На кого из сторон возложена обязанность по оплате судебного примирения

Обновлено: 21.07.2024

С примирением сторон в российской арбитражно-процессуальной практике действительно беда. Пример. В Арбитражном суде Свердловской области, начиная с 2016 г. (1), количество дел, заканчивающихся заключением медиативного соглашения, или дел, рассмотренных с участием посредника, в среднем не превышает 10 случаев в год. Хотя еще в 2014 г. была надежда, что мирное урегулирование споров прочно войдет в судопроизводство (тогда подобных дел было вдвое больше). С чем связан скачок? Думается, что практика 2014 г. была обусловлена выходом разъяснений Высшего Арбитражного Суда, посвященного примирению сторон, поскольку АПК РФ в этой части оказался немногословен. Ну а потом….

Потом тенденция мириться, так скажем, не зашла.

И какие только методы склонить стороны к миру не используются: и в Определениях прописывается, и мотивирующие цитаты в судах расклеены, а воз и ныне там.

Почему? На этот счет очень точно высказалась Председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова:«Это связано как с недостатком правовой и человеческой культуры граждан, так и с «достижениями» нашей судебной системы и судопроизводства»(2). Стало быть, не умеем договариваться и не видим в этом выгоды. На лицо «достижение» судебной системы, а именно: судиться в России достаточно дешево и относительно быстро. Пошлину заплатил и жди, когда представитель государства тебя рассудит. В то время, как, в странах англо-саксонской правовой системы стороны начинают идти на компромисс, учиться уступать, думать, как выйти из спора с минимальными потерями.

Умения договариваться нам, конечно же, не хватает. Надо отметить, что вопросами мирного урегулирования в арбитражном процессе с 2002 года особо не интересовались, АПК РФ в этом вопросе дошел до наших дней почти в первозданном виде. Но «процессуальная революция» не дремлет, а накрывает волной изменений о примирении сторон. Что готовит нам процессуальное будущее?

Первое, что бросается в глаза – появление в Законе 197-ФЗ (3) новых форм примирения (перечень является открытым): судебное примирение и переговоры.

Судебное примирение будут осуществлять так называемые судебные примирители (судьи в отставке, перечень которых будет устанавливаться Пленумом ВС РФ на основе предложений Арбитражный судов). Стороны вправе сами выбрать судебного примирителя (мне представляется, что даже здесь сторонам будет сложно прийти к консенсусу).

Перечень полномочий судебных примирителей не велик:

1) вести переговоры со сторонами,

2) изучать документы,

3)знакомиться с материалами дела с согласия суда (На мой взгляд, весьма странное правомочие, поскольку не совсем ясна цель его введения. Ведь достаточно очевидно, что, не изучив материалы дела, фактически невозможно разрешить спор, а в нашем случае, подвести стороны к его разрешению),

4)осуществлять иные действия, способствующие эффективному урегулированию спора, в том числе, давать рекомендации.

Судебный примиритель не будет обладать статусом участника дела, отсюда невозможность повлиять на возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Крайне интересно как начнет работать эта практика. Сейчас, мне представляется сюжет, при котором примиритель будет, что называется, стоять на горящих углях: опыт будет требовать решить все за стороны, а закон - сделать так, чтобы стороны сами пришли к решению.

Полагаю, в основе этого способа разрешения конфликта лежит авторитет судебного примирителя. Таким образом, законодатель создает иллюзию реального процесса, где стороны ощущают статус судьи, выполняют его требования. В то же время у «судьи» роль существенно меняется. Он перестает осуществлять полномочие по разрешению спора, но должен подвести к этому стороны и, полагаю, опять же силой своего авторитета. Как указано в пояснительной записке «К проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур»», участие в качестве примирителей именно судей «не только позволит повысить привлекательность альтернативных процедур разрешения споров, но и укрепит профессиональными кадрами институты медиации и судебного примирения» (4) .

Тоже новая форма урегулирования споров для российского правоприменения. Думается, что у переговоров после введения новых положений в АПК РФ появится двоякая правовая природа: альтернатива претензионному порядку урегулирования споров и самостоятельная примирительная процедура.

Например, как указывает Пояснительная записка, переговорная форма предназначена для предотвращения возбуждения дела. Пожалуй, главное отличие от претензионного порядка в большей «мягкости» такой процедуры. В претензионном порядке у получателя претензии есть два варианта поведения: согласиться с таковой и выполнить требования противоположной стороны или не согласиться и требования игнорировать. В переговорах возможна вариативность поведения обязанной стороны: исполнить в части, исполнить полностью, не исполнять, не исполнить в части и так далее.

Также переговоры отличаются от претензионного порядка сравнительной быстротой. Так, разрешить вопрос в переговорном порядке можно буквально в течение дня, просто ведя переписку в электронной почте, тогда как для претензионного порядка потребуется больше времени. Как кажется, срок для ведения переговоров вообще не имеет существенного значения, важна лишь фиксация таковых. К примеру, если стороны назначили переговоры, и одна из сторон не явилась в отсутствие предупреждения другой стороны, можно считать досудебный порядок урегулирования состоявшимся для целей обращения в суд по спорам, в которых соблюдение такого порядка обязательно. В части доказательств, свидетельствующих о проведении переговоров, судебная практика не дает ограничений (электронные письма, запись телефонных переговоров – в общем, на что богата ваша смекалка).

Можно ли миксовать переговорный и претензионный порядок? Представляется, такая модель деловых отношений достаточно распространена. Что дает такое смешение? Полагаю, это позволяет использовать дополнительные доказательства соблюдения порядка урегулирования споров по тем категориям дел, где это необходимо. Поэтому, я бы предпочла прописать в договоре оба варианта.

Если говорить о переговорах как о самостоятельной примирительной процедуре, на мой взгляд, она выглядит достаточно сырой. Проблема указанной новинки процессуального законодательства состоит в том, что не совсем ясно, что представляют собой переговоры, каковые границы проведения таковых и главное – что должно быть результатом. Результат любой примирительной процедуры, на которую соглашаются стороны, должен быть четко обозначен: консенсус или возврат к судебному рассмотрению. Здесь же слишком много абстракции, которая может привести к тому, что стороны будут договариваться хоть 3, хоть 5 лет (суд ведь не может отказать сторонам в удовлетворении их прошения о проведении переговоров), а в итоге судьям придется возвращаться к покрывшимся пылью, но так и не разрешенным делам.

Еще ряд вопросов по рассмотренным нововведениям остается без внимания. Например, если от организации переговоры ведет, допустим, секретарь или бывший директор - это переговоры? Можно ли использовать несколько примирительных процедур последовательно? А сразу? Допустим, стороны привлекают судебного примирителя и параллельно ведут переговоры, а вдобавок обратятся к медиатору, вдруг он их лучше помирит.

Полагаю, судебной практике есть, где развернуться. Но есть и очень приятный бонус.

Законодатель пошел по пути максимальной популяризации примирительных процедур. Так сказать, не словом, так рублем!

Теперь возврат государственной пошлины при заключении мирового соглашения (соглашения о примирении), отказе истца (административного истца) от иска (административного иска), признании ответчиком (административным ответчиком) иска (административного иска), в том числе по результатам проведения примирительных процедур, до принятия решения судом первой инстанции будет составлять 70 процентов суммы уплаченной пошлины (5).

В целом, описанные изменения очень нужны как для улучшения партнерских отношений между субъектами предпринимательства, так и для разгрузки арбитражных судов. Однако куда приведет нас погоня за «миром», покажет лишь время…

(3) Федеральный закон от 26.07.2019 N 197-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" //"Собрание законодательства РФ", 29.07.2019, N 30, ст. 4099

Закон предусматривает как платную медиацию (ст. 10 ФЗ «О медиации»), так и судебное посредничество, проводимое бесплатно («судебное примирение сторонами не оплачивается» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.2019 N 41"Об утверждении Регламента проведения судебного примирения"// "Российская газета", N 254, 12.11.2019)). Однако это не значит, что судебное примирение абсолютно бесплатно для сторон. Да, услуги судебного примирителя бесплатны, но стороны тратят деньги на проезд к месту проведения примирения, проживание, расходы на участие представителя (ст. 18 Регламента проведения судебного примирения). Одна из сторон может не явиться на примирение и примиритель отложит процедуру, что потребует повторной явки – все это связано с расходами сторон. Законом порядок распределения таких расходов не решен. При достижении соглашения этот вопрос, вероятнее всего, не возникнет. Но не всякая примирительная процедура оканчивается примирением. И при недостижении согласия сторон, вопрос о распределении расходов способен породить самостоятельный спор внутри основного дела. То есть обращение к любой примирительной процедуре, в случае недостижения сторонами соглашения любого рода, будет приводить к еще большему осложнению процесса.

Надо сказать, что в мире отмечается тенденция отхода от стандарта «кто проиграл, тот и платит». Учитывается до десяти различных факторов, в том числе - реальное поведение стороны в процессе посредничества. Дать беспристрастные сведения суду об этом может только лицо, проводившее примирение. Должен ли он делать это и должно ли быть это показание гарантировано в своей достоверности? Конфиденциальность является принципом посредничества. Также, как для третейских судов, в этом видят один из мотивов притяжения к судебному примирению и медиации (в противовес гласному процессу в государственных судах).

Поскольку без соответствующих показаний посредника решить вопрос суду будет крайне затруднительно, суд должен иметь возможность использовать показания посредника в этой части. Это, в свою очередь, повлечет необходимость предоставления суду полномочия вызывать посредника с целью дачи показаний о характере участия сторон в процедуре посредничества, установление его ответственности в случае неявки и дачи ложных показаний и пр.

В отношении судебного примирения можно опираться на ст. 14 Регламента проведения судебного примирения. Она установила возможность суда запрашивать у посредника информацию о ходе примирительной процедуры. Вопрос о расходах по примирению как составной части общих расходов по процессу возникает, как правило, после завершения примирительной процедуры. Это положение Регламента можно распространить на получение судом сведений о поведении сторон в ходе примирения для решения вопроса распределения бремени расходов между сторонами, устанавливаемых судом.

При проведении платной медиации предполагается, что стороны самостоятельно и заранее устанавливают порядок распределения расходов по медиации. Тем не менее, вопрос о расходах, связанных с медиацией, может возникнуть в ходе судебного процесса, прежде всего, в случаях недостижения взаимоприемлемого результата медиации. Ст. 5 ФЗ «О медиации» связывает право медиатора раскрыть суду сведения, ставшие известными ему в ходе медиации, только с наличием согласия обеих сторон. В этом вопросе закон сформулирован неудачно, поскольку не различает сведений о существе спора, ставших известных медиатору в ходе примирительных процедур, и сведений о поведении сторон в ходе медиации. Поэтому в случае, если стороны в ходе судебного процесса выбирают вариант медиации, в медиативном соглашении следует заранее оговаривать, что вопросы, связанные с поведением сторон в ходе медиации, могут быть раскрыты медиатором суду в случае возникновения спора, связанного с распределением расходов по делу.

Что касается общего подхода, то, поскольку в целом расходы по примирению (транспорт, расходы на представителя в этой части, проживание, потеря времени и пр.) возникают в связи с рассмотрением дела, они безусловно должны включаться в общий состав судебных издержек (ст. 106 АПК, ст. 94 ГПК). А возлагать их следует на лицо, препятствовашее нормальному ходу примирения. Учитывая, что в настоящее время любые примирительные процедуры в ходе судебного процесса носят добровольный характер, препятствие лица, ранее изъявившего согласие на примирительные процедуры, следует квалифицировать как злоупотребление процессуальными правами, систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела (ч. 2 ст. 111 АПК, ст. 99 ГПК).

Закон предусматривает как платную медиацию (ст. 10 ФЗ «О медиации»), так и судебное посредничество, проводимое бесплатно («судебное примирение сторонами не оплачивается» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.2019 N 41"Об утверждении Регламента проведения судебного примирения"// "Российская газета", N 254, 12.11.2019)). Однако это не значит, что судебное примирение абсолютно бесплатно для сторон. Да, услуги судебного примирителя бесплатны, но стороны тратят деньги на проезд к месту проведения примирения, проживание, расходы на участие представителя (ст. 18 Регламента проведения судебного примирения). Одна из сторон может не явиться на примирение и примиритель отложит процедуру, что потребует повторной явки – все это связано с расходами сторон. Законом порядок распределения таких расходов не решен. При достижении соглашения этот вопрос, вероятнее всего, не возникнет. Но не всякая примирительная процедура оканчивается примирением. И при недостижении согласия сторон, вопрос о распределении расходов способен породить самостоятельный спор внутри основного дела. То есть обращение к любой примирительной процедуре, в случае недостижения сторонами соглашения любого рода, будет приводить к еще большему осложнению процесса.

Надо сказать, что в мире отмечается тенденция отхода от стандарта «кто проиграл, тот и платит». Учитывается до десяти различных факторов, в том числе - реальное поведение стороны в процессе посредничества. Дать беспристрастные сведения суду об этом может только лицо, проводившее примирение. Должен ли он делать это и должно ли быть это показание гарантировано в своей достоверности? Конфиденциальность является принципом посредничества. Также, как для третейских судов, в этом видят один из мотивов притяжения к судебному примирению и медиации (в противовес гласному процессу в государственных судах).

Поскольку без соответствующих показаний посредника решить вопрос суду будет крайне затруднительно, суд должен иметь возможность использовать показания посредника в этой части. Это, в свою очередь, повлечет необходимость предоставления суду полномочия вызывать посредника с целью дачи показаний о характере участия сторон в процедуре посредничества, установление его ответственности в случае неявки и дачи ложных показаний и пр.

В отношении судебного примирения можно опираться на ст. 14 Регламента проведения судебного примирения. Она установила возможность суда запрашивать у посредника информацию о ходе примирительной процедуры. Вопрос о расходах по примирению как составной части общих расходов по процессу возникает, как правило, после завершения примирительной процедуры. Это положение Регламента можно распространить на получение судом сведений о поведении сторон в ходе примирения для решения вопроса распределения бремени расходов между сторонами, устанавливаемых судом.

При проведении платной медиации предполагается, что стороны самостоятельно и заранее устанавливают порядок распределения расходов по медиации. Тем не менее, вопрос о расходах, связанных с медиацией, может возникнуть в ходе судебного процесса, прежде всего, в случаях недостижения взаимоприемлемого результата медиации. Ст. 5 ФЗ «О медиации» связывает право медиатора раскрыть суду сведения, ставшие известными ему в ходе медиации, только с наличием согласия обеих сторон. В этом вопросе закон сформулирован неудачно, поскольку не различает сведений о существе спора, ставших известных медиатору в ходе примирительных процедур, и сведений о поведении сторон в ходе медиации. Поэтому в случае, если стороны в ходе судебного процесса выбирают вариант медиации, в медиативном соглашении следует заранее оговаривать, что вопросы, связанные с поведением сторон в ходе медиации, могут быть раскрыты медиатором суду в случае возникновения спора, связанного с распределением расходов по делу.

Что касается общего подхода, то, поскольку в целом расходы по примирению (транспорт, расходы на представителя в этой части, проживание, потеря времени и пр.) возникают в связи с рассмотрением дела, они безусловно должны включаться в общий состав судебных издержек (ст. 106 АПК, ст. 94 ГПК). А возлагать их следует на лицо, препятствовашее нормальному ходу примирения. Учитывая, что в настоящее время любые примирительные процедуры в ходе судебного процесса носят добровольный характер, препятствие лица, ранее изъявившего согласие на примирительные процедуры, следует квалифицировать как злоупотребление процессуальными правами, систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела (ч. 2 ст. 111 АПК, ст. 99 ГПК).

(введена Федеральным законом от 26.07.2019 N 197-ФЗ)

1. Стороны вправе урегулировать спор путем использования примирительной процедуры с участием судебного примирителя (судебное примирение).

2. Судебное примирение осуществляется на основе принципов независимости, беспристрастности и добросовестности судебного примирителя.

Порядок проведения судебного примирения и требования к судебному примирителю определяются настоящим Кодексом и Регламентом проведения судебного примирения, утверждаемым Верховным Судом Российской Федерации.

3. Судебным примирителем является судья в отставке.

Список судебных примирителей формируется и утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации на основе предложений кассационных судов общей юрисдикции, апелляционных судов общей юрисдикции, верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов о кандидатурах судебных примирителей из числа судей в отставке, изъявивших желание выступать в качестве судебного примирителя.

Судебный примиритель участвует в процедуре судебного примирения с учетом положений настоящего Кодекса и законодательства о статусе судей в Российской Федерации.

4. Кандидатура судебного примирителя определяется по взаимному согласию сторон из списка судебных примирителей и утверждается определением суда.

5. В целях соотнесения и сближения позиций сторон по делу и выявления дополнительных возможностей для урегулирования спора с учетом интересов сторон, оказания им содействия в достижении взаимоприемлемого результата примирения, основанного в том числе на понимании и оценке сторонами обоснованности заявленных требований и возражений, судебный примиритель вправе вести переговоры со сторонами, другими лицами, участвующими в деле, изучать представленные сторонами документы, знакомиться с материалами дела с согласия суда и осуществлять другие действия, необходимые для эффективного урегулирования спора и предусмотренные Регламентом проведения судебного примирения, в том числе давать сторонам рекомендации в целях скорейшего урегулирования спора и сохранения между сторонами деловых отношений.

Судебный примиритель не является участником судебного разбирательства и не вправе совершать действия, влекущие за собой возникновение, изменение либо прекращение прав или обязанностей лиц, участвующих в деле, и других участников процесса.

Судья вправе запросить информацию о ходе примирительной процедуры не чаще чем один раз в четырнадцать календарных дней.

6. Порядок и условия оплаты труда судей, пребывающих в отставке и осуществляющих функции судебных примирителей, определяются Правительством Российской Федерации.

(введена Федеральным законом от 26.07.2019 N 197-ФЗ)

1. Стороны вправе урегулировать спор путем использования примирительной процедуры с участием судебного примирителя (судебное примирение).

2. Судебное примирение осуществляется на основе принципов независимости, беспристрастности и добросовестности судебного примирителя.

Порядок проведения судебного примирения и требования к судебному примирителю определяются настоящим Кодексом и Регламентом проведения судебного примирения, утверждаемым Верховным Судом Российской Федерации.

3. Судебным примирителем является судья в отставке. Список судебных примирителей формируется и утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации на основе предложений арбитражных судов о кандидатурах судебных примирителей из числа судей в отставке, изъявивших желание выступать в качестве судебного примирителя.

Судебный примиритель участвует в процедуре судебного примирения с учетом положений настоящего Кодекса и законодательства о статусе судей в Российской Федерации.

4. Кандидатура судебного примирителя определяется по взаимному согласию сторон из списка судебных примирителей и утверждается определением суда.

5. В целях соотнесения и сближения позиций сторон по делу и выявления дополнительных возможностей для урегулирования спора с учетом интересов сторон, оказания им содействия в достижении взаимоприемлемого результата примирения, основанного также на понимании и оценке сторонами обоснованности заявленных требований и возражений, судебный примиритель вправе вести переговоры со сторонами, другими лицами, участвующими в деле, изучать представленные сторонами документы, знакомиться с материалами дела с согласия арбитражного суда и осуществлять другие действия, необходимые для эффективного урегулирования спора и предусмотренные Регламентом проведения судебного примирения, в том числе давать сторонам рекомендации в целях скорейшего урегулирования спора и сохранения между сторонами деловых отношений.

Судебный примиритель не является участником судебного разбирательства и не вправе совершать действия, влекущие за собой возникновение, изменение либо прекращение прав или обязанностей лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса.

Судья вправе запросить информацию о ходе примирительной процедуры не чаще чем один раз в четырнадцать календарных дней.

6. Порядок и условия оплаты труда судей, пребывающих в отставке и осуществляющих функции судебных примирителей, определяются Правительством Российской Федерации.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: