Неисполнение процессуальных обязанностей судебная практика

Обновлено: 02.10.2022

Подборка наиболее важных документов по запросу Злоупотребление истцом процессуальными правами (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Злоупотребление истцом процессуальными правами

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 327.1 "Пределы рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции" ГПК РФ "Все доводы истца и третьего лица, содержащиеся в апелляционных жалобах, направлены на оспаривание обстоятельств, установленных судебными актами по ранее рассмотренным делам. По существу эти доводы лишены каких-либо правовых оснований для признания выводов суда первой инстанции ошибочными, а их ссылка на дополнительные доказательства сведений о наличии предусмотренных ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для приобщения их в суде апелляционной инстанции не содержат. В суде первой инстанции истец и третье лицо соответствующих ходатайств не заявляли. Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, а их спор разрешается в пределах заявленных требований и возражений. Представление истцом и третьим лицом доказательств лишь в суде апелляционной инстанции не соответствует нормам процессуального права и свидетельствует о злоупотреблении процессуальными правами."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Злоупотребление истцом процессуальными правами

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Арбитражные суды о злоупотреблении процессуальными правами
(Слесарев С.)
("Юридический справочник руководителя", 2022, N 3) Судебная практика. Суд усмотрел в действиях истца злоупотребление процессуальными правами. Тот неоднократно в разных судебных заседаниях заявлял ходатайства:

Нормативные акты: Злоупотребление истцом процессуальными правами

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58
"О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" 102. С целью обеспечения баланса интересов сторон, исключения возможности получения необоснованной выгоды в результате недобросовестного поведения стороны, которое может выражаться в том числе в искусственном разделении требования по одному договору посредством предъявления нескольких исковых заявлений, судом с учетом конкретных обстоятельств дела такие действия могут быть признаны злоупотреблением процессуальными правами истца и повлечь отказ в признании понесенных истцом судебных издержек разумными и необходимыми полностью или в части (часть 1 статьи 35 ГПК РФ) либо возложение на истца понесенных ответчиком судебных издержек (статья 111 АПК РФ).

Смола Анна

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов. Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ). Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ). Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции. Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами). Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто. Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним. Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г. № 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену. Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта». В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ. Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту. Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса. И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Котлов Василий

23 марта Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС20-12906, в котором разъяснил, что по требованию заявителя суды вправе присудить денежную сумму, подлежащую взысканию с государственного органа или органа местного самоуправления, на случай неисполнения им судебного акта, обязывающего совершить действия по передаче и оформлению прав заявителя на земельный участок.

Суд указал, что если госорган или орган местного самоуправления не исполняет решение, обязывающее совершить определенные действия, связанные с передачей истцу земельного участка, то по его требованию можно взыскать денежную сумму за каждый день неисполнения решения

Данное определение демонстрирует, что в правоприменительной практике нет единого подхода к пониманию правовой природы судебной неустойки, а также к такому распространенному, к сожалению, явлению, как неисполнение госорганом вступившего в законную силу решения суда.

Между тем ответственность госорганов за неисполнение судебных решений приобрела актуальность, поскольку препятствует произволу со стороны государства.

Рассматривая дела о присуждении неустойки с госорганов, суды, как правило, учитывают разъяснения, содержащиеся в п. 30 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». Они исходят из того, что спор возник в сфере публично-правовых отношений и рассмотрен судом по правилам гл. 24 АПК РФ, в то время как судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей.

При этом суды ссылаются на норму ст. 308.3 ГК РФ, согласно которой по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330) на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1).

По мнению судов, указанная норма направлена на стимулирование ответчика к исполнению судебного акта посредством взыскания с него неустойки и подлежит применению в случае неисполнения ответчиком возложенной на него гражданско-правовой обязанности по заключению договора.

В связи с этим рассматриваемое определение Верховного Суда демонстрирует тенденцию к изменению такого подхода.

Стимулирующий характер нормы ч. 4 ст. 174 АПК отражен в иных судебных актах (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2020 г. № 09П-35197/2020, № 09АП-35200/2020 по делу № А40-334314/2019; Определение ВС от 19 марта 2021 г. № 309-ЭС19-22790 по делу № А07-32699/2018).

Вместе с тем, допуская взыскание судебной неустойки по заявлению, поданному после принятия решения, ВС, очевидно, выходит за рамки его полномочий, поскольку исходя из места установленной ч. 4 ст. 174 АПК нормы в системе арбитражных процессуальных норм, а также ее буквального толкования требование о неустойке должно быть заявлено до вынесения решения и лишь на случай неисполнения судебного акта – т.е. пока заявитель является истцом, а не взыскателем (лицом, в пользу которого состоялось решение суда). На момент заявления требования истец еще не должен знать ни о самом решении, ни уж тем более о факте его неисполнения.

Разрешая спор, суд выполняет свою основную функцию, дальнейшая его компетенция ограничивается исчерпывающим перечнем сугубо процессуальных вопросов (исправление опечаток и описок, рассрочка исполнения, правопреемство и т.п.) – т.е. исключительно тех, разрешение которых не предполагает обсуждения степени вины должника в неисполнении судебного акта и применения соответствующей гражданско-правовой или административно-правовой санкции. Иное означало бы нарушение принципа разделения властей – одного из базовых конституционных принципов в РФ (ст. 10 Конституции).

Вопрос о присуждении судебной неустойки, если он не разрешен в тексте судебного акта, может быть решен только в дополнительном решении (ст. 178 АПК), которое принимается в том случае, когда заявленное требование не было разрешено основным решением. Такое дополнительное решение должно быть принято до вступления решения в силу (ч. 1 ст. 178 АПК). Закон, в том числе ч. 4 ст. 174 АПК, не предусматривает возможности вынесения по данному вопросу отдельного судебного акта в форме определения.

В силу ч. 1 ст. 184 АПК определение выносится в случаях, прямо предусмотренных Кодексом, либо в других случаях по иным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства.

Возможность вынесения судебного акта в форме определения по вопросу о судебной неустойке (астренте) законом прямо не предусмотрена. Следовательно, разрешение судом данного вопроса путем вынесения определения допускается только как иного вопроса, возникающего в ходе судебного разбирательства.

При этом момент окончания судебного разбирательства определяется в соответствии со ст. 166 АПК, согласно которой после исследования доказательств по делу и прений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и арбитражный суд удаляется для принятия решения, о чем объявляется присутствующим в зале заседания.

Таким образом, судебная неустойка не может выполнять роль самостоятельной административно-правовой санкции на стадии исполнения решения, а является дополнительным средством обеспечения исполнения гражданско-правового обязательства, реализуемым как до судебного разбирательства (ст. 308.3 ГК), так и в процессе (ч. 4 ст. 174 АПК), но не после его окончания.

Следует отметить, что рассмотрение вопроса о присуждении судебной неустойки после вступления в силу решения суда довольно распространено в практике (например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2021 г. № 09АП-71305/2020 по делу № А40-43444/2007). При этом зачастую в определении формулируются выводы, выходящие за рамки сугубо процессуальных форм и затрагивающие существо решения.

Так, отказывая во взыскании судебной неустойки за незаключение договора купли-продажи земельного участка, суд первой инстанции указал в определении, что ответчик (Департамент земельных ресурсов г. Москвы) не обязан проводить мероприятия по постановке участка на кадастровый учет, без чего заключение договора – соответственно исполнение решения суда – невозможно. Представляется, что суд фактически изменил таким образом решение, отказав в требовании о понуждении провести кадастровый учет участка (хотя оно не было заявлено). В результате поставлена под сомнение обязательная сила судебного акта.

Отказывая в присуждении неустойки, суд считает ее присуждение своим правом, но не обязанностью. Между тем правильное применение нормы подразумевает безусловное удовлетворение требований, оставляя на усмотрение суда лишь вопрос о размере неустойки.

Следует отметить также, что законодательство на стадии исполнения судебного акта обеспечивает иные меры принуждения, в числе которых исполнительский сбор (ст. 112 Закона об исполнительном производстве), административный штраф за неисполнение решения после взыскания исполнительского сбора (ст. 17.14 КоАП РФ). За злостное неисполнение решения суда установлена уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ).

Если судебный акт не исполняется должностным лицом госоргана, то, как представляется, необходима проверка на наличие в действиях такого должностного лица признаков правонарушения, относящегося к категории коррупционных (т.е. перечисленных в ст. 1 Закона о противодействии коррупции). По сути, любое неисполнение судебного акта госслужащими при наличии условий для его исполнения само по себе должно быть поводом для подозрений в коррупции и соответствующих проверочных мероприятий.

Вместе с тем практика возбуждения и расследования коррупционных правонарушений, длительность соответствующих процедур, сказывающаяся на эффективности мер защиты предпринимательских интересов, вынуждают суды жертвовать законностью в пользу целесообразности.

Практика ВС могла бы стать основой для дальнейших шагов, ведь присужденные суммы являются ущербом для соответствующей казны, поэтому постановка вопроса о возмещении ущерба виновным лицом представляется вполне логичной, поскольку не следует забывать, что одни из задач судопроизводства – укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 4 ст. 2 АПК). Думаю, что органичным дополнением такой практики могло бы быть регулярное использование института частного определения (ст. 188.1 АПК), в том числе предоставленных ч. 4 данной статьи (о направлении копии определения в орган дознания или предварительного следствия) полномочий, а взыскание судебной неустойки – стать частью комплекса мер реагирования на факты неисполнения судебных постановлений.

В то же время возникает вопрос, не будут ли суды, понимая все последствия признания факта неисполнения решения суда госорганом, более придирчиво относиться к соответствующим требованиям предпринимателей и граждан?

Вопрос же о том, в сфере каких отношений необходимо применять правило о неустойке – гражданско-правовых или публично-правовых, разрешен Верховным Судом в Определении № 306-ЭС20-12906 правильно, поскольку предприниматель и административно-публичное образование, вступая в договорные отношения, исходят из принципа равенства участников гражданских отношений (ст. 1 ГК). Дополнительные гарантии, предоставляемые процессуальным законом предпринимателю как более слабой стороне в споре, не должны применяться в обоснование преимуществ, извлекаемых другой, более сильной стороной – госорганом.

Безусловно, сама по себе постановка вопроса об ответственности государства за неисполнение судебных постановлений имеет большое значение для формирования правоприменительной практики. Таким образом, можно рекомендовать заявлять требование о присуждении неустойки при подаче основного требования или в дополнение к нему, но до окончания судебного разбирательства.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств"


Обзор документа

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств"

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57
"О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств"

По вопросам, возникающим в судебной практике при рассмотрении исков кредиторов, предъявленных в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств, а также исков, имеющих своей целью признание соответствующих договоров недействительными, незаключенными либо их изменение или расторжение, арбитражным судам необходимо исходить из следующего.

В силу положений частей 2 и 3 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ, Кодекс) лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, в том числе своевременно предъявлять встречные иски ( статья 132 Кодекса), заявлять возражения. Злоупотребление процессуальными правами либо неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия.

Согласно положениям, предусмотренным частью 2 статьи 9 , частями 3 и 4 статьи 65 АПК РФ, лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга и обязаны раскрыть доказательства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, заблаговременно, до начала судебного разбирательства, учитывая при этом, что они несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими соответствующих процессуальных действий.

Принимая во внимание изложенное, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению возникших вопросов на основании статьи 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дать арбитражным судам следующие разъяснения.

1. Возбуждение самостоятельного производства по иску об оспаривании договора * , в том числе в случае, когда такой иск предъявлен учредителем, акционером (участником) организации или иным лицом, которому право на предъявление иска предоставлено законом ( пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации), само по себе не означает невозможности рассмотрения дела о взыскании по договору ** в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, в силу чего не должно влечь приостановления производства по этому делу на основании пункта 1 части 1 статьи 143 АПК РФ, а также приостановления исполнения.

В таком случае судам следует иметь в виду, что эффективная судебная защита нарушенных прав может быть обеспечена своевременным заявлением возражений или встречного иска. Кроме того, арбитражный суд, рассматривающий дело о взыскании по договору, оценивает обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора независимо от того, заявлены ли возражения или встречный иск.

2. При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших.

В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц ( часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.

3. Суд, рассматривающий иск об оспаривании договора, в случае заявления кредитором встречного иска о взыскании по этому договору принимает его к производству, так как между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному разрешению дела ( пункт 3 части 3 статьи 132 АПК РФ).

4. Если дело о взыскании по договору и дело по иску об оспаривании договора возбуждены в одном суде, то такие дела согласно части 2 статьи 130 АПК РФ ввиду взаимосвязанности предметов споров, наличия общего состава лиц могут быть объединены в одно производство для совместного рассмотрения при условии, что это не приведет к чрезмерному затягиванию процесса по первому делу.

5. Поскольку полномочия апелляционной (кассационной, надзорной) инстанции состоят в проверке судебных актов нижестоящих инстанций в пределах, определенных АПК РФ, судам необходимо учитывать, что вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда или суда общей юрисдикции, которым удовлетворен иск об оспаривании договора, не влечет отмены (изменения) судебного акта по делу о взыскании по договору, а в силу пунктов 1 или 5 статьи 311 Кодекса является основанием для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

В этом случае при повторном рассмотрении дела арбитражный суд предлагает истцу уточнить исковые требования (удовлетворяет ходатайство истца об уточнении исковых требований) применительно к статье 49 Кодекса.

6. Разъяснения, содержащиеся в настоящем постановлении, применяются также при рассмотрении дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательств из односторонних сделок и оспариванием данных сделок, если это не противоречит их существу.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

Секретарь Пленума
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

* В целях настоящего постановления термин "иск об оспаривании договора" используется для обозначения следующих исков: о признании договора незаключенным, о признании договора недействительным и применении последствий недействительности, об изменении или расторжении договора.

** В целях настоящего постановления термин "дело о взыскании по договору" используется для обозначения дел, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств. судебного акта по правилам части 1 статьи 283 либо части 1 статьи 298 Кодекса.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии; заявлять отводы; представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства; участвовать в исследовании доказательств; задавать вопросы другим участникам арбитражного процесса, заявлять ходатайства, делать заявления, давать объяснения арбитражному суду, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам; знакомиться с ходатайствами, заявленными другими лицами, возражать против ходатайств, доводов других лиц, участвующих в деле; знать о жалобах, поданных другими лицами, участвующими в деле, знать о принятых по данному делу судебных актах и получать судебные акты, принимаемые в виде отдельных документов, и их копии в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом; знакомиться с особым мнением судьи по делу; обжаловать судебные акты; пользоваться иными процессуальными правами, предоставленными им настоящим Кодексом и другими федеральными законами. При наличии в арбитражном суде технической возможности лицам, участвующим в деле, может быть предоставлен доступ к материалам дела в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" посредством информационной системы, определенной Верховным Судом Российской Федерации, Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, также вправе представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия.

3. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом и другими федеральными законами или возложенные на них арбитражным судом в соответствии с настоящим Кодексом.

Неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом последствия.

Судебная практика и законодательство — АПК РФ. Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

По правилам статьи 41 АПК РФ Общество не лишено возможности при новом рассмотрении дела приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, представлять доказательства, заявлять ходатайства.

Принимая во внимание тот факт, что судами не принят окончательный судебный акт и дело подлежит рассмотрению в суде первой инстанции, заявитель при новом рассмотрении дела в соответствии со статьей 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам и представлять соответствующие доказательства.

Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, в том числе и правом на обжалование судебных актов (часть 2 статьи 41 АПК РФ).

Произвольный подход к законно установленным последствиям пропуска данного срока приведет к нарушению принципов равноправия сторон и состязательности (статьи 8 и 9 АПК РФ), поскольку удовлетворив необоснованное ходатайство о восстановлении процессуального срока, суд поставит заявителя в преимущественное положение по сравнению с другими лицами, участвующими в деле.

Учитывая то, что суд кассационной инстанции решение по существу спора не принимал, при новом рассмотрении дела в суде первой инстанции заявитель в соответствии со статьей 41 Кодекса имеет право приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, представлять соответствующие доказательства и иным образом обосновывать свою позицию.

По правилам статьи 41 АПК РФ предприниматель не лишен возможности при новом рассмотрении дела приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, и представлять соответствующие доказательства.

Принимая во внимание тот факт, что судами не принят окончательный судебный акт и дело подлежит рассмотрению в суде первой инстанции, заявитель при новом рассмотрении дела в соответствии со статьей 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам и представлять соответствующие доказательства.

Принимая во внимание тот факт, что судом не принят окончательный судебный акт и дело подлежит рассмотрению в суде апелляционной инстанции, заявитель при новом рассмотрении дела в соответствии со статьей 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам и представлять соответствующие доказательства.

В жалобе общество ссылается на отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате манипулирования ценами в сделках. Между тем при новом рассмотрении дела заявитель в соответствии со статьей 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе приводить доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, представлять соответствующие доказательства и иными способами обосновывать свою правовую позицию по спору.

Вопреки доводу жалобы, из оспариваемых судебных актов не усматривается нарушения гарантированного положениями статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации права банка на представление доказательств в суде первой инстанции.

Иные доводы кассационной жалобы банка, в том числе об отсутствии возможности исполнения инкассовых поручений налогового органа, не могут быть приняты в качестве основания для передачи жалобы на рассмотрение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, поскольку не подтверждают существенных нарушений норм материального права и норм процессуального права, повлиявших на исход дела.

В силу статей 9 и 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации участвующие в деле лица самостоятельно распоряжаются своими процессуальными правами. Согласно пункту 4 части 1 статьи 291.5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба возвращается без рассмотрения по существу, если поступило ходатайство о возвращении или об отзыве кассационной жалобы.

Процессуальные сроки, установленные АПК РФ, являются гарантией соблюдения прав лиц, участвующих в деле. Безмотивное восстановление процессуального срока не соответствует части третьей статьи 41 АПК РФ и нарушает принцип равноправия участников процесса, предусмотренный статьей 8 АПК РФ.

Исходя из недопустимости злоупотребления правом (пункт 1 статьи 10 ГК РФ, часть 2 статьи 41 АПК РФ), суд может отклонить возражения должника на требование конкурсного кредитора или уполномоченного органа, если оно очевидно сделано в целях искусственного затягивания введения процедуры банкротства (например, должник признает факт наличия задолженности и период просрочки, но при этом возражает против возбуждения в отношении него дела о банкротстве).

б) в соответствии со статьей 35 ГПК РФ, статьей 41 АПК РФ лицам, участвующим в деле, предоставлено право знакомиться с материалами дела. Медиатор в силу статьи 34 ГПК РФ и статьи 41 АПК РФ к числу таких лиц не относится;

В силу положений частей 2 и 3 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ, Кодекс) лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, в том числе своевременно предъявлять встречные иски (статья 132 Кодекса), заявлять возражения. Злоупотребление процессуальными правами либо неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия.

На основании изложенного, налоговым органом в ходе рассмотрения дела о ликвидации юридического лица следует, руководствуясь положениями вышеуказанного пункта Информационного письма ВАС РФ N 84, а также нормами статей 41, 113 АПК РФ, ходатайствовать перед судом об установлении предельного срока представления утвержденного ликвидационного баланса и завершения ликвидационной процедуры, не превышающего 6 месяцев со дня вступления решения (постановления) суда в законную силу.

Вне зависимости от того, разрешается ли вопрос об отводе в коллегиальным составе судей или судьей единолично, суд должен принимать решение самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, и не произвольно, а с учетом предусмотренных законом оснований для отвода, при всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании представленных доказательств, которые могут служить подтверждением выраженного суду недоверия, на предмет их достоверности и объективности, а также с соблюдением всех иных требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, гарантирующих реализацию прав участников судебного процесса (статьи 21, 22, 41, 65 и 71 АПК Российской Федерации).

Федеральная налоговая служба обращает внимание на недопустимость в правовой работе налоговых органов случаев ненадлежащей подготовки к судебным заседаниям, а также обязательное соблюдение налоговыми органами требований статей 41, 65, 131, 262, 277, 279, 291.1, 308.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного, Регистрирующим органам при обращении в суд следует, руководствуясь положениями вышеуказанного пункта Информационного письма ВАС РФ N 84, а также нормами статей 41, 113 АПК РФ, отражать в заявлении о ликвидации юридического лица ходатайство об установлении предельного срока представления утвержденного ликвидационного баланса и завершения ликвидационной процедуры, не превышающего 6 месяцев со дня вступления решения (постановления) суда в законную силу. В случае если указанное ходатайство не было отражено в заявлении о ликвидации юридического лица, оно подлежит направлению в суд отдельным процессуальным документом.

части 2 статьи 41, согласно которой лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами; злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные данным Кодексом неблагоприятные последствия;

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: