Можно ли считать правосудие услугой оказываемой государством

Обновлено: 25.09.2022

Суд в России - орган государственной власти осуществляющий правосудие, посредством рассмотрения дел различных категорий, основной орган по защите прав и свобод гражданина в Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации, гарантирует судебную защиту прав и свобод человека и гражданина. И то, что каждый гражданин не может быть лишен права на судебную защиту рассмотрение его дела судом, и тем судьей к подсудности которого разрешение такого дела отнесено законом.

Законами России регулируется различные формы судопроизводства, в зависимости от обстоятельств разрешение которых требует обращение к суду.

Суд – государственный орган который разрешает споры, толкует и применяет закон, назначает наказание и освобождает от него, устанавливает факты, таким образом, судебными актами разрешается судьба людей.

Нужно отметить, что право на судебную защиту не подлежит ограничению, более того государство должно обеспечить доступ к правосудию, учреждение каких-либо форм или видов чрезвычайных судов, а равно применение любых форм и видов ускоренного или чрезвычайного судопроизводства не допускается.

Суд особая форма организации государственной власти, к которой обращаются за защитой и реализацией прав, тогда, когда иным путем реализовать право предоставленное гражданину страны не представляется возможны в силу различных обстоятельств.

В виду особой роли отводимой Российскому суду, государство предоставляет гарантии независимости самостоятельности неприкосновенности лицам, осуществляющим правосудие в России. Финансирование судебной системы осуществляется только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с законом.

Кроме, федеральных, конституционных законов, регулирующих статус судьи и организацию судебной власти, существует кодекс судейской этики, который распространяется на каждого судью, в том числе на тех, кто в отставке. В нем содержаться высокие требования, направленные на обеспечение статуса судьи:

Следовать высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить совей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб и репутации судьи.

Судья не должен совершать каких-либо действий, либо давать повод другим лицам совершать такие действия, которые позволяли бы сделать вывод об оказании влияния на осуществление судьей его полномочий и усомниться в независимости и беспристрастности судьи.

Существуют и ограничения.

Так судья не должен участвовать в политической деятельности. Не должен состоять, возглавлять или иметь должность в политической организации, публично поддерживать или выступать против кандидата на выборную должность, участвовать в сборе средств, платить взносы или оказывать финансовую поддержку политической организации или кандидату.

Судье следует воздерживаться от публичных заявлений или замечаний, которые могут причинить ущерб интересам правосудия, его независимости и беспристрастности.

Как мы знаем, формулировки, записываемые в конституции и других законах, могут искажаться, применятся по своему усмотрению и желанию, от того посмотрим, как же обстоит дело фактически.

Почти каждый юрист осуществляющий защиту прав в граждан на профессиональной основе прибегал к судебной защите прав своего доверителя, сталкивался с механизмом рассмотрения дел судебными органами, с порядком и условиями работы при которых осуществляется правосудие.

В зависимости о категории дел, правосудие и условия в которых оно производится сильно отличается. От организации бытовых условий посещения и пребывания в суде до процессуального оформления и исполнения решений суда.

В настоящее время правосудие в России, носит ограниченных характер в связи с принятыми самим судом решениями. Если коротко, то обоснование такого решения это опасность для жизни и здоровья граждан в связи с эпидемией.

Российский суд утратил гласность – один из основных принципов правосудия. Но, погружение в неэффективность и усложнение механизмов судебной защиты прав граждан происходило постепенно.

Ограничение на доступ к правосудию осуществлялось и ранее, но не для каждого заметными и ощутимыми. Меры были экономические, бюрократические и т.д.

2014 год - повышение государственных пошлин необходимых для обращения к суду, Федеральным Законом от 21.07.2014 г. № 221-ФЗ «О внесении изменений в главу 25.3 части второй Налогового кодекса РФ, повысилась стоимость правосудия.

2015 год, - федеральным законом № 21 от 8 марта 2015 года, принят Кодекс административного судопроизводства РФ, который главным образом направлен на регулирование судопроизводства между гражданами и государственными органами. В нем, впервые установлены дополнительные требования к лицам, которые могут быть представителями граждан – наличие высшего юридического образования, и аналогичные требования к истцам, по делам об оспаривании законов. Уполномоченный по правам человека в РФ, попытался оспорить конституционность нововведений, но Конституционный суд указал, что все соответствует Конституции РФ (определение № 1882-О от 27 сентября 2016г). По мнению заместителя председателя Верховного Суда РФ, КАС значительно «усилил защиту прав личности».

2018 год, - возложение самостоятельной обязанности по направлению копии документов по делу на гражданина и за его счет (при обращении в суд, или подачи жалоб), введение требований для представителей по гражданским делам, кроме мировых и районных судов установлена федеральным законом № 451 от 28.11.2018 года.

Уже не говорю, о территориальной организации кассационных судов общей юрисдикции.

2020 год, - постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации Президиумом Совета судей в Российской Федерации от 18 марта 2020 года № 808, впервые принято беспрецедентное решение, которое не согласуется с конституцией и нарушает десятки законов России.

Решение, которым судьи ограничили работу судебной системы, основывается на положениях п. 8 ч. 1 ст. 7 ФКЗ-3 "О Верховном Суде Российской Федерации", ст. 12 Регламента Совета судей Российской Федерации, при этом ни в Федеральном Конституционном суде, ни в Федеральном законе об органах судейского сообщества в Российской Федерации, нет прямого полномочия ограничивать работу суда, конкретного судьи или судебной системы, поскольку каждый судья обладает неприкосновенностью, несменяемостью, независимостью.

ФКЗ-7, предусматривает возможность осуществления иных полномочий, отнесенные к ведению совета судей федеральными законами.

Положения ст. 14 ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», постановлений главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 24 января 2020 года, в указанных документах речь идет об организациях, которые не применимы к суду, поскольку суд, это не организация, а суд – орган правосудия, государственный орган. Высший орган, самостоятельный и независимый.

Стало быть, судьи суда, возложили на себя полномочия по остановлению работы судебной системы, содержание текста самого постановления напоминает приказ к подчиненным.

Аналогичное постановление, но уже с рекомендациями по ведению определенной формы правосудия, возможной самостоятельности суда, а значит конкретного судьи, принято 8 апреля 2020 года, в которое добавлен указ президента от 2 апреля 2020 года № 239. Судебная власть потеряла свою независимость от исполнительной власти ст. 10 и 120 Конституции России. Постановление от 29 апреля 2020 года № 822, также содержит ограничения судопроизводства России.

21 апреля 2020 года, а затем 30 апреля 2021 года, Верховный суд обдумав ситуацию дает указания в форме рекомендаций, для формирования практики по несвоевременному осуществлению правосудия в новом формате, а не дает разъяснения вопросов, вытекающих из практики применения.

Как мы видим, 13 октября 2020 года, судебная система ограничивает свою работу уже посредством, письма из судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, с рекомендациями и мерами по соблюдению некоторых правил, уже сформированных.

Все это время суд в вялотекущем режиме с нарушением разумных сроков судопроизводства осуществлял рассмотрение некоторых дел с существенным нарушением разумных сроков судопроизводства.

И вот уже в октябре 2021 года, Верховный суд ограничился письмом, которым сослался на ранее утвержденный обзор, с рекомендациями для судебной системы приспособившейся к ограниченному правосудию.

Подобные решения умаляют авторитет судебной власти, ограничивают и парализуют эффективность судебной системы.

Отдельные проблемы произвольного применения закона при проходе в здание суда, выдачи процессуальных документов, ожидание судебных заседание в коридорах здания свидетельствуют об отсутствии профессиональной организации судебной системы, умышленно или по неосторожности, но это создает серьезные сложности в механизме реализации права граждан на доступ к правосудию.

Отсутствие надлежащих, равных, бытовых условий, элементарных гардеробов и туалетов в зданиях некоторых храмах правосудия, порочит саму систему правосудия. Хамское и неуважительное отношение ее работников, а в некоторых случаях и самих представителей фемиды умаляет ее авторитет, унижает достоинство граждан в период пребывания в суде.

Все эти обстоятельства во многом происходят с молчаливого согласия граждан, профессиональных юристов и адвокатов, соглашающихся терпеливо ожидать судебного заседания в коридорах суда, становясь заложниками ситуации, свидетелями грубого ограничения права на правосудие.

Внутренняя система организации судебной системы, каждого судебного учреждения требует реформирования и надлежащей организации ее работы, повышение уровня заработной платы работникам суда, которые находятся в зависимом положении от возлагаемых на них обязанностей, вынуждены осуществлять переработку в условиях двойной нагрузки и постоянной нехватки сотрудников, как результат психологической напряженности вымещаемой на посетителях суда.

Сформировать собственное представление о Российском суде вы можете, посетив судебное учреждение вашего города. О чем рассказать в комментариях.

Правосудие представляет собой деятельность, осуществляемую государственными органами судебной власти (в лице судей) в целях защиты прав и законных интересов граждан и организаций в установленном федеральным законом порядке за плату (государственная пошлина).

Интересно узнать Ваше мнение, раз заявитель оплачивает госпошлину, можно ли считать гражданский процесс - публичной услугой, оказываемой судом потребителям?

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Правовые аспекты электронной коммерции

Бизнес-медиация

Бизнес-медиация

Похожие материалы

Комментарии (11)

Ещё в Концепции судебной реформы в РСФСР, одобренной постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. про гражданский процесс отмечалось:
"Прекратив играть роль инструмента защиты "общенародной" собственности и социалистического строя, он должен стать услугой, оказываемой государством сторонам. Лишь в некоторых случаях (защита чести и достоинства, трудовые споры и т.п.) гражданский процесс будет играть традиционную роль защитника прав и свобод человека и юридических лиц силой государственного принуждения" (подраздел 13 "Гражданский процесс").

Смотря в каком значении употреблять понятия "услуга" и "потребитель". Если в легальном - то нет, если в бытовом - то да. Как гласит одна восточная притча, "всё в ваших руках!". :) Но в части "платы за услугу" - госпошлины - точно нет. Она зачисляется в федеральный бюджет (налог, т.е. индивидуально безвозмездный платеж), а не поступает в карман "исполнителя". По третейским судам уже теплее (сбор или гонорар судей). )

>Она зачисляется в федеральный бюджет (налог, т.е. индивидуально безвозмездный платеж), а не поступает в карман "исполнителя".

Но ведь суд не на чистом альтруизме живёт. Он получает уже обезличенный денежный поток из госказны, поступления в которую как раз и образуют перечисления госпошлины участниками судопроизводства.

« Но ведь суд не на чистом альтруизме живёт. Он получает уже обезличенный денежный поток из госказны, поступления в которую как раз и образуют перечисления госпошлины участниками судопроизводства. »


Не следует путать плату за услугу с бюджетными расходами на обеспечение деятельности судов. Иначе можно нафантазировать до того, что и Президент оказывает услуги, раз получает зарплату из бюджета, формируемого из налогов. :) Наверно, в самом широком смысле можно говорить о том, что вся деятельность государства - это оказание услуг своим гражданам (начиная от обеспечения безопасности и заканчивая сводками о прогнозе погоды), на то граждане и содержат его своими налогами. Но мы сейчас не рассматриваем вопрос в таком невообразимо широком философском ключе.

Читал, что понятие "услуга" применительно к деятельности государственных органов власти часто используется в англосаксонской правовой системе.

Некоторая туманная схожесть на уровне ощущений есть, но принципиальные моменты не позволяют отождествлять:
- отношения суда и "заказчика" не являются отношениями равных;
- результат непредсказуем для "заказчика". Можно, конечно, предположить, что услуга состоит не в удовлетворении иска, а в разрешении спора, но попробуйте убедить проигравшего истца в том, что он получил желаемое (или "заказанное");
- "исполнителю" невозможно предъявить требования по качеству услуг;
- "исполнитель" не вправе отказаться от оказания услуг, возместив убытки;
- обязательство не создаёт обязанностей для третьих лиц. А тут по "соглашению" "заказчика" и суда принудительно вовлекаются в дело ответчик и другие лица.
Это не все различия, разумеется, но, кажется, и их достаточно..
В общем, у нас это не услуга, имеющиеся в распоряжении частно-правовые подходы неприменимы, а другие страны пусть сами смотрят.. )
В РФ предпринята попытка обособления публичных услуг от частной сферы (Федеральный закон от 27.07.2010 N 210-ФЗ), но деятельность суда вне этого (возможно, пока).

>- результат непредсказуем для "заказчика"

Также непредсказуем результат при обращении, к примеру, для получения загранпаспорта. Положительный результат высок, но он не равен 100%. Получение въездной визы также не гарантируется на 100%. Точно также шансы получить удовлетворительное решение выше у истца (за которым стоит выбор наиболее приемлемого способа защиты). Тем не менее выдача загранпаспорта и получение визы являются услугами.

Это лишь вопрос времени, прежде чем публичные услуги в РФ в массовом порядке станут оказываться частными организациями, нацеленными на извлечение прибыли. Пример частного бизнеса, уже осуществляющего оказание публичных услуг: визовые центры Великобритании и ряда других стран в г.Москве. К подобным примерам можно отнести работу паспортных столов в управляющих организациях в сфере ЖКХ.

Суд в Российской Федерации - совершенно НЕПОНЯТНОЕ образование. Назвать его "государственным" - значит признать, что многонациональный народ передал ему полномочия на отправление правосудия. Но. многонациональный народ этого до сих пор НЕ СДЕЛАЛ. Кто подбирает судей? Что это за люди? По каким ПРИЗНАКАМ происходит подбор на должность судьи? Очень простые вопросы, на которые сегодня НЕТ ответа. Если сегодня ВСЕ говорят о КОРРУПЦИИ, то тогда следует признать, что именно суд является местом средоточения КОРРУМПИРОВАННЫХ судей, которых подбирают именно по признакам "коррумпированности" и "зависимости". А если дать оценку деятельности судейского сообщества по признаку "ОБЪЕКТИВНОСТИ", то придется признать, что фактически суд в стране ОТСУТСТВУЕТ.
Можно обсуждать до бесконечности вопрос о том, является ли гражданский процесс услугой, но до тех пор, пока мы не определимся с самим понятием "суд" и его основными признаками, рассуждать и обсуждать нечего.

Абсолютно согласна, что суд и судейское сообщество - это самые коррумпированные структуры, которые протащили такие законопроекты для охраны своей коррупции, что просто жуть. некоторые откровенные хамы, "протащенные" в судьи той же коррумпированной ККС, нацепив на себя мантию, "особый статус" и "неприкосновенность" наглеют до безобразия ( например, один из таких хамов отказал даже в ходатайстве предоставить перерыв на 5 минут для ознакомления с отзывом ответчика), и с этим практически ничего не возможно сделать

Не считаю это услугой. Правосудие - это государственная функция.
Вот эта подмена понятий, когда госфункцию называют услугой, не от большого ума происходит.

как угодно это назовите ( услуга. регламент, функция), но считаю, что:

1. большинство статей ГПК должны быть чётко сформулированы, чтобы не было двоякого толкования и неопределённости, а так же регламентированы процедуры процесса , с минимальным количеством отсылочных норм - т.е. считаю, что ГПК должен быть изложен так, чтобы в бОльшей своей части был доступен и понятен гражданам хотя бы с высшим образованием ( без специального юридического);

2 . в ГПК должны быть чётко и однозначно закреплены обязанности суда - " суд обязан " вместо большинства " суд вправе" , " суд вправе" может оставаться в ГПК , но лишь во благо всестороннего исследования, справедливого разрешения дела и т.д.

3. гражданин ( физическое лицо) как наиболее слабая сторона ( как и в АПК, на торгах, как потребитель для личных нужд) должен быть дополнительно защищён процессуальными нормами права ( особенно, когда речь идёт о споре с органами власти, где равенства между гражданином и властью не может быть в принципе, но ГПК указывает на то, что каждая сторона должна доказать и т.д.)

4. система контроля ( процессуального обжалования ) судебных постановлений с участием физ лица и/или по некоторым видам спора ( например, жилищные, трудовые споры, с учётом интересов детей, потребителей и т.д. ) должна быть для вышестоящего суда "суд обязан проверить в полном объёме", а не только по указанным доводам, что даёт слабой стороне дополнительную гарантию на справедливый и компетентный суд, и пресекает для суда возможность уклониться от проверки доводов, сформулированных не так, как их желает видеть сформулированными суд

Правосудие представляет собой деятельность, осуществляемую государственными органами судебной власти (в лице судей) в целях защиты прав и законных интересов граждан и организаций в установленном федеральным законом порядке за плату (государственная пошлина).

Интересно узнать Ваше мнение, раз заявитель оплачивает госпошлину, можно ли считать гражданский процесс - публичной услугой, оказываемой судом потребителям?

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Правовые аспекты электронной коммерции

Бизнес-медиация

Бизнес-медиация

Похожие материалы

Комментарии (11)

Ещё в Концепции судебной реформы в РСФСР, одобренной постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. про гражданский процесс отмечалось:
"Прекратив играть роль инструмента защиты "общенародной" собственности и социалистического строя, он должен стать услугой, оказываемой государством сторонам. Лишь в некоторых случаях (защита чести и достоинства, трудовые споры и т.п.) гражданский процесс будет играть традиционную роль защитника прав и свобод человека и юридических лиц силой государственного принуждения" (подраздел 13 "Гражданский процесс").

Смотря в каком значении употреблять понятия "услуга" и "потребитель". Если в легальном - то нет, если в бытовом - то да. Как гласит одна восточная притча, "всё в ваших руках!". :) Но в части "платы за услугу" - госпошлины - точно нет. Она зачисляется в федеральный бюджет (налог, т.е. индивидуально безвозмездный платеж), а не поступает в карман "исполнителя". По третейским судам уже теплее (сбор или гонорар судей). )

>Она зачисляется в федеральный бюджет (налог, т.е. индивидуально безвозмездный платеж), а не поступает в карман "исполнителя".

Но ведь суд не на чистом альтруизме живёт. Он получает уже обезличенный денежный поток из госказны, поступления в которую как раз и образуют перечисления госпошлины участниками судопроизводства.

« Но ведь суд не на чистом альтруизме живёт. Он получает уже обезличенный денежный поток из госказны, поступления в которую как раз и образуют перечисления госпошлины участниками судопроизводства. »


Не следует путать плату за услугу с бюджетными расходами на обеспечение деятельности судов. Иначе можно нафантазировать до того, что и Президент оказывает услуги, раз получает зарплату из бюджета, формируемого из налогов. :) Наверно, в самом широком смысле можно говорить о том, что вся деятельность государства - это оказание услуг своим гражданам (начиная от обеспечения безопасности и заканчивая сводками о прогнозе погоды), на то граждане и содержат его своими налогами. Но мы сейчас не рассматриваем вопрос в таком невообразимо широком философском ключе.

Читал, что понятие "услуга" применительно к деятельности государственных органов власти часто используется в англосаксонской правовой системе.

Некоторая туманная схожесть на уровне ощущений есть, но принципиальные моменты не позволяют отождествлять:
- отношения суда и "заказчика" не являются отношениями равных;
- результат непредсказуем для "заказчика". Можно, конечно, предположить, что услуга состоит не в удовлетворении иска, а в разрешении спора, но попробуйте убедить проигравшего истца в том, что он получил желаемое (или "заказанное");
- "исполнителю" невозможно предъявить требования по качеству услуг;
- "исполнитель" не вправе отказаться от оказания услуг, возместив убытки;
- обязательство не создаёт обязанностей для третьих лиц. А тут по "соглашению" "заказчика" и суда принудительно вовлекаются в дело ответчик и другие лица.
Это не все различия, разумеется, но, кажется, и их достаточно..
В общем, у нас это не услуга, имеющиеся в распоряжении частно-правовые подходы неприменимы, а другие страны пусть сами смотрят.. )
В РФ предпринята попытка обособления публичных услуг от частной сферы (Федеральный закон от 27.07.2010 N 210-ФЗ), но деятельность суда вне этого (возможно, пока).

>- результат непредсказуем для "заказчика"

Также непредсказуем результат при обращении, к примеру, для получения загранпаспорта. Положительный результат высок, но он не равен 100%. Получение въездной визы также не гарантируется на 100%. Точно также шансы получить удовлетворительное решение выше у истца (за которым стоит выбор наиболее приемлемого способа защиты). Тем не менее выдача загранпаспорта и получение визы являются услугами.

Это лишь вопрос времени, прежде чем публичные услуги в РФ в массовом порядке станут оказываться частными организациями, нацеленными на извлечение прибыли. Пример частного бизнеса, уже осуществляющего оказание публичных услуг: визовые центры Великобритании и ряда других стран в г.Москве. К подобным примерам можно отнести работу паспортных столов в управляющих организациях в сфере ЖКХ.

Суд в Российской Федерации - совершенно НЕПОНЯТНОЕ образование. Назвать его "государственным" - значит признать, что многонациональный народ передал ему полномочия на отправление правосудия. Но. многонациональный народ этого до сих пор НЕ СДЕЛАЛ. Кто подбирает судей? Что это за люди? По каким ПРИЗНАКАМ происходит подбор на должность судьи? Очень простые вопросы, на которые сегодня НЕТ ответа. Если сегодня ВСЕ говорят о КОРРУПЦИИ, то тогда следует признать, что именно суд является местом средоточения КОРРУМПИРОВАННЫХ судей, которых подбирают именно по признакам "коррумпированности" и "зависимости". А если дать оценку деятельности судейского сообщества по признаку "ОБЪЕКТИВНОСТИ", то придется признать, что фактически суд в стране ОТСУТСТВУЕТ.
Можно обсуждать до бесконечности вопрос о том, является ли гражданский процесс услугой, но до тех пор, пока мы не определимся с самим понятием "суд" и его основными признаками, рассуждать и обсуждать нечего.

Абсолютно согласна, что суд и судейское сообщество - это самые коррумпированные структуры, которые протащили такие законопроекты для охраны своей коррупции, что просто жуть. некоторые откровенные хамы, "протащенные" в судьи той же коррумпированной ККС, нацепив на себя мантию, "особый статус" и "неприкосновенность" наглеют до безобразия ( например, один из таких хамов отказал даже в ходатайстве предоставить перерыв на 5 минут для ознакомления с отзывом ответчика), и с этим практически ничего не возможно сделать

Не считаю это услугой. Правосудие - это государственная функция.
Вот эта подмена понятий, когда госфункцию называют услугой, не от большого ума происходит.

как угодно это назовите ( услуга. регламент, функция), но считаю, что:

1. большинство статей ГПК должны быть чётко сформулированы, чтобы не было двоякого толкования и неопределённости, а так же регламентированы процедуры процесса , с минимальным количеством отсылочных норм - т.е. считаю, что ГПК должен быть изложен так, чтобы в бОльшей своей части был доступен и понятен гражданам хотя бы с высшим образованием ( без специального юридического);

2 . в ГПК должны быть чётко и однозначно закреплены обязанности суда - " суд обязан " вместо большинства " суд вправе" , " суд вправе" может оставаться в ГПК , но лишь во благо всестороннего исследования, справедливого разрешения дела и т.д.

3. гражданин ( физическое лицо) как наиболее слабая сторона ( как и в АПК, на торгах, как потребитель для личных нужд) должен быть дополнительно защищён процессуальными нормами права ( особенно, когда речь идёт о споре с органами власти, где равенства между гражданином и властью не может быть в принципе, но ГПК указывает на то, что каждая сторона должна доказать и т.д.)

4. система контроля ( процессуального обжалования ) судебных постановлений с участием физ лица и/или по некоторым видам спора ( например, жилищные, трудовые споры, с учётом интересов детей, потребителей и т.д. ) должна быть для вышестоящего суда "суд обязан проверить в полном объёме", а не только по указанным доводам, что даёт слабой стороне дополнительную гарантию на справедливый и компетентный суд, и пресекает для суда возможность уклониться от проверки доводов, сформулированных не так, как их желает видеть сформулированными суд

Развитие российского правосудия: информатизация и технологизация

Центр развития современного права опубликовал доклад «Информационные технологии в правосудии. Состояние и перспективы. Россия и мир». Эксперты центра оценили уровень информатизации судебной системы России, сравнили его с достижениями зарубежных стран и спрогнозировали дальнейшие пути развития судопроизводства. Не обошли авторы доклада и влияние пандемии на отечественное правосудие, которое неожиданно оказалось положительным.

Информатизация и доступ к правосудию: почему это связано

В последнее время во многих странах мира существенно возросла нагрузка на судебные органы. Из-за этого граждане, имея формальную возможность обращения в суд, не могут получить доступ к правосудию, обращают внимание авторы доклада.


Впрочем, даже при нормальной загруженности судов процесс восстановления нарушенных прав для многих потенциальных заявителей является достаточно дорогим, сложным и забюрократизированным. По оценке World Justice Project, около 1,5 млрд человек не в состоянии добиться такого восстановления в судебном порядке.
Решить проблему доступности правосудия, по мнению экспертов Центра развития современного права, можно с помощью информационных технологий. Их внедрение ускорит судопроизводство, сократит нагрузку на персонал суда, снизит стоимость процедур и повысит уровень открытости судебной системы, говорится в докладе.

Онлайн-заседания и аудиопротоколирование: какие технологии уже работают

Первая технология, которая успешно используется российскими судами не первый год, – это электронный документооборот. Как отмечают авторы доклада, безусловным лидером в его развитии является система арбитражного правосудия. Подать иск и разместить документы в электронном виде в арбитражном процессе можно вне зависимости от типа судопроизводства и инстанции. Такую возможность предоставляет сервис «Мой Арбитр». Более того, с этого года через этот сервис стороны могут дистанционно ознакомиться с материалами дела. Не только с документами, которые изначально были поданы в электронном виде, но и с печатными материалами, отсканированными канцелярией суда, а также с аудиозаписями судебных заседаний, говорится в документе.

Следующим важным результатом информатизации правосудия явилась возможность принимать участие в судебном заседании дистанционно с помощью видео-конференц-связи (ВКС). Подобная система есть не только в России, но и в других странах мира.



Впрочем, российские правила использования ВКС существенно отличаются от условий ее применения в других странах, отмечают авторы доклада. В России система видео-конференц-связи не имеет выхода в интернет. Чтобы воспользоваться ВКС, участник должен находиться в специально отведенном для этого месте (например, в суде или в учреждениях ФСИН). В других странах участие в заседании по ВКС, как правило, регламентируется менее строго. Например, отсутствует требование о нахождении лица в определенном учреждении.


Антикоронавирусные ограничения вынудили российское правосудие обратить внимание на зарубежный опыт. В конце апреля президиумы Верховного суда и Совета судей рекомендовали всем судам проводить судебные заседаний в формате веб-­конференции с использованием личных средств связи. Так появился еще один способ дистанционного участия в процессе, который активно развивается как в СОЮ, так и в арбитражных судах, отмечают авторы доклада. Последние проводят онлайн-процессы на базе сервиса, который интегрирован с картотекой арбитражных дел и системой «Мой Арбитр».
Впрочем реальную эффективность таких заседаний, по мнению управляющего партнера Land Law Firm Land Law Firm Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) Профайл компании × Дениса Литвинова, удастся определить лишь спустя какое-то время: «Мой опыт показал, что основные проблемы дистанционных процессов возникают на стороне судов, их нужно решать с помощью развития технических навыков работников аппарата суда». Другая сложность заключается в том, что сроки и порядок рассмотрения ходатайств о проведении онлайн-процессов не регламентированы, добавляет Михаил Степкин из юркомпании Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг. × . А партнера Юридическое партнерство «Курсив» Юридическое партнерство «Курсив» Региональный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Юлию Макаренко удручает, что отсутствует мгновенная онлайн-поддержка: «Нет возможности в момент сбоя связи с судом сообщить техническому сервису, который максимально быстро отреагирует на информацию о неполадках».


Думаю, такой формат участия в судебных процессах будет востребован в несложных разбирательствах, а также в случае необходимости участия в предварительных судебных заседаниях. В сложных судебных разбирательствах, многоэпизодных и многокомпонентных делах преимущества использования системы онлайн-заседаний не так очевидны.

Владислав Варшавский, управляющий партнер Варшавский и партнеры

Но плюсов от нововведения значительно больше, замечает Павел Шефас из юрфирмы Avelan Avelan Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × . Помогает экономить время на посещении судов, позволяет комфортно чувствовать себя «на заседании» и стимулирует к добросовестному поведению участников процесса, перечисляет эксперт: «Стороны вынуждены заранее раскрывать доказательства». И некоторым судам действительно удалось привести обсуждаемую опцию в рабочее состояние, отмечает Мария Бояринцева из АБ Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × .


Во время карантина я очень часто судился онлайн и уже забыл, что такое огромная папка с документами, которую таскаешь с собой на заседание. На онлайн-заседании от этой кучи бумажных документов толку нет никакого, потому что показать все равно ничего не сможешь. А для собственного использования достаточно сканов на ноутбуке.

Кирилл Коршунов, юрист Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Рынки капиталов группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) ×

Еще одна технология, которая активно используется как российскими, так и зарубежными судами, – это система аудиопротоколирования судебных заседаний. Она, как отмечается в докладе, упрощает работу секретарей судебных заседаний, а также позволяет судьям и сторонам в случае необходимости максимально детально восстановить ход судебных слушаний.

В отечественных арбитражных судах, по данным экспертов центра, аудиопротоколированием охвачено 100% судебных заседаний, на которых оно является обязательным. В СОЮ аудиопротоколирование обычно ведется при рассмотрении только уголовных дел в апелляции и кассации.

Аудиопротоколирование – очень важный инструмент гласности судебного разбирательства, констатирует Литвинов. Тем не менее, по его словам, многие судьи до сих пор позволяют себе начинать судебное заседание «не под запись». Он признается, что сталкивался с ситуациями, когда важные части протокола с допросом свидетеля не сохранялись: «Нужно автоматизировать процедуру протоколирования, сделать ее независимой».

Виталия Скалацкая из юркомпании Нортия ГКС Нортия ГКС Региональный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры × обращает внимание на неочевидные плюсы такой технологии: аудиопротоколы из одного дела порой можно использовать как доказательства в других спорах. «Если сторона разбирательства в первом деле устно признает какие-то обстоятельства, важные для второго», – поясняет она. Кроме того, аудиозаписи судебных заседаний можно использовать и для подготовки к процессу, добавляет советник КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Морское право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) 14 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 17 место По количеству юристов 24 место По выручке Профайл компании × Илья Котляров: «Многие коллеги перед заседанием еще раз слушают записи предыдущих заседаний, что позволяет более тщательно проанализировать их ход и расставить акценты».

Электронная база дипломов и новые формы исков: перспективы российского правосудия

В целом российское правосудие характеризуется достаточно высоким уровнем информатизации, который превышает показатели Австралии, Германии, Канады и примерно соответствует уровню Китая и Сингапура. К такому выводу авторы доклада пришли, когда проанализировали сведения о судебных системах 11 стран. Государства для анализа были выбраны по принципу наибольшей доступности данных. При этом оценка уровня информатизации судебной системы России производилась экспертами на основе данных о системе арбитражных судов.


Главные преимущества российских информационных систем арбитражного правосудия – это доступность и всеобъемлемость. Например, за пользование КАД не нужно платить, при этом в ней публикуется информация обо всех арбитражных делах. Во многих зарубежных странах в открытом доступе размещаются далеко не все судебные акты. Те, которые все же проходят ценз на персональные данные и публикуются, можно найти только по точным реквизитам.

Авторы доклада выделили основные направления, в которых, по их мнению, должна развиваться система судопроизводства в России. Вот некоторые из них:

  • перенос положительного опыта системы арбитражных судов на СОЮ;
  • закрепление возможности подачи исков в виде заполнения интерактивных форм;
  • исключение «избыточных» элементов судопроизводства;
  • упрощение требований к проведению дистанционных видеопроцессов и расширение практики их использования;
  • внедрение технологий искусственного интеллекта в процесс рассмотрения бесспорных требований;
  • создание электронной базы доверенностей, дипломов, удостоверений представителей.

Под «избыточными» элементами судопроизводства эксперты центра подразумевают те части процесса, которые происходят в офлайне. Некоторые споры не требуют проведения обязательного очного слушания, отмечают авторы доклада. По их мнению, позиции сторон, доказательства по делу и другие материалы можно подать онлайн в рамках процедуры «длящихся онлайн­-слушаний». Она предусматривает, что «судья и представители сторон в течение определенного периода времени асинхронно имеют возможность знакомиться с имеющимися материалами дела, комментировать их, корректировать собственную позицию, запрашивать и предоставлять недостающие доказательства, разрешать выявленные спорные ситуации».

Расширить практику использования дистанционных процессов авторы доклада предлагают с помощью изменения правил организации видео-конференц-связи. По их мнению, лица, участвующие в заседании по ВКС, должны иметь возможность самостоятельно определять место своего нахождения и используемые для подключения гаджеты.

Особое внимание эксперты центра уделили опции заполнения исков в интерактивных формах. Этот механизм ориентирован на людей без юридического образования, которые не имеют возможности прибегнуть к услугам профессионалов. Таким заявителям будет проще обратиться в суд за защитой своих прав, считают авторы доклада. Кроме того, «интерактивные» иски помогут контролировать материалы, которые поступают в суд. Это положительно скажется на судебной нагрузке, уверены эксперты.

Такую же цель преследует автоматизация приказного производства. Сейчас уже разрабатывается соответствующая платформа, которая примерно в 10 раз сократит временные и трудовые затраты судов за счет использования технологий искусственного интеллекта, отмечают авторы доклада.

Шефас активно выступает за обязательный переход к электронным материалам дела: «В бумажном виде должны остаться только те оригинальные документы, без которых никак нельзя рассмотреть дело». По его словам, тонны бумаг, судебные работники с телегами этих документов, передвигающиеся из кабинета в кабинет, – это не только бесполезный и затратный процесс, но и вредный для участников дела. «Электронный формат позволял бы скачивать материалы удаленно и хранить их на ноутбуке или планшете, чем существенно облегчил бы работу юристов и судей в процессе исследования доказательств», – говорит он.

С точки зрения перспектив Алексею Артюху из TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании × кажется важным в первую очередь предоставить удаленный доступ к материалам дела, чтобы была возможность ознакомиться с ними и аудиопротоколами без дополнительных ходатайств и визитов в суд.

Кожанов Виктор

Вопрос о компенсации расходов на оплату услуг представителей выигравшей спор стороне как в отечественной правоприменительной практике, так и в судебной практике других государств остается дискуссионным. Даже международные суды снижают размер расходов на оплату услуг представителей, заставляя тем самым выигравшую сторону смириться с неизбежностью, что ее расходы не будут компенсированы в полном объеме. Вывод судов понятен – не допустить чрезмерного взыскания судебных расходов с проигравшей стороны спора.

Суд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается

Практика судов, в том числе арбитражных, по определению размера компенсации расходов на представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в Определении от 16 февраля 2021 г. № 2-КГ20-10-КЗ, на мой взгляд, не внесла ничего нового и в целом дублирует критерии определения расходов на уплату представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1), согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое ему на подготовку процессуальных документов, и другие обстоятельства. Повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции, полагаю, не скажется существенным образом на повышении размера этих расходов – если суд и повысит его, то, скорее всего, незначительно: все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Много вопросов вызывает и применение судами разъяснения ВС в Постановлении Пленума ВС № 1, согласно которому разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые в сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Как правило (как показывает мое наблюдение), суды не взыскивают расходы на представителей в полном объеме, если сумма расходов превышает средний установленный для аналогичных услуг размер, который обычно компенсируется при сравнимых обстоятельствах (на что указал Верховный Суд) в том или ином конкретном суде. Таким образом, каждый суд уже субъективно сформировал свои представления о размерах судебных расходов на оплату услуг представителей, которые не имеют ничего общего с актуальными рыночными расценками на представительские услуги. К сожалению, правоприменительная практика все дальше движется по пути чрезмерного снижения сумм расходов на оплату услуг представителя (несмотря на изменение рыночной конъектуры), «прикрываясь» так называемым принципом разумности и проявлением гуманизма в данном вопросе. На мой взгляд, это лишь создает почву для злоупотреблений правом – независимо от процессуального статуса стороны спора, порождая тем самым неуважение к правам и свободам участников судопроизводства, формируя у одних скептическое отношение к защите своих прав, у других – предъявление необоснованных (ошибочных) требований (т.е. изначально лишенных перспектив удовлетворения) и т.п.

Напротив, если бы суды применяли нормы ст. 110 АПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и ст. 112 КАС РФ, исходя из их буквального толкования во взаимосвязи с разъяснениями ВС о разумности компенсации судебных издержек, то, полагаю, под угрозой компенсации действительных судебных издержек с проигравшей стороны спора потенциальные участники судопроизводства более ответственно подходили к реализации их права на судебную защиту, прилагая больше усилий как к недопущению нарушения прав других лиц, так и к должной защите своих прав.

Вместе с тем в настоящее время отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, и даже разъяснение Пленума ВС о критериях разумности расходов не имеет в правоприменительной практике решающего значения – суды свободно его «обходят», субъективно определяя средние размеры подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителей, оперируя общими формулировками об их разумности из Постановления Пленума ВС № 1, а вышестоящие судебные инстанции, не принимая во внимание доводы о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств «несогласной» стороной спора.

К сожалению, суды зачастую не придают должного значения рассмотрению вопросов об определении размера судебных расходов и установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных представителем выигравшей стороны спора услуг, формально применяя разъяснения Верховного Суда и руководствуясь правилом: «выиграли дело, что еще вам нужно?!».

На мой взгляд, практика определения расходов на оплату услуг представителей схожа с практикой взыскания договорной неустойки, для снижения которой достаточно самого факта несогласия с ее размером, в связи с чем неустойка уже перестает стимулировать стороны договорных отношений к надлежащему исполнению обязательств, как и существенное снижение расходов на оплату представителей не «отрезвляет» нарушителей, а напротив – порождает с их стороны неуважение к правам и свободам других лиц, на которых судом возлагается бремя таких расходов.

Не могу однозначно выразить мнение, какие изменения следует внести в законодательство о компенсации судебных расходов на оплату услуг представителей, но могу утверждать, что с формальным отношением судов к рассмотрению вопроса о компенсации судебных издержек, допускающих возможность их произвольного снижения, необходимо бороться на законодательном уровне – путем закрепления в процессуальном законе четких критериев разумности расходов – без привязки к каким-либо минимальным и максимальным ставкам.

На начальном этапе считаю необходимым активное пресечение вышестоящими судебными инстанциями любых попыток нижестоящих судов при рассмотрении вопроса об определении размера компенсации расходов на оплату услуг представителей формировать собственные средние расценки «представительских» расходов, которые, как показывает практика, не соотносится ни с общими критериями определения размера судебных расходов на оплату услуг представителей (таких, как сложность спора, объем работы и т.п.), ни с актуальной рыночной стоимостью этих услуг.

В целом выраженная в Постановлении Пленума ВС № 1 позиция о разумности судебных расходов более чем понятна, но, на мой взгляд, для практического применения недостаточна, поэтому необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство, в котором следует отразить не только более четкие критерии определения размера подлежащих взысканию «представительских» услуг (сложность спора и т.п.), но и раскрыть содержание разумности этих судебных расходов подобно тому, как описано в Постановлении Пленума ВС № 1, дабы сбалансировать интересы участников судопроизводства и не допустить как необоснованного занижения, так и завышения расходов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: