Нарушение права как собственника земельного участка судебная практика

Обновлено: 21.07.2024

Эта тема многогранна и не так проста, как может показаться на первый взгляд. Кратко изложу основные свои мысли.

В свое время Президиум ВАС РФ в п. 6 Информационного письма от 09.12.2010 № 143 (Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами ст. 222 ГК) отметил, что иск о сносе самовольной постройки, предъявленный в защиту своего права на земельный участок лицом, которое не лишено владения этим участком, следует рассматривать как требование, аналогичное требованию собственника или иного законного владельца об устранении всяких нарушений его прав в отношении принадлежащего ему земельного участка, не связанных с лишением владения. Поэтому к такому иску подлежат применению правила статьи 208 ГК.

Таким образом, ВАС РФ указал на то, что иск о сносе самовольной постройки и негаторный иск – это разные требования, однако у них есть сфера пересечения. Она появляется, например, в случае, когда часть земельного участка одного лица занята постройкой другого лица - собственник земельного участка не лишается владения, но ввиду возведения чужой постройки возникает нарушение его права, не связанное с лишением владения. Способом защиты права является снос или перенос постройки.

Эта идея получила развитие в судебной практике и доктрине.

К примеру, Н.Б. Щербаков в статье «Институт самовольной постройки сквозь призму правоприменения (отдельные вопросы)» пишет: «по своему содержанию и, главное, по последствиям удовлетворения иск собственника о сносе самовольной постройки есть не что иное, как негаторное требование (ст. 304 ГК РФ), на которое срок исковой давности не распространяется (ст. 208 ГК РФ). К этому выводу мы можем прийти двумя путями: либо вообще отождествив иск о сносе, заявленный собственником, а равно иным субъектом негаторного требования, с негаторным иском, либо применив нормы о негаторных требованиях к иску о сносе на основании аналогии закона (ст. 6 ГК РФ). С практической точки зрения иной вывод лишен какого-либо смысла. Представим себе следующую фабулу дела. Собственник заявляет требование о сносе самовольной постройки. Ответчик (самовольный застройщик) заявляет о пропуске срока исковой давности. Суд, установив, что требования заявлены за пределами срока исковой давности, отказывает по этому основанию в иске. Такое развитие событий нисколько не спасает самовольного застройщика от сноса, поскольку собственник впоследствии может заявить негаторный иск, в рамках которого судом будет рассмотрен тот же круг вопросов, что и при рассмотрении иска о сносе самовольной постройки». Схожие идеи высказывают М.А. Церковников, М.А. Ерохова, Т.П. Подшивалов и некоторые другие ученые.

Можно вывести следующий алгоритм:

1) Если чужая недвижимость возведена на части моего земельного участка – это нарушает мое право собственности на участок, не лишая меня владения участком. Я прошу устранить нарушение права собственности (ст. 304 ГК) посредством сноса недвижимости (ст. 222 ГК). Без применения правил о сроке исковой давности (ст. 208 ГК).

2) Если чужая недвижимость возведена на чужом соседнем земельном участке, и это нарушает мое право собственности на мой участок, не лишая меня владения этим участком (например, сосед построил здание с нарушением требований об отступах от границ земельного участка, и в связи с этим мой участок затенен больше допустимого). Я прошу устранить нарушение права собственности (ст. 304 ГК) посредством сноса недвижимости (ст. 222 ГК). Без применения правил о сроке исковой давности (ст. 208 ГК).

Относительно приведенных двух случаев в одном из вебинаров М.А. Церковников метко отметил, что ст. 222 ГК – это молоток, а ст. 304 ГК – это рука, которая его держит.

3) Если чужая недвижимость возведена на моем земельном участке, и я этим земельным участком не владею. Я прошу вернуть мне участок (ст. 301-302 ГК) и снести недвижимость (ст. 222 ГК). С применением общих правил о сроке исковой давности.

4) Если чужая недвижимость возведена на чужом земельном участке, и я защищаю публичный интерес (например, я – прокурор). Я прошу снести недвижимость (ст. 222 ГК). Без срока исковой давности, если есть угроза жизни и здоровью граждан.

Важно обратиться и к п. 29 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в котором идет речь о том, что положения ст. 222 ГК не распространяются на отношения, связанные с созданием самовольно возведенных объектов, не являющихся недвижимым имуществом, а также на перепланировку, переустройство (переоборудование) недвижимого имущества, в результате которых не создан новый объект недвижимости. Лица, право собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения (ст. 304 ГК).

Полагаю, этот пункт не следует толковать таким образом, что, если возведена недвижимая вещь, ст. 304 ГК однозначно не применяется, а применятся исключительно ст. 222 ГК. Скорее он о том, что к самовольно возведенным объектам движимого имущества не применятся ст. 222 ГК, а применяется ст. 304 ГК.

Что касается анализируемого Определения ВС РФ, то думаю, что Суд не изменил позицию, ранее обоснованную ВАС РФ. То есть ВС РФ не сказал о том, что у иска о сносе самовольной постройки и негаторного иска не может быть сферы пересечения. Он сказал только о том, что в данном конкретном случае такого пересечения нет. И скорее это связано с процессуальными аспектами, нежели с материально-правовыми.

Так, в данном деле первоначальный негаторный иск был мотивирован тем, что ответчик, являясь собственником смежного земельного участка, вышел за его границы, возведя постройку, часть которой находится на земельном участке истца, что создает препятствия в пользовании принадлежащим истцу земельным участком. А последующий иск о сносе самовольной постройки был мотивирован тем, что ответчик осуществляет возведение объекта недвижимости без разрешения на строительство, с нарушением градостроительных норм и правил, при этом часть объекта выходит за границы земельного участка.

Судя по всему, ВС РФ увидел здесь изменение оснований иска. А, возможно, и изменение предмета иска. В любом случае ВС РФ следовало прояснить это обстоятельство.

Не исключаю и то, что сохраняющаяся «социальность» процесса в российских судах общей юрисдикции также сыграла свою роль – ВС РФ встал на сторону слабой, по его мнению, стороны и защитил ее, как смог.

Это только часть моих аргументов. Остальные мои аргументы, а также аргументы коллег смотрите в ролике. Приятного просмотра!

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Комментарий к ст. 304 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает право собственника требовать устранения нарушений его права, не связанных с лишением владения, т.е. право на негаторный иск. Негаторный иск неприменим, если нарушения допускаются лицом, с которым собственник состоит в договорных отношениях: в таких случаях предъявляется требование, вытекающее из нарушения договора (например, п. 2 Обзора судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 153)).

2. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению при соблюдении, если истец докажет:

- что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором;

- факт нарушения действиями ответчика, не связанными с лишением владения, права собственности или законного владения;

- действия ответчика неправомерны.

Для предъявления такого иска не требуется, чтобы нарушение прав имело место, он может быть заявлен и при наличии реальной угрозы нарушения права собственности или законного владения со стороны ответчика. Это обстоятельство также доказывает лицо, требующее защиты.

Результатом удовлетворения негаторного иска может быть запрет ответчику совершать определенные действия либо возложение на него обязанности устранить последствия нарушения права истца.

В силу ст. 208 ГК исковая давность не распространяется на требование собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. В этой связи длительность нарушения права не препятствует удовлетворению этого требования судом. Особенности рассмотрения споров об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, разъясняются в п. п. 45 - 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

Нарушение прав собственника земельного участка зачастую приводит к подаче судебных исков. Интересы правообладателей наделов земли нередко попираются как частными субъектами – гражданами, юрлицами, – так и официальными представителями госорганов. Однако законодательство РФ защищает добросовестного землевладельца от противоправных посягательств на его собственность. Если возникают земельные споры их рекомендуется решать мирным способом. Если конфликтующие стороны не могут договориться, они вправе обратиться в суд с надлежащими исковыми требованиями.

Как ущемляются законные права землевладельцев: юридический аспект, типичные ситуации

Как показывает судебная практика, права собственников земли ущемляются при разных обстоятельствах. Так, законные интересы землевладельца могут не соблюдаться при изъятии надела муниципалитетом или государством, проводимом на основаниях статьи 49 Земельного кодекса РФ (ЗК).

Права собственника земли часто попираются незаконной деятельностью обладателей соседних (смежных) участков.

Если собственник конкретного надела столкнулся с нарушением своих прав, но при этом не утратил владения, он может восстановить справедливость, ссылаясь на статью 304 Гражданского кодекса РФ (ГК). Главой 9 ЗК (статьи 59-64) оговорены общие принципы защиты землевладельцами своих законных интересов.

Пренебрежение правами (интересами) собственников земли может выражаться в следующих возможных формах:

  • владельцы соседних (смежных) наделов спорят по поводу общих границ. При этом право собственности каждого из них на соответствующий участок не оспаривается противоположной стороной;
  • один из землевладельцев-соседей нарушил земельное право другого соседа. Типичный пример подобного ущемления – гражданин возвел на собственном участке постройку с нарушением норм, а его соседи из-за этого не могут пользоваться коммуникациями. Учитывая нормы статьи 304 ГК, пострадавший землевладелец вправе потребовать, чтобы нарушитель устранил возникшие помехи;
  • споры между двумя и более субъектами по поводу права собственности на конкретный надел земли. В данном случае собственность каждого из субъектов оспаривается противоположными сторонами;
  • земельные наделы, принадлежащие частным лицам, изымаются государством (муниципалитетом) с нарушением предусмотренной процедуры (глава 7.1 ЗК) и пренебрежением правами собственников. Например, обладателям изымаемых участков не выплачивается причитающаяся компенсация, оговоренная статьей 56.8 ЗК (или выплачивается, но с опозданием, не в полном объеме);
  • сторонний субъект самовольно присвоил (занял, захватил) земельный надел, правомерно принадлежащий иному лицу;
  • захламление территории, загрязнение поверхности, ухудшение качества надела земли известными или неустановленными лицами;
  • вынесение госорганами (муниципалитетами) официальных актов, ущемляющих права земельных собственников;
  • незаконный перенос, несанкционированное уничтожение разграничительных и иных обозначений, размещенных на конкретном участке.

Как законно воспрепятствовать ущемлению прав собственности землевладельцев

Общие юридические основания для защиты землевладельцем собственных прав определены положениями главы 9 ЗК:

  • статьей 59 ЗК оговорен судебный порядок признания (установления) прав конкретного субъекта на участок земли. В этом случае соответствующий вердикт суда становится юридическим основанием для госрегистрации установленного права;
  • статьей 60 ЗК определены основания для восстановления нарушенного права и способы пресечения противоправных действий;
  • статья 61 ЗК допускает, что любой акт госоргана (муниципалитета) может быть признан недействительным в судебном порядке, если он противоречит нормам законодательства и попирает законные интересы правообладателей земли. При этом речь может идти как о нормативных, так и о ненормативных официальных актах. Соответствующие убытки возмещаются правообладателю (гражданину, юрлицу) на основаниях статьи 1069 ГК;
  • как оговорено статьей 62 ЗК, правообладатель надела, который понес убытки, обусловленные нарушением его прав, может требовать возмещения таких убытков по правилам статьи 15 ГК. Если потребуется, виновный субъект может быть принужден к устранению земельного правонарушения (это делается через суд);
  • статья 64 ЗК предусматривает судебный порядок урегулирования земельных споров. При этом стороны могут попытаться разрешить свой конфликт через третейский суд.

Защита прав собственности может осуществляться двумя доступными способами. Первый – досудебный вариант, который предусматривает достижение конфликтующими сторонами мирового соглашения. Досудебное урегулирование считается не только наилучшим подходом к разрешению земельного спора, но и важной мерой, предпринятой пострадавшей стороной для решения проблемы. Если данная мера не даст нужного эффекта, сам факт её осуществления будет иметь значение при реализации второго способа – обращения пострадавшего землевладельца в суд с надлежащим иском.

Судебный механизм прекращения посягательств на права собственника земли

Практика показывает, что судебный механизм используется землевладельцами для защиты своих интересов в следующих типичных ситуациях:

  • признание прав определенного собственника на конкретный надел земли, если ранее этот надел был отобран у законного владельца и передан стороннему субъекту;
  • восстановление границ надела земли с возвращением ему первоначального состояния. Такое требование часто выдвигается, если обладатель соседнего участка незаконно воздвиг свое строение на чужой земле. Вердикт суда может заставить нарушителя освободить соседский надел от незаконной постройки;
  • пресечение правонарушений, вызванных незаконными действиями госорганов или местных властей. Требование выдвигается с целью аннулирования приказов (актов) официальных структур, угрожающих собственности граждан (юрлиц) на землю;
  • изъятие земельного надела из чужого неправомерного владения (пользования);
  • прекращение действий сторонних субъектов, нарушающих интересы законного собственника земли, но не лишающих его права владения. Основание – статья 304 ГК.

Чтобы защитить (восстановить) свои законные права, собственник надела земли направляет соответствующее исковое заявление в суд, действующий по месту (адресу) размещения данного надела. К такому заявлению нужно приложить следующие документы:

  • правоустанавливающие бумаги на конкретный участок (например, договор его приобретения);
  • подтверждение целевого использования данной земли (если потребуется);
  • зафиксированные факты правонарушений, повлекших ущемление интересов истца (фото, видео, документальные акты);
  • оплаченная госпошлина (она подтверждается банковской квитанцией).

Заявление истца должно включать следующие сведения:

  1. Официальное название органа судопроизводства.
  2. Сведения об истце (ФИО, паспортные данные, контакты).
  3. Сведения об ответчике (ФИО, паспортные данные, контакты).
  4. Законодательная норма (правоустанавливающая бумага), нарушение которой привело к ущемлению интересов.
  5. Суть просьбы, формулировка требования.
  6. Меры, законно предпринятые землевладельцем-истцом с целью досудебного решения возникшей проблемы.
  7. Дата оформления бумаги, подпись землевладельца-истца.

Характерные примеры из правоприменительной практики

Типичной ситуацией ущемления прав законного собственника земельного надела считается конфликт между землевладельцами-соседями по поводу разграничения их участков. В этом случае возможны следующие сценарии:

  1. Если спор возник из-за неточности, допущенной кадастровым специалистом, основания для судебного разбирательства отсутствуют. Исправлять эту ошибку нужно через местную кадастровую структуру или посредством обращения к конкретному инженеру. Подобный вариант допускается, если соседи лояльно относятся к данному вопросу.
  2. Если один из землевладельцев настаивает на собственной правоте, утверждая, что ошибки нет, несогласный владелец соседнего участка обращается в суд, требуя пересмотреть эти границы. Основание для судебного порядка – статья 304 ГК. Он составляет заявление, прилагает правоустанавливающую бумагу (договор приобретения), фото, топографические съемки и кадастровые акты (схемы), подтверждающие реальные границы. Суд выносит вердикт в пользу истца, постановив изменить разграничения.
  • документы, подтверждающей право землевладельца на этот надел;
  • документация, установившая расположение границ при образовании данного надела (данные из официального проекта межевания соответствующей территории);
  • границы, действующие для данной территории минимум 15 лет и определенным образом закрепленные (с применением природных или искусственных объектов).

Если вышеперечисленные сведения отсутствуют, для подтверждения границ используются такие данные:

  • ситуационные планы, представленные БТИ;
  • сведения топографических съемок;
  • фотопланы, составленные для данной местности.

Типичный пример из практики вынесения судебных решений

Гражданин направил судебный иск, содержащий такие требования к ответчику:

  1. Признать несуществующим право собственности ответчика на конкретный надел, пребывающий в общем пользовании.
  2. Снять данный надел с официального кадастрового учета.
  3. Убрать ограждение, незаконно возведенное ответчиком на дороге (улице).
  4. Ликвидировать препятствия в использовании надела, пребывающего в общем пользовании.

Обоснование требований по иску выглядит следующим образом:

  1. Жилой дом, который принадлежит истцу, расположен на участке, граничащем с наделом, пребывающим в собственности ответчика.
  2. Впоследствии ответчик арендовал земельный надел, который находится на противоположной стороне улицы.
  3. Оба участка – собственный и арендованный – ответчик объединил. Однако это сопровождалось присоединением к этим участкам ещё одного надела, пребывающего в общем пользовании. Ширина присоединенного надела равна и соответствует ширине улицы. На присоединенной земле, пребывающей в общем пользовании, ответчик возвел ограждение. Все эти действия ответчика привели к тому, что улица стала тупиком, а истец лишился возможности проезда (прохода) через эту улицу от своего дома.
  4. Истец также обратил внимание суда на то, что действия ответчика создали препятствие для возможной эвакуации людей (в том числе и самого истца) на случай ЧС.
  5. Таким образом, ответчик увеличил территорию своей земли неправомерными действиями, зарегистрировав личную собственность на дорогу (часть улицы), пребывающую в общем пользовании людей.

Районный суд рассмотрел данное дело и отказал по иску, мотивировав свой вердикт тем, что истец не является собственником или владельцем спорного надела. Также не были представлены свидетельства того, что ответчик нарушил права истца как землепользователя.

Статья 12 ГК РФ, в свою очередь, определяет перечень способов защиты гражданских прав, защита которых осуществляется как способами, указанными в данной статье, так и иными способами, предусмотренными законом.

Статьей 9 ГК РФ установлено, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

Особенности предъявления и обоснования требования о признании права собственности отсутствующим:

1. К требованию о признании права собственности отсутствующим не применяется срок исковой давности (статья 208 ГК РФ, пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»[1], Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения»[2]).

В практике зарубежных стран такое требование также может быть предъявлено к регистратору. Однако в российской практике действует правило, согласно которомугосударственный регистратор не является ответчиком по таким искам, однако может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора[3].

3. Истцу необходимо обосновать невозможность использования других способов защиты его прав (то есть нельзя оспорить сделку, применить виндикацию, признать право собственности и т.д.).

4. Истцу необходимо обосновать незаконность (ошибочность) регистрации права собственности ответчика на спорный объект недвижимости.

В практике встречаются следующие ситуации:

Такие ситуации возникают, например, когда объект недвижимости приобретается в ходе приватизации, на стадии предпродажной подготовки документов происходит переименование объекта недвижимости, а также когда впоследствии в отношении объекта неоднократно имеет место правопреемство[4].

В таком случае должен быть проведен глубокий анализ документов, которые являются основанием для возникновения права собственности на спорный объект, хода регистрации, ее хронологии, а также (в случае необходимости) экспертное исследование достоверности документов, которые были основанием для регистрации права собственности.

Особое внимание необходимо уделить фактам приостановки регистрационных действий, замены документов, предоставлению ответчиком дополнительных документов в ходе регистрации, оценить достоверность и полноту всей документации.

В случае ошибочной регистрации права собственности на спорный объект недвижимости за разными лицами приоритет имеет тот субъект, который на законных основаниях ранее по хронологии приобрел право собственности (Определение Верховного Суда РФ от 22.06.2017 № 304-ЭС17-7243 по делу № А45-18260/2015).

Подобные ситуации также могут возникнуть в результате того, что при образовании земельного участка неверно были определены его характерные точки координат и, как следствие, в результате допущенной реестровой ошибки земельный участок ответчика фактически полностью накладывается на земельный участок, находящийся во владении истца (Определение Верховного Суда РФ от 21.07.2021 № 306-ЭС21-12956 по делу № А57-21821/2019).

4.2. Нередко возникают споры, связанные с признанием права собственности отсутствующим на объект, не являющийся недвижимым имуществом.

Такие споры возникают, в частности, между собственниками земельного участка и расположенного на нем объекта, который по своей природе не является объектом недвижимости, однако значится таковым в виду регистрации права собственности в ЕГРН.

    Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 12576/11 по делу № А46-14110/2010: «. невозможность отнесения конкретного объекта к категории недвижимого имущества следует рассматривать в качестве одного из обстоятельств, при которых иск о признании права отсутствующим подлежит удовлетворению».
  • Определение Верховного Суда РФ от 08.07.2021 № 305-ЭС21-10121 по делу N А40-94009/2018: «. суд пришел к выводу, что спорное здание не является объектом капитального строительства, не может быть в соответствии со статьей 130 Гражданского кодекса Российской Федерации отнесено к объектам, право собственности, на которые подлежит государственной регистрации, а также учитывая, что в настоящее время какие-либо права на земельный участок у ответчика не оформлены, признав срок исковой давности не пропущенным, суд. пришел к выводу, что регистрация права собственности ответчика на указанный объект и его нахождение на участке нарушают права города Москвы, как собственника земельного участка, и требования истцов в данной части удовлетворил».

Основной причиной обращения в суд в таких случаях становится невозможность собственника земельного участка использовать его по назначению, поскольку на нем находится спорный объект.

Из указанного в настоящем пункте вытекает и тесно связано с ним следующее требование к обоснованию заявления о признании права собственности отсутствующим.

5. Истец должен обосновать, что его права нарушены, и удовлетворение судом заявленного требования их восстановит.

Этому аспекту необходимо уделить особое внимание, если планируется заявлять требование о признании права собственности отсутствующим в рамках встречного искового заявления. В случае если тождественность не будет обоснована заявителем при подаче встречного иска, суд вернет встречное исковое заявление. Безусловно, собственник, считающий, что его права нарушены, может обратиться с самостоятельным иском, однако истребование регистрационных дел в рамках первоначального судебного процесса может существенно осложнить и затянуть разрешение спора по самостоятельному иску.

8. Целесообразно уже на стадии подготовки искового заявления или встречного требования привлечь к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, Росреестр.

Согласно абзацу 2 пункта 53 Постановления от 29.04.2010 № 10/22 государственный регистратор не является ответчиком по таким искам, однако может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Если доказать свое право собственности истец может на основании уже имеющихся у него документов, то полноценный правовой анализ и обоснование требования о признании права собственности ответчика отсутствующим возможен лишь после изучения документов, отражающих ход, хронологию регистрационных действий, а также документов, ставших основанием для регистрации права собственности ответчика.

[1] Исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные статьей 208 ГК РФ. К их числу относятся требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, в том числе требования о признании права (обременения) отсутствующим.

[2] Исковая давность на требование владеющего и реестрового собственника не распространяется, так как оно является разновидностью негаторного иска (статья 208 ГК РФ).

[3] Пункт 53 Постановления от 29.04.2010 № 10/22.

Земельный кодекс Российской Федерации в пункте 1 статьи 57 предусматривает, что возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду, подлежат убытки, причиненные, в частности, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков (подпункт 4), а также изменением целевого назначения земельного участка на основании ходатайства органа государственной власти или органа местного самоуправления о его переводе из состава земель одной категории в другую без согласования с его правообладателем (подпункт 5). В соответствии с пунктом 5 статьи 57 порядок возмещения таких убытков устанавливается Правительством Российской Федерации.

Являясь собственником земельного участка с установленным на момент его приобретения видом разрешенного использования “для индивидуального жилищного строительства” и попавшего в границы объекта охраны (культурного наследия, ООПТ, водоохранных, санитарный и иных) возникает право на компенсацию владельцу такого земельного участка. О порядке и реализации такого права, подвергнутого анализу Конституционного суда и пойдет речь в настоящей статье.

Конституционный Суд в Постановлении от 5 марта 2020 года по делу о проверке конституционности подпунктов 4 и 5 пункта 1 и пункта 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.С.Бутримовой установил, что вследствие принятия указанных постановлений значительно ограничено право собственности на земельные участки в зависимости от их расположения на территории и в охранной зоне объекта культурного наследия, зоне регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зоне охраняемого природного ландшафта.

Далее по тексту основные позиции Постановления КС. В результате, вид разрешенного использования, принадлежащего собственнику земельного участка изменен на “земельные участки (территории) общего пользования”, а его кадастровая стоимость снизилась до 1 рубля.

Посчитав, что этим собственнику земельного участка могли быть причинены убытки, подлежащие взысканию на основании оспариваемых положений, было направлено исковое заявление в Тверской районный суд города Москвы к Министерству финансов Российской Федерации.

По мнению собственника земельного участка, подпункты 4 и 5 пункта 1 и пункт 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации противоречат Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 2, 8, 19, 34, 35, 55 и 56, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они позволяют ограничивать права собственника земельного участка в результате установления зон охраны объекта культурного наследия без возмещения причиненных этим убытков.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел подпункты 4 и 5 пункта 1 и пункт 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования на их основании решается вопрос о возмещении убытков в случае ограничения прав собственника земельного участка правомерными действиями органа государственной власти или органа местного самоуправления в связи с установлением зоны охраны объекта культурного наследия.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях (постановления от 16 июля 2008 года № 9-П, от 31 января 2011 года № 1-П, от 31 октября 2019 года № 32-П и др.), что конституционные гарантии охраны частной собственности законом, выражающие принцип ее неприкосновенности, а также конституционные гарантии судебной защиты распространяются как на сферу гражданско-правовых отношений, так и на отношения государства и личности в публично-правовой сфере.

Право частной собственности не является абсолютным, его ограничения могут вводиться федеральным законом, если они необходимы для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, как это вытекает из положений статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с иными ее нормами, в частности статьями 17 (часть 3) и 19 (части 1 и 2). При этом такие ограничения должны отвечать требованиям справедливости, разумности и соразмерности. Вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между интересами общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно признаваемых ценностей и лицо не подвергалось чрезмерному обременению.

Выраженный в статье 35 Конституции Российской Федерации общепризнанный в цивилизованных государствах принцип неприкосновенности собственности, являющийся одним из основополагающих аспектов верховенства права, призван гарантировать неприкосновенность права собственности во всех его составляющих, таких как владение, пользование и распоряжение имуществом, и включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения собственникам и иным правообладателям возможности свободно использовать принадлежащее им имущество, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения имущественных прав.

Фундаментальные правовые начала собственности и свободы экономической деятельности, как они определены в Конституции Российской Федерации и Гражданском кодексе Российской Федерации, лежат в основе любого законодательного регулирования в сфере отношений собственности, включая определение оснований и порядка возникновения, изменения и прекращения прав владения, пользования и распоряжения имуществом, установление объема их защиты и правомерных ограничений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года № 3-П и от 16 июля 2008 года № 9-П).

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, специальным случаем ограничения права частной собственности на землю выступает принудительное отчуждение земельного участка для государственных нужд, сопровождаемое равноценной компенсацией потерь, причиненных таким изъятием (определения от 2 октября 2019 года № 2619-О, № 2620-О и др.).

Данное ограничение порождает для лица наиболее существенные последствия, поскольку в результате оно утрачивает всю совокупность правомочий, принадлежащих собственнику, ввиду прекращения его права на изымаемый участок. В то же время статья 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации, закрепляя недопустимость принудительного отчуждения имущества для государственных нужд без предварительного и равноценного возмещения, предполагает – во взаимосвязи с ее статьями 17, 19 (части 1 и 2), 34 и 55 (часть 3) – необходимость предоставления лицу возмещения не только в случае обусловленного государственными нуждами прекращения права частной собственности, но и при таком административно-регулятивном воздействии в публичных интересах со стороны органов власти (в частности, путем принятия подзаконного нормативного акта, ограничившего право собственности по сравнению с тем, как его содержание определено в законе), которое предусматривает умаление содержания права собственности этого лица (в том числе по сравнению с правом собственности на аналогичные объекты, принадлежащие другим лицам, на которых не распространяется действие принятого подзаконного акта), уменьшение стоимости имущества, снижение его потребительских свойств либо усечение допустимых способов его использования.

Тем самым ограничение права частной собственности, осуществленное органами власти как мера сохранения памятников истории и культуры, т.е. в публичных интересах, и повлекшее утрату, полную или частичную, возможности владеть, пользоваться вещью и распоряжаться правом на нее, требует достижения и поддержания баланса личных и общих интересов при неукоснительном соблюдении конституционно обоснованных принципов справедливости, разумности и соразмерности.

Эффективной гарантией этого выступает установление надлежащих юридических процедур ограничения права собственности, непосредственно обеспечивающих такой баланс.

Земельный кодекс Российской Федерации в порядке реализации конституционных гарантий защиты права собственности закрепляет в качестве одного из принципов земельного законодательства необходимость сочетания интересов общества и законных интересов граждан, когда регулирование использования и охраны земель осуществляется в интересах всего общества при обеспечении каждому гарантий на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему земельным участком (подпункт 11 пункта 1 статьи 1).

Развивая приведенное положение, данный Кодекс в статье 57, также направленной на обеспечение баланса частных и публичных интересов, предусматривает механизм возмещения убытков при ухудшении качества земель, ограничении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, правообладателей расположенных на земельных участках объектов недвижимости.

Статья же 571, введенная в Земельный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 3 августа 2018 года № 342-ФЗ и определяющая особенности возмещения убытков при ограничении прав в связи с установлением, изменением зон с особыми условиями использования территорий, является по своему содержанию частным случаем нормы, закрепленной в статье 57 данного Кодекса, что подтверждается и переходными положениями к этому Федеральному закону: если причиненный вред не был возмещен до указанной в нем даты в рамках статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в ранее действовавшей редакции, такой вред должен возмещаться в соответствии со статьями 57 и 571 данного Кодекса в редакции этого Федерального закона с учетом особенностей, им предусмотренных. Федеральный законодатель определил в пункте 1 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации случаи возмещения убытков в полном объеме, включая упущенную выгоду, отнеся к таковым, помимо прочего, ограничение прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков (подпункт 4), а также изменение целевого назначения земельного участка на основании ходатайства органа государственной власти или органа местного самоуправления о его переводе из состава земель одной категории в другую без согласования с его правообладателем (подпункт 5).

Положения этой статьи, призваны, как того требует Конституция Российской Федерации, гарантировать соблюдение баланса частных и публичных интересов, в том числе при снижении потребительских свойств земельного участка или его рыночной стоимости по причине ограничения прав собственников.

На Правительство Российской Федерации возложены обязанности по установлению порядка, в котором соответствующее возмещение должно осуществляться. Правительство Российской Федерации приняло постановление от 7 мая 2003 года № 262 “Об утверждении Правил возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц”.

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Поставка: основные проблемы договорной работы

Поставка: основные проблемы договорной работы

Юриспруденция: гражданское и предпринимательское право

Юриспруденция: гражданское и предпринимательское право

Похожие материалы

Комментарии (3)

Уважаемый однофамилец Е. Жаров!
Направляю в ответ на «убедительную» статью Е. Жарова от 16.04.2020 «Право на компенсацию ущерба при ограничении прав собственника земельного участка. Свежий взгляд Конституционного Суда»
открытое письмо к Президенту РФ о нарушении ст. 35 К РФ, которое не дошло до адресата и «болтается» в интернете. Может быть «открытое письмо» заинтересует управляющего партнёра ZHAROV GROUP в части изучения практики нарушения конституционных прав граждан в городском округе Солнечногорск МО и наличия более 10 отказных решений «молодых» федеральных судей Солнечногорского горсуда только в период 2015 – 2020 гг., не говоря о решениях в период 2007-2014 гг., вступивших в законную силу апелляционными определениями СК Мосгор-суда.

Уважаемый однофамилец Е. Жаров!
Направляю в ответ на «убедительную» статью Е. Жарова от 16.04.2020 «Право на компенсацию ущерба при ограничении прав собственника земельного участка. Свежий взгляд Конституционного Суда»
открытое письмо к Президенту РФ о нарушении ст. 35 К РФ, которое не дошло до адресата и «болтается» в интернете. Может быть «открытое письмо» заинтересует управляющего партнёра ZHAROV GROUP в части изучения практики нарушения конституционных прав граждан в городском округе Солнечногорск МО и наличия более 10 отказных решений «молодых» федеральных судей Солнечногорского горсуда только в период 2015 – 2020 гг., не говоря о решениях в период 2007-2014 гг., вступивших в законную силу апелляционными определениями СК Мосгор-суда.

Партнёры рубрики


Земля и недвижимость


Судебная практика, Судебная практика

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: