Надзор и контроль в досудебных стадиях

Обновлено: 16.08.2022

Прокурорский надзор на досудебных стадиях уголовного процесса
Прокурорский надзор осуществляется от начала до конца предварительного расследования. Следователь и орган дознания обязаны ставить прокурора в известность о начатом расследовании, а по окончании его - направлять ему дело вместе с обвинительным заключением. В случае прекращения дела прокурору направляется копия постановления.
Все решения, связанные с существенным ограничением прав граждан (о применении меры пресечения - заключения под стражу, об отстранении обвиняемого от должности, о помещении в лечебно-психиатрическое учреждение обвиняемого или подозреваемого, не содержащегося под стражей, и др.), требуют санкции прокурора и без нее ничтожны, т. е. не имеют юридической силы.
В области надзора за исполнением законов органами и должностными лицами дознания и предварительного следствия прокурору предоставлены следующие права:
- требовать от органа дознания и предварительного следствия для проверки уголовные дела, материалы, документы и иные сведения о состоянии расследования и соблюдении закона;
- давать письменные указания о производстве любого следственного действия или относительно принятия решения из числа предусмотренных законом;
- поручать органам дознания исполнение постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, производстве следственных, оперативно-розыскных и розыскных действий;
- участвовать в производстве расследования, лично осуществлять отдельные следственные действия или принимать любое дело к своему производству;
- санкционировать действия и решения следователя и органа дознания в предусмотренных законом случаях;
- давать согласие на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям;
- продлевать сроки следствия, дознания и содержания под стражей;
- отстранять следователя (лицо, производящее дознание) от дальнейшего расследования по делу в случае нарушения им закона;
- изымать дело от органа дознания и передавать его следователю, передавать дело от одного следователя другому, от одного органа предварительного следствия другому (если это необходимо для обеспечения наиболее полного, всестороннего и объективного расследования);
- возбуждать уголовные дела, отказывать в их возбуждении;
- прекращать, приостанавливать производство по делам;
- отменять незаконные и необоснованные постановления органов расследования;
- возвращать уголовные дела на дополнительное расследование, утверждать обвинительные заключения и направлять дела в суд.
Полномочия прокурора реализуются им, как правило, в форме соответствующих правовых актов (письменное указание, резолюция на документе, постановление).
В устной форме прокурор может требовать представления ему для проверки уголовного дела, материалов, иных имеющихся у органа расследования сведений.
Указание прокурора, данное в письменной форме, обязательно для следователя и органа дознания. Обжалование вышестоящему прокурору не приостанавливает его исполнения, за исключением перечисленных в законе случаев (ч. 2 ст. 127 УПК).
Уголовное дело может быть направлено в суд только после утверждения обвинительного заключения прокурором. Это необходимо для того чтобы не допустить направления в суд дела, по которому имеются пробелы в доказательственном материале или допущены нарушения закона, препятствующие судебному разбирательству.
На изучение дела прокурору дается срок не более пяти суток. Затем он принимает одно из следующих решении:
- утвердить своей резолюцией обвинительное заключение;
- возвратить дело для производства дополнительного дознания или следствия со своими письменными указаниями;
- прекратить дело своим постановлением;
- возвратить дело с письменными указаниями для пересостав- ления обвинительного заключения;
- составить новое обвинительное заключение, а составленное следователем (органом дознания) изъять и вернуть ему с указанием обнаруженных ошибок.
При утверждении обвинительного заключения прокурор вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, переквалифицировать преступление на менее тяжкое, внести изменения в список лиц, подлежащих вызову в суд.
При наличии оснований он может своим постановлением изменить или отменить меру пресечения в отношении обвиняемого или, если мера пресечения ранее не применялась, избрать ее.
После утверждения обвинительного заключения прокурор направляет дело в суд, указывая при этом, считает ли он необходимым поддержать государственное обвинение. Одновременно он уведомляет обвиняемого, в какой суд направлено дело.

Ведомственный контроль на досудебных стадиях уголовного процесса
Кроме прокурорского надзора, за предварительным расследованием осуществляется также и ведомственный контроль.
Структура и содержание этого контроля зависит от формы расследования. Контроль за предварительным следствием осуществляет начальник следственного отдела.
В соответствии со ст. 127 УПК осуществляя этот контроль начальник следственного подразделения имеет право:
- проверять уголовные дела, находящиеся в производстве следователя;
- давать указания следователю о производстве предварительного следствия;
- давать указания следователю о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступлений и объеме обвинения, о направлении дела и производстве отдельных следственных действий. Эти указания даются в письменном виде и могут быть обжалованы следователем надзирающему прокурору, не приостанавливая их исполнения. Исключением являются лишь указания о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела с обвинительным заключением или о его прекращении. В этих случаях следователь направляет дело вместе со своими письменными возражениями прокурору, который и решает вопрос о дальнейшем расследовании;
- передавать дело от одного следователя другому;
- поручать расследование нескольким следователям;
- лично участвовать в предварительном следствии, производимом следователем.
Контроль за лицом, производящим дознание, осуществляет начальник органа дознания. Промежуточным звеном между дознавателем и начальником органа дознания является начальник отдела дознания, однако он наделен лишь распорядительными функциями и не может давать прямых указаний, касающихся процессуальной деятельности дознавателя.

Судебный контроль на досудебных стадиях уголовного процесса
Судебный контроль на стадии предварительного расследования - это деятельность суда (судьи) по проверке законности и обоснованности процессуальных решений и действий органов и должностных лиц предварительного расследования и возникающие при этом правоотношения.
Предметом судебного контроля на стадии предварительного расследования является проверка соответствия принятых процессуальных решений и произведенных действий требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона.
Особенность данного вида контроля в настоящее время (до принятия нового УПК) заключается в том, что он может осуществляться только при наличии жалобы на действия и решения органов и должностных лиц предварительного расследования. В этом его существенное отличие от прокурорского контроля (надзора).
Таким образом, основной формой судебного контроля на стадии предварительного расследования является рассмотрение жалоб и принятие по ним решений.
Так, например, суд может рассмотреть по инициативе заявителя жалобы на незаконные и необоснованные:
- постановление о возбуждении уголовного дела;
- постановление о прекращении уголовного дела;
- продление сроков предварительного следствия;
- производство выемки или обыска, а также наложения ареста на имущество;
- избрание в качестве меры пресечения - заключение под стражу и продление сроков содержания под стражей и т. д.
Судебный контроль на стадии предварительного расследования выступает важной гарантией соблюдения прав и свобод человека и гражданина на досудебных стадиях уголовного процесса. Одновременно, по причине несовершенства действующего законодательства, суд, по нашему мнению, в недостаточной мере является процессуально независимым и объективным при рассмотрении и разрешении отдельных вопросов. Так, при судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей по сложившейся практике признание ареста незаконным происходит на основании данных о личности обвиняемого (подозреваемого). Отказ в изменении меры пресечения с заключения под стражу на иную, не связанную с изоляцией от общества, как правило, обосновывается тяжестью предъявленного обвинения. Принимая такое решение, суд (судья) исходит из необходимости учитывать при решении вопроса о мере пресечения тяжесть предъявленного обвинения, данных о личности обвиняемого (подозреваемого), его семейное положение, род занятий и иные обстоятельства (ст. 91 УПК).
Принимая во внимание обозначенные положения, органы и должностные лица, осуществляющие расследование и избравшие в качестве меры пресечения заключение под стражу в отношении подозреваемого (обвиняемого), нередко предъявляют заведомо тяжкое обвинение, неподкрепленное достаточными данными. Между тем, предъявляемое обвинение не является доказательством виновности или невиновности обвиняемого и суд, отказывая в изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы, апеллируя свое решение тяжестью предъявленного обвинения, не совсем объективно рассматривает данный вопрос.
Между тем известно, что заключение под стражу как любая иная мера пресечения применяется в строго определенных случаях. При этом предъявленное обвинение и характер совершенного или предполагаемого преступления могут существенно отличаться. Соответственно, при судебной проверке законности и обоснованности ареста суд, по нашему мнению, не может быть связан характером предъявленного обвинения, а должен исходить из установленных обстоятельств дела и руководствоваться необходимостью обеспечения надлежащего поведения обвиняемого.
Полагаем, что применение ареста в качестве меры пресечения должно быть возможным по судебному решению с участием сторон защиты и обвинения, их процессуального равенства в части представления аргументов в пользу своей позиции. В этом случае права, свободы и законные интересы обвиняемого (подозреваемого) будут защищены в максимальной степени и гарантированы соответствующей судебной процедурой.

Правовую основу прокурорского надзора за органами предварительного расследования составляют Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ), а также отраслевые федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты, издаваемые Генеральным прокурором Российской Федерации.

Под прокурорским надзором за исполнением законов органами предварительного расследования понимается урегулированная нормами права деятельность уполномоченных прокурор4ов в досудебных стадиях уголовного процесса, направленная на обеспечение законности при осуществлении уголовного преследования, что и является его целью.

Функции прокурора на досудебной стадии уголовного судопроизводства сформулированы в ч. 1 ст. 37 УПК РФ. Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Полномочия прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу закреплены частями 2 и 2.1 ст. 37 УПК РФ.

Согласно п. 31 ст. 5 УПК РФ прокурором признаются Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями Федеральным законом о прокуратуре.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", прокуратура Российской Федерации осуществляет от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, выполняет иные функции, установленные федеральными законами.

Одним из основных видов деятельности прокуратуры является осуществление надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, а также уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

В досудебном производстве функцию уголовного преследования прокурор осуществляет путем надзора за уголовным преследованием, осуществляемым дознавателем и следователем.

Прокурор обладает полномочиями надзора за возбуждением уголовного дела, производством следственных действий, применения мер процессуального принуждения, рассмотрения отводов, ходатайств и жалоб, международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, принятием процессуальных решений о приостановлении и прекращении уголовных дел.

Кроме того, прокурор проводит проверки по обращениям граждан, поступившим в порядке ст. 123 УПК РФ, отменяет необоснованные и незаконные процессуальные решения, вынесенные следователем и дознавателем, уполномочен требовать от органов следствия и дознания устранения нарушений федерального законодательства, допущенных при производстве предварительного расследования.

Полномочия прокурора на досудебной стадии уголовного судопроизводства оканчиваются после принятия решения по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением, обвинительным актом или обвинительным постановлением, что выражается в утверждении им обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, либо возвращения уголовного дела для дополнительного расследования.

Таким образом, надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования состоит в организации непрерывной надзорной деятельности за законностью производства расследования, осуществляемой на основе предоставленных прокурору законом полномочий, чтобы действия и решения органов следствия и дознания соответствовали требованиям уголовно-процессуального законодательства, что, в свою очередь, обеспечивает успешную реализацию назначения уголовного судопроизводства.

Анализ положений ст. 37 УПК позволяет сделать вывод о том, что в ней изложены полномочия прокурора, которыми он обладает как в стадии возбуждения уголовного дела, так и в стадии предварительного расследования.

Прокурор не наделен нравом возбуждения уголовных дел, но он, при наличии фактов фальсификации материалов доследственных проверок, уполномочен выносить мотивированное постановление в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ о направлении в органы предварительного расследования соответствующих материалов для решения вопроса об уголовном преследовании.

Полномочия прокурора в стадии предварительного расследования можно рассмотреть применительно к отдельным этапам этой стадии: производству следственных и процессуальных действий; привлечению к уголовной ответственности; применению мер процессуального принуждения и мер пресечения; окончанию предварительного расследования.

Прокуроры, осуществляющие надзор, акцентируют внимание на качестве и своевременности проведения неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления, получения и надлежащей фиксации доказательств, использования возможностей оперативно-розыскных мероприятий. Принимают меры к тому, чтобы следственные действия, производство которых в исключительных случаях возможно без судебного решения, проводились в строгом соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК. Обеспечивают незамедлительную проверку каждого случая проведения обыска или выемки в жилище без судебного решения, а также дает правовую оценку фактов незаконных обысков либо противоправного изъятия предметов, заведомо не относящихся к делу или изъятых из оборота.

Осуществляя надзор, прокурор проверяет соблюдение требований ч. 3 ст. 7 УПК о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка. В соответствии с положениями ст. 75 УПК доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, являются недопустимыми. Они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться при доказывании любого из обстоятельства, входящих в предмет доказывания по уголовному делу. Придя к выводу, что доказательство получено с нарушениями требований УПК, прокурор в соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК выносит постановление о признании данного доказательства недопустимым.

В случае приостановления предварительного расследования или прекращении уголовного дела копия соответствующего процессуального решения направляется прокурору для проверки его законности и обоснованности.

Важнейший этап надзорной деятельности – поступление к прокурору уголовного дела для утверждения обвинительного заключения, акта постановления.

Прокурор, прежде чем утвердить указанный процессуальный акт, обязан изучить материалы дела, удостовериться в том, что: уголовное дело возбуждено законно, обоснованно и с соблюдением требований закона; собранные доказательства достаточны, объективно оценены и удовлетворяют требованиям относимости, допустимости, достоверности; выводы следователя, дознавателя соответствуют установленным в ходе расследования обстоятельствам, квалификация содеянного является правильной, доказательная база является достаточной для рассмотрения дела; в суде разрешены все заявленные по делу ходатайства и жалобы; соблюдены в полном объеме право обвиняемого на защиту и требования о языке судопроизводства; не истек срок расследования и содержания под стражей обвиняемого; приняты меры для обеспечения гражданского иска; с материалами дела ознакомлены все лица, в отношении которых законом это предусмотрено; обвинительное заключение удовлетворяет требованиям уголовно-процессуального закона.

Если расследование по делу проведено качественно и всесторонне и нет оснований для возвращения его для производства дополнительного расследования, прокурор утверждает обвинительное заключение, акт, постановление и дело направляет в суд.

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, прокурор вправе не утвердить обвинительное заключение, акт, постановление и вернуть уголовное дело следователю или дознавателю, признав тем самым проведённое по уголовному делу расследование неудовлетворительным.


В статье рассматривается проблема соотношения прокурорского надзора и ведомственного контроля на досудебной стадии уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: прокурорский надзор, ведомственный контроль, следственный орган, орган прокуратуры, досудебное производство, уголовное судопроизводство.

Одной из проблем, свойственных стадии досудебного производства, вызывающих дискуссию в научной среде, что несомненно свидетельствует об ее актуальности, является проблема разграничения надзора, осуществляемого органами прокуратуры, внутреннего контроля, осуществляемого руководителями следственных органов.

Несомненно, совокупность этих институтов обеспечивает действенную гарантию соблюдению законности на досудебной стадии и способствует недопущения нарушений прав и свобод лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства. Главный же вопрос заключается в определении границ прокурорского надзора и ведомственного контроля, а также в определении их взаимодействия, установления сущности надзорных полномочий прокурора и контрольных полномочий руководителя следственного органа [1, с. 54].

Что касается прокурорского надзора, то действующие на сегодняшний день нормативно-правовые акты не содержат четкого определения и понятия надзора, в научной литературе также нет единого, общего мнения, что же понимать под «надзором», данный вопрос является дискуссионным. Некоторыми под прокурорским надзором понимается разновидность государственной деятельности, обладающей самостоятельностью и отличающейся от контроля [2, с. 167]. Выделяется также обратная позиция, согласно которой надзор, осуществляемый органами прокуратуры входит в общее понятие «контроль» и может считаться его разновидностью [3, с. 7]. Существует и компромиссная точка зрения, согласно которой исходя из принципа разделения властей выделяется понятие «контрольно-надзорная деятельность» [4, с. 234–235]. Авторами, придерживающимися данной позиции, выделяется отдельная контрольно-надзорная ветвь власти, к которой они относят органы прокуратуры.

С точки зрения права понятие «контроль» не тождественно понятию «надзор». Однако стоит отметить, что с лингвистической точки зрения не все так однозначно, так некоторыми словарями понятия «контроль» и «надзор» считаются синонимами, а их содержание зачастую раскрывается друг через друга. Отсутствие в законодательстве ясного и четкого определения данных понятий, их разграничения, также не вносит ясности в правоприменительную практику и юридическую литературу. Вместе с тем, представляется, что данные понятия, несомненно, во многом схожи, но не являются идентичными, поскольку все же обладают индивидуальными чертами, определяющими их различие, так, к таким различиям на примере прокурорского надзора за предварительным следствие и ведомственного контроля можно отнести двухаспектный характер последнего. Руководитель следственного органа осуществляет контроль не только за исполнением следователями требований уголовно-процессуального законодательства, но и контроль за организационной работой последних, т. е. таким образом в ведомственном контроле четко прослеживается организационный аспект, отсутствующий в прокурорском надзоре, где основным объектом выступает прежде всего законность самих действий следователей.

Понятие контроль обладает большей конкретностью, поскольку он неразрывно связан с внутренними подробностями, осуществляемого расследования, его деталями. В свою очередь руководитель следственного органа, осуществляя контроль за действиями следователя, вникая в суть его работы, непосредственно соприкасается с деятельностью, которую контролирует, таким образом в части разделяя за нее ответственность, что во многом характеризует ведомственный контроль как корпоративную деятельность. В свою очередь надзор характеризуется с другой стороны, поскольку деятельность лица, осуществляющего надзор обладает элементом отстраненности, оно не причастно к структурам, за которыми осуществляется надзор.

Надзор и контроль характеризуются общей целью, заключающейся в обеспечении законности действий следователей, обеспечении соблюдения прав участников уголовного судопроизводства, устранении выявленных нарушений уголовно-процессуального закона. Также стоит отметить ряд похожих, но не идентичных по своему содержанию полномочий, например, таких как: право отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148 УПК РФ), право отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ч. 1 ст. 214 УПК РФ). Несмотря на то что прокурорский надзор и обладает несколько сходными чертами с контролем, существующие между ними различия, а также предназначение, принципы организации и формы реализации прокурорского надзора не позволяют рассматривать его как специфический вид контроля. Будучи самостоятельным правовым явлением, он обладает своим специфическим содержанием, традиционно увязываемым с понятием законности.

Несмотря на совпадение цели надзорной деятельности прокурора и руководителя следственного органа, осуществляющего контроль за подчиненными ему следователями, задачи, которые перед ними поднимаются различны, различны также и их процессуальные функции, которыми они обладают. Так, для прокурора в силу конституционно-правового характера функция надзора является основополагающей, кроме того, данная функция является уникальной, поскольку она осуществляется только органами прокуратуры, для других же органов и лиц, являющихся участниками уголовного процесса данная функция не свойственна.

В свою очередь, ведомственный контроль, осуществляемый руководителем следственного органа, заключается в общем руководстве над ходом расследования, сущность которого раскрывается в правильном определении его направления, разработке плана расследования, даче указаний следователю, в последующем контроле действий следователей, направленных на осуществление данного плана и выполнение полученных указаний, недопущении нарушений уголовно-процессуального закона следователями, а также в организационном контроле.

На наш взгляд, существующий баланс между прокурорским надзором и ведомственным контролем на сегодняшний день в достаточной степени обеспечивает поддержание законности и обеспечения прав, участников досудебного производства. Вместе с тем, тревожным выглядит увеличение количества выявляемых прокурорами нарушений, зачастую руководителем следственного органа используется не весь объем доступных ему контрольных полномочий или же их использование не в полной мере эффективно, в таких случаях при наличии нарушения закона, прокурор должен реагировать доступными ему мерами прокурорского реагирования.

  1. Спирин, А. В. О теоретических основах разграничения прокурорского надзора и процессуального (ведомственного) контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства / А. В. Спирин. — Текст: непосредственный // Вестник Уральского юридического института МВД России. — 2016. — № 1. — С. 54–60.
  2. Рохлин, В. И. Прокурорский надзор и государственный контроль / В. И. Рохлин. — СПб.: Р. Асланова, 2013. — 167 c. — Текст: непосредственный.
  3. Гуляева, А. П. Контрольные государственные органы России: учебник / А. П. Гуляева. — М. 2000. — 212 c. — Текст: непосредственный.
  4. Конин, Н. М. Административное право России: учебник / Н. М. Конин. — М. 2010. — 256 c. — Текст: непосредственный.

Основные термины (генерируются автоматически): прокурорский надзор, ведомственный контроль, следственный орган, орган прокуратуры, уголовное судопроизводство, досудебное производство, досудебная стадия, недопущение нарушений, отмена постановления, РФ.


Законодательство Российской Федерации обладает спецификой постоянных и интенсивных преобразований. Соответствующие изменения происходят и в области уголовного законодательства, в том числе и в правовой регламентации процесса досудебного производства. Взаимоотношения между государством и обществом при расследовании и раскрытии преступлений затрагивают права и свободы человека и гражданина [3]. В свою очередь, деятельность органов предварительного следствия и дознания имеет к этому прямое отношение. Несмотря на это, необходимо отметить, что данная деятельность, в настоящее время, является недостаточно эффективной.

Так, по данным Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, в 2016 году укрыто от учета сотрудниками: органов внутренних дел — 153263 преступления; следственных органов Следственного комитета РФ — 561 преступление; органов Федеральной службы судебных приставов — 516 преступлений; госпожнадзора — 327 преступлений; органов ФСБ России — 43 преступления; органов таможни — 8 преступлений; органов Федеральной службы исполнения наказаний — 6 преступлений [4]. Указанные статистические данные охватывают только те преступления, которые стали известны органам Прокуратуры.

Следует отметить и о многочисленных нарушениях законности, которые допускаются в ходе предварительного следствия и дознания. В 2016 году прокурорами было выявлено 5067850 нарушений законодательства, которые допущены на стадиях досудебного производства.

По нашему мнению, анализируемые данные статистики и аналитики, свидетельствуют о масштабности нарушений закона, которые допускаются органами, осуществляющими предварительное расследование. К ним относятся незаконные и необоснованные постановления о возбуждении уголовного дела, нарушения разумных сроков досудебного производства, нарушения при проведении следственных действий и другие нарушения. В 2017 году Генеральный прокурор РФ Ю. Я. Чайка также отметил, что качество следствия повсеместно ухудшается.

Мы считаем, что основной причиной, выявленной нами проблемы, является качественно высокое снижение роли прокурора в уголовном процессе. Если же по УПК РСФСР 1960 года прокурор выступал процессуальным руководителем расследования, то сейчас же его полномочия существенно сокращены. Можно сказать, что, на данный момент, прокурор превратился в наблюдателя со стороны.

Наша точка зрения подтверждается следующими аргументами.

Во-вторых, прокурор не вправе прекратить уголовное дело, даже незаконное возбужденное. Несмотря на это, не имея полномочий на возбуждение и на прекращение уголовного дела, именно прокурор, на основании ст. 136 УПК РФ, должен принести официальное извинение реабилитированному лицу за причиненный вред, что, по нашему мнению, является абсолютно нелогичным.

В-третьих, у прокурора отсутствуют полномочия по изменению обвинения на менее тяжкое или исключения из него отдельных пунктов при утверждении обвинительного заключения, что также не отвечает требования формальной логики, поскольку именно прокурору придется, в дальнейшем, поддерживать обвинение в суде.

В-четвертых, прокурор практически отстранен от решения вопроса избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Следствием этого является тот факт, что персонально за законность и обоснованность заключения под стражу никто не отвечает. Мы считаем, что более структурно, ответственно и обоснованно действовал прокурор по УК 1960 г., когда именно он назначал рассматриваемую меру пресечения и персонально со следователем был ответственен за принятое ими решение.

В-пятых, прокурор не правомочен самостоятельно осуществлять следственные действия, хотя в некоторых случаях это являлось бы весьма целесообразным, как было принято — допрос обвиняемого по УК 1960 г. при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, особенно при допросе несовершеннолетних.

Таким образом, на основании всего вышеизложенного, необходимо сделать вывод о том, что, по нашему мнению, было бы логичным возвратить упомянутые нами полномочия прокурора в действующий УПК РФ.

Основные термины (генерируются автоматически): прокурор, досудебное производство, предварительное следствие, вид заключения, возбуждение уголовного дела, избрание меры пресечения, преступление, Российская Федерация, РФ.


Институт судебного контроля в Российском уголовном процессе занимает важную роль по уголовным делам, т. к. обеспечивает гарантии по соблюдению прав и интересов личности. Деятельность института направлена на обеспечение беспристрастности и обоснованности по уголовному производству при выполнении судебного конституционного контроля.

Судебный контроль — самостоятельный вид судебной деятельности, особая судебная функция, имеющая по отношению к правосудию второстепенный, сервисный характер.

Цель судебного контроля заключается в разрешении уголовного дела по существу, не умиротворение социального конфликта, возникновение которого обусловлено преступным поведением конкретных лиц, обеспечение возможности законного разрешения такого конфликта [1].

Гарантией законности уголовно-процессуальной деятельности является судебный контроль. По причине недостаточной четкости в законодательных предписаниях по судейскому контролю за следственными действиями и оценочным характером их оснований производства в уголовном процессе Российской Федерации позволил определить ряд проблем.

Судебный контроль и надзор являются важнейшей гарантией в соблюдении прав и интересов личности. Анализ функций судебного контроля характеризуется отсутствием полной картины событий преступления при наличии оснований для доказательств.

Анализ практики правовых позиций в ХМАО показал, что реализацию полномочий судебного контроля осуществляют Конституционный суд, суды общей юрисдикции и арбитражные суды.

Главными проблемами являются проблемы, связанные с: судебно-контрольной деятельностью, отсутствием процессуальной ее формы, обеспечением защиты законных интересов сторон в судебной процедуре, а также отсутствием выбора контрольно-проверочной деятельности по исполнению вида процессуального решения.

Согласно ч.2. и ч.3. статьи 29 УПК РФ, на судебной стадии процесса не применяется судебный контроль над досудебным этапом производства по делу. Суд правомочен проверить обоснованность и законность процессуальных действий и решение органов предварительного расследования, согласно статьи 125 УПК РФ, в соблюдении конституционных прав и свобод личности и участников уголовного судопроизводства. В связи с чем необходима оптимизация судебной системы [3].

Отсутствие процессуальной формы судебно-контрольной деятельности в обеспечении охраны прав и интересов участников процесса, отсутствие инициативы со стороны суда, т. к. требование контроля инициируется сторонами. Связано с тем, что в законе не предусмотрена жесткая процедура судебного контроля.

Судебный контроль является наиболее значимым и необходимым элементом судебной защиты, реализуемой в правовом государстве посредством влияния судебных органов в предварительном расследовании и с учетом роста потребностей общества в правозащитной роли по уголовным делам.

В связи с ростом обращений граждан в усилении судебного контроля по уголовным делам, более востребованы: требования заключения под стражу при избрании меры пресечения (26 %); требования, связанные с продлением срока содержания под стражей (14 %); поступление жалоб о действиях должностных лиц по осуществлению уголовного производства (37 %); наряду с этим, поступают ходатайства о признании на досудебном производстве судом процессуальных действий и решений незаконными и необоснованными (23 %) [4]. Причем производство следственных действий при избрании мер пресечения, при рассмотрении жалоб на действия и бездействия следователя, дознавателя, руководителя следственного органа, прокурора, а также при принятии соответствующих не могут ограничить конституционные права граждан. Следует отметить высокий потенциал данной процедуры жалобы, однако требуются законодательные изменения для наиболее эффективного претворения в жизнь положений ст. 125 УПК РФ.

В рамках действующего уголовно-процессуального законодательства, полномочия прокурора и судей различны.

В основе процессуального статуса суда лежат положения ст. 15 УПК РФ, а потому без проверки обоснованности ходатайств следователя, принятых им процессуальных решений, произведенных действий, суду сложно принять законное и обоснованное решение. Поэтому суд, защищая права заявителя о преступлении, при обращении с жалобой на незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вправе признать решение незаконным. Следовательно, судья при вынесении решения о заключении под стражу, о продлении срока содержания под стражей должен требовать подтверждения обоснованности выдвинутых в отношении конкретного лица подозрений [5].

Прокурор действует в рамках полномочий, при избранной мере пресечения в виде заключения под стражу, напрямую связывает с процессуальным статусом конкретного лица, и с необходимостью наличия у суда достоверных данных, подтверждающих факт обоснованности его подозрения или обвинения в совершении уголовного деяния определенной тяжести.

Актуальна и не доказана проблема эффективности судебного контроля в осуществлении судом полномочий по санкционированному проведению оперативно-розыскных и следственных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан в свободе передвижений; ограничивающих физическую свободу лиц в обеспечении нормального хода уголовного процесса.

Сфера судебного контроля входят такие его формы, как: во-первых, разрешение судом проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан (например, контроль и запись телефонных разговоров, т.д.); во-вторых, рассмотрение жалоб на неправомерные действия (бездействие) органов предварительного следствия, дознания, органов прокуратуры в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ; в-третьих, применение такой меры пресечения, как заключение под стражу, а также помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях (т. е. в данном случае судебный контроль направлен на ограничение физической свободы лица для обеспечения нормального хода уголовного процесса).

Проблема судебного контроля в уголовном процессе многогранна, в определенной степени. Познанию его сущности, содержания, формам осуществления, социальному назначению посвящены многочисленные исследования, выполненные с учетом современного уголовно процессуального законодательства. Судебный контроль является молодым институтом по уголовным делам, и в практике применения возникают определенные проблемы, требующие незамедлительного решения. Проблемам судебного контроля по уголовным делам посвящено большое число исследований. В настоящее время актуальна правоприменительная практика по организации судебного контроля, т. к. организация и обеспечение эффективной защиты прав личности в уголовном процессе является в российской правоприменительной практике относительно новой, а потому зависит от своевременного и правильного разрешения проблем судебного контроля.

Таким образом, проблемами судебного контроля по уголовным делам выступают судебно-контрольная деятельность по определению законности процедуры задержания в ст. 146 УПК РФ; порядка получения согласия жильцов на осмотр жилища при следственном действии в обнаружении доказательств (осмотра) в ст. 177 УПК РФ; при законодательном совершении правил рассмотрения судом жалоб на действия прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя процессуального принуждения в заключении под стражу в ст. 125 УПК РФ. Судебный контроль является многофункциональной уголовно-процессуальной деятельностью суда в досудебном производстве, осуществляемой в формах реализации защиты прав граждан и участников по уголовным делам, определяемых законом процессуальных форм в реализации комплексного института судебной защиты прав граждан и судопроизводства.

  1. Ласточкина Р.Н. Судебный контроль в уголовном процессе / Р.Н. Ласточкина. – Ярославль: ЯрГУ, 2010. – 36 с.
  2. Ласточкина Р.Н. Судебный контроль в уголовном процессе. – Ярославль, 2010. – 38 с.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2017. – №1. – ст. 159.
  4. Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации по рассмотрению жалоб граждан на действия должностных лиц и коллегиальных органов. – 2015-2017.
  5. Кириллова Н.П. Теоретические и практические проблемы судебного контроля в российском законодательстве // Приоритетные научные направления: от теории к практике: сборник материалов XXI Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2016. – 274 с.

Основные термины (генерируются автоматически): судебный контроль, РФ, уголовный процесс, действие, дело, страж, суд, судебно-контрольная деятельность, уголовный, досудебное производство.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: