Нормы уголовного права в древнерусском государстве

Обновлено: 24.09.2022

Источники права. Возникновение Древнерусского государства сопровождалось формированием древнерусского права, исторически первым источником которого были правовые обычаи, представлявшие собой нормы обычаев доклассового общества, санкционированные возникшим государством. Среди них можно встретить кровную месть, принцип талиона и др. Совокупность этих норм в летописных сводах и других источниках права называют «законом русским».

Первыми письменными источниками древнерусского права, дошедшими до нас, были договоры Киевской Руси с Византией 907, 911, 944 и 971 гг., заключавшиеся после военных походов. Они носили международно-правовой характер.

Княжеское законодательство как источник права появилось на Руси в X в. Особое значение имеют Устав о десятинах, судах и людях церковных князя Владимира и Устав о церковных судах князя Ярослава, которые внесли существенные изменения в действовавшее гражданское, семейное и уголовное законодательство. Тем не менее крупнейшим памятником древнерусского права являлась Русская Правда, сохранившая свое значение и в последующие периоды отечественной истории.

Она была впервые обнаружена В.Н. Татищевым в 1738 г. К настоящему времени существует более ста ее списков, которые отличаются друг от друга по объему, структуре и содержанию. Русская Правда подразделяется на три редакции: Краткую, Пространную и Сокращенную. Краткая редакция включает две части: Правда Ярослава (или Древнейшая) и Правда Ярославичей — сыновей Ярослава Мудрого. Правда Ярослава содержит первые 18 статей Краткой редакции и полностью посвящена уголовному праву. Правда Ярославичей включает следующие 20 статей Краткой редакции Русской Правды.

Во второй половине XI в. было положено начало составлению Пространной редакции Русской Правды, которая окончательно оформилась в XII в. Она включает нормы уголовного и наследственного права, определяет правовой статус различных категорий населения.

В XIII-XIV вв. появилась Сокращенная редакция, представлявшая собой часть переработанных статей Пространной редакции Русской Правды, адаптированных для регулирования общественных отношений периода феодальной раздробленности на Руси.

Наряду с Русской Правдой в Киевской Руси действовали нормы Уставов князей Владимира и Ярослава, составившие основу древнерусского церковного законодательства, а также статьи из правовых сборников других славянских народов. На развитие древнерусского права оказывали определенное влияние и Кормчие книги, представлявшие собой византийские сборники церковных и гражданских постановлений. В значительной мере они регулировали отношения в сфере семейного права.

Гражданское право. В Русской Правде и других источниках древнерусского права достаточно четко различаются две основные части гражданского права — право собственности и обязательственное право.

Утверждение феодализма и феодальной собственности на землю обусловило возникновение права собственности. Первоначально феодальная собственность появилась в форме княжеского домена, боярской или монастырской вотчины. В Краткой редакции Русской Правды была закреплена незыблемость феодальной земельной собственности. Кроме собственности на землю, в ней говорится также о праве собственности на другие вещи — коней, тягловый скот, холопов и т.п.

В Русской Правде было представлено также обязательственное право. В ней нашли отражение обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда. Последние фактически объединялись с понятием преступления, которое называлось «обидой».

Недобросовестное выполнение норм обязательственного права в Древней Руси могло повлечь обращение взыскания не только на имущество, но и на личность должника, включая и членов его семьи.

Основными видами договоров являлись договоры купли-продажи, мены, займа, поклажи и личного найма. Договоры заключались в устной форме, но обязательно в присутствии свидетелей, которые назывались послухами. В письменной форме составлялись преимущественно договоры, связанные с куплей-продажей земли.

Достаточно широкое распространение в Русской Правде получил договор займа. Объектами займа выступали в то время деньги, хлеб, мед, мех и т.п. В древнерусских источниках встречаются следующие виды займа: обычный заем, совершавшийся между купцами с упрощенным порядком оформления, и заем с самозакладом, который именовали закупничеством. В нормативных актах уже различались взимавшиеся проценты, размер которых зависел от срока займа. Срок взимания процентов не превышал, как правило, двух лет. По договору займа на короткий срок выплачивались более высокие проценты.

Семейное право развивалось в соответствии с каноническими правилами. Первоначально в Древней Руси оно было обусловлено обычаями и связано с языческим культом. Среди форм индивидуального брака в тот период получили распространение похищение невесты, а также покупка. В соответствии сданными «Повести временных лет», мужчины в то время имели двух-трех жен, а великий князь Владимир Святославич до крещения Киевской Руси имел пять жен и несколько сотен наложниц. Это свидетельствует о достаточно широком распространении многоженства в Древней Руси языческого периода.

Однако после введения христианства были установлены новые принципы семейного права — патриархальная семья, основанная на принципах моногамии, затрудненность развода, бесправие внебрачных детей, суровые наказания за внебрачные связи.

Патриархальная семья в соответствии с Уставом князя Ярослава находилась под защитой церкви. Обручение обязательно предшествовало браку и считалось нерасторжимым. Брачный возраст составлял 14-15 лет для мужчин и 12-13 лет для женщин. Для придания законности браку церковь непременно требовала венчания.

Имущественные отношения между супругами не получили достаточного освещения в древнерусских источниках. Тем не менее из них следует, что в то время возникали имущественные споры между супругами. Однако жена имела право передавать свое приданое по наследству, т.е. она сохранила определенную имущественную самостоятельность. Родители и особенно отец имели над детьми практически неограниченную власть.

Наследственное право. Появление частной собственности повлекло за собой возникновение понятия наследства, для которого уже был характерен дифференцированный порядок. Так, у феодалов наследовать могли и дочери, а у смердов они не получали такого права.

При наследовании по закону, преимущество получали сыновья умершего. В то же время дочерям не полагалось ничего. Закон лишь обязывал сыновей выдать сестер замуж. Следует отметить, что младший сын при распределении наследуемого имущества, которое делилось поровну, имел некоторое преимущество, получая при этом двор отца. Наследственными правами не обладали незаконнорожденные дети. Однако в том случае, если их мать являлась рабыней, то они вместе с ней получали свободу.

При наследовании по завещанию наследодатель имел право распоряжаться имуществом по своему усмотрению.

Уголовное право. В Киевской Руси преступление именовалось «обидой», означавшей нанесение какого-либо вреда потерпевшему. В источниках древнерусского права еще не было различая между преступлением и гражданско-правовым нарушением.

В Русской Правде нет указаний на возрастные ограничения уголовной ответственности и понятия невменяемости. Однако в ее нормах уже нашло отражение понятие соучастия. По закону все соучастники преступления должны были отвечать в равной степени.

Хотя в Русской Правде не проводятся различия между умыслом и неосторожностью, тем не менее выделяются два вида умысла — прямой и косвенный. Так, за убийство при сведении счета полагалась высшая мера наказания — поток и разграбление, а за убийство же в драке («сваде») — лишь штраф (вира). В соответствии с нормами Русской Правды, совершивший преступление в состоянии аффекта, освобождался от ответственности. Преступное бездействие, связанное с утайкой находки или длительным невозвращением долга, подлежало также наказанию в соответствии с Русской Правдой.

В Русской Правде обозначены лишь два родовых объекта преступления — личность человека и его имущество. Из этого следуют и два рода преступлений, включавших различные виды преступных деяний. К преступлениям против личности относились: убийство, телесные повреждения, побои и оскорбление действием. Однако в уставах князей Владимира и Ярослава появляется и норма, связанная с оскорблением словом. Объектом такого вида преступлений была, как правило, честь женщины.

Большое внимание в Русской Правде уделяется имущественным преступлениям. Прежде всего это касается татьбы (кражи). Среди наиболее тяжких видов кражи выделялось конокрадство. Кроме того, к тяжким видам имущественных преступлений относилось и уничтожение чужого имущества путем поджога.

Уставы великих князей киевских Владимира и Ярослава включают нормы, касавшиеся преступлений против церкви и в семейной сфере. Их появление было обусловлено необходимостью искоренить языческие пережитки после принятия христианства.

В Русской Правде еще не были представлены государственные и должностные преступления. Однако из летописных сводов известно о выступлениях против князей и княжеской власти, которые могли повлечь за собой непосредственную расправу без суда и следствия. Так, например, поступила княгиня Ольга после убийства древлянами в 945 г. ее мужа князя Игоря.

Таким образом, в процессе расселения славянских племен на территории Восточной Европы, распада общины и других институтов первобытнообщинного строя сложились предпосылки для образования

Древнерусского государства. К ним относятся, прежде всего наличие единой территории, населения и публичной власти. Не следует также забывать, что Киевская Русь, созданная древнерусской народностью, изначально являлась полиэтническим государством, заложившим основу для возникновения и развития в дальнейшем трех крупных славянских народов — русского, украинского и белорусского.

Власть великого князя на первом этапе развития Древнерусского государства еще зависела от решений вечевого собрания. Однако в связи с переходом от численной (десятичной) системы управления к дворцово-вотчинной, власть киевского князя значительно укрепилась, а роль вечевого собрания существенно снизилась. Произошла также социальная дифференциация населения Киевской Руси, получившая закрепление в нормах Русской Правды. Среди источников права важную роль на первом этапе играли обычаи и судебная практика, нашедшие отражение в законодательных актах, в которых еще сохранялось значительное количество архаических элементов. Тем не менее в древнерусском законодательстве на первое место ставились задачи защиты личности и имущества, которые нашли отражение в крупнейшем памятнике Древнерусского государства — Русской Правде.

Наиболее ясно такая замена выражается в княжеских уставах и в Русской Правде, где любое преступление определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т.е. причинение материального, физического или морального вреда какому-либо лицу или группе лиц. За эту обиду виновный должен был выплатить определённую компенсацию. Таким образом, уголовное правонарушение не отличалось в законе от гражданско-правового.

Для того, чтобы выявить уровень правового развития восточного славянства, необходимо остановиться на уголовном праве.

Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения «скопом»), но не разделял ролей соучастников (подстрекатель, укрыватель и т.д.).

Прежде всего, необходимо отметить, что в «Русскую Правду» было включено понятие «вины», которое существовало задолго до возникновения государства. Она трактовалась как нарушение лицом (лицами) установленных норм древнего справедливого обычая. В Киевской Руси к содержанию этого понятия добавилось невыполнение и княжеских установлений.

Преступником могло быть лицо, обладавшее свободной волей и сознанием, поэтому субъектами права являлись только свободные люди – феодалы, городские люди, смерды. За злодеяния, совершаемые холопами, в качестве ответственного лица перед потерпевшим, выступал господин холопа. Он был обязан заплатить штраф за причинённый ущерб или выдать раба потерпевшему. Холоп не имел права брать у кого-либо деньги или материальные ценности: если ему удавалось добиться этого обманом, то отвечал за возвращение долга его господин. Раба, ударившего свободного мужа, можно было убить. Убийство холопа во время телесного наказания также не влекло за собой ответственности. Но за преднамеренное убийство холопа без всякой его вины убийца подлежал штрафу. «Русская Правда» приравнивала детей холопов к приплоду скота.

Субъектом преступления являлись одно лицо или группа лиц. Закон не устанавливал возрастного ценза для субъектов преступления. «Русская Правда» содержала понятие соучастия в преступлении, но еще не разделяла ролей соучастников (подстрекатель, исполнитель, укрыватель и т. д.). Содержалось также понятие рецидива – повторности преступления. Если преступление совершалось группой лиц, все виновные отвечали одинаково, независимо от степени участия каждого из них в совершении преступления.

Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность, хотя четкого разграничения форм вины еще не существовало. Уже в Краткой редакции различались деяния, совершённые по злому намерению преступника. Так, езда на чужом коне без спроса его хозяина свидетельствовала о сознательном нарушении чужого права (Краткая редакция, ст. 12).

В Пространной редакции имеются статьи, в которых особенно четко определяется значение неосторожных, неумышленных действий при совершении преступления. Это статьи о случайном убийстве в драке, о банкротстве, где подробно рассматривается незлостное и случайное банкротство.

Объектами преступления являлись личность и имущество. Лица, имеющие полную правоспособность, не все в одинаковой степени пользовались правовой защитой. Так, «Русская Правда» ограждала двойной вирой жизнь княжьих мужей, а жизнь женщины оценивалась вдвое меньше жизни мужчины.

Убийство холопа расценивалось как уничтожение чужой вещи. Но, по мере того, как холопы «прикреплялись» к земле и превращались в крепостных, их деяния приобретали правовой характер. За совершённые преступления они несли ответственность, хотя и не в том объеме, как полноправные члены общества.

В «Русской правде» можно выделить следующие виды преступлений: преступления против личности и против имущества.

К преступлениям против личности относились: убийства; увечья, различаемые по степени тяжести; преступления против свободы (продажа полусвободного человека).

К преступлениям против имущества относились: татьба (кража), тяжесть которой определялась ценностью украденного. Кража из закрытого помещения считалась более тяжкой. Так, кража скота из хлева каралась штрафом в 3 раза более высоким, чем кража скота в поле.

Незаконное пользование чужой собственностью считалось более лёгим нарушением. Например, использование коня, принадлежавшего другому лицу без его разрешения, наказывалось штрафом.

В «Русской Правде», наряду с кражей чужого имущества, имелись нормы, каравшие за его повреждение или уничтожение, причём недвижимость защищалась сильнее, чем движимое имущество. Так, Пространная редакция за злостное повреждение чужого недвижимого имущества, помимо возмещения ущерба хозяину, устанавливала штраф в пользу князя в несколько раз выше, чем за кражу скота.

Система наказаний в «Русской Правде» включала отмщение, поток и разграбление, различные штрафы. Хотя в «Русской Правде» смертная казнь не упоминается, она, согласно летописям, имела место.

Месть совмещала в себе частный и общественный элементы наказания: она не только признавалась, но и предписывалась законом. В Пространной редакции месть была заменена денежной вирой и головничеством, а убийство, в порядке кровной мести, стало преступлением и подлежало наказанию на общих основаниях.

Поток и разграбление являлся наиболее строгой мерой наказания и заключался в конфискации имущества, а также в обращении преступника и членов его семьи в рабство. Это наказание назначалось в трех случаях: за убийство при разбойном нападении, поджог и конокрадство.

Штрафы применялись в нескольких видах: вира, головничество, урок и продажа.

Вира взыскивалась в пользу князя в том случае, если не было мстителя. Её брали не только с преступника, но иногда и со всей общины – верви, к которой он принадлежал. В таком случае она называлась дикой вирой и взыскивалась, если было совершено убийство, но община не разыскала убийцу.

За убийство «княжа мужа» полагалась наивысшая вира – в 80 гривен. Вира в 40 гривен взималась за убийство свободных людей, приближенных ко двору и слуг. Менее опасным представлялось убийство других категорий граждан: за ремесленника в пользу князя взималось 12 гривен, за смерда и холопа – 5. Позже вира за убийство холопа была повышена до 12 гривен.

Головничество – денежное взыскание в размере виры, взимаемое в пользу семьи убитого.

Урок – определенное денежное возмещение в пользу потерпевшего за причиненный ему ущерб.

Все остальные преступления наказывались продажей – штрафом, размер которого определялся в зависимости от тяжести преступления. Продажа взималась в пользу князя.

В Русской Правде уже существует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность в его действиях уже отпала). К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника (сейчас нет), к отягчающим – корыстный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства).

Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. О возрастном цензе для субъектов преступления закон ничего не говорил. Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность. Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст.6 ПП упоминает случай убийства «на пиру явлено», а ст.7 ПП – убийство «на разбое без всякой свары». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство (а «на пиру» – значит еще и в состоянии опьянения). Во втором случае – разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно – в разбое).

Тяжелым преступлением против личности было нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных повреждений. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось строже, чем легкие телесные повреждения, побои.

Имущественные преступления по Русской Правде включали: разбой (неотличимый еще от грабежа), кражу («татьбу»), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злостную неуплату долга и пр. Наиболее подробно регламентировалось понятие «татьба». Известны такие ее виды, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, сельскохозяйственных продуктов и пр. Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона.

Таким образом, Русская Правда является уникальнейшим памятником древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уголовного и гражданского права и процесса. Русская Правда – памятник феодального права. Она всесторонне защищала интересы господствующего класса и откровенно провозглашала бесправие несвободных тружеников – холопов, челяди.

ТЕМА 3. ФЕОДАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА И РАЗВИТИЕ ПРАВА НА ТЕРРИТОРИИ РУСИ (НАЧАЛО XII-XIV ВВ.).

Феодальная раздробленность в истории Древней Руси является закономерным этапом, который переживали все средневековые государства, однако об этом периоде сохранилось очень мало сведений. С конца XI - начала XII века на Руси все больше проявляется княжеский сепаратизм, выражающийся в стремлении удельных князей получить политическую независимость от Великого князя Киевского. В результате дробления княжеских уделов между наследниками и непрекращающихся междуусобных войн некогда целостное государство распадается на множество независимых государств. Причиной отсутствия достаточных сведений о рассматриваемом периоде является малое количество сохранившихся письменных источников, поэтому исследователям приходится собирать разрозненные свидетельства о тех или иных исторических событиях из различных источников.

Территориальное положение отдельных княжеств определяло особенности их устройства. Так, например, на Галицко-Волынское княжество ввиду его соседства с крестоносцами и немецкими городами большое влияние оказывало немецкое городовое (магдебургское) право.

В период феодальной раздробленности на Руси особо среди прочих особо выделялись две земли, расположенные на северо-западе: Новгород Великий и Псков, поскольку именно здесь сложились не совсем традиционные для истории этого периода феодальные республики. Для них характерны некоторые особенности общественного строя и феодальных отношений: значительный социальный и экономический вес новгородского (псковского) боярства, имеющего давние традиции, и его активное участие в торговой и промысловой деятельности.

По традиции именно с Новгородской земли начинается известная нам по летописям история Древнерусского Киевского государства. Именно сюда согласно Повести временных лет в 862 году был приглашен на княжение князь Рюрик, положивший на Руси начало династии Рюриковичей. После объединения Новгородской и Киевской земель и переноса столицы в Киев (882 г.), Новгород долгое время долгое время входил в состав Киевского княжества, однако уже в 1136 он обретает вольность в выборе в князя. Воспользовавшись недовольством местного населения, новгородская феодальная аристократия образовала республиканскую форму правления, независимую от Киева. В 1248 году от Новгородской отделяется Псковская земля, где также была создана республиканская, но во многом специфичная система государственного управления.

Потеря независимости этих республик совпала с этапом централизации русского государства вокруг Московского княжества: Новгородская республика вошла в его состав в 1478 г. при Иване III, Псковская – в 1510 г. при следующем московском князе, Василии III.

Общая характеристика древнерусского уголовного права

В Древней Руси развитию уголовного права уделялось большое значение. Это выражалось, в том числе, в обилие норм уголовно-правового характера в Русской Правде По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Уголовное право по Русской Правде подробнее , княжеских уставах, договорах с Византией и иных актах. Понятие преступления в то время было закреплено в Русской Правде и отличалось определенной спецификой. Так, в Древней Руси признавались преступными только такие деяния, которые причиняли непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу, отсюда и термин, обозначавший преступное посягательство – «обида». Впоследствии понятия преступления расширялось, постепенно в текст уголовного закона добавлялись деяния с формальным составом, как правило, соответствующие положения заимствовались из византийского По данной теме мы уже выполнили реферат Церковное право Византии подробнее канонического права.

Отсутствие государственных или должностных преступлений, известных современным правовым системам, в праве Древней Руси не свидетельствует о том, что соответствующие деяния оставались безнаказанными в то время. Напротив – в отношении лиц, виновных в совершении подобных деяний в ту пору применялась непосредственная расправа без суда и какого-либо расследования.

Одной из особенностей древнерусского уголовного права выступал ярко выраженный классовый характер его содержание. Это проявлялось, в том числе, в том, что древнерусское право открыто вставало на защиту господствующего класса, пренебрегая интересами остальных.

Так, например, в Древней Руси холопы вообще не признавались субъектами уголовных преступлений, а ответственность за него нес господин. При этом в ряде случаев потерпевший наделялся правом самостоятельно разобраться с холопом-обидчиком, не обращаясь к уполномоченным органам, вплоть до его убийства.

Готовые работы на аналогичную тему

Русской правде не было известно современное установление минимального возраста уголовной ответственности, понятий невменяемости и т.д. Тем не менее, было введено понятие соучастия в совершении преступления, причем все соучастники, в соответствии с Русской Правдой, отвечали за содеянное поровну независимо от наличия распределения функций между ними.

Система уголовных наказаний в праве Древней Руси

Давая характеристику системы наказаний, применявшихся в древнерусском государстве в качестве реакции на совершение преступного посягательства, необходимо обратить внимание на то, что несмотря на сохранение определенных видов ответственности известных в еще более древние времена (напр. кровная месть), в рассматриваемый период активно разрабатывалась и развивалась система новых уголовно-правовых мер ответственности. Рассмотрим подробнее применявшиеся в древнерусском уголовном праве виды наказаний:

  1. Кровная месть – как было отмечено выше, мера наказания, известная с еще более древних времен и применявшаяся на начальных этапах развития древнерусского государства. Однако впоследствии с развитием и усложнением феодальных отношений, кровная месть стала противоречить интересам феодалов и в XI в. была отменена;
  2. Смертная казнь. Данная мера ответственности за совершение преступлений прямо не закреплялась в положениях Русской Правды, но из сохранившихся летописных данных учеными был сделан вывод о том, что фактически смертная казнь применялась, в частности, за совершение преступлений против религии (богохульничество, язычничество и т.д.);
  3. Поток и разграбление – мера ответственности, предусматривавшая обращение в рабство или изгнание преступника и членов его семьи, а также конфискацию его имущества. Данная мера наказания применялась в отношении конокрадов, поджигателей, разбойников и т.д.;
  4. Несколько видов денежных взысканий. Так, древнерусским уголовным правом предусматривалась уплата «виры» –денежного штрафа за совершение убийства в размере 40 гривен; «полвиры» (20 гривен) за убийство и увечье женщины; «дикой виры» – денежного взыскания, выплачиваемого всей общиной и т.д. При этом соответствующие выплаты «виры» осуществлялись в пользу князя, а потерпевшим родственникам убитого выплачивалось вознаграждение – т.н. «годовщина» или «головничество»;
  5. Урок – выплата, получаемая потерпевшим от преступления («обиды»), размер которой варьировался в зависимости от характера совершенного преступления.

Классификация преступлений в уголовном праве Древней Руси

В Древнерусском государстве была сформирована весьма обширная система преступлений, основными видами которых признавались:

Текст научной работы на тему «Первые уголовно-правовые нормы Древней Руси»

ПРАВО В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРЕЛОМЛЕНИИ

ПЕРВЫЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ НОРМЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ1

Первые известные нам уголовно-правовые нормы Древней Руси были закреплены в договорах с Византией 907, 911, 945 гг. и в Русской Правде. В этот период основой для писаного права служили правовые обычаи. Преступления в этот период не считались опасными для общества в целом, рассматривались как посягательство на личные интересы, что выражалось в установлении имущественной компенсации ущерба («виры») и возможности применения наказаний, основанных на принципе талиона.

Договоры между Русью и Византией являются первыми известными международными договорами Древней Руси. При этом на сегодняшний день сохранились лишь древнерусские тексты договоров, которые были переведены на старославянский язык с греческого. Такие договоры дошли до нас в составе «Повести временных лет», куда их включили в начале VIII в. Самыми ранними письменными источниками русского права считаются нормы Закона Русского.

Договор 907 года. Договор считается первым из выше перечисленных договоров. Однако факт его заключения оспаривается некоторыми исследователями истории. Они предполагают, что сам текст представляет собой летописную конструкцию. По иному предположению его рассматривают в качестве подготовительного договора к договору 911 г.

Договор 911 года. Договор 911 г. был заключен 2 сентября после самого успешного похода дружины князя Олега на Византию. Данный договор восстанавливал дружественные отношения и мир между двумя государствами, а также определял фактический порядок выкупа пленных, наказания за преступления, которые совершались русскими и греческими купцами в Византии, изменял береговое право и пр.

В нем регламентировались дипломатические отношения Руси с Византией, их торговые отношения, а также присутствовала ссылка на Закон Русский.

Договор состоял из 15 статей. В договор 911 г. вошли нормы двух основных областей права — публичного (регламентация отношений между государствами: военная поддержка, порядок выкупа пленных, порядок возвращения рабов; определение норм международного морского права — отмена берегового права — права на имущество и людей с разбитого корабля) и международного частного права, которые регламентировали отношения между частными лицами двух государств (порядок наследования имущества, порядок осуществления торговли русскими купцами в Византии, виды наказания за преступления, совершенные русичами на территории Византии (суд по Русскому Закону), а также ответственность греков за преступления на Руси).

98 право в историческом *ш^р)мшп1&й1к

98 преломлении 1_ь>)\

О.Е. Кугафина (МПОА)

В договоре 911 г. стороны имеют равноправные отношения, в отличие от последующих договоров:

1. Делегации со стороны Руси — свидетельство о системе государственного устройства Русского государства.

2. Стремление Руси к долголетней дружбе с Византией.

3. Порядок доказательства преступления (присяга).

4. За убийство зажиточному смерть была заменена конфискацией, для бедного — казнь (социальное разделение).

5. За удар мечом устанавливался штраф 5 литров серебра (1 литр = 327,5 грамма), если же совершивший это окажется неимущим, он должен дать столько, сколько сможет и присягнет, что никто не может помочь ему, тогда судебное разбирательство будет закончено.

6. Можно убить вора в момент преступления, но, если он сдастся, должен вернуть похищенное в тройном размере.

7. Наказание за насильственное присвоение чужого — тройной размер.

8. Помощь русских грекам во время несчастных случаев на море, и наоборот. «Береговое право» не действует.

9. Возможность возвращения из плена.

10. Показана заинтересованность Византии в русских воинах.

11. Плата за пленных греков — 20 золотых.

12. Обязательство чиновников разыскивать беглую челядь, ее возврат гарантирован (выгода для высших слоев).

13. Существование наследования не только по обычаю, но и по завещанию. Если нет наследников в Византии, наследство русского подданного необходимо вернуть на родину, тем самым запрещалось местным властям присваивать это имущество в свою пользу, что существовало в западноевропейском праве до XVIII в.

13а. О русских, совершающих торговые операции.

14. Выдача уголовников, бежавших из Руси.

15. Обязательства, вытекающие из договора.

Анализируя в целом уголовно-правовые установления договора, необходимо отметить прежде всего, что нет единого термина для обозначения преступления. Так, в разных статьях упоминаются такие слова для обозначения преступного, как «проказа», «согрешенье», «злодеянье». Очевидно, это связано с не очень удачной попыткой составителей договоров скорректировать обозначения преступного, даваемого в двух разных законах, — греческом и русском. Среди видов наказаний помимо денежных взысканий и смертной казни, есть упоминание о кровной мести.

Далее в журнале приводятся фрагменты из «Радзивилловской летописи», в которых речь идет о договорах 907 и 911 гг. и даются переводы этих договоров.

имени О.Е, Кутафина (МГЮА)

Радзивилловская летопись, лист 40

Олег же, немного отойдя от [Царь]града, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром, послав к ним в город Карла, Фар-лафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: «Платите мне дань». И сказали греки: «Что хочешь, дадим тебе». И указал Олег, дать (своим) воинам на 2 000 кораблей по 12 гривен на уключину, и потом давать содержание прибывающим из русских городов: прежде всего из Киева, а также из Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и прочих городов, ибо по тем городам сидят подвластные Олегу князья.

Когда приходят русские, пусть взимают содержание, сколько хотят, а если придут купцы, то пусть взимают месячное в течение 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбы и плоды. И пусть устраивают им баню, как только (они) захотят. Когда же русские отправятся к себе домой, то пусть взимают у Вашего царя на дорогу еду, якоря, снасти, паруса и что им нужно.

И обязались греки. И сказали цари и все бояре.

Если явятся русские не для торговли, то пусть не взимают месячное. Пусть (русский) князь запретит своим послам и (вообще) прибывающим сюда русским творить бесчинство в наших селах и в нашей стране. Прибывающие (сюда) русские пусть обитают вблизи (монастыря) святого Маманта и когда наше царское величество пришлет (к ним кого-либо), кто перепишет их имена, то тогда (только) они возьмут полагающееся им месячное — сперва (пришедшие) из Киева, затем из Чернигова и Переяславля и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского чиновника, безоружными, человек по 50, и пусть торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких торговых пошлин.

Итак, царь Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплатить дань и присягали обе стороны. Сами (греки) целовали крест, а Олега и его дружинников привели к присяге по русскому обычаю. И клялись те своим оружием и своими богами Перуном и Велесом, богом скота. И так был утвержден мир.

Русско-византийский договор 907 года

"А^АЛ-Ф^ЛЬ А рвяЛИА. п^'г.»«.-. .1* И*'- И I

ГО^Г^ А!ГГп г£ АММ г- 1 гця т*. г

¿ТГпрн^кр-и I «ьг'|^Д".■■ ■«• лЛГрЬ ■ ■

И«1-1вчйа .ул! V |М ^ • И^!* п.«ЧЛЛ к I лч^«

ог-|,-| право в историческом ^^р^шшшж

200 преломлении /^»жгга

Русско-византийский договор 911 года

I Ыо >1Л1 | .2| * МЛ- ЧАИЧимФ* А*»

к * чц «ц , чтип . ЛШ4 * - ' Чг^-

■ »АЛ'^ А.4 "Ч I IIЛ имI

1А. н ИлН >ь'г1 Г*»' I р к !■ Е 4^1 к Л .тш Ш а '

и- 1*4 ¿к к* «. 41 и ь Дм п иГпЬ ¿ял«. л^м

>ч-мпа маигля«- ЛнГГкн А 1. . Йк Ф Л I 11+ 1-п ЧГНЫВЧ Ы±"г*гн1

¿¿««Гил^¿^»рРж.» РРШ Ш як

I Ь-.Г| I ^чттц. .»■ш м

Радзивилловская летопись, лист 42

В год 6420. Послал Олег своих дружинников установить мирные отношения и заключить договор между Византией и Русью. И, послав (их), сказал так:

Список с другого (экземпляра) договора, находящегося у тех же царей Льва и Александра.

1. Мы, от (имени) русского народа, Карлы, Ин-гельд, Фарлаф, Вермуд, Гуды, Руалд, Карн, Фре-лав, Рюар, Актеву, Труан, Лидулфост, Стемид, посланные Олегом, великим князем русским, и всеми подвластными ему светлыми боярами к вам, Льву, Александру и Константину, Божьей милостью великим самодержцам, царям греческим, для подтверждения и укрепления дружбы, существовавшей между греками и русскими на протяжении многих лет, согласно желанию и повелению наших князей [и] всех подвластных им русских. Наша светлость, более всех желая милостью Бога подтвердить и укрепить дружбу, существовавшую между христианами и русскими, многократно действительно стремились не только на словах, но и в письменной форме и нерушимой присягою, клянясь своим оружием, подтвердить и укрепить эту дружбу, согласно нашей вере и обычаю.

2. Таковы разделы милостью Бога мирного соглашения, как мы о нем условились. Прежде всего пусть заключим с вами, греками, мир, и станем дружить друг с другом всею душой и сердцем, и не допустим, согласно нашему взаимному стремлению, никакого беспорядка или обиды со стороны подручных нам светлых князей. Но постараемся, сколь возможно, сохранить с вами, греками, (впредь) безупречную дружбу, письменным договором выраженную и присягою подтвержденную. Также и вы, греки, впредь всегда соблюдайте такую же нерушимую и безупречную дружбу по отношению к нашим светлым князьям русским и ко всем, кто находится под рукою нашего светлого князя.

3. Что же касается преступлений, если случится злодеяние, договоримся так: пусть обвинение, содержащееся в публично представленных (вещественных) доказательствах, будет признано доказанным. если же какому-либо (доказательству) не станут верить, то пусть присягнет та сторона, которая домогается, чтобы ему (доказательству) не доверяли. и когда присягнет, согласно своей вере, пусть наказание будет соответствовать характеру преступления.

4. О следующем. Если кто-либо убьет (кого-либо) — русский христианина или христианин русского, — пусть умрет на месте совер-

имени О.Е, Кутафина (МГЮА)

шения убийства. Если же убийца убежит, а окажется имущим, то ту часть его имущества, которая полагается ему по закону, пусть возьмет родственник убитого, но и жена убийцы пусть сохранит то, что полагается ей по обычаю. Если убийца окажется неимущим и (при этом) он бежал, то пусть окажется под судом до тех пор, пока не будет найден (если же будет найден, то), пусть умрет.

5. Если (кто) ударит мечом или побьет (кого) каким-либо орудием, то за тот удар или избиение пусть даст 5 литров серебра по обычаю русскому. Если же совершивший это окажется неимущим, то пусть даст сколько может, вплоть до того, что даже снимет с себя те самые одежды, в которых ходит, а (что касается) недостающего, то пусть присягнет, согласно своей вере, что никто не может помочь ему, и пусть судебное преследование с целью взыскания (с него) штрафа на этом кончается.

6. О следующем. Если русский украдет что-либо у христианина или же христианин у русского и схвачен будет вор потерпевшим в то самое время, когда совершает кражу, при этом он окажет сопротивление и будет убит, то не взыщется его смерть ни христианами, ни Русью, но пусть даже потерпевший возьмет то свое (имущество), которое у него пропадало. Если же вор отдастся без сопротивления в руки того, у кого совершил кражу, и будет им связан, то пусть возвратит то, на что осмелился посягнуть, в тройном размере.

7. О следующем. Если кто-либо — русский у христианина или христианин у русского, — причиняя страдания и явно творя насилие, возьмет что-нибудь. принадлежащее другому, пусть возместит убытки в тройном размере.

опо право в историческом *ш^р)мшп1&й1к

9. О следующем. Если пленник (из числа подданных) той или иной страны насильно удерживается русскими или греками, будучи запродан в другую страну, а объявится (соотечественник пленного), русский или грек, то (тогда разрешается его) выкупить и возвратить выкупленного на родину, а (купцы, его) купившие, возьмут цену его, или пусть будет засчитана в выкупную цену поденно (отработанная рыночная) цена челядина. Также, если и на войне (он) будет взят теми греками, все равно пусть возвратится он в свою страну, и отдана будет (за него), как сказано выше, его цена, существующая в обычных торговых расчетах.

10. Когда же требуется идти на войну. Когда же вам потребуется идти на войну, а эти (русские) захотят почтить вашего царя, то сколько бы из пришедших (к вам) в какое-либо время ни захотело остаться у вашего царя по своей воле, пусть будет исполнено их желание.

11. О плененных русскими (христианах), привезенных из какой-либо страны на Русь и сразу же продаваемых в Грецию. Если же когда-нибудь пленные христиане будут привезены из какой-либо страны на Русь, то они должны продаваться по 20 золотников и возвращаться в Грецию.

12. О следующем. Если русский челядин будет украден, или убежит, или будет насильно продан и русские начнут жаловаться, то пусть подтвердится это показаниями челядина, и (тогда) русские его возьмут. Также если и купцы потеряют челядина и заявят об этом, то пусть производят розыск и, найдя его, заберут. Если кто не даст произвести этого розыскания местному чиновнику, то будет считаться виновным.

13. Русских, находящихся на службе в Греции у греческого царя. Если кто (из них) умрет, не завещав своего имущества, а своих (родственников) у него (в Греции) не будет, то пусть возвратят его имущество ближайшим родственникам на Руси. Если же он составит завещание, то пусть тот, кому (он) написал (распоряжение) наследовать имущество, возьмет завещанное и наследует им.

13а. О русских, совершающих торговые операции.

14. О различных (людях), ходящих в Грецию и остающихся в долгу. Если злодей (? не) возвратится на Русь, то пусть русские жалуются греческому царскому величеству, и он да будет схвачен и возвращен насильно на Русь.

То же самое пусть сделают и русские грекам, если случится такое же (с ними).

15. Для подтверждения и нерушимости настоящего мирного договора между вами, христианами, и (нами,) русскими, мы составили киноварью (? Ивановым написанием) на двух хартиях: вашего царя и собственноручной, и, скрепив (клятвою), предлежащим честным крестом и святою единосущною Троицею единого истинного Бога вашего, отдали нашим послам. Мы же клянемся вашему царю, по-

имени О.Е, Кутафина (МГЮА)

ставленному (на царство) милостью Бога, по обычаю и по установлению нашего народа, что ни мы, ни кто-либо из нашей страны не (будет) нарушать (этих) утвержденных пунктов мирного договора. И этот письменный экземпляр договора дали вашим царям на утверждение, чтобы этим договором был подтвержден и укреплен существующий между нами мир.

Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420.

Царь же Леон почтил русских послов дарами, золотом и шелками, и драгоценными тканями, и приставил к ним своих мужей показать им церковную красоту, золотые палаты и хранящиеся в них богатства: множество золота, драгоценные ткани, драгоценные камни, а также чудеса своего Бога и страсти Господни: венец, гвозди, багряницу, мощи святых, уча их своей вере и показывая им истинную веру. И так отпустил их в свою землю с великою честью.

Послы же, посланные Олегом, пришли к нему и поведали все речи обоих царей, как установили мирные отношения и заключили договор между Греческою землею и Русскою, и (решили, чтобы впредь) не преступать клятвы — ни грекам, ни русским.

Уголовное право и судебный процесс в Древнерусском государстве

Под преступлением понималось всякое нанесение кому-либо материального, физического или морального ущерба (преступление называлось «обидой»).

Субъектами преступления, являлись феодалы, городские жители, феодально-зависимые люди. Рабы не были субъектами преступления. Сначала раба ударившего свободного человека можно было убить, потом (при Ярославичах) было узаконено, что убивать нельзя, но можно бить или взять с его хозяина выкуп за оскорбление.

Если несколько человек вместе совершили преступление, то наказание несли все одинаковое, независимо от степени участия в преступлении.

Часть наказаний в Древнерусском государстве осталась от более раннего периода (кровная месть). Но по мере развития феодальных отношений, стали возникать новые виды наказаний — поток и разграбление, смертная казнь, а за преступления прошв церкви и вероучения — членовредительские наказания. Вкратце рассмотрим эти наказания.

Кровная месть. Существование кровной мести, оставшееся от более древних времен, хотя и в ограниченном числе случаев, противоречило интересам феодалов. Принципы феодального права требовали, чтобы жизнь феодалов охранялась более энергично, чем жизнь простых крестьян, а тем более зависимых. Поэтому к концу XI в. кровная месть была отменена.

Смертная казнь. В Русской Правде о ней не говорится, но из летописи мы узнаем о существовании такого наказания. Духовенство, например, договаривалось с князем о применении смертной казни к церковным преступникам — богохульникам, язычникам и т.д.

Членовредительство. Церковь добивалась применения и членовредительских наказаний. Так, новгородский епископ Лука в 1053 г. приказал отрезать своему рабу нос и обе руки. В 1189 г. киевский митрополит приказал урезать язык, отсечь правую руку и вынуть глаза ростовскому епископу Феодору. По-видимому, ослепление стало применяться и князьями. Наконец, церковь прибегла к заточению.

Поток и разграбление. Преступника и членов его семьи обращали в рабство или изгоняли и конфисковывали его имущество (этому наказанию подвергались конокрады, поджигатели, разбойники).

Денежное взыскание. Оно имело несколько видов. Вира — денежное взыскание за убийство, первоначальный ее размер составлял 40 гривен. После того как в праве начинают проступать феодальные принципы за убийство княжеских людей, стала взыскиваться двойная вира (80 гривен). За некоторые преступления, например за убийство и увечье женщины, взыскивалось полвиры (20 гривен). Дикая вира охватывала те случаи, когда члены общины сообща выплачивали виру. Вира являлась штрафом в пользу князя, родственники убитого получали вознаграждение, называвшееся годовщиной или головничеством.

Продажа — штраф, взимавшийся в пользу князя.

Урок — вознаграждение, получаемое пострадавшим в различном размере в зависимости от характера обиды.

В Древнерусском государстве существовала достаточно обширная классификация преступлений.

Преступления против церкви. Эти преступления, как правило, рассматривались по византийским законам и не предусматривались в «Русской правде».

Преступления против княжеской власти. В «Русской правде» нет упоминания о таких преступлениях, но можно не сомневаться, что они уже имели место. Так, из летописи мы узнаем о жестоких расправах князей с народными восстаниями.

Имущественные преступления. Наиболее тяжкими видами кражи были конокрадство и кража из закрытых помещений, татьба (кража), истребление и повреждение чужого имущества, противозаконное пользование чужим имуществом (пользование чужой лошадью), поджог жилого и нежилого помещений.

Преступления против личности. Прежде всего это убийство. Нормы об убийстве в древнерусском праве менялись по мере развития принципов феодального права. Во всяком случае, мы видим стремление законодателя более энергично защищать жизнь приближенных князя, чем простых смердов. Убийство огнищанина — двойная вира — 80 гривен, свободного человека — 40 гривен. Существовали и такие разновидности, как убийство в ссоре, убийство в разбое, нанесение увечий, побоев, членовредительство.

Преступления против чести — оскорбление. В Русской Правде говорится только об оскорблении действием, например вырывании волос из бороды или усов.

Преступления против семьи и нравственности имели три вида:

  • умыкание;
  • пошибание (изнасилование) боярских жен и дочерей;
  • роспуст (самовольный развод с женой).

Эти преступления предусмотрены нормами церковного права.

Судебный процесс. По Русской Правде он носил состязательный характер. Главная роль принадлежит сторонам процесса. Они назывались истцами. По заявлению истца, как правило, начиналось судебное разбирательство.

В Русской Правде не содержится точных и исчерпывающих указаний, каким образом ответчик или обвиняемый призывался в суд. Однако анализ ряда статей Пространной Правды и Краткой Правды позволяет сделать вывод о том, что судебные органы играли важную роль в возбуждении дела. В частности, дело об убийстве могло начаться по инициативе судебных органов, а не только по жалобе родственников. Кроме того, поскольку доходы от суда были достаточно существенными, государственные органы (суды) и должностные лица, связанные с процессом (вирники, мечники, метельщики), были заинтересованы в розыске лиц, совершивших преступления и осуждении их.

Между сторонами происходила тяжба, спор. Роль суда практически сводилась к тому, что как своеобразный арбитр он оценивал доказательства, представленные сторонами и выносил решение (приговор) в устной форме.

Основными видами доказательств были:

  • свидетельские показания;
  • ордалии («суды божьи»);
  • присяга;
  • жребий.

Свидетели были двух видов: послухи (свидетели доброй славы, дававшие характеристику лицу) и видоки (свидетели-очевидцы).

Ордалии — испытание водой и железом. Русская Правда содержит нормы об испытании водой и железом, но не говорит о способах. Историческая практика свидетельствует о том, что при испытании железом в руку брался кусок раскаленного металла. Если через определенное время рука заживала, лицо считаюсь невиновным, если не заживала — виновным. При испытании водой испытуемый связывался веревкой и опускался в водоем. Если он шел ко дну, считался невиновным, и его вынимали из воды. Если не шел ко дну, считался виновным.

Другой вид ордалии — судебный поединок — не упоминается в Русской Правде, о нем сообщают арабские историки. Победивший в поединке выигрывал дело.

Жребий как доказательство использовался для того, чтобы определить, кто должен приносить присягу. С принятие христианства давалась словесная клятва, сопровождавшаяся целованием креста.

В Русской Правде нет указаний на возможности обжалования решений суда. Но это не значит, что князья не принимали жалоб на действия посадников и волостелей. Рассматривая жалобы, князь вынужден был пересматривать дело заново, по существу.

Своеобразными процессуальными формами в Древнерусском государстве были гонение следа и свод. Гонением был поиск преступника по следам. Если следы приводили на большую дорогу, гонение следа прекращалось. Если следы убийцы приводят в общину, то община должна либо разыскивать преступника и выдать его суду, либо платить дикую виру. Свод заключался в особом способе отыскания пропавшей вещи. В случае пропажи вещи пострадавший объявлял об этом публично, делал заклич. Если после этого находилось лицо, у которого была пропавшая вещь, то он ссылался на то, что купил ее, начинался свод, т.е. поиск лица, похитившего или недобросовестно присвоившего вещь.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: