Можно ли подать в суд на психолога

Обновлено: 16.08.2022

Скидываю ссылку на статью, которая вызвала у меня большой отклик.

Эту заметку я пишу для того, чтобы предупредить коллег и объяснить клиентам путаницу в терминологии.

В общем, началось. Психологов начали сажать в тюрьму. Наше законодательство не готово признать, что психологическая помощь имеет терапевтический эффект, а может пока руки не дошли до нас.

В общем, я лично скажу так. Конечно, официально мы не имеем право считаться психотерапевтами, и закон нарушать не стоит. Такие термины как "лечу", "провожу терапию", "я психотерапевт" лучше пока устранить из своего официального статуса, в том числе на визитках, если у вас нет медицинского высшего образования.

Да, на сеансах психолога у людей исчезает крапивница, уходят головные боли, панические состояния, депрессивные состояния. Но я не могу называться психотерапевтом, я психолог, я оказываю психологическую помощь. Вот такое противоречие, которое никак не умаляет силы психологии. Ее влияние на жизнь людей растет и развивается, и в некоторых случаях психолог может сработать намного эффективнее врача.




Бажажина Светлана Владимировна писал(а):
официально мы не имеем право считаться психотерапевтами, и закон нарушать не стоит.


Какая сложная и неоднозначная тема затронута. С одной стороны 438 приказ никто не отменял, он действует. С другой, чтобы его обойти (если врач уходит в индивидуальное плавание и больше не работает на мед.учреждение), психотерапевты получают психологическое образование и могут называть себя через запятую врач-психотерапевт, психиатр, психолог и работать как психологи, но выписывать те же антидепрессанты при этом не имея лицензированного мед.кабинета. Если врач-психотерапевт работает как психолог в нелицензированном кабинете, может ли он выписывать медикаменты, ведь если кабинет не лицензирован, то деятельность врача получается незаконной (может я ошибаюсь?).
Про психологов, хотя мы не лечим, но в работе используем те же методы/направления, что и врачи, т.е. специализируемся, кто в гештальте, кто в психоанализе, кто в телесно-ориентированной, кто в позитивной психотерапии и т.д. Но если взять, например, позитивную психотерапию Пезешкиана, то на выходе после мастер-курса специалист получает квалификацию "позитивный психотерапевт", т.е. вероятность увидеть на визитке надпись - психолог, позитивный психотерапевт довольно высока. Но с точки зрения нашего закона этого делать нельзя, ибо при юридической трактовке это будет обозначать не принадлежность к определенному направлению, а то, что ты "изображаешь из себя врача" и заведомо нарушаешь закон. А назвать себя позитивным психологом мы не можем, потому что это совершенно другое направление (Селигмановское)
Еще момент, мы очень часто говорим о том, что проходим личную психотерапию, но согласно закону так ли это? Часть из нас действительно получает психотерапию у дипломированного врача-психотерапевта, а часть длительно посещает психолога, т.е. получает не психотерапию, но длительное консультирование в несколько лет бывает, но консультирование как будто бы не предполагает долгосрочности, консультирование это краткосрочная работа направленная на настоящее и будущее. А в прошлое ходить можно только психотерапевтам. У нас так много наворочено и переплетено, в том числе и в учебниках по консультированию и психотерапии, что мы все на ключке. И это очень волнительно. Прекрасно, что вы затронули эту тему.

ВЕБИНАР: Психологическая коррекция нарушений пищевого поведения (избыточной массы тела)

ВЕБИНАР: Метафорические карты в работе психолога. Методика использования авторской колоды «Огонь, мерцающий в сосуде»

Сексуальная проблематика в работе практического психолога: что важно знать и как об этом говорить в различных профессиональных контекстах

Скоро

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической психологии: теоретические и прикладные аспекты диагностики и коррекции»

Международная научно-практическая конференция «Психиатрия и аддиктология в XXI веке: новые задачи и пути решения»

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

Международная научно-практическая конференция «Российская девиантологическая панорама: теория и практика»

Международная научно-практическая конференция «Приверженность вопросам психического здоровья»

V Международная научно-практическая конференция «Герценовские чтения: психологические исследования в образовании»

Международная научно-практическая конференция «Социально-психологические последствия войны»

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

Всероссийская научная конференция «Психология безопасности и психологическая безопасность: проблемы взаимодействия теоретиков и практиков»

Международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

III Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии памяти Ф.Е.Василюка

Международная юбилейная научная конференция «История, современность и перспективы развития психологии в системе Российской академии наук»

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Впервые в России в отношении психолога возбуждено уголовное дело о доведении до самоубийства

/module/item/name

В декабре 2013 года молодая женщина, ранее посещавшая тренинги и консультации психолога, выбросилась из окна в подмосковном городе Электросталь. Возбуждено уголовное дело по статье 110 Уголовного кодекса РФ «Доведение до самоубийства».

Специалисты Ассоциации адвокатов России за права человека отмечают, что квалификация действий психолога в деле Анастасии Ерохиной и возбуждение уголовного дела по статье «Доведение до самоубийства» в отношении психолога – прецедент в России, так как практика привлечения психологов к уголовной ответственности за непрофессионализм до этого отсутствовала.

Совместно со специалистами Ассоциации 6 октября 2014 года супруг покойной Илья Овчинкин подал жалобу в Следственный комитет РФ по Московской области, на волокиту и для выяснения причин, по которым психолог, по мнению супруга, доведший его жену до самоубийства, не был привлечен к ответственности и продолжал проводить тренинги и консультировать людей. Супруг погибшей указывал, что передал аудиозаписи тренинга на экспертизу, и как следует из экспертного заключения, в поведении психолога и его методиках эксперты обнаружили признаки «жесткого эмоционального обращения» с участниками группы, а сам специалист оказался инженером, прошедшим переподготовку по психологии и практикующим с 2008 года, в т.ч. и по направлению «Клиническая психология».

По словам Марии Баст, председателя Ассоциации адвокатов России за права человека, деятельность по оказанию психологической помощи людям, по своей сути, является медицинской помощью и не менее сложной, чем другие медицинские направления и специализации. Однако оказание психологической помощи на уровне законодательства в России не регулируется, что приводит к тому, что любой желающий, не имеющий образования в этой сфере, может практиковать и заниматься практически любым направлением в психологии, в т.ч. и клинической. Любой самоучка, мошенник может объявить себя психологом и начать оказывать сложную медицинскую помощь. По мнению правозащитницы, это недопустимо, и на законодательном уровне должны быть внесены серьезные изменения, которые бы регулировали оказание психологической помощи гражданам, и в первую очередь необходимо ввести ограничения для лиц, оказывающих помощь людям в области психологии: так как речь идет о медицинской помощи, то должны быть введены требования о необходимости соответствующих квалификации и образования. К такого рода деятельности должны допускаться лица имеющие высшее образование в этой сфере и минимальный опыт работы, а также лицензию на этот вид деятельности, но не случайные люди, прошедшие какие-то курсы переподготовки, а порой и вовсе их не проходившие. Иными словами, речь идет об охране здоровья граждан, обязанность возложенная на государство, и государство должно принять все необходимые меры и внести необходимые законодательные изменения, которые защитят граждан, подчеркнула Мария Баст.

Ассоциация продолжит вести общественный контроль по делу Ильи Овчинкина и следить за ходом уголовного дела.

/module/item/name

Клиенты не всегда остаются довольны работой психолога или психотерапевта и могут делиться своим негативным опытом в социальных сетях. Как и куда лучше обращаться человеку, если он считает действия терапевта неэтичными? Какие есть рекомендации для специалистов по работе с негативными комментариями в публичном пространстве? На эти вопросы «Психологическая газета» попросила ответить специалистов.

Сергей Бабин, доктор медицинских наук, профессор кафедры психотерапии, медицинской психологи и сексологии терапевтического факультета Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова, президент Российской психотерапевтической ассоциации:

«Клиенту, который обращается за психотерапией, хорошо бы иметь самое общее представление о том, что такое психотерапия, как она проходит, в каких формах, в каких видах. Он должен знать, это психолог или психотерапевт, какое у него образование, является ли он членом каких-либо общественных организаций, насколько его терапия адекватна. Терапевт может быть членом Межгалактической Ассоциации – у него такой диплом висит на стенке, тогда я могу погуглить эту ассоциацию и посмотреть, что она из себя представляет. Можно посмотреть, как специалист себя позиционирует в социальных сетях. Если он в сетях пишет, что занимается психотерапией и одновременно астрологией, это не должно быть для клиента неожиданностью.

В нашей стране этические нормативы государством не регулируются. Они регулируются общественными организациями, членом которых данный терапевт может являться, что тоже, по законодательству, у нас в стране не обязательно. Соответственно, если я как клиент обратился к терапевту и считаю, что в отношении меня были нарушены те или иные этические нормы, я могу сказать об этом самому терапевту и выслушать его ответ. Сейчас все крупные психотерапевтические ассоциации в России имеют этический комитет, этические кодексы, которые находятся в свободном доступе. Клиент имеет право написать жалобу в этический комитет той ассоциации, в которой данный терапевт состоит. Этический комитет получает жалобу, рассматривает и отвечает клиенту.

Общественные организации не имеют права накладывать штрафы. Каждая ассоциация вырабатывает свою систему следствий этических нарушений.

Важно подчеркнуть, что этический комитет – это не карающая организация. Этический комитет – это структура, которая помогает и клиенту, и терапевту.

Мы не выносим приговор как суд, мы пытаемся разобраться: можем предложить клиенту психологическую помощь, если он за этим обращается или мы посчитаем, что она ему нужна, можем предложить определенную помощь самому терапевту, например, супервизию. Есть ассоциации, которые обязывают пройти личную терапию в определенном количестве часов.

Мы не можем запретить коллеге работать, потому что мы не государство. Мы можем посчитать, что какой-то поступок (это исключительные вещи) не совместим с членством в ассоциации. На Западе исключение из ассоциации почти всегда автоматически ведет за собой запрет на работу, например, в США работодатель не будет брать человека, который не является членом ассоциации. У нас это, скорее, институт репутации.

Если я как терапевт встречаюсь с негативными отзывами клиента о себе, то нужно смотреть, клиент уже закончил терапию или еще нет. Если он еще в терапии, тогда, наверно, я в терапии могу с ним это обсудить. Имеет смысл, на какой площадке оставлен отзыв: если я веду страницу, блог, сайт, и там появляется негативный отзыв, в зависимости от политики сайта я могу реагировать или не реагировать. На своей личной странице я могу удалять отзывы, банить людей, закрывать доступ к комментариям своих постов. Если это страница психотерапевта, где идет реклама деятельности, то это несколько иная ситуация, и тут нужно смотреть, как с конкретным постом и комментарием обращаться.

Социальные сети вошли в нашу жить относительно недавно, и этические нормы в психотерапии не очень успевают за ними.

Многие ассоциации запрещают добавлять клиентов «в друзья» в социальных сетях, во многих этических кодексах запрещено просить клиентов оставлять отзывы о работе.

Терапевт обязан сохранять конфиденциальность клиента. Даже если клиент пишет, что я плохой терапевт, а я отвечаю: «Да, я консультировал вас полгода» – это нарушение конфиденциальности клиента, даже если оно вторично. Терапевт может вынести эту ситуацию на свою закрытую профессиональную группу, получить помощь, поддержку, задать вопрос. Это допустимо, а устраивать скандал в комментариях, на мой взгляд, недопустимо.

Нужно понимать, что за человек оставляет комментарий. Я как терапевт должен лучше его понимать. Я могу быть не согласен с его мнением, но можно подумать, чем обусловлен подобный отзыв. Я бы предостерёг коллег от выяснения отношений с бывшими клиентами в публичном пространстве. Ни к чему хорошему это не приведет».

Алена Прихидько, кандидат психологических наук, доцент Florida International University (США):

«Закона о психологическом консультировании в России пока нет, поэтому ассоциации – единственный способ регуляции работы с этической точки зрения. К сожалению, многие психологи в ассоциациях не состоят, и в этом смысле клиенты оказываются совсем не защищены. Я бы рекомендовала клиентам спрашивать перед началом работы, состоит ли психолог в ассоциации и есть ли там этический комитет.

Клиенты имеют право оставлять отзывы о работе психолога на соответствующих сайтах во всем мире, я часто вижу оценки 3 и 4 в Google-отзывах на работу психологов и психиатров. Мне известно, что психолог может написать в Google с просьбой убрать негативный комментарий, но решение уже за Google. Психолог не может комментировать негативный комментарий, так как это нарушает конфиденциальность. По этой же причине в США психологи, в соответствии с этическими кодексами, не могут брать отзывы на свою работу у клиентов.

Обращение на сайты с просьбой убрать отзыв и невозможность самостоятельно его комментировать – это наша реальность.

Раскрывать конфиденциальность психолог имеет право в исключительных обстоятельствах, например, если в семье клиента есть насилие над детьми или пожилыми людьми, риск суицида для несовершеннолетних, высокий риск угрозы жизни. В ряде штатов психолог также может нарушать конфиденциальность, если на него клиент подает в суд. Но публикация негативных отзывов ко всему вышеперечисленному не относится».

Надежда Клюева, доктор психологических наук, заведующая кафедрой консультационной психологии факультета психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, Елена Руновская, кандидат психологических наук, доцент кафедры консультационной психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова, Анастасия Армашова, кандидат психологических наук, психолог-консультант:

«Умение консультанта определить границы взаимодействия и отличить неэтичный отзыв, порочащий репутацию, искажающий суть происходящего в консультировании, от негативного является определяющим. Наверняка не стоит в публичном пространстве оспаривать неэтичную точку зрения клиента, вовлекаться в дискуссии. В то же время важно оставлять публичное пространство открытым. Существование и положительных, и отрицательных отзывов также необходимо для понимания клиентами сути консультативного контакта.

Если содержание отзыва касается обратной связи по применяемым методам, особенностей стиля взаимодействия, психологического комфорта, следует прояснить это с клиентом, ни в коем случае не игнорировать и ответить публично, не касаясь, естественно, конфиденциальной информации, не затрагивая особенностей контакта.

Ознакомление с таким отзывом поможет потенциальным клиентам лучше понять ваш стиль работы, увидеть вас в открытом взаимодействии, ещё раз для себя прояснить моменты ответственности за результат консультативного взаимодействия.

В таком случае Этическая комиссия (комитет) рассматривает в установленном порядке жалобу клиента. В учебнике «Этика в психологическом консультировании» регламент рассмотрения жалобы клиента нами детально описан.

Есть правовой вариант решения проблемы. В настоящее время Интернет отнесен к СМИ. Есть Статья 152 Гражданского кодекса РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации», и в указанной статье есть пункт: «Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались доступными в сети "Интернет", гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети "Интернет"».

При таком развороте событий специалист, по отношению к которому были допущены негативные высказывания, порочащие его деловую репутацию собирает факты, документирует их (скриншоты, фотографии и т.д.) и может подать исковое заявление о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда. Необходимо определиться, какими конкретно сведениями причинен вред психологу и являются ли эти сведения порочащими».

Елена Кулева, кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры социального менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики, член Этического комитета:

«Степень удовлетворенности процессом психотерапии у клиентов далеко не всегда зависит от эффективности работы специалиста. Наша работа неблагодарна. Особенность невротической проблемы заключается в том, что она перестает существовать после её разрешения – в отличие от математической задачи.

С учётом того, что человеческая память лучше хранит «хорошую» информацию, клиенты часто не просто обесценивают работу специалиста, но вытесняют сам факт существования проблемы.

Специалист может «подсадить» на себя клиента. В этом случае пациенту кажется, что без помощи психотерапевта он сам не сможет сделать ни шагу в жизни. В результате в сети могут появиться восторженные отзывы на такую психокоррекцию. К сожалению, прямой корреляции здесь нет.

Следовательно, мы должны различать вопросы нарушения этики и неудовлетворенность работой специалиста. Всем – и клиентам, и специалистам – интуитивно понятна разница. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда одного и того же психолога половина клиентов боготворит, а вторая – обвиняет в нарушении этических норм. Чем ярче фигура – тем более она противоречива.

Но, если все же возникают подобного рода вопросы, стоит обратиться в Этический комитет. Предполагается, что в его составе находятся квалифицированные психологи и психотерапевты. Их компетенции должно хватать на разграничение указанных выше вопросов. К сожалению, в большинстве случаев при обращении с жалобой говорить о продолжении психотерапевтической работы с этим специалистом уже не приходится. Этический комитет может снизить остроту недовольства клиента, подсказать наиболее корректный выход из создавшейся ситуации.

Специалист, столкнувшийся с негативными отзывами в социальных сетях оказывается более беспомощным. Что-то опровергнуть в такой ситуации просто невозможно. Единственным слабым утешением может быть то, что отрицательный пиар, это тоже – пиар. В силу своей подготовки, он должен быть к этому готов».

Юлия Захарова, сооснователь Коллегии по этике в психологии и психотерапии, член Ассоциации когнитивно-бихевиоральной терапии и Общества когнитивных консультантов и психотерапевтов, Наталья Кисельникова, кандидат психологических наук, заместитель директора по научно-организационному развитию, заведующая лабораторией консультативной психологии и психотерапии Психологического института РАО:

«Недовольство клиентом работой психолога – довольно частое и естественное явление, сопровождающее процессы психологического консультирования и психотерапии. Низкая эффективность работы, проблемы с сеттингом (оплата, переносы и отмены сессий, опоздания, взаимодействие вне сессий), недостаточно бережное поведение психолога – основные причины недовольства клиентов.

Хорошо, когда клиенты заранее осведомлены о том, что недовольство вполне может возникнуть в процессе работы.

Например, в информированном согласии, которое клиент подписывает в начале работы, могут быть указаны правила и пути разрешения конфликтных ситуаций, связанных с сеттингом. Также необходимо предложить клиенту не стесняться прояснять недоумение и высказывать недовольство. Информированное согласие должно содержать пункт о том, куда обращаться клиенту, если совместное прояснение конфликтной ситуации не дало результатов – контакты этического комитета ассоциации, в которой состоит психолог.

Необходимо не только поощрять клиента, когда он дает психологу позитивную обратную связь, но и быть готовым встретиться с недовольством клиента, постараться его обсудить, понять, принять к сведению. Если клиент не боится поделиться с психологом своими сомнениями и понимает, что будет услышан, необходимость обращаться в этический комитет, скорее всего, отпадет.

Если вы клиент:

1. При выборе психолога обращайте внимание на то, состоит ли он в профессиональных ассоциациях. Если он не состоит ни в каких профессиональных ассоциациях, то вам некуда будет пожаловать в случае конфликта.
2. Проверьте, есть у специалиста информированное согласие или правила консультирования, их наличие может предупредить большинство конфликтных ситуаций.
3. При появлении недовольства первым делом обсудите проблему со своим психологом.
4. Если это не помогло, то обратитесь в этический комитет ассоциации, в которой состоит ваш психолог.
5. Увы, далеко не всегда есть возможность сообщить о потенциальном нарушении в этический комитет ассоциации. В этом случае защитить себя через привлечение внимания широкого круга людей может быть практически единственным способом получить поддержку, а также разобраться в ситуации и предостеречь потенциальных клиентов психолога. Однако необходимо учитывать, что вы можете столкнуться с осуждением и оскорблениями группы поддержки психолога и случайной публики. Поэтому, возможно, вначале стоит поделиться произошедшим с узким кругом доверенных лиц и/или знакомых специалистов-психологов, которые могли бы прокомментировать ситуацию бережно по отношению к вам.

Если вы психолог:

1. Хорошо, если вы состоите в профессиональной ассоциации с функционирующим этическим комитетом.
2. Посмотрите регламент работы вашего этического комитета, чтобы знать, с чем вам придется столкнуться в случае жалобы.
3. Хорошо, если у вас есть информированное согласие или правила консультирования, где вы прописываете правила поведения, особенности сеттинга, порядок разрешения конфликтных ситуаций.
4. Постарайтесь в начале работы ознакомить своего клиента с информированным согласием или правилами.
5. Акцентируйте внимание клиента на том, что вы благодарны за любую обратную связь, просите делиться с вами своими сомнениями и недовольством.
6. Если ваш конфликт с клиентом все же выплеснулся в публичную плоскость в соцсетях или стал достоянием общественности при помощи журналистов, обязательно свяжитесь с юристами, выясните, как вы можете защитить свою честь и достоинство».

ВЕБИНАР: Профессиональное выгорание – не повод менять работу! Методы самодиагностики и супервизорской помощи for myself

ВЕБИНАР: Мужские сексуальные расстройства: деликатное решение интимных проблем

ВЕБИНАР: Эннеаграмма личности. Практика применения в работе с людьми

Скоро

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической психологии: теоретические и прикладные аспекты диагностики и коррекции»

Международная научно-практическая конференция «Психиатрия и аддиктология в XXI веке: новые задачи и пути решения»

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

Международная научно-практическая конференция «Российская девиантологическая панорама: теория и практика»

Международная научно-практическая конференция «Приверженность вопросам психического здоровья»

V Международная научно-практическая конференция «Герценовские чтения: психологические исследования в образовании»

Международная научно-практическая конференция «Социально-психологические последствия войны»

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

Всероссийская научная конференция «Психология безопасности и психологическая безопасность: проблемы взаимодействия теоретиков и практиков»

Международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

III Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии памяти Ф.Е.Василюка

Международная юбилейная научная конференция «История, современность и перспективы развития психологии в системе Российской академии наук»

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

За что можно подать в суд на психолога и почему клиенты редко обращаются в этические комитеты?

Автор

/module/item/name

Елена Борисовна Кулёва, член Координационного совета Гильдии психотерапии и тренинга, руководитель Этического комитета Гильдии, преподаватель Института практической психологии «Иматон», рассказала о заседаниях «Чистого четверга» в апреле и мае. «Чистый четверг» — это интерактивное обсуждение этических вопросов, возникающих в процессе практической профессиональной деятельности специалистов помогающих практик.

Этот текст посвящен основным темам обсуждения «Чистых четвергов» за апрель и май. Так получилось, что третья, и заключительная в этом профессиональном сезоне, встреча стала логическим продолжением апрельской.

На повестке дня в апреле ставился вопрос о том, как пересекаются юридические и этические нормы в нашей профессиональной деятельности. В обсуждении этических нюансов часто всплывала сакраментальная фраза «если дело дойдет до суда». Нам захотелось понять, за что же можно посадить психолога как профессионала.

С апреля в работе «Чистого четверга» начал принимать участие профессиональный опытный юрист. Это оказалось очень интересным, т.к. психологические и юридические мозги устроены сильно по-разному. Надеюсь, мне простят слэнг. В том случае когда появляется возможность рассмотреть одну и ту же проблему под разными ракурсами, она воспринимается более объемно, что позволяет находить разные варианты решений.

Выяснилось, что проще всего нас можно привлечь по статьям «Оставление в опасности», «Доведение до самоубийства», «Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей». Кроме того, есть ряд административных статей, связанных с пропагандой всего, что запрещено или не приветствуется в нашем обществе: наркотики, нетрадиционные сексуальные отношения, суицид. Соглашусь, что перечень неполный и очень странный. Но это, как в известном анекдоте про двух червей, выглянувших из яблока: «Это наша Родина, сынок». Перечень этих статей скоро будет опубликован на сайте Гильдии психотерапии и тренинга в разделе Этического комитета.

Также выяснилось, что привлечь нас можно, но доказать реальную вину — крайне сложно. Необходимо провести очень много сложных экспертиз и часто результаты бывают неоднозначными. Коме того, юрист отметил, что есть понятие «действие» и есть понятие «последствие действия». Чаще всего нам можно инкриминировать второе, что очень сложно доказывается. Чаще всего можно «зацепиться» за недочеты, допущенные в ведении сопроводительной документации. Они могут быть объективным основанием для обвинения.

Ещё одной проблемой является наличие в нашем обществе двух законодательств. Одно из них — официальное, тяжеловесное, но достаточно проработанное. Второе — «законы по понятиям», под действие которого может попасть любой из нас, если неправильно себя поведет. И вот тут все вышеизложенное не имеет никакого веса. Некорректные и откровенно фальшивые экспертизы, надуманные обвинения и т.п. — этот тот лом, против которого нет адекватного приема. Во время обсуждения была высказана «слишком оптимистичная», по словам участников, но все же реальная идея. Если маховик понятий запущен, то именно этический комитет своим аккуратным вмешательством может оказывать влияние на развитие негативного процесса с целью изменения траектории его движения.

И тут мы плавно переходим к нашей майской встрече. Почему так редки обращения в этический комитет как со стороны клиентов, так и со стороны специалистов? Клиенты, как правило плохо информированы о такой возможности. Знание, что специалист работает в соответствии с Этическим кодексом, дает возможность ему подстраховаться. Очень часто ожидания клиентов от процесса сильно отличаются от реальности. В этом случае ЭК может внести необходимые разъяснения. И это может быть выгодным всем участникам взаимодействия. Предложение указывать на своих страничках в социальных сетях, что специалист работает в соответствии с ЭК, будет поставлено на Координационном совете Гильдии психотерапии и тренинга.

Редкое обращение в ЭК специалистов может быть объяснено двумя причинами: обычной человеческой инертностью и отсутствием понимания возможных результатов. Возможно, дополнительным демотивирующим фактором является необходимость формализации такого обращения. В этом случае формат «Чистого четверга» является более удобным и рабочим. Надо отметить, что именно на «Четверги» коллеги выносили свои неоднозначные случаи профессиональной коммуникации, и это было взаимообогащающим взаимодействием. В дискуссии нам удалось соблюсти именно этический аспект, избегая «скатывания» в супервизию или в «балинт». Опять же, присутствие профессионального юриста с психологическим образованием позволяло сохранить этот тренд. Один из таких случаев был вынесен на обсуждение в мае и оказался безусловно интересным для всех присутствующих. Можно воспользоваться возможностью если не научиться чему-то на чужом опыте, то, по крайней мере, знать, что он существует.

«Чистый четверг» возобновит работу осенью. Спасибо всем коллегам, присоединявшимся к нам в течение этого и прошлого годов. Мы будем рады всем, и тем, кто с нами был, и тем, кто с нами будет.

Автор

Кулёва Елена Борисовна

практикующий психолог, сертифицированный специалист в области позитивной психотерапии и транскультуральной психиатрии, член Координационного совета Гильдии психотерапии и тренинга, руководитель Этического комитета Гильдии, эксперт Гильдии. Руководитель скайп-центра «Бастет». Преподаватель Института «Иматон».
Санкт-Петербург

Психолог под стать й как остановить беспредел

Скажу сразу: по первому образованию я юрист. И именно как юрист я имею такую редкую возможность (не все психологи имеют и юридическое образование) проанализировать как свою профессиональную деятельность в качестве психолога, так и деятельность коллег с правовой точки зрения: насколько эта деятельность соответствует принятому в Российской Федерации законодательству и насколько она безопасна для клиентов.

И здесь уже первый интересный момент.
Мне пишут в письмах ядовитые комменты о том, что психолог, приносящий вред, – это абстракция и голые слова.
Как юрист я констатирую следующее: психолог, приносящий вред, – это психолог, нарушающий законодательство Российской Федерации. И конкретнее уже ничего быть не может: или ты нарушаешь закон, или ты соблюдаешь закон. Какие уж тут абстракции и голые слова.

Приведу примеры.
Случай 1. Сестра ныне покойного молодого мужчины рассказывает о том, что специалист, к которому обратился её брат за психологической помощью, практиковал методы психотерапии, позволяющие систематическое унижение человеческого достоинства (провокативную психотерапию). После одной из таких сессий молодой человек покончил собой. Сестре и матери потерпевшего психолог невозмутимо объяснил, что «после сессии не означает в результате сессии» и что «это был его выбор». На вопрос о «его или не его выборе» очень чётко отвечает Статья 110 УК РФ – «Доведение до самоубийства». Психолог должен быть наказан ограничением свободы на срок до трёх лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Случай 2. Молодая женщина рассказывает о том, что после непродолжительной терапии у специалиста она утратила работоспособность по причине длительной депрессии (вследствие которой она перестала вообще выходить из дома и временно утратила способность совершать любую интеллектуальную и физическую работу). По факту произошла значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть – т.е. в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 (ред. от 17.11.2011) «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека» речь идёт о тяжком вреде, причинённом здоровью человека. А, значит, мы имеем дело со Статьёй 118 УК РФ – «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности», пункт 2 – «вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Психолог должен быть наказан ограничением свободы на срок до четырёх лет, либо принудительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Случай 3. Очень известный психолог во время групповой работы, которую транслирует телеканал «Психология 21», сам рассказывает о том, что в его практике был случай: на группу пришёл молодой человек, активно работающий, социально успешный, накануне своей свадьбы. Прямо на группе, в последний день трёхдневного семинара, у молодого человека произошёл дебют шизофрении, его увезли в психиатрическую больницу, он получил диагноз и инвалидность. Приобретение психического расстройства в соответствии с тем же Постановлением относится к тяжкому вреду, причинённому здоровью человека. Статья УК РФ, пункт статьи и ответственность психолога – те же, что и в случае 2.

Самое интересное, что когда я открыто пишу об этих преступлениях, совершаемых недобросовестными психологами, и публично их анализирую, чтобы защитить людей от «специалистов», способных искалечить их физическое и психическое здоровье, психологи начинают злобно шипеть и совать мне в лицо всевозможные этические кодексы. Т.е., получается, призывая меня и других коллег молчать, они покрывают преступников и способствуют процветанию их деятельности. Здесь мы можем говорить о соучастии в преступлении с косвенным умыслом, когда тот или иной соучастник, осознавая общественную опасность совершаемого деяния и предвидя его общественно опасные последствия, не желает их, но сознательно допускает либо к ним относится безразлично.

Причём своё соучастие психологи на полном серьёзе прикрываютэтическими кодексами, либо противоречащими Конституции РФ, либо просто вопиюще безграмотными с юридической точки зрения.

Приведу пример 1. Мне прислали выдержку из этического кодекса, в котором член профессионального объединения психологов обязан воздерживаться в публичных высказываниях, как устных, так и письменных, от унижающих достоинство заявлений, выводов и намеков, затрагивающих квалификацию, положение или отдельные качества своих коллег. В этом пункте проведена искусственная связь квалификации и достоинства. Т.е. если я, например, критикую покупку диплома психолога, то тем самым я затрагиваю квалификацию, а значит, унижаю достоинство других психологов. Однако УК РФ в Статье 7 «Принцип гуманизма» говорит нам о том, что даже применение мер уголовно-правового характера к лицу, совершившему преступление, никак не связано с его человеческим достоинством. Т.е. меры-то применяются, но человеческое достоинство не страдает. Может ли оно пострадать от критики покупных дипломов? Это – пример юридической безграмотности.

Приведу пример 2. Мне прислали выдержку из этического кодекса, в котором запрещается сравнение работы одного психолога с работой другого психолога. Это – пример прямого противоречия Конституции РФ, которая в Статье 13 пункт 4 говорит о том, что права и свободы человека и гражданина не могут быть ограничены иначе как Конституцией РФ и законом. Данное положение этического кодекса ограничивает свободу слова, т.е. противоречит действующему законодательству РФ.

Само понятие этического кодекса подразумевает юридический характер – т.е. его положения являются нормами права, а сам он является правовым актом, подчиняющимся следующей статье Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, а её нормы — прямое действие в Российской Федерации. Иные правовые акты, противоречащие Конституции Российской Федерации, не имеют юридической силы».

Соль ситуации в том, что многие этические кодексы российских психологов прямо или косвенно противоречат Конституции РФ, т.е. не имеют юридической силы или, проще говоря, являются филькиной грамотой.

И психологи, покрывающие преступников с помощью замалчивания преступлений и осуждения тех, кто не замалчивает, на полном серьёзе опираются в своих действиях на эти филькины грамоты и на красивое слово «этика» с туманным смыслом. Продолжая искажённую логику, самому соблюдать закон и открыто требовать его соблюдения от коллег – не этично, ибо противоречит правовому акту, не имеющему юридической силы.

Коллеги! На сегодняшний день самым подробным, всеохватывающим, юридически грамотным и обладающим высшей юридической силой этическим кодексом российского психолога является Конституция РФ и основанный на ней Уголовный кодекс РФ.

Если с этическими кодексами мы разобрались, то скажем немного о соотношении этики и закона.

«Этика» — не просто красивое слово с загадочным смыслом. Этика и закон неразрывно связаны друг с другом как содержание и форма.Этика – основа закона, а закон – воплощённые в конкретных нормах права идеи этики. Этические принципы и нормы поведения людей по отношению друг к другу и к обществу закон лишь официально оформляет. Т.е. никакой туманной загадочной этики в отрыве от закона быть не может. И все этические ценности и принципы давно прописаны в Конституции РФ: высшей ценностью в Российской Федерации является человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность, права и свободы, в том числе свобода совести, свобода мысли и свобода слова.

Получается, это как раз тот психолог нарушает этические ценности, кто прямо (своими непрофессиональными действиями) или косвенно (замалчивая преступления других психологов) причиняет вред жизни и здоровью людей, а также призывает коллег к неконституционному ограничению своих прав и свобод.

А что же делать тем, кто хочет работать, основываясь на принципах порядочности, законности, гуманизма и приоритета благополучия клиента в нашей работе?

Предлагаю совместными усилиями составить соответствующий действующему законодательству РФ кодекс психолога и вывешивать его на своих сайтах. Таким образом мы сможем заложить в общественное сознание совершенно другие идеи:открытость вместо круговой поруки, профессионализм вместо мракобесия, законность вместо противоправности. Как юрист я готова взять на себя грамотную юридическую формулировку идей и принципов нашей работы, которые мы вместе утвердим в процессе совместного мозгового штурма и открытого обсуждения. Пишите свои идеи, мысли и пожелания в комментарии к данной статье. Все конструктивные предложения будут рассмотрены.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: