Нравственные составляющие деятельности адвоката защитника по особым видам уголовных производств

Обновлено: 20.04.2024

УПК РФ Статья 49. Защитник

1. Защитник - лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

2. В качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

(в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Защитник участвует в уголовном деле:

(см. текст в предыдущей редакции)

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 5 настоящей части;

2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

(см. текст в предыдущей редакции)

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) предусмотренных статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

б) применения к нему в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса меры пресечения в виде заключения под стражу;

3.1) с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса;

(п. 3.1 введен Федеральным законом от 06.06.2007 N 90-ФЗ)

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления;

(п. 6 введен Федеральным законом от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

4. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. С этого момента на адвоката распространяются правила, установленные частью третьей статьи 53 настоящего Кодекса.

(часть 4 в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4.1. В случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

(часть 4.1 введена Федеральным законом от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

5. В случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении, принимать меры по недопущению ознакомления с ними иных лиц, а также соблюдать требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне при подготовке и передаче процессуальных документов, заявлений и иных документов, содержащих такие сведения.

(часть 5 в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

7. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого.

Настоящий Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее – «Стандарт») утвержден в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу.

Никакое положение Стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом (далее – «адвокат» или «защитник») действий, противоречащих независимости адвоката, при условии соблюдения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также норм уголовно-процессуального законодательства.

Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, установление которых не ограничивает адвоката в целях защиты прав и законных интересов подзащитного в использовании иных средств, не запрещенных законодательством.

Последовательность и достаточность совершения защитником действий в соответствии со Стандартом определяются, в том числе, конкретными обстоятельствами уголовного дела.

Разъяснения по вопросам применения Стандарта дает Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам. Данные разъяснения утверждаются Советом Федеральной палаты адвокатов и являются обязательными для всех адвокатских палат и адвокатов.

1. Основанием для осуществления защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом, при условии соблюдения порядка оказания юридической помощи по назначению, установленного в соответствии с законодательством.

2. Защита по уголовному делу осуществляется на основании ордера. После оформления ордера адвокату следует вступить в уголовное дело в качестве защитника, предъявив удостоверение адвоката и ордер дознавателю, следователю или суду, в производстве которого находится уголовное дело. Процессуальные полномочия защитника возникают у адвоката с момента его вступления в уголовное дело в качестве защитника, до этого момента адвокат действует, исходя из полномочий, определенных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

3. Адвокат должен разъяснить подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и принять меры к проведению такого свидания. В случае нарушения права подзащитного на свидание со стороны следователя, дознавателя или суда адвокат должен принять меры к внесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления об этом нарушении.

4. В рамках первого свидания с подозреваемым, обвиняемым адвокату следует:

а) выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие данного адвоката в производстве по уголовному делу;

б) получить согласие на оказание ему юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом;

в) разъяснить право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению;

г) выяснить обстоятельства задержания и уточнить, проводился ли допрос в отсутствие адвоката и применялись ли незаконные методы при проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий;

д) выяснить отношение к предъявленному обвинению или подозрению в совершении преступления.

5. Адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу. В этих целях адвокат:

а) принимает меры к выяснению существа обвинения или подозрения, в том числе посредством ознакомления с процессуальными документами, составленными с участием подзащитного, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были ему предъявляться;

б) в случае вынужденного определения позиции по делу в отсутствие возможности ее предварительного согласования с подзащитным исходит из принципа презумпции невиновности подзащитного и согласовывает с ним такую позицию при первой возможности.

6. В случае признания подзащитным вины защитнику следует разъяснить подзащитному правовые последствия такого признания, а также по возможности убедиться, что признание вины совершается добровольно и не является самооговором.

7. Адвокат обязан уведомить о своем участии в деле иных адвокатов подзащитного при их наличии.

8. В процессе осуществления защиты адвокат:

а) консультирует подзащитного и разъясняет ему процессуальные права и обязанности, применяемые по делу нормы материального и процессуального права;

б) оказывает подзащитному помощь в ознакомлении с материалами дела, в написании ходатайств, жалоб и иных процессуальных документов или готовит их самостоятельно;

в) использует иные средства и способы защиты, не запрещенные законодательством.

9. Адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного.

10. Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания.

11. В случае отказа подзащитного от подписания протокола следственного действия адвокат обязан выяснить мотивы такого отказа и принять необходимые меры, направленные на защиту прав и законных интересов подзащитного.

12. Ознакомившись с материалами уголовного дела в порядке статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, защитник при необходимости должен заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу.

13. Защитник принимает меры к собиранию и представлению необходимых для защиты доказательств, в том числе посредством заявления ходатайств, направления адвокатских запросов, привлечения специалиста, если в ходе уголовного судопроизводства возникает такая необходимость и обстоятельства дела позволяют принять такие меры, а также совершает иные действия, необходимые для реализации правовой позиции по делу.

14. Адвокату следует заявлять возражения против действий председательствующего в судебном заседании при наличии к тому оснований.

15. Защитник не вправе уклоняться от участия в судебных прениях.

16. Защитник обжалует в апелляционном порядке приговор суда при наличии к тому оснований, за исключением случая, когда подзащитный в письменном виде отказался от обжалования приговора и защитник убежден в отсутствии самооговора.

17. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов.

18. Адвокат, прекративший защиту до завершения судопроизводства по уголовному делу, обязан незамедлительно передать полученные от подзащитного или иного доверителя и находящиеся у адвоката документы самому подзащитному либо иному указанному им лицу.


В данной статье автором рассмотрены отдельные положения норм уголовно-процессуального права, а также кодекса адвокатской этики, направленные на регулирование деятельности адвоката в целях обеспечения квалифицированной юридической помощи и предотвращения проблем, которые могут возникнуть в случае возникновения процессуальных пробелов.

Ключевые слова: адвокатская деятельность, кодекс этики адвоката, уголовное судопроизводство, уголовный процесс, правозащитная деятельность, УПК РФ.

Отечественная правовая система построена на правоохранительных принципах, которые должны реализовываться посредством качественной юридической защиты и помощи. Законодатель поставил в приоритет права и свободы каждой отдельной личности, а для обеспечения этих прав и свобод разработал такие отдельные нормативно-правовые акты как ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» № 63-ФЗ [2] и ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» № 324-ФЗ [3], которые регулируют процесс предоставления квалифицированной юридической помощи нуждающимся в ней гражданам.

Под квалифицированной юридической помощью следует понимать оказание юридических услуг лицами, получившими адвокатский статус в соответствии со всеми установленными законом нормами. Так же законом определено, что каждый адвокат, помимо установленных уголовно-процессуальных норм, обязан соблюдать и этические нормы, прописанные в Кодексе профессиональной этики, неисполнение которых влечет прекращение деятельности адвоката путем лишения его статуса.

Мораль, нравственность — это все то, на чем строится не только религии, но и право. Нужно согласиться с В. С. Соловьевым, который утверждал, что право является обязательным для всех предельным минимумом нравственности [5, c. 123]. Отсюда следует сделать вывод о том, что многие забывают о нормах этики, морали, которые должны лежать в основе человеческих отношений и именно на нормах права могут удержаться правоотношения в общем смысле и, в частности, на нормах нравственного поведения адвоката при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Каждый адвокат, осуществляя свою профессиональную деятельность, должен соблюдать порядочность, быть честным и добросовестным перед своим доверителем. Эти принципы также необходимы чтобы вызвать доверие у лиц, обратившихся к адвокату. При этом адвокат обязан выполнять все свои задачи своевременно, качественно, основываясь на своих знаниях, качество которых адвокат также должен регулярно повышать, и опыте, при этом ставя в приоритет свою обязанность по защите интересов доверителя. Однако защитнику не следует давать никаких «ложных надежд», ожиданий на тот или иной исход уголовного дела, тем самым не подрывая доверие обратившегося ни к самому адвокату, ни к институту адвокатуры в целом.

Адвокат является независимым, не должен участвовать в предлагаемых клиентом незаконных махинациях, сделках, а также должен опираться только на установленные законодателем нормы поведения.

Но при всей своей независимости у адвоката множество обязательств перед его доверителем. Например, такое обязательство как адвокатская тайна. Адвокат обязан хранить адвокатскую тайну, т. е. не разглашать сведения, полученные от доверителя без его согласия. Этот принцип не имеет временных рамок, таким образом срок «хранения» сведений, полученных от доверителя не ограничен, и адвокат сможет распространять их только после получения на то разрешение доверителя.

Даже после прекращения действия статуса адвоката распространение конфиденциальных данных также является нарушением. Но тут же следует отметить, что данный принцип не до конца урегулирован законодателем. Дело в том, что в случае, если доверитель сообщает сведения адвокату в которых говорится о готовящихся преступных деяниях или уже совершенных действиях противоправного характера — адвокат не вправе их предоставить в установленные государственные структуры, рассматриваемые данные вопросы.

По нашему мнению, это является некоторым упущением и необходимо разработать комплекс норм разрешающим адвокату раскрытие сведений хотя бы о готовящихся преступлениях, которые могут так или иначе повлечь наступление негативных последствий для граждан, общества или государства.

Эффективная на досудебной стадии ведет к законности, прав в процессе, к человеку, гражданину и иссключению корупционных проявлений состороны должностных лиц осуществляющих уголовное судопроизводство. Необходимо совершенствовать систему распределения дел по назначению адвокатов в порядке ст.51УПК РФ. Непрозрачность процесса выбора защитников по назначению органами дознания, следствия и суда, создает коррупмированную связку субъектов уголовного судопроизводства и отражается на качестве всего процесса, сопровождаемого зачастую нарушением прав и свобод подозреваемых, обвиняемых или подсудимых. В адвокатском сообществе отдельных регионов сформировились группы адвокатов которых условно именуют: «карманными» — адвокаты которые работают в связке со следователями (дознавателями) при расследовании уголовных дел; и «привратные», «коридорные» — адвокаты работающие в связке со аппаратом судьи (секретарями, помошниками) в судах при рассмотрении уголовных дел. «Покладистость» и своевременная «готовность» к участию в процессе подобных адвокатов мотивирована возросшей оплатой работы адвокатов по назначению.

Как правило подобные адвокаты, в благодарность за «назначение» своим бездействием не создают проблем, неудобств для следователей и судей, и пассивно осуществляют защиту и реализовывают свои процессуальные права. Не редко возникают ситуации, когда следователи (судьи), умышленно, пытаются подменить адвоката по соглашению адвокатом по назначению и провести с его участием «нужные» следственные действия или закончить процесс. При этом адвокат, который принял участие в следственных действиях с подзащитным, у которого имелся адвокат по соглашению, нарушает Решение Совета ФПА РФ № 1 от 27.09.2013, в соответствии с которым: «Адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению», если указанная замена не обусловлена законными основаниями.

Следственное управление СК России по г. Архангельск возбуждено уголовное дело о сговоре следователя и адвоката по назначению. В мае 2019 года, по данным УФСБ, член областной АП Архангельской области Сергей Сатаев, являясь адвокатом по назначению, договорился со следователем УМВД России по Архангельску Максимовым, что фактически не будет оказывать юридическую помощь подзащитному и не примет участия в следственных действиях. В зависимости от роли каждого следователь и адвокат подозреваются в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении (ч. 3 ст. 303 УК РФ), служебном подлоге (ч. 2 ст. 292 УК РФ), и превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ). Адвоката привлекают, помимо прочего, к ответственности за незаконное полученное из бюджета вознаграждение, т. е. за мошенничество, совершенном лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ) [7].

Постановлением Правительства Российской Федерации № 1240 от 01.12.2012 года (в ред. от 21.05.2019г.) были внесены кардинальные изменения в Положение «О возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации» согласно которых размеры вознаграждения адвокатам были существенно увеличены, и введено ежегодное индексирование.

К примеру, сумма, выплаченная адвокатам Ростовской области в 2019 г. за участие в делах по назначению на основании постановлений, составила 125.241.899 руб. (в 2018 г. — 99.599.460 руб.), что на 25 млн. больше.

И как следствие конкурентная борьба, за рынок рассматриваемых услуг ожесточилась. В ряде регионов Северного Кавказа, в нарушение всех правовых и этических норм, отдельные адвокаты, вступая в сговоры со следователями (дознавателями), умудряются зарабатывать более 100 000 рублей в месяц по выплатам за участие в делах по назначению.

По словам Президента ФПА РФ Юрия Пилипенко за 2019 год, взыскания в виде замечания и предупреждения применены к 5475 адвокатам (88 %), статус прекращен у 746 адвокатов (12 %) по следующим основаниям:

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты — 357 адвокатам (47,9 %);

– за нарушение норм профессиональной этики — 205 адвокатам (27,5 %);

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем — 131 адвокату (17,6 %), из них при осуществлении защиты в уголовном судопроизводстве по назначению — 30 адвокатам [8].

Решение данной проблемы давно опробировано на практике деятельности адвокатских палат Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону и др. крупных городов России. Во многих регионах действуют специальные Центры по обеспечению участия адвокатов в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда, а также автоматизированное(электронное) распределение поручений на защиту. (Санкт-Петербург, Самара, Ростов-на-Дону и др.).

Так, например Совет Адвокатской палаты г. Москвы прекратил статус адвоката, признав установленным, что он вступил в уголовное дело путем использования личных связей с работниками правоохранительных органов, лишив доверителя права на свободный выбор защитника [9].

Уже с марта 2021 года в соответствии с федеральным законодательством все адвокатские палаты обязаны были перейти на автоматизированное распределение поручений по назначению. Адвокатские палат субъектов РФ принимают за основу опыт работы Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по использовании программного обеспечения. В настоящее время Федеральной палатой адвокатов ведется разработка комплексной информационной системы адвокатуры России, в том числе федеральной системы автоматизированного распределения поручений по назначению. Таким образом на наш взгляд, удастся реализовать принцип централизации и информатизации, который применительно к назначению адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве означает «централизованное назначение адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве с использованием информационной системы автоматизированного распределения требований» [6].

К сожалению, во многих регионах, в том числе и в Краснодарском крае, до настоящего времени информационная система не внедрена. А система распределения заявок через координаторов (руководителей адвокатских образований) изначально порочна в силу ее субъективного характера.

В сентябре текущего года руководство ФПА посредством ВКС провело ряд совещаний, посвященных внедрению в опытную эксплуатацию АРПН КИС АР (Автоматизированное Распределение Поручений на защиту по Назначению Комплексная Информационная Система Адвокатуры России), запуск этой подсистемы запланирован на 2022 год.

Однако наряду с введением в действие АРПН КИС АР, на наш взгляд назрел вопрос о внесении поправок в действующее законодательство. Следует внести изменения в ч.1 ст. 75 УПК РФ, дополнив ее пунктом «1¹) показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, данные в ходе следственных действий или в процессе судебного следствия, в случае назначения защитника в нарушение порядка, определенного Советом Федеральной палаты адвокатов».

Подводя итог вышесказанному, следует сказать, что каждый из принципов нравственности, указанных в положениях Кодекса профессиональной этики, имеет особую ценность в деятельности адвоката, в установлении доверительных отношений между ним и доверителем, а также установлении доверия общества к рассматриваемому институту. Поэтому каждому, кто имеет действующий статус адвоката, необходимо опираться на установленные этические нормы чтобы добросовестно нести ношу, которую он на себя возложил, выполнять обязательства данные ему его статусом.

Следует отметить, что хотелось бы, чтобы каждое в отдельности правило поведения, нравственный принцип выполнялся не по обязанности, а по личному желанию каждого в отдельности. Этические нормы отражают важные качества общества, которые должны лежать в основе каждых отдельных правоотношений и не только в сфере осуществления профессиональных обязанностей.

Основные термины (генерируются автоматически): адвокат, уголовное судопроизводство, РФ, Назначение, профессиональная этика, Российская Федерация, УК РФ, Автоматизированное Распределение Поручений, доверитель, квалифицированная юридическая помощь.


В статье рассматриваются основные проблемные аспекты нравственного регулирования деятельности адвоката. Основное внимание уделено практическим вопросам реализации Кодекса профессиональной этики адвоката в РФ.

Ключевые слова: адвокат, кодекс, мораль, нравственное регулирование, современные проблемы.

На протяжении всей своей истории, адвокатура занимает особое место в социально-общественной и государственной структуре. В первую очередь, это связано со спецификой правового и социального статуса адвокатуры. К профессии адвоката предъявляют самые высокие требования соблюдения профессиональной этики и стандартов поведения. Соблюдение адвокатом этических норм призвано укрепить не только доверие к институту адвокатуры, но, и направлено на укрепление общего уровня морали общества.

В современном обществе в целом и в российском, в частности, мораль занимает важное, если не решающее место в регулирование общественных отношений. Морально-нравственная оценка адвокатской деятельности обществом имеет некоторые преимущества перед юридически закрепленными нормами в законодательстве. Деятельность адвоката сопряжено с таким важным общественным институтом как права человека. В этой связи, авторитет адвокатуры имеет одну опору — общественное доверие.

С развитием демократических институтов, регулирование адвокатской деятельности стало более действенным и эффективным. Современные механизмы нравственного регулирования в России пережили множество перипетий, молодая российская демократия еще только осваивает международный опыт в этой сфере. И важным шагом в этом направлении, было принятие Кодека профессиональной этики адвоката. Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры. Тем не менее, мораль и нравственность нельзя закрепить в правовой форме и придать им юридическую силу не представляется возможным. Кодекс профессиональной этики адвоката призван поддержать не только профессиональную честь, но и способствовать развитию традиций российской (присяжной) адвокатуры. Между тем, одной нормативно-правовой базы не недостаточно для морально-нравственного регулирования адвокатской деятельности. Следует брать во внимание личные качества адвоката. Следует согласиться с мнением о том, что основными краеугольными понятиями морально-нравственного состояния адвоката являются честность, компетентность и добросовестность. [1, с.31] Все эти профессиональные и нравственные качества адвоката формируются воспитанием, обучением и кадровым отбором. Отдельные аспекты нравственного регулирования деятельности отдельных представителей юридической профессии уже становились предметом научного анализа [2,3,4,5,6,7].

Мы рассмотрим механизмы морально-нравственного регулирования на примере адвоката-защитника по уголовным делам, так как именно в этом аспекте деятельности адвоката, защита обвиняемого требует наиболее ответственной с точки зрения морально-нравственных критериев подхода и высокого профессионализма. Важнейшим принципом в деятельности адвоката является доверие между адвокатом и подзащитным. Пренебрежение этим фундаментальным принципом недопустимо, так как оно рушат всю основу института адвокатуры. Но действительность достаточно противоречива и в ряде случаев адвокаты все-таки пренебрегают этим принципом, в частности это связано с таким понятием как адвокатская тайна. Адвокат, принимая дела и заключая соглашение с доверителем, берет на себя юридическую и моральную ответственность сохранить материалы дела и ход судебного процесса в тайне. На сегодняшний день законодатель нигде не дает определения этим понятиям, не вводит четких критериев для их установления. Применительно к адвокатской тайне, она носит производный характер, это может привести к неоправданному ограничению или же расширению сферы ее применения. [8]

В силу обстоятельств адвокат может оказаться в положение, когда разглашение информации о веденным им деле становится необходимостью. Это противопоставление с одной стороны нормы адвокатской профессии, а с другой — общечеловеческие ценности ставит адвоката в непростое положение, и какое же решение в этом случаи ему следует принять? В своей статье Андрей СУЧКОВ, вице-президент Палаты адвокатов Самарской области предлагает возможные пути решения этой непростой ситуации. По его словам, в практику адвокатской деятельности необходимо вводить письменные документы определенной формы, подобные тем, что содержатся в ряде образцов протоколов процессуальных и следственных действий (разъяснение прав и обязанностей участников, предупреждение об ответственности и пр.). Кроме того, доверителю следует дать для ознакомления и подписи бланк с нормативным определением и разъяснением содержания понятия адвокатской тайны, а также с указанием случаев, когда адвокат освобождается от обязанности ее соблюдения. [9] В любом случаи, принять однозначное решение в такой коллизии крайне тяжело, но все-таки безвыходном это положение назвать нельзя.

Еще одной проблемой нравственного регулирования является, спорный вопрос возникающий как привило в силу личных предпочтений адвоката. Он может отказаться от дела по собственному желанию, и причины тому не всегда обоснованы. Отказ от помощи клиенту по тем или иным причинным законодательством и другими нормативно-правовыми актами не как не регулируют, в этом случаи все остается на совести адвоката. С точки зрения морали, дифференцированный подход в принятие дел противоречат моральным устоям адвокатуры. Обращаясь за помощью к адвокату, доверитель ожидает квалифицированной помощи, но в результате получает не обоснованный отказ. Встает вопрос о профессионализме адвоката. В ряде случаев это связано с финансовой заинтересованностью, что полностью противоречит п.1 Статье 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, «Адвокат не вправе: действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне». Адвокат должен имеет только один интерес — профессиональный, подчеркивающий его положение и стремление защитить интересы клиента.

Более пристальное внимание следует обратить на такой аспект адвокатуры как ответственность. Сам статус адвоката и вся его деятельность неразрывно связано с этим понятием. В ходе процесса адвокат-защитник должен использовать все возможные законом способы добиться положительного решения суда, используя весь свой потенциал, придерживаясь при этом морально-нравственных критериев своей профессии.

В случаи нарушениям адвокатом этических норм прописанных в Кодексе профессиональной этики предусмотрено дисциплинарная ответственность. Адвокату могут вынести замечание, предупреждение или даже прекратить его статус. Это можно считать также одной из мер нравственного регулирования адвокатской деятельности, но при этом стоит понимать, что зафиксировать все положения морально-этического поведения адвоката и ввести санкции за их нарушения просто невозможно. Поэтому, основными нравственными регуляторами остаются: личностные качества адвоката, его система морально-нравственных ориентиров, профессионализм и общественный контроль.

Думается, что совершенно ясным становится главная задача законодателя в сфере нравственного регулирования деятельности адвоката — это разработка и принятие нового Кодекса, который учел бы все практические реалии. Кроме того, современное законодательство в России активно меняется и Кодекс не должен отставать и отрываться от важных законодательных изменений.

2. Боровков А. В. Инкорпорация нравственных норм в систему правовых принципов, регулирующих расследование «налоговых преступлений»// Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2013. № 1. С.108–110.

3. Боровков А. В. Значение нравственных норм при расследовании «налоговых преступлений»//Сборник научных трудов Sworld по материалам международной научно-практической конференции. 2013. Т.29. № 1. С.28–31; Боровков А. В. Определение крупного и особо крупного размеров при расследовании налоговых преступлений//Черные дыры в российском законодательстве. — 2009. — № 3. С.144–146.

4. Боровков А. В. Место и роль нравственно-правовых положений, определяющих правовой статус прокурорского работника в РФ// Сборник научных трудов Sworld по материалам международной научно-практической конференции. 2013. Т.26. № 2. С.104–106; Боровков А. В. Способы уклонения от уплаты налогов и/или сборов: теория и практика//Бизнес в законе. 2009. № 3. С.133–134.

5. Боровков А. В. Модернизация отечественных традиций кодификации норм уголовно-правовой охраны налоговых интересов государства// Сборник научных трудов Sworld по материалам международной научно-практической конференции. 2013. Т.32. № 1. С.33–37; Боровков А. В. Совершенствование законодательства РФ в сфере расследования налоговых преступлений как способ повышения бюджетного наполнения в условиях макроэкономической нестабильности//Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2010. № 1. С.107–111.

Основные термины (генерируются автоматически): адвокатская деятельность, профессиональная этика адвоката, адвокат, нравственное регулирование, деятельность адвоката, морально-нравственное регулирование, нравственное регулирование деятельности адвоката, профессиональная этика, Россия, ряд случаев.

Макаревич Виктория

Со времен зарождения адвокатуры адвокат, принимая каждое новое поручение, не только разрабатывает стратегию защиты, но и моделирует тактику ее применения, неизменно сталкиваясь при этом с рядом этических вопросов.

Этика – одна из древнейших категорий, сформулированных человечеством. Еще в IV в. до н.э. Аристотель писал: «…этическое… – составная часть политики. В самом деле, совершенно невозможно действовать в общественной жизни, не будучи человеком определенных этических качеств, а именно человеком достойным» 1 .

С давних времен просвещенное человечество осознало, что эффективное взаимодействие в обществе возможно только при условии взаимного уважения. На протяжении веков представители адвокатской профессии занимали активную гражданскую позицию, являлись участникам общественных отношений и политических течений, поэтому этические нормы играли в их деятельности не меньшую роль, чем нормы законов.

Первые этические нормы адвокатской профессии зафиксированы еще во времена Древней Греции, когда судебный спор между сторонами выигрывался в основном за счет превосходства в красноречии. Было установлено правило, ограничивающее время для судебных прений по отдельным категориям дел. Время измерялось с помощью водяных часов (по типу песочных). Так и появилось известное выражение «лить воду».

Определенных этических правил придерживались и адвокаты Древнего Рима при подготовке защитительных речей.

Античная адвокатура оказала существенное влияние на формирование и развитие адвокатских корпораций других государств в более поздние периоды. С развитием профессии трансформировались и ее этические нормы, которые впоследствии были облечены в сборники (кодексы) – своды этических правил профессионального поведения адвокатов.

В 1842 г. французский юрист Франсуа Этьен Молло опубликовал Правила адвокатской профессии во Франции (сборник традиций французской адвокатуры, включавший 153 статьи). В 1908 г. были приняты Правила профессиональной этики адвокатов США (70 параграфов). В 1913 г. член Совета присяжных поверенных округа Московской судебной палаты А.Н. Марков составил Правила адвокатской профессии в России (1189 статей).

Думаю, многие коллеги согласятся с мнением Жюля Фавра о том, что адвокатура – профессия творческая, девиз адвоката – исследование и свобода 2 , в связи с чем может возникнуть вопрос: необходимы ли творческой профессии этические нормы? Не будут ли они сковывать адвоката в выборе тактики защиты и не лишат ли его возможности эффективно отстаивать интересы доверителя?

Мировое адвокатское сообщество, используя накопленный многовековой опыт, давно нашло ответы на эти вопросы.

А.Н. Марков по этому поводу выражал следующую позицию: свобода творчества адвоката ограничена принципами адвокатуры, правилами профессии и строгими рамками норм закона, только в пределах которых он имеет возможность создавать свои шедевры< 3 .

Современное российское адвокатское сообщество, осознавая нравственную ответственность перед обществом, чтя и уважая опыт предшественников, осознавая, что без определенных этических норм развитие профессии и ее авторитет невозможны, в 2003 г. приняло Кодекс профессиональной этики адвокатов. Однако, к сожалению, некоторыми представителями адвокатской профессии требования о необходимости соблюдения этических норм при общении с коллегами, а также при участии в судебных заседаниях нередко игнорируются, а «скандализация правосудия» позиционируется как якобы эффективный способ защиты прав доверителя. Развитие СМИ и интернета позволило быстро распространить такой подход к защите среди неограниченного круга лиц, в связи с чем отдельные граждане – потенциальные доверители – задались вопросом: не является ли именно агрессивная, излишне эмоциональная, эпатажная манера защиты тем эффективным приемом, который позволит добиться наилучшего результата? Для профессионала ответ очевиден.

Безусловно, адвокат является не только независимым правовым советником, но и человеком, которому ничто человеческое не чуждо. Сложно представить защитника, который длительное время находится рядом с доверителем, испытывающим разной степени страдания, и остается к ним безучастен. Порой вопиющая несправедливость и явное беззаконие, свидетелями которых нередко становятся адвокаты, способны спровоцировать у них «торнадо» гнева, готового обрушиться на оппонентов.

Однако «адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии» (п. 1 ст. 4 КПЭА). За этой формулировкой Кодекса кроется не тотальный запрет на проявление каких-либо эмоций, а призыв к профессионалу всегда оставаться таковым, невзирая на внешние раздражители. Основная задача адвоката – добиться максимально благополучного для доверителя результата, и, если в какой-то момент эмоции захлестывают насколько, что мешают конструктивно мыслить, это может как минимум существенно осложнить достижение желаемого результата, а как максимум – сделать его невозможным.

К сожалению, наблюдаемый нередко «обвинительный уклон» уголовного судопроизводства выражается не только в количестве обвинительных приговоров, но и в самой атмосфере судебного разбирательства. Встречаются случаи, когда участники процесса демонстрируют пренебрежительное отношение к защите, зачастую граничащее с откровенным неуважением, и задача защитника – даже в такой непростой ситуации сделать все возможное для достижения наилучшего для подзащитного результата, сохраняя при этом собственное достоинство. Безусловно, это не означает, что адвокат-защитник должен занимать соглашательскую позицию. Публичный характер адвокатской деятельности предполагает возможность столкновения различных точек зрения и проявления эмоций, в том числе негативных, при их отстаивании. Эта проблема не нова для адвокатуры, однако умелое владение словом и самоуважение помогают достойно выходить из сложных ситуаций.

Совет АП г. Москвы не усмотрел в действиях адвоката, игнорировавшего замечания судьи, нарушений законодательства об адвокатуре и норм КПЭА

Как-то французский адвокат Дюмон произносил речь дольше обычного, и председатель Новион попросил его перейти к заключению. «Я готов, – отвечал тот, – если суд находит, что сказанного достаточно, чтобы выиграть дело. В противном случае я имею представить еще несколько очень веских доказательств и не считаю себя вправе о них умалчивать, не нарушая обязанностей и не изменяя доверию, которым почтил меня мой клиент». Ему позволили завершить речь, и он выиграл дело. Другой французский адвокат, Фуркруа, только что начал речь, когда суд, признав его дело проигранным, встал для совещания. «Господа! – воскликнул адвокат, – я прошу оказать мне по крайней мере милость, в которой суд мне не вправе отказать! Прошу дать мне удостоверение, которое бы оправдало меня в глазах клиента, что суд, не выслушав меня, постановил решение». Суд, пораженный этими словами, сел, и Фуркруа продолжил речь 4 .

Использование всех предусмотренных законодательством процессуальных инструментов, включая те, которые могут вызвать недовольство процессуальных оппонентов и нередко – суда (активная защита, заявление обоснованных отводов, возражений на незаконные действия, многочисленные ходатайства, а также обжалование незаконных действий правоохранителей), составляют сущность адвокатской деятельности. Судебный процесс – состязательный; каждая из сторон должна доказать свое право, что неизбежно приводит к столкновению позиций. Задача адвоката в ходе такого состязания – не превратить «поле процессуальной битвы» в «балаган», достойно и аргументированно противостоять процессуальным оппонентам.

Конечно, для последних активный адвокат «неудобен», поэтому они стремятся его «обезвредить», используя в том числе механизм подачи обращений (жалоб) в органы адвокатского самоуправления. «Многие обращения выглядят (а в объяснениях адвокатов это всегда звучит) как реакция судьи или следователя на уровень накала при разбирательстве по делу», – отмечал в комментарии «АГ» вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант. Именно поэтому использование адвокатом безукоризненно отработанного набора процессуальных инструментов, а также метода их подачи, не умаляющего достоинство участников процесса и самого заявителя, является для защитника надежным «щитом».

Как правило, в ходе дисциплинарного производства выясняется, что адвокат основывал свою позицию на нормах права и КПЭА, вел себя достойно, но непреклонно, в связи с чем основания для привлечения его к дисциплинарной ответственности отсутствуют.

Мосгорсуд указал, что шестимесячный срок, предусмотренный для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, течет с момента поступления сведений, указывающих на нарушение, а не с момента поступления любого обращения в адвокатскую палату

Так, Совет АП г. Москвы отказал в привлечении адвоката А. к дисциплинарной ответственности за то, что в ходе судебного заседания адвокат неоднократно указывала суду и участникам процесса на многочисленные процессуальные нарушения, поскольку ее действия были направлены на защиту доверителя. Также Совет палаты прекратил дисциплинарное производство в отношении адвокатов О. и Р., которые корректно публично высказали свою позицию по резонансному делу.

Совет АП Санкт-Петербурга прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката Г., которая, реализуя активную защитительную позицию, заявила отвод судье, обосновав его ссылками на нормативные акты и фактические обстоятельства дела, а также используя слова, не унижающие кого-либо из участников процесса и суда.

В единичных случаях по итогам дисциплинарного производства органы адвокатского самоуправления вынуждены принимать решения о прекращении статуса адвоката, освобождаясь тем самым от случайных людей, которые, несмотря на принятую присягу, не прониклись духом адвокатского сообщества.

С развитием института присяжных заседателей этические нормы адвокатской профессии приобрели особую актуальность. В практике нередки случаи, когда присяжные подсознательно отождествляют адвоката с его доверителем, «проецируя» на защитника как положительные, так и негативные эмоции. От того, какое впечатление останется у присяжных от поведения адвоката в ходе разбирательства, может зависеть мнение, которое сложится у них о подсудимом, что, в свою очередь, может повлиять на суждение о возможности совершения последним инкриминируемого ему деяния.

Судебные речи известных адвокатов прошлого: Ф.Н. Плевако, П.А. Александрова и С.А. Андреевского и их современных коллег: Г.П. Падвы, Г.М Резника, а также результаты их деятельности демонстрируют, что лучшего для доверителя результата может достичь адвокат, уважающий себя и участников процесса, вооруженный знанием правовых норм и виртуозно владеющий ораторским искусством.

1 Аристотель. Сочинения в четырех томах. Том 4. Большая этика. Академия наук СССР. Москва. 1983.

2 Фавр Жюль (Jules Claude Gabriel Favre, 1809–1880) – французский правовед, адвокат, политический деятель, участник революции 1848 г., член законодательного Собрания Франции, министр иностранных дел Франции, министр внутренних дел Франции, сенатор.

3 Правила адвокатской профессии в России. Составил член Совета присяжных поверенных округа Московской судебной палаты А.Н. Марков. Москва. 1913 г.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: