кому отказать в таком отпуске работодатель не имеет право, к примеру, женщине перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него, а также несовершеннолетнему работнику (ст. 122 ТК РФ).

Также в соответствии с конвенцией отпуск предоставляется продолжительностью пропорционально отработанному времени, в то время как по ТК РФ отпуск может быть предоставлен в полном объеме авансом. Наибольшее возмущение вызвало то, что минимальная продолжительность отпуска, согласно конвенции, предоставляется в количестве трех недель за один год работы. По ТК РФ, как мы знаем, эта продолжительность составляет 28 календарных дней (ст. 115 ТК РФ). Ну и условие об использовании неиспользованных дней отпуска в течение 18 месяцев по окончании рабочего года, за который они положены, также ухудшает положение работника, ведь по ТК РФ работнику при увольнении положена компенсация за все не потраченные дни отпуска.

Несмотря на то, что Российская Федерация ратифицировала конвенцию, после ее вступления в силу у российских работников не станет меньше прав, связанных с использованием ежегодных оплачиваемых отпусков. Однако при этом остается открытым вопрос о статусе международных договоров в российском законодательстве. Ведь в п. 4 ст. 15 Конституции РФ сказано: "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Исходя из этого, считаю, что при ратификации международного акта желательно соотнести его положения с требованиями российского законодательства, чтобы не было противоречий в вопросах применения норм. В данном случае у работодателей возникают трудности: какие нормы применять – законы Российской Федерации, Постановления Конституционного суда РФ или ратифицированные международные договоры, если они противоречат друг другу?

***

Несоответствие решений высших судебных органов действующему законодательству, а иногда и прямое противоречие им создает проблемы для работодателя в вопросах применения законодательной базы. Зачастую принятые решения не находят своего отражения в ТК РФ, и, если кадровый работник не будет знать о принятом решении суда, то он будет руководствоваться только кодексом, что может повлечь для организации проблемы в виде штрафных санкций и судебных дел. В российском законодательстве существуют противоречащие друг другу решения суда, которые никоим образом не облегчают положение работодателя и каждый раз заставляют его гадать, какое решения суд примет в его случае. На мой взгляд, эти противоречия требуют приведение их к общему знаменателю с помощью урегулирования на законодательном уровне. Это значительно облегчит жизнь не только работодателям, но и сократит обращения работодателей в судебные органы с аналогичными жалобами.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: