Общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском в суд о взыскании с гаврилова убытка

Обновлено: 02.12.2022

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3 ст. 1 ГК РФ). Однако довольно часто указанный принцип нарушается единоличным исполнительным органом юридического лица, вследствие чего фирме причиняются значительные убытки. Какая гражданско-правовая ответственность предусмотрена для подобных случаев?

Понятие недобросовестности и неразумности

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (далее – директор), должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Понятие добросовестного и разумного поведения в законодательстве не раскрыто. Однако в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62[1] указано, что добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.

Между тем так директора действуют не всегда. Основываясь на п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 62, опишем недобросовестные действия (бездействие) директора и сопроводим их примерами судебной практики.

Недобросовестные действия директора

В пункте 3 Постановлении Пленума ВАС РФ № 62 указаны неразумные действия директора.

Неразумные действия директора

Взыскание убытков с директора и процесс доказывания

Согласно п. 1 ст. 53.1 ГК РФ директор обязан возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

В пункте 5 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 отмечено, что в случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки.

Однако взыскание убытков требует доказывания.

Доказательства для возмещения убытка

Директор несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей он действовал недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

При этом он имеет право дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.) и представить соответствующие доказательства (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 62).

Если недобросовестность и неразумность действий директора не доказана, то в удовлетворении иска о взыскании убытков будет отказано.

И даже если будет доказано, что директор заключил договоры с нарушением установленной законом процедуры, в удовлетворении иска о возмещении убытков могут отказать.

В Постановлении АС УО от 03.09.2015 № Ф09-5697/15 по делу № А47-3429/2014 суд отказал в удовлетворении иска о взыскании убытков с директора, сообщив: хотя договоры аренды заключены без получения соответствующего одобрения, из материалов дела видно, что общество заключало аналогичные договоры аренды с другим обществом также без получения одобрения общим собранием участников. Производственная деятельность на данных участках осуществлялась обществом длительный период с 2011 по 2013 год, что сторонами не оспаривается. Суды пришли к выводу, что в такой ситуации факт заключения директором общества договоров аренды без получения одобрения общего собрания участников общества не может служить безусловным основанием для возложения на него ответственности в виде взыскания убытков, возникших в результате деятельности общества на данных производственных площадках.

Кроме того, проанализировав условия договоров аренды, в частности в отношении размера арендных платежей, суды пришли к выводу о недоказанности превышения рыночной стоимости арендной платы по данным объектам. Изучив бухгалтерские документы, суды установили, что убытки общества в 2012, 2013 году возникли не только по арендуемым площадкам, но и в целом в хозяйственной деятельности общества.

В некоторых случаях суды отказывают в удовлетворении иска о возмещении убытков, если не доказаны негативные последствия и причинно-следственная связь.

Например, в Постановлении от 25.12.2014 № Ф05-8009/2013 по делу № А40-58806/2012 АС МО указал, что на основании договора купли-продажи, заключенного между лизинговой компанией и обществом, телеметрическое устройство передано обществу 01.10.2009, что подтверждается актом приема-передачи; сделка по продаже оборудования и иные сделки должника в отношении спорного оборудования совершены до назначения генерального директора на должность. Таким образом, конкурсным управляющим не представлены доказательства наличия негативных последствий для лизинговой компании в результате действий (бездействия) генерального директора, равно как и наличие между ними и убытками причинно-следственной связи.

Исковая давность

Следует отметить, что на требование о возмещении убытков распространяется общий срок исковой давности – три года (ст. 196 ГК РФ). Его течение начинается с момента, когда общество или его участник узнали или должны были узнать о неправомерных действиях директора.

Если о пропуске срока исковой давности заявлено, то иск о возмещении убытков не будет удовлетворен.

Однако АО, владеющее большинством долей в ООО в 2009 году при подготовке к очередному годовому собранию участников ООО, реализуя свои права участника общества, имело реальную возможность проконтролировать процесс исполнения инвестиционного контракта, ознакомиться с документами о деятельности общества и, учитывая стоимость инвестиционного контракта, узнать о соглашении о прекращении обязательств по инвестиционному договору, следовательно, узнать о допущенном ответчиком нарушении не позднее 2009 года и поставить вопрос о замене директора общества с целью реализации права на судебную защиту. Поскольку с заявленным требованием общество обратилось в суд в декабре 2013 года, им пропущен срок исковой давности.

В другом деле (Постановление АС СЗО от 12.05.2015 № Ф07-1754/2015 по делу № А26-3258/2013) суд указал, что срок исковой давности по требованию о возмещении убытков, предъявленному к директору, исчисляется с момента, когда общество узнало или должно было узнать о неправомерном расходовании денежных средств директором, если таковое имело место.

Установив, что общество располагало такой информацией более чем за три года до обращения конкурсного управляющего в арбитражный суд с требованием о возмещении убытков, суд апелляционной инстанции признал, что заявителем пропущен срок исковой давности.

Ответственность директора за выдачу доверенностей

В некоторых случаях недобросовестные директора, стремясь снять с себя ответственность за незаконные действия, выдавали доверенность третьим лицам, которые и заключали договоры, приносящие убытки юридическому лицу.

Однако суды признают данную схему незаконной и взыскивают с директора убытки.

В качестве примера можно привести Постановление АС МО от 09.10.2014 № Ф05-10144/14 по делу № А41-43712/2011[4], в котором арбитры удовлетворили требование о взыскании убытков с директора, указав: наделяя представителей полномочиями по распоряжению имуществом общества, директор преследовал цель отчуждения имущества, которое для коммерческой организации носит возмездный характер, однако не предпринял действий, направленных на получение от доверенных лиц вырученных от продажи денежных средств, то есть действовал без должной добросовестности и разумности.

Несмотря на то, что законодательство наделяет директора полномочиями выдавать доверенности (например, пп. 2 п. 3 ст. 40 Закона об ООО), директор не может оправдываться этим.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 9324/13 по делу № А12-13018/2011 отмечено: в отсутствие какого-либо обоснования действия директора по выдаче доверенности, предусматривающей делегирование полномочий равным себе, не обусловленные характером и масштабом хозяйственной деятельности общества, не могут быть признаны разумными, то есть соответствующими обычной деловой практике. В этом случае при отсутствии объективных обстоятельств, свидетельствующих о разумной возможности делегирования своих полномочий, директор должен доказать, что его действия по передаче своих полномочий другому лицу были добросовестными и разумными, а не ограничиваться формальной ссылкой на наличие у него безусловного права передавать такие полномочия любому лицу.

Добавим: даже если сделки, совершенные по доверенности, впоследствии были признаны недействительными, директор не освобождается от ответственности. В Постановлении от 29.01.2015 № Ф07-6711/2014 по делу № А56-1281/2010[5] АС СЗО указал: довод о том, что сделки по отчуждению имущества общества впоследствии были признаны недействительными, применены последствия их недействительности, следовательно, залоговое имущество должно быть возвращено обществу, не может быть принят.

Как следует из разъяснений, приведенных в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ № 62, удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

Убытки не могут быть взысканы только в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента).

В данном случае, несмотря на признание заключенных от имени общества договоров недействительными, соответствующие судебные акты в части применения последствий их недействительности не были исполнены, отчужденное имущество обществу не было возвращено.

Если доказано, что выдача доверенности была направлена на обеспечение деятельности общества, то в возмещении убытков откажут (Постановление ФАС ЗСО от 30.07.2014 по делу № А46-11606/2013).

В заключение сформулируем выводы:

  • директор при исполнении своих полномочий должен действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно;
  • добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством;
  • в случае совершения недобросовестных и неразумных действий директор возмещает причиненные убытки;
  • для привлечения директора к ответственности в виде взыскания убытков необходимо доказать факт неправомерного действия (бездействия) директора, наличие и размер понесенных убытков и причинную связь между неправомерными действиями (бездействиями) директора и убытками;
  • срок исковой давности на требование о возмещении убытков составляет три года и его течение начинается с момента, когда общество или его участник узнало или должно было узнать о неправомерных действиях директора;
  • директор обязан возместить убытки в случае выдачи им доверенности лицу, которое совершило сделки, исполнение которой причинило убытки юридическому лицу.

[1] «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

[3] Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[4] Определением ВАС РФ от 05.02.2015 № 305-ЭС14-7709 по делу № А41-43712/2011 отказано в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

[5] Определением ВАС РФ от 05.05.2015 № 307-ЭС15-4367 по делу № А56-1281/2010 отказано в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»


Обзор документа

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, касающимися возмещения убытков, причиненных действиями (бездействием) лиц, входящих или входивших в состав органов юридического лица, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам следующие разъяснения.

1. Лицо, входящее в состав органов юридического лица, (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор и т. д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т. п.; члены коллегиального органа юридического лица - члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т. п.; далее - директор) обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее - ГК РФ). В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

В силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.

2. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.).

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица.

При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (пункт 1 статьи 50 ГК РФ); также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, об утверждении стратегий и бизнес-планов и т. п.). Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

3. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.).

Арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т. п.

4. Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.

При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

5. В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).

При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.

О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора помимо прочего могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.

6. По делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Не несут ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу, те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или, действуя добросовестно (статья 1 ГК РФ), не принимал участия в голосовании (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, пункт 2 статьи 71 Закона об акционерных обществах, пункт 2 статьи 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Кроме того, надлежит принимать во внимание ограниченные возможности членов коллегиальных органов юридического лица по доступу к информации о юридическом лице, на основании которой они принимают решения.

8. Удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

9. Требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на статью 277 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.

10. Арбитражным судам следует учитывать, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК РФ и статья 225.8 АПК РФ). В связи с этим не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица. Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к статье 201 ГК РФ начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.

В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

11. В силу части 2 статьи 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание - юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.

12. Содержащиеся в настоящем постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
А.А. Иванов
Секретарь
Пленума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
Т.В. Завьялова

Обзор документа

Разъяснены некоторые вопросы возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица. В частности, обращается внимание на следующее.

Лицо, входящее в состав органов юридического лица (далее - директор), обязано действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно.

При этом судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав его органов входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности или неразумности его действий (бездействия). Возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

В связи с этим директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Директор освобождается от ответственности, если докажет следующее. Заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось, что юрлицо получит выгоду.

Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица.

Если юрлицо привлекается к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного или неразумного поведения директора, понесенные в результате этого убытки организации могут быть взысканы с директора.

При этом удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возместить имущественные потери юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:


Причинение ущерба компании действиями директора. Неправомерные действия руководителя компании. Убытки юридического лица по вине руководителя.

Возможность взыскания убытков юридического лица с бывшего директора остается актуальной темой. Напомним, что основанием для взыскания таких убытков является п. 1 ст. 53.1 ГК РФ, согласно которому:

- убытки можно взыскать непосредственно с директора, управляющей организации, членов совета директоров, правления и т. д. (п. 1 постановления ВАС РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков…» от 30.07.2013 № 62);

- убытки можно взыскать при наличии вины директора, в случае представления доказательства того, что он действовал недобросовестно или неразумно, в том числе, если его поведение не соответствовало обычным условиям гражданского оборота;

- убытки можно взыскать по требованию юрлица в лице его нового директора либо конкурсного управляющего, либо участников организации.

Приведем пример из судебной практики, когда была доказана недобросовестность действий директора, которая привела к убыткам организации

Фабула дела:

ООО «ЗДК «Витязь» (заемщик), в лице генерального директора Евдокимова Н. В., и Савин Е. В. (займодавец) заключили договор займа, в соответствии с которым Савин предоставил заем в размере 2 000 000 руб. под 1% в месяц. В подтверждение получения денег заемщик выдал займодавцу квитанцию к приходному кассовому ордеру.

Решением районного суда общей юрисдикции с Общества в пользу Савина Е. В. была взыскана сумма основного долга, проценты, штрафы, расходы по уплате государственной пошлины, штраф за просрочку займа по дату фактического погашения основного долга.

Общество посчитало, что Евдокимов использовал свои полномочия генерального директора и растратил денежные средства, чем нанес материальный ущерб Савину и самому Обществу. Компания обратилась в арбитражный суд с иском к генеральному директору о взыскании убытков.

В обоснование требований истец указал, что Евдокимов Н. В., будучи генеральным директором, сам вел бухгалтерию общества, исполнял обязанности главного бухгалтера. После его увольнения учредитель Общества истребовал у него бухгалтерские документы, из которых видно, что Евдокимов не передал документы, имеющие отношение к займу, оригиналы договора, приходного кассового ордера, кассовой книги. В рамках рассмотрения дела о взыскании с Общества займа Евдокимов признал иск в полном объеме. Истец расценил эти обстоятельства как то, что Евдокимов истратил денежные средства на свои личные нужды, нанеся ущерб Обществу.

Евдокимов возражал против удовлетворения иска, указывая, что Общество в рамках обычной хозяйственной деятельности было вынуждено нести текущие расходы, выплачивать зарплату сотрудникам, делать отчисления в фонды, платить налоги. Собственных финансов Общества не хватало, поэтому пришлось привлекать заемные средства. По мнению бывшего директора, заём не выходил за рамки обычной деятельности, все средства потрачены на нужды Общества, и убытки ему он не причинил.

Тем не менее суд удовлетворил исковые требования.

Судебный акт: Решение Арбитражного суда Амурской области от 20.01.2020 по делу № А04-4541/2019.

Выводы суда:

1. Установление факта заключения генеральным директором договора займа и факта получения денежных средств с учетом предмета спора и подлежащих установлению обстоятельств не может служить поводом для взыскания с директора убытков, поскольку само по себе получение займа и его возврат в судебном порядке не свидетельствует о противоправности действий единоличного исполнительного органа Общества.

2. Подписание Евдокимовым договора займа от имени генерального директора Общества, составление квитанции к приходному кассовому ордеру свидетельствуют о том, что денежные средства получены не в личных целях, подлежали оприходованию и использованию на нужды Общества.

3. В силу действующего законодательства о бухгалтерском учете, обеспечение организации надлежащего ведения бухгалтерского учета и соблюдение финансового порядка расходования денежных средств общества возложено на руководителя юридического лица. При этом в финансово-хозяйственной документации, налоговых декларациях, отчете о финансовых результатах, отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие договора займа.

4. Совокупностью представленных доказательств не подтвержден факт отражения полученных по договору займа денежных средств в бухгалтерской отчетности, при этом сам Ответчик не отрицал, что средства в кассу или на расчетный счет не вносил.

5. Суд оценил доводы Ответчика и пришел к выводу, что зарплату, страховые взносы и прочие отчисления Евдокимов платил из собственных средств. При этом он не доказал целесообразность таких выплат за счет личных денег. Также он не доказал, что Общество само не могло нести все расходы.

6. Ответчик получил деньги, действуя от имени юридического лица, будучи его генеральным директором. При этом в бухгалтерской документации не отражено получение денежных средств по договору займа и их дальнейшее использование на нужды Общества.

7. Материалами дела подтверждены противоправность действий Евдокимова Н. А. как причинителя убытков, наличие убытков и их размер. Причинно-следственная связь между неправомерными действиями бывшего директора и убытками Общества подтверждается фактом взыскания задолженности, процентов и судебных расходов с Общества в суде общей юрисдикции.

Комментарии:

1. Взыскание убытков с бывших руководителей компаний – распространенная практика защиты прав и интересов юридических лиц от недобросовестных действий единоличного исполнительного органа. Директору фирмы при выполнении своих обязанностей следует тщательно обдумывать свои решения.

2. Чтобы привлечь директора к ответственности, необходимо доказать недобросовестность и (или) неразумность его действий (бездействия), в результате которых для общества наступили неблагоприятные последствия. Это вытекает из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 3 ст. 1, п. 5 ст. 10, п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ).

3. Самыми распространенными основаниями для взыскания убытков являются:

- административные и налоговые штрафы в отношении юридического лица. Штрафы юридического лица являются для него убытками и могут быть взысканы с директора (п. 4 постановления Пленума № 62);

- заключение договора на невыгодных условиях, изменение цены договора, прием на работу сотрудников с заработной платой значительно выше средней и т.д.;

- безосновательное увеличение зарплаты директором самому себе;

- наличие дебиторской задолженности, которую компания не взыскивает в течение длительного времени мер. Например, в случаях с безосновательным перечислением денежных средств, в том числе по фиктивным договорам, без встречного предоставления, в счет погашения несуществующих задолженностей, в отсутствие договорных отношений и т.д.;

- случаи, когда директор берет в подотчет денежные средства на личные расходы, оплату расходов предприятия, выплату заработной платы, командировочные расходы и т.д. и не возвращает их или должным образом не оформляет возврат.

- незаконная оптимизация налогов, например, посреднические схемы для возмещения НДС.

4. Указанные варианты не являются исчерпывающими. Чтобы избежать возможного взыскания убытков, директору нужно строго соблюдать принципы добросовестности и разумности, грамотно оформлять делегирование обязанностей и ответственности за их невыполнение, при наличии сомнений, утверждать спорные и крупные расходы компании на общем собрании учредителей, а также хранить копии документов, обосновывающих разумность своих управленческих решений как минимум в течение 5-7 лет после прекращения полномочий. И что особенно важно, оформлять все бухгалтерские документы в соответствии с требованиями законодательства.

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Номинальный директор как инструмент для скрытого владения бизнеса» можно посмотреть по ссылке.

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2019 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинациях «Арбитражное судопроизводство», «Разрешение споров в судах общей юрисдикции» и является одной из 50 региональных компаний по всей России в данных номинациях.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

Суд указал, что отсутствие легитимного исполнительного органа у корпорации не является препятствием ни для рассмотрения дела по спору о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, ни для последующего исполнения судебного акта


Один из экспертов отметил возможность участника в отдельных случаях поставить перед судом вопрос о ликвидации общества для того, чтобы у компании появился полноправный представитель – ликвидатор. Второй сообщил о том, что при рассмотрении иска участника о взыскании убытков с директора «самостоятельное участие компании не требуется, поскольку ее интересы уже представляет этот участник». По мнению третьего, ВС своим разъяснением защитил права акционеров и еще раз обратил внимание на механизм действия косвенных исков. Еще один указал, что Суд не сформировал какую-то принципиально новую позицию, он лишь правильно применил давно существующие нормы.

ООО «Инвестрезерв» владеет почти 26% акций ОАО «Система». Акционер обратился в суд с требованием о взыскании с бывшего генерального директора общества Алексея Козлова в пользу «Системы» 1,5 млрд руб. убытков.

АС Калининградской области возбудил производство по делу № А21-7230/2017 и привлек в качестве соистца акционера той же компании – ООО «Арпеджио». Однако производство было приостановлено в связи с невозможностью рассмотрения спора до формирования органов управления, имеющих право представлять интересы общества «Система».

В последующем «Инвестрезерв» подал ходатайство о возобновлении производства. Истец сообщил суду о корпоративном конфликте, указав, что формирование органов управления ОАО «Система» невозможно из-за действий других акционеров, совместно владеющих более чем 60% голосующих акций. Истец обратил внимание суда на тот факт, что «противодействующие» акционеры являются аффилированными лицами ответчика. При этом, как указал «Инвестрезерв», они препятствуют созыву и проведению общего собрания по вопросу избрания органов управления. В результате этого спор длительное время не разрешается по существу, а ответчик продолжает удерживать и использовать в своих интересах имущество, истребованное в пользу общества, и, соответственно, нарушает права «Системы» и заявителя.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении ходатайства. Он руководствовался тем, что, поскольку органы управления ОАО «Система» не сформированы, то отсутствует лицо, наделенное полномочиями представлять интересы данного общества. Суд сослался на п. 1 ст. 53 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Первая инстанция также указала на ч. 4 ст. 59 АПК, в соответствии с которой дела организаций ведут в арбитражном суде их органы. По мнению суда, отсутствие органов управления является препятствием для дальнейшего рассмотрения дела. Две следующие инстанции поддержали эту позицию.

Тогда «Инвестрезерв» обратился в Верховный Суд с просьбой принять новый судебный акт о возобновлении производства по делу. Судебная коллегия по экономическим спорам учла его доводы и вернула дело в суд первой инстанции на повторное рассмотрение.

Верховный Суд также напомнил о п. 10 Постановления Пленума ВАС от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В нем указано, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, на основании п. 3 ст. 53 ГК и ст. 225.8 АПК действует в интересах юридического лица. Коллегия обратила внимание на аналогичное разъяснение в Постановлении Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25, в соответствии с которым участник корпорации, обращающийся от ее имени в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков, в силу закона является ее представителем.

Таким образом, подвел итог ВС, участник акционерного общества, обращаясь в суд с иском о взыскании убытков с лица, входившего в состав органа управления, является представителем акционерного общества, в том числе на стадии исполнения судебного решения, и действует не только в своих интересах, но и в интересах этого акционерного общества. Более того, по мнению Экономической коллегии, отсутствие легитимного исполнительного органа у корпорации не является препятствием ни для рассмотрения дела по спору о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, ни для последующего исполнения судебного акта.

По словам адвоката, партнера международного центра защиты прав Globallaw Андрея Саунина, противодействие мажоритарного акционера в данном случае явно направлено на обесценивание права миноритария на защиту прав общества. «Не зря в закон было введено понятие процессуального истца, который мог бы добиться исполнения судебного решения против контролирующего общества лица», – сообщил он. Адвокат рассказал, что в таких спорах общество редко занимает самостоятельную позицию, обычно активные процессуальные действия совершает его участник или акционер.

Андрей Саунин также отметил, что, если в подобной ситуации дальнейшая деятельность общества невозможна или крайне затруднительна, участник корпорации вправе поставить перед судом вопрос о принудительной ликвидации общества. В этом случае интересы юрлица будет представлять ликвидатор.

Руководитель корпоративной и налоговой практики АБ «Леонтьев и партнеры» Мария Волкова указала, что право участников и акционеров хозяйственных обществ на предъявление косвенных исков, т.е. исков в интересах общества, предусмотрено как материальными, так и процессуальными нормами права. «Представителями компаний в таких процессах являются акционеры, которые пользуются всеми процессуальными правами истца. Поэтому позиция судов трех инстанций, полагающих возможным приостановить рассмотрение дела ввиду отсутствия органов управления, является неправомерной и вызывает удивление», – подтвердила она точку зрения ВС.

Юрист отметила, что арбитражные суды рассматривают большое количество исков, поданных участниками и акционерами в защиту обществ. «В практике нашего бюро нам не встречались случаи приостановки рассмотрения дела в связи с отсутствием у общества органов управления. В данном деле проблема заключалась не в отсутствии правого регулирования, а в отсутствии должного правоприменения», – сообщила Мария Волкова.

Партнер, глава практики M&A, банковского и финансового права юридической группы «Парадигма» Валерия Селиванова полагает, что судебная коллегия своим разъяснением защитила права акционеров и еще раз обратила внимание на механизм действия косвенных исков. «Определение ВС подчеркивает, что основание приостановления дела первой инстанции является надуманным. Более того, в связи с действиями ответчика можно назвать его искусственно созданным. Суды ни в коем случае не должны поддерживать такое злоупотребление процессуальными правами», – сказала она. Юрист полагает, что с учетом позиции коллегии по экономическим спорам Арбитражный суд Калининградской области, скорее всего, возобновит производство по делу.

Адвокат, советник Saveliev, Batanov and Partners Юлия Михальчук отметила, что право участника корпорации на предъявление иска к ее директору прямо закреплено как в Гражданском кодексе, так и в специальных законах об ООО и АО. «Участник-истец действует от имени и в интересах представляемой компании, он является истцом в процессуальном смысле, а компания – в материальном», – сообщила адвокат.

Когда суд рассматривает иск участника или акционера к директору, рассказала Юлия Михальчук, самостоятельное участие компании не требуется, поскольку ее интересы уже представляет этот участник. «Даже когда иск предъявлен к уже бывшему директору, участие нового директора от имени общества также не требуется. Примером ситуации, когда от компании нужна активность, является истребование у корпорации доказательств по ходатайству участников процесса. Однако и тут юрлицо не привлекается к участию в деле в качестве самостоятельной стороны», – пояснила адвокат.

По мнению Юлии Михальчук, наличие или отсутствие избранных членов органов управления никак не влияет на рассмотрение дела по существу, поскольку от имени компании в суде действует акционер-истец. «Верховный Суд не сформировал какую-то принципиально новую позицию, он лишь правильно применил давно существующие нормы», – заключила она.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа
№Ф04-28036/2015 по делу № А27-10173/2015 от 20.07.2020

Резолютивная часть постановления объявлена 15 июля 2020 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 20 июля 2020 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Кадниковой О.В.,

судей Куклевой Е.А., Лаптева Н.В. –

при ведении протокола помощником судьи Спиридоновым В.В. рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием средств видеоконференц-связи кассационную жалобу Федеральной налоговой службы в лице Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Кемеровской области (далее по тексту - ФНС России, уполномоченный орган) на постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2020 (судьи Зайцева О.О., Назаров А.В., Иванов О.А.) по делу N А27-10173/2015 Арбитражного суда Кемеровской области о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Губернский детский санаторий имени 60-летия Кузбасса" (ИНН 4218025530, ОГРН 1044218002212, далее по тексту - общество, должник), принятое в рамках обособленного спора по заявлению конкурсного управляющего должником - Джурабаева Сергея Григорьевича (далее по тексту - управляющий) о взыскании в пользу должника в возмещение его убытков: с Борисова Анатолия Владимировича - 4 210 497,56 руб., Соковина Евгения Петровича - 461 860,84 руб., Беженаровой Ларисы Павловны - 17 503,93 руб.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области Кемеровской области (судья Дубешко Е.В.) в судебном заседании принял участие представитель ФНС России - Печенкин Н.С. по доверенности от 20.09.2019 N 17-39/600.

определением Арбитражного суда Кемеровской области от 26.12.2019 (судья Поль Е.В.) в удовлетворении заявления управляющего отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2020 определение суда первой инстанции от 26.12.2019 частично отменено; в пользу должника в возмещение его убытков взыскано: с Соковина Е.П. - 41 256,20 руб., с Беженаровой Л.П. - 17 503,93 руб. В остальной части определение суда первой инстанции от 26.12.2019 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ФНС России просит отменить определение арбитражного суда от 26.12.2019 и постановление апелляционного суда от 16.03.2020 в части отказа в удовлетворении заявления управляющего, принять в этой части новый судебный акт о взыскании с бывшего руководителя должника - Соковина Е.П. суммы налога на доходы физических лиц (далее по тексту - НДФЛ), удержанного при выплате работникам заработной платы, но не перечисленного в соответствующий бюджет.

В обоснование жалобы ее податель ссылается на статью 226 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ) и утверждает, что бывшие руководители общества фактически использовали удержанные при выплате работникам заработной платы суммы НДФЛ в составе оборотных средств предприятия, принимали самостоятельное решение о расходовании денежных средств путем дачи главному бухгалтеру указаний на перечисление денежных средств с расчетных счетов и кассы должника как на оплату производственных нужд, так и на цели, не связанные с производственной деятельностью, а именно на выдачу займов взаимозависимым организациям, участие в открытых аукционах.

В этой связи кассатор считает, что бездействие бывшего руководителя должника - Соковина Е.П. по неперечислению НДФЛ при выплате работникам заработной платы привело к возникновению убытков у должника, так как последний теперь должен выплатить задолженность по НДФЛ за счет собственных денежных средств, а не просто удержать у работников.

В заседании суда кассационной инстанции представитель уполномоченного органа поддержал кассационную жалобу.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились. Учитывая надлежащее извещение участвующих в деле лиц о времени и месте проведения судебного заседания, кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - АПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, если иное не предусмотрено АПК РФ.

Таким образом, по общему правилу суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов судов нижестоящих инстанций только в той части, которая обжалована в суд, в данном случае в части отказа в удовлетворении заявления управляющего о взыскании с бывшего руководителя должника - Соковина Е.П. суммы НДФЛ, удержанного при выплате работникам заработной платы, но не перечисленного в соответствующий бюджет.

Рассмотрев кассационную жалобу, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьями 286, 288 АПК РФ законность обжалуемого судебного акта, суд кассационной инстанции не находит оснований для его отмены.

Как установлено судами и следует из материалов дела, руководителями общества последовательно являлись: Борисов А.В. в период с 15.04.2004 по 24.11.2014, Соковин Е.В. в период с 25.11.2014 по 10.02.2015, Беженарова Л.П. в период с 11.02.2015 до даты признания должника банкротом, открытия конкурсного производства и утверждения конкурсного управляющего (11.01.2016).

Обращаясь с рассматриваемым заявлением о привлечении бывших руководителей должника к ответственности в виде возмещения убытков, управляющий сослался на проведенные в отношении общества в период с 26.03.2014 по 23.10.2015 налоговые проверки, по результатам которых ФНС России приняты решения о привлечении общества к ответственности за совершение налоговых правонарушений в виде начисления штрафов и пени, а также доначисления сумм налогов.

В зависимости от периода исполнения каждым из руководителей общества своих должностных обязанностей управляющим определен размер убытков, подлежащих возмещению каждым:

- Борисовым А.В. - 684 339,13 руб. штрафа + 2 795 674 руб. налогов + 702 713,85 руб. пени (решение ФНС России от 30.06.2015 N 19) + 4 456,80 руб. штрафа (решение ФНС России от 10.07.2015 N 1422) + 1 739 руб. штрафа (решение ФНС России от 23.10.2015 N 2571) + 5 527,80 руб. штрафа (решение ФНС России от 23.10.2015 N 2573) + 2 157,36 руб. штрафа, 1 410,23 руб. пени + 10 786,80 руб. штрафа (решение ФНС России от 30.06.2014 N 052/014/3-2014) + 705,35 руб. штрафа + 938,60 руб. пени (решение ФНС России от 26.03.2014 N 14) +48,64 руб. (решение ФНС России от 26.03.2014 N 24) = 4 210 497,56 руб.;

- Соковиным Е.П. - 38 403 руб. штрафа + 420 604,64 руб. налогов (решение ФНС России от 30.06.2015 N 19) + 1 114,20 руб. штрафа (решение от 10.07.2015 N 1423) + 1 739 руб. штрафа (решение ФНС России от 23.10.2015 N 2572) = 461 860,84 руб.;

- Беженаровой Л.П. - 14 600 руб. штрафа (решение ФНС России от 30.06.2015 N 19) + 2 599,95 руб. штрафа + 303,98 руб. пени (решение ФНС России от 23.10.2015 N 2570) = 17 503,93 руб.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске управляющим срока исковой давности на обращение в суд с настоящим заявлением.

Апелляционный суд, отменяя определение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявления управляющего в отношении Соковина Е.П. и Беженаровой Л.П., учел правовую позицию, сформированную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 29.06.2015 N 304-ЭС15-7871, о том, что убытки, причиненные в результате действий (бездействия) руководителя должника по систематическому уклонению от перечисления НДФЛ включают в себя суммы штрафных санкций (пени и штраф). Установив, что неправомерные действия (бездействие) Соковина Е.П. и Беженаровой Л.П. как руководителей общества по несвоевременному перечислению сумм налогов повлекли привлечение общества к налоговой ответственности в виде штрафа и начисление пени, суд апелляционной инстанции счел доказанной вину Соковина Е.П. и Беженаровой Л.П. в причинении обществу убытков.

Суд кассационной инстанции считает выводы апелляционного суда правильными, сделанными с учетом разъяснений, данных в пунктах 1, 4, 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица".

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее по тексту - ГК РФ).

Установив доказанность материалами дела совокупности условий для привлечения Соковина Е.П. и Беженаровой Л.П. к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, представляющих собой начисленные ФНС России обществу штрафы и пени, апелляционный суд обоснованно удовлетворил заявление управляющего в этой части.

Так, Беженаровой Л.П. подлежат возмещению убытки должника в размере 17 503,93 руб., в том числе: 14 600 руб. штраф (решение ФНС России от 30.06.2015 N 19) + 2 599,95 руб. штраф + 303,98 руб. пени (решение ФНС России от 23.10.2015 N 2570);

Соковиным Е.П. подлежат возмещению убытки должника в размере 41 256,20 руб., в том числе: 38 403 руб. штраф (решение ФНС России от 30.06.2015 N 19) + 1 114,20 руб. штраф (решение ФНС России от 10.07.2015 N 1423) + 1 739 руб. штраф (решение ФНС России от 23.10.2015 N 2572).

При этом, как правильно указал апелляционный суд, недоимка по НДФЛ - это сумма налога, удержанная, но не перечисленная в установленный законодательством о налогах и сборах срок, должником как налоговым агентом (статья 24 НК РФ).

Исходя из смысла понятия недоимки, данного в статье 11 НК РФ, отнесение суммы недоимки по налогам к убыткам общества является ошибочным, поскольку данная сумма по своей правовой природе не относится к штрафным санкциям, а является суммой обязательного налогового платежа, просроченного к уплате, но подлежащего в любом случае уплате налогоплательщиком. Обязанность по уплате недоимки не является мерой ответственности.

Требование уполномоченного органа о взыскании с Соковина Е.П. суммы неуплаченного НДФЛ, по существу, является требованием о возмещении этого налога за счет средств налогового агента, что противоречит пункту 9 статьи 226 НК РФ, согласно которому уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.

Неисполнение налоговым агентом соответствующей обязанности влечет возложение на него ответственности по правилам статьи 123 НК РФ, а не взыскание за счет его средств недоимки.

Таким образом, не перечисленный должником налог не может включаться в объем ответственности бывшего руководителя должника Соковина Е.П.

Доводы кассатора об обратном отклоняются судом кассационной инстанции как основанные на неправильном толковании приведенных выше норм права.

Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции правильно, доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ. Нарушений апелляционным судом норм материального или процессуального права, являющихся в силу статьи 288 АПК РФ основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2020 по делу N А27-10173/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной налоговой службы в лице Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Кемеровской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 АПК РФ.

О взыскании убытков с бывшего руководителя компании

Конкурсный управляющий обанкротившегося ООО смог через суд взыскать с бывших руководителей этого ООО убытки в виде налоговых штрафов и пеней, которые были вменены ООО из-за неправомерных действий бывших руководителей. При этом взыскать с них недоимку по НДФЛ не удалось.

В чем суть спора

По итогам налоговых проверок, проведенных в 2014 – 2015 г.г., ООО было привлечено к ответственности за неуплату или неполную уплат .



Комментарии к документам доступны только платным подписчикам

Оформите подписку сейчас, и вы получите полный доступ к электронной версии журнала.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: