На дороге в мандалай где суда стоят у свай

Обновлено: 26.11.2022

By the old Moulmein Pagoda, lookin’ eastward to the sea,
There’s a Burma girl a-settin’, an’ I know she thinks o ’me;
For the wind is in the palm-trees, an’ the temple–bells they say:
‘Come you back, you British soldier; come you back to Mandalay!’
Come you back to Mandalay
Where the old Flotilla lay:
Can’t you ’ear their paddles chunkin’ from Rangoon to
Mandalay?
On the road to Mandalay
Where the flyin’-fishes play,
An’ the dawn comes up like thunder outer China ’crost the bay!

‘Er petticoat was yaller an’ ’er little cap was green,
An’ ’er name was Supi-yaw-lat-jes’ the same as’ Theebaw’s Queen,
An’ I seed her first a-smokin’ of a whackin’ white cheroot,
An’ a-wastin’ Christian kisses on an ’eathen idol’s foot:
Bloomin’ idol made o’mud –
Wot they called the Great Gawd Budd –
Plucky lot she cared for idols when I kissed ‘er where she stud!
On the road to Mandalay…

When the mist was on the rice fields an’ the sun was droppin’ slow,
She’d git ‘er little banjo an’ she’d sing ‘Kulla-lo-lo!’
With ’er arm upon my shoulder an’ ’er cheek agin my cheek
We useter watch the streamers an’ the hathis pilin’teak.
Elephints a-pilin’ teak
In the sludgy, squdgy creek,
Where the silence ‘ung that ‘eavy you was ‘arf afraid to speak!
On the road to Mandalay…

But that’s all shove be’ind me – long ago an’ fur away,
An’ there ain’t no ‘buses runnin’ from the bank to Mandalay;
An’ I’m learnin’ ’ere in London what the ten-year soldier tells:
‘If you’ve ’eard the East a-callin’ , you won’t never ‘eed naught else’.
No! You won’t ’eed nothin’ else
But them spicy garlic smells,
An’ the sunshine an’ the palm-trees an’ the tinkly temple bells;
On the road to Mandalay…

I am sick o’ wastin’ leather on these gritty pavin’-stones,
An’ the blasted English dreezle wakes the fever in my bones;
Tho’ I walks with fifty ‘ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An’ they talks a lot o’ lovin’, but wot do they understand?
Beefy face an’ grubby ‘and –
Law! Do they understand?
I’ve a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
On the road to Mandalay…

Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there aren’t no Ten Commandments an’ a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin’ an’ it’s there that I would be –
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
On the road to Mandalay,
Where the old Flotila lay,
With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
Oh, the road to Mandalay,
Where the flyin’-fishes play,
An’ the dawn comes up like thunder outer China ‘crost the Bay!

На Восток, сверкая смотрит, весь в руинах старый храм.
Знаю, юная бирманка обо мне мечтает там;
Шепчет ветер и резвятся колокольчики у свай:
«Эй! Вернись, солдат британский! Возвращайся в Мандалай!»
Возвращайся в Мандалай,
Старых шхун приятный край;
Слышишь скрип их ветхих вёсел из Рангуна в
Мандалай?
По дороге в Мандалай
Далеко не заплывай:
Там зарю, как вихрь молний, с Гималаев шлёт Китай!

В жёлтой юбке и тюрбане помню я её тогда,
Имя – древней королевы! – Сьюпи-Яолата-Да.
Только первая затяжка от сигары заводной -
К пальцам идола прильнула христианскою губой.
Грозным Буддою зовут,
Что из праха создают.
Целовал её – боялась, очи Бога проклянут!
По дороге в Мандалай…

На закате дым осядет прям на рисовы поля,
А она возьмёт гитару и споёт: «Кулла-ла-ля!»
Обовьёт плечо рукою и ко мне прижмёт свой лик,
А потом мы наблюдаем, как в порту готовят тик,
Как слоны развозят тик
По заливу напрямик,
В тишине, что побоишься издать звук не то что крик.
По дороге в Мандалай…

Эх, однако ж всё минуло, как судьбу не проклинай,
Ведь омнибусы не ходят с Альбиона в Мандалай.
И теперь я понимаю, что сверхсрочники твердят:
«Коли слышал зов Востока, вновь захочется назад».
Вновь захочется назад!
Аромату специй рад!
Солнце, пальмы, колокольни древней пагоды звенят
По дороге в Мандалай…

От асфальта, тратуаров, мостовых меня тошнит,
Сквозняки несут простуду, от неё в костях ломит.
И хотя полсотни служек есть меня сопровождать,
Они знают о прекрасном, но дано ли им понять?
Свиньи рыла б выставлять!
И дано ли им понять?!
Там в уютном, райском крае меня дева будет ждать.
По дороге в Мандалай…

Мне б к востоку от Суэца, где Добро подобно Злу,
Там и заповедей нету, там я жажду утолю.
Там играет колокольня, только б там искать меня,
Где б у пагоды старинной любоваться на моря.
Эх, дорога в Мандалай,
Древней бухты виден край,
Раненых клади под тенты, и давай на Мандалай!
По дороге в Мандалай
Далеко не заплывай:
Там зарю, как вихрь молний с Гималаев шлёт Китай!
(июль 2002)

Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне
Смотрит на море девчонка и скучает обо мне.
Голос бронзы колокольной кличет в пальмах то и знай:
"Ждем британского солдата, ждем солдата в Мандалай!
Ждем солдата в Мандалай,
Где суда стоят у свай,
Слышишь, шлепают колеса из Рангуна в Мандалай!
На дороге в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!"

Супи-плат звать девчонку, имя царское у ней!
Помню желтую шапчонку, юбку, травки зеленей.
Черт-те что она курила - не прочухаться в дыму,
И, гляжу, целует ноги истукану своему!
В ноги падает дерьму,
Будда - прозвище ему.
Нужен ей поганый идол, как покрепче обниму
На дороге в Мандалай.

В час, когда садилось солнце и над рисом стлалась мгла,
Для меня бренчало банджо и звучало: «Кулло-ла!"
А бывало, что в обнимку шли мы с ней, щека к щеке,
Поглядеть на то, как хати лес сгружают на реке,
Как слоны бредут к реке
В липкой тине и песке,
Тишь такая - слово стынет у тебя на языке
На дороге в Мандалай.

Это было все да сплыло, вспоминай не вспоминай.
Севши в омнибус у Банка, не доедешь в Мандалай.
Да, недаром поговорка у сверхсрочников была:
"Тем, кто слышит зов Востока, мать-отчизна не мила".
Не отчизна им мила -
Пряный дух, как из котла,
Той земли, где плещут пальмы и звенят колокола
На дороге в Мандалай.

Я устал трепать подметки по булыжной мостовой,
А от лондонской погодки ломит кости не впервой.
Здесь прислуги целый ворох, пьешь-гуляешь без забот,
Дурь одна в их разговорах: кто любви-то ихней ждет?
Жидкий волос, едкий пот.
Нет, меня другая ждет,
Мой душистый, чистый цветик у бездонных, сонных
На дороге в Мандалай.

Там, к востоку от Суэца, злу с добром - цена одна,
Десять заповедей - сказки, и кто жаждет - пьет до дна,
Кличет голос колокольный, и привольно будет мне
Лишь у пагоды старинной, в полуденной стороне
На дороге в Мандалай,
Где суда стоят у свай,-
Мы кладем больных под тенты и идем на Мандалай
О, дорога в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!

Перевод И. Грингольца

Оригинал:

By the old Moulmein Pagoda, lookin` eastward to the sea,
There`s a Burma girl a-settin`, and I know she thinks o` me;
For the wind is in the palm-trees, and the temple-bells they say:
"Come you back, you British soldier; come you back to Mandalay!"
Come you back to Mandalay,
Where the old Flotilla lay:
Can`t you `ear their paddles chunkin` from Rangoon to Mandalay?
On the road to Mandalay,
Where the flyin`-fishes play,
An` the dawn comes up like thunder outer China `crost the Bay!

`Er petticoat was yaller an` `er little cap was green,
An` `er name was Supi-yaw-lat -- jes` the same as Theebaw`s Queen,
An` I seed her first a-smokin` of a whackin` white cheroot,
An` a-wastin` Christian kisses on an `eathen idol`s foot:
Bloomin` idol made o`mud --
Wot they called the Great Gawd Budd --
Plucky lot she cared for idols when I kissed `er where she stud!
On the road to Mandalay . . .

When the mist was on the rice-fields an` the sun was droppin` slow,
She`d git `er little banjo an` she`d sing «Kulla-lo-lo!"
With `er arm upon my shoulder an` `er cheek agin` my cheek
We useter watch the steamers an` the hathis pilin` teak.
Elephints a-pilin` teak
In the sludgy, squdgy creek,
Where the silence `ung that `eavy you was `arf afraid to speak!
On the road to Mandalay . . .

But that`s all shove be`ind me -- long ago an` fur away,
An` there ain`t no `busses runnin` from the Bank to Mandalay;
An` I`m learnin` `ere in London what the ten-year soldier tells:
"If you`ve `eard the East a-callin`, you won`t never `eed naught else."
No! you won`t `eed nothin` else
But them spicy garlic smells,
An` the sunshine an` the palm-trees an` the tinkly temple-bells;
On the road to Mandalay . . .

I am sick o` wastin` leather on these gritty pavin`-stones,
An` the blasted Henglish drizzle wakes the fever in my bones;
Tho` I walks with fifty `ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An` they talks a lot o` lovin`, but wot do they understand?
Beefy face an` grubby `and --
Law! wot do they understand?
I`ve a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
On the road to Mandalay . . .

Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there aren`t no Ten Commandments an` a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin`, an` it`s there that I would be --
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
On the road to Mandalay,
Where the old Flotilla lay,
With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
On the road to Mandalay,
Where the flyin`-fishes play,
An` the dawn comes up like thunder outer China `crost the Bay!

Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне
Смотрит на море девчонка и скучает обо мне.
Голос бронзы колокольной кличет в пальмах то и знай:
«Ждем британского солдата, ждем солдата в Мандалай!
Ждем солдата в Мандалай,
Где суда стоят у свай,
Слышишь, шлепают колеса из Рангуна в Мандалай!
На дороге в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!»

Супи-плат звать девчонку, имя царское у ней!
Помню желтую шапчонку, юбку, травки зеленей.
Черт-те что она курила — не прочухаться в дыму,
И, гляжу, целует ноги истукану своему!
В ноги падает дерьму,
Будда — прозвище ему.
Нужен ей поганый идол, как покрепче обниму
На дороге в Мандалай…

В час, когда садилось солнце и над рисом стлалась мгла,
Для меня бренчало банджо и звучало: «Кулло-ла!»
А бывало, что в обнимку шли мы с ней, щека к щеке,
Поглядеть на то, как хати лес сгружают на реке,
Как слоны бредут к реке
В липкой тине и песке,
Тишь такая — слово стынет у тебя на языке
На дороге в Мандалай…

Это было все да сплыло, вспоминай не вспоминай.
Севши в омнибус у Банка, не доедешь в Мандалай.
Да, недаром поговорка у сверхсрочников была:
«Тем, кто слышит зов Востока, мать-отчизна не мила».
Не отчизна им мила —
Пряный дух, как из котла,
Той земли, где плещут пальмы и звенят колокола
На дороге в Мандалай…

Я устал трепать подметки по булыжной мостовой,
А от лондонской погодки ломит кости не впервой.
Здесь прислуги целый ворох, пьешь-гуляешь без забот,
Дурь одна в их разговорах: кто любви-то ихней ждет?
Жидкий волос, едкий пот…
Нет, меня другая ждет,
Мой душистый, чистый цветик у бездонных, сонных
На дороге в Мандалай…

Там, к востоку от Суэца, злу с добром — цена одна,
Десять заповедей — сказки, и кто жаждет — пьет до дна,
Кличет голос колокольный, и привольно будет мне
Лишь у пагоды старинной, в полуденной стороне
На дороге в Мандалай,
Где суда стоят у свай,-
Мы кладем больных под тенты и идем на Мандалай
О, дорога в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!

Где-то пагода в Мулмэйне в море смотрит в полусне,
Там бирманская девчонка, знаю, помнит обо мне,
Ветер шепчет в листьях пальмы, звон в том храме вторит ей:
«Ты вернись, солдат британский, возвращайся в Манделэй!»
Возвращайся в Манделэй,
Старый флот всё ещё есть,
Слышишь плеск колёс ритмичный из Рангуна в Манделэй?
По дороге в Манделэй,
Рыб летучих яркий веер,
Над заливом рассветает, шторм с Китая налетел!

Юбку желтую надела, кепки стог на голове,
Супьялат ей было имя, как у местных королев,
Я сигару вынимаю из её красивых губ
И на них я оставляю христианский поцелуй.
В храме идолы стоят,
Всех их Буддой, знаю, звать.
Не до идолов ей было, когда стал я целовать!
По дороге в Манделэй…

А в туманную погоду, когда солнце в тень ушло,
Она мне на своём банджо тихо пела «Кулла-ла-ло!»
А потом обнявшись крепко, мы сидим щека к щеке,
И подолгу наблюдаем, как лес грузят на реке.
Как слоны таскают тик,
Что в грязи лежит впритык,
И так тихо было в мире, что боялись говорить.
По дороге в Манделэй…

Как давно всё это было и прошло уж столько дней,
И омнибус не доставит нас от Темзы в Манделэй,
И я понял смысл фразы ветерана одного:
«Если вдруг Восток позвал Вас, Вам не надо ничего».
Да! Не надо ничего,
Кроме духа пряного,
Солнца в небе, пальм на пляже, перезвона храмного.
По дороге в Манделэй…

Я устал, стоптал ботинки – мостовые из камней
И английская вся сырость пробрала аж до костей,
Обошёл полсотни девок, был я в Челси, знаю Стрэнд,
Все любовь мне предлагают, но что знают-то о ней?
Лица грубы, неопрятны,
Бог, избавь от них скорей,
Как сравнить их с моей милой в той тропической стране!
По дороге в Манделэй…

Я поплыл бы к ней обратно, от Суэца на Восток,
Десять заповедей наших там не ведает никто,
Колокольный звон зовёт к ней, здесь и надо быть бы мне,
Там, где пагода в Мулмэйне сонно смотрит в тишине,
По дороге в Манделэй.
Старый флот всё ещё есть,
Мы больных везли когда-то из Рангуна в Манделэй!
О, дорога в Манделэй,
Рыб летучих яркий веер,
Над заливом рассветает, шторм с Китая налетел!
______________________

Mandalay (poem), Rudyard Kipling, 1892.

By the old Moulmein Pagoda, lookin' lazy at the sea,
There's a Burma girl a-settin', and I know she thinks o' me;
For the wind is in the palm-trees, and the temple-bells they say;
"Come you back, you British Soldier; come you back to Mandalay!"
Come you back to Mandalay,
Where the old Flotilla lay;
Can't you 'ear their paddles chunkin' from Rangoon to Mandalay?
On the road to Mandalay,
Where the flyin'-fishes play,
An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!

'Er petticoat was yaller an' 'er little cap was green,
An' 'er name was Supi-Yaw-Lat jes' the same as Theebaw's Queen,
An' I seed her first a-smokin' of a whackin' white cheroot,
An' wastin' Christian kisses on an 'eathen idol's foot:
Bloomin' idol made o' mud--
Wot they called the Great Gawd Budd--
Plucky lot she cared for idols when I kissed 'er where she stud!
On the road to Mandalay .

When the mist was on the rice-fields an' the sun was droppin' slow,
She'd git 'er little banjo an' she'd sing "Kulla-la-lo!"
With 'er arm upon my shoulder an' 'er cheek again my cheek
We useter watch the steamers an' the hathis pilin' teak.
Elephants a-piling teak
In the sludgy, squdgy creek,
Where the silence 'ung that 'eavy you was 'arf afraid to speak!
On the road to Mandalay .

But that's all shove be'ind me -- long ago and fur away,
An' there ain't no 'buses runnin' from the Bank to Mandalay;
An' I'm learnin' 'ere in London what the ten-year soldier tells:
"If you've 'eard the East a-callin', you won't never 'eed naught else."
No! you won't 'eed nothin' else
But them spicy garlic smells,
An' the sunshine an' the palm-trees an' the tinkly temple-bells;
On the road to Mandalay .

I am sick 'o wastin' leather on these gritty pavin'-stones,
An' the blasted English drizzle wakes the fever in my bones;
Tho' I walks with fifty 'ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An' they talks a lot o' lovin', but wot do they understand?
Beefy face an' grubby 'and--
Law! wot do they understand?
I've a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
On the road to Mandalay . . .

Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there ain't no Ten Commandments an' a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin', and it's there that I would be--
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
On the road to Mandalay,
Where the old Flotilla lay,
With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
O the road to Mandalay,
Where the flyin'-fishes play,
An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!
____________________________

Там, где пагода в Мулмэйне* сонно смотрит на залив
Знаю, есть одна девчонка, что вздыхает, полюбив
Ей гудят и ветры в пальмах и в церквях колокола:
«Где же ты, солдат английский, возвращайся в Мандалай»
Поскорей вернись сюда,
Слышишь, хлюпает вода -
К Мандалаю из Рангуна мчат колесные суда
По дороге в Мандалай
Где летучих рыб игра
Где, прорвавшись из Китая, буря небо взорвала

Юбка желтая, шапчонка – клок травы на голове
Имя было Супьялат ей - как у местных королев
Я ей скручивал сигару (крепче курева не знал)
А она валилась в ноги в темный угол, где стоял
Старый глиняный божок
Буддой звать – ни рук, ни ног
Я ж, пока она молилась, целовал её как мог
По дороге в Мандалай …

Чуть туман разгонит солнце с ближних рисовых полей
Приносила своё банджо, пела мне: «Кулла – ла – лэй»
А потом, обнявшись крепко, шли смотреть – щека к щеке
Как на наши пароходы тик* грузили на реке
Бревна так несли слоны,
Что средь этой тишины
Ты сказать боялся слово, будто в рот набрав воды
По дороге в Мандалай …

Это ж все когда-то было . так давно и далеко
В Мандалай, увы, дорожки я не знаю никакой
Ветеран один знакомый так сказал однажды мне -
Отслужившим на востоке хватит этих дней вполне
Нет милей, ты веришь, друг,
Чем чесночный острый дух
Солнце, пальмы и те звоны, что в церквях ласкают слух
По дороге в Мандалай …

Я о наши мостовые разодрал все башмаки
Моросящий дождь английский годен разве для тоски
Я от Челси и до Странда баб немало поменял
О любви болтать горазды, ты таких, поди, видал
За едой проводят дни
Для любви же не годны
Как сравнить их с нежной милой из зеленой той страны?
По дороге в Мандалай …

Так везите от Суэца меня прямо на восток
В глушь, где Заповеди наши человеку невдомек
Там и колокол церковный обо мне поёт давно
Там у пагоды девчонка все еще глядит в окно
По дороге в Мандалай
Где была не жизнь, а рай
Где больных под тентом лечат по дороге в Мандалай
По дороге в Мандалай
Где летучих рыб игра
Где во время гроз от молний небо рвется пополам

*Пагода Кутхода (Kuthodaw), известная как самая большая в мире книга- здесь на 729-ти мраморных плитах написана вся Трипиката (Буддисткая Библия).

By the old Moulmein Pagoda, lookin' lazy at the sea,
There's a Burma girl a-settin', and I know she thinks o' me;
For the wind is in the palm-trees, and the temple-bells they say;
"Come you back, you British Soldier; come you back to Mandalay!"
Come you back to Mandalay,
Where the old Flotilla lay;
Can't you 'ear their paddles clunkin' from Rangoon to Mandalay?
On the road to Mandalay,
Where the flyin'-fishes play,
An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!

'Er petticoat was yaller an' 'er little cap was green,
An' 'er name was Supi-Yaw-Lat jes' the same as Theebaw's Queen,
An' I seed her first a-smokin' of a whackin' white cheroot,
An' wastin' Christian kisses on an 'eathen idol's foot:
Bloomin' idol made o' mud--
Wot they called the Great Gawd Budd--
Plucky lot she cared for idols when I kissed 'er where she stud!
On the road to Mandalay .

When the mist was on the rice-fields an' the sun was droppin' slow,
She'd git 'er little banjo an' she'd sing "Kulla-la-lo!"
With 'er arm upon my shoulder an' 'er cheek again my cheek
We useter watch the steamers an' the hathis pilin' teak.
Elephants a-piling teak
In the sludgy, squdgy creek,
Where the silence 'ung that 'eavy you was 'arf afraid to speak!
On the road to Mandalay .

But that's all shove be'ind me -- long ago and fur away,
An' there ain't no 'buses runnin' from the Bank to Mandalay;
An' I'm learnin' 'ere in London what the ten-year soldier tells:
"If you've 'eard the East a-callin', you won't never 'eed naught else."
No! you won't 'eed nothin' else
But them spicy garlic smells,
An' the sunshine an' the palm-trees an' the tinkly temple-bells;
On the road to Mandalay .

I am sick 'o wastin' leather on these gritty pavin'-stones,
An' the blasted English drizzle wakes the fever in my bones;
Tho' I walks with fifty 'ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An' they talks a lot o' lovin', but wot do they understand?
Beefy face an' grubby 'and--
Law! wot do they understand?
I've a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
On the road to Mandalay . . .

Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there ain't no Ten Commandments an' a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin', and it's there that I would be--
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
On the road to Mandalay,
Where the old Flotilla lay,
With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
O the road to Mandalay,
Where the flyin'-fishes play,
An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: