Обращение взыскания на заложенное имущество пленум 50 верховного суда

Обновлено: 16.08.2022

Приставы не вправе ограничить выезд директора за рубеж из-за долгов фирмы!
Даны разъяснения по вопросам исполнительного производства.
Они подготовлены на смену в т. ч. относительно недавних аналогичных указаний Пленума ВАС РФ, сформулированных в 2014 г.
В числе прочего, такое обновление обусловлено произошедшим изменением законодательства.
В частности, следует напомнить, что с 15 сентября 2015 г. действует КАС РФ, регулирующий порядок административного судопроизводства.
Поэтому пояснения приводятся уже с учетом положений и данного кодекса.
По сравнению с прежними, в этих указаниях затронут более широкий круг вопросов.
В частности, они касаются порядка рассмотрения судами требований, связанных с исполнением исполнительных документов, с разграничением компетенции судов.
Выделены некоторые нюансы, связанные с оспариванием постановлений, действий (бездействия) приставов; с возбуждением исполнительного производства; с отсрочкой или рассрочкой исполнения исполнительного документа; с приостановлением исполнения судебного акта и исполнительного производства; с арестом имущества; с установлением временного ограничения на выезд должника из страны; с оценкой и хранением имущества должника; с полномочиями пристава по совершению действий, направленных на регистрацию прав на имущество.
Также рассмотрены тонкости, относящиеся к обращению взыскания на имущество должника (в т. ч. заложенное); к реализации подобного имущества на публичных торгах; ко взысканию исполнительского сбора; к возмещению вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) пристава.
Среди выводов (которые не были отмечены ранее) можно выделить следующие. Временное ограничение на выезд из страны не может быть установлено приставами в отношении руководителя, а также работников организации-должника.
Пособие по безработице не относится к виду обеспечения по обязательному соцстрахованию, поэтому на такие суммы может быть обращено взыскание по исполнительному документу.
Относительно обращения взыскания на заложенное имущество, залогодателем по которому является не сам должник.
Такой залогодатель отвечает только в пределах стоимости предмета залога, т. е. обращать взыскание на иное его имущество приставы не вправе.
По Закону об исполнительном производстве суд в определенном случае может освободить должника от взыскания исполнительского сбора.
Поясняется, что в отношении субъекта предпринимательской деятельности подобное допустимо только по такому основанию, как обстоятельства непреодолимой силы.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

© ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2022. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС" (ИНН 7718013048, ОГРН 1027700495745). Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Главный редактор: Игнаткина В.В.

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Обращение взыскания на заложенное имущество

65. В силу пункта 1 статьи 349 ГК РФ, части 1 статьи 78 Закона об исполнительном производстве требование об обращении взыскания на заложенное имущество подлежит разрешению в отдельном исковом производстве, за исключением случаев, прямо установленных законом (например, на основании части 1 статьи 78 Закона об исполнительном производстве по исполнительной надписи нотариуса).

В связи с этим обращение взыскания на заложенное имущество не может производиться путем изменения способа и порядка исполнения решения суда по требованию о взыскании с должника основного долга.

66. Обращение взыскания на заложенное имущество не допускается в предусмотренных законом случаях, в частности, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества (статья 348 ГК РФ, пункт 1 статьи 54.1 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (далее - Закон об ипотеке).

67. Если вырученная от реализации заложенного имущества сумма является недостаточной для исполнения в полном объеме требований исполнительного документа с учетом расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора (часть 2 статьи 69 Закона об исполнительном производстве), судебный пристав-исполнитель вправе обратить взыскание на иное имущество должника на основании пункта 3 статьи 334 ГК РФ при условии, что в исполнительном документе наряду с требованием об обращении взыскания на заложенное имущество содержится требование о взыскании долга по обеспеченному залогом обязательству.

В том случае, когда в исполнительном документе содержится только требование об обращении взыскания на заложенное имущество и не содержится требование о взыскании долга по основному обязательству, судебный пристав-исполнитель не вправе обращать взыскание на иное имущество должника. Соответственно, передача залогодержателю денежных средств после реализации заложенного имущества (либо с его согласия - нереализованного заложенного имущества) влечет окончание исполнительного производства судебным приставом-исполнителем на основании пункта 1 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве, а в отношении недвижимого имущества - также в силу пункта 5 статьи 61 Закона об ипотеке. Размер денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества, значения при этом не имеет.

Когда залогодателем выступает не должник, а другое лицо, судам необходимо учитывать, что обязательство этого лица по залогу ограничено пределами стоимости заложенного имущества, поэтому обращение взыскания на иное имущество залогодателя, помимо заложенного, является незаконным.

68. Судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем (часть 3 статьи 87 Закона об исполнительном производстве), при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (пункт 1 статьи 353, статья 460 ГК РФ, статья 38 Закона об ипотеке), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя - должника к покупателю.

Продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 352 ГК РФ влечет прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.

69. При объявлении повторных публичных торгов несостоявшимися залогодержатель вправе приобрести (оставить за собой) имущество, являющееся предметом ипотеки, в порядке и сроки, установленные пунктом 5 статьи 350.2 ГК РФ, пунктами 1, 4 и 5 статьи 58 Закона об ипотеке с учетом ограничений, установленных этим Законом.

Залогодержатель считается воспользовавшимся таким правом, если в течение месяца со дня объявления повторных публичных торгов несостоявшимися направит организатору торгов и судебному приставу-исполнителю заявление (в письменной форме) об оставлении предмета ипотеки за собой. Если залогодержатель не воспользуется указанным правом в течение месячного срока после объявления повторных публичных торгов несостоявшимися, ипотека прекращается (пункты 5, 6 статьи 350.2 ГК РФ, пункт 5 статьи 58 Закона об ипотеке).

В случаях, когда залогодержатель (взыскатель в исполнительном производстве) не участвовал в публичных торгах и публикация извещения об объявлении публичных торгов несостоявшимися отсутствует, вышеуказанный срок исчисляется с даты получения залогодержателем уведомления судебного пристава-исполнителя о праве оставить за собой нереализованное имущество (часть 3 статьи 92 Закона об исполнительном производстве).

При реализации залогодержателем права на оставление предмета ипотеки за собой судебный пристав-исполнитель выносит соответствующее постановление и составляет акт передачи этого имущества взыскателю, после чего исполнительное производство может быть окончено судебным приставом-исполнителем в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе (пункт 1 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве).

Порядок рассмотрения судами требований и вопросов,

связанных с исполнением исполнительных документов

1. Судебная защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций при принудительном исполнении судебных актов, актов других органов и должностных лиц осуществляется в порядке искового производства по нормам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), административного судопроизводства - по нормам Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ) и производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, - по нормам АПК РФ с учетом распределения компетенции между судами.

Исковой порядок установлен для рассмотрения требований об освобождении имущества, включая исключительные имущественные права (далее по тексту - имущество), от ареста (исключении из описи) в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества; об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение имуществом, в том числе запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества (для лиц, не участвующих в исполнительном производстве); о возврате реализованного имущества; об обращении взыскания на заложенное имущество; о признании торгов недействительными; о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и/или применения мер принудительного исполнения, и других (например, часть 2 статьи 442 ГПК РФ, часть 2 статьи 363 КАС РФ, часть 1 статьи 119 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве), пункт 1 статьи 349, пункт 1 статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Требования об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц Федеральной службы судебных приставов (далее - ФССП России) рассматриваются в порядке, предусмотренном главой 22 КАС РФ, и в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ. Вместе с тем, если от разрешения данных требований зависит определение гражданских прав и обязанностей сторон исполнительного производства, а также иных заинтересованных лиц, указанные требования рассматриваются в порядке искового производства.

Жалобы на постановления должностных лиц ФССП России по делам об административных правонарушениях, заявления об оспаривании постановлений указанных должностных лиц о привлечении к административной ответственности рассматриваются, соответственно, судами общей юрисдикции по правилам Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), арбитражными судами - по нормам главы 25 АПК РФ.

2. Вопросы исполнительного производства, отнесенные к компетенции судов, разрешаются в соответствии с разделом VII ГПК РФ, регулирующим производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов, с разделом VIII КАС РФ, регулирующим рассмотрение процессуальных вопросов, связанных с исполнением судебных актов по административным делам и разрешаемых судами общей юрисдикции, с разделом VII АПК РФ, регламентирующим производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов.

Суд указал, что нормы ГК не предусматривают в качестве обязательного условия обращения взыскания на заложенное имущество взыскание в судебном порядке долга по основному обязательству, равно как и не запрещают обращение взыскания на предмет залога до удовлетворения требований о взыскании долга по основному обязательству


По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд справедливо отметил, что закон не содержит такого обязательного условия для удовлетворения иска об обращении взыскания на предмет залога, как взыскание основного долга в судебном порядке. Другой отметил, что выводы Суда положительно отразятся на практике, так как гражданское законодательство и хозяйственный оборот предполагают, прежде всего, свободу отношений между участниками, а предъявление судами избыточных требований к последним негативно влияет на их экономическую активность.

Судебная коллегия по гражданским спорам Верховного Суда вынесла Определение № 4-КГ20-22-К1 по спору о взыскании заложенного имущества при неисполнении должником основного обязательства.

В марте 2017 г. Дмитрий Горбачёв и компания YUCATAN SHIPPING COMPANY LTD заключили мировое соглашение, в котором организация подтвердила наличие задолженности перед гражданином на сумму в 455 тыс. долл. США. Помимо прочего, задолженность подтверждалась договором уступки требования между первоначальным кредитором в лице компании РАТЕК INDUSTRY А.G. и Евгением Горбачёвым от 26 декабря 2016 г., а также заявками должника на поставку топлива, судовыми бункерными расписками и счетами на оплату.

В п. 2.1. мирового соглашения значилось, что должник признает имеющийся перед кредитором долг, вытекающий из поставок судового топлива, и обязуется погасить его не позднее 1 октября 2017 г. Впоследствии срок погашения задолженности был перенесен на 1 октября 2018 г. Условия также предусматривали исполнение обязательств заемщика залогом жилого дома и земельного участка, принадлежащих на праве собственности генеральному директору должника Феликсу Моргулису и его супруге.

В апреле 2017 г. Дмитрий Горбачёв заключил с каждым из супругов Моргулис договоры о залоге последними по 1/2 доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок. Согласно п. 1.4 каждого из договоров на дату их подписания предмет залога оценивается сторонами в 13 млн руб.

Впоследствии кредитор обратился в суд с иском к Феликсу и Виктории Моргулис об обращении взыскания на заложенное имущество. В обоснование своих исковых требований Дмитрий Горбачев указал, что должник не исполнил обязательства в установленный мировым соглашением срок.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении иска под предлогом того, что обращение взыскания на предмет залога возможно лишь при наличии оснований для ответственности должника по основному обязательству, а в рассматриваемом деле не имеется доказательств удовлетворения требований истца по мировому соглашению.

В этой связи Дмитрий Горбачев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд.

Высшая судебная инстанция пояснила, что обращение взыскания на заложенное имущество не допускается, если нарушение должником обеспеченного залогом обязательства незначительно, а размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Для этого должны быть соблюдены два условия: сумма неисполненного обязательства составляет менее чем 5% от размера стоимости заложенного имущества; период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.

Со ссылкой на ряд положений Гражданского кодекса Верховный Суд отметил, что его нормы не предусматривают в качестве обязательного условия обращения взыскания на заложенное имущество взыскание в судебном порядке долга по основному обязательству, равно как и не запрещают обращение взыскания на предмет залога до удовлетворения требований о взыскании долга по основному обязательству.

«По общему правилу залогодержатель приобретает право обратить взыскание на предмет залога при установлении факта неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, с учётом суммы долга и периода просрочки обязательства. Указанные обстоятельства могут быть установлены судом и при разрешении иска об обращении взыскания на заложенное имущество с соблюдением общих требований о распределении обязанности по доказыванию этих обстоятельств. Наличие обязательства, обеспеченного залогом имущества ответчиков, и факт его неисполнения в установленный соглашением срок ответчиком не опровергнуты и судебными инстанциями под сомнение не поставлены. При таких обстоятельствах отказ в обращении взыскания на заложенное имущество противоречит приведенным выше нормам материального права», – отмечено в определении.

Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции и кассации, направив дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Младший юрист You & Partners Виктория Туголукова назвала правомерной позицию Верховного Суда РФ, так как ст. 348 и 349 ГК РФ, регулирующие основания и порядок обращения взыскания на заложенное имущество, не содержат требования о взыскании долга по основному обязательству до обращения взыскания на предмет залога. «По общему правилу взыскание обращается в судебном порядке при условии, что должник допустил “неисполнение или ненадлежащее исполнение обеспеченного залогом обязательства”. Истец может представить доказательства неисполнения обязательства ответчиком в рамках судебного процесса против залогодателя. Более того, ГК РФ не содержит подобных требований о взыскании долга, даже если должником по обеспеченному обязательству выступает не залогодатель, а иное лицо», – отметила эксперт.

Юрист добавила, что ранее ВАС РФ указывал в п. 9 Постановления Пленума от 17 февраля 2011 г. № 10 схожую позицию, что ГК РФ не предусматривает необходимости одновременного предъявления требований об обращении взыскания на заложенное имущество и об исполнении обеспеченного залогом обязательства, указанные требования могут предъявляться в суд отдельно друг от друга, даже если залогодателем является не должник по обязательству, а третье лицо. «Данная позиция подтверждает, что указанные требования могут предъявляться одновременно с требованием об обращении взыскания на предмет залога и истцу не требуется предъявлять доказательств, что требования о взыскании долга по основному обязательному удовлетворены», – заключила Виктория Туголукова.

Советник юстиции РФ третьего класса, председатель правления РО МОО «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон отметил, что в рассматриваемом деле нижестоящие суды допустили труднообъяснимую ошибку, а именно вывод о том, что нельзя предъявлять иск об обращении взыскания на предмет залога, не заявляя одновременно требование о взыскании долга. «Скорее всего, залогодержатель Горбачёв не стал заявлять требование о взыскании основного долга в связи со значительной суммой долга (245 тыс. долл.) и необходимостью уплачивать госпошлину – 60 тыс. руб.», – предположил он.

По мнению эксперта, Верховный Суд справедливо отметил, что закон не содержит такого обязательного условия для удовлетворения иска об обращении взыскания на предмет залога, как взыскание основного долга в судебном порядке. «В предмет доказывания по иску об обращении взыскания на предмет залога входит установление факта неисполнение обязательства, обеспеченного залогом, с учетом суммы долга и периода просрочки. Полагаю, такая практика положительно отразится на практике, так как гражданское законодательство и хозяйственный оборот предполагают, прежде всего, свободу отношений между участниками. Предъявление судами избыточных требований к участникам оборота негативно влияет на него, участники могут нести необоснованные расходы, подавляется экономическая активность», – заключил Алексей Шарон.


Одна из экспертов отметила, что по всей мотивированной части судебного акта ВС прослеживается пренебрежение нижестоящими инстанциями нахождением реального баланса между правами и законными интересами должника и кредитора. По мнению второго, в рассматриваемой ситуации, по сути, имело место злоупотребление должником своим правом, которое поддержали нижестоящие суды.

Решением Лазаревского районного суда г. Сочи, оставленным без изменения Краснодарским краевым судом, в удовлетворении требований ИП Дениса Дробинина к Согмону Каракияну о взыскании задолженности по договору бытового подряда было отказано. Встречные исковые требования Каракияна о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора, судебных расходов удовлетворены: с ИП были взысканы убытки в размере около 480 тыс. руб. и судебные расходы – 50 тыс. руб.

Далее судебный пристав-исполнитель Центрального РОСП г. Сочи возбудил исполнительное производство в отношении Дробинина о взыскании более 526 тыс. руб. Позже было возбуждено еще одно исполнительное производство на сумму 50 тыс. руб. – их объединили в одно производство. В связи с этим на имущество Дениса Дробинина был наложен запрет на совершение регистрационных действий: на участок, хозяйственные помещения и две доли на разные участки земли.

Так как один из принадлежащих Денису Дробинину земельных участков не относится к имуществу, на которое не может быть обращено взыскание, Согмон Каракиян обратился в Центральный районный суд г. Сочи с иском об обращении взыскания на него. Перед обращением в суд остаток задолженности составлял около 513 тыс. руб.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что рыночная стоимость имущества значительно превышает размер задолженности. Кроме того, не было представлено доказательств невозможности исполнения исполнительного документа за счет иного имущества должника. Апелляционный и кассационный суды согласились с выводами первой инстанции, после чего Согмон Каракиян обратился в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, ВС сослался на ч. 4 ст. 69 Закона об исполнительном производстве, согласно которой при отсутствии или недостаточности у должника денег взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое не может быть обращено взыскание.

Частью 12 ст. 87 Закона об исполнительном производстве установлено, что нереализованное имущество передается взыскателю по цене на 25% ниже стоимости, указанной в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества. Если эта цена выше той, что нужно взыскать, взыскатель может оставить нереализованное имущество за собой и выплатить разницу на депозитный счет подразделения судебных приставов. Согласно ч. 1 ст. 110 закона, отметил ВС, денежные средства, оставшиеся после удовлетворения требований, возвращаются должнику. «Таким образом, по смыслу закона реализация имущества должника, стоимость которого превышает размер долга, предполагает возвращение ему денежных средств, оставшихся после удовлетворения требований взыскателя, что не нарушает баланс интересов сторон и прав должника», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд заметил, что принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения также нашел свое отражение в Постановлении КС от 12 июля 2007 г. № 10-П, в п. 2.2 которого указано, что законодательная регламентация обращения взыскания должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора, с целью предотвращения либо уменьшения размера негативных последствий неисполнения обязательства.

«Учитывая изложенное, выводы судебных инстанций о нарушении принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения в случае обращения взыскания на принадлежащий должнику земельный участок, стоимость которого превышает размер имеющейся задолженности, нельзя признать соответствующими закону», – резюмировал ВС.

Кроме того, заметил Суд, в силу ч. 5 ст. 69 Закона об исполнительном производстве должник вправе указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь. Окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем. Так, Согмон Каракиян в исковом заявлении и жалобах указывал, что судебным приставом-исполнителем приняты все предусмотренные законом необходимые меры по исполнению решения суда от 26 февраля 2019 г., в том числе путем обращения взыскания на деньги Дениса Дробинина, его движимое имущество, доходы от предпринимательской деятельности и пр., которые к погашению имеющейся у ответчика задолженности не привели. «Между тем указанные обстоятельства какой-либо оценки суда не получили», – подчеркнул ВС. Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» юрист практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Дарья Соломатина отметила, что по всей мотивированной части судебного акта ВС прослеживается пренебрежение нижестоящими инстанциями нахождением реального баланса между правами и законными интересами должника и кредитора. «Акцентируя внимание на несоразмерности задолженности и стоимости недвижимости, суды не проанализировали доводы заявителя о том, что были приняты меры по розыску имущества должника, не приведшие к ее погашению», – указала она.

По мнению Дарьи Соломатиной, ВС обоснованно отправил спор на пересмотр, поскольку в настоящем случае подлежат выяснению обстоятельства, связанные с составом принадлежащего должнику имущества и статусом земельного участка, в отношении которого заявлены требования. Согласно действующему регулированию запрещается обращение взыскания на единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение гражданина-должника и членов его семьи, которые совместно живут с ним, и земельный участок под таким жильем. При этом п. 62 Постановления Пленума ВС от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» даны разъяснения, касающиеся возможности обращения взыскания на такой участок в части, если его размеры превышают разумные пределы поддержания необходимого уровня существования, при условии, что доходы должника не покрывают сумму долга.

Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловая Россия» Екатерина Авдеева отметила, что в п. 5 ст. 4 Закона об исполнительном производстве закреплен принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, который, как разъяснено в п. 16 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2016), утвержденном Президиумом ВС 20 декабря 2016 г., заключается в том, что все применяемые в процессе исполнения меры принуждения должны быть адекватны требованиям, содержащимся в исполнительном документе.

«Но суды, применив этот принцип, не учли, что речь идет именно о ситуации, когда у должника имеется другое имущество, которое позволяет удовлетворить требования кредиторов. В рассматриваемой же ситуации, по сути, имело место злоупотребление должником своим правом, которое поддержали нижестоящие суды, – указала эксперт. – Важно, чтобы суды, разрешая споры, все же не применяли закон формально. Тем более само положение закона, а также разъяснения указывают на это».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: