На суде синедриона христос признал себя и за что и был осужден и приговорен к

Обновлено: 03.12.2022

Итак, сегодня тема сложная и простенькая одновременно. Проверим историческими фактами одну из главных христианский сказок: знание евангелистами законодательства провинции Римской империи — злополучной Иудеи, где был осуждён на смерть Иисус Христос. Новый Завет в этом эпизоде можно изучать исключительно как чтиво жанра фэнтези. Уж простите.

Дюжина аргументов .

Не буду заглубляться в тему, хотя собрано ровно 27 вопиющих нарушений законов Иудеи, которые приводят евангелисты в своих книгах, рассказывая (каждый на свой лад) судебное преследование Иисуса. Приведу лишь самые очевидные нестыковки.

Первое, оно же главное: судебное разбирательство в Иудее запрещалось проводить по субботам, в некоторые праздничные дни. На календаре был самый главный праздник иудеев — Песах. Неделя «до» и неделя «после» Святого дня — полнейшее табу на любые процессы в суде.

Двое евангелистов сценарий усложняют, хором утверждая: судебный процесс состоялся… ночью. Законами Иудеи запрещалось любое судебное заседание и разбирательство после захода солнца, там вообще сложнейший регламент был. Но Марк и Матфей настаивают: судили Иисуса именно в это время суток.

Самое смешное — в праздничных потёмках. Знаете, почему такие мероприятия были категорически запрещены по большим праздникам? По причине отсутствия… трезвого рассудка и ясного ума участников. Но логика евангелистов неумолима: членов Синедриона растолкали глубокой ночью, собрали в одном месте, на каком-то подворье. Это невозможно физически, поскольку добропорядочный иудей в эти часы… беспробудно пьян.

По закону, во время Седера, предписывалось выпить минимум четыре ритуальные чаши объёмом 0,65 литра каждая. Как показывает тысячелетняя практика еврейского народа — на этом не любили останавливаться. Объясните, как после трёх литров красненького (а то более)… собрать главную фракцию Синедриона — фарисеев? Саддукеев ещё можно, те выступали резко против винопития. Но традиции оппонентов были другими, строго запрещали участие в любом суде «кто выпил четыре чаши вина или более».

Другой лютый ляп… судилище якобы происходило в доме первосвященника. Ложь. Синедрион выносил свои вердикты только на открытом заседании в иерусалимском Храме. Иисуса не могли казнить сразу после оглашения обвинительного приговора, решение должны зачитывать публично, при стечении народа… лишь через сутки. Только оправдательные приговоры оглашались немедленно после судебного разбирательства на ступенях храма.

Идём дальше, процессуальные тонкости поворошим. Синедрион, как не трудно догадаться, следовал жёсткому регламенту. Почитайте «Второзаконие», поймёте о чём речь. Факты, на которых основывается приговор, должны:

  • опираться на показания потерпевшей стороны;
  • подтверждаться свидетельствами, как минимум, двух-трёх человек.

«Недостаточно одного свидетеля против кого-либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей, или при словах трёх свидетелей, состоится дело».

В случаях особо тяжкого преступления смертный приговор выносился на основании клятвенных подтверждений двух свидетелей.

«По словам двух свидетелей, или трёх свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать на смерть по словам одного свидетеля». (Второзаконие)

Евангелисты посчитали: первосвященник нарушил священное правило. Самолично свидетельствовал против Иисуса. Ну-ну… А следом и второе? Вопрос жизни или смерти обвиняемого начинал обсуждаться его «адвокатами». Сперва допрашивались свидетели защиты, а не обвинения. Иисус не мог отказаться от адвокатуры, иначе дело бы отложили.

Синедрион в таких случаях (и обязательно после праздника) должен публично обратиться к народу: «кто готов свидетельствовать за обвиняемого?». Сторону обвинения до той поры выслушивать не имели права.

В отличие от римской судебной практики, Синедрион не мог учитывать только собственные признания обвиняемого. Они могли быть выслушаны, но считались «вторичными». Для приговора крайне недостаточно, куда больший вес имели показания свидетелей. Евангелисты же утверждают: Иисус был приговорён на основании собственных признаний:

Богословы говорят: Иисус тем самым подписал себе смертный приговор, совершив в зале суда «богохульство». За такое святотатство и оказался на Голгофе. Снова историческая ложь, помноженная на дремучее невежество. Несуществующий в действительности первосвященник Каиафа призывал судей быть тому свидетелями:

«Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что нам ещё свидетели? вот теперь вы слышали богохульство Его!». (Матфей, Лука и Марк)

С точки зрения римского права этого достаточно, но для еврейского законодательства — пустой звук. Никакой даже трижды первосвященник самое страшное признание обвиняемого без свидетелей — не пропустит. Но главный процессуальный фокус в другом: в Синедрионе свидетелям… запрещалось участвовать при вынесении окончательного приговора.

А невежественные евангелисты утверждают, что члены суда (невольно услышавшие богохульство Иисуса) напрямую назначают ему смертную муку. Так не работает схема. Даже если Иисус обозвал Яхве «жёлтым земляным червяком», а его учение — порнографическим чтивом… его просто отправили бы посидеть в тёмной. Свидетели впервые произнесенного богохульства автоматически перестают иметь статус судей, дело продолжит новый состав.

Хитрости толкования .

Первые христианские «Отцы Церкви» были образованными людьми, еврейское судопроизводство знали досконально. Но пошли на прямые подлоги, либо их последователи очень постарались. Придав суду на Иисусом… какой-то гротеск, сумбур, и самое главное — скоротечность. Тайное судилище злодеев. Так не могло быть, это противоречит «закону Моисееву»:

«Если услышишь о каком-либо городов твоих, которые Господь Бог даёт тебе для жительства, что появились в нём нечестивые люди из среды тебя и соблазняли жителей города их, говоря: «пойдём и будем служить богам иным, которых вы не знали»: то ты разыщи, исследуй и хорошо расспроси». (Второзаконие)

Марк, Матфей и Лука явно лгут. Такой суд в Синедрионе не мог состояться. Слишком много вопиющих нарушений, его не признали бы даже противники Иисуса, что говорить о сторонниках. Евангелист Иоанн более умён и образован, но предлагает ситуацию ещё фантастичнее: было не судебное заседание Синедриона, а лишь встреча, некий «Совет» его членов.

Драматургия рассказа потрясающая, участники в растерянности, не настроены казнить Иисуса, не представляют себе: что делать с этим проповедником из Галилеи? Каиафа предлагает пожертвовать Иисусом, чтобы предотвратить террор Рима:

«Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут римляне и овладеют и местом нашим и народом».

Хорошо. Почему опять не вызваны свидетели, ученики Иисуса? Сидят себе злодеи-иудеи келейно, выдумываю ни пойми что, геополитикой заняты… Комментировать Иоанна не вижу смысла. Три страшных ляпа в одном стихе — это явный перебор. Первосвященники во множественном числе, не существовавший никогда Совет, Рим… ни к селу, ни к городу.

Вернёмся к деталям. Марк и Матфей говорят: было проведено два отдельных судебных заседания. Первое состоялось ночью в резиденции Каиафы, другое — в римском суде следующим утром. Обвинение в богохульстве не было причиной судебного разбирательства, оно появилось только в конце судилища. У Луки обвинение ограничивается одним пунктом: заявлением Иисуса о том, что он «Сын Божий». И это якобы расценили как «богохульство».

А евангелист Лука не знает о «ночном суде», Иисуса сразу доставляют в дом первосвященника. Над ним насмехаются, оскорбляют, издеваются. Сам суд начинается утром во дворе Синедриона. Лука рассказывают лютую нелепицу. У него один процесс состоит из двух частей: слушание в Синедрионе (опять без показаний свидетелей) и суд перед Пилатом. Никакого допроса первосвященником, лишь хоровой вопль членов Синедриона:

«Ты ли Христос? скажи нам. Он сказал им: если скажу вам, вы не поверите. И сказали все: итак Ты Сын Божий? Он отвечал: вы говорите, что Я».

После этого Синедрион счёл судебное заседание завершённым, отправил еретика к римскому прокуратору: «И поднялось всё множество их, и повели Его к Пилату».

Но это не главное, баснописец Лука допускает ещё одну нелепицу. Прочие евангелисты говорят: приговор Иисусу синедрион вынес единогласно. Но наш драматург закручивает сюжет туго, поминает об одном голосе «против»:

«. некто Иосиф член совета (синедриона), человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их, из Арифамеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия (разделявший взгляды Иисуса)». (Лука)

Можно спорить, это вопиющее невежество евангелиста или некий глубокий смысл, объясняющий незаконность суда Синедриона. Потому что, согласно законам Иудеи… приговоры по тяжким преступлениям считались законными, если Синедрион голосовал единогласно. Прозвучи хоть один голос «против» — обвиняемого следовало оправдать. Воспротивиться мог только первосвященник, распустив текущий состав по домам, заседание назначить на следующий день. С уже новыми судьями.

Почитаем Иоанна: допрос проводился ночью в доме бывшего первосвященника Анны, утром Иисуса поволокли к Пилату. Иудейские священники не настаивали на немедленном обвинении, просто интересовались: ты кто таков, в чём твоё учение, кто ученики? После уклончивого ответа Иисуса — отравили к прокуратору с единственным обвинением: «он сделал Себя Сыном Божьим».

Человек, писавший евангелие от Иоанна, явно не в курсе: в еврейской среде тех времён «сын божий» — это просто… особо благочестивый и богобоязненный человек, ведущий праведный образ жизни. Что-то типа монаха. Много кого ещё «сынами» называли в Иудее, опытного и уважаемого судью, например. Добавляя — он ещё «сын закона» (даже — «отец закона»). Первосвященников выдающихся так звали. Сам Иисус в Нагорной проповеди растолковал:

«Сын божий» — более возвышенная ступень от «детей божьих» (евреев). Праведник, возвысившийся своим примером над толпой грешников. Мог за такое высказывание судить Синедрион Иисуса? Нет, конечно. Пришлось бы долго опрашивать сотни свидетелей, обязательно найдя тех, кто подтвердит праведность Христа.

«Сын божий» — это утверждение, что Иисус назвал Творца своим биологическим родителем? Ересь и святотатство, вне всякого сомнения. Но опять тупик — для этого нужно было опросить его мать и отца, прочих родственников. За такое не казнили порой в Иудее, просто объявляли умалишённым.

Первосвященник и члены Синедриона (лучшие крючкотворцы и юристы) должны знать, что означает «богохульство». В книге Левит дано единственное для еврейского законодательства определение: «хулил сын Израильтянки имя Господа и злословил». Там же дан рецепт борьбы:

«И сказал Господь Моисею: выведи злословившего вон из стана, и все слышавшие пусть положат руки свои на голову его, и всё общество побьёт его камнями. И сынам Израилевым скажи: кто будет злословить Бога своего, тот понесёт грех свой».

Иисус не «хулил и злословил имя бога» утверждением, что он «сын божий». Он боженьку очень любил, строго по иудейским канонам. Объявил себя Мессией, поэтому назначили «богохульником»? Опять мимо, таких персонажей было сотни, синедрионы не выдвигали им подобных обвинений. После долгих разбирательств, признавая… лже-пророками. Так на кой чёрт евангелисты придумали это нелепое судилище?

Мина антисемитизма .

Ответ один — острое желание переложить вину за смерть Иисуса с римлян… на иудеев. Только в этой плоскости нужно понимать фантазии евангелистов. Без санкции Рима фарисеи не могли казнить Иисуса. Написано же: был осуждён Понтием Пилатом, распят римскими солдатами. И лишь позже, чтобы обелить чёрного кобеля… был придуман некий еврейский суд.

Мысленный эксперимент. На мгновение представьте: что случится с проповедниками Благой Вести при наличии официального обвинения Римской империи её автору? Иисус, основатель нового религиозного сообщества, — осуждён, казнён с величайшим позором за тяжкое государственное преступление. Приговорён представителем суверенной имперской власти, признавшим Назаретянина бунтовщиком. Что ждёт его учеников и последователей, возжелай они разнести по империи хоть слово из его учения? Ответ очевиден…

Вот для чего была выдумана «еврейская прокладка» с судом Синедриона. Будто Иисус обвинён по религиозным причинам, осуждён на смерть нехорошими иудеями. А внимательные к чужому мнению римские имперские власти вынуждены согласиться, чтобы не поднялся бунт. Только при наличии такого эпизода (перенесения вины на евреев) можно было надеяться на терпимость Рима к новой религии. Так христианская церковь и выжила.

Даже факт Евангелия от Иоанна об участии римлян при аресте ясно показывает на ложь и лакейство. Да, Великий Рим организовал весь судебный процесс над Иисусом из Назарета, задержал, отдал в руки злых иудеев, дождался смертного приговора… тяжело вздохнув и умыв руки — казнил. А что делать, со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Вы это о ком? Про Рим? После восстания зелотов?

Дальше. Тиражируемая несусветная глупость этой судебной истории: нигде кроме Евангелий не найти упоминаний о «privilegium paschale» («пасхальном помиловании»). Даже досконально прописавший все обычаи и принципы устройства Иудеи, её взаимоотношений с Римом… еврей-историк Иосиф Флавий ничего не знает.

Не было такой амнистии на еврейский Песах. Ни до Пилата, ни после. По главенствующему в провинции римскому закону — наместник не имел права миловать государственных преступников. Этот щедрый жест мог сделать только… император. Со времён Юлия Цезаря самостоятельное помилование преступников наместниками — считалось государственной изменой. Поэтому, прокуратору Иудеи Понтию Пилату даже в кошмарном сне не могла прийти в голову мысль амнистировать явного разбойника, убийцу римских граждан:

Вот наступает четвёртый век, христианство назначено государственной религией Римской империи. Старое, ещё языческое право императора казнить или миловать… превращено в «пасхальную амнистию». Первый декрет (indulgentia criminum) был издан в 367 году, освобождены все заключенные. За исключением… «кощунствовавших против императорского величества». Позже декреты переиздавались каждый год до 385-го, далее став законом «пасхального помилования».

Евангелисты чудесным образом перенесли в Иудею первого века — документ Римской империи конца четвертого. Опять соврав, наместники и тогда не имели права своей волей отпускать государственных преступников. Картину, когда Пилат торгуется с толпой иудеев, кого отпустить — Иисуса или Варавву — относим на помойку. Самого торга быть не могло в принципе: это считалось умалением власти даже не прокуратора, а самого императора.

Выводы .

Самое вкусное в этом фэнтези — Синедрион действительно имел право казнить, если преступление иудея входило в его компетенцию, даже римского гражданина. Иисусу, согласно Евангелиям, инкриминировалось «богохульство». Самое оно, юрисдикция Синедриона, никак не римлян. Только вот распинать евреи не могли, считая подобную казнь величайшей мерзостью.

Еврейский закон предписывал четыре другие способа: побивание камнями, удушение, вливание расплавленного металла в горло и смерть от меча. Так поступил Ирод Антиппа, обезглавив Иоанна Предтечу.

Никогда римский прокуратор не вмешивался в религиозные делишки Синедрионов, не посылал солдат для задержания их «богохульников». Во-первых, это было запрещено «разграничительным договором» по совместному ведению дел провинции, во-вторых — римлянам до этого не было никакого дела.

То, что инкриминировалось Иисусу по Евангелиям… вообще ни под одно законодательство не попадало. Ни римское, ни иудейское. Как особо тяжкое, осуждаемое на смерть деяние. Невозможно представить себе, чтобы в праздничную ночь собрались (тайно!):

«. первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить».

Напомню, весь Синедрион — это… 71 человек, да ещё плюс «старейшины и книжники». Собрались, значит (по Матфею) да взяли-таки Иисуса в Святую Ночь. Не дожидаясь рассвета, быстренько устроили судилище. Господа христиане, Синедрион не был шайкой масонов, прячущихся по тайным схронам! Это был высший орган религиозной, юридической и политической власти в Иудее. В ту ночь… полным составом присутствовал на пасхальной службе в Храме. А после неё пребывал в невменяемом состоянии, испив обязательных четыре чаши красненького … Никаких судебных дел не имел права проводить, хоть даже над самим Сатаной, попадись тот в лапы городской стражи.

Эту священную заповедь переняло христианство: в Пасхальную неделю с первым часом главного праздника — никаких судебных дел. Тем более, касающихся осуждения на смерть! В таком святотатстве обвинять евреев? Ну да, только эти «звери» способны на такое.

Судебные заседания Синедриона были категорически запрещены в канун Песаха (сложные ритуалы подготовки проводились целую неделю!). А представить, что во время (и неделю после) великого праздника кого-то могли осудить на смерть — не иметь ни капли мозгов. За такое святотатство народ разорвал бы любого, проступок в тысячу крат более страшный, чем «внесение в Храм изображения императора», которое инкриминировалось Пилату. Рим тогда еле подавил восстание…

По мнению некоторых исследователей, Синедрион признал Иисуса лжепророком на основании слов Второзакония: «но пророка, который дерзнёт говорить Моим именем то, чего Я не повелел ему говорить, и который будет говорить именем богов иных, такого пророка предайте смерти»

После неудачных попыток первосвященников обвинить Иисуса в формальном нарушении иудейского закона (см. Ветхий Завет), Иисус был передан римскому прокуратору Иудеи Понтию Пилату (25—36 гг.). На суде прокуратор спросил: «Ты Царь иудейский?». Этот вопрос был обусловлен тем, что притязание на власть в качестве Царя Иудейского, согласно римским законам, квалифицировалось как опасное преступление против Римской империи. Ответом на этот вопрос стали слова Христа: «Ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришёл в мир, чтобы свидетельствовать о истине» (Ин. 18:29—38). Пилат, не найдя в Иисусе вины, склонился к тому, чтобы отпустить его, и сказал первосвященникам: «Я не нахожу никакой вины в этом человеке» (Лк. 23:4).

Решение Понтия Пилата вызвало волнение иудейской толпы, направляемой старейшинами и первосвященниками. Стараясь не допустить беспорядков, Пилат обратился к толпе с предложением отпустить Христа, следуя давнему обычаю отпускать на Пасху одного из преступников. Но толпа кричала: «Да будет распят» (Мф. 27:22). Видя это, Пилат вынес смертный приговор — приговорил Иисуса к распятию, а сам «умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего». На что народ воскликнул: «кровь Его на нас и на детях наших»

Никакого. В этом суде столько ошибок, что он вряд ли имел место :)

Фарисеи, ревнители закона, не могли этого не видеть. :)

Синедрион вообще не мог заседать в пасхальный день - кроме случая необходимости спасти еврея от смерти.
Такштаэт - что-то напутали евангелисты.

Иисуса Христа казнили за то, что Он не оправдал чаяний Иудеев: не избавил их от Римского рабства, а также Его казнили зависть и злоба книжников, фарисеев, которые не могли творить таких чудес, какие творил Иисус.

Синедрион решил Христа приравнять к уголовникам, следовательно передать Его к прокуратору. Там Ему присудили - крест.
мысль была в том, что к идеям уголовника прислушиваться не будут. А если бы поили камнями как положено по закону Моисееву - то на завтра бы толпа опомнилась и причислила Его к пророкам.

Потому что рассуждали: «Что нам делать, ведь этот человек совершает много знамений? Если оставить его так, все поверят в него, и придут римляне и овладеют и местом нашим, и народом нашим» (Иоанна 11:47, 48). Движимые жаждой власти, члены Синедриона искажали правосудие. Также, когда ученики Иисуса Христа исцеляли людей, религиозные руководители, «исполненные ревности», этому не радовались (Деяния 5:17).
______________________
Заседания Синедриона проходили ежедневно, кроме суббот и праздников. Судебные дела разбирались только в светлое время дня: рассмотрение дел начиналось после утреннего жертвоприношения и длилось до вечернего приношения. Поскольку смертный приговор объявляли на следующий день, такие дела нельзя было разбирать накануне субботы или какого-либо праздника. А свидетелей строго предупреждали о том, насколько серьезно пролитие невинной крови. Поэтому суд, проведенный в ночное время, и приговор, вынесенный в доме Каиафы накануне праздника, были незаконными. Более ужасно то, что судьи сами нашли лжесвидетелей и убедили Пилата казнить Иисуса (Матфея 26:57—59; Иоанна 11:47—53; 19:31).

Вот оказывается чему на самом деле учит "сторожевая башня"? Вот откуда и созрел столь безграмотный вопрос!)))))

Правда что ли, что "сторожевая башня" не просветила вас, кто вынес смертный приговор Иисусу, или вы тут всей своей сектой поприкалываться решили, проверить у других знание Библии?))))

Арсен Малеев Мудрец (16787) Санек САН, Хотя окончательный приговор Иисусу Христу вынес Пилат, несомненно, что главной силой в этом необычном судебном процессе был иерусалимский Синедрион, которому Рим оставил право осуждать на смерть за преступления против отеческих законов. Но решения Синедриона подлежали утверждению римским прокуратором. Приговор, вынесенный ночью 14 нисана, не был окончательным, поэтому Иисус Христос с одного судебного заседания был ведом на другое. Если бы вина обвиняемого была несомненна, то дело бы ограничилось двумя процессами

Синедрион не выносил смертного приговора Иисусу Христу. Вас что, в секте иеговистов этому не учили? Приговор мог вынести только тот, кто на это был уполномочен, и имел законные основания, в данном случае это был римский прокуратор Иудеи Понтий Пилат))))

Санек САН Искусственный Интеллект (287894) чистая сущность, то есть вы хотите сказать, что не в воле Пилата было кеазнить или помиловать Его? Если не секрет, то скажите,, в каком номере "сторожевой башни" можно прочитать об этом поподробней?))))

на основании нарушений множества законов фарисеями:

если забыть что вины Христа не было вообще то,
не законно арестовывать ночью,
не законно допрашивать ночью,
не законно бить на допросе,
не законно обвинять на основании свидетельства о себе самом,
не законно судить несколько раз за одно и то же,
не законно наказывать несколько раз за одно и то же.

(возможно я что-то упустила)

Упустила самое главное, что это всё придумки греческих евангелий против иудеев которых они ненавидели. Синедрион такими делами НЕ занимались

Никаких придуманных показаний не было. Римляне просто ненавидели иудейского проповедника Торы и иудаизма и хотели его распять

Не было законного основания,
а лишь недоверие к Его словам:

0) Иоан. 10: 30 Я и Отец - одно.
31 Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его.
32 Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?
33 Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом.

1). Мтф 26 : 64 Иисус говорит ему: (Каифе) ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.
65 Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его!
66 как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти

2) Иоан. 5:18 "И еще более искали убить Его Иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу".

3) Иоанн 19: 7 Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.
4) Иоанн 10: 33 Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом.

6) "Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти" (Мар. 15:10)

8) «Первосвященники и старейшины и весь синедрион, искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, 60 и не находили; и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли.» (Мф. 26,59)

9) «Через два дня надлежало быть празднику Пасхи и опресноков. И искали первосвященники и книжники, как бы взять Его хитростью и убить; 2 но говорили: только не в праздник, чтобы не произошло возмущения в народе.» (Мк. 14,1-2)

Многие юристы, проанализировав евангельские описания суда над Иисусом, назвали его насмешкой над правосудием. Один адвокат пишет: «Суд, который был начат в полночь и завершен утром вынесением приговора, грубо нарушал все установления и правила еврейского закона и принципы справедливости вообще». Профессор права отмечает: «Весь процесс был одним сплошным беззаконием и проходил с такими возмутительными нарушениями, что его можно назвать не чем иным, как судебным убийством».

Иисус был невиновен. Все же он знал, что его смерть была необходима, для того чтобы спасти послушных Богу людей (Матфея 20:28). Его любовь к справедливости была так велика, что он был готов претерпеть самую ужасную несправедливость в истории. Он сделал это ради грешных людей, таких, как мы.

Когда Иисуса судили, он сказал: «Мое царство не от этого мира. Если бы мое царство было от этого мира, то мои служители боролись бы, чтобы я не был отдан иудеям. Но нет, мое царство не отсюда» . Затем, отвечая на вопрос Пилата, он сказал: «Ты сам говоришь, что я царь. Я родился и пришел в мир для того, чтобы свидетельствовать об истине.
В 33 году н. э. Иисус был арестован и предан верховному иудейскому суду. Его ложно обвинили в богохульстве за то, что он называл себя Сыном Бога (Матфея 26:3, 4, 59—67). Поскольку священнослужители хотели убить Иисуса руками светских властей Рима, они послали его к Пилату, на сей раз ложно обвинив в том, что он запрещает платить налоги кесарю и называет себя царем (Марка 12:14—17; Луки 23:1—11; Иоанна 18:28—31).
После того как Иисуса отвели сначала к одному правителю, потом к другому, Понтий Пилат уступил толпе религиозных фанатиков и приговорил Иисуса к смерти. Иисус умер на столбе как презренный преступник, и его тело положили в гробницу.

Казнили за оскорбление чувств верующих, то есть за якобы богохульство.
Предали его на смерть служители культов верований и их зомби фанатики.

в тот же период времени в Иерусалиме было более 10 проповедников, которые призывали к более радикальным действиям. но их не трогали. я дал ссылку, снимающую все вопросы

Виктор Тушин Искусственный Интеллект (328185) Это все были лже пророки. Ибо Иисус четко дал понять, что любой разумный человек не станет вести открытую брань с врагом гораздо большее сильным чем он сам! Потому эти все якобы патриоты сами же присягнули злодею Тиберию и предали истинного миссию, но подняв мятеж от ныне их бог и царь Римский и разрушил их. Тогда как именно христиане пошли проповедовать в Рим и Рим все же признал Иисуса Христа их миссией и богом!

Виктор Тушин Искусственный Интеллект (328185) Хотя сам Иисус исповедовал принятый в Риме закон "О не прощении хулы на Святого Духа", который был принят конкретно к Святому Августу (Актавиану). Однако Иисус разделял осуждение самозванцев служителей культов, что они якобы "святые отцы " или духовные наставники, учителя, как и пришедший к власти злодей Тиберий по статусу цезаря присвоил себе и чин святого и использовал этот закон по всей империи и служителями культов против борьбы с праведниками, людьми за социальной равноправие, за истинное всеобщее просвещение и моральной высокое воспитание, от чего и пострадал сам Иисус и многие добропорядочные люди.

Он Себя "делал Богом".

Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом.
(Иоан. 10:33)

Матфея 26: 63 :"Но Иисус молчал. Тогда первосвященник сказал ему: «Поклянись живым Богом и скажи нам, ты ли Христос, СЫН БОГА?»

Иисус назвал себя Сыном Человеческим. И Сыном Божьим. Он себя Богом не называл, хотя умел творить чудеса на которые был способен один Бог. Но на то он и был Мессией.
Так что завистники могли сказать, что он вел себя как Бог. Не более того.
Но этих завистников оказалось много и они были могущественны. Вот и появилась причина для распятия.

Его обвинили в сектантстве и самозванстве.
Он называл себя Мошиахам, но признакам Мошиаха из Танаха не соответствовал.

Как почему, если Он истину знал и учил, что каждый её может познать. А на нашей планете уже давно правит лож.

принесли в жертву на праздник, это и есть вина его, а часто ли обвинение для быка (извиняюсь за сравнение) на бойне справедливо?

народ настраивал против правителей местных - говорил людям что у них один наставник и руководитель - это небесный творец их - обвинили в том что народ становился не управляем - обвинение было ли справедливым - если бы вы всех на своей работе настроили против работодателя?

В то время Иудея находилась под властью римлян. Но Иисус никогда не настраивал народ против них.
Однажды священники подослали к Иисусу своих людей, чтобы задать ему каверзный вопрос. Эти люди спросили: «Законно ли платить налог кесарю или нет?» Иисус не сказал: «Не надо платить налоги».

Он попросил: «Покажите мне монету». Когда ему принесли монету, он спросил тех людей: «Чьё изображение на монете и чьё имя стоит на ней?» Ему ответили: «Кесаря». Тогда Иисус сказал: «Итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божье Богу» (Луки 20:19—26).

Василий Просветленный (37179) А кто был этот летописец, который записывал за простым человеком его деяния и базар? Вот сейчас встал человек и начал говорить умные слова - у него что рядом появиться журналист и будет запись вести его биографии? Да вранья в ваших там писаниях от Луки и прочих. Если человек не мешает системе - то поверьте система и мизинцем не пошевелит что бы его убрать - кому нужна козявка. А раз кого то убрали да еще и на показ всенародно - знать было это учением большой массе людей - дабы все увидели и побоялись идти против правителей. Головой своей надо думать, а не читать сказки.

Чудеса для людей, Христа сгубили. Так бы жил себе, глаголя и отвечая на вопросы бесконечные в интернете.

Смерть — необходимое предварительное условие возрождения. Иисус не смог бы воскреснуть, если бы его не распяли на кресте.
Бог позволил Иисусу умереть, чтобы он мог воскреснуть.
20. Иисус сказал: Блажен тот, кто был до того, как возник.

За сектантство. По законам того времени, вполне справедливо. По такому же обвинению был казнен Иоанн Креститель - лидер секты христиан до Иисуса. Так что все было вполне закономерно и ожидаемо. В этом вся соль!

А так же его обвинили в богохульстве"А некоторые из книжников говорили про себя: «Он порочит Бога». (Матфея9:3). И в подстрекательстве к мятежу и в нарушении порядка. Пилат сказал;" Вы привели ко мне этого человека как подстрекающего народ к восстанию "(Луки23:14).
Конечно же обвинения были несправедливы. До последней минуты своей жизни он оставался предан своему Отцу и боялся опорочить его имя. И никогда не восставал против государственной власти. Наоборот говорил, что нужно отдать"кесарю-кесарево".

Две тысячи лет назад Иисус Христос был казнен людьми, которые не соглашались с его миролюбивыми проповедями, которые считали его веру неправильной.
То есть Иисус был предан евреями и распят по желанию самих же евреев и пострадал в результате борьбы за власть. Римляне же оказались невольными пособниками иудеев.

Иудеи считали, что они избраны Богом, что именно с ними Бог заключил договор и поставил их властвовать над другими. Иисус же объяснял, что перед Богом равны все народы и все религии.
Бог для всех един, и Ему не нужны рукотворные храмы и богатые жертвоприношения. Между Богом и человеком не должно быть посредников в своих поступках.
У всех священников всегда была одна цель – улучшить свое благосостояние за счет верующих. Поэтому самым главным преступлением в глазах священников считалось, если человек не платил дань их храму и посещал другие храмы. А кто этого не делает, тот еретик и его следует предать смерти, потому что он живет не по-божески.
Иисус выступал не против религии евреев, иудаизма, он выступал против засилья священнослужителей, которое присутствует абсолютно в каждой религии мира. Божьи Законы – это одно, а правила священников – это совсем другое.
Иисус пришел к выводу, что та вера, которую исповедует его народ, преследует лишь одну цель – как можно сильнее запугать и подчинить простой люд.
Иисус, с пренебрежением относился ко всевозможным иудейским религиозным запретам.
Своими делами и проповедями он хотел объяснить простым людям, что Божий Закон – это одно, а правила, придуманные священниками, – это совсем другое. Священники, книжники и фарисеи специально придумывают непонятные законы и трудновыполнимые предписания для того, чтобы осложнить жизнь простых евреев и одновременно укрепить свое влияние.
Книжники обладали огромной властью, потому что практически любого иудея можно было обвинить в нарушении того или иного закона.
Фарисеи постоянно осуждали Иисуса за то, что тот нарушал устные правила, придуманные самими же фарисеями. Иисус спорил с ними, объясняя другим людям, что настоящая вера в Бога – это не формальное исполнение каких-то непонятных ритуалов.
Иисус нес людям новую религию, угрожая тем самым владычеству иудейского первосвященника.
Некоторые сторонники Иисуса считали, что нужно поднять антиримское восстание, захватить власть и уже потом насадить сверху новую веру.
Иудейский Первосвященник Каиафа, узнав о восстании, пришел в ужас. Его вполне устраивала спокойная, сытая жизнь при римлянах. Бунт, мятеж должен был разрушить всю эту идиллию. Каиафа получил свою должность из рук Пилата и ежегодно выплачивал ему определенную сумму за это хлебное место.
Главной причиной ареста Иисуса стали его проповеди о новой вере, которые так возмутили иудейское духовенство.
Каиафа опасался Иисуса больше, чем римлян. Иисус своими действиями и речами подрывал авторитет иудейского духовенства. Поэтому Иисуса нужно было убрать любой ценой.

После ареста Иисус предстал перед судом иудейских священнослужителей. Первосвященник, старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать его смерти, и не находили. Поэтому Каиафа, хорошо знавший, чему именно учил народ Иисус, задал ему коварный вопрос:
– Говорят, ты Сын Божий?
Иисус подтвердил:
– Мы все Дети Божьи.
По иудейским законам называть себя Сыном Бога считалось богохульством. Вот за это можно было приговорить и к смерти. Сами евреи не имели права привести в исполнение смертный приговор. Только наместник Иудеи Понтий Пилат обладал правом жизни и смерти.
Поэтому первосвященник с судьями синедриона посовещались и, связав Иисуса, отвели и предали его Пилату. Во вторник утром, 9 апреля 29 г., Иисус оказался в руках римского правосудия.

Некоторые сторонники Иисуса считали, что нужно поднять антиримское восстание, захватить власть и уже потом насадить сверху новую веру. Однако Иисус, занимался совершенно иными делами – читал притчи о миролюбии и лечил.

Каиафа и вынес приговор Сыну Божьему, выступая перед священниками (Ин 11, 49-50): «Вы ничего не знаете и не понимаете, что для вас будет лучше, если один человек погибнет во имя людей, чем если погибнет весь народ».

Поэтому первосвященник с судьями синедриона посовещались и, связав Иисуса, отвели и предали его римскому наместнику Пилату. Пилат спросил:
– В чем вы обвиняете этого человека?
Священники сказали ему в ответ:
– Если бы он не был злодей, мы не привели бы его к тебе.
Пилат сказал им:
– Тогда возьмите его сами и судите его по вашему закону.
Иудеи ответили ему:
– Нам не позволено никого предавать смерти. Мы выяснили, что он развращает народ наш и запрещает платить налоги кесарю, называя себя Христом Царем.
Тогда Пилат опять вошел в преторию и, призвав Иисуса, сказал ему:
– Ты царь иудейский?
Иисус отвечал ему:
– От себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе обо мне?
Пилат сказал:
– Разве я иудей? Твой народ и первосвященники предали тебя мне. Что же ты им такого сделал?
Иисус стал рассказывать о новой вере, которую он проповедовал, о едином для всех народов Боге, о своих путешествиях по миру, о мирном будущем всего человечества. Пилат, внимательно выслушав собеседника, пришел к выводу, что ничего опасного в его речах нет Пилат решил про себя, что лучше всего будет не брать грех на душу и отпустить осужденного на волю. Кто его знает, а вдруг это действительно Сын Божий и потом прокуратору придется принять страдания за то, что пролил невинную кровь.
Пилат вышел к иудеям и объявил им:
– Я никакой вины не нахожу в нем.
Возмущенные священники и старейшины начали громко роптать и требовать наказания. Пилат не хотел строго наказывать невиновного человека Но священники, не слушая объяснений Пилата, стали требовать:
– Распни его.
Прокуратор отказывался как мог:
– Возьмите его вы и распните, ибо я не нахожу в нем вины.
Иудеи отвечали ему:
– По закону нашему он должен умереть, потому что он сделал себя Сыном Божиим. Если отпустишь его, ты не друг кесарю. Всякий, делающий себя царем, противник кесарю. И тогда Пилат решил использовать последний шанс для спасения Иисуса – отпустить по иудейскому обычаю в честь празднования Пасхи одного заключенного на свободу по воле народа.
На выбор толпе было решено предложить две кандидатуры – убийца Варавва или проповедник Иисус. Пилат даже не сомневался в том, что люди предпочтут Иисуса. Пилат встал на возвышение перед бушующей толпой и провозгласил:
– Выберите того, кто достоин свободы, – Варавва или Иисус. – И добавил, указывая на Иисуса: – Я вины в этом человеке не вижу.
Но тут неожиданно раздался громовой рев толпы:
– Смерть ему! Отпусти нам Варавву.
Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса. Но они кричали:
– Распни, распни его!
Пилат, видя, что ничто не помогает, возмущение народа лишь усиливается, омыл руки в чаше с водой и поднял их вверх:
– Я умываю руки, не виновен я в крови этого праведника, смотрите сами.
И, отвечая, весь народ сказал:
– Кровь его на нас и на детях наших.

Разумеется все обвинения были несправедливы.
Например, в области политики:
Иисус назвал себя Сыном Человеческим.
Он не хотел становиться Царем Израиля. У Израиля уже были свои цари, которые никому не собирались уступать свой трон. Власть можно было захватить только вооруженным путем. А Иисус был против насилия. Иисус хотел добиться свободы для своего народа мирным путем.

Желаю, чтобы всё вместе провели маленькое расследование. За что же распяли Христа?

Какая мотивация была у Иудеев, Пилата?

Почему Пилат действовал именно так, не иначе. Хотя, как властитель мог отменить этот приговор и отпустить на волю Христа.

Бог поставил Пилата в такие условия, что он должен сделать так, а не иначе. Как сказал Христос Пилату, что ты не имеешь надо Мною власть, если тебе не дано было свыше.

Много конфликтов возникало между Пилатом и религиозными, несгибаемыми в вере, Иудеями.

Вот один из этих конфликтов.

Конфликт возник из-за строительства водопровода или акведука. Дело это было безусловно нужное, но деньги на него были взяты из казны Иерусалимского храма. Использование храмовых средств было предназначено исключительно только для жертвоприношений. Возмущенные жители города вновь собрались на площади, но Понтий Пилат был уведомлен об этом заранее, наученный опытом, он действовал иначе. Солдаты переоделись в штатское и смешались в толпе, они были вооружены дубинами и кнутами. Когда иудеи стали возмущаться и кричать, то они набросились на крикунов и стали избивать их палками и кнутами. Возникла паника и смятение, многие люди пострадали и были растоптаны своими же соотечественниками. После этого акта устрашения, пораженные участью убитых, иудеи усмирились и больше уже не бунтовали. Понтий Пилат был удовлетворен результатом, но предпочел лишний раз не провоцировать религиозных фанатиков.

Часто Иудеи посылали с жалобами на Пилата своих гонцов в Рим к кесарю.

"Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю. Всякий, делающий себя царем, противник кесарю." Пилат находясь между молотом и наковальней. С одной стороны он не находит вины в Иисусе Христе, а с другой стороны боится попасть в немилость кесарю и жалоб на него было предостаточно, и одну возможную жалобу из них я привёл выше.

Пилат даёт команду своим воинам на избиение Иисуса.

Может таким образом смягчит сердца Иудеев и тем отпустить Его на свободу.

Осудил Его, как бунтовщика, повесив табличку " Царь Иудейский"

Но, у Иудеев был другой мотив.

Но был один случай, когда столкновение Спасителя с саддукейскими священниками приняло чрезвычайно резкую форму. Это случилось тогда, когда Господь после торжественного входа в Иерусалим вошел в храм и начал выгонять из него продавцов с огромной укоризной: не написано ли: дом Мой домом молитвы, наречется для всех народов? А вы сделали его вертепом разбойников. Услышали это, — прибавляет евангелист, — книжники и первосвященники, и искали, как бы погубить Его (Мк. XI, 17-18).

В чем тут дело? Почему священники, которые сами обязаны были следить за благопристойностью поведения в храме, за порядком и чистотою в нем и не должны были никоим образом допускать возмутительного превращения его в базарную площадь, эти самые блюстители порядка проникаются смертельною ненавистью к Спасителю, когда Он исполняет за них пренебреженную ими обязанность и очищает храм?

Недоумение это разрешается очень просто, когда мы узнаем, что священники сами участвовали в этой торговле, сами содействовали превращению храма в "вертеп разбойников". Корыстолюбие, преобладающий грех Иуды, главный грех иудейского народа, было главным грехом и семейства первосвященника Анны. Что же можно сказать на основании Священного Писания о всех людях вообще?

Если природа человека так растленна и грешна, то ясно, что наш Спаситель, не сотворивший никакого греха, не может быть просто человеком, и все приведенные выше свидетельства доказывают с несомненною убедительностью, что Иисус Христос, осужденный еврейским синедрионом как преступник, есть в действительности Богочеловек, воплотившийся Сын Божий.

В данном евангельском рассказе мы находим прямое, решительное, устраняющее все сомнения, свидетельство Самого Господа Иисуса Христа о Своей Божественной природе:

первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что еще нам свидетелей? Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его по винным смерти(ст. 61-6Был, вероятно, уже второй час ночи, когда; Господа привели во двор Каиафы и поставили пред верховным судилищем. Почти все были в сборе. Участь Спасителя, конечно, уже была решена заранее, но необходимо было придать суду видимую, формальную правильность, чтобы под маской кажущегося беспристрастия и справедливости не было видно настоящих мотивов убийства, и еще более, чтобы не навлечь на себя обвинения в нарушении закона.

Положение судей было довольно трудное. Само собой понятно, что о настоящих причинах ненависти и возбуждения судебного дела нельзя было говорить в открытом собрании. Но, с другой стороны, и изобрести обвинение, хотя бы отдаленно связанное с действительными фактами и в то же время достаточное для смертного приговора, представляло нелегкую задачу. Не говоря уже о том, что в жизни Спасителя невозможно было найти ни одного темного пятна, которое могло бы служить основанием для такого приговора, сами разногласия между господствующими иудейскими партиями затрудняли положение. Если бы судьи стали обвинять Его в каком-либо мнимом сопротивлении гражданской власти или в очищении храма, которое они могли представить как публичный скандал в святом месте, то это могло скорее вызвать сочувствие к Нему фарисеев, пылавших патриотическою ненавистью к римлянам и неприязненно смотревших на профанацию святынь храма священниками. Поставить в вину Спасителю то, что обыкновенно ставили фарисеи, нарушение отеческих преданий и Моисеева закона, преимущественно постановлений о субботе — саддукейские судьи не могли, потому что такая вина согласовалась бы с их собственными взглядами.

Оставалось одно средство — обратиться к лжесвидетелям. При тогдашнем упадке нравов иудейского народа не составляло большого труда набрать целую толпу негодяев, которые готовы были клятвою подтвердить любое, самое невероятное обвинение, возведенное на кого бы то ни было. :По всей вероятности, эти лжесвидетели получили соответствующие инструкции от судей и, подготовленные заранее, выступили со своими обвинениями. Увы! Все эти обвинения не были достаточны для того, чтобы погубить Подсудимого окончательно, быть может, именно потому, что лживые, выдуманные свидетельства редко согласуются между собой, а по закону требовалось единодушное, торжественнее показание, по крайней мере, двух свидетелей, чтобы обвинение имело силу и было принято, судилищем.

Первосвященники, старцы и весь синедрион искали ложного свидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не нашли ничего. Три года они стерегли Его во всех Его словах, делах и во всех Его путях. Три года непрерывно они следили проницательным взором ненависти и злобы за всею Его жизнью, чтобы хоть в чем-нибудь найти вину или проступок. Три года они строили Ему всевозможные козни в надежде, что Он хоть однажды скажет легкомысленное слово, хоть однажды сделает необдуманный или несправедливый шаг. И однако в эту минуту, подводя итоги, они не могли найти в Нем никакой вины, и их придирчивый суд, самым тщательным образом перебрав все мелочи Его прошлого, должен был против воли признать, что перед ними стоял Святой и Безгрешный. В Его жизни не было пятен, и в блеске сияющей невинности Он стоял пред Своими судьями как олицетворенный вопрос, предложенный Им когда-то: Кто из вас обличит Меня в неправде?

Лжесвидетели оказались бессильны и ничем не могли помочь пристрастному судилищу. А если бы эти судьи захотели действительно услышать голос правды и допросить всех лиц, которые когда-либо были вместе с Господом, слышали Его учение и были очевидцами Его великих деяний; если бы на суд явились все те страждущие, несчастные, больные, бедные, труждающиеся и обремененные, которых Он исцелял, ободрял, утешал, которые на себе испытали Его участие и сострадание.

Во время самого допроса жена прокуратора послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него(Мф. XXVII, 19). Язычница признала в Иисусе Христе не просто невинного человека, но безгрешного Праведника.

Послушаем, что говорят о Христе стоящие у креста священники и книжники. "Других спасал, а Себя не может спасти!" — издеваются они. Какое странное обвинение! Да, этим-то именно и дорог нам наш Спаситель, что Он других спасал, а Себя не только не хотел спасти, но, наоборот, отдал Себя в жертву за спасение других. В этом мы видим не вину, не преступление, а изумительную доблесть и проявление величайшей самоотверженной любви!

Но другой вины за Иисусом они не знают, и когда Пилат в упор ставит им вопрос: какое же зло, сделал Он? — они ничего не могут сказать и только настойчиво, озлобленно, не отвечая на вопрос, вопят: распни Его! (Мк. XV, 14).

Сотник, стоявший при кресте и видевший все происшедшее, свидетельствует: истинно Человек Сей был Сын Божий! (Мк. XV, 39).

Наконец, сами бесы кричат, свидетельствуя против воли: оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин. Знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий (Мк. I, 24).

Вот свидетельство Иоанна Крестителя: видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. I, 29).

Свидетельство апостола Иоанна Богослова: всякий, имеющий. надежду на Него, очищает себя так, как Он чист. И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха (1 Ин. III, 3. 5).

Свидетельство апостола Петра: Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Oн грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились (1 Пет. II, 22. 24).

Свидетельство апостола Павла: Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес (Евр. VII, 26).

Свидетельство апостола Фомы: Господь мой и Бог мой! - говорит он, осязав руки и ребра Спасителя (Ин. XX, 28).

Кроме того, мы имеем свидетельство небожителей. Архистратиг Гавриил, возвещая пречистой Деве о рождении Иисуса Христа, говорит: Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего (Лк. I, 32).

При самом рождении ангел, явившийся пастухам, возвещает: я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь (Лк. II, 10-11).

Наконец, Сам Бог Отец свидетельствует о Иисусе Христе при Его крещении:Ты Сын Мой возлюбленныый, в Котором Мое благоволение (Мк. I, 11).

Все эти свидетельства так ясны, так убедительны, что не оставляют никакого сомнения в Его божественной личности.

Если природа человека так растленна и грешна, то ясно, что наш Спаситель, не сотворивший никакого греха, не может быть просто человеком, и все приведенные выше свидетельства доказывают с несомненною убедительностью, что Иисус Христос, осужденный еврейским синедрионом как преступник, есть в действительности Богочеловек, воплотившийся Сын Божий.

В данном евангельском рассказе мы находим прямое, решительное, устраняющее все сомнения, свидетельство Самого Господа Иисуса Христа о Своей Божественной природе:

первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что еще нам свидетелей? Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его по винным смерти(ст. 61-64).

Вывод: Первосвященники осудили Иисуса Христа за то, что Он подвердил слова первосвященника о Своей Божественной природе. И этим добровольно отдал себя на распятие.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: