Общий суд ес вопросы компетенции и процедура правовые основания определения юрисдикции

Обновлено: 04.02.2023

При анализе той роли, которую играет Суд ЕС, необходимо принимать во внимание исторически сложившиеся различия между правопорядками, действующими в социальной и экономической области, и в области общей внешней политики этого регионального интеграционного объединения.

А. Экономика и социальная политика

Общепризнано, что Суд (тогда еще Суд Европейских сообществ) сыграл решающую роль в формировании Сообщества и в образовании коммунитарного права. П.6 ст.300 Договора о Сообществе предоставлял Европарламенту, Совету, Комиссии и государствам-членам право принимать мнения Суда о соответствии или несоответствии проектируемого международного соглашения тексту Договора. Сам суд характеризовал данное положение как «специальную процедуру сотрудничества» между Судом, с одной стороны, и органом Сообщества или государством-членом, с другой; посредством этой процедуры, по мнению Суда, на стадии, предшествующей заключению такого соглашения, которое может привести к возникновению разногласий относительно законности актов Сообщества по заключению, имплементации или применению соглашения, Суд привлекается к обеспечению соблюдения положений учредительных договоров[1]. В случае неблагоприятного заключения Суда договор может стать действующим с помощью совсем другой процедуры, которая была предусмотрена ст.48 ДЕС. Так было, например, с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Суд с своем мнении[2] заявил, что Сообщество не может присоединиться к Европейской конвенции без изменения учредительных договоров. В этом случае каждое отдельное государство-член может решить вопрос о присоединении самостоятельно; в тех сферах регулирования, где Сообщество имеет исключительную компетенцию, Конвенция применяться не должна была. Это событие дало основание составителям Лиссабонского договора включить в КДЕС специальную статью о том, что Союз присоединится к Европейской конвенции по правам человека. Согласно Правилам процедуры Суда ЕС, мнение могло выноситься не только по поводу соответствия проектируемого соглашения положениям учредительных договоров, но и по поводу наличия у того или иного органа Сообщества полномочий на заключение данного конкретного соглашения. В своем мнении относительно присоединения к Картахенскому протоколу[3] Суд разъяснил, что и правовое основание соглашения, и вертикальное распределение компетенций являются правомерными доводами для запроса мнения Суда о проектируемом соглашении, и Суд имеет все полномочия судить о правильном вертикальном распределении компетенций[4]. Однако данная процедура не дает Суду права выносить суждение об имплементации того же соглашения. Цель получения предварительного мнения Суда состоит в том, чтобы предотвратить возможных осложнений в связи с потенциальными разногласиями относительно обязательств, определяемых учредительными договорами, после присоединения к соглашению[5]. При этом Суд подчеркивал, что решать все эти вопросы следует до заключения соглашения или присоединения к нему, а если соглашение уже вступило в силу, Суд ничего не сможет сделать, поскольку не имеет полномочий приостанавливать его[6].

Целью процедуры, предусмотренной в ст.300 Договора о Сообществе, было предоставление возможности институтам Сообщества и государствам-членам получить авторитетное заключение относительно того, относится ли проектируемое соглашение к компетенции Сообщества и имеются ли достаточные правовые основания для его заключения; однако отмечались факты, когда Комиссия, с переменным успехом, пыталась утвердить свою исключительную компетенцию и отвергнуть наличие компетенции государства-члена[7].

Обращаясь к сути подхода Суда к решению внешнеполитических проблем, следует, прежде всего, отметить, что этот подход в ряде случаев отличается от его подхода к внутренним вопросам.

Опираясь на компетенцию, предоставленную статьей 300, Суд ЕС сформулировал несколько важных положений относительно регулирования внешних сношений ЕС, в частности, концепцию подразумеваемых внешнеполитических компетенций в его логической связи с принципом приоритета коммунитарного права.

В связи с этим следует отметить, что Суд не часто прибегает к оправданию правомерности внешнеполитических компетенций необходимостью обеспечения надлежащего регулирования внутреннего рынка. В литературе довольно широко комментируется телеологический (целевой) метод толкования документов ЕС как излюбленный метод Суда[8]. Однако некоторые авторы убедительно доказывают, что Суд гораздо реже применяет данный метод к внешнеполитическим вопросам[9]. Действительно, в целом ряде своих трудов, особенно относительно санкций, налагаемых Советом Безопасности ООН, Суд явно производит не телеологическое, а буквальное толкование[10]. «Суд ЕС полностью отошел от ранее существовавшего принципа («effect-based test»), предполагавшего, что для признания норм того или иного международного договора противоречащими праву ЕС требуется фактическое несоответствие рассматриваемых мер существующим правовым установлениям ЕС», - пишут А.С.Исполинов и А.А.Ануфриева[11].

Решения Суда, касающиеся соотношения международного права и права ЕС[12], жестко критикует М.Л.Энтин. Он считает, что Суд ЕС придал документам ЕС «архирасширительное толкование», так что Сообщество уполномочивается принимать экономические и финансовые санкции против третьих стран фактически по предписанию институтов Союза[13].

Действительно, нельзя не признать, что в этих решениях Суд явно поставил исполнение решений, принятых Советом Безопасности, в зависимость от того, какой образ действий будет предписываться государствам актами органов ЕС. В сущности, акты органов ЕС служат некими подзаконными актами в системе ЕС, и нередко в такой грех преувеличения значения подзаконных актов впадают специалисты по внутреннему праву, которые утверждают, что важнее не то, что предписано законодательным актом, а то, как, в соответствии с подзаконным актом, должны действовать субъекты. И в государствах также бывает, что в заботах об исполнении подзаконных норм международное обязательство государства как-то теряется из виду. Не следует только забывать, что ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение резолюций Совета Безопасности лежит на членах ООН, каковыми являются суверенные государства, а не Европейский союз, и никакие решения Суда ЕС не могут служить надежным оправданием.

Как бы то ни было, если не учитывать таких бюрократических преувеличений, нельзя не признать, что Суд ЕС действует в области внешних сношений осторожнее, чем во внутренних вопросах. Так, некоторые авторы обвиняли Суд в том, что в его решении по делу Ebony Maritime SA[14] прослеживаются попытки «найти обходные пути для превращения в конечную инстанцию оценки международных действий государств-членов»[15]. Достаточно убедительная аргументация при этом обычно не приводится.

К сожалению, практика показывает чувствительность Суда к политическому контексту событий в том случае, когда речь идет о вертикальном распределении компетенций во внешнеполитических вопросах, в частности, явным затруднением для Суда служит факт потенциального влияния его решения на третьи страны[16].

К сожалению, из решений по упоминавшимся выше делам Ahmed Ali Yusuf, Yassin Abdullah Kadi, а также по делуSmall Arms and Light Weapons [17] следует, что Суд считает себя обладающим компетенцией на «возможность осуществления юрисдикционного контроля. Причем не только за трансформацией международных обязательств ЕС и его государств-членов в их внутреннее право, … но и за всеми и любыми обязательствами ЕС и его государств-членов в той степени, в какой они могут иметь юридические последствия во внутреннем правовом порядка ЕС, пусть и косвенным образом»[18]. В решениях по деламAirport Transit Visas[19], Ship-Source Pollution[20] и Environmental Penalties[21] Суд явно оставлял в стороне различия между объемами его компетенции по вопросам экономики и социальной политики и в сфере ОВПБ.

Б.Общая внешняя политика и политика безопасности

Позиция Суда ЕС относительно компетенции в области общей внешней политики была сформулирована в решении по делу Airport Transit Visas [22] , в котором Суд заявил о своем намерении взять на себя задачу установления границы[23] между второй и третьей опорами, а значит, и между этими двумя опорами и второй опорой, то есть взять на себя задачу органа, следящего за целостностью всего правопорядка. Некоторые государства, в частности, Великобритания заявили о том, что Суд не наделен соответствующей компетенцией. Суд аргументировал свою позицию тем, что, на основании ст.47 ДЕС ни одна из политик ЕС не может «затронуть» положения ДЕС; хотя ст.46 ДЕС действительно изымает вторую и третью опору из юрисдикции Суда, эта же статья наделяет его юрисдикцией в отношении положений ст.47. Поэтому Суд, по его мнению, обязан убедиться в том, что представленный на его рассмотрение акт не вторгается в область компетенции Сообщества, ограниченной Договором о Сообществе, и вправе разбирать представленный акт с целью установить, вторгается ли он в компетенцию Сообщества по ст.47 и аннулировать акт, если это действительно так, не вторгаясь в рассмотрение соответствующих положений по существу.

Далее, в решении по делам Environmental Penalties и Ship-Source Pollution Суд заявил о наличии взаимосвязи между первой и третьей опорами, аннулировав некоторые Рамочные решения Совета на том основании, что они могли бы быть приняты со ссылкой на Договор о Сообществе. Наконец, Суд использовал дело Small Arms and Light Weapons для утверждения, что такая же взаимосвязь может быть установлена между первой и второй опорами. Некоторые государства выдвинули возражения о том, что Суд не компетентен рассматривать вопрос о поставках оружия в страны ЭКОВАС (западно-африканского экономического интеграционного объединения), поскольку он касается сотрудничества в целях развития, то есть входит в сферу ОВПБ. На это Суд ответил, что Совет, принимая оспариваемый акт, фактически действовал на основании Главы V ДЕС, на которую распространяется компетенция Суда. По мнению Суда, объем его компетенции определяется жалобой истца на нарушение тех положений, которые подлежат компетенции Суда, и что он вправе рассматривать вопрос о вторжении в компетенции Сообщества. Некоторые авторы утверждают также, что те или иные акты могут передаваться на предварительное заключение Суду в том случае, если их принятие государством правомерно должно было бы основываться на Договоре о Сообществе[24].

Существует также мнение о том, что Суд должен обладать компетенцией на рассмотрение таких процедурных вопросов, как доступ к документам и информации[25].

Есть еще один способ расширения юрисдикции Суда: через косвенный судебный контроль, когда меры, относящиеся к ОВПБ, имплементируются актами органов Сообщества. Так случилось при рассмотрении дела OMPI[26], когда Суд первой инстанции аннулировал решение Совета[27] в той части, в которой оно касалось истца, поскольку оно «не содержало достаточной аргументации» и было принято «в ходе процедуры, в которой было нарушено право истца на справедливое разбирательство». Та же аргументация была использована судом в целом ряде других дел[28].

В Консолидированном тексте Договора о Европейском союзе следует обратить прежде всего внимание на ст.24 (1), в которой говорится сначала о полномочиях Союза в области внешней политики и политики безопасности, а затем прямо предусмотрено изъятие этих положений из компетенции Суда Европейского союза: «Суд Европейского союза не обладает компетенцией в отношении этих положений, за исключением компетенции на отслеживание соответствия ст.40 данного Договора и на пересмотр законности некоторых решений, как это предусмотрено пунктом 2 ст.275 Договора о функционировании Европейского союза». Поясним, что в ст.40 установлено, что имплементация общей внешней политики и политики безопасности не затрагивает применение процедур и объема полномочий, предусмотренных Договором в том, что касается осуществления компетенций Союза, изложенных в ст.3-6 Договора о функционировании Европейского союза.

В ст.275 ДФЕС, кроме того, уточняется, что Суд наделен компетенцией на контроль за соответствием ст.40 КДЕС и на вынесение заключений по спорам, представляемым ему в соответствии с условиями п.4 ст.263 ДФЕС (о пересмотре правомерности актов, предписывающих ограничительные меры в отношении физических или юридических лиц, принимаемых Советом на основании Главы V КДЕС).

Таким образом, роль Суда ЕС в сфере общей внешней политики и политики безопасности не сильно изменяется по сравнению с тем, что существовало прежде. Хотя в прежнем Договоре о ЕС ст.46 исключала юрисдикцию Суда над положениями ДЕС, кроме тех вопросов, которые были специально перечислены в самой этой статье, пересмотренные учредительные договоры исключают компетенцию Суда в отношении обоих договоров, за исключением специально предусмотренных вопросов.

Отметим, что за Судом сохранена компетенция на пересмотр законности мер, накладывающих экономические или финансовые санкции на третьи государства, принимаемые по ст. 215 (1) ДФЕС. Союз сможет также принимать ограничительные меры в отношении юридических и физических лиц, а также негосударственных образований по ст.215 ДФЕС; и эта мера входит в компетенцию Суда[29]. Наделение Суда этой компетенцией продиктовано заботой о соблюдении прав человека и господства права. Учитывая, что явного ограничения компетенции Суда в отношении ограничительных мер экономического характера не установлено, Суд сможет оценивать законность любой ограничительной меры, независимо от ее природы или цели. Фактором, ограничивающим объем данного положения, служит, однако, постановление о locus standi в ст.263 (4) ДФЕС: индивид может обжаловать ту или иную меру, если она прямо и непосредственно наносит ущерб именно ему и не предполагает дальнейших имплементационных шагов.

Не исключено также право Суда устанавливать границу между ОВПБ и политиками Союза (ст.24 (1) КДЕС и 275 ДФЕС).

Следует обратить внимание еще на одну особенность ст.218 ДФЕС, в которой излагается порядок заключения международных договоров. Пункты 3, 6 и 8 данной статьи предусматривают некоторые особенности процедуры при заключении договоров, затрагивающих общую внешнюю политику и политику безопасности. В то же время п.11 ст. 218, предоставляя Суду компетенцию на вынесение мнений о проектируемых договорах, не делает никаких исключений для договоров, затрагивающих общую внешнюю политику и политику безопасности. Учитывая отмеченную в последние годы тенденцию Суда расширять свою компетенцию, используя некоторые неясности и недоговоренности в учредительных договорах, можно ожидать, что Суд станет претендовать на наличие у него компетенции на вынесение мнений относительно и этих договоров.

[1] Opinion 2/94 Accession by the Communities to the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms[1996] ECR I-1759, para 6.

[2] Opinion 2/94 Accession bythe Communities to the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms [1996] ECR I-1759.

[3] Opinion 2/00 [Cartagena Protocol]. [2001] ECR I-9713.

[4] Opinion 1/75 [Draft Understanding on a Local Cost Standard drawn up under the auspices of the OECD] [1975] ECR 1355, 1360–1361; Opinion 1/78 International Agreement on Natural Rubber [1979] ECR 2871, para 30; Opinion 1/78 International Agreement on Natural Rubber [1979] ECR 2871, para 30; Opinion 2/91 Convention No 170 of the International Labour Organization concerning safety in the use of chemicals at work [1993] ECR I-1061, para 3; Opinion 1/94Competence of the Community to conclude international agreements concerning services and the protection of intellectual property[1994] ECR I-5267, para 9.

[5] См.: Opinion 1/75 [Draft Understanding on a Local Cost Standard drawn up under the auspices of the OECD] [1975] ECR 1355, 1360.

[6] См. Opinion 3/94 GATT—WTO—Framework Agreement on Bananas [1995] ECR I-4577, paras 8–23; Opinion of Léger AG in Joined Cases C-317/04 and C-318/04 European Parliament v Council and Commission [2006] ECR I-4721, points 270 and 278.

[7] См. Eeckhout P. External Relations of the European Union: Legal and Constitutional Foundations. 2004. Р. 12.

[8] См., например: . Eeckhout P. Op. cit. P.12; Бартенев С. А. Разграничение компетенции между Европейским союзом и государствами-членами. Автореф. канд. дисс. М., 2008. C.6.

[9] Eeckhout P. Op. cit. P.99-100; 428.

[10] См., например: Case C-84/95 Bosphorus Hava Yollari Turizm ve Ticaret AS v Ministry for Transport, Energy and Communications, Ireland and the Attorney General [1996] ECR I-3953

[11] Исполинов А.С., Ануфриева А.А. Право ЕС и международное право: последствия нового подхода Суда ЕС к договорам, заключенным государствами-членами с третьими странами// Евразийский юридический журнал, 2011, № 3. С.68.

[12] Case T-306/01 Ahmed Ali Yusuf and Al Barakaat International Foundation v Council and Commission [2005] ECR II-3533, para 152; Case T-315/01 Yassin Abdullah Kadi v Council and Commission [2005] ECR II-3649, para 116.

[13] Энтин М.Л. Установление косвенной юрисдикции Суда ЕС над резолюциями Совета Безопасности ООН//Россия и Европейский союз. М., 2011. С.63.

[14] Case C-177/95 Ebony Maritime SA and Loten Navigation Co Ltd v Prefetto della Provincia di Brindisi and others [1997] ECR I-1111

[15] См., например: Hoffmeister F. The Contribution of EU Practice to International Law//Developments in EU External Relations Law. M.Cremona ed. 2008. P.86.

[16] См. Holdgaard R. The European Community's Implied External Competence after the Open Skies Cases//European Foreign Affairs Review, 2003, v.8. P.366.

[17] Case C-91/05 Small Arms and Light Weapons Commission v Council [2005] OJ C115/10

[18] Энтин М.Л. Указ.соч. С.69.

[20] Case C-440/05 Ship-Source Pollution. Commission v Council [2006] OJ C22/10

[21] Case C-176/03 Environmental Penalties. Commission v Council [2005] ECR I-7879.

[23] В решении сказано еще решительнее: to police the border.

[24] Curtin D., Dekker I. The EU as a “Layered” International Jrganization: Institutional Unity in Disguise//Criag P., Burca G. de (eds). The Evolution of EU Law. 1999. Р.123.

[25] De Baere G. Constitutional Principles of EU External Relations. 2008. Р. 179.

[26] Case T-228/02 Organisation des Modjahedines du Peuple d'Iran (OMPI) v Council [2006] ECR II-4665.

[27] Council Decision 2005/930/EC of 21 December 2005 Implementing Article 2(3) of Regulation (EC) No 2580/2001 on specific restrictive measures directed against certain persons and entities with a view to combating terrorism and repealing Decision 2005/848/EC [2005] OJ L340/64.

[28] Например, Case T-327/03 STICHTING AL-AQSA v Council and Commission [2003] OJ C289/30 (annulment of Council Decision 2006/379/EC of 29 May 2006 implementing Article 2(3) of Regulation (EC) No 2580/2001 on specific restrictive measures directed against certain persons and entities with a view to combating terrorism and repealing Decision 2005/930/EC [2006] OJ L144/21 insofar as it concerned ‘Stichting Al-Aqsa’); Case T-229/02 PKK v Council [2002] OJ C233/32 (annulment of Council Decision 2002/460/EC of 17 June 2002 implementing Article 2(3) of Regulation (EC) No 2580/2001 on specific restrictive measures directed against certain persons and entities with a view to combating terrorism and repealing Decision 2002/334/EC [2002] OJ L 160/26 insofar as it concerned the Kurdistan Workers’ Party (PKK))

Основная цель деятельности судебных органов совместно на основе независимости охранять право при толковании и применении Договора о Сообществе (ст. 19 Договора о ЕС, ст. 220 Договора о функционировании ЕС). При этом право Сообщества понимается в широком смысле. Оно включает в себя не только первичное и вторичное право Сообщества, но и общие принципы, а также международные договоры ЕС. Судебные органы выполняют свои задачи посредством контроля как правовых актов и управленческих действий органов ЕС, так и действий государств-участников, а также посредством предоставления индивидуальной правовой защиты и толкования права Сообщества, имеющего обязательную силу. Суд ЕС некомпетентен толковать и разъяснять вопросы действительности национального права.

Если попытаться применить по аналогии функциональное разграничение национальных судов к Суду ЕС, то можно заключить, что Суд ЕС представляет собой конституционный суд (разрешение споров между органами ЕС и государствами-участниками, между самими органами ЕС, а также обеспечение единообразия в применении первичного и вторичного права), административный суд (вопросы правомерности действий или незаконного невыполнения органами ЕС действий), дисциплинарный суд (иски служащих ЕС к Сообществам), суд по гражданским делам (рассмотрение вопросов возмещения вреда Сообществами). В этом заключается функция правосудия Суда ЕС.

Согласно ст. 262 Договора о функционировании ЕС Совет ЕС единогласным решением по предложению Комиссии после консультаций с Европарламентом может принять решение о расширении юрисдикции Суда ЕС на споры, касающиеся применения правовых актов, изданных на основании учредительных документов ЕС, которыми учреждаются европейские правоустанавливающие документы на интеллектуальную собственность ЕС.

В соответствии с ч. 11 ст. 218 Договора о функционировании ЕС государство – член ЕС, Европарламент, Совета ЕС или Комиссии могут запрашивать заключение Суда ЕС о соответствии планируемого международного договора ЕС положениям учредительных документов ЕС.

В соответствии со ст. ст. 258–277 Договора о функционировании ЕС можно выделить следующие категории споров, рассматриваемых Судом ЕС.

Производство по делам о нарушении договоров в соответствии со ст. 258 Договора о функционировании ЕС позволяет Комиссии обжаловать нарушения государственными органами государств-участников первичного либо вторичного права ЕС. Данное производство нацелено на защиту нарушенного объективного права, но не субъективного права граждан. В редких случаях на основании ст. 259 Договора о функционировании ЕС возможно обжалование нарушения договора другим государством-участником. На стороне ответчика всегда находится государство-участник. Несколько атипичное производство из нарушения договоров может возбудить Европейский центральный банк в отношении национальных центральных банков государств-участников (ст. 271 Договора о функционировании ЕС). Цель данного производства-обязать государства-участников соблюдать право ЕС, и прежде всего оно применяется для имплементации директив. До подачи иска государство-участник должно быть заслушано, а если истцом выступает другое государство-участник, то должно быть проведено внесудебное предварительное производство с участием Комиссии. В этом случае государству дается срок для устранения недостатков. Если досудебная процедура окажется безрезультатной, то может быть подан иск.

Иск о нарушении договоров считается обоснованным, если указываемые Комиссией или государством-участником факты подтверждены, обжалуемое деяние законно вменено ответчику и из него следует нарушение положений права ЕС. С установлением в решении Суда ЕС обоснованности иска ответчик обязан заменить незамедлительно незаконное положение национального права соответствующими праву ЕС нормами (ст. 260 Договора о функционировании ЕС). Если решение не будет исполнено, то на государство может быть наложен штраф.

Иско ничтожности позволяет истцу провести судебную проверку законности правовых актов органов ЕС. Правовые акты рекомендательного характера не могут быть предметом данного иска. Подать иск о ничтожности могут Совет ЕС, Европарламент, Комиссия и государства-участники, ЕЦБ и Счетная палата (касательно их компетенции), физические и юридические лица (если правовые акты затрагивают непосредственно их права) (ст. 263 Договора о функционировании ЕС). Иски могут быть поданы в отношении актов Совета ЕС, Комиссии, Европарламента и ЕЦБ. Правовой акт может быть признан ничтожным только по основаниям, названным в ст. 263 Договора о функционировании ЕС: отсутствие полномочий на его принятие, нарушение существенных процедурных норм, нарушение Договора о Сообществе либо принятых для его применения норм либо злоупотребление полномочиями. Пресекательный срок для подачи иска составляет два месяца с момента, когда истцу стало известно о соответствующем действии. Иск о ничтожности считается обоснованным, если оспариваемый правовой акт органа ЕС подпадает под одно из названных в ст. 263 Договора о функционировании ЕС оснований ничтожности. При этом о нарушении права ЕС заявлено лицом, имеющим право обращаться с соответствующим иском с Суд ЕС. При удовлетворении иска правовой акт органа ЕС объявляется судом ничтожным (ст. 264 Договора о функционировании ЕС). Решение суда действует с момента принятия в отношении всех лиц. Правовые и фактические последствия объявленного ничтожным правового акта должны быть устранены. Ст. 263 Договора о функционировании ЕС позволяет Комитету регионов подавать иски о ничтожности наравне с ЕЦБ и Счетной палатой, а также расширяет возможности для подачи исков о ничтожности физическими и юридическими лицами, в том числе в отношении регламентов непосредственно затрагивают их права, но не закрепляют мер для их выполнения.

Целью подачи иска о бездействии является устранение противоречащего учредительным договорам бездействия органов ЕС, таких как Европарламент, Совет ЕС или Комиссия, а также ЕЦБ. Такой иск может быть подан государством-участником либо органом ЕС, а также физическими и юридическими лицами. Право на подачу иска последними ограничено тем, что они могут требовать принятия только обязательного правового акта (но не заключения или рекомендации), и такой акт должен непосредственно затрагивать их права и обязанности. Основанием для подачи данного иска является уклонение от принятия решения, несмотря на прямое предписание первичного права. Для подачи иска о бездействии необходимо соблюдение досудебной процедуры: обращение к органу ЕС с требованием принять соответствующее решение (абз. 2 ст. 265 Договора о функционировании ЕС). На принятие решения органу ЕС дается два месяца. Если он принимает необходимые меры, то иск не может быть подан, если нет, то по прошествии данного срока начинает течь пресекательный срок в два месяца для подачи иска в Суд ЕС. Предмет иска должен соответствовать требованию к органу ЕС в рамках досудебной процедуры. Иск о бездействии считается обоснованным, если орган ЕС – ответчик, не соблюдая предусмотренную первичным либо вторичным правом обязанность действовать, воздерживается от действий по принятию решения либо не адресует индивидуальный правовой акт в отношении физического либо юридического лица (ст. 265 Договора о функционировании ЕС). При удовлетворении иска орган ЕС обязан предпринять необходимые действия (ст. 266 Договора о функционировании ЕС). Если он этого не сделает, то возможна подача нового иска о бездействии.

Иск о возмещении вреда может быть подан физическим или юридическим лицом, а также объединением, не являющимся юридическим лицом (например, профсоюзом), на основании ст. 268 и ст. 340 Договора о функционировании ЕС. Возмещения вреда могут потребовать и лица, имеющие место нахождения вне территории действия Договора о Сообществе. Возможность предъявления данного иска государствами-участниками спорна, однако есть исследователи, поддерживающие такую точку зрения[45]. Ответчиком по искам данной категории может быть только Сообщество. Данное производство позволяет индивидуальным истцам подвергнуть проверке законность нормативных правовыхактов ЕС. При этом может быть принято решение, касающееся не действительности такого акта, а лишь присуждающее определенное возмещение причиненного вреда. Договор о Сообществе не устанавливает срока для предъявления иска о возмещении вреда. В то же время ст. 46 Статута Суда ЕС предусматривает срок исковой давности по делам из причинения вреда: 5 лет с момента наступления события, которое создает основание для права требования. Иск о возмещении вреда считается обоснованным, если орган ЕС (в том числе ЕЦБ) либо служащий Сообщества при исполнении служебных обязанностей нарушил правовую норму, служащую защите пострадавшего (административное нарушение), либо правовую норму более высокой силы, которая служит защите отдельного лица (нормативное нарушение), и тем самым непосредственно причинил вред истцу. Если иск признается судом обоснованным, то принимается решение о возмещении причиненного вреда.

Суд Европейских сообществ включает две категории членов: 27 судей (по одному от каждого государства-члена) и восемь генеральных адвокатов.

Судьи — полноправные члены Суда, участвующие в рассмотрении и разрешении дел. Генеральные адвокаты — должностные лица, которые проводят параллельное расследование материалов поступающих дел и представляют по ним свое мотивированное заключение. Наличие генеральных адвокатов позволяет Суду выносить более компетентные и обоснованные решения, так как их подготовку осуществляют, с одной стороны, один из судей (судья-докладчик), с другой — генеральный адвокат, назначенный на соответствующее дело.

Несмотря на свой титул, генеральные адвокаты не являются защитниками чьих-то персональных интересов. Они обязаны действовать «полностью беспристрастно и независимо» (ст. 222 Договора о ЕС) и пользуются всеми гарантиями судейской независимости.

Судьи и генеральные адвокаты назначаются сроком на шесть лет правительствами государств-членов по общему согласию, причем обновление состава Суда происходит по частям: каждые три года заменяются половина (14 или 13) судей и половина генеральных адвокатов. Члены Суда могут быть повторно назначены на свои должности неограниченное число раз.

При осуществлении своих функций судьи и генеральные адвокаты полностью независимы (в том числе от своих государств). Они могут быть отрешены только самим Судом, причем единогласно (чтобы досрочно освободить от должности любого из судей или генеральных адвокатов, нужно согласие всех остальных членов Суда).

Порядок формирования и статус членов Трибунала первой инстанции в целом аналогичны Суду Европейских сообществ. Главное отличие — отсутствие в Трибунале генеральных адвокатов. В настоящее время он включает 27 судей.

Порядок формирования специализированных трибуналов (судебных палат) определяется решениями Совета Европейского Союза об их создании. Так, в соответствии с Решением Совета от 2 ноября 2004 г. «О создании Трибунала по делам публичной службы Европейского Союза» данный орган состоит из семи судей, назначаемых Советом сроком на шесть лет из числа независимых квалифицированных экспертов. Хотя количество судей Трибунала по делам публичной службы значительно меньше числа государств-членов, при их назначении Совет обязан заботиться о «равномерном представительстве» на максимально широкой географической основе и с точки зрения присутствия разных правовых систем.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

8. Кем создается право Европейского Союза?

8. Кем создается право Европейского Союза? Право Европейского Союза — результат нормотворческой деятельности организации Европейский Союз.Субъектами этой деятельности выступают государства — члены Союза, действующие совместно, и его руководящие органы (институты), в

51. Рассматривают ли суды Европейского Союза межгосударственные споры?

51. Рассматривают ли суды Европейского Союза межгосударственные споры? Да, но это случается крайне редко (всего несколько дел из более 13 тыс., рассмотренных Судом и Трибуналом за время их существования). Авторы учредительных договоров сознательно установили препятствия

52. Можно ли подавать в суды Европейского Союза иски к его институтам и органам?

52. Можно ли подавать в суды Европейского Союза иски к его институтам и органам? Да, поскольку нормы права Европейского Союза способны нарушать не только государства-члены, но и наднациональные власти.Договор о Европейском сообществе в этой связи предусматривает две

54. В каких случаях физические и юридические лица вправе обращаться в суды Европейского Союза?

54. В каких случаях физические и юридические лица вправе обращаться в суды Европейского Союза? Физические и юридические лица независимо от их гражданства и/или местонахождения могут предъявлять в суды Союза иски только к его институтам и органам. Возможные нарушения

57. Какие дополнительные категории дел правомочны разбирать суды Европейского Союза?

57. Какие дополнительные категории дел правомочны разбирать суды Европейского Союза? Помимо рассмотренных в предыдущих вопросах дел искового производства (прямой юрисдикции) и преюдициальных запросов (косвенная юрисдикция), суды Европейского Союза уполномочены

59. Существуют ли квалификационные требования для назначения в суды Европейского Союза?

59. Существуют ли квалификационные требования для назначения в суды Европейского Союза? Чтобы быть назначенным судьей или генеральным адвокатом, кандидат должен в первую очередь предоставить «все гарантии независимости», которые обеспечат в дальнейшем его объективный,

§ 7. Сравнительно-правовой анализ международно-правовых моделей Европейского Союза и Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана

§ 7. Сравнительно-правовой анализ международно-правовых моделей Европейского Союза и Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана Для раскрытия основных характеристик международно-правовой модели Европейского Союза необходимо более подробно остановиться на

ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В СИСТЕМЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРАВА ДЕЙСТВИЕ ПРАВА ЕС В ПРОСТРАНСТВЕ

ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В СИСТЕМЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРАВА ДЕЙСТВИЕ ПРАВА ЕС В ПРОСТРАНСТВЕ Европейское право объединяет правовые установления европейской системы защиты прав человека и интеграционное право ЕС. Право ЕС образует ведущую и наиболее многоплановую

КОНСТИТУЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

КОНСТИТУЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Конституция ЕС синтезирует в себе Договор о ЕС и Договор о Сообществе в единое целое и одновременно включает ряд новых положений , связанных с конституционным оформлением ЕС. Она состоит из преамбулы и четырех частей. Каждая, в свою

ЦЕЛИ И ПРИНЦИПЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

ЦЕЛИ И ПРИНЦИПЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Цели ЕС – основные направления создания и деятельности ЕС. К числу целей ЕС относятся:1) в сфере прав и свобод человека – содействие утверждению мира, общих ценностей и благосостояния народов. ЕС призван обеспечить своим гражданам

СОВЕТ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

СОВЕТ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Совет ЕС – это ведущий институт ЕС, который призван обеспечить согласование национальных интересов государствчленов с достижением целей и выполнением задач, стоящих перед интеграционными объединениями. В состав Совета ЕС входят полномочные

СУД ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И СУД ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ (СПИ)

СУД ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И СУД ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ (СПИ) Суд ЕС состоит из одного судьи от каждого государства-члена, а СПИ состоит «по крайней мере, из одного судьи из каждого государства-члена».Главные требования , предъявляемые к кандидатам, – это высокая профессиональная

ТОРГОВОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

ТОРГОВОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Торговое право ЕС – совокупность правовых норм, принятых в целях формирования и реализации общей торговой политики ЕС. Торговое право формируется и развивается в тесной взаимосвязи с таможенным правом. Если в сферу таможенного права

Ключевые слова: Одна из ДВУХ составляющих, 45 судей, иски против институтов отдельными лицами и государствами-членами, в отношении действий структур ЕС, иски, требующие компенсации за ущерб, связанные с интеллектуальной собственностью, трудовые споры между служащими ЕС.

v Суд общей юрисдикции ЕС является одной из двух составляющих Суда ЕС.

v Он рассматривает иски против институтов Европейского союза, поданные отдельными лицами и государствами-членами, хотя некоторые вопросы зарезервированы для Европейского суда.

v Дела рассматриваются Палатами пяти или трех судей или, в некоторых случаях, одним судьей. Он также может заседать как Большая палата (пятнадцать судей), если это оправдано юридической сложностью или значимостью дела.

v Его решения могут быть обжалованы в Суде, но только по вопросам права. До вступления в силу Лиссабонского договора 1 декабря 2009 года он был известен как Суд первой инстанции.

v Судьи выполняют свои обязанности совершенно беспристрастно и независимо.

Состав:

Суд общей юрисдикции состоит из по меньшей мере одного судьи из каждого государства-члена (45 судей в должности по состоянию на 8 июня 2017 года). Судьи назначаются по общему соглашению правительств государств-членов.

Их срок полномочий составляет шесть лет и является возобновляемым. Они назначают своего председателя сроком на три года из своего числа.

Юрисдикция:

иски физических и юридических лиц в отношении действий институтов, органов, ведомств или агентств Европейского Союза и против нормативных актов (которые касаются их непосредственно);

иски, поданные государствами-членами в отношении Комиссии;

иски, поданные государствами-членами в отношении Совета в отношении актов, принятых в области государственной помощи, мер защиты торговли;

иски, требующие компенсации за ущерб, причиненный институтами или органами, офисами или агентствами Европейского Союза или их персоналом;

иски, основанные на контрактах, заключенных Европейским союзом, которые прямо предоставляют юрисдикцию данному суду;

иски, связанные с интеллектуальной собственностью, возбужденные против Управления интеллектуальной собственности Европейского союза и Управления по вопросам разнообразия;

споры между институтами Европейского Союза и их сотрудниками в отношении трудовых отношений и системы социального обеспечения.

Вопрос 38. Юрисдикция Суда ЕС как высшей судебной инстанции ЕС.

Ключевые слова: Преюдициальные запросы, преюдициальная процедура, иски по невыполнению обязательств, иски по аннулированию, иски из-за бездействия, апелляции.

Европейский суд выполняет две основные функции: проверяет на соответствие договорам документы, изданные европейскими институтами и правительствами; толкует право Союза по запросу национальных судов (в рамках преюдициальной процедуры).

Преюдициальные запросы

Суд сотрудничает со всеми судами государств-членов в вопросах законодательства Европейского союза. Для обеспечения эффективного и единообразного применения законодательства Европейского союза и предотвращения расхождений в толковании национальные суды могут, а иногда и должны обращаться в Суд за толкованием законодательства ЕС. Преюдициальный запрос может также потребовать пересмотра действительности права ЕС.

Ответ Суда является не просто мнением, а принимает форму решения или мотивированного постановления. Национальный суд, к которому обращено решение, решает спор на основе данного толкования. Решение Суда также связывает другие национальные суды, перед которыми возникает та же проблема.

Таким образом, путем преюдициальных запросом любой гражданин Европы может запросить разъяснение норм права Европейского Союза, которые затрагивают его. Хотя такой запрос может быть сделан только национальным судом, все стороны разбирательства в этом суде, государства-члены и институты Европейского союза могут участвовать в разбирательствах в Суде.

© 2014-2022 — Студопедия.Нет — Информационный студенческий ресурс. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав (0.006)

Под Судом ЕС понимается вся система наднациональных органов правосудия ЕС: Суд, Трибунал и специализированные трибуналы. Общее предназначение Суда определяет его место и роль в системе институтов ЕС, порядок формирования и функциони­рования, специфику его юрисдикции.

Лиссабонский договор 2007 г. сохранил гарантии независимости судей, порядок назначения (по общему согласию правительств государств-членов, кроме специализированных трибуналов, назначаемых Советом) и срок полномочий (6 лет). Количество судей: 28 в Суде, столько же в Трибунале и 7 в Трибунале по делам публичной службы.Юрисдикция Суда ЕС охватывает все сферы компетенции данной организации.

В 1988 г. в соответствии с решением Совета ЕС в качестве вспомогатель­ного судебного учреждения был образован Суд первой инстан­ции. В соответ­ствии с Ниццским договором 2001 г. и новым Уставом Суда су­дебная система ЕС приобрела трехзвенный характер. Суд ЕС осуществляет практически функции Верховного суда. СПИ становится судом общей юрисдикции, рассматривающим все виды исков, за исключе­нием тех, которые отнесены к юрисдикции Суда ЕС или специализированных судебных палат. Расширилась его юрисдикция, изменилась структура. Внесены поправки в порядок судопроизводства. При СПИ созда­ются специализированные судебные палаты. Трехзвенный характер судебной системы ЕС подтвер­ждает и Конституция ЕС. Она четко определяет структуру системы, подчеркивая самостоятельный характер специализи­рованных судов. Конституци­я придает СПИ новое качество, закрепляя за ним статус Суда общей юрисдикции. Таким образом, юрисдикционная защищенность прав и ин­тересов, основанных на праве ЕС, обеспечивается тремя видами судебных учреждений, образующих судебную систему ЕС. Каждый из этих органов осуществляет свои полномочия в соответствии с принадлежащей ему юрисдикцией и правилами судопроизводства, детализируемыми в процессуальных регламентах.

В соответствии с ДФЕС число генеральных адвокатов составляет 8 человек. Но их не хватает, и их число может достигать 11.

Состав, порядок формирования и компетенция Суда ЕС

Состав, порядок формирования и компетенцию определяют ДФЕС, Устав Суда ЕС, Процессуальный регламент Суда ЕС.

Состав.ДФЕС, ст.252: Суду оказывают содействие 8 генеральных адвокатов. По запросу Суда Совет, постановляя единогласно, может увеличить число генеральных адвокатов (на практике 11).Ст. 254:Число судей Трибунала устанавливается Статутом Суда ЕС. Ст. 48 Устава: В состав Трибунала входят 27 судей.

Порядок формирования. ДФЕС, ст.253: назначаются по общему согласию правительствами государств-членов на 6 лет после консультации с комитетом, предусмотренным в ст. 255. Частичное обновление состава судей и генеральных адвокатов происходит каждые 3 года на условиях, предусмотренных Статутом Суда ЕС. Судьи избирают Председателя Суда сроком на 3 года. Его полномочия могут возобновляться.Судьи и генеральные адвокаты, чьи полномочия истекли, могут быть назначены вновь.Суд назначает своего Секретаря и устанавливает его статус.

Ст. 255: Учреждается комитет с целью давать заключение о пригодности кандидатов для занятия должности судьи и генерального адвоката Суда и Трибунала перед тем, как правительства государств-членов произведут назначения в соответствии со ст. 253 и 254. В состав комитета входят 7 лиц, отбираемых из числа бывших членов Суда и Трибунала, членов верховных национальных судов и юристов с общепризнанной компетентностью, одного из которых предлагает Европарламент. Совет принимает решение, устанавливающее правила функционирования данного комитета, решение о назначении его членов, постановляет по инициативе Председателя Суда.

Устав, ст. 9: Частичное обновление состава судей, которое происходит каждые 3 года, затрагивает поочередно 14 и 13 судей. Частичное обновление состава генеральных адвокатов, которое происходит каждые 3 года, затрагивает каждый раз 4 генеральных адвокатов.

Ст. 16: Суд образует палаты по 3 и по 5 судей. Судьи избирают из своего состава председателей палат. Председатели палат по 5 судей избираются сроком на 3 года. Их полномочия могут быть возобновлены один раз. Большая палата включает 13 судей. Ее возглавляет Председатель Суда. В состав Большой палаты также входят председатели палат по 5 судей и другие судьи, которые назначаются согласно условиям, предусмотренным процессуальным регламентом.

Компетенция.Каждое из государств-членов может обратиться в Суд ЕС, если считает, что другое государство-член не выполнило какую-либо из обязанностей, возложенных на него согласно Договорам. Суд ЕС полномочен выносить решения в преюдициальном порядке о толковании Договоров идействительности и толковании актов институтов, органов или учреждений ЕС.Если Суд ЕС признает, что государство-член не выполнило какую-либо из обязанностей, возложенных на него согласно Договорам, это государство должно принять меры, которые требуются для исполнения решения Суда.

Суд просматривает правомерность законодательных актов, актов Совета, Комиссии и Европейского центрального банка, кроме рекомендаций, выводов и актов Европарламента, имеющих целью правовые последствия для третьих сторон.Суд просматривает правомерность актов органов, служб и агентств ЕС, имеющих правовые последствия для третьих сторон.Для этих целей Суд имеет юрисдикцию по искам государств-членов, Европарламента, Совета или Комиссии на основе отсутствием компетенции, нарушением существенного процессуального требования, нарушение договоров или любой нормы права, связанной с их применением, или злоупотребление полномочиями. Суд в этих же условиях имеет юрисдикцию по искам Счетной палаты и Европейского центрального банка и Комитета регионов с целью защиты своих прерогатив.

Любое ФЛ или ЮРЛ может начать производство против решения, адресованного ему, или против решения, касающегося их непосредственно и лично, и против регуляторного акта, который касается их непосредственно но не приводит к исполнительных мероприятий.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: